Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [25]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15133]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14334]
Альтернатива [9024]
СЛЭШ и НЦ [8972]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за август

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Цепь, клинок и крест
Европа с воодушевлением и верой в собственную правоту собирает рыцарей во Второй Крестовый подох. В рядах Христова воинства по разным причинам оказываются три девушки, раньше сражавшиеся на арене на потеху знати. У каждой своя история, свои враги и свой путь.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11726
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

ТОЛЬКО МОЯ/MINE ALONE. ГЛАВА 13. Игра

2019-9-23
18
0
ГЛАВА 13.Игра

От автора: * Предупреждение! Эта глава содержит black lemon. Не очень плохой, но темный. Я вас предупредила. Веревки и кровь присутствуют. Но Белла не пострадает, участвуя в этой сцене… lol. Вампирский секс… Ладно, хватит предупреждений! LOL… В конце концов, эта история про вампиров, и, конечно же, здесь присутствует кровь.
И если вы, ребята, до сих пор ее читаете, значит, вы сильные и крепкие! Так что не бойтесь! «Красная линия» была гораздо, гораздо хуже!*

___________________________________________________________________

Эдвард улыбнулся мне, его руки легко потянули веревку, ролики лебедки взвизгнули так, что у меня зачесались зубы.
Я стояла, держа руки перед собой, несколько витков веревки обвивали мои запястья, сведенные вместе и плотно прижатые друг к другу.
Я не сопротивлялась. Эдвард связал мои руки с моего согласия. Он обещал не делать мне больно, заявив, что это нужно для моей собственной безопасности. Я тоже хотела сыграть в его игру, и не собиралась причинять себе боль, сопротивляясь слишком сильно. Он снова произнес это слово - доверие. И я согласилась.
Я позволила своим глазам блуждать по его обнаженному телу, и меня удивляло то, что даже после того, как я часами видела его обнаженным, он продолжал так действовать на меня. Он был скульптурой, сотворенной Богом, ядом… и темной магией.
Эдвард снова нежно потянул за веревку, и мои запястья поднялись вверх. Он пожирал меня глазами со счастливой улыбкой на губах. Он был рад, что я согласилась на это. Он был счастлив, что я доверяю ему. Он связывал меня и раньше, но тогда это было против моей воли. На сей раз, все было иначе.
Я тоже была раздета, немного мокрая и дрожащая после холодного душа, который приняла перед тем, как он принес меня сюда на своих плечах. Мы вышли из дома через заднюю дверь, пройдя немного до этого странного строения, выглядевшего снаружи, как небольшая бетонная коробка. Это был ангар, в нем не было окон… одна только дверь, на которой висел большой амбарный замок.
- Это была комната Джаспера, - сказал он, отпирая дверь и занося меня внутрь.
Когда за нами закрылась дверь, стало темно, и я начала вырываться.
- ЗДЕСЬ ТЕМНО! - кричала я, брыкаясь ногами, - ЭДВАРД!
- Окей, окей, я знаю… тихо…- сказал он и повернул выключатель.
Единственная лампочка свисала на проводе с потолка. Она давала очень мало света, как ночник в спальне, но для меня этого было достаточно.
- Прости, - он погладил мои ноги сзади, - Вампиры обычно не задумываются об освещении.
Я никогда не слышала об особых причинах, по которым Джасперу был нужен этот ангар. Странно. Обычно, все, что касалось Калленов, было безупречным и элегантным, как и они сами. Но не это место. Ха! Эсми надо было давать здесь балы.
Я слегка расслабилась, после того, как Эдвард поставил меня на ноги и начал целовать, вначале нежно, а затем с всевозрастающим жаром и жаждой своих губ, открывая ими мои и пробуя мой язык своим.
В этой полутьме я не многое смогла рассмотреть, да и Эдвард не дал мне шанса сделать это.
Вокруг не было никакой мебели, только бетон. В центре этой крошечной комнаты по полу проходил небольшой сток, и это заставило меня вздрогнуть. Подняв голову поближе к свету, я увидела крюки и с интересом взглянула на красные штуки с цепями, свисающие с них, и лениво раскачивающиеся рядом со мной.
Эдвард предложил мне поиграть с ним. Я не была уверена в том, что это за игра, но знала, что он не сделает ничего, что причинит мне настоящий вред. Он спросил меня, доверяю ли я ему хоть немного… и я ответила утвердительно, позволяя ему делать со мной все что угодно. Я начала понимать, что все «игры», в которые мы играли сегодня, строятся на доверии. И я доверяла ему, если это то, чего он хочет… Ну… кроме секса?
Теперь один из крюков был закреплен за веревки, которые связывали мои запястья,… и они были подняты высоко над моей головой.
Я сглотнула, на секунду подняв голову, веревки снова натянулись и несмазанный механизм внутри красного блока негромко взвизгнул. Цепь выглядела прочной, Эдвард сказал, что она выдержит 500 фунтов. (около 200 килограммов - прим.пер.).
Я почувствовала, что мои ноги подгибаются. Сейчас мое тело было поднято и вытянуто вверх… и только мои пальцы все еще стояли на шероховатом, неровном, твердом полу.
- Аххх! - выдохнула я, чувствуя, что весь мой вес сейчас переместился на пальцы ног. Это было больно.
Эдвард ухмыльнулся мне, когда я посмотрела на него, и привязал веревки к деревянному столбу рядом с ним.
- Ты выглядишь сейчас так охуенно горячо, - он сделал мне комплимент… и я почувствовала себя польщенной от того, что он так думал. Ни один мужчина не называл меня раньше горячей. Милая… прекрасная… но никогда «охуенно горячая».
Он стоял там, прислонившись спиной к противоположной стене, всего в нескольких футах от меня, сложив руки на груди, молча разглядывая своими темно-золотистыми глазами каждый дюйм моего тела. Я переминалась с ноги на ногу, встряхивая их поочередно.
Эдвард нахмурился, издав громкий вздох. Я смотрела на него, тоже нахмурившись, и затем прекратила делать это.
- Осанка, - пробормотал он себе под нос, - Нам стоит поработать над этим.
- Что еще Джаспер делал в этой комнате? - спросила я тоненьким голоском, дрожа от холода и сильно нервничая.
- Ты такая разговорчивая сегодня, Белла… - он отвернулся от меня в тень, и я не могла увидеть, что он там делает.,
- Прости, - я взглянула вниз, на ноги, едва в состоянии рассмотреть их в темноте.
Мои пальцы молили об отдыхе. Господи, этот пол меня БЕСИТ! Весь неровный и такой острый!
Он вернулся ко мне и взял меня за подбородок. Наши глаза находились на одном уровне теперь, когда я стояла на цыпочках.
- Открой, - потребовал он со злостью. Еще один кляп… проклятье!
Я открыла свой рот в ожидании. Он улыбнулся мне и сказал:
- Высунь язык.
ЧТО? Я посмотрела на него округлившимися большими глазами… и начала заикаться… - Ч-ч-что?
- ВЫСУНЬ язык! - он крепко схватил меня за подбородок, и я закричала, широко раскрыв рот и высовывая язык наружу.
- Я хочу, чтобы сегодня ты была МОЛЧАЛИВОЙ, - он потер мой влажный язык сверху и снизу, - Мне кажется, ты не понимаешь…
Я не была уверена в том, что он делает, но пыталась быть спокойной.
Затем я увидела, как он подносит что-то к моему языку, и почувствовала тугой деревянный зажим на его кончике. Он отнес руку и я начала кричать, сильно дергая головой.
БЛЯТЬ, ЭТО БЫЛО ОХУЕННО БОЛЬНО!
Эдвард сначала рассмеялся, а затем очень сильно разозлился, пока я выла и пыталась сбросить это.
Он удерживал мою голову в неподвижном состоянии, держа ее перед собой, пока я кричала.
- Будет ЛУЧШЕ… если ты не будешь ее сбрасывать! - зарычал он, и я почувствовала слезы на глазах.
- ААААА! - звук моего голоса напоминал голос бешеного младенца.
- Это пройдет, - он сурово посмотрел в мои глаза, - Подожди минутку.
Я все еще держалась, но из-за тугого зажима казалось, что мне отрезали язык. Он болел и пульсировал… Эдвард дал мне поплакать, произнося: «Шшшш… шшшшш», а сам поглаживал мое тело, вверх-вниз по бокам… и вдоль ребер.
Постепенно я начала успокаиваться и через несколько минут мой язык начал неметь. А затем… я почувствовала странные покалывающие и жгущиеся ощущения над и под ним. Это было больно, но уже не так ужасно… и я издала открытым ртом стон неудовольствия.
- Теперь ты готова к разговорам, - решил он, отходя обратно в темный угол.
Я могла видеть его спину цвета слоновой кости и пару маленьких черных родинок, расположенных далеко друг от друга.
Я тяжело дышала… стараясь не делать этого слишком громко, и аккуратно попыталась слегка приподнять язык и, опустив глаза, посмотреть на него. Это была бельевая прищепка! Я медленно опустила язык вниз, опасаясь, что она свалится, и Эдвард снова разозлится.
Я не хотела, чтобы он утыкал прищепками весь мой рот! Я даже задрожала, представив себе это.
Он подошел ко мне, и я напряглась.
- Я добавил немного декораций для тебя, любимая, - он нежно улыбнулся и, облизав свои пальцы, ущипнул мой правый сосок, немного сильнее, чем делал это раньше.
Было больно, и я коротко вскрикнула, всеми силами стараясь успокоиться. Он слегка крутанул его, и я закрыла глаза, начав дышать тяжелее.
- ММмммммм… - он улыбался, не обнажая зубов, глядя на мою реакцию, ему нравились эти звуки.
- Я никогда не устану от этого, - сказал он низким голосом, целуя мой рот так сильно, как это можно было сделать с прищепкой во рту. Он издал сдавленный смешок, задевая ее своими губами и языком, словно пытался стащить ее у меня. Наши языки слегка сталкивались, и Эдвард рассмеялся, дергая прищепку, в то время, как я пыталась не дать ему это сделать.
Я издавала звуки и морщилась, пытаясь удержать прищепку на месте, пока его язык, как змея, толкал ее половинки, делая так, чтобы мой язык начинало щипать еще сильнее, чем раньше.
Искаженное «НЕЕЕЕЕТ» вырвалось из моего рта, прежде, чем я успела подумать о последствиях. Эдвард зашипел, показались его зубы, сверкнувшие на свету, а затем он укусил прищепку, раскрывая створки и снимая ее с моего языка.
Когда кровь быстро прилила к языку, сильнейшая боль, какую я только могла себе представить, затопила меня… но он все равно начал потирать мой язык… делая его еще горячее… словно я наелась «табаско».
- Я сказал НИКАКИХ ЕБАНЫХ РАЗГОВОРОВ! - Эдвард усмехнулся, раскрытая прищепка все еще была сжата у него зубах… пока я кричала, и слезы ручьем текли по моим щекам. Затем он разжал зубы и отпустил прищепку на то самое место, снова зажав мой язык.
- Еще одно слово, и я прицеплю тебе еще ПЯТЬ прищепок, - пригрозил он.
Я беззвучно рыдала, когда он снова обратил внимание на мой сосок, его пальцы спокойно сжимали и вертели нежную кожу, словно работали с глиной.
Он проигнорировал мои крики и зазвонил в маленький черный колокольчик прямо у меня перед глазами. У колокольчика был нежный негромкий звук, словно феи распыляли свою пыльцу в воздухе. Это напомнило мне Элис.
- Милый, не правда ли? - усмехнулся он, и я увидела, что к колокольчику прикреплен зажим, как у черного полицейского значка, какие обычно носят копы.
Я кивнула, надеясь вернуть его хорошее расположение, и пытаясь немного успокоиться. От прищепки во рту снова начал медленно неметь язык, ощущение жжения понемногу уменьшилось, и стало уменьшаться еще больше, когда я начала пускать слюни. Я чувствовала, как они стекают по языку… текут по подбородку… спускаясь к шее.
Он слегка надул губы и его глаза странно смотрели на меня. Я не могла понять причину такого его взгляда, но это длилось всего секунду, а затем его взор снова опустился к моему правому соску.
- Легкий щипок… - предупредил он, скользя зажимом по соску, коже вокруг него, двигая им по всей его поверхности, затем, останавливаясь на месте и зажимая его.
ОДНОВРЕМЕННО ОН СЛЕГКА УЩИПНУЛ МОЮ ЗАДНИЦУ!
Я закричала так, что даже не узнала свой голос, и рванулась вверх и вниз, дергая запястья, слегка брыкаясь правой ногой. Я пыталась сделать хоть что-то, чтобы заставить себя забыть о том, как он третирует мой сосок.
- Позволь, - сказал он, и я услышала, как довольно звякнул колокольчик, когда я разрешила.
Эдвард воздействовал на мою грудь, дергая за «милый маленький колокольчик», словно пытаясь облегчить мне боль. Мне так хотелось орать, но я сдерживалась, собирая все свое самообладание, чтобы не начать умолять его.
Я плакала, и тогда он наклонился вперед и поцеловал сначала колокольчик, а затем начал полизывать мой саднящий сосок, и я закричала.
- Ты такой ребенок, - пожаловался он, вставая прямо, и теперь его пальцы принялись играть с моим левым соском.
Я умоляла его, мотая головой, пока он обрабатывал мой пока еще свободный левый сосок. Я чувствовала, что моя грудь стала мокрой от стекающей слюны, надеясь, что это его остановит. Но он не обращал никакого внимания и не упоминал об этом.
- Это пройдет, - снова сказал он, - Впусти боль, Белла. Давай… сосредоточься получше…
Он говорил со мной мягко, я пыталась делать то, что он говорил… и мой сосок начал неметь так же, как и язык.
Я не издавала звуков… а затем услышала звон другого колокольчика, когда Эдвард плавно передвинул длинную металлическую штуковину…так, что и мой левый сосок угодил в ловушку зажима… и я снова заплакала.
Я пыталась удержаться на пальцах, но чувствовала, что в своей агонии я отклоняюсь немного назад.
- Эй, - Эдвард нахмурился, быстро шлепнув меня по заднице, - Осанка, Белла! Встань прямо!
Я подчинилась, рыча от боли, которую чувствовала все это время.
- Прекрати рычать, - сказал он спокойно, глядя мне в лицо, - Будь добрее.
Я издала нервный всхлип и заставила себя успокоиться. Только мое дыхание разрезало тишину.
А затем я услышала третий колокольчик в его руке… он лизнул свой палец, поднося его к моему клитору, и водя им вверх-вниз.
Я уже готова была умолять его о пощаде… это был шок для меня. Я даже не могла себе представить, что будет, если он прикрепит туда колокольчик. Я не хотела этого.
Я расплакалась, не произнося ни слова, но мой страх был очевиден.
- БЕЛЛА! - его глаза испепеляли меня, - Белла, прекрати.
- Будет больно всего секунду, - сказал он мне так, словно ОН знал!
Я больше не могла сдерживать себя и молчать, несмотря на то,… что он нахмурился, и покачал головой, разглядывая меня между ног.
- Такой ребенок, - выразил он свое неудовольствие, скользя зажимом вниз - теперь и мой клитор тоже был в ловушке.
Эдвард улыбнулся и игриво пошевелил там пальцами, заставляя колокольчик звенеть, пока я тяжело дышала и рыдала.
- Этот звук напоминает мне о Рождестве, - заметил он, глядя на мое тело с сиянием в глазах, но я не разделяла его радости.
Он провел пальцем по колокольчикам на моих сосках, заставляя их звенеть.
- Красиво, он прикоснулся ко мне, и на месте зажимов тело начало немного неметь.
- Заставь их звенеть, - предложил он, - Давай… поиграй.
Я невысоко подпрыгнула, стоя на своих уставших, измученных пальцах и вздрагивая от боли, заставляя колокольчики слегка позванивать, а потом начала раскачиваться, описывая полукруг, заставляя их звенеть громче.
Эдвард рассмеялся и захлопал в ладоши, когда мои глаза закрылись, и я остановилась, возвращаясь в первоначальную позицию.
- Хорошая девочка, - он погладил меня по лицу, целуя в нос.
Интересно, правда ли то…что каждый раз, когда звенит колокольчик, ангел на небесах получает крылья. А такие звонки считаются?
Я больше не могла плакать… или кричать. Я уже не испытывала сильной боли, просто немного пощипывало.
- А теперь… суть игры… - он на мгновение коснулся моего носа кончиком пальца, - За каждый раз, как я услышу звон колокольчика, я получаю очко, и не в твоих интересах, чтобы я набирал их много.
Я захныкала. Мне было страшно.
Это было все, что он сказал, не упомянув о том, как я сама могу заработать очки.
Затем он открыл какую-то маленькую коробку в углу, там, где мне ничего не было видно.
Я ждала и тяжело дышала, словно гончая собака, и мой язык, так же как у нее, свисал у меня изо рта.
Он что-то взял в руку… я не видела что - эта лампочка над головой слепила меня, не позволяя мне видеть ничего, кроме небольшого освященного участка, находящегося прямо передо мной.
Я захныкала.
- Я иду, любимая, - заверил он, повернувшись ко мне… медленно подходя ближе, и держа руки за спиной.
Он прогулялся вокруг, глядя на меня так, словно я была висящим куском мяса. Я прикрыла глаза, чувствуя, как сильно влажнею между ног, пока он оценивает меня.
- Я так сильно люблю тебя, - сказал он, и его голос звучал очень искренне, - То, что ты делаешь это… для меня… для моего удовольствия… это так много для меня значит.
Он выпрямил мою спину, массируя ее круговыми движениями, хотя я пыталась держать ее прямо, всеми силами стараясь, чтобы колокольчики не зазвенели.
Его слова излечивали меня, заставляя забыть о боли и дискомфорте. Я считала себя сильным человеком, который делает сложные вещи, не жалуясь, чтобы доставить удовольствие своему бессмертному любовнику.
Когда я снова смогла увидеть его, он положил свой указательный палец себе в рот… нет… он приложил его к зубам, казалось, что он жует свой палец. И когда он вынул его изо рта, он сверкал серебристо-белым светом.
Показав его мне, он приложил его прямо к моему носу. На его пальце было надето что-то серебристое, напоминающее большой наперсток, только с острым концом, похожим на коготь.
- Не бойся, - первым делом сказал он, успокаивая меня, видя, что я уставилась на эту штуковину.
- Он совсем не острый, - сообщил он, - Видишь?
И он аккуратно поднес его к моему носу… я почувствовала, что он холодный и твердый… но не острый, …совсем, как кончик ножа для масла.
- Я мог бы использовать его как бритву, если бы захотел, - сказал он мрачно, глядя мне в глаза,… а затем его взгляд потеплел.
- Но я не хочу делать тебе больно, Белла, - прошептал он, целуя меня в щеку, - Я люблю тебя.
И я сразу же почувствовала себя лучше.
- Но есть одна вещь, в которой я нуждаюсь… - он источал свой аромат мне в лицо, и я была переполнена счастьем и вожделением.
- Как вампир… - объяснил он, и его вторая рука двигалась вверх-вниз по моим ягодицам, - Я буду вынужден… иногда. Ты хотела бы дать мне то, что мне необходимо?
Не зная, о чем он говорит, я кивнула, пристально глядя в его прекрасные глаза, которые светились в полутьме комнаты.
Судя по его глазам, он был доволен моим ответом.
- Я уже знал это, Белла, - сказал он мягко, - Я знаю, ты – моя любимая. Я знаю, ты – моя жизнь. Мое будущее. Моя вечность.
Я почувствовала, как слезы льются из глаз… слезы любви.
- Я пробовал тебя однажды… помнишь? - спросил он, снова поднимая на меня свои глаза, еще более прекрасные, чем секунду назад.
Балетная студия…
Я кивнула.
Он слегка улыбнулся.
- Ты доверяла мне. И когда твоя кровь коснулась моих губ… мы стали одним целым, мы соединились не просто телами… а во всех смыслах. И поэтому мы связаны навечно. Я всегда почувствую, если ты грустна, боишься или тебе больно. Я всегда смогу найти тебя, куда бы ты ни уехала. И если я когда-то терял тебя или нуждался в тебе, я мог позвать тебя… здесь.
Он приложил свою руку к моему сердцу, и я закрыла глаза, любя его все сильнее с каждой последующей секундой.
Он выждал паузу в тишине, а затем сказал:
- Я хочу попробовать тебя снова.
Я ничего не сказала, и он быстро объяснил, не желая тревожить меня.
- Я не буду кусать тебя, - он приложил свой лоб к моему, держа мое лицо в своих руках, и коготь был у меня под глазом.
- Если я нежно надавлю, - он снова показал мне наперсток на своем пальце, - Он всего лишь немного оцарапает тебе кожу. Я слижу только крошечные капельки крови. И после того, как я слижу их, ранка заживет за несколько секунд. Это не будет больно.
Он ждал, пока я переварю это.
- Ты можешь сделать это для меня, Белла? - спросил он меня.
Он ждал, пока я думала над этим. Он давал мне выбор. Он просил меня. Я знала, что не в состоянии понять жажду крови, которую он испытывал сейчас и всегда, находясь рядом со мной. Он дал мне все, в чем я когда-либо нуждалась. И я любила его. Все еще любила.
Я отвесила торжественный, медленный кивок.
Его лицо выглядело удивленным… эмоции захлестнули его. Он выглядел так, словно сейчас заплачет по-настоящему; его нижняя губа дрожала, пока он держал меня в своих руках, крепко, но нежно.
- Спасибо, Белла, - всхлипнул он мне на ухо, - Я люблю тебя больше, чем что либо. И всегда буду. Ты даешь мне все на свете… только тем, что дышишь.
Он уже говорил мне это однажды… в коридоре средней школы Форкса. Тогда все было намного проще.
Он стоял, прижав свой нос к моему и снова сказал:
- Я обещаю - это не будет больно.
Я задрожала и слегка кивнула, говоря тем самым, что доверяю ему.
Последняя вещь, о которой я подумала, прежде чем он начал играть в свою игру, было то… что это невероятно опасно.
- Ахххх…- это был единственный звук, который я могла издать, когда он начал целовать меня везде… он вытирал руками влагу с моей шеи.
Его руки касались меня с любовью… и он еще не царапал меня когтем.
Он лизнул мое ухо, когда его руки сжали мои запястья, нежно придерживая их так, словно я была бесценной.
- Ты так совершенна…- шепнул он мне на ухо, - Во всех, блять, смыслах…
Я почувствовала, как моя голова запрокинулась и глаза полезли из орбит,… я так легко соблазнялась.
Мне показалось, что прошли часы, пока он целовал и ласкал меня. Ни один дюйм моего тела не остался без внимания. Он целовал даже мои ступни!
Я чувствовала тепло, и мое тело зудело, пока он стоял на коленях передо мной.
- Суть игры в том, чтобы оставаться тихой столько, сколько сможешь, - голос Эдварда растворялся в полумраке подо мной.
- Я полностью контролирую себя, - сказал он без тени сомнения, - Но если ты резко пошевелишься, может быть плохо.
Я отлично это поняла. Он мог случайно порезать мне сонную артерию, если я неудачно пошевелюсь или дернусь. Я должна была довериться его медицинским познаниям, и он будет держаться подальше от этих мест.
Я кивнула, вдохнув глубже, становясь непоколебимой… становясь храброй.
- А сейчас доверься мне, - он вдохнул, глядя на меня со всей серьезностью.
Я закрыла глаза, впуская темноту… противостоя ей, чтобы показать, что доверяю ему.
- Очень легко…- прошептал он, и я почувствовала тупое прикосновение холодного металла к своему животу. Медленно… мучительно медленно… он двигал коготь наперстка, слегка поворачивая его.
Это не было больно. А затем я услышала, как Эдвард издал глубокий, страстный стон и я поняла, что он смотрит на то, как кровь проступила на царапине крошечными красными точками.
- Моя Белла…- теперь он задыхался, целуя линию, которую он проделал, а затем он с нажимом и ужасно медленно провел языком по всей длине ранки.
Я издала возбужденный стон, мне нравились ощущения… и то, как это воспламеняет моего особого любовника.
- Ооо, Господи, - он крепко держал мои ноги в то время, как его тело реагировало, слегка напрягаясь и подергиваясь у моих икр.
Я была так возбуждена и хотела, чтобы он сделал это снова.
- Как ты, Белла? - спросил он, чтобы убедиться, что со мной все хорошо.
- Ахххх…- я издала глубокий горловой стон, говоря ему тем самым, что мне это нравится так же сильно, как и ему. Я кивнула и снова позволила своей голове откинуться.
- Это звучит тааааак прекрасно, - он улыбался, не поднимаясь с пола.
- Еще? - спросил он.
- Ахх, да! - согласилась я, стараясь не двигаться. Колокольчики еще не звенели. Пока он не заработал ни одного очка.
- Ахх, я так сильно люблю тебя… - прошептал он преданно.
Теперь я почувствовала, как металлический наперсток со скоростью улитки переместился к моему бедру. Он процарапал маленькое сердечко, и я услышала собственный смех. Он тоже негромко рассмеялся и издал еще один глубокий звук, когда увидел, как кровь распахивает перед ним дверь во второй раз.
- Господи…- его голос звучал так, словно он сейчас снова заплачет от абсолютного счастья и из-за того, что я такая сильная, что позволяю ему это.
Он поцеловал сердечко, а потом раскрыл губы, и я почувствовала, как его тяжелый язык грубо массирует мою плоть.
Я не смогла сдержать громкий крик - так хорошо мне было - и физически, и духовно.
Моя голова откинулась назад и колокольчики на моих грудях громко зазвенели.
Я вздрогнула.
- Ах... ооооо…- произнес он, как мальчишка, - Плохая Белла… один - ноль в мою пользу.
Но он не сделал мне больно и не накричал на меня… он просто продолжал игру. Эдвард очень легко это воспринял, даже не царапал быстрее или глубже, чем в первый раз. Он полностью все контролировал, и я видела это, ощущала это.
Раз или два я почувствовала, как кровь медленно стекает по телу; он сказал мне, что некоторые места кровоточат сильнее других. Но я находила очень эротичным то, как он стоял на коленях, сосал и пробовал меня на вкус. И каждый божий раз он делал это с таким волнением, словно каждая капля была драгоценным подарком, которого он не заслужил. И поэтому он поглощал каждую каплю… так чувственно… так страстно.
Он заставлял меня двигаться только от удовольствия, а не от боли или при сопротивлении. Каждое очко, которое он зарабатывал, он завоевывал поцелуями… улыбаясь, смеясь.
Я потеряла чувство времени, меня не беспокоило, даже если бы мы оставались тут неделю, пока он посасывал кожу моих ягодиц, а пальцем без напальчника играл с губками моей киски.
- Христос, такая ВЛАЖНАЯ! - сказал он громко и удивленно, и я услышала хлюпающие звуки, пока он водил пальцем у меня внутри.
Я закричала, горя от его прикосновений и голоса.
- С каждой каплей ты становишься моей все больше и больше, - пропел он своим грязным сексуальным голосом, массируя мои больные мышцы ног, пока сидел на коленях позади меня, - Ты знаешь это?
С чувством абсолютной эйфории, я снова начала испытывать головокружение.
- Ахх, ха, - это был мой лучший ответ.
- Ты ХОЧЕШЬ этого? - спросил он, и его палец с нечеловеческой скоростью вибрировал в моей истекающей соками промежности.
- ТААААААА! - я пыталась сказать «ДА».
Я знала, что за это, скорее всего, на моем языке добавится лишних прищепок, но он лишь громко застонал, сейчас сидя на коленях передо мной, тыча носом в маленький колокольчик на моем клиторе.
Он слегка звякнул и Эдвард засмеялся.
- Счет не меняется, - сдался он, - Это моя вина.
Я испытала облечение и была рада, что он играет по-честному.
Я почувствовала, как холодный коготь столкнулся с моим плененным клитором и удивлено вскрикнула.
Он тут же принялся посасывать его, колокольчик звенел, не переставая, пока он держал мои ноги обеими руками, раздвигая их, и позволяя им отдохнуть на его плечах.
От чудесных ощущений в пальцах моих ног и от того, как он с животной страстью вылизывал меня, я могла только кричать и дергать ногами, сопротивляясь пытке оргазмами, которая не заканчивалась.
Казалось, это будет длиться вечно, пока он поедал меня снова и снова… его стоны говорили мне о том, какое сильное удовольствие он получает вместе со мной.
Я не видела, чтобы такой огонь охватывал его раньше, и мне это очень нравилось.
Когда он, наконец, прекратил и поставил меня обратно на пол, мне захотелось плакать - я не хотела, чтобы это заканчивалось.
Он поднялся и посмотрел на меня, и это был взгляд, полный обожания, поблескивающий в полутьме. Мне… Белле Свон… самой заурядной девушке на свете. И я чувствовала себя богиней, когда он так смотрел на меня.
Грязная улыбка искривила его губы, и я знала, что сейчас что-нибудь начнется.
Он подошел, очень близко… и сжал зубами створки прищепки, которая уже столько времени висела у меня на языке. Я зажмурилась и захныкала.
Медленно, он стянул прищепку с моего языка, не разжимая створок… стягивая ее. Я закричала, а потом взяла себя в руки; ожидание было агонией, когда оно было сопряжено с зубами Эдварда.
- АХХХХХ! - я издала высокий вскрик, наконец-то используя для этого язык.
И секунду спустя, прищепка исчезла изо рта Эдварда, а он начал медленно водить пальцем с когтем по всей моей нижней губе.
- Поцелуй меня, - он наклонился ниже, держа в руках мое лицо, чтобы наши рты слились, к нашему поцелую примешивался вкус крови и он громко рычал, возбужденный ее вкусом, и, посасывая мой измученный язык, пытаясь уничтожить в себе дикаря, которого пробуждал вкус крови.
Когда боль отступила, я поцеловала его в ответ и услышала, что он смеется от облегчения… и увидела, что его глаза наполнены любовью.
Мы целовались, и никто из нас не хотел останавливаться. Он наклонял свое лицо к моему, то справа, то слева, давая мне возможность дышать между поцелуями. Я чувствовала себя сильной и смелой… чувствовала, что игра закончилась. Я не знала – он выиграл или я… но мне казалось, что в выигрыше мы оба.
Эдвард посмотрел на меня, стоя со мной нос к носу, когда сжал мои длинные волосы в своих руках. Его губы выглядели покрасневшими, и я была рада, что его глаза не стали красными. Я думаю, небольшое количество моей крови не могло изменить их цвет. Я улыбнулась, не думая о своих ноющих стопах, болящих икрах и пульсирующих запястьях.
- Я люблю тебя…- прошептала я еле слышно, но я знала, что только он может услышать меня.
- Я люблю ТЕБЯ, - ответил он, полным страсти голосом, и снова поцеловал меня… крепко.
Я потерялась во времени и пространстве. Потому что следующее, что я увидела - это то, что меня нежно укладывают… о, так нежно… на теплую, плюшевую постель Эдварда.
Я молилась, чтобы он не захотел заниматься любовью. Все мое тело болело; киска была сырая и натертая, чувствительная к любому дуновению ветерка.
Он нес меня на руках в постель как невесту, и я улыбалась, думая об этом. Не то чтобы мне не нравилось, когда он забрасывал меня к себе на плечи, это было по-другому. Просто я любила, когда он держал меня так.
Я услышала свое хныканье, и мое дыхание остановилось, когда он уложил меня на спину, все еще обнаженную, как и он сам.
Была уже ночь… очень темная, но свет рядом с кроватью уже горел.
- Расслабься, любовь моя, - сказал он глубоким голосом, его пальцы нежно касались моих губ, словно предупреждая меня не говорить ничего.
- Ты подарила мне величайший день… и ночь за все мое существование,- любовь светилась в его глазах, когда он говорил мне эти слова, укрывая мое тело горячими покрывалами.
- Я знаю, не все было легко для тебя, - сказал он с гордостью, - Но ты была…
Он секунду подыскивал нужное слово, его глаза лучились счастьем. И он запутался в словах... а Эдвард никогда не путался в них.
- Всем, - сказал он, наконец, - Всем, о чем я когда-либо мечтал,… всем, чего хотел, даже когда я боялся понять, чего хочу. Ты, Белла… ты - это все, чего я КОГДА-ЛИБО хотел.
Я вздохнула, полностью растворяясь в его ладонях… такая влюбленная.
- Я знаю, я сказал, что ты моя… - он глубоко заглядывал в мои глаза, - Но это неверно. Я ТВОЙ. На коленях, твой раб… на миллион лет с этого момента… на пять миллионов лет с этого момента…
Я задрожала всем телом… слезы брызнули из глаз, когда я почувствовала,… что горю в его любви, в его обожании… это было так прекрасно… слишком… слишком сверхъестественно.
- Я знаю, как я измотал тебя, - он держал мою руку, целуя ее, - И я так извиняюсь. И в то же время, я не сожалею об этом.
Я была близка к тому, чтобы сказать ему, что я в порядке, и что не за что извиняться, но он не позволил мне сказать ни слова.
- Нет, шшшшш, - он ласкал мои губы пальцами, - Теперь спи. Спи, мой сладкий, милый ангел. Я не оставлю тебя. И тебе больше никогда не будет темно.
Я улыбнулась ему так, словно видела перед собой Бога. Я прижалась к подушке, поворачиваясь на бок лицом к нему, положив голову на его призрачную белую грудь. Мне было все равно, что она холодная, и что я не услышу, как бьется его сердце. Это то, где я могла спать… единственное место, где я могла спать.
Эдвард начал мурлыкать мелодию, но не мою колыбельную, и нежно водить пальцами по моей голове, убирая их с моих закрытых глаз, пока пел мне, чтобы я уснула.
И за всю долгую ночь мне не приснился ни один кошмар.

__________________________________________________________________

От автора: *Спасибо что остаетесь и читаете! Вы, ребята, крутые!
ЗЫ… Скоро мы увидим милый golden lemon. Возможно… Хороший Эдвард?
ЗЫЫ… Я знаю, некоторые из вас могут увидеть недостатки в вампирской истории о яде, который смешивается с кровью Беллы и все такое, но это моя история, И БОГ С НИМ! LOL…


*********************************************************************



Автор: WinndSinger

Переводчик:helenforester

Бета: riddle

Размещает : Ů_M


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/110-37631-2
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Ů_M (10.12.2017) | Автор: Перевела: helenforester
Просмотров: 1249 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 6
0
4 оля1977   (12.12.2017 06:54)
Похоже на то, что Белле самой понравились такие игры, несмотря на то, что она не все понимает до конца и некоторые вещи ее пугают. Либо она самая большая притворщица в мире и великолепная актриса.

0
5 Ů_M   (23.12.2017 00:24)
как по мне так там просто уже крыша поехала ))

0
3 Alice_Ad   (11.12.2017 01:55)
Спасибо за продолжение. Сколько она еще сможет выносить это?

0
2 pola_gre   (10.12.2017 20:30)
Спасибо за продолжение!

0
1 робокашка   (10.12.2017 19:26)
темному Эдварду никогда не надоесть играть, а выносливости человека есть пределы

0
6 Ů_M   (23.12.2017 00:24)
не в этой вселенной видимо biggrin wacko

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]