Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1695]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2627]
Кроссовер [691]
Конкурсные работы [29]
Конкурсные работы (НЦ) [3]
Свободное творчество [4824]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15179]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14481]
Альтернатива [9045]
СЛЭШ и НЦ [9083]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4392]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11732
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Конкурсные работы (НЦ)

Ложа Багровой Луны

2020-7-15
49
0
Название: Ложа Багровой Луны

Категория: Авторские истории. Собственное
Бета: +
Жанр: хоррор с элементами детектива
Рейтинг: NC-17 из-за жестоких кровавых сцен
Саммари: Легенды о жестоких богах могут оказаться не только легендами…




Если вам показалось, что вы увидели отсылки к Г.Ф.Лавкрафту – вам не показалось.

Мотор мерно урчал, как довольный жизнью кот. Старенький автобус, шурша шинами, старательно преодолевал милю за милей одного из немногочисленных шоссе штата Мэн. С обеих сторон над дорогой нависали высокие ели, плотной стеной ограждая ее от остального большого и шумного мира.
Впрочем, последний час заоконное пространство заволакивал плотный туман, создавая впечатление, что мы движемся в беспроглядной и беспросветной мгле. Как в ней мог ориентироваться шофер, оставалось только догадываться.
Но мне не хотелось думать. Ни о чем. Вообще ничего не хотелось, только сидеть в теплом, полутемном и пустом – последние пассажиры вышли в Валлаграссе – салоне и, прикрыв глаза, дремать. Позади был длинный перелет до Портленда, потом утомительная поездка в автобусе до Хоултона и пересадка на новый, следующий по никак не желающему заканчиваться маршруту до Форт Кента – места моего будущего пребывания.
Всего полгода назад я и подумать не могла, что брошу свой дом в Сан-Антонио, штат Техас, и перееду на другой конец страны. Полгода назад я светилась от счастья, подбирала свадебное платье и убеждала маму, что не тороплюсь, что Эван – мужчина всей моей жизни, и я буду с ним счастлива, как когда-то она с папой.
За неделю до свадьбы мама умерла. Не в банальной автокатастрофе – на нее упали плохо закрепленные строительные леса, когда она просто шла по улице. Торжество пришлось отложить, а потом и отменить совсем: оказалось, что Эван - мужчина не только моей жизни, но и жизни моей подруги. Бывшей подруги, теперь ждущей от него ребенка.
Я отправила Эвану по почте обручальное кольцо, продала дом, уволилась и нашла себе новое место – библиотекаря в университете Форт Кента, городка на самой границе с Канадой, с числом жителей около четырех тысяч человек и плюс еще тысяча студентов. Ничего более далекого от своей прежней жизни мне придумать не удалось.
Автобус остановился. С тихим шипением открылась дверь, и что-то неразборчиво буркнул водитель. Продирая глаза, я поспешно схватила свой рюкзачок с самыми необходимыми вещами на первые пару дней (остальные клятвенно пообещала привезти транспортная компания) и вышла. Дверь за мной захлопнулась, автобус на прощание фыркнул клубом сизого дыма и укатил. А я осталась в тумане.
И мгновенно потерялась в нем. Нет, конечно, за время полета я посмотрела, как добираться от автобусной остановки до пансиона на Морин-авеню, где меня, надеюсь, ждали, а в смартфоне был записан нужный номер. Вот только неизвестно, где высадил меня водитель – на окраине городка, в его центре или еще где-нибудь? Туман скрывал собой все. Из интереса я вытянула вперед руку и не увидела своих же собственных пальцев.
Первое логичное действие – вызвать такси, чтобы меня отвезли в нужное место. Вот только смартфон не видел сеть и, соответственно, позвонить никуда не мог. Как не мог и найти спутники GPS, чтобы проложить маршрут по навигатору. Нет, конечно, я представляла, что Форт Кент – это край света, но не до такой же степени?
Второе, что мне пришло на ум – найти какую-нибудь лавочку, сесть или лечь на нее, укрыться курткой и дождаться либо рассвета, либо того, что туман рассосется, и можно будет сориентироваться на местности. Здравое решение, и, несомненно, я бы так и поступила, вот только… Только мне почему-то было страшно.
Очень некстати вспомнился «Туман» Стивена Кинга, после которого я несколько ночей просыпалась от кошмаров. По степени плотности здешний туман сильно напоминал тот, из рассказа, в котором скрывались страшные и смертельно опасные твари.
Я с опаской огляделась. Густая пелена приглушала все звуки, одновременно делая их неузнаваемыми. Вот этот шелест – это ветер или же ползет по асфальту плотоядный слизняк? А этот шорох и стук – кто-то идет по улице домой или же неведомая тварь цокает когтями? А рычит автомашина вдалеке или жуткое чудовище?
Сердце сжалось от страха. Мороз пробежал по коже, заставляя застегнуть куртку до верха и спрятать руки в карманы. Кто бы мог подумать, что в разгаре лета может быть настолько холодно?
Оставаться здесь до утра я просто не могла. Мне все время чудилось, что сейчас за спиной раздастся зловещее рычание, распахнутая клыкастая морда обдаст зловонным дыханием, и мои дни закончатся тут, на автобусной остановке Форт Кента. А если я и дотяну до утра, то уже седая и с трясущимися руками. Первый же встреченный сердобольный прохожий вынужден будет отвести меня в психиатрическую больницу, где мне и придется провести остаток жизни. Подобная перспектива меня совершенно не устраивала, и я решила идти. Все равно куда. Дорога рано или поздно куда-нибудь приведет, а там будут люди, свет и возможность позвонить в пансион. Главное – не свалиться в реку, но буду надеяться, что этого удастся избежать.
И я пошла, на всякий случай подсвечивая себе смартфоном. Медленно, осторожно, проверяя, что иду по асфальту, а не углубляюсь в лес, из которого мне уже точно никогда не выйти. Не помешала бы тросточка, которой пользуются слепые, но приходилось обходиться без нее, постукивая перед собой ногой, прежде чем сделать шаг.
Казалось, я шла вечность. Вокруг все так же шуршало, шелестело и трещало. Туман стал еще гуще, если это только возможно, и приобрел багровый оттенок. Воздух превратился в воду с растворенным в ней кислородом. Она каплями собиралась на моем лице и волосах, превращая последние в мокрые сосульки. Мне уже стало все равно, куда идти – только бы в сухое и по возможности теплое место. Подошла бы и заправка, и круглосуточное кафе, и мотель – есть же в этой глухомани мотели?
Рядом что-то прошуршало. Очень противно прошуршало, с таким мерзким чавканьем в конце. Я остановилась и прислушалась. Шорох повторился. Мало того, он стал громче, и что-то определенно коснулось моей руки. Преодолевая страх и отвращение, я дотронулась до этого места и ощутила под пальцами липкую слизь. Вот тут вся моя выдержка испарилась как роса под полуденным солнцем. Я кинулась прочь, не разбирая дороги и уповая на все силы, которые только могут прийти мне на помощь. Смартфон в какой-то момент пропал – то ли выпал, то ли потерялся, то ли его выхватила неведомая тварь – не знаю. Возвращаться и искать его не позволял овладевший мною дикий ужас.
Асфальт превратился в полужидкую грязь. Кроссовки вязли в ней, я с трудом вытаскивала ноги, боясь оглянуться и все время прислушиваясь – не тащится ли за мной чудовище. Паника вытягивала силы, сердце колотилось как бешеное, и давило на психику осознание того, что неизвестно, когда это все кончится и кончится ли когда-нибудь.
Мелькнувший впереди свет сначала показался мне прогалом в тумане. Но чем ближе он становился, тем отчетливее проявлялось тускло-желтое пятно. Адреналин придал сил, под ногами внезапно появилась твердая поверхность, и через считанные секунды я споткнулась о… кажется, ступеньку невысокой лестницы, ведущей на крыльцо. Сквозь туман смутно просвечивали… колонны? Куда я попала? В каком веке строили такие дома?
Но тут за спиной отчетливо чвакнуло, и все нечеткие размышления относительно архитектуры немедленно рассеялись, а на первый план вышел инстинкт самосохранения. Я пулей взлетела на крыльцо и заколотила кулаками в дверь.
- Откройте! Откройте, пожалуйста!
Дверь резко распахнулась, и меня буквально втянули внутрь.
- Вы с ума сошли?! Почему вы ночью на улице?
- Потому что заблудилась в тумане, - автоматически ответила я, пораженно оглядываясь.
Просторный полутемный холл. Странного вида светильники, больше всего напоминающие газовые. Резные панели на стенах, красивые перила у лестницы, ведущей на второй этаж. Двери направо и налево, длинный коридор, уходящий вдаль. Запах дыма, жареного мяса и чего-то неопознаваемого, почему-то ассоциирующегося у меня с уборкой. Складывалось впечатление, что дом практически не изменился с момента постройки где-нибудь в конце девятнадцатого века. В лучшем случае в нем делали косметический ремонт.
Мужчина, стоявший передо мной, прищурившись, пристально разглядывал меня. Но не так, как некоторые представители его пола, прилипнув ко мне взглядом и словно бы прикидывая, что скрывается под одеждой. Нет, он явно оценивал, кто это попал к нему в дом, и насколько незваный гость – то есть гостья - опасна для него. И по внешнему виду мужчина напоминал шерифа из вестернов: стройный, мускулистый, в клетчатой рубашке и джинсах, с упрямым, гладко выбритым подбородком и резкими чертами лица.
- Кто вы?
- Кэтрин Пренстон, - вежливо ответила я, решив пока не реагировать на явную невежливость. В конце концов, хозяин дома может вести себя как ему заблагорассудится с незнакомками, поздним вечером возникшими у него на пороге. Мне всего только нужно позвонить и дождаться такси, а больше, надеюсь, нам не доведется встретиться.
- Откуда вы, Кэтрин Пренстон? И почему бродите в такое время по улицам?
- Роланд, кто там? - В темноте коридора показался еще один мужчина – глубоко пожилой, седой, в старомодных роговых очках и закутанный в клетчатый плед. – Господи Иисусе, ты что, не видишь, что девушка совершенно промокла? Джим! Джим, нам срочно нужен горячий чай!
Я не успела опомниться, как появившийся внезапно из ниоткуда высокий темнокожий Джим помог мне снять куртку и промокшие кроссовки. Меня препроводили в гостиную, усадили у горящего камина в уютное кресло с высокой спинкой, укутали теплым пледом и всунули в руки чашку горячего чаю, в который явно добавили солидную порцию бренди. Моих возражений никто не слушал, просто отмахнувшись от них. На просьбу позвонить Джим непонимающе развел руками и пробормотал что-то вроде: «Мистер Стивен разберется с этим».
Стивен – это, видимо, седой старичок в очках, поскольку высокого «шерифа» он назвал «Роландом». Хорошо, с ним общаться даже приятнее. И когда вся суматоха улеглась, я обратилась к нему с просьбой:
- Мистер Стивен…
- Профессор Стивен Ричардсон, если вас не затруднит, дитя, - мягко улыбнулся он. – За прошедшие десятилетия я как-то привык к этому обращению.
- Простите, профессор. Я благодарна вам за проявленную заботу, но честное слово, вам не стоило так утруждать себя и других. Мне нужно всего лишь позвонить в пансион на Морин-авеню, меня там ждут, и вызвать такси, если уж бродить по улицам Форт Кента так небезопасно.
Мне показалось, что и профессор Стивен, и «шериф» Роланд как-то изменились в лице, когда я произнесла название города. Но это длилось всего лишь долю секунды и могло быть всего только игрой теней от горящего камина.
- Боюсь, я ничем не могу вам помочь, дитя, - развел руками профессор. Я слегка напряглась. Ну, возможно, он настолько стар, что не способен принять достижения современной цивилизации. Но «шериф» выглядел ненамного старше меня, и уж что такое «телефон», он должен знать? Я перевела взгляд на Роланда, сидевшего чуть поодаль на диване и не сводившего с меня глаз.
- Вы можете дать мне телефон?
- Откуда вы, мисс Кэтрин? – вместо ответа задал вопрос он.
- Сан-Антонио, штат Техас.
Теперь я точно была уверена, что Роланд нахмурился и переглянулся с профессором.
- И вы уверены, что находитесь в городе Форт Кент?
- Ну да, - растерянно ответила я, все больше ощущая себя попавшей в какой-то театр абсурда. – Форт Кент, штат Мэн. По крайней мере, именно сюда я ехала из Портленда с пересадкой в Хоултоне. Возможно, водитель автобуса высадил меня где-то еще, в тумане я ничего не могла разобрать.
Лицо Роланда стало совершенно нечитаемым. Зато профессор чрезвычайно оживился.
- Форт Кент, вы сказали? Штат Мэн? Штат Соединенных Штатов Америки?
- Да, - осторожно подтвердила я, все больше подозревая, что попала в какой-то местный приют сумасшедших.
- Еще один вопрос, Кэтрин, и я все объясню вам. Где находится столица вашего государства?
От меня не ускользнуло, что профессор произнес «вашего», а не «нашего». Может быть, я попала в Канаду, сама не осознав этого? Или же у мистера Ричардсона на самом деле, так сказать, старческая деменция?
- Вашингтон, округ Колумбия.
- И находится она на берегу Потомака?
- Да.
- Превосходно! – потер профессор руки. – Роланд, ты понимаешь, что все это значит?
- Не особенно, - флегматично отозвался «шериф». – Но я рад, что тебе все ясно.
- Да, мне все ясно! Или почти все! Старый плут Хокинс оказался прав, в кои-то веки! Сегодня же… или завтра, как только уложу все в голове, напишу ему и поздравлю! Его теория полностью подтвердилась!
- Профессор Ричардсон, - несмело позвала я, теряясь в догадках, что делать: бежать куда глаза глядят или вызывать врача? – Вы обещали объяснить, что это значит.
- Да, разумеется! – Профессор сбросил плед, заложил руки за спину и зашагал по комнате, словно бы объясняя лекцию студентам. – Такое юное дитя, как вы, Кэтрин, вряд ли слышало теорию о существовании параллельных вселенных. Ее предложил еще четверть века назад сэр Томас Хокинс. Если изложить ее коротко, то существует бесконечное количество вселенных, расположенных параллельно друг другу, как страницы в книге или карты в колоде. Как правило, люди, обитающие в своей странице, не подозревают о существовании других. Но иногда, при редком сочетании обстоятельств, миры соприкасаются, и из одного можно попасть в другой. Как и произошло с вами, Кэтрин.
- Вы… вы хотите сказать, что я в другой реальности? Не своей?
- Ну конечно же. Я никогда не слышал о штате Мэн, но уже почти девять десятилетий живу в штате Мэнсвик, в городке под названием Форт Уик. В нем никогда не было Морин-авеню, зато уже лет пятьдесят, если не больше, есть пансион на Мэрион-стрит. Столица Соединенных Штатов Америки все время, насколько мне известно, располагалась на реке Потомак, но называется Джорджтаун. А штат Техас с 1861 года входит в Конфедерацию Штатов Америки.
Мои руки задрожали так, что чашку пришлось поставить на стол. Разум медленно осознавал реальность. Я - в другом мире. Параллельном моему. Если, конечно, это не розыгрыш. Вот только зачем этим двум незнакомым мужчинам разыгрывать меня? Никто, включая меня, не мог знать, что я заблужусь в тумане и наткнусь на этот коттедж.
Все становилось на свои места: старомодная архитектура, отсутствие привычной электроники в доме и электричества вообще – если мир иной, то его могли и не открыть. Удивление при упоминании географических названий. Непонимание некоторых технических терминов, таких как телефон и автобус.
Я внезапно ощутила себя крохотной одинокой песчинкой в центре урагана, занесенной на миллион… нет, на неисчислимое количество миль от дома, покинутой и брошенной всеми, кто меня когда-то знал. Моя работа, мои вещи, бывшая подруга и экс-жених… да что там, вся прежняя жизнь, с гаджетами, интернетом, соцсетями и выборами президента – все это осталось где-то там, в непостижимой дали.
- Кэтрин, вы побледнели. С вами все хорошо, дитя?
Голос профессора отдалялся все дальше и дальше, перед глазами резко потемнело, и, кажется, я впервые в жизни потеряла сознание.

Сквозь темные шторы пробивался одинокий луч солнца. Я лежала на удобной кровати, застеленной хорошим льняным бельем, от которого исходил запах лаванды. Такая постель вполне меня устраивала. Канава под забором, например, понравилась бы мне намного меньше, чем эта комната в…
И вот тут я зажмурилась, загоняя назад слезы, и всхлипнула. События вчерашнего вечера волной накатили на меня, вгоняя в неизбывную тоску по несбывшемуся и исчезнувшему навсегда. Я даже позволила себе упоенно порыдать над своей неудавшейся судьбой. Ну что мне теперь делать – одной в чужом мире, без денег, документов и единой родной души на расстоянии бесконечности?
Потом слезы высохли как-то сами собой, и в голову начали прокрадываться здравые мысли. Я жива, молода и здорова, как физически, так и душевно – по крайней мере, надеюсь на последнее. Мне хотелось полностью изменить свою жизнь – вот, пожалуйста, судьба предлагает радикальнейший вариант! Приду в местную полицию, скажу, что потеряла память и все документы – не арестуют же они меня? Станут выяснять, не найдут никаких концов, дадут новые документы, и начну я новую жизнь. С работой и жильем тоже как-нибудь все устроится. А может быть, тот провал между мирами вновь откроется, и у меня получится вернуться домой.
Я сжала зубы и бережно убрала последнюю мысль в самые дальние глубины сознания. Совсем забывать об этом нельзя, но и надеяться глупо. А пока следует привести себя в порядок и спуститься к мужчинам. Профессор так легко догадался, что происходит – возможно, он даст мне мудрый совет, куда податься в первую очередь.
Внимательный осмотр комнаты обнаружил небольшую дверь, за которой находилось то, что вызвало у меня бурный восторг. Ну да, вполне современная сантехника, с горячей и холодной водой, и главное – с канализацией. А когда я воспользовалась этими достижениями цивилизации и вернулась в спальню, там обнаружилась хорошенькая темнокожая девушка в белом передничке и наколке горничной.
- Я услышала, как шумит вода, и позволила себе войти, - мило извинилась она. – Мистер Роналд сказал, что вам требуется одежда, и приказал принести часть вещей его сестры, пока вы не найдете свои чемоданы.
Ага, значит, для местных слуг они придумали другую версию моего появления. Наверное, это правильно – не хватало еще слухов про пришелицу из иного мира.
- Спасибо, - улыбнулась я. – Как тебя зовут?
- Нэнси, мисс, - стесняясь, назвала себя девушка.
- А я – Кэтрин.
- Мисс Кэтрин, я положила одежду на вашу постель. Надеюсь, здесь все, что вам потребуется.
Блузка в полоску, твидовая юбка, чулки с подвязками, боже мой! Как сильно эти вещи отличались от привычных джинсов и топов! Интересно, в каком же веке так одевались девушки в моей родной реальности? Конец девятнадцатого? Начало двадцатого?
- Мисс, вам принести завтрак сюда?
- Нет, я буду завтракать внизу.
- Мистер Роланд сказал, что будет ждать вас в столовой, - сообщила Нэнси и наконец ушла. Я некоторое время озадаченно смотрела ей вслед, соображая, зачем предлагать завтрак в постель, если меня ждут внизу, решила, что это местные правила, и вернулась к превращению себя в мисс, которую не стыдно принять в здешнем обществе. Сложно сказать, насколько это удалось, но, во всяком случае, в глазах Роланда вспыхнуло одобрение, когда он галантно помогал мне сесть за стол, накрытый к завтраку.
Под словом «завтрак» я подразумеваю не хлопья с молоком, совсем нет! Белоснежная накрахмаленная скатерть, начищенный до сияния серебряный кофейник, молочник со сливками, яичница с беконом, сыр, копченая грудинка, свежевыпеченные булочки и сливочное масло домашнего изготовления. Ко всему этому великолепию прилагались Нэнси (или другая девушка-служанка, очень похожая на нее) и профессор Ричардсон, читающий утреннюю газету «Ньюс Форт Уик». Дата на первой странице сообщала, что сегодня двадцать шестое июля 2018 года - именно та, которая и наступила бы в моей прежней жизни. Я просто приняла этот факт к сведению, как еще один из облака странностей, окутывающего меня со вчерашнего дня.
- Роланд, еще одно исчезновение, - возбужденно заметил профессор. – Знаешь, у меня появилась новая теория на этот счет.
- Очень интересно, - сдержанно ответил «шериф». – Но лучше обсудить это попозже.
Профессор с недоуменным видом выглянул из-за газеты и только сейчас заметил мое появление. Он просиял улыбкой, откладывая прессу в сторону.
- Кэтрин, доброе утро! Как ты себя чувствуешь?
- Все хорошо, спасибо. Нет, больше не надо, - остановила я Нэнси, вознамерившуюся положить мне полную тарелку яичницы с беконом.
- Рад это слышать. Надеюсь, ты извинишь нас, потому что мы позволили себе осмотреть твои вещи. И знаешь, я готов с уверенностью утверждать, что понял, в какой момент разветвились наши реальности.
Я отложила вилку и заинтересованно посмотрела на профессора.
- Вот! – Он торжественно протянул мне стодолларовую купюру. – Кто изображен на этой банкноте?
- Бенджамин Франклин. Если коротко, то один из отцов-основателей США. Если полностью, то рассказ о нем затянется надолго, и боюсь, вспомнить абсолютно все я не смогу. Франклин был гением и где только не проявил себя.
- Все и не надо. В нашем мире Бенджамин Франклин погиб в молодости, исследуя молнии, а на стодолларовой купюре изображен Джон Адамс, второй президент США. Полагаю, что именно в момент смерти выдающегося деятеля в вашем мире наши реальности и разошлись.
Я обдумала его слова, вспоминая биографию Франклина. Если мне правильно помнилось, именно он серьезно занимался электричеством в нашем мире. И раз в этой реальности он погиб, то именно поэтому тут все еще используют для освещения газ?
- Да, вероятно, вы правы, профессор.
- Я совершенно точно прав, - возразил он и поправил очки. – Кроме того, мне кажется, что я знаю, каким образом ты попала в нашу реальность.
- Стивен! – предупреждающе проговорил Роланд.
- Что? – ворчливо осведомился у него профессор. – Нельзя оставлять бедную девочку в неизвестности, если у нее есть шанс вернуться домой.
Вот тут я заинтересовалась настолько, что забыла про завтрак.
- Конечно, должна, - горячо подтвердила я. – Профессор Стивен, я очень внимательно слушаю вас.
- Нет, Кэтрин, сначала ты доешь все, что у тебя на тарелке, - голосом доброго, но упрямого дедушки произнес он. – Я не хочу портить тебе аппетит, дитя.
Мне пришлось под его строгим взглядом быстро дожевать булочку и запить ее кофе. После этого профессор предложил перебраться в гостиную, и только потом, когда мы все устроились перед камином с тлеющими поленьями, он начал свой рассказ.
- В этих краях, Кэтрин, издавна существовал культ бога Мооргота. На редкость отвратительное божество, должен сказать. Кровавые жертвоприношения, жестокость, воплощение Зла и все такое прочее. Я предполагаю, что он пришел еще от працивилизации, жившей здесь тысячи лет назад. Правда, мой коллега, профессор Уильям Веерштейн, считает, что никаких працивилизаций не существует, и культ пришел от ныне вымершего племени индейцев. Я не могу с ним согласиться, поскольку все индейцы, с которыми я пытался говорить на эту тему, категорически отказывались это делать и только сообщали, что имя Мооргота не стоит произносить, чтобы не навлечь на себя опасность. Кроме того, культы богов, тем более темных богов, не типичны для индейских племен. Аборигенное население верит в всезнающего, всеохватывающего и мудрого Великого Духа, который тесно связан с Землей, природой и воплощается, как правило, в каком-нибудь животном, чаще всего Великом Койоте.
- Стивен!
- Да, Роланд, я отвлекся, прости. Так вот, Кэтрин, как я и говорил, слухи о культе Мооргота и его адептах издавна бродили в наших местах, но более громко и внятно о нем заговорили в середине прошлого века. Тогда, с упадком христианской религии восстали из пепла различные секты, связанные с темной стороной человеческой натуры: например, церковь Сатаны, Орден Девяти Углов, Ложа Серебряных Сумерек и адепты Тайного Ордена Дагона. Возродился и культ Мооргота. Его последователи назвали себя Ложей Багровой Луны, собирались раз-два в месяц, читали какие-то фразы на непроизносимом языке, приносили в жертву петуха или кошку – в общем, все как обычно.
- Пророчество, - негромко напомнил Роланд.
- Да, разумеется. В какой-то момент всплыло странное пророчество. Культисты Мооргота утверждали, что оно возникло само собой, вспыхнув пылающими письменами на стене их святилища. В вольном переводе на наш язык оно гласит, что приблизительно через семь десятилетий будет найдена сакральная реликвия, а в ночь, когда Багровая Луна вступит в брак с Богом Войны, Мооргот вернется на землю, и произойдет то, что обычно происходит в таких случаях – апокалипсис местного, а может, и не только местного значения.
Профессор снял очки, тяжело выдохнул на них и аккуратно протер.
- Про это пророчество все забыли, кроме, наверное, членов Ложи Багровой Луны. До недавнего времени, когда как раз минуло примерно семь десятилетий с момента появления пророчества. Местные власти приняли решение о расширении Форт Уика на запад, и в глухие леса, примыкавшие к городу, отправились геодезисты, картографы, лесорубы и прочие представители строительных профессий. Они нашли древние развалины, Кэтрин.
Профессор Стивен пристально посмотрел на меня. Я коротко кивнула в знак того, что слушаю чрезвычайно внимательно.
- Вырубку леса прекратили, строителей убрали в сторону, и изучать руины приехала группа историков-археологов. Одной из них была Лиз, сестра Роланда и моя племянница. – Стивен бросил на «шерифа» сочувствующий взгляд. - Они начали раскопки и в один не такой и прекрасный день обнаружили древний артефакт весьма отвратительного вида. Сам я не видел его, но Лиз, описывая предмет, содрогалась от омерзения. По ее словам, он походил на клубок щупалец, оплетающих человеческий глаз, причем на конце каждого из них находилась клыкастая пасть с высунутым извивающимся жалом. Если учесть, что выполнен артефакт был из неизвестного минерала багрового цвета и покрыт не высыхающей на солнце и ветре слизью, то зрелище, наверное, на самом деле преотвратное.
Я вновь кивнула. Мне не хотелось даже представлять, как выглядела эта древняя реликвия. Профессор продолжил:
- Археологи ликовали и отправили сообщение о находке во все известные газеты и, разумеется, собственному руководству. Ценный артефакт решили увезти в более надежное место, чем лесная чаща, но и с этим возникли проблемы. Лошади категорически отказывались подходить к нему ближе чем на сто ярдов. Они неистово ржали, вставали на дыбы, молотили копытами во все стороны. Кого-то, кажется, задели так, что сломали бедняге позвоночник.
- И как тогда справились с перевозкой?
- Вручную, - вздохнул профессор. – Артефакт был не слишком впечатляющих размеров: высотой около ярда и диаметром в два с половиной фута. Погрузили на повозку и, буквально на руках выкатив из леса, доставили в местный университет.
- Здесь есть университет? – удивленно уточнила я, хотя, кажется, удивляться-то как раз не стоило.
- Есть, разумеется. Университет Форт Уика, с более чем ста двадцатилетней историей. Я преподавал в нем историю почти пятьдесят лет и, наверное, продолжал бы делать это и дальше, не появись на моей кафедре новый декан. Мы не сошлись с ним характерами, и я вынужден был уйти, поскольку он-то уходить не собирался, – раздраженно пробурчал профессор.
- А я давно говорил, что тебе пора заняться своими делами, а не вталкивать в головы студентов науку, которую они не желают постигать, - заметил Роланд.
- Может, ты и прав, мальчик. Но вернемся к артефакту. Его привезли в университет и поставили в гимнастическом зале – единственном помещении, в котором могли поместиться все приглашенные. Назначили день, когда его торжественно предъявят публике, декан проветривал свой смокинг, в город съехались корреспонденты и специально вызванные ученые, и…
Профессор сделал многозначительную паузу, подчеркивая важность того, что будет сказано дальше. Роланд только вздохнул, видимо, не разделяя любви своего дяди к театральности. Я не выдержала:
- И?
- И артефакт исчез накануне ночью. Причем исчез не один, а со всей группой археологов. Лиз, ночевавшая в моем доме, просто тихо ушла, никому и ничего не сказав, забрав с собой только заметки, касающиеся находки, и больше не вернулась. С остальными случилось то же самое, только они исчезли из отеля, в котором жили. Зал, в котором стоял артефакт, оказался пустым. Ни следа того, что в него кто-то заходил или заезжал. Сторож клялся, что никого не видел ночью. Дверь не взламывали и не открывали, так как единственный ключ находился у декана факультета истории. Сенсация не состоялась.
Профессор выдохнул и налил себе воды промочить пересохшее горло. Я осмысливала сказанное. История, безусловно, занимательная, такие хорошо рассказывать ночью у костра, чтобы как следует напугать слушателей. Но какое отношение она имеет к соприкосновению миров?
- Роланд, я сочувствую вашей потере. Но, профессор, мне все же не очень ясно…
- Сейчас я дойду и до этого, Кэтрин. С того момента, как археологи откопали артефакт, в городе и его окрестностях начали происходить странные, мистические события. Каждую ночь его стал заполнять туман. Конечно, это не редкость в наших краях, но такого плотного мы не видели никогда. Да ты и сама можешь об этом судить.
- Туман неприятный, - содрогнулась я при одном воспоминании. – И в нем ползал… кто-то склизкий. Или ходил, но со странным чавканьем, оставляя следы слизи на одежде.
- Вот именно, - хмуро подтвердил Роланд. – В тумане стали появляться странные создания. Стивен считает, что они не представляют собой никакой опасности, но мне так не кажется. В городе начали пропадать люди, один-два каждую ночь. После третьего исчезновения власти озаботились и запретили выходить ночью на улицы. Да, в общем, никто в здравом уме и сам не пойдет в загадочный туман. Тем не менее люди продолжают бесследно исчезать.
- Роланд, я же сказал, что у меня появилась новая убедительная гипотеза их исчезновения, учитывая появление нашей гостьи.
- Они тоже попадают в другую реальность? – догадалась я.
- Именно так! Видимо, появление артефакта нарушило каким-то образом связи между мирами, и таким образом у нас появилась ты, а те бедолаги - в твоем мире. Или каком-нибудь еще. Тебе нужно всего лишь ночью повторить свой путь, двигаясь в обратном порядке, и ты окажешься дома.
Надежда, вспыхнувшая во мне, пропала так же быстро, как и появилась.
- Не получится, - грустно покачала я головой. – Мне просто не вспомнить свой путь. Туман скрывал абсолютно все, я шла наугад и не смогу сориентироваться ни днем, ни тем более ночью.
- И тем более что это чрезвычайно опасно! – громыхнул голос Роланда. – Можно сколько угодно убеждать себя в том, что твари в тумане безвредны, но я не верю в это! Лиз не могла пропасть просто так, отправившись на ночную прогулку. Она с детства отличалась здравомыслием и если бы собралась куда-то идти, предупредила бы или тебя, Стивен, или любого из слуг. Ее кто-то вытащил туда, в эту мглу! – он яростно ткнул рукой в окно, за которым сейчас светило яркое солнце и умиротворенно чирикали воробьи на ветках сиреневого куста.
- Роланд, я же говорил тебе, что Лиз в последнее время изменилась. Она стала замкнутой, взбудораженной и явно что-то скрывала. У нее поменялись даже вкусы: Лиз внезапно стала предпочитать мясо с кровью, а не прожаренное, и носить одежду бордового цвета.
- И это не могло произойти просто так, на ровном месте! – рявкнул Роланд.
- Держи себя в руках, мальчик! – укоризненно посмотрел на него профессор.
- Да, прости, - понизил голос «шериф». – Но я не успокоюсь, пока не найду или саму Лиз, или ее тело. И вообще, тебе стоило бы вызвать меня намного раньше, когда у нее только появились признаки нервного расстройства.
- А вам не кажется, что поведение Лиз связано с артефактом?
Мужчины синхронно обернулись ко мне, словно только сейчас вспомнив, что не одни в комнате.
- Ну конечно же, да, - кивнул профессор. – И не только Лиз. Вся их группа пребывала в невероятном возбуждении, полагая, что нашли нечто необычайное.
- Я не об этом. – Я замялась, подбирая слова. – Вам не кажется, что артефакт мог излучать… что-то, влияющее на психику? Из-за чего спокойная здравомыслящая девушка могла полностью изменить свое поведение?
Ричардсон задумчиво протер очки.
- Вполне может быть. Правда, мне неизвестны минералы, способные оказывать воздействие на людей, но не вижу причины, по которой таковой не мог бы существовать. Особенно если это действительно священная реликвия бога Мооргота. Жрецам было бы куда проще влиять на паству и приносить кровавые жертвы при содействии предмета, обладающего псионическими свойствами.
- Да будь я проклят, - выругался Роланд. – Стивен, ты на самом деле предполагаешь, что Лиз попала под воздействие какой-то каменной глыбы?
- Это не мое предположение, но да, я допускаю такую возможность.
- И это происходит со всеми, кто находится вблизи чертова артефакта?
- Роланд, следи за языком, среди нас дама, - недовольно заметил профессор. – Но, отвечая на твой вопрос – да, это возможно. Хотя и не обязательно, так как люди могут обладать разной устойчивостью к внушаемости.
- Тогда я еще больше хочу поговорить с деканом факультета истории, - мрачно заключил «шериф» и быстро вышел из гостиной.
- Роланд, профессор Бакстон и до появления артефакта обладал не самым приятным характером! – крикнул ему вслед Ричардсон.
- Ничего страшного, - заглянул в гостиную его племянник, застегивающий наплечную кобуру. – Надеюсь, моих познаний в человеческой психологии хватит, чтобы найти следы воздействия артефакта.
- Вы психолог? – удивилась я.
- Нет. Частный детектив. Это подразумевает общение с людьми и умение разбираться в них.
Я коротко порадовалась тому, что практически угадала профессию Роланда - шериф и частный детектив имеют много общего - и встала с кресла.
- Я хочу пойти с вами.
- Нет, - коротко и резко ответил Роланд.
- А вот это ты зря, мальчик мой, - покачал головой профессор. – Кэтрин может быть тебе полезна. Возможно, она заметит то, что не увидим мы.
После недолгой паузы Роланд кивнул.
- Вам будет холодно в этой блузке. Нэнси! Принеси мисс Кэтрин жакет!
Через несколько минут мы шли по типичной улице захолустного американского городка. Залитая солнцем брусчатка, зеленые газоны, живые изгороди и аккуратные домики. Тихая и умиротворенная пастораль. Вот только людей на ней практически не было. Нам встретилось два-три человека, не больше, и все они с подозрением косились на нас и старались быстрее пройти мимо.
- Это всегда так в вашем мире? – тихо спросила я.
- Нет. Полагаю, это следствие последних событий. Люди просто боятся, особенно незнакомых. Сюда, мисс Кэтрин, к реке.
- Мистер Роланд, если это не идет в разрез с местными правилами, не могли бы мы в разговоре обходиться без «мистеров» и «мисс»? В конце концов, мы вроде как напарники в деле.
- Хорошо, Кэтрин, - усмехнулся он, и в его голосе явственно звучало одобрение.
- Тогда, на правах напарницы, можно я спрошу? Почему ты идешь к декану, а не в полицию? Они наверняка уже допросили и его, и всех возможных свидетелей.
- Потому что в полиции я был вчера, как и на раскопе, и практически ничего не узнал. Только то, что и так известно всем. Но я никогда не полагаюсь на пересказ чьих-то показаний. Разговаривая с человеком, можно многое узнать даже не из его слов, а из мимики, поведения, движений.
- В этом есть смысл, - задумчиво проговорила я. – Наверное, ты хороший детектив.
- Клиенты в Бостоне не жаловались, - хмыкнул Роланд.
Вдоль реки Сент-Джон мы вышли к университету – комплексу зданий, пугающему, как и весь город, своим безлюдьем. Несмотря на лето, когда студенты по большей части разъезжаются, в такое хорошее утро здесь все равно должны бродить группы смеющихся девушек, бегать приверженцы здорового образа жизни, и неторопливо пить кофе на скамейках – прочие. Однако мы увидели только одну сидящую на скамейке девушку, и она не пила кофе и не смеялась. Она комкала в руках платок и пустым взглядом смотрела в пространство.
- Роланд, подожди меня минуту, - попросила я, подбежала к девушке и присела на корточки возле нее. – Мисс? Мисс, с вами все в порядке?
Девушка вздрогнула, словно приходя в себя, и резко отсела в сторону.
- Кто вы? Я вас не знаю.
- Мы частные детективы из Бостона, - быстро проговорила я. – Я увидела, что вам плохо, и подошла.
- Со мной все хорошо, - все так же держась на отдалении, ответила девушка. – Уходите.
- Я сейчас уйду, не волнуйтесь. Но вы можете сказать, как нам найти декана факультета истории?
Студентка впервые с интересом посмотрела на меня.
- Вон то красное кирпичное здание. Второй этаж, комната 214. А зачем вам профессор Бакстон? Он не будет разговаривать с посторонними, особенно сейчас, видя в каждом незнакомом человеке журналиста.
- С нами он поговорит, - уверенно сказала я, выпрямляясь.
- Это по поводу того найденного археологами предмета? Да? – В глазах девушки блеснуло не простое любопытство. Кажется, ответ многое значил для нее.
- Я не имею права рассказывать, - с легкой извиняющейся улыбкой произнесла я. – Мне пора идти.
Я отошла к Роланду, спиной чувствуя пристальный взгляд студентки. Детектив уверенно направился к красному кирпичному зданию.
- А ты сам знаешь, куда идти?
- Мы с Лиз каждое лето проводили у дяди, - небрежно пожал он плечами. – Я знал его кабинет на кафедре лучше, чем собственную спальню. Ты могла бы и не спрашивать у той девушки.
- Мне показалось, что с ней что-то случилось. Или не с ней, а с кем-то из ее близких. Я и раньше встречала такой взгляд.
- Но откровенничать она не стала, не так ли?
- Нет, - вздохнула я. – Но я хотя бы попыталась.
Роланд хмыкнул и ничего не сказал в ответ.

Наверное, во всех мирах кабинеты деканов выглядят одинаково: массивный стол красного дерева, громоздкие неудобные стулья, стоящие вдоль стены, огромные, под потолок, книжные шкафы с тяжелыми фолиантами и высокое кожаное кресло с потертыми подлокотниками. Кроме этого, в комнате обнаружились кипы бумаг на всех возможных поверхностях, письменный прибор из красивого зеленого камня, портреты Джорджа Вашингтона и еще одного джентльмена, которого я не опознала – видимо, действующего президента, - и, собственно, сам хозяин помещения: высокий, сухопарый мужчина, недавно вышедший за пределы среднего возраста, с крупным носом и тонкими губами.
- Кто там? – весьма невежливо рявкнул он в ответ на стук Роланда в дверь. И ничуть не больше гостеприимства отразилось на его лице, когда мы подошли к его столу: - Вы кто такие?
Мой спутник помог мне сесть, пододвинув стул, и положил на стол декану свою визитку.
- Детектив Роланд Дженнингс. Моя напарница мисс Кэтрин.
- Мне нечего вам сказать, - недовольно буркнул профессор. – Убирайтесь!
Бакстон нервно бросил на стол ручку, которая скатилась бы на пол, если бы не ударилась о подставку с небольшим американским флагом. Он сначала показался мне странным, пока я не поняла, что именно меня смущает: количество звезд на нем. Их было не пятьдесят, как в моем мире, а всего двадцать четыре.
- Мы займем у вас совсем немного времени, профессор Бакстон, - ровно проговорил Роланд, не обращая внимания на явное нежелание декана общаться с нами. – Я только задам несколько вопросов относительно пропавшей экспедиции. Видите ли, одним из ее членов была моя сестра, и, полагаю, вы понимаете, насколько ваши ответы важны для нас.
- А, Элизабет Дженнингс, - проворчал Бакстон. – Помню. Но мне нечего вам сказать.
- И все же я так не думаю. Профессор, почему торжественный показ артефакта назначили на середину недели? Не удобнее было бы отложить на несколько дней, до субботы? В выходные смогло бы прийти больше людей, да и многие авторитетные ученые успели бы добраться до вашего городка.
- Этот вопрос надо задавать не мне, - фыркнул Бакстон, - а вашей сестре и доктору Эллиоту, руководителю экспедиции. Это он настаивал, что такую вещь нельзя прятать, она и так много лет была скрыта от человеческого взгляда.
- Но вы считаете, что он неправ?
Декан, подобрав ручку, покрутил ее в руках.
- То, что я считаю – не ваше дело, - пробурчал он. – Это не моя находка.
- Нам очень хотелось бы узнать ваше мнение, - настаивал Роланд.
- Мое мнение?! - Бакстон швырнул ручку так, что она ударилась о противоположную стену и укатилась куда-то под шкаф. – Мое мнение, как и любого в этом городе – не нужно было выкапывать эту прОклятую штуку! А уж если выкопали, так быстро закопать, а не нести на руках сюда! Вот вам мое мнение, и можете убираться отсюда!
Роланд и не шелохнулся.
- Профессор Бакстон, у меня есть еще пара вопросов. Если вы так не хотели видеть артефакт на территории университета, почему разрешили поместить его в зале? Размеры позволяли поставить его куда угодно, хоть в доме мэра, хоть в полицейское управление. В последнем случае он всегда находился бы под охраной.
- Вы обвиняете меня в том, что я не охранял чертову штуковину? - взъярился Бакстон. На его впалых щеках появились багровые пятна. – Я лично запирал ее каждый вечер, выгоняя всех археологов из зала и оставляя их сокровище в полном порядке! И точно так же было и в последний вечер, накануне торжества! Я закрыл зал, проверив, что там никого не осталось, убрал ключ в карман и приказал сторожу не сводить глаз с двери!
- Ключ оставался у вас, - задумчиво проговорил Роланд. – А копию никто не мог с него сделать?
- Я понимаю, на что вы намекаете, - с яростью проговорил Бакстон. – Полиция тоже спрашивала меня. И я отвечу вам так же, как им – не знаю! Я не смотрел на чертов ключ каждую секунду. Кто-нибудь мог прокрасться в мой дом, взять ключ, а потом вернуть его на место, а в промежутке сделать с ним все что угодно! Кроме того, должны существовать и другие ключи от замка, о которых мне ничего не известно, поскольку я занял должность декана всего год назад.
- Профессор…
- Слушайте, оставьте меня в покое! Я уже сказал, что ничего не знаю! Ни куда делась эта прОклятая штука, ни кто ее унес, ни куда ушла ваша сестра и ее коллеги! Мне нет до этого дела! Зато из-за них я должен сейчас сидеть и писать письма с извинениями тем ученым, которые захотели приобщиться к изучению священного артефакта, а вместо этого увидели то, что и должны были увидеть – пустоту!
- Вы хотите сказать, что артефакта не существовало? – подобрался Роланд.
- Нет, я этого не говорил, - пробурчал Бакстон. – Что-то определенно было найдено.
- А остались какие-нибудь свидетельства его существования? Рисунки, заметки? Дядя говорил, что путевой дневник Элизабет исчез вместе с ней, но, может быть, что-то есть у вас?
Бакстон резко встал и указал нам на дверь.
- Вон! – приказал он. – Немедленно! Вы никакой не детектив! Вы один из этих писак-журналистов, которые так и рвутся выудить у меня изображение артефакта! Уходите, пока я не вызвал полицию!
Нам пришлось уйти, чтобы не доводить все до крайностей. С полицией мне не хотелось иметь дело, учитывая, что все документы выданы в другом мире. Впрочем, Роланд не выглядел расстроенным.
- Он не сказал ни слова правды, - заметил детектив, когда мы вышли на улицу. И тут же остановились, поскольку к нам подбежала девушка-студентка, с которой я недавно разговаривала.
- Он все-таки поговорил с вами? – затараторила она, буквально кидаясь на меня. Пришлось даже отступить на шаг назад, чтобы не упасть, и в этот момент я почувствовала, как мне в руку что-то вложили. – Я боялась, что вам придется уйти ни с чем. Очень хорошо!
Девушка порывисто обняла меня, прикоснувшись напудренной щекой, так же быстро отстранилась и убежала за угол здания. Роланд недоуменно покачал головой.
- Ничего не понимаю.
- Зато я, кажется, понимаю. Только давай куда-нибудь отойдем, чтобы не стоять у всех на виду.
- Я как раз хотел осмотреть тот самый гимнастический зал, - понимающе кивнул Роланд.
Мы неторопливо пошли по тенистой аллее.
- Так что там с профессором Бакстоном?
- А, - усмехнулся Роланд. – Он являл собой просто типичный пример лгуна: взгляд, все время уходящий в сторону, нервозные движения, паузы перед ответами. Ты заметила, как он старался переводить разговор на другую тему, не отвечая на поставленный вопрос?
- Не очень, - призналась я.
- Я заметил, потому что следил за этим. Пожалуй, он не лгал только в том, что не хотел разговаривать с нами.
- И еще в том, что ему приходится писать извинения.
- А вот в этом он солгал. Листок, лежавший перед ним, выглядел совсем не как письмо. Я бы сказал, это какой-то документ, причем, судя по обтрепанным краям, довольно старый.
- Ты не заметил, какой?
- К сожалению, нет. Бакстон, как только мы подошли к столу, прикрыл его толстой книгой.
- Жаль, - вздохнула я. – И что теперь?
- А теперь мне бы хотелось узнать, почему к тебе подбежала та девушка.
Я раскрыла ладонь и показала детективу клочок бумаги, на котором наспех набросали всего пять слов: «Час дня. Набережная, у моста».
- У тебя неплохая интуиция, Кэтрин, - задумчиво проговорил Роланд, разглядывая записку. – Держу пари, что девушка хочет о чем-то поговорить с нами, и ее рассказ будет связан с последними событиями.
- Я не заключаю пари, которые неминуемо проиграю, - фыркнула я, бережно убирая бумажку в сумочку.
- И это хорошо, - отстраненно проговорил детектив, явно думая уже о чем-то другом. Мы как раз подошли к спортивному залу – длинному одноэтажному сооружению, огражденному красно-белой лентой. Роланд приподнял ее и, пригнувшись, прошел под ней. Я последовала его примеру.
- На землю можешь не смотреть, - хмыкнул детектив. – Полицейские прошлись тут как стадо бизонов. Но даже если бы они порхали как бабочки, на этом плотном грунте и следопыт ничего бы не нашел.
- А зачем же мы тогда сюда пришли? Зал закрыт, и в него нас никто не пустит.
- Я хочу посмотреть… - Роланд присел перед дверью и внимательно всмотрелся в замочную скважину, - вот сюда. Так я и думал. Ни царапинки. Дверь открывали ключом.
- Эй! Это вы куда! - послышалось позади. Я обернулась. К нам, размахивая руками, бежал мужчина в клетчатой рубашке, рабочих брюках и грубых ботинках. – Сюда нельзя! Вы не видите, что ли, запрещено сюда заходить!
- Кэтрин, спокойно, - предупредил Роланд, едва заметно сжимая мою ладонь. – Не нервничай. Детектив Дженнингс, мистер... – Он достал из кармана удостоверение, приоткрыл его перед побагровевшим от напряжения подбежавшим к нам мужчиной и быстро убрал назад в карман. – С кем я говорю?
- Билл Майерс, сэр. Здешний сторож. Детектив, сюда нельзя заходить, это запрещено. Я ничего не имею против вас, но мне не хотелось бы терять работу…
- Мы уже уходим, мистер Майерс. Вы сделали бы мне большое одолжение, ответив на несколько моих вопросов.
Лицо сторожа изменилось. Он отступил и с подозрением посмотрел на нас.
- Я на работе, детектив. Мне не положено разговаривать с посторонними.
- А мы не посторонние, мистер Майерс. – Роланд ловким движением положил в нагрудный карман сторожа нечто, сильно напоминающее денежную купюру. – Мы с вами оба на работе и ведем исключительно деловые разговоры, не так ли?
- Да, сэр, - неуверенно проговорил мужчина. – Но все же уйдем за ограждение, пока чего не вышло.
- Разумеется, - кивнул Роланд, приподнимая ленту и помогая мне пройти за нее. – Мистер Майерс, не подскажете мне, кто дежурил тут ночью со вторника на среду?
- Да я и дежурил, - неохотно признался Билл. – Но если вы опять спрашивать будете, что я видел – так я честно вам скажу: ничегошеньки! Совсем ничего!
Еще одна купюра легла в карман сторожу.
- Я верю вам, мистер Майерс. Но сами подумайте – не может такого быть, чтобы совсем ничего не видеть. Ночь лунная была? Или небо закрывали облака?
- Облака были, - с готовностью согласился Билл. – Темно было, только фонари светили. А потом и они погасли, за час до полуночи.
- Их всегда отключают в это время?
- Нет, только в последнее время. А зачем зря газ жечь? На улице все равно нет никого. Кто разъехался, кто по домам сидит, тумана боится.
- А вы не боитесь тумана, когда ходите по территории?
- Так я в восемь вечера прошелся, как положено. Туман позже, около десяти появляется. А в это время я вот там сижу, - сторож показал на большое здание неподалеку. – В комнатке при входе, из которой хорошо зал виден. Мистер Бакстон строго предупредил, чтобы я глаз не сводил с него.
- Когда предупредил? Вечером? Перед уходом, когда он закрывал зал?
- И тогда, и позже зашел, ближе к полуночи.
Я вздрогнула. Роланд крепко сжал мою руку, призывая к молчанию.
- Так декан Бакстон заходил к вам и ночью?
- Ну да. Он переживал очень за сохранность этой дьявольской штуки. Еще раз напомнил, что необходимо зорко бдить, но в то же время соблюдать безопасность и здание ночью не покидать.
- Благодарю вас, мистер Майерс. Вы нам очень помогли. – Еще одна купюра легла в карман сторожа.
- Не за что, сэр. Видно, вы хороший человек. Вы и ваша мисс. Хотите знать, что я вам скажу?
- Очень хочу.
- Не лезьте вы в это дело, сэр. Нехорошее оно. Серой попахивает. Не иначе как дьявол забрал то, что ему принадлежит, и всех тех, кто нашел эту штуку.
- Спасибо, мистер Майерс, - серьезно ответил Роланд. – Я приму к сведению ваш совет.
- Всего вам хорошего, детектив.
Я молчала до тех пор, пока мы не вышли за пределы территории университета.
- Так это декан?
- Получается, что так, - пожал плечами Роланд. – Я с самого начала подозревал, что он замешан в этом. Двери сами собой не открываются, а в дьявольские силы мне, честно говоря, не верится. И сторож, разумеется, ничего не видел. Ты сама бродила в тумане. На каком расстоянии можно хоть что-то различить?
- Пальцев на вытянутой руке уже не видно.
- Вот именно. А зал расположен ярдах в семидесяти от соседнего здания. В темноте, да еще и в тумане…
- Там мог маршировать полк в полном вооружении, и никто ничего бы не увидел. Разве что услышал бы. Но туман и звуки приглушает…
- Вопрос, как именно пропал артефакт, с повестки дня можно снять, - заключил Роланд. – Осталось выяснить, куда его увезли.
- Ты считаешь, что Лиз находится там же?
- Или где-то поблизости. Я не верю, что исчезновение людей и пропажа артефакта - совпадение. Во сколько тебе назначила встречу та студентка?
- В час.
- Тогда у нас еще есть время перекусить. Предлагаю зайти в одно хорошее кафе, там отличные стейки.
- Выбор за тобой, - рассмеялась я. – Я ничего тут не знаю.
- Тогда, мисс Кэтрин, я приглашаю вас на ланч, - вежливо склонил голову Роланд, и в его глазах – я только сейчас заметила, что они небесно-голубого цвета – мелькнули яркие веселые искры.
Стейки на самом деле оказались вкусными, кофе – вне всяких похвал, а детектив мог расположить к себе любого, если хотел. Хмурая официантка после одного-единственного взгляда на него расцвела улыбкой, провела к лучшему столику и заговорщически сообщила, что блинчики сегодня заказывать не стоит, а вот за стейками она проследит лично. На меня девушка при этом практически не обращала внимания.
Я понимала, конечно, что умение контактировать с людьми – часть профессии Роланда, и он получил иное воспитание, чем молодые люди в нашем мире, но не могла не сравнивать его с Эваном. Мой экс-жених никогда не вел себя так предупредительно вежливо, считая, что и так оказывает мне честь своим обществом. Эван с удовольствием принимал знаки внимания официанток или встреченных нами девушек, всем своим видом показывая, что я должна гордиться тем, что он выбрал меня, а не их, и что это следует заслужить. Мне приходилось выслушивать язвительные замечания по поводу практически всего: погоды, моей внешности, одежды, людей за соседним столиком или его босса, который опять что-то от него потребовал.
Тогда мне казалось это нормальным. Эван действительно был красив голливудской красотой, и я любила его – или считала, что любила, с радостью согласилась выйти за него замуж, и готова была платить за воображаемое счастье любую цену. Но вот сейчас, через полгода после разрыва, сидя за столом с Роландом, слушая, как он вспоминает занятные случаи из своей практики, и купаясь в сдержанном мужском внимании – не понимала, что вообще нашла в своем бывшем женихе.
Не помню, когда в своей жизни мне приходилось так хорошо проводить время с мужчиной, причем практически незнакомым мне – но казалось, что мы знаем друг друга уже вечность. Не приходилось думать, что помада может оставить след на краю бокала, или вспоминать, с каким приятелем Эван в прошлом году ездил в горы, или краснеть и отчаянно извиняться, если оказывалось, что в доме не осталось ни одной чистой рубашки. Я зачарованно слушала историю про украденное изумрудное колье, ела стейк, запивая его аналогом колы в этом мире, и была самой собой.
Но всему приходит конец, и ланчу тоже. Роланд озабоченно глянул на часы, кивнул мне и оставил на столе несколько купюр.
- Нам пора, Кэтрин, если мы хотим встретиться с той студенткой.

Она уже ждала нас, стоя на мосту и всматриваясь в темную бурлящую воду. В какой-то момент мне даже показалось, что девушка готова броситься в нее, но, к счастью, я ошиблась. Студентка нервно огляделась, заметила нас и облегченно выдохнула.
- Я не верила, что вы придете, - вместо приветствия проговорила она. – Наверное, вы считаете меня безумной, но мне просто необходимо было с кем-то поговорить… Вы правда детективы?
Роланд молча протянул ей визитку. Девушка быстро глянула на нее, слегка успокоилась и сжала ее в кулаке.
- Может быть, вы поймете, что происходит. Эмми говорит, что я просто схожу с ума, но мне кажется, что все не так. Тед стал другим, совсем другим, и я боюсь…
Девушка закусила губу и замолчала, со страхом и надеждой глядя на нас. Роланд не обманул ее ожиданий.
- Давайте для начала познакомимся, - успокаивающим голосом предложил он. – Меня зовут Роланд Дженнингс, как вы уже знаете. Рядом со мной мисс Кэтрин Пренстон. А вы?..
- Салли. Салли Браун.
- Прекрасно, Салли. А теперь давайте по порядку – кто такие Тед и Эмми, и почему вы боитесь?
- Тед – это мой… молодой человек, так скажем. Вообще-то мы уже давно вместе, и планируем пожениться после окончания университета, а пока просто живем в одной квартире. Эмми – моя подруга, лучшая подруга. Она всегда в курсе моей жизни, и всегда дает советы, но сейчас, мне кажется, она ничего не понимает. И я тоже не понимаю…
Салли всхлипнула. Я поспешно протянула ей платок. Девушка взяла его, не глядя, и отвернулась в сторону, не желая делиться с нами своими эмоциями.
- Мне кажется, нам стоит отойти подальше от моста, - невозмутимо предложил Роланд. – Пройдемся по набережной или сядем на скамейку где-нибудь под деревьями.
- Да, вы правы, - нервно кивнула Салли. Пока мы шли по набережной, она успокоилась и смогла продолжить рассказ.
- Тед учится на факультете истории и считался одним из лучших учеников. По крайней мере, декан Бакстон, который появился в университете год назад, сразу выделил его из остальных. Тед еще говорил, что он пообещал ему потрясающую тему для диплома, которая сделает его известным по всей стране. И, когда появилось это… эта… - девушка замялась.
- Вы говорите об артефакте, Салли? – подсказал ей Роланд.
- Да, о нем, - обрадованно согласилась она. – Тед все время начал проводить сначала на раскопках, а потом рядом с этим артефактом.
У меня блеснула догадка.
- Тед тоже исчез три дня назад?
- Нет, - испуганно посмотрела на меня студентка. – Но он изменился. Перестал мне все рассказывать, только подмигивал и говорил, что скоро все изменится, но на все мои вопросы таинственно молчал. Начал есть мясо с кровью, хотя до этого был вегетарианцем. Начал носить рубашки багрового цвета. А вчера… вчера пропал на всю ночь. Он ушел вечером, еще до тумана, а вернулся только утром, бледный и с резаными ранами на руках. Я пыталась перевязать их, вызвать врача, но он… он наорал на меня и лег спать.
- Он ничего больше не сказал? – уточнил Роланд.
- Что сегодня вечером возьмет меня с собой, и я сама все узнаю. Но… я боюсь. Я не хочу идти с ним и не хочу, чтобы он уходил… А Эмми, которой я пожаловалась, только рассмеялась и сказала, что я дурочка, раз боюсь неведомо чего, и на моем месте она бы бросила все и пошла с таким парнем, как Тед, неважно куда.
Девушка вновь всхлипнула.
- Салли, послушайте меня, - настойчиво попросил Роланд. – Во-первых, никуда не ходите с Тедом. Останьтесь дома, или у своей подруги, или в любом другом месте.
- Я могу пойти к Эмми, - опасливо предположила девушка. – Наверное, она не выгонит меня. Только будет смеяться весь вечер, но это я переживу. Может быть.
- Эмми сама сходит с ума, если не видит опасности, которой вы все подвергаетесь, - уверенно проговорил Роланд. – Второе. Салли, нам нужно проследить за Тедом и узнать, куда он пойдет вечером. Как это сделать?
Студентка задумалась.
- Вчера он ушел около восьми, до тумана. Наверное, сегодня будет то же самое. Я могу сказать вам адрес. Но…
- Что, Салли?
- Что с ним происходит? Он станет прежним? Хоть когда-нибудь?
- Я очень надеюсь на это, - твердо ответил Роланд. Но по виду девушки было ясно, что она едва ли ему поверила. Салли продиктовала нам адрес, на всякий случай сказала, где живет Эмми, у которой она сегодня переночует, и мы договорились завтра встретиться с ней в это же время и сообщить, что нам удалось узнать. Уходила она не сказать что успокоенная, но, по крайней мере, слегка обнадеженная.
- Одежда багрового цвета, изменившееся поведение и вкусы, - задумчиво проговорила я, глядя ей вслед. – Тед тоже попал под влияние артефакта.
- Несомненно, - отстраненно произнес Роланд. – Слишком много общего, чтобы это можно было считать совпадением. Идем, Кэтрин. Мне нужно срочно поговорить с дядей. Кажется, я знаю, где сейчас Лиз и другие археологи.

- Да, это вполне вероятно. Я и сам задумывался об этом. – Профессор Ричардсон тяжело вздохнул.
- Стивен, ты бы мог сказать о своих предположениях и раньше, не заставляя нас общаться с Бакстоном.
- Между прочим, я предупреждал тебя, что он ничего не скажет тебе, и хорошо, что вообще не выставил вас за дверь, не дав произнести и слова.
- Хорошо, пусть так. Я сам решил поговорить с деканом и, как выяснилось, небезрезультатно. Он определенно замешан в похищении артефакта. Но куда его увезли? Стивен, где располагается та самая Ложа Багровой Луны?
- Не знаю, - просто сказал профессор. – И никто не знает, кроме посвященных. Ты же не думаешь, что я на старости лет вздумаю увлечься религиозным культом давно забытого божества?
- Не так оно и забыто, если вдруг всплывают артефакты и пророчества, - мрачно заметил Роланд. – Как оно там звучит? Мооргот придет на землю, когда багровая луна воссоединится с богом войны?
- Сразу после обретения реликвии, - добавил Стивен. – Что уже произошло. И, судя по всему, скоро следует ждать пришествия древнего бога.
- Подождите… - Я сжала руками виски, вспоминая статьи и посты, которыми полнился интернет перед моим отъездом в штат Мэн. – Багровая луна и бог войны… А в вашем мире знают бога Марса?
- Разумеется, - кивнул профессор. – Бог войны в римской мифологии, один из древнейших, входил в триаду возглавляющих пантеон. А почему тебя это так интересует?
- Потому что завтра, двадцать седьмого июля 2018 года, в моем мире произойдет самое длинное лунное затмение века, и луна приобретет багровый цвет. Но мало того, в этот же момент она будет в соединении с Марсом, одной из планет солнечной системы, который, в свою очередь, находится в великом противостоянии с Землей. Такое событие происходит один раз в двадцать пять тысяч лет.
Мужчины в полном ошеломлении смотрели на меня.
- У вас не умеют рассчитывать лунные затмения? – растерянно поинтересовалась я.
- Возможно, и умеют, меня всегда больше привлекало то, что под ногами, а не то, что в небе. Роланда, думаю, тоже. Но если это действительно так… Кэтрин, я не хочу сказать, что ты ошибаешься. Просто то, что верно для твоего мира, может не произойти в нашем.
- Может, - не стала спорить я. – Но тем не менее это удивительное совпадение, а они не слишком нравятся Роланду.
- Таким образом, у нас есть всего одна ночь и завтрашний день, - заключил детектив. – Стивен, у кого можно быстро узнать, где проводит свои заседания Ложа Багровой Луны?
- У декана Бакстона, - хмыкнул профессор. – Но он не скажет тебе. И никто не скажет. Подобные секты обычно обставляют свою деятельность как можно большей секретностью. Это придает им еще большую таинственность и сакральность.
- Тогда остается один способ – выследить Теда. Стивен, если я не вернусь до утра, не волнуйся.
- Мы не вернемся, - поправила его я.
- Кэтрин, я не могу тебя взять.
- Я сама пойду с тобой. Или без тебя. Если Теду так нужна была спутница на сегодняшнюю ночь, почему бы мне не стать ею?
- Никогда! – Роланд даже привстал с кресла.
- Кэтрин, дитя мое, ты же сейчас пошутила? – схватился за сердце Стивен.
- Нет. Мне кажется, это лучший способ проникнуть в святилище Ложи. Зайду к Салли, представлюсь ее подругой, напрошусь пойти вместо нее…
Роланд взлохматил свои волосы.
- Если ты так намерена влезть в пасть льва…
- Намерена.
-…то ты пойдешь со мной, выполняя все мои команды. И первая из них – близко не подходи к Теду.
- Как скажешь, - опустила я взгляд, чтобы скрыть блеснувшую в глазах радость: мне все же удалось добиться своего, а явная забота Роланда несказанно грела сердце. – Но вопрос задать можно?
- Смотря какой.
- В вашем времени женщины носят брюки? В юбке и туфельках на каблуках не очень удобно идти по следу.
Как выяснилось, носят. Не все и не всегда, но женщину в брюках обливать грязью и придумывать для нее обидные прозвища никто не будет. Считается, что если она их надела – значит, ей просто так удобнее. Например, вести раскопки значительно практичнее в брюках, чем в юбках и чулках. Мне пришлось позаимствовать еще один предмет одежды из гардероба Лиз Дженнингс, туфельки заменились моими собственными кроссовками, и вечером я стояла в холле дома профессора под пристальным взглядом Роланда.
- Кэтрин, ты точно не хочешь остаться дома?
Получив от меня отрицательный ответ, детектив повернулся к профессору.
- Стивен, мы переждем туман в безопасном месте и вернемся после рассвета. Вот если этого не произойдет, начинай волноваться. Все необходимые распоряжения я оставил в столе.
- Даже слышать об этом не хочу. Утром вас будет ждать завтрак, так что не опаздывайте, - проворчал профессор. Мы ушли в сумерки, провожаемые его взглядом.
Салли жила в таунхаусе рядом с университетом, где обычно селились молодые пары. Роланд знал это место и заранее прикинул, где мы можем спрятаться, дожидаясь ухода Теда: за живой изгородью, отделяющей дом от тротуара. Но ждать нам не пришлось. Только подойдя к таунхаусу, мы увидели на крыльце Салли, высокого молодого человека в рубашке, по цвету сливающейся с туманом, завладевающим городом, и незнакомую нам девушку.
- Салли, ты точно не хочешь пойти? - с явной фальшью в голосе поинтересовалась она.
- Нет, Эмми. У меня весь вечер болит голова. Если хочешь – иди с Тедом. Уверяю, я не буду тебя ревновать.
- Ну как хочешь, - заливисто рассмеялась ее подружка. – Обещаю, что глаз не спущу с твоего мальчика.
- Верю, - натужно усмехнулась наша знакомая. – Хорошего вам вечера, Тед.
Молодой мужчина провел ладонью по ее щеке.
- Ничего, Салли. В следующий раз я обязательно возьму с собой тебя.
- Хорошо, милый. – Девушка шагнула назад и мгновенно заперла за собой дверь.
- И куда ты меня поведешь, Тед? – грудным голосом проворковала Эмми. – Знаешь, а мне даже нравится, что рядом с нами не будет этой глупышки. Теперь ты полностью принадлежишь мне.
Во мне все заледенело. Точно так же, наверное, прижималась к Эвану Бриджет, моя собственная подруга, и шептала на ухо примерно те же слова.
- Что случилось? – тихо спросил Роланд, видимо, ощутив мое напряжение.
- Ничего. Правда, ничего. Это… личное.
- Ты до сих пор хочешь оказаться на ее месте? – Он отступил в тень, прикрывая меня своим телом. Парочка прошла мимо нас: девушка практически висла на руке у молодого человека, которому, казалось, не было дела до того, кто прижимается к нему. Он шел с непроницаемым лицом, словно бы выполняя возложенную на него обязанность.
- Нет! – чересчур эмоционально выпалила я. – Роланд, это… просто в том мире мой жених ушел к моей подруге, и Эмми напомнила мне ее.
- Ты все еще любишь его?
Я озадаченно подняла голову. В голубых глазах Роланда не читалось ничего, кроме вежливого интереса, но почему-то показалось, что им движет не простое любопытство. Или мне просто так хотелось.
- Нет. Прошло уже много времени, и, в общем… Я почти не вспоминаю о них обоих.
- Хорошо, - практически неслышно выдохнул он и добавил уже более громко: - Они уже достаточно далеко отошли. Держись слева от меня.
- Почему?
- Чтобы не помешать мне достать револьвер в случае необходимости.
Слежка оказалась достаточно сложным делом в условиях практически вымершего города и сгущающегося тумана. Мы должны были держаться так далеко, чтобы не привлекать к себе внимания, но и настолько близко, чтобы не упустить пару. Нам помогало то, что Эмми трещала без перерыва, и ее голос обладал исключительно звонким тембром. Мы ориентировались на него, как на звоночек поводыря слепого.
Но идти пришлось долго, почти на другой конец города, ближе к лесу. Туман становился плотнее с каждой минутой, и пришлось приблизиться к Теду и его спутнице. Молодой человек словно бы почувствовал на себе взгляд и обернулся. Я и опомниться не успела, как Роланд развернул меня к себе и прижался к моим губам.
В первое мгновение я попыталась с негодованием отпрянуть, но детектив крепко прижимал меня к себе.
- Подыграй мне, - прошептал он.
Я уже сообразила, что происходит, и забросила руки к нему на шею, подставляя губы. Роланд нежно и ласково целовал меня, не выходя за поставленные им самим рамки, но так, чтобы со стороны мы смотрелись влюбленной припозднившейся парочкой, которая не в силах расстаться. Я, в свою очередь, пыталась соблюдать все положенные правила, но почему-то голова кружилась, руки возжелали зажить собственной жизнью и забраться в волосы детектива, а тело таяло в его объятиях. В какой-то момент поцелуй явно начал выходить из-под контроля, причем не только у меня: губы Роланда стали более настойчивыми и требовательными, а обнимал он меня сильнее, чем следовало бы. Но не успела я осознать это, как его руки перестали лежать на моей талии, а сам детектив оказался в нескольких дюймах от меня.
- Прости, - выдохнул Роланд. – Я не должен был…
- Видишь, как хорошо, что я пошла с тобой, - перебила я его, чувствуя, как горят щеки. – Одного тебя Тед бы заметил.
- Ты права, - коротко согласился он. – А теперь надо бы его догнать.
Мы торопливо пошли в том направлении, где скрылись в тумане Тед и Эмми, и, к моей радости, вскоре услышали высокий капризный голос девушки:
- Тед, мы уже слишком долго идем. Я устала. Куда ты меня ведешь?
- Ты скоро все узнаешь, - ответил ей мужчина. – Мы уже почти пришли.
Рука Роланда легла на мою талию, прижимая меня к нему, и он ускорил шаг.
- Чтобы ты не потерялась, - тихо прокомментировал он свои действия. – Слышишь?
Впереди негромко скрипнула дверь. Через несколько шагов мы различили неяркий свет в одном из окон типичного для этих мест особняка. Детектив приложил палец к губам и неслышно приблизился к дому – его рост позволял разглядеть то, что происходит внутри. Роланда не было рядом минуту, может быть, две, но за это короткое время я успела почувствовать себя одинокой девушкой в огромном враждебном и страшном мире – настолько давили на психику ничем не нарушаемая тишина и багровая пелена тумана. Впервые мне захотелось домой – не в пансион Форт Кента, который я никогда не видела, и не в Сан-Антонио, где все напоминало о маме и измене Эвана, а к старому профессору, его камину и фарфоровой чашке чая с бренди.
Роланд возник рядом со мной так же бесшумно, как и исчез.
- Идем, только очень тихо.
Мне показалось, что дверь в особняк скрипнула так громко, что насторожила всех обитателей дома. Но никто не вышел в пустой холл посмотреть, кого это принесло в такую пору, не наставил на нас ствол дробовика и даже не крикнул откуда-нибудь сверху «Кто там?». Роланд провел меня налево, в коридор, ведущий на кухню, и прихватил с собой два плаща бордового цвета, в изобилии висевших на вешалке.
- Тед сделал так же, - шепотом пояснил он. – И еще дал выпить Эмми вот это, - он показал на бутылку, стоявшую на кухонном столе, наполовину заполненную темной жидкостью. В рюмке рядом с ней еще осталось на дне несколько темно-красных капель. Я бы не стала не только пить ее, но и нюхать. Роланд, впрочем, поднес рюмку к носу, втянул воздух и пожал плечами. – Ничем особенным не пахнет. Но пробовать на вкус я не буду. Надень вот это. Видимо, это их форма одежды.
От плаща пахло плесенью, пчелиным воском и чем-то очень неприятным, вызывающим тошноту. К горлу подкатил комок. Я мужественно сглотнула его, глядя, как Роланд открывает дверь в подвал.
- Держись слева от меня и не отставай, - напомнил он, первым шагнув в темный проем. – Осторожно, тут лестница.
Дверь захлопнулась за мной, но, к счастью, в полной темноте мы не остались. Где-то внизу горела керосиновая лампа, и ее света хватало на то, чтобы не переломать ноги при спуске.
- И куда дальше? – растерянно спросила я, когда мы оказались в довольно захламленном, но абсолютно безлюдном подвале. – Не испарились же Тед с Эмми?
- Сюда. – Роланд уверенно направился в дальний затемненный угол.
- Почему именно туда? – не сразу сообразила я.
- Следы, - исчерпывающе ответил он, показывая на пол с отчетливо виднеющейся в пыли, протоптанной явно не одним и даже не двумя людьми дорожкой. В углу оказалась еще одна дверь, за которой обнаружилась лестница, выбитая в камне. Здесь освещение никто не предусмотрел. Спускающиеся по ней брали с собой факел из запаса, сделанного кем-то в подвале.
Этот проход сильно отличался от предыдущего. Во-первых, своей длиной – я потеряла счет ступеням, пока мы шли по лестнице, высотой – Роланду пришлось пригибаться, чтобы не удариться головой о потолок, и теснотой – два человека тут с трудом могли разминуться. Во-вторых, затхлым воздухом с отчетливым привкусом плесени. В-третьих, нас окружал камень и только камень, влажный, склизкий и древний. Казалось, мы спускались в саму преисподнюю.
Но очутились лишь в еще одном каменном коридоре, узком, темном и на первый взгляд бесконечном. Кое-где в нем виднелись боковые проходы.
- И как мы узнаем, куда нам идти? – Боюсь, мой голос дрожал сильнее, чем мне бы хотелось.
- По отблескам факела Теда и звукам их шагов. Так что наш свет понесешь ты. – Роланд вручил мне в руки факел. – Мне он будет только мешать.
- Видишь, я все-таки не зря навязалась тебе, - стараясь подбодрить в первую очередь себя, хмыкнула я.
- Не зря. Только не потеряйся в лабиринте, Кэтрин. Пожалуйста.
- Ни за что, - твердо пообещала я.
Мы шли в замкнутой густой тишине практически бесшумно, но в мертвом пустом коридоре наши шаги отдавались от стен глухим эхом. С этим звуком смешивался шелест плащей, создавая впечатление таинственного шороха. Каменные стены смыкались над нашими головами, впереди и позади, создавая впечатление погребального склепа. На стенах в свете факела мелькали тени – может быть, наши, а может, и бесплотных призраков, шепчущих нам на ухо свои предостережения – или, наоборот, призывы присоединиться к ним. Дрожь пробирала все тело, не хватало воздуха, и отчаянно колотилось сердце – то ли от страха, то ли от неопределенных предчувствий.
Время остановило свой ход. Я абсолютно не могла сказать, сколько мы уже находимся в катакомбах – пять минут, час, год или вечность. Роланд шел чуть впереди, ориентируясь на еле видные впереди отблески света. Иногда Тед поворачивал, и в таком случае я оставалась на месте, пока Роланд не находил нужный коридор, и только после этого мы шли дальше. Я старательно держалась в трех шагах за ним, так, чтобы его фигура всегда была на краю неяркого, мерцающего круга света.
Внезапно детектив поднял руку.
- Слышишь?
Откуда-то исходил неясный шум, ровный и размеренный, словно бы море накатывало на камни. И темнота в подземелье стала словно бы разбавленной, не такой плотной, как раньше. Роланд дал знак рукой, и мы двинулись дальше, с каждым шагом чувствуя, что приближаемся… к чему-то.
К древнему святилищу Мооргота.
Коридор постепенно начал расширяться, как вверх, так и в стороны. Тьма впереди рассеивалась, превращаясь в багровое зарево. Шум становился все четче и четче, пока не стало окончательно ясно, что это голоса людей, одновременно произносящих одно и то же. Вот только мне не удавалось разобрать, что именно, пока на общем фоне не выделился ясный голос мужчины:
- Кто идет?
- Ждущий, - ответил ему второй мужской голос.
- И чего ты ждешь?
- Время Мооргота.
- Оно наступит только для тех, кто достоин этого. Входите.
- Кэтрин, надвинь поглубже капюшон, - шепнул мне Роланд, делая то же самое и забирая у меня факел.
Через пару десятков шагов его свет уже рассеивал не черноту, а багровую завесь, вытекающую из просторного зала, в который упирался проход. Вход в святилище преграждал высокий мужчина в таком же, как у нас плаще.
- Кто идет? – немного озадаченно поинтересовался он.
- Ждущие, - уверенно ответил ему Роланд.
- И чего вы ждете?
- Время Мооргота.
- Оно наступит только для тех, кто достоин этого. Входите.
Зал освещали факелы, воткнутые в держатели на стенах, и красные свечи, расставленные сложным узором на полу. В центре полукругом стояли люди в длинных багровых плащах, речитативом повторяющие одну и ту же фразу на неизвестном мне языке. Я разобрала только постоянно повторяющееся имя «Мооргот».
Роланд воткнул наш факел в ближайший свободный держатель и, держась в тени, осторожно пробрался вдоль стены поближе к центру. Теперь стало видно, что свечи ограждают начертанную на полу фигуру, в центре которой располагался багровый круг диаметром не меньше ярда. Его опоясывал ряд неизвестных знаков, вырезанных прямо в камне. Такие же знаки виднелись и вдоль желобков, ведущих к постаменту в дальнем конце зала. А на постаменте стоял артефакт, он же – священная реликвия Ложи Багровой Луны. Ни у меня, ни у детектива не возникло ни капли сомнений в этом.
Профессор Стивен со слов своей племянницы очень точно описал его. Но никакие слова не могли передать тот ужас и отвращение, возникающие при виде сакрального предмета бога Мооргота. Переплетенные щупальца в багровом свете казались живыми и мерзко извивающимися, а пасти на них словно бы открывались и закрывались в такт с читаемым заклинанием. Бордовый шар в центре, который Лиз назвала глазом, пульсировал, становясь то темнее, то светлее, и на его вершине постепенно расширялось небольшое черное отверстие.
Мне хватило одного взгляда на омерзительную реликвию, чтобы быстро отвернуться и постараться выкинуть ее из своей памяти. Но я подозревала, что она еще долго будет приходить ко мне в кошмарах. Роланд отнесся к артефакту без особого внимания, окинув его небрежным взглядом, больше интересуясь людьми, стоявшими перед ним полукругом.
- Это она, - вдруг прошептал он, схватив меня за руку. – Это Лиз!
- Где?
- Третья справа. Высокая женщина, сложившая руки на груди.
В полумраке и длинных плащах мне все казались одинаковыми, но не было причин не верить Роланду.
- Кэтрин, постой здесь. Я должен поговорить с ней.
- Ты уверен, что она будет разговаривать с тобой? – усомнилась я, глядя на заходящуюся в молитвенном экстазе женщину. – Ее нелегко будет вырвать из транса.
- Я обязан хотя бы попробовать.
Но из его затеи ничего не вышло: из группы культистов Ложи Багровой Луны в центр начертанной фигуры вышел человек, обернулся к своим соратникам и сбросил капюшон. Без особого удивления я опознала в нем декана факультета истории, профессора Бакстона. Все присутствующие мгновенно замолчали. Речитатив сменился треском факелов и шорохом плащей.
- Все ли собрались, брат Генри? – зычным голосом осведомился жрец Бакстон.
- Все, брат Арнольд.
- Тогда начинаем!
Бакстон воздел руки вверх. Широкие рукава плаща скатились вниз, обнажая покрытые шрамами запястья.
- Много лет назад было предсказано… - медитативно заговорил он.
- Время Мооргота, - хором произнесли культисты Ложи Багровой Луны, тоже поднимая руки.
- Что наступит то время, когда придет на землю…
- Время Мооргота.
- Три условия должны выполниться…
- Время Мооргота.
- Упадок придет на землю наших предков…
- Время Мооргота.
Люди повторяли и повторяли эти два слова, монотонно покачиваясь под размеренный голос Бакстона. Я и сама начала понимать, что меня затягивает в странный ритуал, сознание ускользает, а тело само начинает двигаться в заданном ритме.
- Найдена будет сакральная реликвия бога…
- Время Мооргота.
- И Луна сменит свой цвет, войдя в брачный покой к богу, несущему смерть и разрушения…
- Время Мооргота.
- Да придет время нашего бога! И пусть наступит оно только для достойных его милости!
- Кэтрин! – прошептал мне на ухо Роланд. – Приди в себя!
Он оттащил меня глубже в тень и убедился, что я уже не покачиваюсь в отупляющем ритме.
- Что нужно нашему богу? – громко вопросил Бакстон.
- Кровь! – хором ответили люди.
- Что радует его больше всего на свете?
- Кровь!
- Что способно пробудить его ото сна?
- Кровь!
- Так напоим же бога смерти напитком, дарующим жизнь!
Двое мужчин – в одном я узнала Теда, в другом – брата Генри, встречавшего всех у входа, - вывели под руки, буквально вынесли кого-то. Плащ с шорохом опал на пол, представляя на всеобщее обозрение обнаженное девичье тело.
- Эмми! – закусила губу я. Роланд крепко сжал мои плечи, то ли удерживая на месте меня, то ли себя. Эмми стояла не шевелясь, и даже в полумраке хорошо виднелась обольстительная улыбка на ее губах.
– Они опоили ее, что ли? – в ужасе осознала я. – Роланд?..
- Стой на месте, - процедил сквозь зубы он. – Мы ничего не можем сделать.
Культисты Ложи Багровой Луны вновь начали проговаривать заклинание, и под размеренный речитатив Бакстон вытащил из плаща кинжал и резко рассек кожу Эмми от горла до паха. Крик невыносимой боли разнесся по залу. Кажется, я закричала и сама, но Роланд зажал мне рот ладонью и притянул к себе, буквально вжимая в свое тело.
- Кэтрин, не смотри! Закрой глаза! Отвернись!
Но я словно оцепенела, не в силах ни шевельнуться, ни закрыть глаза. Тед и Генри крепко держали бьющееся в конвульсиях тело девушки, не давая ему упасть на пол. Бакстон нанес еще два размашистых удара крест-накрест, полосуя его от плеча к бедру.
Кровь Эмми хлынула на пол, заполняя вырезанные в камне знаки и желобки. Багровые ручейки потекли по ним к артефакту, поднимаясь по пьедесталу. Щупальца извивались и скручивались, стараясь добраться до бесценной жидкости. ПрОклятая штука с жадностью впитывала в себя кровь. Шар в центре начал светиться багровым, и это свечение усиливалось с каждой секундой. Послышалось отчетливое гудение, ритмично меняющее частоту в такт речитативу.
Культисты, экстатично призывающие Мооргота, шагнули вперед раз, другой, третий. Они приблизились к начертанной на полу фигуре, продолжая покачиваться в заданном ритме. Щупальца, высосавшие всю кровь с пьедестала, внезапно начали удлиняться и тянуться к подставленным им рукам. Клыкастые пасти впились в запястья членов Ложи Багровой Луны, вытягивая кровь и из них. Два отростка поползли и в нашу сторону, но не смогли пробиться через плотную людскую стену и прицепились к кому-то еще.
Сияние шара усилилось настолько, что в зале стало практически светло. Накал эмоций достиг своего апогея. Воздух над реликвией задрожал и заблестел, как марево над горячим асфальтом. Люди все как один смотрели на артефакт, повторяя одно-единственное слово: «Мооргот». Казалось, сейчас он или расколется пополам, или откроет проход в иной мир, или…
Он просто потух. Щупальца отцепились от своих жертв и втянулись назад, застыв в еще более отвратительном клубке. Вопль разочарования сотряс стены.
- Значит, еще не время! – горестно возопил Бакстон. – Но оно придет! Так было обещано в пророчестве! Возможно, это произойдет уже завтра!
- Или Моорготу не хватило жертвы! – вдруг прокричал брат Генри. – Была же еще одна девушка? Где она?
- О ком ты, брат Генри? – удивленно вопросил его жрец.
- Сегодня привели двух девушек, брат Арнольд. Одну мы принесли в жертву, а другую – нет. Возможно, именно ее крови и не хватило для того, чтобы Мооргот обратил на нас свое внимание и вошел в наш мир!
- Кэтрин, мы уходим, и очень быстро, - проговорил Роланд и дернул меня назад. Оцепеневшее тело плохо слушалось, но детектив упорно тащил меня к выходу. – Кэтрин, ты опять хочешь занять место Эмми?
Меня словно окатило холодной волной. Я осознала, кого подразумевал под второй девушкой Генри, и если мы не поторопимся, то дело может кончиться плохо не только для меня, но и для Роланда. Мы выскользнули из зала под шум культистов, выясняющих, кто кого привел и нужна ли вторая жертва, успев прихватить первый попавшийся под руку факел, и побежали по проходу. Я сосредоточилась на том, чтобы не упасть, предоставив выбирать путь Роланду. И он не подвел, точно выведя нас из лабиринта катакомб.
Обратная дорога показалась мне значительно короче. На мой взгляд, прошла не вечность, а считанные минуты до того, как мы добежали до лестницы и буквально взлетели наверх. Так же быстро миновали подвал, кухню и пулей вылетели на улицу. Только здесь Роланд остановился и сосредоточился.
- Так… Кэтрин, нам в ту сторону.
- Как ты определил? И куда мы сейчас? – не сразу поняла я. Картина умирающей Эмми все еще стояла в сознании, заслоняя собой все остальное.
- Домой. Я планировал задержаться где-нибудь в безопасном месте до утра, но сейчас хочу оказаться как можно дальше отсюда.
- А туман?
- Полагаю, что туман нам сейчас менее опасен, чем жаждущие твоей крови культисты. Кэт, идем! Я не справлюсь один с двумя десятками обезумевших поклонников Мооргота!
Роланд, не дожидаясь моего ответа, обнял меня за талию и потянул за собой. Я послушно шла, почти бежала за ним, не пытаясь понять, как он ориентируется в плотной багровой завесе и что это шуршит, чавкает и хлюпает вокруг. Ноги двигались сами собой, не привлекая для этого разум. Весь мир вокруг сейчас сосредоточился только в руке детектива, тесно обхватывающей мою талию, тяжелом дыхании и влажном воздухе, липнущем к щекам и застревающем во рту. Время вновь растянулось бесконечной резиновой лентой, готовой схлопнуться в любой момент.
И это произошло в то мгновение, когда Роланд практически внес меня на крыльцо и рывком распахнул дверь.
- Джим! Что-нибудь горячее, быстрее!
- Роланд? Что случилось? Почему вы так рано? – вышел из гостиной профессор. – Что с Кэтрин?
- Она просто в шоке, - бросил через плечо Роланд, опускаясь на колено и начиная растирать мне ледяные руки. – Стивен, я все расскажу, только чуть позже. Сначала нужно привести ее в чувство и уложить спать. Кэт, пожалуйста, посмотри на меня!
То ли от непривычно умоляющего тона детектива, то ли от того, что сознание приноровилось к окружающей действительности, но меня затрясло, а зрение помутилось из-за слез. Роланд одним быстрым движением поднялся и прижал меня к себе.
- Кэт, все хорошо. Все закончилось. Мы дома, в полной безопасности. Джим! Нам срочно нужен чай и что-нибудь покрепче!
- Полагаю, ей не помешало бы еще и успокоительное, - заметил Стивен, пристально изучающий мою истерику. – Или нужен врач?
- Кто сейчас пойдет к пациенту? – фыркнул Роланд. – Нет, с Кэт действительно все нормально, за исключением естественного шока.
Он подхватил меня на руки и отнес наверх, в спальню. Я цеплялась за него как за спасительную соломинку, не дающую мне сорваться в пропасть, и тщетно пыталась остановить истерику, рвущуюся из меня наружу.
- Все хорошо, Кэт. Все закончилось.
Роланд сел вместе со мной на кровать, и не пытаясь выпустить меня. Впрочем, я бы и сама не отцепилась от него, чувствуя себя защищенной только в объятиях детектива.
- Вот, мистер Роланд.
Кто-то прошел мимо нас, что-то стукнуло о прикроватную тумбочку, и к моим губам поднесли прохладный стакан.
- Кэт, выпей.
Я настолько доверяла ему, что глотнула, не посмотрев, что именно пью. И закашлялась, потому что, судя по вкусу, в стакан налили чистейший виски и добавили к нему успокоительных капель.
- До конца, Кэт, - настойчиво потребовал Роланд. Через слезы, кашель и обожженное горло я влила в себя адскую смесь и, к своему удивлению, обнаружила, что она подействовала. Правда, закружилась голова, но зато сознание включилось в работу и первым делом сообщило, что не стоит виснуть на шее и сидеть на коленях малознакомого мужчины. Я смущенно отсела в сторону и отвернулась, чтобы не демонстрировать Роланду залитое слезами, покрытое красными пятнами лицо.
- Кэт, все в порядке? – озабоченно поинтересовался он.
- Да. Спасибо. Я просто…
- Я все понимаю. А теперь тебе нужно поспать. Завтра… точнее, уже сегодня у нас много дел.
Меня несказанно грело и неожиданно ласковое обращение, и то, что он говорит «нас», а не «меня». Но… я боялась оставаться одна и одновременно понимала, что вряд ли воспитание Роланда позволит ему провести со мной ночь в одном помещении, не то что в одной кровати, и этот когнитивный диссонанс рвал меня на части. Но уж эту проблему следовало решать самостоятельно, собрав все имеющиеся силы.
- Да. Роланд… - и мой голос предательски дрогнул, - мы же уничтожим эту тварь?
Он не стал уточнять, кого я имею в виду: Бакстона, Мооргота или условно живой артефакт.
- Обязательно, - твердо пообещал детектив. – Сегодня же вечером. А теперь ложись. Тебе нужна помощь, чтобы раздеться? Я могу позвать Нэнси.
- Нет, - излишне резко покачала я головой. – Справлюсь сама. Ты расскажешь Стивену, что нашел Лиз?
- Конечно. И все остальное тоже. Мне потребуется его помощь. Отдыхай, Кэт.
Я опасалась, что не смогу уснуть, но, по всей видимости, мне дали еще и снотворное. Как только глаза закрылись, сон забрал меня к себе.
В жуткий кошмар.
Я стояла в центре святилища, и щупальца артефакта одно за другим опутывали меня, впиваясь в первое попавшееся им место - руки, ноги, грудь, ягодицы - и высасывая из них кровь. С каждым укусом жуткая невыносимая боль раздирала все тело. Я душераздирающе кричала, запрокинув голову, но это привело лишь к тому, что в обнажившуюся шею вцепились сразу три пасти. Ноги уже не держали, я вообще не чувствовала их, превратившись в один пронзительно-раскаленный сгусток боли, и в вертикальном состоянии оставалась лишь за счет оплетающих меня отвратительных отростков.
А потом скорее увидела, чем ощутила, что мое тело поднялось в воздух. Щупальца сокращались, подтягивая меня к сияющему багровым шару в центре, и отверстие на его вершине призывно распахивалось, готовое втянуть в себя все, что раньше составляло Кэтрин Пренстон: и душу, и плоть. И то, что ждало там, пугало гораздо больше, чем нечеловеческие пытки на протяжении столетий…
- Кэтрин, тише! Это просто сон. Плохой сон.
Я с трудом осознала, что не пылаю от боли, а наоборот, дрожу даже в достающей до горла ночной сорочке с длинными рукавами и морем кружевных оторочек. Сердце стремится выпрыгнуть из грудной клетки, на лбу капли холодного пота, а на кровати сидит Роланд в полурасстегнутой рубашке и пытается меня успокоить. Не отдавая себе отчета в действиях, я порывисто приподнялась и прижалась к его груди.
- Я опять была там… тварь высасывала из меня кровь… и затягивала в…
Я сглотнула, не в силах подобрать нужные слова.
- Это просто сон, Кэт. Ничего удивительного, что он тебе приснился, но это просто кошмар. Спи. Больше их не будет.
- Мне страшно, Роланд, - прошептала я, уткнувшись в его плечо.
- Я буду с тобой, и никто не посмеет тебя тронуть.
- Ты не уйдешь?
Кажется, я сказала это совсем по-детски и жалобно, но Роланд серьезно воспринял мои слова.
- Нет. Ложись, Кэт. Я буду с тобой.
Он уложил меня, укрыв одеялом до шеи, сбросил ботинки и, как был, в рубашке и брюках, лег рядом, обнимая за плечи. Ни нравственность, ни мораль и приличия при этом не пострадали, но мне стало легко и спокойно. Я уткнулась лбом в его плечо и закрыла глаза.
Кошмары этой ночью больше не приходили.

А проснулась я одна, довольно поздним утром. Роланд не обнаружился ни рядом, ни в спальне, ни вообще в доме. Профессор сообщил, что детектив ушел, маловразумительно намекнув на какие-то дела, но клятвенно пообещал вернуться к полудню, чтобы встретиться с Салли. До его возвращения оставалось чуть больше часа, и, чтобы скоротать время, я занялась изучением местной газеты.
На первой полосе «Ньюс Форт Уик» сообщала, что пропало еще трое горожан, и приводились их нечеткие изображения, имена и биографии. Эмми в этот список не входила, хотя некая Амалия Фейт, студентка университета, в нем числилась. Я прикинула, что, должно быть, ее принесли в жертву не вчера ночью, а накануне. О пропаже Эмми полиция могла узнать не раньше утра, а журналисты еще позже. Пока наступил рассвет, пока Салли сообразила, что подруга не вернулась вместе с Тедом… газету уже напечатали и разнесли подписчикам, и о пропаже еще одной девушки станет известно только завтра.
Помрачнев, я свернула газету. Профессор безошибочно догадался, о чем я думаю.
- Кэтрин, вы с Роландом не виноваты в смерти той девушки. Мало того, я бы не торопился обвинять в ней и юношу, который привел ее с собой, и даже прохиндея Бакстона. Возможно, они вообще не осознают, к чему приводят их действия.
- Но мы могли бы отговорить Эмми идти с Тедом.
- Вряд ли она послушала бы вас, - пожал плечами профессор. – Из того, что рассказал Роланд, я сделал определенные выводы на этот счет. Но даже если бы вам удалось отговорить ее, в жертву принесли бы кого-то другого. Вполне вероятно, что тебя или даже вас обоих.
Я обхватила себя руками и поежилась, хотя в комнате пылал огонь в камине. Предположение Ричардсона слишком близко подошло к истине.
- Роланд не допустил бы этого, - поспешил добавить профессор. – Умирать в расцвете сил от пастей квазиразумного организма возрастом в двадцать пять тысяч лет – не в его привычках.
- Вы так точно определили время возникновения артефакта? – удивилась я.
- Я основываю свои предположения на твоих же словах, Кэтрин. Это ты сказала, что подобное сочетание лунного затмения и противостояния Марса происходит один раз в двадцать пять тысяч лет. Логично предположить, что именно в такой момент и разверзаются проходы между мирами. Кстати, я не исключаю, что артефакту может быть и пятьдесят, и сто тысяч лет, в зависимости от того, когда в этих местах жила працивилизация. Что, в свою очередь, дает простор для еще более смелых предположений: а что, если эта самая цивилизация пришла в наш мир из соседнего? Или же она погибла из-за того, что Мооргот проник в наш мир, и сейчас готовится его следующее вторжение?
- Мы сделаем все, чтобы не допустить этого, - мрачно проговорила я.
- Очень надеюсь на это, Кэтрин. – Профессор снял очки и протер их. – Я уже достаточно пожил на этом свете, но меня все еще прельщают закаты, запах роз в саду и звук текущей воды в ручьях. Не хотелось бы, чтобы всем этим некому было наслаждаться.
Я не знала, что на это ответить, и просто кивнула.
- Зато единственное, что мне нравится во всей этой истории – это то, что Бакстон больше не будет деканом факультета истории, и я смогу вернуться к своим студентам. – Профессор удовлетворенно откинулся на спинку кресла. – Вот в прошлом семестре мне попался один мальчик, превосходный мальчик, надо сказать…
До прихода Роланда я могла больше ничего не говорить, отделываясь невразумительными междометиями и кивая в нужных местах. Профессор взял задачу поддержания беседы на свои плечи и с достоинством нес ее, развлекая меня случаями из своей практики, весьма обширной, надо сказать.
Салли оказалась не столь разговорчива. Вообще говоря, она совсем не пришла на встречу. Прождав ее больше получаса, мы забеспокоились и отправились к ней домой. В дверь тоже пришлось стучать долго и со все увеличивающейся громкостью, прежде чем она открылась, и на пороге возник Тед.
- Вы кто такие? – агрессивно осведомился он.
- Я подруга Салли, - как можно более мягко, пряча отрицательные эмоции, ответила я. – Мы должны были встретиться в парке час назад. Она обещала дать мне книгу.
- Я тебя не помню. – Тед прищурился, внимательно разглядывая меня. – Салли все равно нет дома. Ты не хочешь зайти ее подождать?
Роланд сжал мой локоть.
- Нет, к сожалению, не могу, тороплюсь, - фальшиво прощебетала я. – А где она? Я могу зайти позже. Мне очень нужна эта книга.
- Ну так зайди, и мы поищем ее вместе, - подмигнул мне Тед. – Твой парень может пока погулять где-нибудь.
- Не может, - отрезал Роланд, чуть выступая вперед и прикрывая меня своим телом. – Когда вернется Салли?
- Откуда мне знать? – презрительно фыркнул Тед. – Она не сказала, когда уходила. У Эмми она может проторчать вечность.
- Когда она вернется, передай, что заходила Кэтрин, - попросила я. – Пусть она принесет книжку по адресу… - Я вопросительно посмотрела на Роланда. Он быстро все понял и назвал адрес профессора Ричардсона. – И хорошо бы это было до семи вечера.
- Передам, - грубо отрезал Тед и захлопнул дверь.
- Мне это не нравится, - тихо проговорила я, когда мы отошли на небольшое расстояние от дома.
- Мне тоже. Тед нам соврал. Салли дома.
- Ты опять определил это по языку его тела?
- И это тоже, но главное то, что в холле лежит сумочка Салли. Ни одна девушка не выйдет из дома без своей сумочки. Я боюсь, что он опоил ее для роли жертвы вечером. Кэт, пойдем, я провожу тебя домой, а потом еще кое-куда зайду.
- Но ты придешь за мной вечером?
Роланд резко остановился.
- Ты хочешь вернуться туда? Кэт, это небезопасно.
- Ты не справишься один с двумя десятками невменяемых культистов, - повторила я его же слова.
- Я и не собираюсь это делать. С ними будет справляться полиция, а я просто постою в сторонке.
- Тогда мы постоим в сторонке вдвоем. Роланд, я не отпущу тебя одного. Я твоя напарница, ты не забыл?
Детектив тяжело вздохнул, обнял меня за талию, и мы вновь двинулись вперед.
- Тебя не переубедить?
- Нет. И мне бы тоже не помешало оружие.
- Ты умеешь стрелять? – Он удивился настолько, что остановился вновь. Я честно ответила:
- Знаю, как взводить курок, снимать с предохранителя и куда нажимать, чтобы бахнуло. Но точность выстрелов у меня небольшая. – При этом я умолчала, что точности, можно сказать, и вообще не было, а весь мой опыт начинался и заканчивался в школьном тире, ибо преподаватель физкультуры считал, что расти на Диком Западе и никогда не держать в руках револьвера – невозможно.
- Я подумаю над этим, - коротко ответил Роланд.

Вечером я не чувствовала себя настолько уверенно. Не спасал даже новенький револьвер, висевший в плечевой кобуре. Мы шли по вечернему пустому городу, показывая дорогу группе полицейских. Вот они выглядели внушительно: десяток крепких мужчин в плотных жилетах со специальными прослойками по типу нашего кевлара, шлемах из того же материала и с солидно выглядящим оружием на ремнях. Роланд вскользь обронил, что еще двое ушли к дому Салли, чтобы остановить Теда и не пропустить его сегодня в святилище. Это немного успокаивало: мне не хотелось, чтобы с девушкой случилось что-нибудь нехорошее. Но нарастающая нервозность и страх перед тем, что нас ожидало впереди, мешали наслаждаться тихим вечером, легкой дымкой тумана и хорошей компанией. Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, я решила перевести их на другую, более занимательную тему.
- Роланд, а ты сможешь найти святилище? Я только помню длинную лестницу и много поворотов. Как ты вообще смог вчера выбраться из этого лабиринта? И вообще ориентироваться в тумане?
- А… Это моя способность. Талант, можно сказать. Я в любой обстановке всегда четко знаю, где нахожусь. У меня словно компас в голове.
- У нас бы сказали GPS-приемник, - пораженно пробормотала я.
- Что?
- Да так. Это вещь из моего мира. Она тоже всегда может сказать, где ты находишься.
- Кэт… - Роланд внезапно замялся. – А ты хотела бы вернуться назад, в свой мир?
- Это невозможно, ты же сам понимаешь.
- Ну а все-таки?
Я задумалась и с удивлением поняла: нет, не хочу. В том мире не осталось ничего, что тянуло бы меня к себе. Без смартфонов, интернета и инстаграма можно прожить, как и без автомобилей, нефтяных вышек и глобализации. В этом мире нет электричества, но есть чистый воздух, библиотеки… и Роланд.
- Не хочу, - вполне искренне созналась я.
- Рад это слышать… напарница. Парни, - обернулся он к полицейским, - мы уже подходим. Не шумите – не стоит тревожить культистов раньше времени. И помните, что я говорил. Люди, возможно, действуют под влиянием внешнего воздействия. Его нужно устранить в первую очередь, а уже потом брать всех под арест.
- Да, сэр, - ответил за всех один, рыжеусый Мартин.
- Как тебе удалось уговорить их уничтожить артефакт?
- С трудом, - поморщился Роланд. – Мне пришлось долго объяснять, кто я такой, откуда знаю про культ, как вообще ввязался в это дело, и не я ли убиваю по ночам людей, а потом сваливаю все на безобидных сектантов.
- Ужас, - поморщилась я. – Видимо, полицейские во всех мирах одинаковы.
- Но мне удалось найти вменяемого лейтенанта, на котором и висели все загадочные исчезновения. Он был готов на все, лишь бы сбросить с плеч этот груз, и добился у начальства разрешения на операцию. По плану они зайдут в зал, пальнут в артефакт, потом арестуют всех и отправят на ночь в отделение. А утром уже станет ясно, что и кому предъявлять.
- И Лиз тоже?
- Вот ее мы постараемся вывести отдельно. Думаю, Мартин не станет возражать, если у него окажется на одного арестанта меньше. Я клятвенно пообещал, что она будет в доме у профессора и даст показания в любое время, как только они ему потребуются.
- Хороший план, - задумчиво сказала я. – Если только культисты не достанут ножи в ответ на требования поднять руки.
- Это полиция, Кэт. У них есть опыт задержаний.
Дом со вчерашнего дня изменился. В холле уже не висели плащи багрового цвета, на кухонном столе не стояла бутылка с зельем, а дверь в подвал оказалась запертой изнутри.
- Засов, сэр, - сказал один из полицейских, осмотрев ее. – Я могу его скинуть.
- Ну так скидывай, - недовольно потребовал Мартин. – И постарайся потише.
Свет в подвале тоже не горел. Кто-то из группы захвата достал лампу, работавшую на сжиженном газе, и пошел впереди, освещая остальным дорогу. Запасные факелы кто-то добросовестно убрал. Дверь в катакомбы тоже заперли, но уже на замок, и тут пришлось поработать отмычками Роланду. Полицейские только хмуро наблюдали за его действиями, негромко комментируя их не самыми цензурными выражениями, впрочем, сдерживаясь из-за моего присутствия.
- Дальше можно идти только по одному, - предупредил детектив. – Положите руки друг другу на плечи, чтобы не потеряться в темноте. Лампу я возьму себе. Кэт, не отходи от меня.
Мартин пропустил меня вперед и осторожно положил свою лапищу мне на плечо. Остальные парни выстроились цепочкой, и мы начали свое путешествие по катакомбам.
Длинная каменная лестница. Низкий потолок бесконечных узких коридоров. Тяжелый влажный воздух. Тусклый свет в руках у Роланда. Негромкие возгласы, когда кто-то из высоких полицейских ударялся головой или плечом о камень. Нехорошие предчувствия, охватывающие меня – или просто страх от пережитого вчера.
Впереди забрезжил багровый свет, послышался вчерашний речитатив, и детектив ускорил шаг. Вскоре коридор расширился настолько, что полицейские смогли окружить Роланда.
- Прямо, никуда не сворачивая, - инструктировал он через шум голосов культистов. - При входе может стоять один из адептов Ложи, спрашивая пароль. Возможно, они изменили его после вчерашних событий или же вообще меняют каждый день. На всякий случай запомните, что вы – Ждущие Времени Мооргота. Но лучше не вступать с ним в разговоры, а сразу приступать к действиям.
- Хорошо, Роланд. – Мартин впервые назвал его по имени. – Ты услышишь, когда все начнется.
Он сделал остальным знак рукой, его парни быстро сгруппировались и мягкими шагами двинулись к святилищу. Роланд притянул меня к себе.
- Мы просто стоим здесь и ждем. Наша миссия на этом закончилась.
- Хотелось бы верить, - пробормотала я себе под нос. Детектив только сжал мои плечи.
Время тянулось и тянулось. Ничего не происходило. Шум голосов не пропадал, правда, временами затихал и начинался вновь, свечение оставалось багровым, камень давил на психику. Мне то казалось, что прошло уже три часа, и Мартин со своими подручными должны бы уже все закончить, а мы просто ничего не расслышали, так как все звуки ушли куда-то еще. А потом я успокаивала себя, что время здесь идет не так, как я привыкла его ощущать, и парни еще просто не добрались до культистов. Однако и Роланд начал нервничать, поглядывая в багровое свечение в конце коридора.
- Кэт, - наконец, проговорил сквозь зубы он, - я только дойду, гляну и сразу же вернусь. Подожди меня здесь.
- Я с тобой, - запротестовала я. Роланд только махнул рукой.
- Тогда не отставай. Пожалуйста.
Мы неслышно добрались до входа в святилище, который никто уже не охранял: ни брат Генри, ни один из парней Мартина. Спины культистов, воздевших руки и покачивающихся в трансе, заслоняли видимость, но в животе у меня начал закручиваться нехороший узел. Кроме вони плесени и дыма от горящих факелов в воздухе отчетливо ощущался запах крови. Роланд молча достал револьвер и взвел курок. Я повторила его действия.
- Держись за мной, - прошептал мне детектив и двинулся вдоль стены к тому месту, где мы стояли вчера. Только там нам удалось разглядеть то, что происходило в центре зала. Я сильно прикусила губу, чтобы не закричать.
Пятеро из парней Мартина уже лежали на каменном полу с перерезанным горлом, и кровь обильно стекала, заполняя желобки, поднимаясь по пьедесталу и напитывая реликвию. Остальные полицейские во главе с лейтенантом стояли немного поодаль, перед полукругом культистов, и не шевелились. Правда, не все. Один из них неловкими дергаными движениями, словно бы им управлял кто-то со стороны, вышел к трупам своих товарищей. Не сводя абсолютно стеклянного взгляда с артефакта, он поднял руку с зажатым в ней ножом и резко перерезал себе шею. Ноги полицейского подогнулись, он тяжело рухнул на неподвижные тела. Кровь с отвратительным хлюпаньем вытекала из располосованных артерий, пополняя и так уже солидный запас на полу.
- Что нужно нашему богу? – громко вопросил Бакстон.
- Кровь! – хором ответили люди.
- Прими нашу жертву, Мооргот!
Артефакт жадно насыщался, воздух над ним трепетал и подрагивал, шар в центре становился ярче с каждой секундой, а в зале нарастало напряжение.
- Кэт, - прошептал мне Роланд. – Лиз стоит с той стороны, почти рядом с Бакстоном. Проберись к ней и, как все начнется, тащи ее наружу.
- Я не смогу пройти по лабиринту.
Роланд сжал губы.
- Тогда хотя бы выведи ее из зала, даже если она будет сопротивляться. Иди! Я начну, когда увижу, что ты поблизости от нее. Быстрее!
Я, прячась за спинами культистов, быстрыми шагами двинулась к Лиз, надеясь, что правильно опознаю ее. Возможно, чересчур быстро, так как брат Генри, стоявший позади всех, неподалеку от входа, насторожился. То ли он ощутил движение воздуха, то ли его транс был не настолько всеобъемлющим, как у остальных – неизвестно, но культист перестал покачиваться и опустил руки. Я заторопилась, стараясь как можно быстрее и тише миновать его.
В центр зала такими же неестественными движениями направился седьмой полицейский.
Брат Генри порывисто обернулся и схватил меня за руку.
- Тут посторонние! – проревел он. Полицейский замер на одном месте, нелепо подняв ногу. Люди вокруг меня и Генри перестали бормотать и покачиваться, со звериным оскалом на лицах поворачиваясь ко мне.
- Кровь! – рявкнул Бакстон, указывая на меня пальцем.
- Кровь! – хором выкрикнули все.
- Кровь! – эхом отдалось от стен зала.
Я сделала единственное, что пришло мне в голову: подняла револьвер и выстрелила в Генри.
Пуля пробила его голову насквозь. Мозги и кровь брызнули во все стороны. Я выдернула руку из хватки уже мертвого человека и, не беспокоясь о незаметности, бросилась к Лиз. Вторая пуля, выпущенная Роландом, влетела в артефакт и отколола у него часть щупальца. Из места слома повалил багровый дым, шар в центре возмущенно завертелся, и раздался оглушительный визг.
В зале начался хаос.
Бакстон ревел и рычал, требуя крови. Культисты тянулись ко мне, мешая друг другу, цепляясь за мою одежду, волосы и собственные плащи. Я отстреливалась, не видя, куда попадаю, и только надеялась, что не в Лиз. Роланд пытался прорваться ко мне – или нам обеим, пулями отбивая щупальца у артефакта. Тот не остался в долгу. Клыкастые пасти на концах отростков потянулись к людям, впиваясь в первые же попавшиеся им тела. К визгу и реву жреца добавились еще и душераздирающие крики.
И только четверо оставшихся в живых полицейских недвижимо стояли, стеклянным взглядом взирая на происходящее.
У меня кончились патроны. Конечно, Роланд показал мне, как перезаряжать, и даже запасная обойма лежала в кармане, вот только не было никакой возможности остановиться хоть на секунду и достать ее. Я пустила в ход зубы, кулаки и рукоять револьвера, пробивая себе проход… хоть куда-нибудь. Необязательно к Лиз. Главное, вырваться из плотного кольца обезображенных звериной яростью людей.
Они превосходили меня и числом, и силой. Я ничего не смогла сделать. Двое мужчин заломили мне руки назад и выволокли вперед, толкнув прямо в натекшую лужу крови. Я подавила тошноту и отвела взгляд в сторону. Недалеко от Бакстона стояла женщина, высокая стройная блондинка с голубыми замутненными глазами. Даже по ним можно было определить сестру Роланда, но к этому добавлялось еще и явное сходство. Странно, но, кажется, детектив ни разу не упомянул, что они близнецы.
- Так вот это кто, - ядовито проговорил жрец. – Журналисточка, выдающая себя за детектива.
Неуловимым движением он рассек мне левую руку от плеча до локтевого сгиба. Я невольно вскрикнула от боли и дернулась, но меня крепко держали культисты. Рана была неглубокой, но длинной, и из разреза на рубашке показалась кровь.
- А твой приятель тоже здесь? – Бакстон нанес второй удар рядом с первым. – Он прячется за твоей спиной, какой смельчак…
Третий удар, задевший грудь, но зацепившийся за косточку бюстгальтера и поэтому особого ущерба не нанесший.
- Не трогай ее!
- А вот и он, - саркастически хмыкнул жрец. – Брось оружие и выходи сюда. Тогда я не буду ее мучить, а убью сразу. А вот ты будешь умирать долго, очень долго…
Роланд вышел в центр, глядя в глаза Бакстону.
- Оружие, - приказал тот. Детектив отвел револьвер в сторону, выстрелил и только после этого бросил его на пол. Я не сразу поняла, зачем он это сделал и в кого стрелял. Только после того, как позади раздалось непонимающе-гневное: - Да что тут, мать вашу, творится? - и Мартин рванулся вперед, расшвыривая стоявших на его пути культистов, до меня начало доходить.
Бакстон в замешательстве перевел на него взгляд. Роланд немедленно воспользовался этим, толкнув меня в сторону, к Лиз, и быстрым движением выхватил оружие из кобуры лежащего на полу трупа. Он выстрелил не разгибаясь, прямо от пола. Пуля пробила грудь Бакстона, но жрец почему-то не умер сразу. Схватившись за рану, он обвел горящими ненавистью глазами зал: бившего кому-то кулаком в лицо Мартина, троих неподвижных полицейских, бьющихся в конвульсиях культистов, из которых высасывал последние капли жизни артефакт, выпрямляющегося Роланда. Из его губ вырвалось яростное:
- Да придет Мооргот!
Два неверных шага – и умирающий Бакстон свалился прямо на артефакт, заливая его потоками крови. Квазиразумное существо, как назвал его профессор, на мгновение потемнело, а потом вспыхнуло ярким светом, ослепляя и обжигая.
- Кэт! – заорал мне Роланд. – Уходите! Немедленно!
Я, превозмогая боль, схватила за руку его сестру и потащила ее к выходу. Лиз сопротивлялась и не желала уходить, глядя на яркий свет и бормоча себе под нос: - Время Мооргота пришло. Время Мооргота пришло.
Воздух над артефактом дрожал и густел. На фоне серых стен начали проявляться цветные картины: бурая земля, вихревые столбы пыли, кирпично-красные руины. Роланд, яростно заорав, начал палить прямо в разрыв между мирами. Мартин, пробившись к нему, выхватил свое оружие и присоединился к детективу, но все безрезультатно. Разрыв ширился, картинка становилась четче, и на ней появилось человекообразное существо: рогатое, высокое, мощное, с торчащим вперед гипертрофированным эрегированным пенисом, сжимающее в одной руке копье толщиной с небольшое бревно, а в другой – меч длиной ярда в два.
- Мартин! У тебя был динамит! – проорал Роланд, отбрасывая в сторону свой автомат и выдергивая у трупа следующий.
- У Смита!
- Так где он? Быстрее, а то мы опоздаем!
Лейтенант оглядел оставшихся в живых парней, правда, еще пребывающих в трансе, и сдернул с одного из них сумку.
- Держи!
- Выводи всех наружу! Здесь сейчас будет жарко!
- Но как? Они в трансе!
- Болью!
Я, устав бороться с Лиз, воспользовалась советом Роланда и с силой ударила ее по щеке, так, что девушка стукнулась головой о стену:
- Да приди ты в себя, наконец!
И с радостью увидела, как вместо тумана в ее глазах появляются боль, обида и непонимание.
- Что здесь…
- Идем! – дернула я ее за руку. – Быстрее!
Мартин к этому моменту аналогичным способом привел в чувство своих парней и теперь занимался тем, что пытался выставить из зала мечущихся, потерянных, пребывающих в экстазе и разъяренных культистов. Разлом проявился окончательно. Теперь в нем четко прорисовалась чужая земля и Мооргот, готовый вернуться на Землю. Ему оставалось сделать всего несколько шагов для того, чтобы проникнуть в наш мир.
- Мартин, брось их! Забери Кэт и убирайтесь отсюда!
Мощные руки лейтенанта подняли меня, прижимая к залитому кровью бронежилету.
- Лиз! – дернулась я, но тут же увидела, как сестру Роланда таким же способом выносит еще один полицейский. Сам детектив держал в руке динамитную шашку и подносил к ней горящую зажигалку.
- Роланд!
Мооргот медленными шагами двигался завоевывать мир, забывший про него. Он уже заносил ногу, чтобы перешагнуть через разлом, когда туда влетела динамитная шашка с горящим фитилем.
Мартин со мной на руках бежал к выходу. За ним тяжело топотали его парни, которым повезло выжить. Следом – сумевшие прийти в себя культисты. Подземелье содрогнулось. С потолка посыпался песок и небольшие камни.
Буквально через несколько секунд последовал второй толчок, за ним – третий.
- Роланд! – Я вывернулась из хватки лейтенанта и бросилась назад.
- Куда? Ты с ума сошла! – Мартин дернул меня за рубашку. – Здесь сейчас все рухнет!
- Там Роланд! – кашляя, проорала я.
- Уходи!
И это был не голос Мартина. А через мгновение из пыли выбежал Роланд.
- Все! – рявкнул лейтенант, подхватывая меня на руки и вновь бросаясь вперед. – Скорее!
Пол под нашими ногами содрогался. Стены трещали и качались, из них высыпались камни и песок. Пыль стояла столбом, и как Роланд различал дорогу в этом безумии – загадка.
Но каким-то неведомым образом мы выбрались на поверхность. Мартин поставил меня на землю и занялся своими прямыми обязанностями – руководством выжившими подчиненными и арестами остатка Ложи Багровой Луны. Вряд ли культ Мооргота когда-нибудь возродится.
Туман рассеивался на глазах. Небо неожиданно посветлело, хотя до рассвета, по моим подсчетам, оставалось несколько часов. Земля под нашими ногами содрогалась. Стены дома стонали и скрипели, кое-где из них вылетали кирпичи, со звоном разбивались окна и рушились колонны.
- Кэт… – Роланд притянул меня к себе и впился в губы поцелуем. Я жадно отвечала ему, забыв про все: про боль в руке, пережитый ужас, кровь и смерти. Сейчас существовали только я и он. Он, я и наши тела, вжимающиеся друг в друга.
- Роланд?
Детектив с неохотой отстранился от меня, продолжая прижимать к себе.
- Что, Лиз?
- Я уже даже не спрашиваю, откуда ты здесь взялся и что вообще происходит. Но кто эта девушка, ты можешь мне сказать?
- Моя напарница, - невозмутимо ответил Роланд.
- У тебя же никогда не было напарников?
- А теперь есть, - пожал плечами детектив. – Кстати, Кэт, как ты относишься к тому, чтобы поселиться в Бостоне?
Я относилась положительно, так и сообщив Роланду. А в глубине души уже знала, что когда-нибудь мы станем не только напарниками. И подозревала, что этого времени ждать не так и долго.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38461-1
Категория: Конкурсные работы (НЦ) | Добавил: fanfictionkonkurs (21.06.2020)
Просмотров: 1157 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 8
0
8 Nikarischka   (08.07.2020 16:51) [Материал]
Как же долго я читала эту воистину тяжелую историю. Есть истории, что строятся и переливается как ручеек, а есть такие, как эта, что впиваешь в себе почти силой, словно противную густую микстуру от кашля. И это вовсе не камень в огород автора, а наоборот, я бы сказала, что комплимент.
Сnor красивый, но отнюдь не легкий, будто с его помощью пытаются подчеркнуть густоту тумана, отвратительность артефакта и кровожадность Бога Мооргота. Я читала с большими перерывами, так давила на меня тягучая атмосфера.
Создалось такое впечатление, что это был вовсе не миник, а полноценный мистический детектив страниц так на сто. ?И не знаю, плюс это или минус. Столько всего уместеилось в этом рассказе, что диву даешься.
Но сама придумка, сюжет, главные герои, загадочность - все отлично, словно сшитый с иголочки парадный костюм. Автор явно постарался, прорабатывая каждую мелочь.
Мне бы еще немного времени переварить все это, прежде чем начинать читать что-то еще.
В любом случае, спасибо и удачи на конкурсе!

0
7 sova-1010   (30.06.2020 02:38) [Материал]
Ух ты! Прочитала на одном дыхании! Здорово! Очень грамотно построен сюжет. Такой настоящий мистический детектив, да еще и с любовной линией. Аж сердце замирало. Я бы почитала цикл детективных романов про Кэтрин и Роланда.
Спасибо за историю и удачи на конкурсе!

1
6 ★Texas_City★   (23.06.2020 13:49) [Материал]
Эта история как никакая другая полностью подтверждает знаменитую поговорку: Было бы счастье, да несчастье помогло. Ее скорополительный отъезд из родного города больше походил на бегство, стремлением во что бы то ни стало сменить обстановку в попытке забыть предательство близкого человека, на деле оказавшегося всего лишь самовлюблюнным павлин и махровым эгоистом, которого не заботило ничего кроме собственной персоны. Не думаю, что "лучшая подруга" долго с ним проживет ведь не даром же говорят, что ни с лица воду пить.
В итоге Кэт смогла не только проявить бойцовский характер, но и найти человека, который будет уважать её, считаться с её мнением и для которого она перестанет быть невидимкой.
Не думаю, что Кэтрин рассчитывала на такое жуткое приключение едва не окончившееся весьма печально. От сумасшедших фанатиков можно ожидать всего чего угодно, такие люди совершенно неодекватны в своих поступках и действиях. К счастью Роланд оказался невосприимчив к гипноз, такие люди редко, но встречаются. У них какой-то иммунитет к чужому влиянию на свой разум и вообще Роланд как и полагается детективу удивительно спокоен, собран и обладает потрясающей выдержкой . У них с Кэтрин почти сразу возникло взаимное притяжение, которое без сомнения перерастет в симпатию .
Вообще история оставляет после себя довольно приятное впечатление: завязка, постепенное развитие сюжета, интрига держащая до самого конца и во всех отношениях счастливый конец. Уважаемый автор могу сказать, что у вас есть шансы стать автором довольно хороших детективов с мистическим уклоном и приключениями. Главное пишите и не бросайте !! Удачи вам в конкурсе и всего лучшего !

0
5 MissElen   (23.06.2020 11:14) [Материал]
Жуткая история попадания в параллельный мир, а Кэт просто фантастически смелая девушка. Ей, конечно, повезло очень быстро попасть к людям весьма доброжелательно к ней отнесшихся и впустивших в свой дом. И необыкновенное везение, что профессор сразу же все понял и объяснил растерянной гостье. Но то, что девушка отправилась с детективом, можно сказать в самое логово жуткого божества, кажется еще более невероятным. Страшные приключения в конце концов закончились благополучно и туман страха рассеялся и даже появилась надежда на ту счастливую и спокойную жизнь, которую не довелось Кэт прожить в своем мире.

Спасибо и удачи в конкурсе.

0
4 leverina   (23.06.2020 03:45) [Материал]
Обычно я этим не очень страдаю, но тут у меня все герои и имена в башке перепутались. Возможно, таков стиль Лавкрафта, не знаю.

Поэтому ничего внятного сказать пока не могу sad . Может, потом до меня хоть что-то дойдет.

0
3 робокашка   (22.06.2020 17:42) [Материал]
"Чудище обло, огромно, стозевно и лаей. Из челюстей что своих кровь блюёт ядовиту и смольну. Коя б могла заразить живущих всех земнородных..." Этот библейский образ был навеян великим Вергилием знаменитому ранее русскому писателю, когда-то эти слова застряли в моей памяти...
У наст тут монстр другой, божеством кликуемый, кровь пьёт и заражает окружающих. Девушку Кэтрин магический туман увёл из современности в прошлое, чтоб в очередной раз был достигнут баланс Добра и Зла на планете. Анализируй и сопоставляй до бесконечности, но коли провидение выбрало тебя Рукой Судьбы, будь добра исполнять tongue А чтоб не сильно испугать и разочаровать, в напарники дают мужчину, надёжного, умного, сильного, для затравки потенциального романа. Вместе спасать мир намного увлекательней!
Спасибо и удачи в конкурсе!

0
2 Gracie_Lou   (22.06.2020 01:03) [Материал]
Много, конечно, осталось для меня непонятным. Например, почему на Роланда не подействовал гипноз в зале Мооргота, а на полицейских подействовал. Странная доверчивость местных жителей к, мягко говоря, эксцентричной девушке. У них неведомая хрень по ночам творится, а они так легко верят незнакомке, и тут же подключают её к расследованию. Да мало ли откуда она взялась и зачем в доверие втирается! Кстати, что без помощи Кэтрин никто не смог догадаться о связи декана с пропажей артефакта? Я не очень поняла сколько дней прошло с этого момента. Вроде три исчезновения - три дня, а потом исчезновения "продолжились". Сколько же это "продолжалось"? Немножко натянутым выглядит то, что описание ситуации выглядит так, будто герои перед новой знакомой отчитываются. Да понятно мне, конечно, зачем. biggrin И сговорчивость детектива я могу связать с тем, что он по долгу службы обязан взять с собой фокусное лицо. biggrin biggrin biggrin Вообще, поразительно, что столько тысячелетий без всякого подкрепления вроде поощрения государством, или явлений мистического характера, существует некий злодейский культ. Это Мооргот все 25 000 лет так воздействовал на местное население и повелел откопать себя накануне затмения?
Возможно, я что-то не поняла, потому что невнимательно читала. История захватила настолько, что я полностью погрузилась в сюжет и видела перед глазами не буквы а картинки. wink

0
1 Танюш8883   (21.06.2020 21:02) [Материал]
Мне показалось странным, что профессор Ричардсон проявил так мало интереса к отличиям реальности Кэтрин от его мира. Ведь это могло бы стать источником выдающихся научных открытий и технологий. Роланд ещё более невозмутимый персонаж. Манеры и культура Кэтрин не могли не фрустрировать такого утончённого и чопорного джентельмена. Тем не менее, обстоятельства вынудили этих двоих действовать совместно. Это может стать началом долгого и плодотворного сотрудничества. Тем более, что начали они с уничтожения древнего божества. Спасибо за историю)