Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1648]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2464]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [16]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4683]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14894]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14191]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8728]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4251]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 июня)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Твой дар-мое проклятье
Сколько еще раз я должен был умереть… может, смерть от гриппа должна была стать единственной? Может, мне вообще никогда не стоило рождаться? Перерождаться? Как я мог испытывать эту сковавшую меня боль? Как могла душа, которая навеки проклята, болеть и кровоточить?

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Школа №51
История о том, как люди в силу своих жизненных стереотипов, чужого мнения, попытаются выжить. У них есть лишь один помощник… это чувства. Только они им не доверяют. Серость обычности уже их поглотила. Они уже привыкли, у них нет другого выбора. Им его не предоставили. Ей 15, ему 17. Подъезд, в котором нет окон. И часто выключающиеся свет… сумасшедшие поцелуи с незнакомцем… мягкость её губ, это еди...

The Art Teacher
Он открыл для меня искусство и слова, страсть и жизнь... Но мне нужен был лишь он сам.

No limits
Эдвард Каллен – мужчина, чьё тёмное прошлое будоражит воображение жителей маленького провинциального городка, сумел разжечь пламя страсти в душе Беллы Свон после первой же встречи. Захочет ли дочь шерифа связать своё судьбу с местным отщепенцем и узнать все его тайны?

Чуть меньше одиннадцати друзей Эдварда Каллена
Друзья познаются в петле, а последнее желание приговоренного свято. Это предстоит выяснить на собственном опыте лорду Чарльзу Свону, у которого есть кое-что очень ценное для одной опасной разбойничьей банды с большой дороги...

Противостояние. История одного маяка
Свен был уверен, что эта рыбина – его личный дьявол.
Его наказание.
Его личный долг крови, приготовленный ему норнами, может быть, самой Скульд.
На рассвете, погасив маяк, Свен вошел в одно из хранилищ. И достал аквалангистское оборудование, заброшенное из-за Китти. Взяв с собой ручной гарпун, огромный тесак и небольшой топорик, которым владел мастерски, Свен направился к отме...

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1900
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

3.1 Там, где может быть дом

2018-7-20
4
0
Там, где может быть дом


Пара: 3
Бета: +
Рейтинг: PG
Пейринг: Ирви
Жанр: Фантастика (другие планеты), Драма
Аннотация: Резкие звуки привлекли его внимание. Судорожно вздохнув и сжавшись в предвкушении новой волны боли, Ирви открыл глаза. Мутная марь, заполнявшая теперь мир, пропустила странное существо, смотрящее на него… с сочувствием? Радужные сполохи заполнили горизонт. И своим, пусть ещё не полностью окрепшим, даром, Ирви почувствовал — это его разум. Этого совсем незнакомого существа.




Лес пах дымом и серой. Ирви недоуменно повёл ушами и настороженно принюхался. Ничего. Только неясный, чуть затихающий шелест в темных вершинах колючих вечнозеленых, колючих деревьев. Больно ныли лапы и хотелось лечь прямо здесь, на холодную землю, в рыжие пожухлые иглы, ковром застилающие подлесок. Желудок сводила тянущая боль голода, но больше всего грызла глухая тоска по дому.
Которого больше нет.
Негромко заворчав, Ирви с трудом заставил ноющее тело двигаться. Было ещё рано. Солнце даже не опустилось к горизонту и нужно было найти место для ночлега. Стылый воздух тек, маревом плыл перед уставшими глазами, мешая сосредоточиться.
Ещё несколько дней, и он совсем ослабеет от голода. И тогда станет лёгкой добычей для лесных хищников. Хотя, наверное, сейчас, в самом начале осени, они не так неразборчивы, чтобы покуситься на жилистое, покрытое жёсткой тёмной шерстью, пусть и совсем молодое, тело. Ирви точно знал, что в лесу должна быть еда, тем более в такое благодатное время года. Вот только… Лёгкая и беззаботная жизнь отучила его род полагаться на свои инстинкты. Да и не только его. Охота была скорее развлечением, способом провести время. Ни одному из малей и в голову не пришло бы охотиться — владение даром решало все. А рядом с детёнышами, дар которых ещё не проснулся, всегда были взрослые.
Осторожно сунув нос в неглубокую ямку, Ирви взвизгнул от неожиданности и резкой боли в чувствительном носу. Отшатнувшись, он с изумлением наблюдал за небольшой желтой змейкой, отчаянно извивавшейся в попытках побыстрее скрыться с глаз. Ирви не слышал ее мыслей, и это показалось ему странным. Нос ныл, и онемение охватило большую часть правой стороны. Понимая всю нелепость ситуации, борясь с затуманенным сознанием, Ирви из последних сил качнулся в сторону тёмной ели и, не удержавшись, тоненько завизжав, скатился по мягкой хвое куда-то вниз.
Сознание возвращалось неохотно. Почему-то оно всегда возвращается неохотно. Видимо, там, куда оно отправляется на передышку, когда хозяин уже совсем всякую совесть потерял, ему лучше, — подумал Ирви. И поразился своей глубокомысленности.
Открывать глаза не хотелось совершенно. Нос опять чесался, заднюю лапу придавило что-то тяжёлое, но какой же безобидной была вся эта тяжесть по сравнению с отчаянием.
У него больше не было дома.
Ирви тихонечко заскулил. Как же ему не хватало мамы. И как же не хватало тех знаний и простых умений, которые он так и не успел перенять. Что будет он делать в пустом, холодном осеннем лесу? Станет ли теперь чьим-то обедом или всё-таки найдёт хоть какое-то пристанище? Зима в этих краях была мягкой, морозов ему опасаться не стоило, но страх по-прежнему не отпускал. Даже не потрудившись устроиться поудобнее, Ирви опять провалился в сон.
…Пахло свежей весенней травой. Мама, осторожно обходя большого полосатого олоса, тихонько напевала. Её сознание было тёплым, наполненным искрящимся светом с маленькими радужными всполохами. Мелодия проникала в мысли Ирви, и он едва сдерживался, чтобы не рассмеяться. Как можно отвлечь олоса такими простыми уловками? Он же не раз пробовал! И всегда это заканчивалось только заплывшим глазом или укусом в нос. Мясо олосов, нежное, таящее во рту, было бесконечно желанным, вот только острые иголки, надежно защищавшие его хозяина, ядовитое маленькое жало и умение предугадывать намерения противника сводило все достоинства такой добычи на нет. И Ирви был уверен — у неё ничего не получится! Только олосы умели закрывать сознание так, что даже взрослые мали не могли им приказывать. Ирви насмешливо фыркнул.
Резкий прыжок, шипение, и Ирви в нетерпении вскочил, почти не веря своим глазам, разглядывая полосатую тушку, шлепнувшуюся у его ног. И тихий смех мамы в его голове….
Рядом хрустнула ветка. Вырванный из такого сладкого сна, Ирви подпрыгнул, оглядываясь по сторонам. Прямо напротив стоял борд. Огромные ветвистые рога почти касались той самой ели, под которой спал Ирви. Сознание лесного исполина наполняло самодовольство, мысли о самке и необходимость почесать правый рог. Ирви вздохнул. И брезгливо поморщился.
Если он останется жив, одной из проблем может стать его одиночество, но только на время. Когда придет срок, он постарается найти пару и сможет стать достойным родителем для своего малыша. Но сейчас… Он не знал, чем руководствовалась его мать, уходя от сородичей, но в нынешнем случае это могло стать настоящей бедой, пока не проснется его дар и Ирви не обретет силу. Впрочем, для начала ему было необходимо выжить. И найти племя. Мама показывала ему дорогу к талю еще до того, как их навестили дормиты. Картинка, переданная ею, сохранилась в сознании не полностью. Он помнил только, что ему необходимо перейти через перевал и там, на другом склоне, возможно, живут его сородичи.
Только до перевала ещё много-много дней пути. И, по непонятной для Ирви причине, мама всегда мрачнела и закрывала сознание, когда вспоминала свой таль. И очень не хотела, чтобы туда попал Ирви. Но теперь… Другого выхода все равно не было, маль с непробудившимся даром возраста Ирви не выживет один.
Потянув на себя заднюю лапу, Ирви удивился длинной рваной царапине, которой раньше не было. Вспомнил своё падение и лениво подумал, что такими темпами до зимы он не дотянет и до перевала не дойдет. Его неприятно поразило чувство собственного равнодушия, которое, словно мутный туман, охватило его сознание с момента нападения дормитов и гибели мамы, но теперь это было так неважно…
Борд был слишком велик. Ирви никогда не решился бы напасть на него, даже если бы рядом была мама. А теперь это было и вовсе невозможно. Он с тоской вспомнил мамины пачуни и опять попытался убедить себя в том, что добраться до сородичей — это единственная возможность выжить. Его дар ещё не пробудился. Он был слишком мал, чтобы жить один.
Зализав лапу и выбравшись из под-ели с другой стороны, Ирви медленно обошел борда. Кто знает, что у этого животного в голове? Нет, что там в голове, Ирви, конечно, знал — отчётливо ощущал пахнувшие зеленью ленивые, неторопливые мысли. Но отсутствие знаний о повадках этих животных осенью, во время гона, заставляло Ирви осторожничать. Наткнувшись на большой корень, Ирви краем сознания заметил жёлтый всполох и с похвальной прытью схватил убегавшую жмытью.
И взвыл от обиды. В зубах остался только хвост, маленький такой хвостик. Величина сброшенного ящеркой отростка совсем не соответствовала величине ощущаемого Ирви голода и, с тоской провожая глазами взметнувшиеся хвойные иглы, Ирви подумал, что он слишком нетороплив для такой жизни.
Хвост оказался вкусным. Не то чтобы Ирви раньше никогда не ловил жмытий, но эта крохотная победа вдруг всколыхнула в его душе надежду, что все ещё не так плохо. Хвост только раззадорил Ирви, но ещё мучительно захотелось пить. Потянув носом воздух, Ирви уверенно направился в сторону ельника — если верить запаху, то источник был где-то там. Дойдя до прозрачного, совсем крохотного родника, Ирви с наслаждением напился. Потом, неуклюже покрутившись, плюхнулся в небольшое углубление, наполненное водой, всей тушкой. Тушка полностью не поместилась, но поцарапанная задняя лапа вошла почти вся. Источник мог снять возможное заражение. Мама учила Ирви находить такие, но сейчас ему просто повезло. Дождавшись, пока лапа начала неметь от холода, Ирви попытался встать. Скользкая почва разъезжалась, когти безуспешно цепляли рыжую расползавшуюся грязь. Почти полностью измазавшись в коричневой гуще, Ирви все-таки выбрался. И удрученно решил, что пора искать другой водоем — ходить покрытым коркой холодной, склизкой субстанции очень не хотелось.
Водоём нашёлся только к закату. К тому моменту Ирви уже почти не различал отдельных травинок, вокруг становилось все темнее. Шкура слиплась в неприятные жёсткие жгутики, и каждое движение причиняло боль. Даже не пытаясь разобраться, куда он попал, Ирви полез в воду, подумав, что уж направление он смог соблюсти.
Вода была холодной и, наверное, прозрачной. Привычно потянувшись разумом, Ирви наткнулся только на бессмысленный фон — рыбы, несколько дорвий. Почти не надеясь на удачу, Ирви попытался послать импульс, так, как учила его мама.
Тихий плеск, почти на грани слышимости, так обрадовал, что Ирви сломя голову ринулся на звук.
Получилось!
Дно ушло из-под лап неожиданно. С головой уйдя под воду, Ирви судорожно вдохнул. Вода заполнила лёгкие, тело содрогнулось, и он забил лапами, пытаясь нащупать дно или хотя бы выбраться на поверхность.
Мали отлично умели плавать. Вот только усталость, корка грязи, покрывавшая тело, почти ледяная вода — казалось, все объединилось против Ирви. Легкие жгло от недостатка воздуха, паника сводила судорогой тело, невозможность вдохнуть приводила в отчаяние. Резкий толчок снизу заставил Ирви буквально вылететь на поверхность озёра. Еще толчок, и твёрдая поверхность больно ударила по измученному телу. Уже проваливаясь в очередное беспамятство, Ирви чётко ощутил рядом чужое, темное, какое-то словно покрытое слизью сознание.
Приходить в себя оказалось неприятно. С унынием Ирви подумал, что это становится привычкой — влипать в неприятности и потом терять это самое сознание. И даже воспоминание о том, что дар все-таки проснулся, не казалось Ирви достаточным поводом для радости. Осторожно он прощупал пространство. Никого.
Ну, не то чтобы совсем никого. Мелкая живность, всегда присутствовавшая фоном, была, конечно, не в счёт. Но кто-то ведь его спас? Ирви точно помнил отвращение, накрывшее его в момент соприкосновения с чужим разумом. Даже мерзкая, холодная осенняя грязь казалась лишь досадной неприятностью рядом с опасностью встретиться с этим существом ещё раз. Это было непередаваемо ужасным, и Ирви затрясло от одной только мысли о повторной встрече. Сознание юного маля навсегда сохранит этот индивидуальный отпечаток чужой личности, и Ирви узнал бы своего спасителя где и когда угодно, но он бы отдал все, лишь бы этого никогда не произошло.
Ощущения были на самом деле чудовищными, и только убедившись в том, что рядом никого нет, Ирви открыл глаза.
Утренний свет, рассеваемый высокими вечнозелёными деревьями, совсем не утомлял глаз. Ирви решил ещё немного полежать прежде, чем попытаться встать. Разум всеми силами стремился избежать воспоминаний о последней неприятности, но Ирви решил, что закрыться от опасности, спрятав голову за камень, это не лучшая идея.
Мысленно подвывая от необходимости почувствовать ужас вновь, Ирви начал анализировать.
Итак, дар проснулся. Перед тем, как уйти под воду, маль точно почувствовал, что его импульс попал в цель. И если бы не скользкая почва под лапами, то сейчас он бы уже засыпал с полным желудком. Вернее, просыпался, судя по тому, как высоко стоит солнце.
Значит, сейчас все что ему нужно — это дополнительные упражнения и постоянная практика.
Вздохнув, Ирви перешёл к неприятной части рассуждений. Тот, кто его спас, сильно напугал Ирви. Существо казалось совсем незнакомым. Сознание дормитов было иным, даже если не было прикрыто твёрдой броней панциря. Сознание всех окружающих Ирви и его маму неразумных существ тоже было привычным, но совсем другим. То, что спаситель был разумен и не относился к фауне, пугало Ирви ещё больше, чем мерзость его отпечатка. Мама не упоминала ни о каких иных разумных расах, кроме малей и дормитов. Дормиты изначально были враждебны малям, и он теперь уже был с ними знаком. Ему чудом повезло выжить после этого знакомства, и отпечаток дормита он не перепутает ни с каким другим.
Но это… Ирви опять содрогнулся. Сознание, как заведённое, бродило по кругу: мали, дормиты, мали, дормиты… И нет никаких других рас…
Ирви никогда не видел своих сородичей. Он так не любил смесь грусти, ярости и боли, накрывавшую сознание мамы, когда он спрашивал про её родных, что тема ухода мамы из таля никогда не поднималась. Не может же это быть другой маль?
Или может?
Всхлипнув, Ирви огляделся. Ему необходимо было поесть, иначе уже никто не справится с его спасением. Водоем по-прежнему был в двух шагах. Краем сознания уловив движение в вершине дерева, Ирви послал импульс. Беззаботная упитанная лесная птица, незнакомая Ирви, села почти у его носа. Осторожно, чтобы и не перестараться, и не спугнуть добычу, применив слишком слабый посыл, Ирви применил дар ещё раз. Птица безвольно обмякла, закрывая глаза.
Ирви ликовал.
Если бы не слабость во всем теле, не ноющая боль в голове, он, наверное, пустился бы носиться кругами вокруг покрытого перьями корочка. Но сейчас сил Ирви хватило только на то, чтобы проползти эти оставшиеся четверть шага и с наслаждением вцепиться в такую желанную пищу.
Чихая и отплевываясь от налипших перьев, Ирви решил, что одной птицы явно недостаточно. Да и дар тренировать нужно.
Маль огляделся. Есть по-прежнему хотелось, но тело все ещё требовало отдыха. Возможно, ему опять придётся спать голодным. Эта перспектива настолько рассердила Ирви, что он упрямо поднялся на подгибающихся лапах и попытался отойти от озёра. Лапы держали плохо и не слушались. Тогда Ирви решил, что даже если силы его дара пока не хватит на большое расстояние, стоит попробовать поискать добычу лёжа.
Прощупывая пространство, Ирви наткнулся на знакомое сознание лайта — большого, обычно вполне упитанного пушистого зверька, почти в четверть его размера. Лайты быстро бегали и были совсем безобидны, пока их не загоняли в угол, так что попробовать стоило. Сосредоточившись, Ирви послал импульс.
Ничего.
Прикоснувшись к сознанию зверька, Ирви не почувствовал ни страха, ни пелены, которая должна была накрыть сознание подчиненного зверя — только обычные поверхностные желания и мысли вроде лёгкого голода, страха перед хищниками и необходимостью искать убежище.
Испугавшись, что что-то он сделал неверно, Ирви отчётливо вспомнил наставления матери и попробовал ещё раз.
Ничего.
Паника и отчаяние объединились, Ирви заскулил в недоумении. Что он делает не так? Не мог же дар просто пропасть? Как же не хватает ему мамы, её спокойной уверенности и поддержки.
Испугавшись, что дар опять уснул, Ирви лихорадочно стал посылать импульсы в сторону лайта, уже не заботясь о том, чтобы не потерять зверя.
Неожиданно сознание лайта погасло. Ирви заволновался ещё больше. Судя по первоначальному отклику, зверек был где-то за кустами, шагах в тридцати от маля. Просто раствориться в воздухе он бы не смог. Если бы он убегал от Ирви, то маль почувствовал бы его удаляющееся сознание. Но чтобы так… Существовал лишь один способ проверить — необходимо было заставить себя встать и дойти до предполагаемого убежища лайта.
Застонав от боли в спине и задней лапе, Ирви поднялся и тяжело двинулся прямо через кусты, не тратя времени на их обход. Он был уверен, что на маневры у него сейчас не хватит ни сил ни упрямства.
Лайт лежал, уткнувшись мордой в лапы, и не подавал никаких признаков жизни. Ирви принюхался. Лайт казался… мертвым?!
Ирви немного не рассчитал движений и свалился не рядом, а прямо на неподвижного зверька. Шкурка лайта была тёплой, но зверёк на самом деле не дышал. Ирви никогда не слышал о таком. Мама объясняла, что достаточной силы импульс может убить, но упоминала, что такого можно достичь только путём долгих тренировок сознания и дар такой силы встречается очень редко. Не может же быть у молодого маля с только что проснувшимся даром такой силы?
Решив подумать обо всем потом, Ирви вцепился в горло лайта. Тёплая, дымящаяся в холодном осеннем воздухе, кровь пьянила не хуже осознания того, что у него всё-таки получилось.
С этого момента Ирви казалось, что все налаживается. Дар послушно повиновался, когда Ирви было необходимо подкрепиться, силы вернулись, лапа полностью зажила. Лёгкость, с которой животные и птицы повиновались импульсам маля, так восхищала Ирви, что иногда он использовал дар не совсем по назначению, а просто развлекаясь приказывал своим жертвам совершать совершенно несвойственные им действия. Попытка дори влезть на дерево по приказу Ирви так развеселила маля, что он забылся и отправил не умеющую плавать жмытью в озеро.
Жмытья не выплыла. И только тогда чувство вины и стыда накрыло маля. В сознании всплыл образ мамы, объясняющей, что нельзя причинять мучения другим живым существам. Мысленно маль пообещал маме больше не использовать свой дар таким образом.
Странный опыт с лайтом, погибшим при применении дара, Ирви так и не смог объяснить. Чуть поразмыслив, он решил, что, возможно, лайт был чем-то серьёзно болен и поэтому так среагировал на импульс.
С лёгкостью отмахнувшись от тяжёлых и неприятных мыслей, Ирви сосредоточился только на одной цели — ему необходимо было дойти до сородичей.
Погода незаметно, но неуклонно менялась, становилось значительно холоднее. Ирви давно потерял счёт рассветам и закатам, он просто шёл, чётко придерживаясь заданного направления и надеясь, что осталось совсем немного — он уже прошёл перевал и даже сумел успеть сделать это до первого снега.
Когда однажды днём его разум натолкнулся на сознание другого ращумного существа, это стало для Ирви ударом.
Это чужое сознание было неуловимо похоже на сознание его неизвестного спасителя. Словно налетев на каменную стену, Ирви в смятении заскулил и попятился.
Этого не могло быть! Тёмное, мрачное, наполненное жаждой крови и чужой смерти, сознание было похожим на кошмар. Мимолетное прикосновение к нему наполнило Ирви липким страхом, животным ужасом, как в момент гибели мамы, в момент нападения дормитов. Только если сознание дормитов было безжалостно безликим, равнодушным, то это… это было похоже на сознание кровожадного чудовища, живущего ради убийства.
Мама говорила, что он умеет неуловимо подкрадываться, закрывая сознание. Ирви почти слился с большим камнем, надеясь, что существо его не заметило.
Ирви огляделся: если он правильно понял образы, переданные мамой, то поселение — таль — должно быть совсем рядом. Вот приметная скала над источником. Вот старый овраг и склон, резко уходящий вверх.
И это ужасное существо совсем рядом! Может, талю и всем малям в нем грозит опасность? Ирви необходимо было предупредить сородичей! Несколько последних суток маль почти не встречал крупных животных или птиц. Может, это чудовище извело их всех?
Прикрыв глаза, Ирви осторожно потянулся сознанием вокруг и застыл.
Их было много.
Они были близко.
Чувство падения в бездонную, жадную, голодную пучину склизкого ужаса было таким чудовищным, что Ирви оцепенел. Распахнув глаза, он наблюдал за приближением существ, не в силах сдвинулся ни на шаг.
Мали.
Такие же, как он.
Как мама.
И в то же время страшно другие. Жестокие. Злобные. Жаждущие крови и смерти. Отвратительные.
«Чужак!»
«Урод!»
Чужой разум передавал мысли вроде бы так же, вроде бы верно. Но мысли эти несли отпечаток неуловимой неправильности, корявости, болезненности. Даже не отсутствие гармонии, не банальную некрасивость, а осознанную уродливость и омерзительность.
Ирви поморщился и отправил в ответ образ мамы.
Это было похоже на тот крохотный, но необходимый камешек, рождающий лавину.
Лавину ярости и гнева.
Лавину отвращения и отторжения.
Лавину безумства.
Оскаленные пасти, летящие на него, Ирви осознал лишь уже после того, как десятки острых белоснежных клыков вцепились в его шкуру.
Только теперь Ирви понял, почему мама ушла из таля. Почему не хотела вспоминать. И откуда на её теле было так много старых, давно заживших укусов.
Обида захлестнула Ирви неожиданно. Он понимал, что уже, наверное, погибает, понимал, что его почти порвали на кусочки. Но за пеленой ужаса, накрывшего сознание от слияния разумов сородичей, боль тела была такой незначительной и неявной. И он так хотел хоть чуть-чуть поквитаться за маму, что, пересилив себя отправил в этот рвущий его на части комок импульс. Самый сильный, на какой был способен.
Не импульс боли. Не импульс подчинения или покорности. А тот, который так часто чувствовал на себе, пока была жива мама.
Импульс любви.
Отдавая все что мог, все, на что его хватило сейчас, Ирви не понимал своих возможностей.
Наступившая тишина почти оглушила его. Он не чувствовал рядом никого.
С трудом открыв залитые кровью глаза, Ирви не смог в полной мере оглядеться. Но того, что он увидел, было достаточно, чтобы понять — его больше не тронут.
Все мали были неподвижны, разбросаны вокруг, по большой поляне. И больше не подавали никаких признаков агрессии. Остаточный фон подсказывал Ирви, что они живы, но убеждаться в этом он не собирался.
Теперь главным для него стало уйти отсюда как можно дальше. Уже на пределе своих сил, даже не пытаясь подняться, Ирви ползком двинулся куда-то прочь, как он надеялся, в том направлении, откуда он пришёл.
Сколько пришлось так ползти, Ирви не помнил. Сознание то пропадало, то возвращалось к нему, пугая возможностью нападения сородичей. Но Ирви не сдавался. И пусть он до сих пор не чувствовал разумов своих соплеменников и не знал, сколько прошло времени, маль собирался ползти столько, сколько вообще сможет.
Пока он не уйдёт вслед за мамой.
Боль накатывала волнами, измученное израненное тело совсем не желало слушаться, но Ирви упрямо полз вперёд, туда, где за проблеском света между могучими стволами, он неожиданно почувствовал всполохи. Почти такие же, как у мамы. Радужные, неожиданные капли радости сквозь мучительную красную пелену боли.
Почувствовать другой разум полностью мешало расстояние. Ну и, возможно, то, что силы Ирви были практически на исходе.
Желание быть рядом с самым близким существом толкало его вперед настолько сильно, что он совсем не замечал жестко впивающихся в тело веток, широкой кровавой полосы, остающейся спиной, и медленно уходящей реальности. Разум ещё негромко твердил ему, что там не может быть мамы. Но крохотная искра надежды упрямо горела, не желая мириться с его доводами. Боль мешала сосредоточиться, мешала услышать родное сознание более полно, но Ирви почти не сомневался — это не может быть никто другой! Только у неё, только у мамы был такой фон. Из последних сил преодолев оставшиеся метры, Ирви позвал.
Такой родной и такой близкий уже разум не ответил.
Ирви попробовал ещё. И уже затухающим сознанием уловил отличия. Странности.
Не мама.
Отчаяние, преследовавшее его все эти дни, услужливо раскрылось, впуская его в свою бездну. Уже закрывая глаза, Ирви разглядел две странные серебристые фигуры, похожие на дормитов. Ну вот и славно, значит, скоро он будет рядом с единственным близким ему существом, с мамой. И совсем не стоило так далеко идти, чтобы попасть к ним в лапы. Ирви не знал, умеют ли дормиты захватывать чужое сознание, но по-прежнему ощущаемые радужные сполохи дарили ему странное чувство - смесь страха, радости и неизвестности. Только у мамы был такой фон. Только у нее...
Веки отяжелели настолько, что рассеянный иглами сосен свет казался колючим. Боль уже не просто терзала тело. Она, казалось, стала неотъемлемой частью существования. Той нитью, которая пока еще связывала Ирви с реальностью. Казалось, исчезни она хоть на секунду, и больше никогда не будет у него возможности еще раз вдохнуть этот стылый воздух, пахнущий железом, кровью и докрадой. Может, они шли по его следу? Тогда они точно найдут его сородичей. Ирви стало неуютно, неприятно кольнуло чувство вины; он мог стать причиной смерти остальных малей. Странную шутку сыграла с ним жизнь — они с матерью лишились их общества и поддержки, а теперь он приведет их к смерти. Но Ирви в зародыше погасил зарождавшееся в душе злорадство. Пусть эти существа, по странной прихоти природы так похожие на него внешне, так отличались от него, но они были живыми и разумными. В тале были детеныши! Они точно не заслуживали такой участи!
Странные резкие звуки привлекли его внимание. Судорожно вздохнув и сжавшись в предвкушении новой волны боли, Ирви открыл глаза. Мутная марь, заполнявшая теперь мир, пропустила неведомое существо, смотревшее на него… с сочувствием? Радужные сполохи заполнили горизонт. И своим, пусть ещё не полностью окрепшим, даром, Ирви почувствовал — это его разум. Этого незнакомого существа — не дормита! Устало смежив веки, Ирви желал лишь одного — слиться с этим солнечным разумом, быть рядом…

****

— Саймон! С ума ты сошёл, что ли? Подумай дырявой своей головой! Пол с тебя три шкуры спустит! Мы не можем это сделать! — визгливый голос Тома отвлекал, мешал сосредоточится. Саймон досадливо поморщился и постарался отстраниться от крика напарника. Сейчас важнее было понять, насколько они могут помочь. Может ли этот зверь, израненный настолько, что тропа казалась чёрной от крови, выжить. Саймон решал для себя не то, стоит ли игра свеч и грозящих неприятностей, если его афера не удастся. Это волновало его меньше всего, он твёрдо решил, что не оставит в беде этот истерзанный комок меха. Он решал, сможет ли зверь перенести транспортировку. В очередной раз вздрогнув от истошного крика Тома, Саймон решительно обернулся.
— Я все знаю. Не трать время на очевидные доводы. — Решительно сжатые челюсти Саймона, заставили Тома замолчать. Он достаточно хорошо знал своего напарника, чтобы понять — тот не отступится. — Я не могу оставить малыша в таком состоянии! Пол может снять с меня хоть десять шкур, этот пёс поедет с нами!
Том взвыл от безысходности:
— Какой пёс? Саймон! Ты в своём вообще уме? Это ИС-2246! Ты же биолог, Саймон! Ты вообще понимаешь, кого мы можем привезти?!! А как же четвёртое правило?!
Саймон со злой усмешкой наблюдал за истерикой напарника. Разумеется, во многом Том был прав. Но…
Он не мог.
Просто не мог. Что-то — предчувствие, интуиция, может быть, совесть — не давали оставить зверя без помощи. Саймон ещё раз вздохнул и упрямо вскинул взгляд:
— Я не оставлю малыша…
Напарник с тоской во взгляде опустился на землю, схватившись за голову:
— С чего ты вообще взял, что это малыш? Он ростом с теленка! Может, он ядовит, как тридцать гадюк, и вредоносен, как десяток скунсов! — голос Тома звучал глухо. Космодесантник понимал, что ведёт себя крайне непрофессионально. Как и Саймон. Но полтора года в криокамере и ещё два года бодрствования в бескрайнем и безжизненном космосе, казалось, подорвали всю натренированную беспристрастность.
Саймон осторожно ощупывал зверя, стараясь, чтобы касания были невесомыми. Но существо негромко стонало, когда бережные руки человека раздвигали слипшиеся от крови пряди.
— Том! — негромко позвал Саймон. И, оглянувшись на напарника, скороговоркой продолжил: — У меня нет времени тебя убеждать, ладно? Я старший в рейде, смирись. Я возьму все на себя. Мы берём малыша с собой. Я разбираюсь в собаках. Ему не больше года. Ты же видел сам — планета абсолютно земного типа, даже без допусков! Вызови транспортировочную капсулу… — Саймон неловко сглотнул ком, застрявший в горле. — Пожалуйста…
Напарник отрицательно качнул головой.
Саймон не любил просить. Уже то, что он так стремится убедить Тома, а не отдать приказ, может навести напарника на ненужные мысли. Но четвёртое правило было даже выше прямых приказов старшего по рейду. Каждый из них должен был руководствоваться этими восемью правилами, почти вырезанными на костях первопроходцев. Но в данном случае… Саймон попробовал подойти с другой стороны:
— Ну давай рассудим здраво: планета пуста. Колонизаторы не нашли никаких поселений, строений, рисунков, надписей. Ни-че-го! Жизнь белковая, почти полный аналог земной. Фауна, флора… Да оглянись вокруг! Карантин для этого зверя будет не менее полугода, медики и космологи просканируют его вдоль и поперёк и, если понадобится, вывернут наизнанку. Мы здесь ещё пару дней… Ну, хотя бы окажем помощь и вернем обратно!
Том молча набрал на коммутаторе заученные до автоматизма цифры. Сразу вопросов не будет — мало ли какие трофеи мог захватить рейд. А вот потом… Том обречённо подумал, что мало никому не покажется, но что-то в тоне или лице Саймона мешало ему продолжить упорствовать. И старшинство Саймона в рейде не играло тут никакой роли.
Осторожно погрузив в капсулу практически не подающее признаков жизни тело, Саймон даже не стал очищать серебристую ткань костюма. Кровь зверя казалась почти чёрной, и было ли это игрой света чуть оранжевого солнца или кровь этого обитателя ИС-2246 действительно была темнее, чем у знакомых биологу животных, думать сейчас не хотелось.
Все, что Саймон делал сейчас, было правильно. И это оправдывало любые средства и последствия. Отголоски чужой боли, сначала показавшиеся Саймону игрой уставшего от одиночества воображения, вдруг дали понять, что они не плод воспаленной фантазии. И потерять сейчас это существо, этого зверя, казалось Саймону необъяснимо чудовищным. Почти как потерять собственного ребёнка.
Осторожно оглянувшись на Тома, космодесантник понадеялся, что напарник спишет его рвение на фанатизм сумасшедшего биолога, нашедшего интересный материал. Или на простую человечность, что уже было ближе к истине. И пожалел, что не сместил акцент на то, что экспедиции просто необходимо взять достаточно образцов местной фауны. За членов экспедиции переживать не имело смысла — все равно всем им предстоит пройти карантин. И этому странному зверю, вызвавшему у него необъяснимую нежность, тоже.

****

Лениво наблюдая за неяркими всполохами звёзд в чёрном бездонном пространстве за прозрачной стеной, Ирви перебирал события совсем недавнего прошлого, которое казалось ему теперь чем-то странно нелепым, словно произошедшим совсем не с ним. Тягуче плыли в памяти мамины глаза, смешные олосы, боль и страхи потерь, холодный осенний лес.
Ощущение тревоги отвлекло Ирви от воспоминаний. Радужные всполохи сознания рядом вдруг покрылись липкой пленкой тоски. Даже не оглядываясь, Ирви чуть подправил то, что было совсем неуместным с его точки зрения, и Саймон облегчённо вздохнул, мимолетно удивившись, как быстро его тоска по дому сменилась воодушевлением. Ирви мысленно улыбнулся.
Эти существа, одно из которых стало ему так близко, называли себя людьми. Придя в сознание в непонятной стеклянной клетке, Ирви чуть не запаниковал. Но затем, осмотревшись, понял, что его окружают не дормиты. Существа, так похожие на них внешне, оказались вполне безобидными и даже оказали Ирви помощь. А изоляция маля вообще была делом временным. Как только Ирви полностью пришёл в себя, все люди, сами не понимая, как так вышло, вдруг решили, что без этого лохматого создания, так похожего на питомцев их родной планеты, их дальнейшее существование просто не имеет смысла. Внушить им своё имя — ещё несколько минут — и карантин был снят.
Ирви удовлетворенно вздохнул. Он чувствовал себя на месте. Словно его предназначение — быть рядом с Саймоном. Только его присутствие дарило чувство покоя и уверенности, хотя, несмотря на все технические совершенства человеческой цивилизации, перед малями эти существа были абсолютно беспомощны. Никто из них не умел защищать разум и даже не подозревал о необходимости это делать. Но Ирви это не волновало — он не будет пользоваться своим преимуществом понапрасну.
Саймон его друг, а друзей не подчиняют.
И уже засыпая, Ирви подумал, что когда-нибудь, возможно, там, на родной Саймону планете с тёплым названием Земля, он тоже обретет свой новый дом.

*******
Мали — разумная раса ИС-2246, особи отдаленно напоминают земных собак. Обладают ментальным даром подчинения, который отсутствует у молодых особей. Способ общения — ментальный. Предпочитают селиться колониями/поселениями, без необходимости не контактируют с иными расами. Период взросления 10-12 циклов.
Таль — поселение малей.
Дормиты — вторая разумная раса соседней ИС-2246 планеты. Враждебны малям, видят в них угрозу собственного существования и стремятся к их полному уничтожению.



Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-37763-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Arta (08.05.2018) | Автор: Arta
Просмотров: 628 | Комментарии: 23


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 23
0
23 katerina420   (04.06.2018 19:34)
Эту историю я начала читать первой на конкурсе и вгружалась и тянула ее долго. Я не догадалась посмотреть в конец истории и прочитать разъяснения, кто такие Мали, Таль и Дормиты, и приходилось додумывать и строить предположения самой))))

В целом ощущения от рассказа приятные, переживания и волнения Ирви понятны и вызывают сочувствие. Спасибо за историю!
Я ждала, что вторая история будет от лица хозяина Ирви, который считает его обычной собакой, и не понимает, отчего происходят те или иные "волшебные" непонятки.
Но она совсем про другого героя.

0
22 ElSi5   (02.06.2018 22:05)
История давалась сложно... Слишком тяжелая эмоциональна подача, слишком далекий для интереса сюжет. С одной стороны цепляло, с другой нет. Этакий баланс чувств по итогу.
Не могу сказать, что мне эта история понравилась, но и обратного тоже не заявлю.
Ирви интересное существо. Но непонятно, почему он попер туда, где его не ждали, туда, откуда сбежала его мать? Тем более после нападки других малей (а сцена эта очень жестокая), я в этом вопросе лишь утвердилась. Да и почему земной (ведь земной же?) человек по ощущениям был ближе к Ирви, чем те же ему подобные?
И я так до конца и не поняла, как же выглядят эти дормиты? Я поначалу грешила на Саймона с этой мыслью, пока не было сказано, что он человек. Или люди и есть эти дормиты? wacko Хотя если мали такого практически алабай-размера, с такими-то сверхспособностями, тогда я даже не знаю, каким должен быть дормит, чтобы перекрыть этот контраст существ, враждующих друг с другом.
И не рисковал ли Саймон забирая с собой Ирви? Все-таки он только "ребенок", кто знает, на что он будет способный, когда подрастет. Звучит это даже смешно, если он уже как теленок smile
Хотя подобная зародившаяся дружба довольно интересный момент. Хочется тогда верить в лучшее.
Спасибо за неординарную историю и удачи! wink

0
21 Marion_Dauphine   (01.06.2018 11:26)
Трогательная история жизни маленького маля Ирви. Эта история тронула меня до глубины души. В столь юном возрасте пережить потерю матери, испытать столько боли... А то, как встретили его сородичи, заставляет понять, почему мать Ирви покинула поселение малей и начала самостоятельную жизнь. Не смотря на те испытания, которые выпали на дою малыша маля, Ирви остался добрым и любящим (он сохранил ту любовь, которая ему дарила его мать).

Надеюсь, Саймон не отдаст Ирви учёным, которые наизнанку его вывернут, чтобы узнать о его расе. И не позволит миру Земли сделать из Ирви озлобленного и опасного зверя.

0
19 Эlиs   (30.05.2018 22:42)
До появления людей история была мне милее biggrin А тут управление разумом, невозможность защититься... Я бы тоже не повезла его на Землю.

0
18 orchids_soul   (30.05.2018 10:56)
Поначалу, читая, казалось, что речь идет о каком-то оборотне, но постепенно, кусочек по кусочку мы познакомились с новой рассой неизвестной планеты. Ирви столь нежная душа...
Автор превосходно описал ту степень отчаяния, когда существо остается один на один с самим собой и окружающим миром.
Благодарю за историю! Посмотрим, как ее свяжут со следующей..

+2
17 AnonymousJudge   (27.05.2018 17:07)
В общем, история интересна, понравилась, но оставила после себя много вопросов.
Мало, мало, мало! Хотелось бы почитать и о жизни его матери. И о его жизни на Земле.
Спасибо.

+1
16 Валлери   (25.05.2018 22:50)
Написано очень надрывно и душещипательно. В детстве у меня была любимая книга "Рассказы о животных", про приключения и страдания диких животных, попадающих во всякие переделки, и эта история атмосферой очень напомнила ту книгу, хотя тут действие происходит и не на Земле, и животное не совсем животное - а очень даже разумное существо. Очень драматично и грустно вышло его путешествие в никуда, и уж точно - очень далеко от дома, от семьи. Все дальше и дальше, я бы сказала.

Понравилось очень, но остались вопросы))

Почему мать Ирви ушла из первого своего таля, частично понятно - вероятно, они были более дикими, менее цивилизованными и дружелюбными, и она там попросту не прижилась, потому что была другой. Но почему Ирви решил идти именно к ним после смерти матери? Ведь он беспокоился, что может случайно привести врагов в свой таль, а там детёныши, значит, его таль не истребили целиком? Тогда почему он в нём-то не остался?

Почему сознание человека оказалось ему ближе, чем своих сородичей?

И таких небольших вопросов по сюжету осталось много. История эмоциональная, но не все до конца раскрылось для меня.

И всё-таки история оставила очень приятное, даже ностальгическое ощущение. Хочется почитать продолжение: что станет с Ирви на Земле, примут ли его остальные земляне? Может, он напрасно доверился Саймону и над ним начнут ставить опыты! Будет странно, если на Земле ему позволят жить, как обычной собаке, ходить среди людей...

А если Ирви чем-то не понравится землянам? Как бы он не стал Королем Всея людской расы)))))

Спасибо за доставленное удовольствие! И удачи на конкурсе)

0
15 Svetlana♥Z   (24.05.2018 02:23)
Очень необычная история. Вообще истории про животных редко встречаются. С одной стороны - до сих пор много споров по поводу того, имеют ли животные душу. А тут, животное наделено: сознанием, чтением мыслей и талантом подчинять. Первую часть рассказа (до встречи с людьми), до умопомрачения хотелось понять, как выглядит это животное и его враги. Согласитесь, сопереживать крокодильчику (утрированно, белому медведю, как и другому опасному хищнику), как-то не получается. biggrin wink А потом при встрече с "сородичами" прониклась симпатией к главному герою. Концовка - просто удивила. Вот тебе и "человек - венец, царь природы". Ан нет, не всё так просто в нашей вселенной! biggrin
Спасибо, очень примечательный рассказ, удачи! wink

0
14 Noksowl   (18.05.2018 12:49)
Это было необычно, интересно! happy Были моменты, когда думала, что Ирви это результат лабораторных исследований.) Это и из-за того, что его не приняли сородичи, называя “чужаком”, “уродом”. Прямо сходство с гадким утенком. И может он вовсе не “утка”, как он думал, а вполне прекрасный “лебедь”. И даже его мама не догадывалась, что они иные, так как прошла подобное “знакомство” с вероятными сородичами... Это и насколько он отличается от них по внутреннему содержанию. Они готовы уничтожить нарушителя, Ирви же поразил их совсем другим оружием... Это и то, что он, встретив людей, обознался, посчитав сходство аур с матерью. Своих же сородичей малей он ментально никак не воспринимал за таких же как он, а как нечто чужое, опасное. Принял их за чудовищ. И только когда увидел, только тогда понял, что они тоже мали. Может они и даром не обладают таким, как Ирви...
Хотя может в его мире, как и у людей, общества разнообразны: есть воинственные, миролюбивые, дикие, развитые. Или нарвался на их вариант бандитов, разбойников. И именно в это все и дело... А Ирви, так как еще мал, мало знает о своем мире...
Радует, что он нашел свой кусочек счастья, обрел свой дом, встретившись с людьми. И радует, что нарушение людьми мер предосторожностей, не привело к печальным последствиям. Хотя кто знает, кто знает... cool
Спасибо за историю! Удачного участия в конкурсе!)

0
13 AnonymousJudge   (15.05.2018 19:48)
Как же тяжело мне далось прочтение этого рассказа... Не потому что плохо написано, нет, это не так, а потому что написано слишком уж реалистично и очень эмоционально. Пережить столько боли и горечи от потери матери и выпавших испытаний, ради того что бы понять - талю ты не нужен...
Видимо я прониклась депрессией и аппатией Ирви, что буквально заставляла себя читать дальше... Для автора это несомненно огромный плюс! Ведь передать эмоции так четко очень сложно!
И не смотря на относительно хороший финал, на душе остался неприятный осадок...
Чтож, спасибо за историю и удачи!!

0
11 leverina   (15.05.2018 16:08)
Очень долгий и трудный путь, в конце которого ждал вовсе не дом - свои оказались до невозможности, до ужаса чужими. И всё же чудо произошло, несмотря на строгие правила исследователей-астронавтов. Поэтому будем верить в лучшее... и любить собак...

Для меня финал был внезапным и очень согрел иззябшую от враждебных инопланетных растений, животных и всех иных явлений душу.

"друзей не подчиняют", их понимают...

+5
10 AnonymousJudge   (14.05.2018 21:16)
Этот рассказ просто потряс меня на каком-то невербальном уровне.
Признаться, первые пару абзацев спотыкалась об окказионализмы, поминая всуе хрестоматийную глокую куздру и преодолевая легкое раздражение… Но вдруг что-то случилось… Во мне? В моей голове? В моем сердце? И…
Вдруг я провалилась в рассказ. Я его не как текст прочла, я его прожила, прочувствовала… дотянулась сознанием до неведомых существ чужой планеты. Не знаю, как они выглядели по замыслу автора, но я осязала и хвост жмытьи, и иглы олоса , и зубы малей… Видела их каким-то альтернативным, внутренним зрением и у меня совершенно нет слов, чтобы описать пережитое.
Да, я замечала повторы и опечатки, но они существовали как будто отдельно от самого рассказа. Как несовершенная оболочка для чистого духа.
Я не могу разложить этот рассказ на какие-то литературные понятия, но в нем есть что-то такое… глубинно-правильное, что нельзя разменивать на слова. Что-то, что нужно просто хранить в сердце. Я все еще не могу понять, КАК это сделано, но сделано это потрясающе!

0
12 leverina   (15.05.2018 16:12)
Точно, и у меня погружение в "иное" было полным и почти мгновенным! Ничего не царапало, даже если было должнО.

0
6 Элен159   (11.05.2018 21:39)
Ирви показался мне весьма разумным и хорошим существом. И это несмотря на то, через что ему пришлось пройти. Потерять самую дорогую душу - маму...Никому не желаю такого удара судьбы. И момент встречи Ирви с людьми вышел самым сильным и эмоциональным. Ведь он не переставал мысленно уговаривать себя, что мама рядом. Что она поможет. Возможно, эти мысли как раз и сыграли важную роль - Саймон и почувствовал тягу к израненному неземному псу. Ей Ирви в тот момент думал лишь о том, что его спасут, окажут помощь. Возможно, это и повлияло на Саймона. Но вопрос тогда в другом: почему же только на него, если дело в подчинении?
Выходит, все же главное в другом. Просто обычное человеческое сочувствие сыграло главную роль в этом деле. И теперь, я уверена, что им обоим (и Ирви, и Саймону) на Земле станет чуточку веселее, чем было.

0
5 Ange-lika   (11.05.2018 20:31)
Буду оптимисткой и предположу, что Ирви не воспользуется своим даром. Думаю так потому что его сородичи были злыми, очень злыми, но он не убил их, а послал импульс добра... так что если даже ему попадется толпа живодеров, он их перевоспитает а не прибьет...
Вообще понравилась вложенная идея, очень! и написано здорово, спасибо за историю)))

+2
7 Солнышко   (14.05.2018 18:56)
Да, я не думаю, что Ирви будет убивать землян. Но он может начать их "перевоспитывать", а мне это тоже не симпатично. Хочется все же думать, что я обладаю свободой воли, а не кто-то мне что-то внушает, пусть даже и хорошее. smile

0
8 Ange-lika   (14.05.2018 19:35)
иногда мне кажется не помешало бы людям иметь такой "добро-излучатель"... толпа когда кипит это страшно

0
9 Солнышко   (14.05.2018 21:07)
Страшно. Но толпа имеет на это право.

+1
4 Gracie_Lou   (11.05.2018 16:57)
Я буду думать,что конкурс всё-таки про возвращение домой,и Саймон везёт Ирви в его новый безопасный и гостеприимный дом,а не про завоевание доверчивых землян пришельцем. biggrin biggrin biggrin Хотя продолжение с удовольствием почитала бы.
Замечательный рассказ!Спасибо. wink

+1
3 tess79   (10.05.2018 19:19)
Все повествование представляла себе милого маленького пушистика, а тут... "размером с теленка" biggrin Ничего так миленыш biggrin Отрадно, что существом, излучающим ауру любви и добра оказался именно человек. Прямо хочется верить, что не все для нас потеряно. Выверенный текст, "вкусные" природные описания - замечательная история. Спасибо за работу!!! Удачи в конкурсе!

0
20 Эlиs   (30.05.2018 22:43)
Зато понятно, с чего это ему хвоста ящерицы не хватило biggrin

0
2 verocks   (10.05.2018 19:07)
Да уж,неизвестно,чем обернётся для землян такой подарок Саймона))надеюсь,что ирви сосредоточится на своей привязанности к другу и не будет пытаться контролировать других людей)) я бы наверное тоже не смогла бросить ранение существо,да ещё и похожее на собачку..
Очень мне нравится,когда повествование ведётся не от лица человека, в данном случае,от лица животного)) это не всегда просто сделать,но у автора получилось,на мой взгляд,замечательно))
Спасибо за историю!))

0
1 Солнышко   (09.05.2018 23:05)
С одной стороны как бы милая история о доброте землян и самого Ирви, а с другой... ну это к Саймону он относится как к другу, но ведь среди землян тоже могут оказаться и злые, и жестокие, которые могут "переубедить" Ирви, и он может решить, что, например, должен всех землян "перевоспитать". В общем, весьма опасного друга везет на Землю Саймон.
Спасибо за историю!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями