Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1633]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4860]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15272]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14624]
Альтернатива [9081]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4498]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Вампирский уголок
Моя любовь к Деймону была ядовитой, она душила меня. Лишала всех возможных путей отступления. Мешала мне здраво мыслить и принимать холодные решения. Она наступала мне на горло, вынуждая склонять голову перед собственной глупостью. Это была моя личная версия самоуничтожения.

Игра времени
Меня ждал сюрприз: вместо асфальта под ногами лежала брусчатка, вокруг шумела толпа в костюмах начала прошлого века, раздавались гудки автомобилей, ржание лошадей и выкрики носильщиков. А у причала стоял огромный корабль, по трапам которого внутрь втягивался поток людей и грузов. На борту отчетливо виднелась надпись «Титаник».

Её зовущая кровь
— Не уходи, Эдвард.
Ее слова и то, с какой болью она произнесла их, заставили меня опуститься на колени.
— Я здесь, Белла, — прошептал я, максимально приблизившись к ее прекрасному лицу.

No limits
Эдвард Каллен – мужчина, чьё тёмное прошлое будоражит воображение жителей маленького провинциального городка, сумел разжечь пламя страсти в душе Беллы Свон после первой же встречи. Захочет ли дочь шерифа связать своё судьбу с местным отщепенцем и узнать все его тайны?

Выпьем вина, любовь моя
Однажды я проснулась и подумала – ты был моим майским сном. Открытое окно, сигаретный дым на шее, силуэт твоей спины. А, может, я ничего не придумывала, не измышляла? Мы такие контрастные и размытые, совсем как неудавшийся кадр или незапланированный ребенок. И все-таки я буду помнить нашу историю долго-долго, ведь все мы ищем одного – счастья.
Правда ведь, любовь моя?

Копия
Он был его абсолютной копией. Разве я могла устоять?
Фантастика, романтика, ангст.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 252
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Из жизни актеров

Make a Wish (Загадай желание). Глава 4. Разговор по душам. Ревность порой так необоснованна. Марина. Часть 5

2021-6-19
20
0
Глава 4. Разговор по душам. Ревность порой так необоснованна. Марина. Часть 5.

Soluna Samay - Should've Known Better

Несколько дней спустя…

– Братишка, – крикнула снизу Макена, – у тебя телефон разрывается!

– Иду, – отозвалась я, выходя из комнаты и на ходу надевая пиджак. – Блин, забыла! – тихо выругавшись, вернулась за блокнотом, сиротливо лежащим на кровати. Не хватало еще оставить тут нашу с Тейлором переписку без присмотра! Хотя назвать это перепиской язык не поворачивался, ведь на мои «творения на нескольких листах» Лотнер отвечал немногословно: «спасибо» и «удачи», за исключением нашего с ним недавнего sms-общения в режиме online.
Но вдруг Макена заглянет в комнату? Или мама? Мы ж не объяснимся с Тейлором перед родными!

– Тейлор, тебе звонит… – сестренка глянула на дисплей телефона, – Тейлор! – она засмеялась и протянула мне трубку.

– Спасибо, надо бы уже трудоустроить тебя моим секретарем, – поблагодарила я и взяла мобильник: – Да, слушаю.

– Привет, Тей! – прозвучал звонкий голосок, который я привыкла слышать лишь в наушниках. – Как дела?

– Привет, Тейлор, – ответила я. – Все хорошо, спасибо! Как ты?

– Отлично! – тут же подхватила девушка. – Прости, что раньше не позвонила и не поздравила тебя со знаменательным событием, только вчера вернулась из турне. Жутко вымоталась, до сих пор в себя прийти не могу. Хотя кому я это объясняю! – засмеялась она.

– Спасибо за поздравления! – я немного занервничала, потому что, честно говоря, не знала, о чем с ней разговаривать. Зачем она позвонила? Если бы Макена не заметила, я, может быть, и не решилась бы ответить на звонок. Одно дело – общаться с его друзьями, с нашими общими друзьями, совсем другое – с девушками. Возможно, даже с бывшими, пусть Тейлор и заверил в интервью, что между ним и Свифт никогда ничего не было. Как знать… Она очень красивая талантливая певица, и в данный момент куда ближе к нему, чем я. По крайней мере, территориально.

– И тебе спасибо, что прислал приглашение на премьеру, – колокольчики в ее голосе зазвучали еще выше. – Обязательно приду, с нетерпением жду фильм!

– Я тоже, – зарождающаяся ревность негативно отразилась на тоне моего голоса.

– Не переживай, – Тейлор по-своему расценила мой ответ. – Уверена, «Рассвет» будет иметь успех, впрочем, как и Сага в целом.

– Да, конечно… Э… Когда выпустишь новый альбом? – спросила я первое, что пришло в голову.

– Не раньше следующего года, – выдохнула Свифт. – У меня все мероприятия расписаны на несколько месяцев вперед, а так хочется засесть в студии и написать песню. Столько идей, но воплотить их совершенно некогда.

– Жаль, что так долго ждать, мне нравятся твои песни, – искренне ответила я, направляясь в кухню.

– Спасибо! У нас сегодня день комплиментов? – пошутила она и снова звонко рассмеялась.

– Просто я говорю то, что думаю. – “Чёрт! Да она флиртует с ним!” – Если хочешь, считай это комплиментом. – Мы пересеклись глазами с Макеной.

– Лотнер, только ты умеешь польстить так ненавязчиво и в то же время проникая своими словами прямо в сердце, – тихо проворковала Тейлор.

– Хорошо сказала, приму это к сведению, – я постаралась ответить как можно спокойнее.
“Уж мне ли не знать, как Тейлор умеет делать комплименты, милочка, – я на автомате включила кофемашину. – Вовек не забуду все, что он говорил. Лотнер никому так не изливал душу и не открывал сердце, как мне! Я точно знаю!”

– Мне тоже понравилось… Можно использовать это предложение в моей новой песне? – вкрадчиво спросила она.

– Автор текста ты, тебе и карты в руки, – отшутилась я. – Эм... Тейлор, прости, но мне нужно бежать, – я решила проявить инициативу и свернуть разговор, а то эта певица так и будет петь в трубку, если ее не остановить.

– Конечно, я все понимаю, – тут же расстроилась Свифт. – Слушай, Тейлор, может, сходим куда-нибудь на днях? Пообедаем вместе, пообщаемся…

– Ну, не знаю, у меня сейчас каждая минута на счету, – отнекивалась я, ставя перед сестрой чашку кофе с молоком. – Давай созвонимся на следующей неделе?
“А лучше в следующем году,” – добавила мысленно.

– Хорошо, я позвоню. – “А она настойчивая!” – Не пропадай, Лотнер!

– Пока, Тейлор, – я бросила трубку на стол. – Что? – обратилась уже к сестре.

– Не больно-то ты вежлив с ней. – Она слизала языком молочную пену с верхней губы. – Вкусный кофе, спасибо.

– Не за что. Где мама? – я быстро перевела стрелки и оставила без внимания ее упрек.

– У нее с утра встреча с дизайнером, она снова планирует разнообразить интерьер в доме. – Сестра откинулась на спинку стула. – Мама дала тебе задание.

– Какое?

– Накормить меня, – стрельнула глазами Макена, точь-в-точь как Тейлор.

– Мне что-нибудь приготовить?

– Да! – Сестренка отпила еще кофе и посмотрела на меня внимательным взглядом. – Хочу пиццу!

– Времени нет, – ответила я, смеясь над ее запросами. – Давай сэндвич сделаю?

– Хорошо, – кивнула сестра и потянулась за журналом.

– А ты помогать не собираешься, Макена? – Я открыла холодильник и достала овощи, сыр, ветчину и майонез. – Так не пойдет! Я готовлю ингредиенты, а ты нарежь хлеб и включи духовку.

– Ладно… – протянула она, нехотя вылезая из-за стола. – Отвезешь меня в школу потом?

– Отвезти не смогу, но вот проводить – вполне, – ответила я, намывая листья салата и огурец.

– Пешком? – вытаращила глаза Макена.

– Твоя школа в двух кварталах от дома. – Я принялась резать овощи. – Пешком, между прочим, ходить полезно.

– Лекций не надо, пожалуйста, – сморщив носик, сестра включила духовку. – Просто было бы классно, если бы меня высадил у школы сам Тейлор Лотнер!

– Шалунишка ты, Макена! – я запустила в нее кухонное полотенце, которое она поймала на лету и бросила обратно, целясь в меня. – Прекрати, ты мешаешь мне готовить завтрак.

– Да ладно, вон как ты ловко справляешься!

– Я и не то еще могу, – делая сэндвичи и выкладывая их на противень, отшутилась я. – Будет вкусно! Пальчики оближешь!

– Отлично, скорее бы, потому что я просто умираю с голоду. – Макена выставила время и запустила таймер. Я следила за ее движениями, и тут мое внимание привлек браслет, который позвякивал у нее на запястье.

– Занятная вещица, – я осторожно подставила ладонь под деревянного волчонка, болтавшегося на посеребренной цепочке, будто бы проверяла его на вес. Солнечный зайчик, отблескивающий от стеклянного камешка в виде сердца, играл теплым светом на боку волка.

– Это браслет Беллы из «Затмения». Забыл, что ли?

– Нет, я помню, конечно. Откуда он у тебя?

– Уилл подарил. От тебя ведь не дождешься! – фыркнула сестра. – Сколько раз просила: принеси мне со съемок этот браслет! Так нет же, заладил, как попугай: «Со съемочной площадки ничего забирать нельзя, каждый реквизит на учете, и т.д. и т.п.»

– Макена! – я прыснула, представив, как Тейлор отнекивался, изобретая отговорки. Неужели не мог утащить браслетик для сестренки? Какой он все-таки… правильный.

– Да что там украсть! Ты умудрился даже добровольно отказаться от парика, в котором снимался, а ведь тебе предлагали его забрать, – она показала мне язычок. –
Не смотри на меня так, – словив мой недоуменный взгляд, продолжила Макена. – Мне Роб рассказывал.

– Зачем мне парик? Надевать вместо шапки, если вдруг в Лос-Анджелесе снег пойдет? – я схватилась за живот, одной рукой опираясь на кухонный стол, и согнулась пополам от хохота. – Прекрати! Я больше не могу! У меня сейчас икота начнется!

– Смейся-смейся, а вот Уилл откопал в интернете нужный сайт и заказал мне желанную вещь, – подвела итог нашему разговору сестренка. – Хм… я случайно обмолвилась о браслетике, когда он меня на «Рассвет» позвал, и мы разговорились на Сумеречную тему.

– Что ж, поздравляю. Ты очень нравишься этому парню, раз он прислушивается к тебе и старается исполнить твои желания, – перестав смеяться, сказала я и с улыбкой посмотрела на Макену.

– Он такой хороший, Тейлор, – защебетала сестренка. – И так мило все придумал, – она мечтательно закатила глазки. – Предложил мне встречаться официально и вручил подарок. Уилл ужасно нервничал, когда пытался застегнуть мне его на запястье. Знаешь, даже неловко становилось порой.

– Первое чувство – самое сильное, Макена, и я желаю тебе, чтобы ты сохранила это в себе как можно дольше. Может быть, у вас с этим мальчиком все получится в будущем, как знать, но сейчас берегите друг друга и цените каждое мгновение, проведенное вместе.

– Стоп. Снято, – хлопнула она в ладоши и рассмеялась. – Тейлор, как ты красиво умеешь говорить! Слушать бы тебя и слушать, но кушать хочется сильнее, – сестренка повела носом, принюхиваясь к аппетитному запаху, распространившемуся по кухне. – Доставай мой завтрак из духовки!

– Садись за стол, голодный ребенок, буду тебя кормить. – Я открыла духовку и нацепила рукавицы, чтобы подхватить разгоряченный противень. – А браслет, правда, очень красивый!
“Я бы и сама от такого не отказалась,” – подумалось мне.

***

Проводив Макену до школы, я благополучно вернулась домой. По пути туда и обратно прохожих почти не было; во всяком случае, никто ко мне не приставал.

Я все больше проникалась симпатией к сестре Тейлора. Мне было легко общаться с ней, пусть я находилась сейчас в теле ее брата, но все равно помнила, как тепло приняла она меня в их доме. Поэтому сейчас меня занимал один важный вопрос: почему Макена ни разу не спросила Тейлора о его бывшей девушке? Всё на самом деле обстояло так, будто меня никогда не было в жизни Лотнера и его друзей. С первого дня нашего с ним перемещения меня не покидала эта мысль, навязчиво кружась в голове каждый день, неважно, находилась ли я в теле Тейлора или в своем собственном. Что тут произошло? Тейлор запретил всем вспоминать обо мне? А может, он забыл меня, и его близкие и друзья автоматически поступили точно так же? Одно я могла знать наверняка: все мои слова, сказанные при расставании, возымели действие, и мне некого было винить в этом, кроме самой себя.

Katharine McPhee - Over It

***

После обеда нам с Джимом предстояло ехать на студию «Paramount Pictures Corporation». Дело касалось нового проекта, который, возможно, будет запущен уже к середине следующего года. Тейлору предлагали роль в сиквеле нашумевшей комедии, первая часть которой славилась звездным актерским составом и очень неплохим кассовым сбором по всему миру. Слава Богу, от меня ничего особо не требовалось, только присутствие и согласование некоторых моментов, касающихся графика съемок. Основные переговоры ложились на плечи Джима и отца Тея, но я все равно собиралась изложить и этот день во всех подробностях, ведь письменное общение в данный момент являлось единственной связующей ниточкой между мной и Тейлором.

Я не решалась звонить ему, а он, по-видимому, и не собирался этого делать. Так что мне оставалось торопить время в ожидании своего возвращения в Америку и личной встречи с парнем, по которому я невероятно соскучилась.

Ну а пока моей первостепенной задачей являлось частичное погружение в его непростую актерскую жизнь, одна сторона которой – это слава и успех, признание критиков и любовь фанатов, премии и премьеры, а другая – ежедневная работа, ненормированный график, перелеты и съемки, съемки, съемки…

Я впервые переступила порог киностудии и смотрела на все широко раскрытыми глазами, но стараясь не привлекать к себе внимания. Переговоры прошли успешно, я была приятно удивлена, увидев за столом самого Адама Сэндлера, являющегося не только продюсером, но и исполнителем главной роли в фильме, в котором будет сниматься и Лотнер. Думаю, что роль без пяти минут в кармане Тейлора. Что ж, будет интересно посмотреть на него в этом амплуа. И порадоваться его новым планам и начинаниям.

Я вышла из конференц-зала чуть раньше остальных, предпочитая немного погулять по пустым коридорам, посмотреть постеры, висящие на стенах, почувствовать атмосферу Голливуда. Все равно моя миссия на сегодня была окончена и…

– Тейлор?

– Да, – я обернулась и увидела… Лили Коллинз!

– Вот это встреча! Привет! – она бросилась мне на шею и поцеловала в щеку. – Какими судьбами?

– Эм… работа.. – ошарашенно промямлила я и слегка отпрянула от девушки. – Привет.

– Договаривался о новом проекте? – она улыбнулась мне и поправила волосы. – Что за роль?

– Пока секрет, – попыталась откреститься я. Мне не хотелось откровенничать с ней. Сказать по правде, вообще не было желания общаться. Что за день-то сегодня такой? Они все сговорились, что ли? Одна названивает с утра, другая караулит в кулуарах киностудии. Кто еще сегодня решит уделить внимание моему парню?

– Тогда я тебе о своем новом фильме тоже не буду рассказывать! – она показала язычок, а я лишь криво усмехнулась:

– Ничего, переживу, – и сложила руки на груди, пресекая любую попытку Лили снова кинуться ко мне с обнимашками.

– Моя новая роль в корне отличается от той, что была в «Погоне», – продолжила тем временем Коллинз. – Но знаешь, новый партнер не произвел на меня никакого впечатления, – скривила носик актриса.

– И что из этого следует? – склонив голову набок и приподняв бровь, спросила я.

– Ты... - Лили сделала шаг вперед, а я автоматически отступила назад. – Не хочешь попробоваться на роль принца?

– Не имею ни малейшего желания, Коллинз, – хохотнула я и развела руками. – Какой из меня принц?

– Из тебя получится самый лучший принц на свете, – прошептала она.

Улыбка медленно сползла с моего лица, и очередной виток ревности окольцевал сердце, исстрадавшееся в разлуке с Тейлором. В памяти тут же промелькнул кадр, на котором были изображены мы с Теем, а еще тот самый скакун, хватавший моего принца за края футболки. Как могла эта Коллинз говорить Лотнеру такое сейчас? Этот парень только мой, и никто не имеет права тянуть свои загребущие ручонки к тому, кто принадлежит мне и душой, и телом.

– Я больше по оборотням специализируюсь, – мои губы с трудом изобразили подобие улыбки, а пальцы непроизвольно сжались в кулаки.

– Перестань, Тейлор, – она подошла ближе и попыталась взять меня за руку. – Сага уже в прошлом.

– Еще нет, – я довольно резко завела руки за спину.

– Надо пробовать себя в другом амплуа, хотя должна признать, что оборотень из тебя получился потрясающий, – она закусила нижнюю губу, скользя взглядом по лицу моего парня. – Такой грозный, бесстрашный и очень сексуальный.

– Мне пора, Лили, – я обошла девушку, сворачивая этот разговор, который нравился мне все меньше и меньше. – Спасибо за внимание, комплименты и, главное, за твои советы. Обещаю подумать обо всем на досуге. Удачных ролей! И еще желаю тебе встретить своего принца. Может, тогда не будешь приставать к чужим.

– Ты уже уходишь? – спросила мне вслед Коллинз. – Подожди, Тейлор, так в том интервью ты правду говорил? Это был не пиар? У тебя есть девушка?

– Да, и я ее очень люблю, – кивнула я и направилась обратно к конференц-залу, пока мне не попался еще кто-нибудь. – Пока.

На выходе из киностудии меня, то есть Тейлора, поджидали поклонницы, которые жаждали сфотографироваться с любимым кумиром и получить заветный автограф.

Я стойко выдержала «фотосессию», поддерживая репутацию Лотнера, и оставила пару десятков замысловатых «Т» на промокарточках «Рассвета» и журналах с изображением Тейлора.

Уже в машине на телефон моего парня пришло sms от Селены Гомес с приглашением в ночной клуб на презентацию ее нового сингла и благодарностью за приглашение на премьеру «Рассвета». Я отправила поздравление и вежливый отказ. Нечего Тейлору шастать по клубам без меня. Интересно, он всей женской половине Лос-Анджелеса приглашения разослал?

Нет, сегодня определенно не мой день. Как я могла оставить Тейлора одного на растерзание этим «волчицам»? Сколько еще известных и не очень девушек жаждут внимания моего Тейлора? Скорей бы вернуться в Америку и чтобы Лотнер снова был под моим присмотром, иначе я сгорю от ревности раньше времени.

Согласна, я сама когда-то желала ему забыть меня поскорее и постараться стать счастливым с кем-нибудь более подходящим, но сейчас как никогда была уверена в том, что именно я – та самая девушка, которая идеально ему соответствует. Наши отношения с Лотнером уникальные, исключительные, единственные в своем роде. Нас определенно связывает нечто большее, чем симпатия. Я боялась произносить слово «любовь» даже мысленно, но не переставала надеяться на ответное чувство со стороны Тейлора.

***

– Точно не хочешь сам сесть за руль, сын? – спросил меня отец Тейлора, пристегиваясь ремнем безопасности.

– Не, я лучше рядом, – отмахнулась я от вождения, как от огня.

– Ладно, будь по-твоему.

Мы вырулили со стоянки «Paramount Pictures Corporation».

– Я видел Лили. Вы не пересеклись?

– Как же! Пересеклись, – буркнула я, глядя в окно на залитые солнцем дома.

– А чего недовольный такой? – ухмыльнулся Даниель. – Она хорошая девушка, и вы неплохо сработались на съемках…

– Поработали, и будет, – я заерзала на сидении, беспричинно ревнуя Тейлора даже к возможным романам в прошлом.

– Ты ж мужик, Тей, и внимание девушек должно тешить твое самолюбие, – отец подмигнул мне.

– Папа! – я нахмурилась.

– Ладно, сбавь обороты. Не хочешь говорить о Лили, не будем. Тогда о ком?

– Расскажи мне о маме, - попросила я его, желая узнать как можно больше об отношениях родителей моего парня.

– Что я тебе могу нового о ней рассказать? Мама с самого твоего рождения была рядом с тобой, – он рассмеялся, видимо, очень довольный своей шуткой.

– А что было до рождения? – не отставала я.

– Ну, до рождения свадьба была… – руки Даниеля сжали руль.

– А до свадьбы? – я чувствовала себя ребенком, который донимает родителя вопросами.

– Да много чего произошло, – он призадумался. – О некоторых моментах хочется забыть, но есть такие мгновения, которые не сотрутся из памяти даже спустя еще лет двадцать.

– Какие именно?

– Например, как я предложение делал. Официальное. – Даниель занял правую полосу и слегка сбавил скорость, похоже, все-таки собрался поведать мне историю. – Ты уже знаешь, что мы с мамой объяснились еще в Лондоне, и она сразу же ответила согласием, но мне хотелось придумать нечто оригинальное, ведь не каждый день собираешься жениться на любимой девушке.

– Ага,– хоть я и половины не поняла из того, что он там сказал про Лондон, но предпочла сделать вид, что мне это известно. Ладно, со временем разберусь со всеми этими секретами.

– Неужели мама не рассказывала тебе об этом? – с удивлением покосился он на меня.

– Мне? Нет, – честно ответила я и приготовилась слушать.

– Когда мы вернулись в Лос-Анджелес, я первым делом купил обручальное кольцо и позвал Дебору на свидание. – Я заметила, как зарделись его щеки от радостных воспоминаний, а в глазах появился блеск, которого мне никогда раньше не доводилось видеть. – Мы поужинали в нашем любимом кафе, и потом я предложил прогуляться по пляжу.

– Сдается мне, все пляжи Лос-Анджелеса будто медом намазаны, – не удержалась я. – Всех туда тянет, дай только песок босыми ногами потоптать.

– Ты о чем?

– Да так, о своем.

– Ну так вот, в то время как мы не спеша шли вдоль берега, я произносил длиннющую и абсолютно нескладную речь, объясняясь в своих чувствах, а ведь заранее все продумал, – он смущенно кашлянул и продолжил: – Но сам понимаешь, когда самая желанная девушка рядом, все мысли куда-то улетучиваются.

– Понимаю, – вздохнула я, вспомнив Тейлора, который не уставал уверять, что ни одну девушку так не любил, как меня.

– Надо отдать должное твоей маме, она терпеливо слушала, ни разу не перебила и даже не рассмеялась, когда я потерял суть разговора и запутался окончательно. Отчетливо помню, как она сказала тогда, сжав мою руку своими ладошками: «Даниель, ты такой милый, когда волнуешься, ничего страшного, просто начни сначала». И я начал…

– Пап, не тяни! – я словно смотрела самую чудесную картинку, но в замедленной съемке, а так хотелось продолжения.

– Я встал на одно колено, вытащил из внутреннего кармана пиджака бархатную черную коробочку и открыл ее, произнеся, как заклинание: «Дебора, ты и сама знаешь, как много значишь для меня. Я полюбил тебя с первого взгляда и постараюсь пронести это чувство через всю жизнь. Я обещаю заботиться о тебе, оберегать и быть рядом и в горе, и в радости. Я хочу, чтобы ты стала моей женой и беру в свидетели своего признания эту луну, что сияет золотым диском на ночном небе, и этот океан, умиротворяющий своей бескрайностью. Ты согласна?»

– И мама сказала «да»? – не удержалась я.

– Мама сказала «да», – с нежностью прошептал он. – Мне кажется, я достаточно поведал тебе? Надеюсь, то, что было дальше, нет необходимости рассказывать?

– Занавес, – смущенно подтвердила я, понимая, на какое «продолжение» намекал отец.

Что-то явно происходило во Вселенной в девяностые годы прошлого столетия, когда две пары признались друг другу во взаимной любви, и от этих союзов родились мы с Тейлором, чтобы встретиться спустя восемнадцать лет и тоже полюбить друг друга всей душой.
Я в который раз убедилась, что всё в нашей жизни происходит не просто так.

***

Room For Two - Roots Before Branches (HQ)

***
– Мама, мы пришли! – как только отец открыл входную дверь, я прошмыгнула вперед. В доме витал запах яблочного пирога, значит, миссис Лотнер уже вернулась и даже успела приготовить ужин. – Вечер добрый, – поздоровалась я, первой входя в гостиную, где на диване сидела Дебора. Всюду были разбросаны модные журналы и каталоги, один из которых она как раз листала.

– Здравствуй, милый, – она поцеловала меня в щеку, когда я присела рядышком. – Устал? Есть хочешь?

– Не очень, но могу составить вам компанию.

– Дорогая, есть хочу я. – Отец прошествовал к дивану и, встав позади него, облокотился на спинку. – Привет, – он потерся подбородком о плечо мамы и уставился в каталог. Точь-в-точь, как это делал Тейлор, когда мы просматривали наши с ним фотографии.

– Любимый, у меня все давно готово. Я ждала только вас, – она перегнулась и тоже поцеловала отца в щеку.

– А Макена где? – спросила я.

– У нее свидание, – улыбнулась мама.

– Опять? – вспылил отец и покосился на Дебору.

– Даниель, что значит «опять»? – она погладила руку отца. – Наша дочь встречается с мальчиком, им очень интересно вместе, у них много общего.

– Макена еще маленькая для свиданий с мальчиками, – папа был непреклонен.

– Она давно выросла, но для тебя, похоже, всегда будет маленькой, – рассмеялась мамуля и посмотрела на меня, ища поддержки.

– Не волнуйся, пап, мы Макену в обиду не дадим. Если что, я разберусь, – подмигнула я. Думаю, Тейлор ответил бы так же.

– Поздно уже. Когда она вернется? – не сдавал свои позиции отец.

– Обещала к девяти вечера, и сейчас не так уж и поздно, – примирительно ответила Дебора. – Макена мне все рассказывает. Всегда. И она держит свои обещания.

– Что ты рассматриваешь? – я вклинилась в разговор родителей с целью разрядить обстановку. Мистер Лотнер разозлился не на шутку, а мне хотелось поддержать Макену еще и потому, что я сама находилась в похожем положении. Как отнесется мой папа, когда я представлю ему своего парня? Ведь он по-прежнему видит во мне любимого ребенка, которого надо оберегать ото всех и вся.

– Подбираю шторы в нашу с отцом спальню. Как тебе? – она пролистала несколько страниц и показала мне фото.

– Неплохо, но мне больше понравилось вот это оформление, – я вернулась почти в начало каталога.

– А знаешь… возможно. Я тоже положила глаз на этот цвет, не очень тускло будет?

– Нормально, тем более, это ведь не навсегда. Надоест – снова поменяешь интерьер.

– Спасибо, раньше ты никогда не помогал мне советами, Тейлор, – мама провела рукой по моим волосам, вернее волосам Тея, но мне было приятно ощущать ее заботу.

Так хотелось, чтобы наша с Тейлором разлука поскорее закончилась примирением и все вошло в привычную колею без слез, стресса и перемещения. Я мечтала прийти в дом Лотнера в качестве его девушки, познакомиться с мамой и папой по-настоящему, общаться с Макеной, будучи самой собой, помогать ей с уроками, угощать разными вкусностями. Возможно ли такое вообще? Придется приложить немало усилий, чтобы вернуть доверие Тейлора, но теперь мне было за что бороться. Потерянное счастье ценилось вдвойне.

– Хм… семья, я так понял, меня кормить сегодня не будут, – буркнул отец, посмотрев на нас обоих. – Шторы вполне могут подождать, а вот мой желудок сейчас начнет петь гимн Америки, – он насупился, и я снова уловила знакомый до боли жест. Тейлор много перенял от папы.

– Мой суровый и голодный муж, – промурлыкала мама, с любовью взглянув на него. – Хотя обычно вы оба просите есть, как только переступаете порог родного дома. С тобой все в порядке, Тейлор? – она прикоснулась губами к моему лбу, проверяя, не горячий ли он. Я блаженно прикрыла глаза.

– Все хорошо, мам. Просто мы перекусили по дороге домой, и я еще не успел проголодаться, – ответила я, усмехнувшись, что с моим девичьим аппетитом Лотнер сбросит пару-тройку килограммов, пока наш обмен телами не прекратится.
“Ладно, я его потом откормлю” – дала себе обещание.

– Эм… Дебора, я тоже так хочу, – жалобно проскулил отец, уткнувшись носом в шею мамы.

– Прекрати, Даниель... – мамочка залилась краской, мельком взглянув на меня, и снова переключила свое внимание на мужа: - Что это на тебя сегодня нашло? Пойдем, лучше накормлю тебя.

– Вот так всегда, – он и не думал прекращать своих ласк. – Все внимание любимому сыну. А как же я? – и заглянул в глаза жены.

– Твоя ревность порой так необоснованна, милый, – с теплотой в голосе проговорила миссис Лотнер и провела рукой по волосам мужа.

– Ты ведь знаешь, какой я собственник, – родители, казалось, совсем не замечали меня, хотя в принципе, чего им стесняться собственного сына. Знали бы они, что сейчас рядом с ними сидит его девушка, вряд ли вели бы такую непринужденную беседу. Но мне было приятно узнать, что они по-прежнему ценят и берегут друг друга. В доме Лотнеров царили любовь и взаимопонимание. Тейлор и Макена были желанными детьми. Я впервые пожалела о том, что у меня так и не появилось брата или сестры.

– Еще бы мне не знать этого, – Дебора убрала руку с моего плеча и развернулась к отцу, а я внезапно почувствовала себя третьей лишней. – Но не забывай все-таки, что мы не одни сейчас, – она протянула ладошку мужу, которую тот незамедлительно начал осыпать поцелуями.

– Дорогая, наш сын давно уже не ребенок, – в перерывах между поцелуями констатировал отец. – Уверен, он в курсе, что нам его не аист принес.

– Даниель! – в сердцах воскликнула мама, но руку не отдернула. Было видно, что она просто млеет от прикосновений любимого мужа. – Ох, кто-то договорится у меня сейчас...

– Не обращайте на меня внимания, – я поднялась с дивана. – Пойду накрою на стол, а у вас есть несколько минут, чтобы признаться друг другу в любви. – Уютная атмосфера, царившая в доме, передалась и мне. – Я не буду мешать, обещаю.

– Родной, ты никогда не помешаешь, – мама попыталась неловко оправдаться, но я уже направилась в сторону кухни, мельком успев заметить, что родители посмотрели мне вслед благодарным взглядом.

– Не торопись там. Мы не скоро, – до меня донесся насмешливый смех отца и смущенное шептание мамы.

***

Мы поужинали с родителями, правда, я отказалась от тушеного мяса с картошкой и овощами, а сразу отрезала себе кусок пирога и полезла в холодильник за молоком. Мама никак не отреагировала, когда я включила плиту и налила пару чашек в небольшую кастрюльку, собираясь подогреть его.

Родители продолжили ужинать и тихо обсуждать текущие дела, а я перелила теплое молоко в высокий бокал, взяла тарелку с пирогом и тоже присела за стол. Мама без слов придвинула ко мне сахарницу. Я удивилась поначалу. Как она догадалась, что я люблю сладкое молоко? Но потом меня озарило, что даже в таких мелочах мы с Тейлором совпали. Выходит, и он привык к молочному лакомству с детства.

После ужина я отправилась в комнату своего парня, чтобы немного прибраться там, а заодно собрать его чемоданы для предстоящих поездок.

– Тейлор, я погладила твою рубашку, – миссис Лотнер вошла в комнату, держа в руках небесно-синего цвета рубашку, зачехленную в целлофан. – Ой, да ты почти управился. Я думала, тебе помощь нужна.

– Спасибо, мама, – я взяла у нее рубашку и сложила в один из чемоданов. – У меня уже все собрано, костюмы здесь, – я указала на один из чемоданов. – Рубашки и белье упакованы, коробки с обувью стоят возле шкафа. Сейчас позвоню Джиму, пусть пришлет машину, чтобы увезти все в офис. По-моему, я ничего не забыл.

– Милый, можно высказать предположение? – мама лукаво посмотрела на меня.

– Конечно.

– Знаешь, если бы я точно не была уверена в том, что ты в данный момент ни с кем не встречаешься, то решила бы, что тебя девушка в промо-тур собирала.

– Мама! – я почувствовала, как щеки наливаются румянцем.

– Но это действительно так, – она осмотрелась по сторонам. – В последнее время твоя комната выглядит более опрятной, ты убираешься, даже готовишь что-то по мелочам, а теперь вот и сам себя в промо собираешь. Совсем самостоятельный стал, – она смахнула невидимую слезинку. – Уже такой взрослый, а ведь, кажется, только вчера я гуляла с тобой по парку и ты учился делать первые неуверенные шаги.
Меня тронули до глубины души эти слова, неважно, что они предназначались Тейлору, я будто видела его детство глазами Деборы.
Как же мне не хватало моего парня…

– Эй, ты что, мама? – я застегнула молнию на чемодане и подошла к миссис Лотнер. – Не надо слез, я ведь не в армию ухожу, а всего лишь улетаю на несколько дней.

– В последнее время ты все реже и реже бываешь дома из-за постоянных съемок и разъездов, но ты всегда стремился к этому, и я очень горжусь тобой, сын.

– Спасибо, – мне так хотелось сказать, что я тоже горжусь Тейлором, но это была не только моя тайна, и я не имела права раскрывать ее.

– Ты очень изменился, Тейлор, я бы даже сказала, словно разом повзрослел на несколько лет, – мама присела на кровать и похлопала ладонью по покрывалу, приглашая меня сесть рядом. – Поговорим?

– О чем ты хочешь поговорить? – я присела рядышком и посмотрела на миссис Лотнер.

– Не возражаешь, если я спрошу тебя… о Марине?

– Я… нет, конечно, нет, – у меня мурашки побежали по спине, когда я услышала свое имя из уст мамы Тейлора. Впервые услышала. Как много Тей поведал о нас? Почему мама раньше никоим образом не упоминала о его девушке, пусть и бывшей?

– Мы давно с тобой не говорили о ней, я не хотела травмировать тебя, поскольку прекрасно помнила, как ты страдал, когда вы расстались.
Я судорожно вздохнула, вновь ощутив чувство вины.

– Дорогой, тебе удалось что-нибудь разузнать?

– Да, – я робко взглянула на Дебору. – Все выяснилось несколько дней назад. Марину подставили и обманом заставили уехать из Америки. Она справилась с тестом лучше всех в классе, и сейчас письмо с официальными извинениями уже получено московской школой. Более того, она успешно прошла переаттестацию у себя на родине и скоро вернется сюда, чтобы продолжить учебу.

– Слава Богу, – сложила руки на коленях миссис Лотнер. – Но откуда ты столько знаешь о ее делах? Вы уже общались?

– Пока нет. Я встречался с нашими общими друзьями, которые помогали мне рассекретить виновника, – попыталась я оправдаться перед Деборой.

– Марина так и не сделала первый шаг?

– Мне кажется, она боится. – Конечно, я боялась, и мне это не казалось, но не могла же я утверждать прямо, ведь в данный момент я отвечала от лица Тейлора. – А может, ждет личной встречи.

– А ты? – задала вопрос не в бровь, а в глаз мама. – Ты хочешь вновь встретиться с ней?

– Я не знаю. – Самое обидное, что я действительно не знала, захочет ли Тейлор снова увидеть меня.

– Эта девушка пробудила в тебе сильные чувства, но в то же время причинила большие страдания. В какой-то степени я ее понимаю, наверняка сейчас она чувствует себя более уверенной. Может, ей и нужно было пройти через это испытание, но с другой стороны, она предала ваши отношения, – вздохнула мама задумалась. – Хотя я всегда буду на ее стороне, поскольку сама когда-то поступила точно так же, а, как известно, каждый учится на своих ошибках. Страшно сейчас подумать, что было бы, если бы Даниель не приехал за мной в Лондон. Нам с твоим отцом удалось вернуть любовь и доверие, – она погладила меня по плечу. – Я вам искренне желаю наладить отношения, если ты еще этого хочешь, и Марина тоже.

– Мама, – я часто задышала, с удивлением узнав, что у родителей Тейлора была схожая ситуация в молодости. Так вот что имел в виду мистер Лотнер, когда упомянул сегодня про Лондон. Вот это повернула Вселенная время вспять, проверяя на прочность наши с Тейлором чувства аналогичным способом! Но надо отдать должное моему парню, который превосходно справился с испытанием. Жаль только, что в Москву за мной он точно не вырвется, поскольку связан обязательствами по рукам и ногам. – Марина хочет этого всем сердцем, всей душой. Я уверен на сто процентов, что она уже вся извелась в разлуке, безумно соскучилась и мечтает все-все объяснить и вернуть мою любовь.

– Рада это слышать, – мама улыбнулась мне такой родной улыбкой, что хотелось разреветься, и я бы непременно это сделала, если бы была сейчас сама собой. – Ты так уверен в ее чувствах, что у меня даже сложилось впечатление, будто бы я сейчас с ней говорила, а не с собственным сыном.

– Я знаю ее лучше, чем ты думаешь, – в который раз за вечер смутилась я.

– Все будет хорошо. Для меня важнее всего, чтобы ты был счастлив, и если эта девушка сделает тебя счастливым, я с удовольствием приму ее в нашу семью.

– Правда? – расслабленно выдохнула я, получив сейчас поддержку в лице самого главного человека в жизни моего парня.

– Разумеется. Если честно, мне не терпится познакомиться с ней лично.

– Спасибо, мне было очень важно услышать эти слова, – я совсем забыла, что нахожусь в теле Тейлора, и просто наслаждалась этой неповторимой минутой, снова мысленно прося прощения у любимого парня за все причиненные обиды.

– Раз эта девушка справилась с навалившимися на нее трудностями, значит, она постарается вернуть тебя, если ты ей по-прежнему нужен, а судя по твоим словам, ты ей просто необходим. – Мама поднялась с кровати и, положив руки мне на плечи, заглянула в глаза. – Ложись спать, уже поздно. Пойду гляну, чем там занимается Макена. Все обязательно наладится, не волнуйся. Люблю тебя, – она прикоснулась губами к моему лбу.

– Взаимно, мама, – с чувством ответила я, провожая миссис Лотнер глазами и чувствуя себя самым счастливым ребенком на свете.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/57-11646-1
Категория: Из жизни актеров | Добавил: Виточка (18.04.2019) | Автор: ProstoLe/Mariela
Просмотров: 587


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 0