Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2711]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [28]
Конкурсные работы (НЦ) [4]
Свободное творчество [4856]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15245]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14588]
Альтернатива [9069]
СЛЭШ и НЦ [9120]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4462]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Новости скоро появятся...


Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Несостоявшаяся помолвка
- Анна, к Рождеству ты должна быть помолвлена, - требовательно произнесла женщина.
- Месяц?! - с широко распахнутыми глазами обратилась Анна к матери.
Сможет ли Анна выполнить волю матери, если ошибки прошлого тяжёлым камнем лежат на душе девушки?
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Мой маленький Санта
Эдварда заставляют принять участие в Тайном Санте. Удастся ли ворчливому генеральному директору понять истинное значение Рождества? AH/AU
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Зима в воздухе
«В Рождество все дороги ведут домой» - Марджори Холмс.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Запутанная ситуация
«Мистер и миссис Каллен» – как же звучит на самом деле? Противно или приятно?
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Счастье в подарок
Физическое превосходство не принесло ей счастья. Единственное, чего она отчаянно желала, и что, разумеется, никак не могла получить – это Стива Тревора, летчика, погибшего несколько десятилетий назад. Она заплатила за свою силу и красоту слишком большую цену.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Я тебя простила
- Анна… - раздался то ли стон, то ли вздох за её спиной. Холод мгновенно сковал Анну в свои объятия, она боялась повернуться и столкнуться с призраком человека, которого любит всем сердцем.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Перстень Зимы
Не бери чужого, счастья оно тебе не принесет.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 476
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Ведьма. Глава 19. Когда нужна помощь. Часть 1. Моя

2021-3-1
17
0
- Как прошла твоя первая ночь в клинике? – спросила меня Доктор Патани.

Сегодня на ней было надето прямое темно-зеленое платье длиной чуть ниже колена, на груди с правой стороны была приколота все та же брошь с разноцветными камнями. Она сидела в той же позе нога на ногу, что и вчера, на том же темно-зеленом кресле с той же открытой тетрадью А4 в руках. И смотрела на меня она все тем же добрым и внимательным взглядом, от которого мне хотелось скрыться.

- Вообще-то, уже вторая, - буркнула я и повернула голову к окну.

Ни дворника, ни постояльцев центра в парке не было, отчего моему взору было не за что зацепиться. Я судорожно блуждала взглядом по заснеженному парку, пытаясь выцепить хоть какую-то яркую деталь, на которой смогу сконцентрироваться.

- Действительно, вторая, - подтвердила доктор. – Она прошла лучше первой?
- Ну, в этот раз я не была привязана и под наркотой, - выпалила я и сразу осеклась, но Патани и бровью не повела. – Наверно, это можно назвать прогрессом, - выдохнула я и посмотрела ей прямо в глаза. – Долго не могла уснуть, луна светила слишком ярко, а штор в моей палате нет.
- Мы позаботимся об этом, - кивнула доктор, внимательно наблюдая за мной. – Кошмары?
- Не помню.

Сегодня, в отличие от вчерашнего дня, мне хотелось бежать. С этого дивана, из этого кресла, клиники, Канады. Но представляя, как я вернусь в свой мир к его проблемам, я ощущала, как вновь встаю на край обрыва перед пропастью своего страха.

- Бекка, - отвлекла меня Патани, - твое состояние, смена отношения к нахождению в нашем центре абсолютно нормальны. Клиника все же не является зоной комфорта, к которому так стремится твое сознание. Поэтому тебя одновременно раздражает и пугает нахождение здесь. Главное, чтобы ты верила, что мы можем тебе помочь.

Я лишь кивнула, стараясь подавить накатывающее раздражение.

- В конце нашего сеанса я передам тебе опросный лист и попрошу заполнить его. Вечером мы быстро обсудим результаты и определимся с дальнейшим путем восстановления.
- То есть вы определитесь, на какие колеса меня посадить? – не скрывая недовольства, пробубнила я.
- Либо же оставим тебя трезвой, - парировала доктор. – И раз уж мы разобрались с формальностями, то можем продолжить нашу беседу.
- А на чем мы остановились? – нахмурилась я, вспоминая свой рассказ на прошлом сеансе.
- На вашем с Эдвардом расставании и встрече с кем-то очень важным в Филадельфии.
- Кем-то очень важным… - прошептала я, чувствуя, как по телу пробежали мурашки. – Да, на четвертый день моего пребывания в Филадельфии меня нашел Джонатан Патрик Раймонс. Он очень нуждался в моей помощи.

* * *

- Как ты могла меня так подставить, Изабелла? Как? Ты хоть понимаешь, что могло произойти? Без твоей подписи Харрис и его команда запросто проведут свою сделку.

- Мисс Свон, добро пожаловать! Ох, у вас такие холодные руки. Я Дженнифер Поуланд – руководитель PR-отдела, а это моя помощница Энн. Мы здесь, чтобы помочь вам подготовиться к Совету и затем ко встрече с журналистами.

- Ты сейчас войдешь в переговорную и сядешь за самый центральный стул на левой стороне стола. Напротив тебя будет сидеть Харрис. Не ведись на его улыбку, это твой враг!

- Все прошло как надо, ты молодец, хоть и молчала. Теперь главное не дать журналистам сожрать нас. Джен дала тебе заготовленные ответы? Да? Отлично. Только не импровизируй. Харрис явно заплатил кому-то из газетчиков, будь готова.

- Сукин сын! Я ведь знал, что так будет! Гребаный продажный Таймс, гребаные лицемеры! Ничего, Белла. Главное, что ты смолчала. Не нужно лишних слов про твою личную жизнь. Хотя у тебя и так все было написано на лице …

- Изабелла Свон, дочь Чарли Свона, известного девелопера, трагически погибшего вместе со своей женой десять лет назад в авиакатастрофе, вернулась в Филадельфию. Как сообщает PR-служба девелоперского холдинга Swan, Harris & Chen, мисс Свон недавно отпраздновала свое восемнадцатилетие и теперь может занять свое место в Совете директоров. Правда, юная леди не спешит заняться бизнесом, а планирует полноценно вникнуть в дела своего деда и отца уже после обучения в университете.

- Мисс Свон, спасибо, что пришли! Белла? Да, конечно. Белла, наши телезрители взорвали Твиттер, когда узнали, что ты посетишь «Утро Филадельфии». Расскажи, как тебя встретила Пенсильвания?

- А теперь! Попрошу поприветствовать виновницу нашего торжества! Ту, чья юность и очарование теперь будет украшать центральное кресло Совета директоров! Всем нам известную и горячо любимую! Изабеллу Мари Свон!

«Отстаньте от меня. Не трогайте меня. Уйдите. Заткнитесь. Оставьте. Не спрашивайте. Не говорите. Не указывайте. Не интересуйтесь. Отстаньте от меня.
Не приглашайте меня на интервью. Не зовите меня на сцену. Не давайте ценных указаний моему поведению. Не красьте меня, не одевайте. Не вручайте мне бумаги и ручки. Не ждите меня разрезать чертовы ленточки.

Не угрожайте мне. Не злите меня. Не врите мне. Не шантажируйте меня.

Не ведите со мной долгих бесед. Не пытайтесь со мной подружиться. Не пытайтесь мне льстить.
Не манипулируйте мной. Не управляйте мной.

Отстаньте от меня.

Отстаньте! От! Меня!»


Я была в раздрае. Нет, хуже. Меня вообще не было.

Мне казалось, что мою душу вынули из тела, выжали из нее все силы, всю энергию, и выкинули куда-то в дальний угол шкафа, оставив тело двигаться и выполнять чужие указания.

Я забывала дышать, забывала моргать, забывала переводить взгляд и слушать других людей. Я силой заставляла себя подняться с кровати, выйти из машины, сесть за стол. Я вспоминала о еде только тогда, когда она оказывалась передо мной. Вспоминала о воде, когда ее давали мне в руки.

Меня одевали в костюмы и платья, купленные специально для мероприятий. Визажисты и стилисты создавали образ идеальной молодой интеллектуалки. Отдел по работе с общественностью готовил мне ответы, которые делали из меня чуть ли не кандидатуру в сенаторы от штата. Ли Чен, финансовый директор компании и по совместительству друг моего покойного отца, был на всех встречах и перехватывал любую инициативу.

Я должна была лишь улыбаться и вовремя говорить «да».

Но и этого я сделать не могла. Физически не могла.

Оказываясь в небольшом зале, наполненном журналистами, я сразу начинала выискивать Его. Выходя из бизнес-центра и садясь в машину, я окидывала взглядом прохожих, соседние витрины кафе и ресторанов, лица в стоящих в пробках автомобилях и на переходах. Я возвращалась в гостиницу и садилась на пол у панорамного окна, из которого открывался вид на высотный центр Филадельфии. Я искала Его.

И не находила.

Я вспоминала его две строчки, написанные на сложенном листке А4. Свои слова, сказанные в порыве гнева и страха в больнице. Его последний поцелуй.

Я падала.

Я плакала.

Я орала.

Боже, как я орала…

С надрывом. Уткнувшись лицом в ковролин. Стуча кулаками по полу. Сгибая ноги и выгибая спину.

Я ломалась изнутри и пыталась сломаться снаружи.

Не получалось.

Я засыпала на полу, а затем резко просыпалась от жутких кошмаров. Перебиралась на кровать, укрывалась с головой одеялом и силой придавливала к уху подушку. И снова плакала.

И снова. И снова. И снова.

А утром приходила Джен со своей командой. Они смотрели на меня с ужасом, жалостью и выводящей из себя участливостью, а затем пытались скрыть макияжем следы моей тяжелой ночи. Раз за разом. День за днем. Кажется, после моего отъезда Дженнифер взяла двухнедельный отпуск.

На четвертый день пребывания в Пенсильвании меня ждал какой-то чересчур важный для города благотворительный ужин, который ежегодно устраивает компания. Я так и не поняла, каких детей они защищали, африканских или азиатских, потому что за весь вечер про них не было сказано ни слова. Зато было очень много сказано в честь мэра и губернатора, которые благосклонно улыбались Исполнительному директору и кивали на хвалебные речи Ли Чена. Когда же меня вызвали на сцену, чтобы вручить директору фонда большой картонный чек с крупной, но не слишком, суммой, я сказала заученные ранее с Энн слова и пожала в ответ протянутую руку.

После вручения чека предполагалось выступление детского хора, а затем оркестр заиграл бы тихую музыку, подходящую для скромного медленного танца. Именно поэтому, сходя со сцены, я не вернулась за свой столик, который, конечно же, стоял на самом видном месте, а тихо скрылась за светло-голубыми кулисами.

Пройдя мимо кухни и готовых к выходу в главный холл официантов с новыми порциями итальянского игристого, я схватила один бокал с заполненного подноса и скрылась за первой попавшейся дверью. В небольшом зале, который явно предназначался для встреч привилегированных клубов или небольших мероприятий, были расставлены коробки и чехлы из-под музыкальной и аудио аппаратуры. В комнате также была небольшая сцена, на которую вели четыре дубовые ступеньки. Подобрав свое черное шифоновое платье в пол, я аккуратно села на третью ступеньку и сделала уже далеко не первый за вечер глоток просекко.

Я хотела сбежать, скрыться ото всех. Оказаться там, где меня никто не найдет и не потащит на совместную фотографию, встречу с местными газетчиками или съемку новостного выпуска. Я хотела вернуться в свой номер, сесть у своего панорамного окна в натянутом на меня черном платье и продолжить пить игристое. А затем начать плакать, потому что плакать хотелось больше всего.

Но я не могла просто так уехать из этого чертового отеля, не могла вызвать такси или сбежать на метро. Не могла уехать в Форкс или в Сиэтл в больницу к брату. Не могла просто позволить себе прореветь еще недельку или сесть на стул и уставиться в одну точку, не двигаясь и не реагируя ни на что. Я не могла… Не могла! Не могла! Не могла!

Ведь у меня же были чертовы обязательства. Окружающие требовали от меня собранности, стойкости и ответственности. Они приходили ко мне каждое утро и вытаскивали мою задницу с кровати. Они приносили мне таблетки и следили за моим расписанием. Они все, черт их подери, чего-то от меня ждали!

А я ждала, надеялась, мечтала, истязала свое сердце глупыми фантазиями, что в следующий миг дверь откроется и Он вернется. Остановит мой поток слез и истерик. Вернет все на свои места, соберет разбитые куски моего сердца.

Каждую минуту я говорила себе: «Вот сейчас… Сейчас он войдет… И скажет, что идиот. Что ошибся. Что не может жить без меня, и эти две строчки – самое худшее, что он когда-либо писал, говорил или имел в виду».

Но Его не было. Он не входил в дверь, не возвращался ко мне и не бросался мне в ноги с извинениями. И чем больше дверей я оставляла позади, тем крепчал комок в горле от сдерживаемого горя. И тем громче я рыдала в своем номере.

Вот и в этот раз я сидела на третьей ступеньке небольшой лестницы и гипнотизировала двустворчатые дубовые двери, расположенные напротив сцены. Я сделала еще один глоток игристого, а затем еще один, лишь бы смочь сказать себе, что Он не придет. Что Его здесь не будет. Что Он меня бросил.

И когда я запрокинула бокал с последней порцией напитка, обещая прошептать заветную фразу, дверь у задворок сцены, откуда пришла и я, открылась и в проеме показалась чья-то голова.

- Вы Изабелла Свон?
- Я не говорю с журналистами без пресс-секретаря, - прохрипела я, быстро смахивая пару слезинок с лица. Джен с первого дня поняла, что со мной можно использовать только водостойкую тушь.
- Я не журналист и не папарацци, - дверь открылась еще шире, и в зал вошел высокий мужчина. – Меня зовут Джонатан Раймонс, и мне очень нужна ваша помощь.
В полумраке я не могла хорошо рассмотреть его лицо, но голос был мягким и низким. И говорил
он немного с надрывом, будто искренне прося о помощи.

- И как же я могу вам помочь?
- Шестого марта этого года вы стали свидетельницей одного ужасного преступления…

В голове возникли картины старательно забытого эпизода из жизни. Кровавое месиво и маленькая девочка с колотой раной в груди. Никто не знал, что я была там. Никто, кроме преступника и Эдв…

- Не понимаю, о чем вы говорите, - я замотала головой, вскочила со ступеньки и быстрым шагом направилась к двустворчатым дверям, подальше от мужчины.
- Изабелла, подождите! – окликнул он, поспешив за мной. – Стойте же!

Он схватил меня за предплечье уже тогда, когда я открыла одну из створок. И тут произошло необъяснимое: мужчина, от которого я не почувствовала ни намека на магию, легким жестом ладони захлопнул дверь на расстоянии, тихо произнеся: «Tincidiun»*.

- Я знаю, что ты ведьма, - спокойно прошептал он.
- Что? – я смотрела то на него, то на его руку, державшую мое предплечье, то на запертую дверь.
- Я все объясню, просто позволь поговорить с тобой. Я буду завтра ждать тебя в кофейне внизу бизнес-центра твоей компании. Весь день. Просто приходи, когда будет удобно, и я все объясню.

Я уставилась на него в абсолютном недоумении. Во-первых, магия, которую я не чувствовала, сейчас исходила от него несильными, но ощутимыми волнами. Во-вторых, он откуда-то знал о преступлении шестого марта и моем там присутствии. В-третьих, он совсем не выглядел так, будто собирается на меня напасть.

- Изабелла! Изабелла, ты где? – послышался голос Ли.
- Выпусти меня, - прошипела я, резко дернув свою руку.

Мужчина сразу же разжал руку, и то ли мой рывок, то ли игристое сыграли против меня. Я сильно пошатнулась и завалилась назад, а тонкие шпильки не прибавили мне устойчивости.

- Осторожно, - он ухватил меня за запястья и вернул в вертикальное положение.
- Я в порядке, - уже не так сильно дернулась я. – Открой двери и выпусти меня.
- Изабелла! Белла! – продолжал кричать Ли в коридоре, недалеко от дверей.
- Меня уже ищут, тебе лучше отпустить меня по-хорошему, - прошипела я.
- Я тебя не держу, - он протянул руку к двери и спокойно нажал на кованую ручку. – Завтра. Кофейня. Я буду ждать.

Ничего не ответив, я вышла в коридор и направилась к мистеру Чену. Ли очень хотел познакомить меня с кем-то из конгресса.

Я выискивала незнакомца в зале и среди танцующих пар, и среди сидящих за самыми дальними столиками, но его нигде не было. Пока ждала свой автомобиль, я просканировала на улице всех, кто стоял неподалеку от выхода, но в том маленьком зале было слишком темно, и я лишь запомнила, что у него были густые вьющиеся волосы, небрежная борода, и сам он был высокого роста. Как назло, вокруг не оказалось никого, подходящего под это описание.

Не буду врать, внезапная встреча никак не повлияла на мое состояние. Я также ревела полночи в кровати, мне снились все те же кошмары, а в голове звучали мои проклятые слова из больницы.

Но на следующий день я приехала в офис к десяти утра, и, проходя мимо открытой кофейни, уловила краем глаза необычную для делового даунтауна мужскую прическу: слишком длинные вьющиеся волосы темно-каштанового, почти черного цвета. Присмотревшись к мужчине, я узнала в нем того внезапного гостя с прошедшей вечеринки.

Во время встречи с аудиторским комитетом я стала замечать за собой, что мое внимание от уже привычных горьких размышлений внезапно переключается на воспоминание о благотворительном ужине и разговоре с незнакомцем. В моей голове так и возникали картинки ужасающего зрелища, о котором спросил мужчина, а также эпизоды пережитого нервного срыва, который со мной случился сначала в Его машине, а затем и в Их доме.

После аудиторского комитета следовала встреча с одним из главных инвесторов компании. Очень импозантный, хоть и в возрасте, мужчина всячески пытался привлечь мое внимание и сконцентрировать его на себе, но я не могла перестать думать о том, что тот непричесанный парень внизу и есть мой ночной гость.

Я не выдержала. Безмолвно встала посреди встречи, вышла из переговорной и спустилась на первый этаж. Мужчина с ужасной прической все также ждал меня у кофейни.

Без лишних слов я отодвинула соседний стул за его столиком и села, сложив руки на груди.

- У тебя есть десять минут, не больше, - не дав ему и словом обмолвиться, выпалила я. – Иначе я вызову полицию и скажу, что ты меня преследуешь.

Ему было лет тридцать-тридцать пять. Помимо вьющихся волос и небрежной бороды, можно было отметить его серо-зеленые глаза и прямой нос. Одет он был в темные джинсы и черную толстовку несмотря на то, что в Филадельфии было ужасно жарко для второй половины сентября.

- Хорошо, позволь показать тебе кое-что, - он кивнул и неловкими движениями принялся быстро доставать что-то из своего не очень опрятного черного рюкзака.
- Как тебя зовут? Ты вроде называл, но я не запомнила, - продолжая следить за ним, я решила выведать побольше информации.
- Джонатан, - кивнул он и положил на стол увесистую папку с бумагами и IPad mini. – Если быть точным, Джонатан Патрик Раймонс, но можно и просто Джон.
- Я слушаю тебя, Джонатан, - отрезала я, посильнее сжав руки на груди.
- Мою дочь и жену убили прошлой зимой, - без вступления начал он, - я хочу показать тебе фото и узнать, нет ли ничего на них тебе знакомого?
- Мне жаль, - выдохнула я и взяла планшет из его рук.

Мне сразу открылись фотографии с места преступления, и первое, что я увидела, была кровь. Очень много крови.

Я резко отвернулась и уронила планшет на стол, стараясь подавить недомогание в желудке.

- Я знаю, это кажется слишком трудным, но мне правда очень важно это знать, - его голос звучал немного истерично.

Я подняла голову и вновь взглянула на первое фото.

Девочка. Совсем маленькая, одетая в синие зимние дутые штаны и маечку, пропитавшуюся кровью из-за грубой раны в грудине. Распущенные темные волосы длиной чуть ниже плеч оставили кровавые следы на маленьких детских ключицах. Казалось, что их аккуратно уложили после ее смерти. Лужа уже высохшей крови была аккуратно обведена коронерами и отмечена желтым номерком следователей. Отдельно же были отмечены бордовые следы от трех пальцев, которые несколькими движениями вывели знакомый мне, но плохо различимый символ.

На втором, третьем и четвертом фото были засняты вблизи детали преступления. Сама рана, пятно крови и размазанные следы. На пятой фотографии отдельно заснят труп женщины. Худенькую блондинку лет двадцати девяти-тридцати жестоко убили несколькими ударами ножа в брюшную полость и оставили лежать в углу то ли гаража, то ли сарая.

- Рана, символ… - прошептала я и сглотнула, пытаясь подавить приступ тошноты.
- Что? Ты узнала их? – Джонатан быстро открыл свою толстую папку, перебрал несколько листков и на свободном от записей клочке бумаги принялся записывать мои слова. – Опиши поподробнее, они похожи или идентичны?
- Я… Я не знаю… - пролистав следующие фотографии, я с отвращением зажмурилась и выключила планшет, а затем сделала несколько глубоких вдохов, прогоняя жуткие картины из своих мыслей. – Откуда ты знаешь, что я могу тебе чем-то помочь?
- «Animius Sequina», - ответил он, ожидая мое скорое понимание, но я лишь покачала головой, - заклинание поиска по оставленному человеком следу. Я долго разбирал все показанные заклинанием пути с мартовского преступления. Большинство вело в полицейский участок или соседние гаражи, но парочка показалась мне странной.
- Как ты их отслеживал?
- Заклинание показывает пути всех людей, которые были на месте. Я выбирал один и проходил весь путь человека от того сарая до его отправной и последней точки в тот день, - ответил он так, будто объяснял мне очевидные вещи, - там было двадцать три полицейских, каждый из которых приехал и уехал разной дорогой. В итоге, пока я добрался до твоего следа, прошел месяц.
- И как ты меня нашел?
- Я дошел до ведьмовского магазина, а там уже были камеры, - он поджал губы и хмыкнул, - сто долларов кассирше, и она легко предоставила все материалы. Только вот ты платила наличкой, а не картой.
- И ты все это время меня искал?
- Нет, конечно, - усмехнулся он и показал на кипу бумаг, - просто распечатал твое фото и повесил на видное место, чтобы в случае чего сравнить. И вот пару дней назад тебя показали по новостям, я узнал твое лицо и приехал сюда, - он закончил и снова указал на планшет. – Что-нибудь еще?
- Не знаю, я ведь толком ничего не видела там, - нахмурилась я, снова взяла планшет и пролистала фото. – Меня кто-то ударил по голове прежде, чем я открыла ворота гаража. Хоть я и погналась за ним, но было слишком темно, чтобы что-то разглядеть…
- Стоп, - помотал он головой, оторвавшись от бумаг, - как это, ты за ним побежала?
- Ногами, - закатила я глаза. – Он ударил меня по голове и бросился прочь, я на адреналине последовала за ним, но упустила и наткнулась на банду насильников.
- О Боже…
- Меня спасли, - сглотнула я, отгоняя непрошенные мысли, - потом я вернулась на место преступления, но толком ничего не разглядела, - сделав пару глубоких вдохов я смогла закончить предложение. – Зрелище было… ужасное.
- И ты не вызвала полицию… - с долей обвинения вставил Джонатан.
- Ее вызвали мои… знакомые.

На пару минут мы замолчали. Я отвела взгляд от фотографий на айпаде и наблюдала за проходящими мимо людьми, стараясь отогнать воспоминания и следующие за ними слезы прочь. Джонатан что-то выискивал в своей папке.

- Почему я не поняла, что ты маг? – спросила я, пытаясь отвлечься. – Я ничего не почувствовала, пока ты не начал колдовать.
- Потому что у меня нет магии, - спокойно ответил он, но затем поднял свой взгляд и на мое удивление добавил, - в привычном понимании, у меня нет магии.
- Но ты при мне ею пользовался, - нахмурилась я.
- Я пользовался твоей магией, - устало вздохнул он. – У меня не было обряда сцепления в тринадцать лет, магия во мне не закрепилась. Я могу колдовать только в том случае, если рядом есть маг или ведьма.
- Я слышала об этом… Вас называют…
- Магическими вампирами, да… Эй, ты чего!

Моя реакция была быстрее моих мыслей. Слезы сами полились из глаз, а дыхание участилось. Слово, которое я боялась произносить, даже вспоминать в своих мыслях, прозвучало наяву и сломило меня.

- Эй-эй, ты чего… Не плачь, я не желаю тебе зла… Это все произошло само собой, я, можно сказать, себя не контролирую.

Он протянул мне салфетки, и подставил стул поближе ко мне.

- Может тебе взять кофе или воды?
- Нет, - выдохнула я, - не нужно. Отвлеки меня, пожалуйста.
- Да, конечно… - пока я вытирала слезы предложенной салфеткой, Джонатан наконец достал из папки пачку фотографий. – Мою Одри убили двадцать третьего декабря ударом ножа прямо в сердце, предположительно это был охотничий клинок, - Джонатан положил передо мной сначала портретную фотографию маленькой девчушки с такими же черными вьющимися волосами и серо-зелеными глазами, а затем распечатанную фотографию с места преступления. – Линдси Мэннинг была убита шестого марта таким же ударом в сердце. Ее мать занимается эзотерикой, - знакомое мне фото расположилось рядом с Одри. – А это Хуанита Гонсало, - он достал еще одно фото с третьего места преступления, - убитая в этом июле. Ее дед известный в Мексике врач и по совместительству целитель.
- Да, я читала газету летом… - нахмурилась я, взяв ужасающее фото в руки.
- Ты читаешь газеты? Их еще продают? – удивился он, но быстро отвлекся и, суетясь, принялся выкладывать передо мной очередные снимки. – Вот, что интересно, в прошлом сентябре и в прошлом июне…
- Еще убийства? – ахнула я.
- Пропажи двух девочек, - нервно затараторил мужчина, показав мне два распечатанных объявления о пропаже из Вайоминга и Небраски. – Тела так и не нашли, но им тоже было около шести и, самое главное, их родители тоже были связаны с ведьмовским миром! Понимаешь? Это он!

Джонатан схватил мои руки, в которых я сжимала объявления, и с безумным взглядом посмотрел в мои глаза.

- Я… Да, может быть… - проблеяла я, еще сильнее пугаясь его напора и сильной хватки, которой он держал мои запястья.
- У него есть ритуал, каждые три месяца… Да, три, три с половиной месяца… Может чуть дольше, может чуть меньше… Он не очень пунктуален, я не знаю почему… Может лунный цикл…. Точно, надо проверить лунные циклы!

Джонатан резко отпустил мои руки и начал громко копошиться в своем потрепанном черном рюкзаке. Он достал ноутбук и положил его на кресло, сам сел на пол и с невротичной резкостью принялся что-то в нем печатать.

Я с непониманием смотрела на него, а затем решила оглянуться по сторонам. Как оказалось, мы привлекли слишком много внимания прохожих: люди за соседними столиками внимательно следили за Джонатаном, а проходящие мимо то и дело косились на фотографии на столе.

- Если они сойдутся, то можно проверить более ранние даты и найти еще дела! Он не мог всегда оставаться незамеченным! Раньше у меня не было ни единой зацепки, но теперь есть свидетель… Теперь я точно тебя поймаю, - бормотал Джонатан, не замечая никого вокруг.
- Ты меня извини… - начала я, вставая с кресла, попутно убирая все фотографии обратно в папку, - но мне уже пора идти…
- Что?! Как? – подскочил он в панике. – Уже? – Запустив руку в свои черные и не очень чистые волосы, он с силой сжал их и потянул. – Черт, я идиот… Прости, что напугал тебя. Я обычно не такой… буйный, наверно. Мне надо узнать, что именно ты видела тогда, - в его серо-зеленых глазах читалась мольба.
- Особо ничего, - покачала я головой, отводя взгляд, - он ударил меня лопатой и убежал прочь. А во время погони ни его лица, ни каких-либо других частей тела я не видела, - с сожалением поджала я губы.
- Во сколько это было?
- В четыре. Или в пять… Может в шесть, но точно не позже шести тридцати… Хотя наверно, все же в пять, - я попыталась вспомнить точное время, но резко останавливалась в моменты, когда нужно было напомнить себе о Нем. – Прости, совсем не помню.
- Рост? Может цвет кожи?
- Нет, ничего такого… Хотя…
- Что?
- У него были кроссовки «Nike», точно!
- Как и у половины США, - с досадой выдохнул Джонатан и устало сел в мое кресло.
- Прости, - пожала я плечами. – Я бы хотела помочь, но увы… - соврала я, на что Джонатан лишь кивнул.

Не дожидаясь ответа, я развернулась и пошагала обратно к офисному лобби, но мужчина все-таки окликнул меня.

- Изабелла, погоди! Еще полминуты!
- Да? – обернулась я, но идти обратно к нему не собиралась.
- Моя визитка, - подбежав ко мне, он вытащил из заднего кармана джинсов кошелек и достал одну немного мятую визитку. – Если вдруг вспомнишь что-то или узнаешь, или просто захочешь поделиться догадками, позвони.

«PhDr Джонатан П. Раймонс
Университет Иллинойса, Чикаго»


- Ого…
- Да, я преподаю… преподавал в университете Иллинойса высшую математику бакалаврам, но меня попросили взять отпуск… - он почесал затылок и посмотрел на меня. – Прийти в себя, так сказать. В любом случае, тут указаны мои актуальные почтовый адрес и мобильный номер. Доступен в любое время дня и ночи.
- Хорошо, - кивнула я и по старой привычке сфотографировала визитку. – Если я что-то узнаю, я обязательно позвоню, обещаю.
- Спасибо! Ты даже не представляешь, что это для меня значит!

Я еще раз кивнула и уже с меньшей скоростью пошла к лифтам, внимательно разглядывая переданную визитку.

***

- Бекка, поясни-ка мне еще раз, - остановился мой рассказ доктор Патани. – Незнакомый взрослый мужчина попросил тебя помочь найти серийного убийцу, виновного в смерти его жены и дочери, и ты сразу согласилась?

Последние полчаса сеанса я провела в движении: ходила туда-сюда по кабинету Амриты и крутила в руках желтого гипсового шмеля, стоявшего на одной из полок стеллажа.

- Сразу я лишь согласилась взять его визитку, помогать ему я была не согласна, - нахмурилась я. – Это был мой последний день в Филадельфии, я ждала отлета домой как никогда раньше.
- Ты надеялась увидеть Эдварда в аэропорту?
- В аэропорту, на парковке, в дороге, у больницы Сиэтла, у палаты Алекса, по дороге домой, у крыльца, у кровати…
- Я поняла, - пресекла мой монолог Патани. – И как ты отреагировала на то, что Эдварда не было?
- Как обычно, - грустно хмыкнула я, - заревела.
- Что ты чувствуешь сейчас, когда говоришь об этом? Тебе хочется плакать, кричать? Или же…
- Нет, - отрезала я, не дав доктору задать ее следующий вопрос. – Сейчас я… зла и обижена. Да и тогда я была зла и обижена, подавлена и разбита. Хотя… - я остановилась посреди комнаты и покрутила в руках шмеля, а затем поставила его на полку и с тяжелым выдохом плюхнулась на серый диван. – Я не знаю, что я чувствую. И честно говоря, я не знаю, что чувствовала тогда. Порой мне ужасно гадко и мерзко, что я довела себя до того состояния. Иногда я снова хочу зареветь, уткнуться лицом в ковролин и орать, орать, орать.
- А чаще всего? Что хочется чаще всего?
- Забыть… - я запустила пальцы в волосы и помассировала кожу головы, кривясь от ощущения стянутости из-за резинки. – Стереть из головы и из сердца все дерьмо, которое там накопилось.
- Ты считаешь, что, забыв события последних месяцев, тебе станет лучше?

Ее вопрос заставил меня замолчать и в задумчивости откинуться на спинку софы. Как бы мне не хотелось сказать «да», внутренний голос и внезапное нежелание лгать самой себе не давали мне это сделать.

- Нет, не станет, - покачала я головой, - ну скорее, мне было бы проще и спокойнее, если бы со мной ничего бы не произошло. Я бы не оказалась здесь, наверно, - ухмыльнулась я. – Да, в августе я была практически счастлива, я ощущала себя намного лучше, чем в нынешний момент. Но сейчас Я лучше, понимаете? – кивнув будто бы себе, я обратилась к Патани. – Я, как бы это странно не звучало в стенах реабилитационного центра, сегодня сильнее, чем когда-либо была.
- А быть сильнее для тебя значит быть лучше, - парировала доктор.
- Да. Или нет… Почему вы задаете такие сложные вопросы? – захныкала я.
- Мне за это платят, - спокойно ответила Амрита, а затем посмотрела на тонкие золотые часы на своем запястье и добавила. – Наш сеанс почти закончился. Как я и говорила в начале приема, тебе нужно будет заполнить анкету до вечера и ответить на все вопросы, - она передала мне несколько листков, но вставать не спешила. – И прежде, чем мы расстанемся, я все же хочу уточнить.
- Да, конечно, - кивнула я, ощутив внезапную усталость.
- Джонатан. Ты все-таки согласилась ему помочь?
- Да, - печально выдохнула я, - я позвонила ему, когда Джо рассказал мне…
- Джо? Кто такой Джо? – Патани вновь открыла свой блокнот и была готова записывать.
- Джозеф Брандермайер, мой крестный, приехал к нам по просьбе Джулс, - я почесала затылок и добавила. – Она не хотела оставлять нас одних, а Джо как раз вернулся в Америку в отпуск.
- А твоя тетя? Она заболела или улетала?
- Нет, она переезжала в Майами. Ей предложили работу мечты, и хоть она думала не принимать предложение из-за всего случившегося, я ей сказала, что было бы глупо отказываться от такого…
- Стоп-стоп-стоп, Бекка, - Патани сделала быструю запись в тетради, подчеркнув что-то дважды. – Я бы хотела остановиться на этой теме поподробнее.
- Правда? – удивилась я, ведь переезд Джулс не казался мне очень значимым событием.
- Да, завтра мы обсудим твои взаимоотношения в семье, - серьезно подытожила она.
- Юху-у, - уныло протянула я. – Будет так весело…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38455-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Love_Art (16.01.2021) | Автор: Love_Art
Просмотров: 720 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости
Новости скоро появятся...

Всего комментариев: 8
0
8 AliseLir   (28.01.2021 21:39) [Материал]
Вот так возвращаешься на сайт несколько месяцев спустя, а тут сразу столько сюжетных поворотов. Спасибо автору за качественный текст и эмоции.
БОЖЕ как же не терпится узнать, что её привело к решению обратиться к специалисту. Хотя с её жизнью удивительно, как она держалась без посторонней помощи раньше

0
7 Katrina_Adel   (23.01.2021 23:08) [Материал]
Спасибо за главу! История с убийством вернулась в сюжет, как и подробности магического мира, ура!

1
6 Танюш8883   (21.01.2021 11:25) [Материал]
Эдвард в своём репертуаре: "Я так сильно тебя люблю, что даже бросаю". Вот Белла и мыкается, как может. То злится, то плачет, то ввязывается в опасные расследования. Она почти не пострадала, когда стала свидетелем преступления, теперь опять лезет двумя ногами в гудрон. Жалко её, надеюсь, что она не одинока в своих мытарствах. Спасибо за главу)

1
3 katusha_musienko   (19.01.2021 00:09) [Материал]
Класс!) Прочитала всё в миг) хочу в список пч) biggrin

0
4 Love_Art   (20.01.2021 14:57) [Материал]
Спасибо) Добавлю, но иногда не успеваю разослать сообщение, тк выкладываю главы в ночи, а модераторы открывают доступ на след день)

2
2 Svetlana♥Z   (18.01.2021 07:19) [Материал]
Спасибо за продолжение! Пока непонятно, что это за центри почему Белла вываливает столько "правдивой" информации. Ей ведь нельзя расскрывать свою сущность... Жду проду! happy

1
5 Love_Art   (20.01.2021 14:59) [Материал]
Спасибо! Пояснительная бригада в пути! В след части расскажу, как именно Белла раскрывает свои секреты.

1
1 Karlsonнакрыше   (18.01.2021 02:43) [Материал]
Спасибо за продолжение!