Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1620]
Из жизни актеров [1604]
Мини-фанфики [2394]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4592]
Продолжение по Сумеречной саге [1259]
Стихи [2339]
Все люди [14610]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14021]
Альтернатива [8930]
СЛЭШ и НЦ [8475]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4038]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 октября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Меж явью и сном
Она любила не тело гениального музыканта, смотрящего на нее с постера, она любила его душу. Душу, сверкавшую бриллиантами в каждой его песне. А все его песни Элис Брэндон знала наизусть. Мини от MaryKent, Валлери и Olga_Malina

Больно больше не будет
После года отношений Эдвард покидает Беллу ради новой любви, встреченной им в Нью-Йорке. Но через полгода возвращается в Форкс на Рождественские каникулы со своим братом Джаспером. Как забыть бывшего парня, если тебя так тянет к его старшему брату?

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Tempt My Tongue
Кровожадный вампир Эдвард Кален имеет всего одну цель в своем бессмысленном существовании – потерять девственность с человеком. Он не остановится не перед чем, чтобы соблазнить незнакомых девушек, встречающихся на улице. Но может ли он насладиться телом девушки, не убивая ее?

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Охота на Лису
Вы верите в существование вампиров? Детектив Леслава Кабицкая - охотница за доказательствами, и верила только фактам. Пока однажды не увидела охоту тех, кого не существует. Только увидеть ей показалось мало и она выследила и засняла убийственные кадры, но подобравшись слишком близко, девушка сама превратилась в добычу.

Вечная свобода
В начале 1950-х, когда, кажется, жизнь пяти Калленов только устроилась, неожиданное появление таинственной пары предвещает великие перемены.

История прихода Джаспера и Элис глазами Карлайла.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6679
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 65
Гостей: 53
Пользователей: 12
ira1roz, БеSСтыж@z, Goldamsel, Эвелина4362, gileva1999, leina, Ялло, Lidiya3397, CimonovaXZ, Strashevskaya, Koshka, novikova
QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Шторм

2017-10-21
21
0
Название: Шторм
Обложка: 5
Жанр: фэнтези и романтика
Рейтинг: R
Пейринг: Эдвард/Белла
Бета: +
Саммари: На маленький островок в Карибском море, где Эдвард проводит отпуск, обрушивается ураган. Возвращаясь к отелю после того, как стихает шторм, Эдвард находит раненую девушку на берегу.






Мне, можно считать, повезло. Ураган застал меня в пещере на высоте метров ста над уровнем моря. Аборигены не советовали бродить по острову без сопровождения гида – местная флора и фауна бывала не слишком дружелюбна, от укуса некоторых змей можно было легко распрощаться с жизнью. Но я всегда был авантюристом, к тому же не любил плановые туристические маршруты, предпочитая исследовать тропики в одиночку.

В этот день мой отпуск должен был закончиться, после ужина прибудет катер для переброски в аэропорт и рейс домой, так что я сдал багаж в камеру хранения, освободил бунгало, а напоследок отправился к конусу горы, прямо сквозь непроходимые джунгли навстречу приключениям.

Найденная в обрывистой скале пещера меня разочаровала: в ней не было ничего, кроме летучих мышей и их же костей, усеявших пол. Я провел здесь несколько часов, фотографируя мрачные выступы стен с красноватыми и черными подтеками и старые полуразрушенные сталагмиты. Когда воздух начал завывать в расщелинах, перемежаясь с далеким, приглушенным вертолетным рокотом, я не придал этому значения. Но едва вернулся к выходу, где порыв ветра почти сбил меня с ног, а косой поток ливня полностью перекрыл видимость наружу, я понял, что дело плохо. Так вот зачем кружили вертолеты: должно быть, пока я торчал в пещере, происходила срочная эвакуация туристов и обслуживающего персонала острова. Удивляло, что синоптики пропустили надвигающийся шторм и не позаботились о людях заранее.

Решение переждать дождь в безопасности под защитой скалы было правильным, несмотря на то, что я опоздал на рейс, да и вообще застрял непонятно где неизвестно на сколько времени. Тучи были такими черными, что я не понимал, день еще или уже ночь. Я слышал треск падающих деревьев, удары стволов о твердые камни, и благодарил фортуну за то, что нахожусь сейчас здесь, а не в своем бунгало, от которого вряд ли остались даже стены, и тем более не в аэропорту, изнывая в томительном ожидании открытого неба.

Когда шторм затих, в моем сотовом давно села батарея. Но по подсчетам, прошло не меньше двадцати четырех часов, – что, несомненно, радовало, ведь ураганы на Карибах могли длиться и неделями. Сухпаек, который я брал с собой, закончился, а бутылку я пополнил дождевой водой.

Солнце выглянуло из-за истощившихся туч, осветив удручающую картину разрушения: почти весь лес лежал у моих ног, некоторые пальмы были выдернуты с корнем. Тропку, по которой я поднялся сюда, закрыло слоем сорванной листвы, а цветные пятна, попадавшиеся в мокрой зелени, оказались кусками тряпок и пластмассы – следствием человеческой жизнедеятельности. Влажная духота поднималась обратно в небо, испаряемая жалящими лучами солнца, образуя марево.

Я потратил немало времени, спускаясь по склону к пляжу. Больше не было тени, чтобы укрыться от безжалостного солнца, и я был насквозь потным, в то время как окружающий пейзаж быстро высыхал – вскоре только многочисленные разрушения напоминали об ушедшем урагане.

На берегу последствия оказались куда хуже: волны громко бились о берег, оставляя после себя огромный холм вынесенной мути, пальмовых листьев, водорослей, мальков рыб и людского быта. Оставляя на девственно гладком песке следы ступней, я брел к ближайшему бунгало, от которого остался только остов, сложенный из белых блоков. Ни души, тишину разрывал лишь звук накатывающих волн, шипящая пена которых добиралась до моих босых ног и отступала обратно в море.

Я надел сникерсы, чтобы идти по возвышению и иметь наилучший обзор, в надежде встретить людей. Тут-то я и увидел её. Сначала заметил белую ногу, торчащую из куста искусственной изгороди из роз, порядком истрепанной, но выстоявшей против стихии. Затем, испуганно приблизившись, рассмотрел остальное: присыпанную уже подсохшей листвой изящную спину, вытянутые безжизненные руки, будто девушка ползла от берега. И кудрявые темные волосы.

Я был уверен, что она мертва. Но вдруг заметил движение грудной клетки и понял, что ошибся.

Девушка лежала без сознания, хотя видимых повреждений на теле я не обнаружил. А еще она была полностью обнажена, и я не мог взять в толк, как она здесь оказалась, откуда. На этой стороне острова в маленькой бухточке стояли только три бунгало, и своих соседей я знал в лицо. Немногочисленный обслуживающий персонал крошечного бара знал тоже. Выходит, девушку занесло издалека. Может, она была поклонницей нудизма и ее принесло с соседнего пляжа? Кто знает…

Мне некогда было раздумывать над такими мелочными вещами, я должен был помочь пострадавшей. Поорав в течение пары минут, я понял, что меня никто не слышит. Так что, осторожно перевернув девушку на спину, поднял ее на руки и понес искать более подходящее место, нежели розовый куст.

Бунгало были полностью разрушены, но кухня и ресепшен, построенные более монолитно, пострадали меньше – на втором этаже крышу снесло, но на первом остались целы и столы, и мягкие диваны. Даже аппарат с газированными напитками уцелел, только отсутствовало электричество.

Я осторожно уложил девушку на диван и поискал, чем бы укрыть ее – она была холодной, как ледышка. Водоросли запутались в ее длинных волосах, и по мере высыхания кудряшки распрямлялись, превращаясь в волнистое великолепие. Розовые сосочки на небольшой, но идеальной груди торчали вверх, а вокруг пупка остались белые разводы от высохшей морской соли. Меня впечатлило, что кожа была гладкой по всему абсолютно телу, без признаков растительности где-либо. Чтобы перестать пялиться на обнаженную красавицу, и чтобы согреть бедняжку, я набросил на нее упавшую с окна мягкую ткань.

Следовало поискать помощи, но вокруг стояла глухая тишина, по-прежнему нарушаемая только ударами волн о берег, затихающими по мере приближения заката. Словно природа, вымотанная произведенной разрухой, устала бесчинствовать и отправилась отдыхать.

Телефон, разумеется, не работал. Ни одного человека я не нашел в пределах поселения и вне его, хотя обследовал весь берег. Лишь чайки сотнями слетелись на пир, побираясь выброшенной на берег рыбой и дерясь между собой за наилучший кусок. Выходит, находясь в пещере, я пропустил и объявление об урагане, и саму эвакуацию. А освобожденный мной номер мог дать спасателям ложное представление о том, что я уже уехал, поэтому меня не стали искать.

Когда я вернулся к девушке, ее щеки чуть-чуть порозовели, а дыхание выровнялось, хотя она все еще находилась без сознания. Невольно я залюбовался ее лицом, хотя подобный интерес был неуместным в сложившихся трагических обстоятельствах. Длинные темные ресницы чуть подрагивали, как и удивительно ровные, четко очерченные, соблазнительной формы губы. Маленький аккуратный носик был немного вздернут, придавая лицу выражение диснеевской мультяшности, что делало внешность девушки особенно привлекательной. Кто бы ни потерял ее, наверняка очень волнуется.

Бледность кожных покровов, не просто белых, а почти синеватых, говорила в пользу того, что девушка прилетела на остров совсем недавно, даже не успела подзагореть. Я не представлял, каково ей было в первый же день отпуска быть почти убитой разбушевавшейся тропической стихией.

Тонкие веки затрепетали и приподнялись, являя моему изумленному взору истинную красоту: цвет глаз красавицы оказался ярко-зеленым, и я подавил желание сглотнуть комок, вдруг образовавшийся в горле. Никогда не верил, что можно ощутить сердечный трепет от одного лишь взгляда, всегда считал, что чувства еще нужно заслужить, что они никогда не возникают на ровном месте, для этого имеются какие-то предпосылки – долгая дружба, совмещение интересов, сходство с объектом предыдущей любви… На этот раз не было ничего из перечисленного – я просто вдруг понял, что почва ушла из-под ног, и со сжавшимся в груди сердцем я падаю в бездонную пропасть.

- Привет, - пробормотал я.

Красавица осторожно огляделась, и я поспешил объяснить, что произошло:

- Был ураган, всех эвакуировали с острова. Целых строений нет, все разрушено – вообще все, но главное – мы живы. И скоро, я уверен, придет помощь.

Девушка внимательно меня выслушала, но ничего не ответила. Медленно присев и спустив ноги с дивана, она скинула ткань, будто забыла, что обнажена, и широко раскрытыми глазами уставилась на свои ноги.

- Что-то болит? – забеспокоился я, тщетно пытаясь не пялиться на провокационно нагую грудь и идеально гладкую зону бикини, от вида которой перехватывало дыхание. Обычно я не бросался на первых встречных девушек, даже если они голые, но в этот раз со мной творилось нечто странное. – У тебя, наверное, шок, - оценил я ее молчание. – Сейчас принесу воды. – И поспешил ретироваться, пока не выдал чем-нибудь свой неуместный интерес.

Водопровод, разумеется, не работал тоже. Черт возьми, нас бросили как на необитаемом острове, и если по всему побережью шторм нанес такой же ущерб, то до этого богом забытого местечка спасатели еще не скоро доберутся! В суматохе эвакуации заметил ли кто-нибудь отсутствие двоих туристов? Я полетел в отпуск один, но девушка не могла отдыхать без компании, наверняка ее ищут родители, подруги или бойфренд. Последняя мысль мне внезапно крайне не понравилась.

Возвращение с бутылкой воды, взятой из полуразрушенного ливнем склада, не улучшило моего положения: девушка и не подумала прикрыться. Соблазнительно покачивая бедрами, она едва стояла на ногах, вцепившись в диванную спинку, и выглядела так, словно через секунду упадет. Определенно, с ее ногами было что-то не так, хотя переломов, ссадил или ушибов я не заметил. Выронив бутылку, я кинулся помочь и успел вовремя, подхватив хрупкую богиню под тонкий, почти невесомый локоть.

Девушка посмотрела на меня испуганно, но благодарно. Ее большие зеленые глаза сражали наповал, при этом в них не было ни капли кокетства или самоуверенности – напротив, она выглядела как ребенок, доверчиво льнувший ко взрослому. Я с трудом заставил себя дышать.

- Что с тобой? Ноги болят? – допытывался я, а потом меня осенило: - Ты не понимаешь меня, да? По-английски не говоришь? А по-французски? Парле франсе? Испаньол? Итали? – Ни на одно из моих предположений девушка не ответила. – Ты немая! – вдруг решил я. Или даже глухонемая, иначе хоть знаками показала бы что-нибудь. До сих пор девушка не издала ни единого звука.

Я усадил ее обратно на диван и настойчиво накрыл тканью, хотя она смотрела на нее так, словно не понимала, чего я добиваюсь.

- Да откуда ты такая взялась? – бормотал я себе под нос, неловко ощупывая голени и ступни девушки, пытаясь определить, все ли кости целы. – У вас там что, вообще одежду не носят?

Она захихикала, когда я коснулся стопы, и отдернула ногу. Улыбка преобразила ее миловидное лицо, сделав его еще прекраснее. Я понял, что такое совершенство видел разве что на постерах - среди фотомоделей, участвующих в крупной рекламе. Кукольная красота казалась ненастоящей, словно созданной посредством волшебства, а переливчатое журчание смеха послало волну дрожи внутрь моего тела.

- Кажется, все в порядке, - хрипло пробормотал я, отпуская и вторую ногу. Девушка пошевелила пальчиками с тем же трогательно детским выражением, как минуту назад смотрела на меня, и я тяжело вздохнул, чувствуя себя крайне неуютно из-за совершенно неуместных патологических желаний. Ткань, не придерживаемая ничем, сползла красавице на живот, вновь открывая вид на восхитительную маленькую грудь, будоража мое мужское начало.

Стало еще хуже, когда, вдруг протянув руку, девушка ладонью прикоснулась к моему лицу, внимательно рассматривая и ощупывая полуторадневную щетину. Я замер, пригвожденный к месту нелепостью всего происходящего – юная леди вела себя так, словно впервые видит и меня, и саму себя, и все вокруг.

- Ты откуда взялась-то, такая дикая? – голос мой прозвучал неожиданно нежно – я осознал, что с этой девушкой действительно что-то неправильно, и понял необходимость относиться к ней осторожно. То ли она сбежала из психиатрического учреждения, то ли прямиком из леса, где жила вдали от цивилизации, но она, определенно, была не в себе.

Маленькая ручка опустилась на мой обнаженный до пояса торс, и я ощутил, как бездарно, словно мальчишка, краснею. Но затем пальцы схватили ремень моих укороченных штанов, и это было уже слишком – я вскочил на ноги и благоразумно отошел на несколько шагов. При этом взгляд девушки выразил очевидное разочарование.

- Выпей воды, у тебя шок, - отвлек я ее, протягивая бутылку с безопасного расстояния. Странная привлекательная девушка стала пугать меня, а ведь мы с ней оказались одни на этом острове, и неизвестно, когда еще придет помощь. Вдруг она опасная психопатка?

В это мгновение я окончательно убедился, что девушка – не от мира сего. Она потрясла бутылку так, словно не понимала, как достать оттуда воду. Наивно приоткрыла рот, наклонив горлышко, но при этом даже не подумала отвинтить крышку.

Пораженно покачав головой, я сделал это за нее. С шипением поток газировки вырвался на волю, забрызгав симпатичное лицо. Пенные ручейки потекли по шее и груди. Девушка, ахнув, отбросила бутылку и вскочила на ноги, глядя на меня в немом ужасе, будто я только что пытался ее убить. А спустя несколько секунд, покачнувшись на нетвердых ногах, рухнула вниз. Все мои мысли заледенели от увиденного зрелища: вместо изящных тоненьких ног по полу от талии волочился блестящий рыбий хвост…

Неловко подтягиваясь руками, девушка пыталась отползти от меня подальше, - признаться, я хотел того же самого. Хаотичные мысли проносились в голове, и главной из них была та, что я наверняка сошел с ума. Скорее всего, я пострадал во время урагана, и все происходящее – лишь фантазия моего умирающего мозга. А может, я в больнице, и это – галлюцинация вследствие наркоза. Ведь русалок не существует?

Однако правда резала глаза: до боли сжав кулак, я вонзил ногти в ладонь, но рыбий хвост никуда не исчез. А когда я сделал шаг вперед, чтобы помочь девушке дотянуться до оборванной портьеры, она прикрыла лицо руками, словно думала, что я собираюсь ее ударить.

- Тш-ш, - попросил я, нежно погладив вздрагивающее предплечье, - я тебя не обижу.
- Нет?.. – зеленые глаза ярко блестели сквозь чуть раздвинутые пальцы.
- По-твоему, я монстр? – тихо спросил я, подтягивая шуршащую от принесенного волнами песка портьеру и накрывая девушку. А затем опомнился: - Черт! Так ты умеешь говорить? – Причем по-английски! Хотя и с непонятным акцентом.
- Только в этом облике, - молвила красавица, прихлопывая тканью кожу, и я догадался, что она вытирает влагу. Вдруг она схватила меня за руку – с силой, достойной Геркулеса, - и пронзительно заглянула в глаза: - Но я хочу немного побыть человеком…
- Как тебя зовут? – успел я спросить прежде, чем ее хвост исчезнет и она онемеет.
- Белла, - переливчато, как музыка, прозвучало имя, затрагивая самые глубокие струны в моей душе.

Я помог девушке подняться, теперь тоже с удивлением разглядывая белые, без капли загара стройные ноги, даже почти забыв от шока об ее наготе. Белла стояла с трудом, опираясь на мою руку и морща лоб. А потом взглянула на меня с выражением такой безграничной невинности, что я почувствовал себя ее преданным рабом, прикованным к ней толстыми цепями, влюбленным до беспамятства в свою хозяйку. Она была идеальна. Так красива, что слабели колени.

Вместе мы сделали несколько шагов по небольшому помещению, пока Белла училась равновесию, и каждую победу она встречала очаровательной улыбкой, от которой спирало дыхание. Я так увлекся, что забыл абсолютно обо всем – о шторме и разрухе, царившей вокруг, о спасателях, которых ждал, и неизбежно наступающем закате. Лишь когда лицо русалки окрасилось в оранжевые тона заходящего солнца, я опомнился, что день подошел к концу.

Конечно, мы могли не бояться замерзнуть при тридцатипятиградусной жаре, но следовало опасаться нежелательных гостей – змей, скорпионов и прочих кусачих тварей. А еще стоило поесть, у меня давно урчало в животе.

Кухня порядком пострадала, но склад был цел, хотя коробки намокли. Соки, чипсы и прочая ерунда, не нуждавшаяся в холодильной установке, сохранилась, и пока я сооружал подобие дверей, закрывая входы в ресепшен, Белла открыла все пачки, пробуя на вкус содержимое человеческой еды. Когда я вернулся, она была обложена блестящей фольгой и перепачкана шоколадом. Из имеющейся пищи именно он понравился ей больше всего.

Словно юное, очаровательное в своей открытости дитя, Белла протянула ко мне пальцы, покрытые растаявшим какао, и позволила позаботиться об ее чистоте. Вытирая липкую массу сухим полотенцем, я боролся с желанием языком вылизать до чистоты каждый тоненький пальчик, а затем то же самое сделать с губами. Я вздыхал всякий раз, когда в горле образовывался сладострастный ком. Черт подери, у меня почти текли слюни.

А Белла еще и усложняла мою борьбу, с юной непосредственностью изучая рельеф моей груди, пока я вытирал ее. Пальчики порхали по коже, как крылья бабочки, заставляя меня мечтать о том, чтобы сделать то же самое с ее невинным телом.

- Ты не имеешь представления о нашей разнице, верно? – тихо спросил я, накрывая ее ладонь, расположившуюся напротив моего сердца. Зеленые глаза, похожие на нефиты, смотрели искренне и открыто, и я был бы полным кретином, если бы продолжал разговор в этом направлении. Очевидно, что Белла впервые видела мужчину и не понимала, какой эффект производит на меня.

Если бы работало электричество, я бы залез сейчас в интернет и изучил все легенды о русалках, какие только возможно, чтобы хоть немного получить представление, с кем имею дело. Мои познания в этой области ограничивались только голливудскими боевиками и несколькими романами в жанре фэнтези, но я не знал, соответствуют ли они реальности. Русалки в большинстве историй представлялись опасными существами, заманивающими моряков в морскую пучину и топящими корабли. Белла совсем не была похожа на злую бестию. А ее вынужденная немота не позволяла мне задать вопросы и получить ответы.

Сгустившиеся за окном сумерки погрузили ресепшен в полумрак к моменту, когда я убрал обертки и устроил нечто вроде постелей на двух диванах. Пришлось разрезать портьеру. Белла в это время бродила по помещению, наблюдая за мной и с любопытством первооткрывателя изучая предметы быта. Неоднократно я пытался соорудить девушке одежду, чтобы не отвлекаться на ее соблазнительную естественность, но она упорно, словно непоседливый ребенок, скидывала неудобную ткань.

Наконец наступила ночь, подарив темноту, в которой невозможно ничего разглядеть. Я думал, станет легче, если я не буду видеть обнаженную русалку, находившуюся совсем недалеко от меня. Не тут-то было: фантазии о ней заполонили голову, мешая не только спать, но даже мыслить. Я просто обезумел, и было с чего: одни на целом острове, вдали от цивилизации, невинная прекрасная богиня и очарованный ею мужик, давненько не ласкавший женского тела. Впрочем, даже будь я не одинок или женат, уверен, не смог бы устоять перед столь совершенной и необычной красотой морской обитательницы, о которой в нашем мире столетиями слагаются легенды. Я едва мог дышать, представляя, что она лежит на соседнем диване, укрытая лишь тонкой тканью. Хотя нет – наверняка она скинула ее, и если бы я мог видеть в темноте, несомненно, тайком любовался бы ее наготой до самого утра, забыв покой и сон.

Я был воспитан в нормальной семье с традиционными устоями и не в моих правилах было предлагать девушке секс в первый же день знакомства. Тем более такой непорочной и наивной, как Белла. Да еще и не человеку, ведь я не знал, как устроена русалочья природа. Поэтому я лежал, глазел в потолок, слабо освещаемый взошедшей полной луной, и мучился.

Малейший шорох в полной тишине опустевшего острова различался очень хорошо, даже волны перестали сотрясать берег и успокоились до штиля. Так что я отчетливо слышал мягкие шаги босых ног, глядел на движущийся по ресепшену стройный силуэт, видимый в свете луны и пробуждающий во мне отнюдь не джентльменские инстинкты. Я понял, что мне придется уйти ночевать подальше отсюда, если я собираюсь остаться человеком и сохранить честь морской красотки. Но она не оставила мне выбора. Понимала она или нет, что делает, но когда присела на мой диван, и ее руки мягко скользнули по моим плечам, ища меня в темноте, налет цивилизованности слетел с меня, выпустив наружу зверя. Я задрожал, не в силах больше сдерживать дыхание ровным, и судорожно запустил пальцы в роскошные волосы, привлекая девушку ближе. Мой рот искал ее кукольно-идеальные губы, а когда нашел, приник к ним с первобытной страстью. Я не мог поверить в то, что сразу же получил ответ, но это было так. Поцелуй русалки разрушил во мне остатки здравого смысла, и я, окончательно затащив девушку на свой диван, опрокинул ее на спину и прижался всем телом.

- Ты хочешь этого? Точно? – пытался я остановить себя, ища если не в словах, то в знаках, движениях или реакциях девушки хоть какой-то ответ.

Вопрос оказался излишним: пока я говорил, Белла целовала мою шею, и это невозможно было интерпретировать иначе, чем «да».

Мы сплелись под белым светом луны в умопомрачительном экстазе, и не было в моей жизни ночи лучше, чем эта, когда русалка подарила мне себя. С той же естественностью, которую демонстрировала днем, Белла изучала мое тело, отнюдь не стесняясь ничего, что вполне могло смутить обычную девушку. Самые сильные ощущения, которые только мог испытать человек, я познал в эту ночь. И с той же первобытной страстью я, дрожа, исследовал ее хрупкое и маленькое, идеально гладкое юное тело, доказывая на деле, что значит быть человеком. Сладкие стоны наполнили ночь, взмывая к черному звездному небу и не прекращаясь до самого-самого утра.

Полностью истощенный, но счастливый, я спал долго и без сновидений, глубоким сном человека, получившего все, что он хотел. Лишь полуденная жара да дикая жажда смогли пробудить меня. Солнечные лучи пробивались сквозь оконные проемы, освещая разрушенный ресепшен и напоминая о действительности: помимо неординарных ночных приключений, меня все еще ждет реальная жизнь, и вскоре сказка прервется появлением спасателей. Эта мысль оставила неприятный осадок на языке, словно в сладкий напиток попала горечь.

Я спохватился, обнаружив свою постель и ресепшен пустыми. Вторая гадкая мысль с момента пробуждения: приключение мне привиделось, русалок не существует, и все, что произошло ночью, было обыкновенным сном. Красивым и романтичным сном извращенца, пережившего стресс из-за бури.

Подорвавшись, я подхватил первую попавшуюся бутылку воды и выпил ее залпом, купаясь в мрачных мыслях о собственном сумасшествии. Удовлетворение в теле и ноющие после физической нагрузки мышцы немного утешили, также как и лежащие кучкой вскрытые обертки от шоколада, и второй, все еще застеленный диван, но какое-то беспокойство до конца не оставляло. Тряхнув головой, я отправился искать сбежавшую богиню, мечтая поскорее увидеть и убедиться в ее существовании. Мечтая не только об этом, но и о гораздо большем.

Зов чаек привел меня на берег. Ленивые лазурные волны накатывали на мокрый гладкий песок, соленый аромат моря смешивался с неприятным запахом гниющего мусора и еще более отвратительным тухлым привкусом выброшенной на берег рыбы.

Крик чайки на поверку оказался тихим плачем русалки. Я нашел ее в самом конце пляжа. Обняв тушку мертвого дельфина, уже порядком изъеденного хищными птицами, девушка всхлипывала, роняя слезы на песок. Ее длинный чешуйчатый хвост, переливающийся на солнце нежным золотом, усилил мое неоформленное беспокойство – волны медленно лизали перепончатый плавник, подбираясь к красавице, словно собирались отнять ее у меня, насильно утащив в море.

Крайне обрадованный фактом, что русалка не покинула меня и не уплыла, я даже не мог вполне посочувствовать ее горю, хотя оно было оправданным с ее точки зрения – она потеряла кого-то, близкого ее среде. Все равно что для меня бы погиб человек или, на худой конец, чья-то любимая собака. Присев рядом, я обнял Беллу за плечи, помогая держаться над водой, и она доверчиво прильнула лицом к моей груди, пряча слезы боли.

- Ну-ну, не переживай, такова жизнь, - бормотал я, гладя девушку по волосам, а она упрямо мотала головой, цепляясь за мои плечи.

Если бы я знал, что это так важно для нее, то еще вчера прошел бы по берегу и спас всю шевелящуюся морскую живность. Теперь, когда истекли сутки после шторма, поздно стало кого-либо спасать.

- Это я виновата, это из-за меня, и мои, и твои по моей вине погибли, - переливчатый голос русалки вибрировал в моей груди, привораживая словно зов сирены. Я все больше отдалялся от реального мира, забывал его, когда в моих объятиях дрожала эта девушка. Щемящее беспокойство в груди усилилось: я словно понимал, что, несмотря на мои вдруг проснувшиеся желания, наше время подходит к концу. Сказка не может продолжаться вечно, хэппи энды случаются только в женских любовных романах, а я – не их персонаж. И волшебство, внезапно вошедшее в мою жизнь, неизбежно исчезнет - скорее, чем мне хотелось бы.

- Это просто шторм, - бормотал я, - это природа, ты ничего не могла поделать.

- Нет, это из-за меня, - возражала Белла, ее тяжелое дыхание содержало хрипы, как у астматика, а зеленые глаза были широко раскрыты. – Я не должна была покидать свой город. Из-за меня на вас наслали шторм – чтобы меня остановить.

- Кто? – недоумевал я, хотя было очевидно, что Белла не может быть единственной представительницей своего племени.

- Мои… родные, - уклончиво ответила девушка, отводя взгляд в сторону безбрежной лазурной глади. В ее глазах отразилось отчаяние, а мое сердце сковал холод.

Волны, словно чувствуя местонахождение русалки, подбирались все ближе, захлестывая пеной чешуйчатый хвост и мои колени, вымывая из-под нас песок и поднимаясь все выше.

- Не уходи, - попросил я безнадежно, правильно истолковав и поведение воды, и полный тоски и предопределенности взгляд девушки.

Она посмотрела на меня печально, подняла руку и коснулась моей щеки.

- Но я должна…

- Не так скоро, - умолял я хотя бы об одолжении. – Не сегодня…

Без лишних слов Белла потянулась ко мне, и я приник к идеальным губам в страстном и глубоком поцелуе, впитывая соль морских глубин с ее мягкого языка.

~~~


Я проснулся от странных звуков: они испугали меня. Резко моргая в кромешной темноте ночи, я прислушивался, пытаясь понять, что издает такой ужасный хрип, как умирающий с поврежденными легкими.

Белла все еще лежала рядом со мной на диване, где мы уснули после продолжительных любовных утех, становящихся все краше и приятнее от раза к разу. Но теперь ее маленькое тело дрожало и было чересчур напряжено.

- Белла? – позвал я, забыв, что она не может ответить. Схватив фонарик, осветил бледное лицо с круглыми испуганными глазами. Грудная клетка двигалась с трудом, преодолевая огромное сопротивление, а воздух входил и выходил со свистом. Я не врач, но тут мне сразу стало ясно, что дело плохо.

- Чем я могу помочь? – взмолился я, приподнимая Белле голову, чтобы хоть чем-то облегчить состояние. Она вцепилась в мою шею с такой силой, словно никогда не хотела отпускать.

Меня осенила простейшая догадка, и я поднялся, держа девушку на руках. Мне не нужен был интернет, чтобы понять, что любой рыбе нужна вода, даже если внезапно у нее отросли две человеческие ноги.

Белла, казалось, возражала: поняв, что я несу ее в море, обняла еще сильней, точно ребенок, которого отнимают от груди матери. Сцепила пальцы на моем затылке, почти удушая в объятиях, и прильнула всем телом.

- Верь мне, - просил я, заходя по пояс и опускаясь ниже, как только в моих руках забился хвост. Наши лица, освещаемые полной, но уже стремящейся к убыванию луной, были в нескольких сантиметрах друг от друга, только я оставался над водой, а Белла находилась под ней. При этом казалось, что нас разделяет непреодолимая пропасть. Весь сегодняшний день, уговорив девушку задержаться, показывая ей экзотику острова, всячески заботясь о ней, рассказывая о жизни на земле, целуя и лаская в любой подходящий момент, я пытался произвести наилучшее впечатление в тайной надежде, что Белла захочет навсегда остаться со мной. Теперь, глядя на то, как она расслабилась и спокойно дышит под водой, я с грустью понял, что это невозможно. Белла не сможет поехать в город и жить как человек.

Но я? Мог ли я каким-либо образом быть с ней рядом?

- Возьми меня с собой! – прорычал я, сжимая хрупкие плечи в тщетной надежде на согласие. Если в мире существует волшебство, способное породить русалок, значит, есть и способ стать одним из них. – Я пойду за тобой куда угодно! Сделай меня таким же как ты!

Вместо ответа девушка медленно потянула меня к себе, погрузив под воду. Мое сердце забилось как бешеное, когда я предположил, что она проведет какой-то магический ритуал, но Белла всего лишь меня поцеловала. Сладко и медленно, с привкусом безнадежной грусти. Мы пробовали друг друга на вкус до тех пор, пока мне не перестало хватать воздуха, а потом она легонько вытолкнула меня на поверхность, выныривая следом. Русалка скользнула мимо, но лишь для того, чтобы обвиться вокруг меня – ее хвост был длинным и скользким, но удивительно мягким. И затем она потащила меня прочь от берега, так легко поддерживая над водой, словно я ничего не весил.

И снова я обманулся в ожиданиях – Белла не собиралась превращать меня в подобного себе. Она всего лишь хотела показать рассвет с острого кораллового утеса, расположенного грядой метрах в ста от берега, огораживающего лагуну. Мы уселись на влажный камень, омываемый пенным прибоем, Белла преклонила голову к моему плечу и бесконечно гладила мою руку, пробуждая щемящее ощущение горьковатой тоски.

Ее дыхание абсолютно вернулось к норме, и когда горизонт посветлел, девушка рассказала историю своей жизни мелодичным певучим голосом:

- Когда боги покинули Землю и живущих на ней людей, то и мы вслед за ними ушли на самую неприступную глубину – туда же, куда погрузилась Атлантида. С тех пор и богам, и русалкам, и прочим жителям морской пучины запрещено показываться людям – наше время прошло.

- Значит, ты нарушила закон?

- Да, и чуть не погибла: тот шторм должен был напугать и остановить, либо убить меня за неповиновение.

- Ты должна вернуться к определенному времени или мы можем еще немного побыть вдвоем? – печально спросил я.

- Русалки не могут долго ходить по земле, - пояснила Белла. – Наши человеческие органы несовершенны, а ноги могут появляться только на несколько дней во время полной луны. Едва русалка попадает в воду, ее присутствие чувствуют все жители подводного мира. Пока я была на поверхности, они не знали, что я тут, но когда ты принес меня в море, то словно прокричал им, где меня искать.

- Теперь они придут за тобой? – содрогнулся я, и Белла кивнула. – Как скоро? Сколько у нас времени и что они сделают с тобой? Вас много? Почему я не могу стать таким же и пойти с тобой?

Проявляя безграничное терпение, Белла ответила на все мои вопросы, неторопливо играясь хвостовым плавником с пеной волн.

- Я не знаю, сколько у нас времени: может, день, а может, всего несколько минут – это зависит от того, как далеко находятся отсюда мои сородичи и как быстро решатся отправиться на поиски. Нас все меньше, наше племя постепенно вымирает, потому что нет больше смысла существовать и потому что мы много столетий уже не соблазняем проплывающих мимо моряков. Почти все мужчины – у вас их называют тритонами – покинули подводный город и живут среди людей – в отличие от нас, русалок, они могут превращаться в человека независимо от фазы луны и оставаться такими, сколько душа пожелает. Их судьба нам неизвестна, ни один из них не вернулся – и наш город за последние столетия почти опустел. Ты можешь стать таким, конечно же, но поверь мне - тебе это не нужно! Ведь тогда придется покинуть твой родной, привычный мир. Ты никогда, никогда больше его не увидишь. Таковы правила.

- Я готов, - мои пальцы на талии русалки напряженно сжались, выдавая волнение. Но я не хотел, чтобы Белла думала, будто я боюсь.

- Разве у тебя нет родных, которые ждут дома? – мягко уговаривала русалка. – Твоя жизнь настолько неинтересна, что ты готов сменить ее на еще более скучный мир? В нашем подводном царстве совсем ничего не происходит, никакого движения вперед, развития, чудес. Мы просто горстка морских чудовищ, которые давно должны были исчезнуть, но до сих пор по ошибке остались живы. Наше полное истребление – печальная скорая реальность, и прибавление одного-единственного тритона нас уже не спасет. Ты думаешь, что мы будем там счастливы с тобой?

Я промолчал, и Белла безнадежно кивнула.

- Все не так просто. Ты очарован мной только потому, что я необычна и обладаю способностью покорять мужчин, но ты никогда не смог бы по-настоящему полюбить меня. Русалки – жестокие и бесчувственные существа. Вы, люди, так быстро заняли наше место и вас стало так бесконечно много, потому что умеете любить. Мы, полурыбы, на подобное не способны. Чтобы испытать ваши эмоции, русалки издревле, рискуя жизнью, выходили на берег, чтобы немного побыть в облике людей и ощутить приятное тепло разогревающей тело крови, силу многогранных человеческих чувств и страсть настоящих мужских объятий. Но когда я вернусь в океан, то забуду тебя. Я больше не смогу испытывать будоражащий сердце восторг пламенного поцелуя или всепоглощающий экстаз. Там, в глубине океана, наши чувства навсегда будут скованы вечным холодом.

- Я в это не верю, - пробормотал я, задумчиво глядя в яркие глаза, так похожие на нефриты. – Сейчас ты не человек, - обратил я ее внимание на это, утопая в глубокой зелени, - но я вижу в твоих глазах чувственное тепло и ответный призыв.

Наклонившись, я мягко прижался к соблазнительным губам, охотно раскрывшимся мне навстречу. Моя ладонь, жадно накрывшая маленькую и упругую грудь, сорвала с уст русалки отчаянный стон.

- Видишь? Ты все чувствуешь, - повторил я. – Значит, все не так ужасно, как ты утверждаешь. Одно то, что ты рискнула жизнью ради этих ощущений, доказывает, что ты не холодная рыба.

- Когда я уйду, мои чувства исчезнут, - спорила упрямица, отведя недовольный взгляд.

- Значит, мы найдем необитаемый остров и будем жить там, раз в месяц выходя на берег, чтобы любить друг друга, - оптимистично предложил я, нутром чуя, что это не сработает.

- Как у тебя все просто, - усмехнулась русалка. – Кто же нас отпустит из города?

- Но ты же смогла.

Белла махнула рукой назад, напоминая о разрушениях.

- И ты видел, к чему это привело. Царица подводного мира бдительно следит, чтобы русалки больше никогда не попадались людям на глаза.

Рассвет, все ярче подсвечивающий восток, нежными бликами играл на гладких щеках Беллы и вздернутом аккуратном носике. Идеально очерченные губы манили, как и естественно обнаженная грудь с розовыми сосочками, очаровавшими меня с самой первой встречи. Роскошные темные волосы, начав подсыхать, закрутились тугими кудряшками, и мои руки чесались от потребности обнять и ласкать это невероятное, юное и трогательное существо. Как только я представлял, что наше время уходит, истаивает словно крупинки в песочных часах, в груди становилось невыносимо больно – это сердце разрывалось на мелкие куски.

Подчеркивая предопределенность нашего разрыва, где-то вдалеке, на обратной стороне острова, зарокотал вертолет. Я испуганно взглянул на Беллу, и она взволнованно задышала, напряженно глядя на меня в ответ.

- Тебе пора, - подвела черту она, пока я отчаянно качал головой, не желая признавать правоту ее слов.

Рано или поздно спасатели должны были появиться, но как же я был зол, что они не подождали еще хотя бы пару дней. Все происходило быстрее, чем я мог надеяться. Два коротких дня и две ночи – этого слишком мало, чтобы насладиться лучшим приключением в моей жизни. Совершенно недостаточно, чтобы придумать способ остаться с Беллой навсегда.

Вертолет зарокотал ближе и громче, и мне пришлось схватить девушку за руку, потому что она, очевидно, собиралась спрыгнуть в воду и скрыться.

- Иди к ним, они ищут тебя, - умоляла Белла, заглядывая в мои глаза, словно пыталась внушить мне эту мысль. – Ты должен подать им какой-то знак, чтобы они тебя заметили.

Конечно, она была права – каким был мой шанс выжить на этом острове, если спасатели улетят ни с чем? Вернутся ли они снова, спустя какое время? Продуктов на складе не хватит надолго. А я – всего лишь человек. Но несколько дней у меня в запасе все же было.

Белла все-таки спрыгнула вниз, дернув меня за собой, так как я не собирался выпускать ее руку.

- Нет! - Я был зол а то, что она хочет вот так просто бросить меня, без боли и сожаления. Оказавшись в воде, я всем телом прижал русалку к камню, не давая ей выхода. И мы уставились друг на друга в отчаянном противостоянии.

- Пусти, я и так провела здесь больше времени, чем следовало, - сердилась Белла, и я знал – она была сильнее меня и могла вырваться в любое мгновение, но пока этого не делала.

Вертолет загрохотал с нашей стороны острова, но мы были скрыты камнем, и пилот пока не мог нас разглядеть.

- Пусть улетает, - прорычал я, хватая неприступную красавицу за волосы и впиваясь в ее идеальные губы собственническим поцелуем, не имея сил отпустить ее никогда. Казалось, что я умру, когда она меня покинет. Моя жизнь на этом закончится, и ее остаток я буду страдать, не в силах отпустить образ Беллы из памяти. Никто ее не заменит.

Боль разрасталась внутри по мере того, как неминуемое расставание приближалось. Слишком скоро. Я думал, у нас в запасе дни, а оказалось, что мне осталось лишь несколько последних драгоценных мгновений.

Белла оттолкнула меня руками, держа на расстоянии. Ее грудь высоко вздымалась и опускалась под водой, в глазах я заметил страх, который съедал и меня тоже.

- Забери меня, - прокричал я, надеясь достучаться до ее холодного сердца и не желая сдаваться. – Я пойду с тобой.

Вертолет зарокотал практически над головой, и Белла, испуганно округлив глаза, нырнула. Не задумавшись даже на мгновение, я бросился вслед за ней, страшась потерять. Ее влажные от морской воды запястья выскользнули из моих пальцев, и, как бы глубоко я не погружался, Белла оставалась вне зоны моей досягаемости. Непрерывно глядя мне в глаза и чуть наклонив голову, она равнодушно наблюдала за моими мучениями: короткими глотками воздуха и бесполезными попытками доплыть.

- Сэр, спасение уже близко, сэр… - голос спасателя, чеканивший слова через усилитель, едва достигал моих ушей, когда я выныривал за порцией кислорода. – Поднимитесь на риф, сэр… Мы пришлем за вами лодку…

Рокот отдалился к острову, но вряд ли я был способен сейчас обращать на это внимание.

- Белла! – испуганно кричал я и судорожно нырял. Вода бурлила в глубине: среди причудливых кораллов и стаек многоцветных рыб мелькали в водовороте огромные хвосты. Лишь лицо Беллы – одно-единственное – выделялось на фоне бешеного движения прочих русалок, закручивающих вокруг девушки стремительные круги. Широко распахнутые нефритовые глаза, не отрывающиеся от меня ни на секунду, аккуратный, чуть вздернутый, идеальный носик и четко очерченные кукольные губы. Невинное, юное выражение лица. Такой я ее и запомню.

Последние пузырьки воздуха покинули мои легкие, тело начало испытывать дискомфорт, но я боялся, что если еще раз вынырну на поверхность, Белла уйдет. Моих человеческих сил было недостаточно, чтобы доплыть до нее, и все, что я мог себе позволить – это только смотреть в последний раз, замерев в черно-синей глубине, не закрывать глаз, не моргать и не отворачиваться. Столько, сколько осталось.

Судорога свела мой живот, легкие конвульсивно сжались, инстинкт выживания чуть не перекрыл стремление во что бы то ни стало не потерять Беллу. Я дернулся, зависнув под водой, и знал, что очень скоро тело само заставит меня устремиться к поверхности.

Все русалки резко прекратили движение, повернув головы и внимательно глядя на мою борьбу с собой. Я снова дернулся, мучительно сражаясь с желанием вдохнуть воду. Белла тряхнула волосами, и они причудливо окружили ее лицо, напоминая пышные водоросли. В следующую секунду она сорвалась вдруг с места. Удар в мою грудь был так силен, что выбил последние остатки газа из легких, а когда я вдохнул, то оказалось, что моя голова уже находится над водой, и теперь я был прижат что есть силы к рифу спиной, а Белла меня держала. Вертолет рокотал где-то недалеко, слышались взволнованные голоса спасателей.

- В следующее полнолуние я буду здесь, - шепнула русалка – я едва мог осознавать смысл ее слов, потому что голова кружилась от кислородного голодания и предельно долгого погружения. Я хрипел, цепляясь за риф и пытаясь восстановить дыхание. - Если через месяц ты все еще не забудешь меня, приходи сюда в полночь…

Она умчалась, шлепнув хвостом по воде, оставив меня испуганного и рассерженного. Но вернулась, не проделав и половину пути до своих сестер. Ее влажные прохладные губы прижались к моим губам в отчаянном прощании, потом быстро приблизились к уху:

- Это мой подарок, - добавила Белла, и я возмущенно айкнул, почувствовав боль на коже чуть ниже мочки. Она что, меня укусила?* Русалка улыбнулась, удовлетворенно погладив пальцами след от своих зубов: - Останется шрам. Это чтобы ты помнил меня.

- Я и так не забуду, - поклялся я от всего сердца, не желая, чтобы она сейчас меня бросала. Неужели она думает, что этот месяц изменит мое решение? Зачем столько ждать?

- Прощай, - молвила Белла и исчезла в мрачной черной глубине…

~~~


Я жил как в тумане. В легендах говорилось, что встреча с русалкой полностью меняет человека. Что ж, это правда. Покоя я не находил. Где бы ни был и что бы ни делал, образ Беллы – невинной и хрупкой, трогательно юной, поистине прекрасной богини – преследовал меня, во сне и наяву. Моя жизнь потеряла краски. Работа и еда не приносили удовольствия. Я жил ожиданием новой встречи, если, конечно, русалка не обманула меня.

Конечно, я отдавал себе отчет, что эта любовь была больной, неправильной. Мои друзья также находили меня странным после приезда и считали, что так на меня повлиял стресс, пережитый во время чудовищного урагана. Разумеется, я не рассказывал им о своем приключении.

Где-то через две недели я решительно попробовал избавиться от наваждения. Белла была уверена, что я ее забуду, и я попытался сделать это: отправился с друзьями в бар. Не помогло.

Я пробовал читать, забивал голову боевиками, в которых супергерои кидали друг друга о стены домов и спасали мир.

Я даже позволил своей бывшей девушке остаться на ночь, в надежде, что она напомнит мне о былом человеческом опыте и сотрет новый. Но эта попытка сделала ситуацию еще хуже: даже целуя чьи-то губы, я сравнивал их с солеными и нежными губами русалки, превозмогая тошноту, когда понимал, что со мной лежит не Белла. Все казалось неидеальным: грудь слишком большая и мягкая, кожа горячая, запах неприятный…

- Ну, хватит, - огрызнулась Таня, оттолкнув меня. Приняв вертикальное положение и оправив поднятую майку, она раздраженно схватила зажигалку и сигареты со столика и кинула в сумочку свой сотовый телефон. – Я же чувствую – ты не со мной.

- Прости, - все, что я мог сказать, чувствуя не вину, а лишь облечение. Попытка забыться провалилась, но я был рад, что мы не зашли слишком далеко – не дав обещаний Белле, я все равно не хотел ей изменять.

- И что ты будешь делать с этим? – кивнула Таня, передумав предъявлять мне претензии, а внезапно преисполнившись сочувствия – похоже, я выглядел так плохо, что его вызывал.

- Не понял?

- Та девушка, по которой ты сохнешь – она же осталась там, на Карибах? Ты собираешься корчить из себя мученика или все-таки оторвешь задницу от дивана и поедешь к ней?

Я удивленно смотрел на Таню, протягивающую мне сигарету из пачки.

- Ты что, мой психоаналитик? – сморщился я, но сигарету принял, хотя и не был курильщиком. Но сейчас нуждался в расслаблении.

Таня усмехнулась, поднося зажигалку и мне, и себе.

- Выбор ты уже сделал. Удачи, Ромео, - поднялась она, и спустя полминуты я услышал, как хлопнула входная дверь.

Это и определило мое решение. Нет, я с самого начала знал, чем все закончится, и Белла была неправа, давая мне этот месяц. Но было отчасти правильным принимать решение не поспешно, под влиянием сиюминутного момента, а взвесив все как следует.

Остаток времени я потратил на посиделки с друзьями, написание заявления об отпуске, - а когда мне в нем отказали, то об увольнении, - и освобождении съемной квартиры. За несколько дней до отлета на Карибы я приехал в дом родителей, чтобы попрощаться. Я не видел их несколько лет – плохим я оказался сыном. Но сейчас был рад повидать их и убедиться, что они все еще счастливы в маленьком домике крошечного техасского городка, откуда мы были родом.

И в конце концов, оставив прошлое позади, я сел на самолет, мчащий меня к Карибскому морю. Не было сожалений, хотя надежда тоже не слишком грела сердце. Поглаживая шрам, оставленный русалкой, я раздумывал над теми многочисленными легендами, которые изучил на просторах интернета. Превращение в тритона, по свидетельствам авторов статей, происходило через укус, но отчего же тогда я до сих пор оставался человеком? Принимая ванну, я не отращивал хвост, и даже посещение бассейна с морской водой не сделало меня полурыбой. Слова Беллы, сказанные на прощание, вовсе не означали, что она заберет меня в свой подводный город – вероятнее всего, она всего лишь согласилась на еще одну встречу. А это значило, что я выбросил всю свою жизнь ради трех-четырех дней преходящего счастья. И это в том случае, если Белла вообще приплывет, ведь я хорошо помнил, как она говорила, что с побегами у них строго. Где гарантия, что русалка сдержит слово? Вполне вероятно, что я проделал весь этот путь просто так.

Терзаемый сомнениями и изнуряющей болью разлуки, я приземлился в аэропорту Сент-Винсент, чтобы к вечеру уже быть в забронированном номере отеля. Последствия урагана за месяц были устранены, но не везде – маленький остров, на котором я отдыхал в прошлый раз, все еще был закрыт для посещений. До фазы полной луны оставались сутки – как раз хватило, чтобы нанять частный катер, который мог доставить меня на место. Получив приличную сумму денег, капитан согласился забрать меня с острова спустя четыре дня. Если мое странное поведение и вызвало у него подозрение, то пачка зеленых купюр помогла справиться с сомнениями. В конце концов, ему какое дело, сумасшедший я или нет.

Красный солнечный диск завис над горизонтом, окрашивая мою кожу в оранжевый оттенок. Сбросив рюкзак, футболку и шлепанцы, я прошелся по пляжу, испытывая острое чувство ностальгии. Мусор был убран, пальмовые ветки, сорванные ветром куски крыш и упавшие деревья тоже были увезены. Остовы ресепшена, кухни и бунгало стояли пустыми. Остров выглядел нежилым, но мирным – короткое время спустя, я был уверен, сюда вернутся туристы. Но сегодня был рад, что нам с Беллой не придется встречаться тайком у рифа, а можно будет свободно погулять по рассыпчатому песку и заняться любовью на том самом диване, с которого все началось.

Бродя по пляжу, я приветствовал восхождение бледной круглой луны над горизонтом, явившейся после заката солнца. Будучи в нетерпении, я прикинул расстояние до рифа и, недолго сомневаясь, вошел в спокойные вечерние воды. Теплая влага приятно обволокла кожу – лишь шрам начинало слегка тянуть всегда, когда он намокал. Подарок русалки действительно умел напоминать о себе. Даже если бы я хотел забыть прекрасное лицо обладательницы хвоста, стоило принять душ или посетить бассейн, тяжесть шрама тут же возрождала образ юной богини, некогда стонущей в моих руках. Если закрыть глаза, можно было легко представить, будто она прижалась в глубоком поцелуе к моей шее прямо сейчас.

Если я и надеялся на то, что это особое место и правильная океанская вода сделают меня тритоном, то ошибся. Магия не работала. Нужно было что-то еще, о чем не прочитаешь на сайтах, созданных человеком. Либо все это был обман, а Белла – плод моего болезненного разума, пострадавшего в урагане. К счастью, шрам не давал забыть, что случившееся приключение – истинная правда.

Выбравшись на скалу, я стряхнул воду с волос и уселся ждать, переходя попеременно от отчаяния к надежде. Взрослый мужик, а поверил в сказки. Мне хотелось наорать на себя. Бросил все, и ради чего? Чтобы в одиночестве на всеми забытом острове смотреть на луну, надеясь на превращение в морское чудовище? Если бы мои друзья узнали мои мысли или хотя бы успели заметить тревожные признаки моего безумия, вместо острова я находился бы сейчас в белой палате с мягкими стенами и крепкими решетками на окнах. И были бы правы.

Луна полностью взошла на черном звездном небосводе, а чуда все не происходило. Темные волны мягко лизали мои ноги до колен, и пальцы, несмотря на высокую температуру воздуха, потихоньку начинали коченеть. Ничто не предвещало появление русалки: море было спокойным и равнодушным, лишенным всякого волшебства.

Сиротливо улегшись на скале в неудобной позе, я то злился, то жалел себя. Утро застало меня все там же и все таким же одиноким: разбудили жаркие лучи солнца и соленые брызги волн, плюхающие в лицо. Разочарование было не передать словами, а тоска по предательнице-русалке стала просто невыносимой. Пусть мой прилет сюда был поступком безумца, но меня ведь поддерживала надежда. Теперь она умерла.

Попеременно то злясь, то впадая в глухое отчаяние, я перекусил на берегу продуктами, которые в изобилии привез с собой, надеясь угостить морскую обитательницу вкуснейшей человеческой пищей.

Весь остальной день я провел на рифе, ныряя и исследуя дно, ища хоть какие-то намеки на то, что я должен дальше делать: возможно, Белла оставила мне какой-то знак. Ничего. Только шрам ныл все сильнее, доставляя настоящее беспокойство, потому что казалось, что он тянет меня на дно. Словно из-за него я становился в два раза тяжелее, боясь не выплыть на поверхность, когда преодолевал сопротивление воды.

Уныние овладело мной к исходу вторых суток. Полная луна гордо светила над головой, но море оставалось безразлично спокойным, а ведь если бы русалка сбежала ко мне, случился бы шторм? Всю ночь я не смыкал глаз, апатично подавая световые сигналы мертвой воде с помощью фонарика, как будто кто-то захотел бы мне ответить.

Фаза полной луны была на исходе, когда на третью ночь я услышал всплеск. Вскочив, я яростно светил на бездушную воду, надеясь увидеть лицо русалки или хотя бы хвост, какую-то рябь, сигнал присутствия.

- Белла! – закричал я отчаянно. Лишь слабый шелест ветра был мне ответом. Вокруг – ни души.

Спустившись в воду, я поплыл вперед, ныряя в чернильную темноту. Рифы были пусты и мрачны – рассеянный лунный свет не добирался сюда. Слабенький луч фонарика едва подсвечивал морские глубины, выхватывая тут и там хаотичное скопление камней и причудливо изогнутых цветных коралловых веток. Мелькнувший хвост на поверку оказался крупной рыбкой, панически забившейся в расщелину при моем приближении.

Сделав глоток воздуха, я погрузился снова, морщась и потирая шрам, действующий в воде словно удавка, тащащая вниз. Нырять с ним было легче, чем раньше, но ночью в полной темноте можно было легко потеряться в черной бездне и ненароком остаться в ней навсегда, став кормом для рыб.

Заметив взвесь песка от чьего-то сильного движения, я поплыл дальше, отдавая себе отчет, что все мои попытки – бесполезны. Белла не появится. Может, она и собиралась, но строгие правила не позволили ей сбежать. А может она забыла меня, как и говорила. Ее чувства остыли. Что я здесь делаю? Мне стоит вернуться на берег, выбросить из головы глупые мечты и отправляться домой. Не было смысла в моем странном и опасном поведении. До конца полнолуния было всего несколько часов, и от моей надежды не осталось даже крупицы. Напрасно я сюда приехал.

С трудом вырвавшись на поверхность, я лег на спину, судорожно вдыхая необходимый кислород. Волны тихонько покачивали меня, стараясь хлестнуть в лицо, и я устало поплыл к рифу, смирившись с поражением. На сердце лег тяжелый камень, разум съедало разочарование и досада. Я вел себя как глупец, все это время рассчитывая, что обещания русалки были правдивы.

В воспоминаниях болезненно мерцал образ красивейшего лица, ярко-зеленых удивленных глаз, взирающих на человеческий мир с детской непосредственностью, приоткрытых чувственных губ и изящных плеч, маленьких ступней, впервые ощущающих почву, и юного тела, охотно отзывающегося на мои прикосновения. Я закрыл глаза, лениво двигая ногами и не пытаясь бороться с горечью утраты. Смогу ли я когда-нибудь забыть Беллу? Или мой безумный удел – каждый месяц в полнолуние быть здесь, потеряв себя? Это не закончится ничем хорошим, точно. Просто забыть и жить как прежде – не мое кредо.

Сморщившись от холодного течения, лизнувшего спину, я перевернулся, чтобы скорректировать путь. Вокруг стояла непроглядная мгла, даже луна скрылась в серых перистых облаках. Свет фонаря тоже не давал ответа, далеко ли до рифа. Мне-то казалось, что я нырял совсем рядом с ним, и возвращение не должно было занять больше минуты. Однако, куда не повернусь, я видел лишь рябь моря, без начала и конца.

Набрав воздуха, я ушел под воду, чтобы определить по дну, куда плыть – коралловые рифы постепенно поднимаются к берегу. Но морской простор подо мной оказался бездонным, чернота, разрезаемая тонким лучом фонаря, выглядела бесконечной. И если судить по течению, тянувшему прочь, отнести меня уже могло куда угодно от спасительного берега.

Я запаниковал, вынырнув и озираясь вокруг. Какого черта я не оставил себе какой-нибудь ориентир на рифе? Я был заядлым путешественником, так что о технике безопасности знал все. Так отчего ж настолько по-идиотски расслабился?

Луна вышла из облаков, но мне это не помогло: берега не было видно. Любое темное пятно на горизонте могло оказаться как островом, так и обычным туманом. Я дернулся плыть поперек течения, чтобы не снесло окончательно, надеясь каким-то образом продержаться до рассвета. Но я уже давно находился в воде: пальцы онемели, а это был паршивый признак. В голову, как червоточина, залезла неприятная мысль: так и кончают придурки, постоянно ищущие приключений на собственную задницу. А чего я ожидал? Знал же, что море - не гостеприимный дом, а большой риск. Надо было сидеть дома!

Почувствовав спиной более теплую воду, я снова лег на спину, приберегая силы. Иногда подавал фонариком сигнал SOS в какую-нибудь из сторон. Дышал глубоко и ровно, хотя с каждым вдохом требовалось все больше усилий, чтобы удержаться на поверхности.

Когда свело ногу, пришлось согнуться, чтобы выпрямить пальцы. Они уже стали нечувствительны к прикосновениям, а вода тут же накрыла с головой. Я знал, что это конец, бесполезно бороться – если начались судороги, ничто уже не спасет, тем более у меня не было спасательного жилета. Пять минут осталось, не более того. Как назло, еще и шрам гантелей тянул вниз.

Я хотя бы решил уйти достойно, без сопротивления. Я уже месяц назад был обречен, когда влюбился не в ту, в кого следовало, и моя смерть стала уже делом времени и невезения. Раскрыв глаза, я расслабился и позволил океану забрать меня, камнем падая в глубину. Сначала погружение было медленным, а по мере увеличения давления убыстрялось. Черные воды сомкнулись вокруг, и я думал успеть достичь дна прежде, чем погибну. Хотя бы знать, в красивом ли месте буду погребен, или кроме безжизненного песка тут ничего нет. Но вокруг меня закручивалась и вихрилась только лишь глубоководная муть, и дальше пары метров ничего не было видно. Я падал в бесконечную черную бездну.

Я слишком устал, чтобы вытерпеть долго. Вода очень быстро проникла в нос и рот, и дальше было уже не сдержать потребностей тела. Оно скорчилось, затем распрямилось и изогнулось дугой. Боль проникла повсюду, когда захрустели кости и вытянулись как на дыбе, разрывая каждый позвонок. В ушах возник адский шум, точно я попал в затопленное метро, где разом переговариваются миллионы привидений. Выроненный фонарь унес свет, оставив меня в кромешной темноте, и я зажмурился, задыхаясь от воды, заполнившей легкие и вытеснившей остатки воздуха. Диафрагма спазматически сократилась и замерла… И больше боли я уже не чувствовал. Медленно дрейфовал в соленой глубине, вдруг окрасившейся в яркие оттенки синего, лазурного и бирюзового. Море стало прозрачным на много миль вперед: я видел каменистое дно метрах в ста под собой и край рифа в полумиле отсюда, где более теплая вода выглядела приторно-зеленой. Семья дельфинов – мать и двое дельфинят – плавно покачивая хвостами, дремали в слабом прибрежном течении.

Я видел, как это течение омывает риф и вновь присоединяется к более холодному и глубинному потоку, слышал циркуляцию каждой молекулы соленой воды, мог прочитать историю путешествия течения как в открытой книге. Шрам больше не тянул вниз, но он будто бы разросся по всему телу, сожрав меня целиком и сделав частью воды, растворив в ней. Я был проводником морских потоков и течений, соединившись с ними незримыми связями, такими многогранными и глубокими, что постичь разумом никогда б не сумел.

Вязким движением в приятной теплоте я перекатил светящиеся лазурные капли, а когда увидел свою руку, недоверчиво застыл: тыльная сторона была вся покрыта крошечной бронзовой чешуей, от запястья к локтю возрастал тонкий прозрачный плавник с острыми изогнутыми краями. Я должен был умереть, утонуть. Однако я, похоже, сильно ошибся. Сделав медленное сальто, я подивился силе ног, слитых воедино, а увеличив скорость, поймал собственный хвост – темная бронза чешуи на кончиках плавника переходила в матовую зелень и заканчивалась кудряшками мягких водорослей.

Потрясенный собственным преобразованием вместо ожидаемой смерти, я не сразу услышал их. Шум в ушах: я думал, это прибой бьется о скалы, создавая фон, или течения, сталкиваясь друг с другом, шипят и бормочут. Но теперь я узнал голоса. Удивленные, беспокойные, испуганные, озлобленные. Переходящие в ропот. И среди прочих я моментально вычленил ту единственную, ради которой пришел.

- Белла…

Я будто бы видел ее внутренним взором, невзирая на расстояние. Она обернулась на оклик, ее потерянный и взволнованный взгляд заметался по сторонам.

- Эдвард?..

Столько страсти было в этом крике, и кто говорил, что русалки – всего лишь холодные рыбины, не умеющие любить?

Откуда-то я точно знал, куда плыть. Шрам, оставленный на шее, оказался не только билетом в подводный мир, но и картой, прочно впечатавшейся в сознание. Я видел, слышал и осязал, что Белла тоже сорвалась с места, бросившись мне навстречу и не обращая внимания на недовольное ворчание своих сестер.

- Белла! – повторял я, словно боялся потерять внезапно обретенный маяк, ведущий меня в нужном направлении. Скорость, которую я развил, едва ли можно было измерить человеческими понятиями: лазурное море испуганно расступалось под мощным натиском моего яростного полета сквозь глубины.

- Эдвард! – кричала в ответ русалка, словно не верила в чудо. Ее губы не двигались, но в этом не было необходимости: все живое здесь общалось с помощью силы мысли.

Мы встретились как две ракеты, несущиеся в лобовой атаке. И закружились в стремительном водовороте, сплетясь руками, губами и хвостами. На несколько минут любые проблемы вылетели из моей головы, остались только чистые незамутненные ощущения: радость, счастье и восторг. Облегчение огромной волной накрыло меня, когда я сжал руками маленькое хрупкое тело, когда рот морской красавицы открылся в ответ на мой безжалостный поцелуй, заявляющий права. Я хотел поглотить ее всю, лишь бы она не вздумала еще раз бросить меня. Моя, моя, рычал мой взбешенный разум. Эти кукольно-идеальные губы, этот вздернутый носик, трогательно распахнутые зеленые глаза и даже маленькая упругая грудь с розовыми сосочками, дразнящими мои воспоминания на протяжении целого месяца и продолжающими делать это даже сейчас, - все это теперь принадлежало мне. Навсегда.

- Ты пришел! – выдохнула Белла в восхищенном изумлении, когда я перестал терзать ее рот и набросился на другие, не менее приятные части тела, желая ревностно обследовать ее всю, как будто за время моего отсутствия что-то могло измениться.

- А ты – нет, - выразил обиду я, покусывая гладкую и скользкую от соленой воды кожу.

- Ты же знал, что меня не отпустят? Я говорила, - в голосе слышалась вина.

- Но ты обещала, - напомнил я сердито, беря нежное лицо в ладони и заглядывая в нефритовые глаза.

- Я была под властью чувств, - опустила она взгляд, прячась за длинными густыми ресницами. – Обещала, но не подумала. Но как ты оказался здесь? – воскликнула она, округлив глаза. – Неужели человеческая жизнь настолько плоха, что ты решил с ней покончить?

- Это вышло случайно, я вовсе не думал о самоубийстве, - признался я, усмехаясь. – А ты коварна! Вероятность того, что я нахлебаюсь океанской воды точно в полнолуние, была ничтожно мала, я мог до самой смерти оставаться человеком, даже не подозревая об истинном предназначении твоего подарка. Но, видимо, судьба взяла ситуацию в свои руки, впечатленная моими стенаниями. Я ждал тебя на рифе, услышал плеск и поплыл, а когда обернулся, берега не было видно. Я искал его, боролся с течением, но увы. Судьбе было угодно изменить меня именно сегодня.

- Очень плохо чувствовать радость от того, что ты здесь? – потупила Белла смущенный взгляд.

В моей груди от ее слов будто бы вдвое выросло сердце.

- Мне это очень приятно, - шепнул я, облегчая ее страдания и нежно приподнимая пальцами подбородок.

- Знай, если передумаешь, ты сможешь снова вернуться к людям, - на полном серьезе добавила Белла, держа меня за руку, пока мы плыли по течению, ведущему в русалочий город, с которым мне не терпелось познакомиться. – Если наскучит или…

- Белла, - с улыбкой перебил я, не желая даже слышать о подобном варианте, - ты еще не поняла? Я всю жизнь путешествовал по разным странам в погоне за экзотикой. Никогда не бывал в одном месте дважды. Ты подарила мне много больше, чем мир людей – миллионы необследованных мест Земли, где никогда не бывала нога человека. Вечности не хватит, чтобы побывать везде! И ты подарила мне себя – лучшее из того, что было в моей жизни. Я останусь здесь, даже не сомневайся.

Впереди, в черной холодной бездне океана засверкали огни, оттенки синего, лазурного и бирюзового посветлели, наполненные каким-то особенным видом жизни, существующим только здесь, на глубине в несколько тысяч километров. Я взглянул на остроконечные пики необычных архитектурных сооружений, похожих на сказочные замки, обвитые пушистыми водорослями, и встретил сотни пар настороженных глаз – русалки приветствовали нового жителя подводного царства, и каждая была так невероятно красива, что потрясала воображение.

- Да я в раю, - прошептал я с лукавой усмешкой, и Белла переливчато рассмеялась, тряхнув роскошными волосами.

- Не спеши с выводами. Половина из них будет завидовать нам, треть – ненавидеть, а оставшиеся попытаются отнять тебя у меня. Ты еще пожалеешь, что не остался на Земле, – улыбнулась Белла очаровательно, вновь влюбляя меня в себя одним лишь словом и взглядом.

- Ни за что не пожалею, - наклонился я к ее манящим устам. Смешанные с солью океана, они стали еще мягче, еще соблазнительней и притягательней. Туго обвив хвост вокруг стройного стана русалки, я прижал ее к сердцу как самую хрупкую драгоценность на всем белом свете.

____________________________

*для создания образа русалки автор воспользовался информацией с этого сайта: http://lifepirates.rusff.ru/viewtopic.php?id=166


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-16465-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (09.07.2016) | Автор: Валлери
Просмотров: 3058 | Комментарии: 40


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 401 2 »
0
40 MOSIFE   (02.08.2017 16:50)
Спасибо за историю!

0
39 MariyaK   (01.04.2017 16:59)
спасибо за сказку smile

0
38 Alexs   (21.01.2017 10:40)
СПАСИБО

0
37 kosmo   (06.11.2016 17:55)
Спасибо. Mне очень понравилось.

0
36 luluka   (29.09.2016 16:06)
Замечательная сказка, да еще и с хеппи-эндом) Спасибо, получила большое удовольствие)

0
35 -Piratka-   (28.09.2016 14:05)
Спасибо!

0
34 tatyana-gr   (05.09.2016 22:38)
Свет! Как всегда, очень достойная история. Такая современная сказка получилась. В обычных сказках все заканчивается свадьбой, ну а здесь попаданием в рай для мужчин - столько русалок и все для него одного smile
Спасибо!

0
33 Frigitta   (11.08.2016 21:17)
Так мило! Огромное спасибо! wink

0
32 Svetlana♥Z   (08.08.2016 11:21)
Сюжет не нов, но у Автора вышла прекрасная интерпретация "Русалочки". Приятно было её читать, получила массу удовольствия. Интересно, как сложится их дальнейшая жизнь. Думаю им захочется жить в изоляции от сородичей Беллы. Иметь свою большую семью. happy wink

0
31 Sveta25   (06.08.2016 00:22)
НОВАЯ СКАЗКА ПРО РУСАЛОЧКУ ОЧЕНЬ РОМАНТИЧНАЯ....СПАСИБО И УДАЧИ smile

0
30 Lucinda   (04.08.2016 21:42)
Это было Вау!!! Нет слов, чтобы выразить своё восхищение!Спасибо!!!

0
29 Kittiy   (04.08.2016 15:51)
Мне Очень понравилась история!
Русалочка- написания по -новому..невероятная история о любви.. Эдвард бросил все ради любимой..
Очень красивая сказка!

0
28 Элен159   (02.08.2016 19:47)
Что хочется сказать... В голове очень много фраз у меня сейчас после прочтения данной истории. Каюсь, что успела прочесть ее раньше, но все никак не могла подобрать слов, чтобы описать свои чувства. А вот сегодня такой день настал...

Это просто невероятная история во всех возможных и невозможных смыслах. Не хочу сильно придираться к сюжету, потому что все это мелочи. Буду считать, что Эдвард у нас очень правильный и воспитанный мужчина, правда, все же плоховато во времени ориентируется. Но это все ерунда!!! Потому что те волнительные эмоции, что подарил мне автор (ну и Эдвард тоже) затмевают все остальное. Он же без памяти просто влюбился в нашу морскую русалку Беллу. Что ему еще оставалось, как не вернуться за ней? Другого выхода-то не было просто. Только вместе они будут счастливы. Да и Таня, как оказалось, была не против такого поворота событий. Так что, я обеими руками ЗА эту историю!!!

0
27 Farfalina   (01.08.2016 16:27)
Ох уж эти "розовые сосочки")))))) Хоть я и люблю сказки, но вот эта почему-то мимо. Обидно за Эдварда, наверное: повелся на русалочью красоту, бросил родных, работу, друзей. А Белла даже к рифу не приплыла, ещё и за ухо покусала))) В общем, не знаю. Красиво, слог прекрасный, описания реалистичные, но... Какое-то "но".

+2
26 case   (26.07.2016 10:10)
Мне понравилось. Особенно такие яркие описания окружающего. Просто браво! И фантазия у вас отличная, так все вывернуть. Не хватило мне только чувств Эдварда. Мужчина так умело описывающий все вокруг, не смог толком убедить меня в своих чувствах. Хотя мужчины... Что с них возмёшь))) удачи вам!

0
25 Galactica   (23.07.2016 13:47)
Слегка наивная, но очень милая сказка smile Правда немного грустно за Эдварда - как же его человеческие желания, которые у него весьма и весьма присутствуют))) Ну, да ладно... буду считать, что у них все получится)
Автору спасибо и удачи!

+2
24 Oxima   (21.07.2016 20:28)
Красивая сказка для взрослых получилась.
Пожалуй, больше всего мне понравилась реалистичность повествования (кроме некоторых странностей поведения персонажа в самом начале и не вполне понятных законов подводного мира, и о том и о другом уже упоминали): в частности, в момент первого появления рыбьего хвоста я вместе с героем испытала шок. И избавиться от него уже не могла до самого финала – все-таки лично мне такую (явно лишнюю) деталь тела не компенсировала бы никакая внешняя красота. Вот прямо удивляюсь собственной нетерпимости, но для меня до конца рассказа девушка-рыба уже никак не могла стать просто девушкой. Видимо, талант Автора сыграл со мной злую шутку - именно злую, потому что прочувствовать отчаянную влюбленность главного героя в рыбу я так и не смогла, несмотря на восхитительное красноречие автора. Впрочем, не обязательно, наверное, всегда и все написанное чувствовать, тем более что тут было, что почувствовать еще – например, нехватку воздуха во время погружений главного героя, ледяное опустошение, когда его покидала надежда, запах рыбы во время поцелуев… ой, это не то smile .
Отдельно хотелось бы отметить качественную проработку деталей, в некоторых местах я просто восхитилась кинематографической точностью. Например, там, где описано, как волна вымывает песок из-под тел главных героев. Или картинка тритоньего хвоста с завитушками на конце и плавников на предплечьях. Или грязного моря после шторма. Или тот момент, когда вьющиеся волосы высыхают и становятся просто волнистыми (правда, в другом эпизоде эти же волосы, высыхая, завиваются в тугие кольца).
Единственное, что меня смутило – это недодуманность (или надуманность) преград между влюбленными: если мужчины-тритоны могут оставаться людьми, сколько захотят, почему же Эдварду непременно нужно было навсегда отказаться от человеческого мира? Почему русалка не забрала его с собой сразу? Или это было такое испытание для Эдварда: передумает - не передумает? Тогда, на мой взгляд, лучше бы это и прозвучало, как испытание, как сказочное условие – вполне в жанре истории. Хотелось бы все-таки узнать у Автора, в чем был смысл этого запрета на межвидовые союзы со стороны морского народа, почему русалки перестали соблазнять моряков, ну или вообще каких-нибудь мужчин? И почему никто из ушедших на землю тритонов никогда не возвращался?
Если говорить о впечатлении от работы в целом, то, пожалуй, отмечу одну удивительную вещь: ведь Автор, в общем-то, не придумал ничего принципиально нового (разве что с укусом? Отчасти) и русалочья сущность (как она описана в рассказе) коллективным и индивидуальным творческим разумом придумана давным-давно (тут и сказка Андерсена, и диснеевские творения на ум приходят, и подростковый сериал «Н2О: Просто добавь воды»). Тем не менее, рассказ получился целостный и довольно свежий (у меня не осталось впечатления лоскутного одеяла из надерганных ото всюду идей), и, по-моему, эта история очень достойно бы выглядела на экране в виде полнометражного фильма – романтичного, яркого, красивого фильма о море и любви.
Спасибо, Автор, удачи на конкурсе.

0
23 Валлери   (21.07.2016 09:41)
Понравилась ваша версия русалочки, автор, и слог приятный. Только не поняла, почему она говорить не могла, когда есть ноги, но могла с хвостом, какая разница то в физиологии? И там и там на воздухе))

0
22 Gracie_Lou   (19.07.2016 11:08)
Ну,допустим,автор вывернулся на этот раз biggrin без инопланетных русалок и бесполого размножения. tongue А кому не нравится-предлагайте свои варианты.Ведь это кабздец же,а не обложка!Ну как можно подвести к хеппи энду,если между героями такие серьёзные физиологические различия,а счастливый конец-условие конкурса?Сказочно?Малоправдоподобно?Романтично?Да!А вы как хотели?Научно-документальную историю из жизни русалок и отдыхающих? tongue

+1
21 kotЯ   (18.07.2016 23:21)
Любовь зла, полюбишь и русалку. И отчего там не выпускают чудесных дев ловить в свои чарующие сети красавчиков- мужчин. При их текучке-это необходимо для выживания. Какая-то у них начальница не правильная- мужененавистница. Даже амозонки лучше боролись за продолжение своего рода, пользуясь и забавляясь, беременели и рожали прелестных амазоночек.

+1
20 Noksowl   (16.07.2016 00:33)
Попал Эдвард в переделку! Из-за шторма он застрял на острове и пропусти эвакуацию… Но, несмотря на не очень радужную ситуацию, в которую попал Эдвард, ему несказанно повезло. И находка была для него счастливой. Ему, как любителю всего необычного, такая диковинная девушка попалась. happy И так она запала в его душу, что готов все бросить и последовать за ней в ее мир. Но…
Боится Белла своих чувств, чтобы не обжечься. Опасается она, что Эдвард не примет жизни подводного царства. И сомнения ее, думаю, не напрасны.

Цитата Текст статьи
…ты еще не поняла? Я всю жизнь путешествовал по разным странам в погоне за экзотикой. Никогда не бывал в одном месте дважды. Ты подарила мне много больше, чем мир людей – миллионы необследованных мест Земли, где никогда не бывала нога человека. Вечности не хватит, чтобы побывать везде!

Эдвард ясно дал понять, что ему интересны путешествия, любит познавать необычное, новые впечатления,... а правила русалочьего царства этого не позволяют.

Цитата Текст статьи
- Значит, мы найдем необитаемый остров и будем жить там, раз в месяц выходя на берег, чтобы любить друг друга, - оптимистично предложил я, нутром чуя, что это не сработает.
- Как у тебя все просто, - усмехнулась русалка. – Кто же нас отпустит из города?

Ему запрещено будет покидать город. Со временем необычная жизнь станет для него обыденной. И стены города будет его тяготить. Сбежать из него они не смогут, найдут их в момент. И последовать за ним в человеческий мир у Беллы не получится, а, значит, останется в городе. А он поступит также, как до него поступили другие тритоны… И когда он их покинет, это ранит Беллу... sad
Спасибо за историю! Удачи на конкурсе!

0
19 MiMa   (14.07.2016 09:53)
Красочно написано, мне очень понравилось.

0
18 TchekJulia   (12.07.2016 23:15)
Очень милая сказка и со счастливым концом.
Спасибо автору и удачи в конкурсе.

0
17 Korsak   (12.07.2016 19:51)
Такая милая сказка!Спасибо!
Я с радостью прочитала ее!

0
16 Солнышко   (12.07.2016 16:20)
Миля сказка. Только жаль, что Эдвард решил уйти в водный мир. smile

0
15 робокашка   (12.07.2016 10:14)
Чувства и действия Эдварда вполне реальны. Найдя истинную любовь, разве моно от нее отказаться?! Спасибо за историю. Удачи!

+1
13 Belka♥l   (11.07.2016 14:23)
Добрый день, дорогой Автор. Спасибо большое за сказку, так напомиающую старинный "диснеевский", как Вы точно сказали, мультик wink

Я, наверное, соглашусь со многими здесь - история милая, наиваная (местами даже слишком), скоротечная и сказочная. Уловить суть летнего веселья и беззаботства Вам явно удалось. Но есть истории, которые кроме улыбок у читателя и веселья во время прочтения не оставляют ничего. Ваша история получилась для меня такого характера, к сожалению. Я нисколько не критикую - многим понравилось, да и редактор поработал на славу, но просто не моё. Я, наверное, слишком реалистична для подобных вещей, даже если и очень очень хочется поверить в сказку.

Цитата
Удивляло, что синоптики пропустили надвигающийся шторм и не позаботились о людях заранее.


Что в принципе не реально, потому что на остравах таким событиям уделяют определенное внимание. Сколько не путешествовала, никогда не сталкивалась даже с тем, чтобы о обычном понижении температуры не предупредили. Но раз это сказка, спустим на фантастику.

Цитата
Решение переждать дождь в безопасности под защитой скалы было правильным, несмотря на то, что я опоздал на рейс, да и вообще застрял непонятно где неизвестно на сколько времени.


biggrin Главное, что он оценил его

Цитата
Когда шторм затих, в моем сотовом давно села батарея. Но по подсчетам, прошло не меньше двадцати четырех часов,


Это как так? Прям 24? Ночь сменила день и день сменился ночью?

Цитата
А еще она была полностью обнажена, и я не мог взять в толк, как она здесь оказалась, откуда.


При виде обнаженной женщины первая мысль всегда именно такая: откуда ты здесь взялась. Главное, что Эдвард такой правильный. Фантастиш

Цитата
Мне некогда было раздумывать над такими мелочными вещами,


Действительно, хмась обнаженную и побежал в отель искать одеяло. Именно на подобных моментах в истории у меня была улыбка - повеселили smile

Цитата
Поорав в течение пары минут, я понял, что меня никто не слышит.


Ну учитывая всех эвакуированных до этого людей...

Цитата
превращаясь в волнистое великолепие


С водорослями в них

Цитата
Меня впечатлило, что кожа была гладкой по всему абсолютно телу, без признаков растительности где-либо.


Видимо на острове Эдя прожил долго.

В общем, подобные моменты, к сожалению, кроме веселья и улыбки во мне не пробудили никаких чувств... Однако стоит заметить, что обложку Вам удалось обыграть.

Спасибо за историю, искренней удачи в конкурсе! smile И не обессудьте, я знаю, что иногда кажусь Бабкой Ёжкой, но это не так wink

0
11 Al_Luck   (11.07.2016 00:48)
Теперь все русалки ломанутся искать себе человека.

0
12 verocks   (11.07.2016 03:32)
biggrin тоже об этом подумала

0
10 Inwardness   (10.07.2016 16:45)
Трогательно. Фантастично. Фантастически.
Пример того, где сюжет увлекает полностью, а на кромку текста даже не обращаешь внимания.
Да, может быть, моментами мне тоже не хватило реалистичности в их встрече, в реакции Эдварда как на обнаженное тело изначально, так и на осознание того, что девушка - русалка. Но так ли это важно здесь?
Эмоции. Вы подарили открытые неподдельные эмоция и потрясающее послевкусие от прочтения человеку, в принципе не воспринимающему мир всяких загадочных, сказочных, мифических существ.
Мне понравилось. Искреннее спасибо!
Удачи на конкурсе!

+1
9 ♥Лузя♥   (10.07.2016 11:59)
Задумка очень необычная. История мне понравилась)
Шторм, милый и добрый Эдвард. Девушка которая попала в беду, но оказавшаяся русалкой. Всё очень мило, с долей эротики. Конечно он как любой нормальный мужчина будет пускать слюни на обнаженную даму biggrin happy

1-30 31-38
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]