Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1634]
Мини-фанфики [2720]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4859]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15273]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14625]
Альтернатива [9081]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4493]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

No limits
Эдвард Каллен – мужчина, чьё тёмное прошлое будоражит воображение жителей маленького провинциального городка, сумел разжечь пламя страсти в душе Беллы Свон после первой же встречи. Захочет ли дочь шерифа связать своё судьбу с местным отщепенцем и узнать все его тайны?

Собственный омут
Фейерверк. Вот как можно было описать то, что происходили в мыслях. Блаженство. Вот как можно было описать то, что происходило с нашими телами. Правильность. Вот как можно было описать то, что происходит на всех духовных уровнях. Вечность. Вот как можно было описать то, чего хотелось больше всего.

Как я была домовиком
Когда весьма раздражительный колдун превращает Гермиону в домашнего эльфа, к кому, как вы думаете, она попадет? Конечно же к Малфоям!..

Укушенная
- Мне нужно в Форкс, - сдвинула упрямица брови, и Дэрил познал истинность слов бандита, который описал беглянку как тощую, нахальную и упёртую. Она была в точности такая.
Кроссовер Сумеречная Сага / Ходячие мертвецы.

День из жизни кошки
Один день из жизни кошки.

Любовь куклы
Она любила тебя - тебе было всё равно. Она звонила тебе - ты отключал телефон. Она бегала за тобой - ты смеялся. Она плакала - ты тусовался с другими ей назло. Она возненавидела тебя - ты понял, что она тебе нужна. Она забыла тебя - ты её полюбил. «Любить нельзя играть» - где поставит запятую эта девушка, если придётся выбирать?

Его персональный помощник
Белла Свон, помощница красивого, богатого и успешного бизнесмена Эдварда Каллена, следует совету друзей влюбить Эдварда Каллена в себя.

Последний уровень
Мы мечтаем о будущем. В котором интереснее и ярче жизнь. В котором легко вылечить серьёзные травмы, а климат можно будет регулировать по необходимости. Вопрос только в том, будет ли счастлив сам человек в таком будущем?



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Академия вампиров
7. Сверхъестественное
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 580
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

The Ones Trilogy I: The One. Глава шестьдесят третья

2021-6-22
47
0
Глава шестьдесят третья. Треугольник: Любовь (1)


Часть первая. Любовь это прощение

«Perhaps there is hope for our brother after all».
Elijah Mikaelson

«Возможно, после всего для нашего брата есть надежда».
Элайджа Майклсон


В то мгновение, когда она оглянулась на него с загадочной улыбкой, не отвечая на его прямой вопрос, в ее глазах он увидел – "возможно", возможно, мы будем друзьями, Клаус. Это все, что нужно было ему в тот момент – ведь он опасался произносить вслух свое предложение. Он не знал, как это произошло, но единственный человек, к которому он мог обратиться за помощью и мог довериться – оказалась она.
Он верил ей, даже когда она постоянно пыталась использовать его. Он верил ей, позволяя отчасти манипулировать им.
Он верил, но она обернула его веру против него, предавая его, чтобы спасти. Что может быть унизительнее для самого могущественного создания на планете, чем стать чудовищем, закованным в кандалы вечного долга перед той, которая решила все за него?


Сентябрь 2012
Солнце проникало сквозь окна, сообщая о начале неплохого дня. Сморщившись во сне, она перевернулась на другой бок, а потом резко открыла глаза. Мгновенное непонимание сменилось осознанием, что ей выделили этот день. Втайне ее душа тихо шептала, как забавно встретить свое двадцатилетие, имея внешность семнадцатилетней с хвостиком.
Ее друзья отчаянно искали способ ее спасти – вернуть ей клыки, но она устала от бесполезных попыток напоить ее кровью то Деймона, то Елены, то Стефана. Бесполезно – она не могла сглотнуть – кровь словно кислота выжигала ее изнутри, не приживаясь в теле.
С того дня, как Кэролайн умерла на минуту, она боялась засыпать – время стало роскошью. Ей не хотелось тратить время на сон, но больше всего она боялась не проснуться. И Форбс не понимала этого: она уже умирала - задушенной Кэтрин, проткнутая кинжалом рукой Кетсии, выпитая до дна Клаусом и просто от остановившегося сердца.
Почему сейчас ей так страшно умереть? Каждый день просыпаться и думать : "я еще жива?"
Слезая с кровати, Кэролайн оглянулась на спящего в углу Стефана – ее лучший друг постоянно оберегал ее. Недавно он сообщил, что Ребекка была в городе – в поисках своего брата, а обнаружила, что причина его безумия – жива. Когда Майклсон увидела Кэролайн, прогуливающуюся по внутреннему дворику больницы в инвалидной коляске, она застыла и, забыв о предосторожности, переместилась к ним, несколько раз спрашивая: "как ты выжила, Форбс?"
Девушка объяснила двумя причинами: массаж сердца и искусственное дыхание: Елена и Джереми, к счастью, еще не забыли занятия по оказанию первой помощи, используя медицину, а не магию или силу вампирской крови, как привыкли и Майклсоны, и Сальваторе.
- Он должен знать, - прошептала Ребекка, набирая номер телефона и быстро уходя, угрожая напоследок: "посмей только умереть до его возвращения, Кэролайн!"
Его возвращение. Форбс посмотрела на свое дневное кольцо, которое она по привычке не снимала, вставая под лучи солнца, чтобы согреться.
Неужели ее держит это? Желание увидеть его снова?
- Зачем ты встала? – Сальваторе очнулся, начав свое наставническое бдение над девушкой незамедлительно.
- Я сегодня еду домой, ты забыл? – Улыбнулась Кэролайн, поворачиваясь к нему и упирая руки в бока. – Я отпраздную свои два десятка, даже если это будет стоить мне жизни!
Стефан не разделил ее смеха над этим замечанием, предпочитая просто кивнуть и произнести:
- С днем рождения, Кэролайн.
Они решили отпраздновать в ее старом доме. Елена приняла на себя обязанности организатора, вынуждая Деймона надувать воздушные шарики и забирать продукты из магазина, и он даже не сопротивлялся.
В последние месяцы старший Сальваторе вел себя отстранено по отношению к людям, за исключением своей девушки. Кэролайн ловила на себе его взгляд, а Стефан поймал его в библиотеке над книгой. Деймон ищет способ выветрить магию медальона из Форбс, не афишируя, даже не показывая своего интереса в спасении блондинки. Кэролайн грустно пожимала плечами, когда младший брат рассказывал ей это, подмечая:
- Он воспринимает мою медленную смерть как личную каторгу, ведь он обещал моей маме защитить меня. Удивительно, но теперь, Стефан, мне кажется, что твой брат намного глубже, чем ты. Прости.
Тайлер и Хейли с ТиДжеем старались часто навещать Кэролайн в больнице. Маленькая копия Тайлера любила залезать на больничную койку и дергать золотистые локоны девушки, а еще безумно любила голос Форбс, когда она напевала ему – он мгновенно засыпал.
Елена не теряла надежды, пока Джереми и Бонни продолжали поиски крупиц информации, более того, она также помогала благодаря обрывками воспоминаний и знаний Кетсии, которые всплывали в ее голове.
Стефан подобно сиделке был привязан к кровати Кэролайн. Первородные бросили все свои силы на поиски Клауса, а Сальваторе замечал за подругой странный взгляд, когда разговор заходил об этой семье вампиров.
В один вечер Кэролайн обронила:
- Я жду его, Стефан. Я ничего не могу с этим поделать: я жду его, - и она повернулась на бок спиной к другу и закрыла глаза.
- Он бросил тебя.
- Он испугался, Стефан.
Вампир хмыкнул, а девушка сделала вид, что не заметила и продолжила:
- Я также испугалась за его жизнь, когда узнала о тайне святой волчицы. Я бежала сквозь лес, не замечая, как в кровь стерла ступни, чтобы успеть… Я увидела его… сломленного, страдающего… Это было намного страшнее, чем несуществующий кусочек белого дуба в его спине.
Стефан вспоминал ее голос, когда она рассказывала о произошедшем в прошлом. Натянутый, чуть сопящий от слез, потерянный голос. Каждое ее слово выделяло ее страх, надежду, мольбу и чувства к гибриду. Наблюдая за ней сейчас, медленно собирающей свои вещи, он вымолвил:
- Ты действительно полюбила его, Кэролайн?
Ее глаза удивленно обратились к его, и Стефану пришлось пояснить:
- Я принял этот факт, но в моей голове до сих пор не вяжется, как ты смогла преступить и позволить себе осознать это. Это ведь Клаус…
- Бессмертный гибрид? Безжалостный монстр? Бессмертное чудовище? Я знаю. Делает ли моя любовь к нему – меня хуже, или его – лучше? Не думаю. Все, что я могу сказать, Стефан – Я люблю его. Без условий, без подтекста, без полного понимания своих чувств. И надеюсь, что этого достаточно…
- Достаточно? – заинтересованно переспросил Сальваторе, забирая сумку из ее рук и поддерживая ее под локоть. Кэролайн облизала губы и ответила:
- Достаточно, чтобы он простил меня.
- Что ему прощать, Кэр? – Посмотрел в лицо девушке вампир. – Ты спасла ему жизнь, жертвуя своей. Он не имеет права упрекать тебя!
Кэролайн улыбнулась, но покачала головой:
- Он не из-за этого злиться, - увидев нахмуренность друга, она договорила:
- Он не может мне простить, что я решила за него. Он не может простить мне власть над его жизнью и смертью, потому что это зависимость, слабость. Потому что он – Никлаус Майклсон, которым никто не может управлять.
Стефан хотел что-то сказать, но промолчал, задумавшись над ее словами.
Вечером Кэролайн торжественно усадили в кресло в гостиной дома семьи Форбс, когда вынесли торт со свечами. Елена несла этот огромный десерт, напевая «С днем рождения тебя!», взглядом принуждая Деймона подхватить и влиться в общий вой друзей.
Девушка засмеялась над лицом Сальваторе, внезапно вспоминая о его прошлогоднем подарке, отчаянно воскрешая в памяти – где она оставила дневник Стефана. Несмотря на то, что насыщенный год не позволил ей ознакомиться с текстом, ей показалось это кощунственно читать его теперь. Но любопытство растянулось около ее мыслей мурчащей кошкой. Кэролайн дала себе слово, что прочтет немного и вернет владельцу.
Общими усилиями двадцать свечей погасли, а свет снова включили в комнате. ТиДжей потянулся к ней, и девушка взяла его на руки, наставнически ругая:
- Ты должен быть уже в постели, маленький богатырь.
Малыш смотрел на нее огромными глазами, сидя у нее на коленях. Кэролайн улыбалась ему, чуть сморщив носик. Поглощенная заботами о ребенке, девушка не заметила, что мать ТиДжея выскользнула в коридор. Приговаривая что-то малышу, девушка не сразу заметила окружившую ее тишину.
- Ты действительно жива, sweetheart… – раздалось в комнате, как синие глаза встретились с приглушенно зелеными, уставшими и немного расслабленными.

10 сентября 2010 года

Клаус медленно поднялся по ступеням, оказываясь на пороге дома семьи Форбс. Нытье его первого создания и слова матери одной светловолосой девушки вынудили его придти в этот неурочный час, чтобы спасти от верной смерти милую подружку Локвуда.
Кэролайн. Ее синие глаза не покидали его сознания из-за этого беспутного сна, который привиделся ему недавно. И тысячелетнему полувампиру-полуоборотню стало любопытно: возможно ли, что эта она? Та самая девушка, которая вселилась в тело Селины, чтобы спасти его от гибели?
В течение этих веков Клауса одолевали разные чувства по отношению к Святой волчице: первоначальные бессмысленные поиски как в пространстве, так и во времени – злили его, а беспомощность перед этим ожиданием напрочь сносила ему голову и лишала здравого смысла.
Едва завидев девушку синими глазами, Клаус незамедлительно ловил их в свои сети, чтобы потом проткнуть насквозь изогнутым деревянным кинжалом. Бесполезность этого была очевидна. И когда ритуальный кинжал, использованный для переноса души пропал по вине преследования Майкла, Элайджа и Клаус сосредоточились на снятии «проклятья Луны и Солнца».
Теперь гибрид свободен от заклятья матери, возможно, это верный путь, чтобы освободиться от связей со Святой Волчицей.
Легонько постучавшись, Клаус сделал вид, словно переживает за исход сегодняшней ночи. Сквозь стекло он увидел школьную футбольную звезду с каким-то там именем, и не желая терять времени с порога заявил:
- Тайлер приходил ко мне. О, бедняга, он был очень расстроен. С … Кэролайн произошел неприятный инциндент.
- Это ты заставил его! Он никогда бы не навредил ей!
Клаус нацепил ледяную уверенность, заинтересовавшись в этой синеглазой девушке сильнее – теперь ее защищает какой-то квотербек.
- Я пришел помочь, - четко озвучил Майклсон, внезапно вспоминая имя этого блондина. – Мэтт.
Краем глаза Клаус заметил миссис Форбс, добавляя:
- Моя кровь излечит ее. Попроси шерифа Форбс пригласить меня.
- Я поняла, - Лиз Форбс медленно подходила, смотря прямо в глаза гибрида, внушая ему некое уважение к ней, как к матери. – Тебе что-то нужно взамен.
Проницательность шерифа была удивительна, но в этот раз сделка с дьяволом в лице Клауса не требовала дополнительных условий. На самом деле, ему ничего не нужно было взамен. Он хотел просто ее увидеть и узнать, кто она.
Майклсон медленно покачал головой в ответ на предположения Форбс.
- Только немного поддержки, - серьезно произнес гибрид, держа руки за спиной и намекая на приглашение. Ему было любопытно – доверит ли эта женщина жизнь своей дочери ему.
- Входи, - в глазах Лиз была надежда, что Клаус спасет ее девочку.
Гибрид не удержался, проходя в дом, уничтожительно посмотреть на Мэтта – мол, попробуй сказать что-нибудь лишнее, и коротко ухмыльнуться.
От внимания Клауса не ускользнули открытки плакаты, поздравляющие Кэролайн с днем рождения. Ей исполнилось от силы семнадцать лет – решил гибрид, прислушиваясь к приглушенному дыханию и следуя по коридору к ее комнате.
Дверь за ним захлопнулась, и Клаус прошел в смежную комнату, сразу замечая девушку. Она лежала на боку, подпирая голову рукой.
Резко открыв глаза, Кэролайн, не веря, смотрела на него, осыпая слабыми искрами презрения, но гибрид не мог отвести взгляда от нее. И она сказала то, что отразилось в его ушах, словно воспоминания собственных мыслей и страхов, окончательно определяя его решение.
- Ты пришел убить меня?
Ее страх просочился на мгновение на поверхность ее сущности, которая погасала с каждым сиплым дыханием. Он почти не помнил ее, почти не знал, но чувствовал в ней что-то необыкновенно притягательное.
- В твой день рождения?- Бессмысленно вспомнил Клаус об открытках, не понимая собственных ощущений. – Ты так плохо обо мне думаешь?
- Да.
И гибрид восхитился этой короткой смелостью, замечая ответ в ее глазах раньше, чем она произнесла его вслух. Он принял его, зная, что она права. Он на самом деле дьявол, который пришел по ее душу, и раз он падший ангел, то ему положено соблазнить ее.
Нарочито медленно Клаус подошел к ней и, откинув плед, посмотрел на состояние укуса. Намного хуже, чем он полагал – она стойко держится. В его памяти боль от яда оборотня – целенаправленное мучение со слабостью и осознанием беспомощности.
- Ужасно. Прошу прощения, ничего личного, милая. Ты просто сопутствующий ущерб, - произнес Майклсон, вздохнув с притворной грустью. Она действительно была никем в этой партии со Стефаном, просто пешкой.
Кэролайн подарила ему осуждающий и ненавистный взгляд, но ничего не сказала, ему на удивление.
Гибрид коснулся браслета, уверенный в том, что мальчишка Локвуд презентовал ей эту безделушку. Клаус внутренне покачал головой – недостойная вещь для такой сияющей девушки как Кэролайн. Она заслуживает больше.
- Я люблю Дни Рождения, - зачем-то сказал он, как Форбс усмехнулась.
- Конечно, тебе сколько… миллиард?
Клаус улыбнулся, замечая в ней привычки смертных, которые чувствуют каждый уходящий год.
- Стоит изменить восприятие времени, когда ты становишься вампиром, Кэролайн, - немного наставнически проговорил он. – Отпразднуй тот факт, что ты больше не ограничена человеческими рамками. Ты свободна.
Она опустила взгляд, но Клаус успел заметить вспыхнувшее желание – улететь в этот прекрасный мир.
- Нет, я умираю, - словно специально напомнила Форбс и прямо посмотрела на него с сожалением и принятием.
Клаус оглядел ее лицо и присел на край кровати, наклоняясь ближе к ней и шепотом, словно разрешая, проговорил:
- И я могу позволить тебе умереть. Если ты этого хочешь…
Редкость для него – позволить выбирать, обманчиво позволить решить что-то, когда он сам определил ее судьбу, собираясь вытащить из нее признание в жажде жизни, путей и мира.
- Если ты действительно не видишь смысла жизни, - Клаус чувствовал слезы, застывшие в его глазах, когда она смотрела на него с непониманием: что он делает – желает ее спасти или убить? Узнавая это неверящий взгляд, которым он сам одарил посланницу Святой Волчицы.
- Я сам думал об этом. Раз или два каждое столетие, если честно, - неожиданно признался Клаус, но тут же подхватил свое изначальное решение, наклоняясь еще ближе к девушке.
- Но я открою тебе маленький секрет. Перед тобой открыт целый мир. Он ждет тебя. Великолепные города, искусство и музыка…
Кэролайн замерла, слушая его. Клаус усмехнулась, вновь коснувшись браслета Тайлера.
- … Истинная красота. И ты можешь все это получить, - Майклсон едва понимал, что предлагает ей не просто жизнь, а возможность оказаться рядом с ним и вкусить этот запретный и новый для нее мир. – У тебя будет еще тысяча дней рождения. Все что нужно – это попросить.
Она облизала губы, немного теряясь под его пристальным взглядом, пока он наслаждался цветом ее глаз, которые наполнялись злобой и презрением. Ведь Клаус заставляет ее попросить его, возможно, умолять, и сдержавшись от ядовитого ответа, Кэролайн просто сказала:
- Я не хочу умирать.
Это простое желание было во всем ее теле, ее голосе, ее взгляде, ее мыслях. Гибрид не понаслышке знал это простое стремление к жизни. Он рассчитывал на другой ответ, но этого было достаточно.
Она была удивительной. И была достойна жить больше, чем кто-либо. Клаус решил это в тот момент, когда она задала свой вопрос о причине его появления.
Откатывая рукав, Майклсон обхватил ее за плечи и приподнял, пододвигая ближе к себе и позволяя опереться на него. Она не поверила, морщась от боли.
- Давай. Ты можешь, - произнес гибрид, предлагая свое запястье. Вампирша прокусила кожу, вкушая этот запретный плод из рук дьявола. Клаус оперся подбородком о ее лоб, улыбнувшись:
- С Днем Рождения, Кэролайн.
«Ты будешь жить», - подумал Майклсон, когда девушка погрузилась в спасительный сон, возвращая ее на подушки и укрывая пледом.
И острые ножницы коснулись сцепленного круга, который начал разваливаться с этого дня, когда Клаус вернулся, чтобы оставить подарок, достойный ее запястья.


Клаус стоял посреди ее комнаты, замечая, что многое изменилось за два года. Кэролайн следила за ним взглядом, не понимая, что в нем другое: он по-прежнему выглядел как Никлаус Майклсон, бессмертный гибрид и мужчина, которого она каким-то образом полюбила.
Ее друзья позволили им побыть вдвоем, а его семья благоразумно осталась дома, хотя Элайджа был с ним, когда он пришел. Старший Майклсон вежливо поздравил именинницу и с какой-то просьбой посмотрел на нее, но девушка едва уделила ему внимание. Она видела лишь Клауса, который с грустной улыбкой наблюдал за ней, прислушиваясь к сердцебиению, чтобы подтвердить ее существование в этом мире.
Уже полчаса они молчали в этой комнате, куда Стефан помог ей перейти и сесть на кровать. Гибрид расхаживал по дому, словно хозяин, сложив руки за спиной.
- Где ты пропадал? – Решила начать Кэролайн. Майклсон обернулся к ней, повторно оглядывая ее фигуру и лицо.
- Я довольствовался преимуществами своей второй сущности.
- Ты обратился волком? – Беспрепятственно поняла Форбс, напоминая ему, насколько она сообразительна во всем, что касается его. – Поэтому Алисия не могла тебя отследить, привязанная к твоему человеческому облику.
Клаус кивнул, подходя и оглядывая обстановку в очередной раз. Форбс заметила это:
- Мы с тобой впервые поговорили именно здесь. Ты увещевал о прекрасном огромной мире, который меня ждал…
- Ждет, - исправил ее Майклсон. - Ты выживешь. Не сомневайся.
- Я жива благодаря магии рода Кетсии, Ник. Со дня на день она выветрится, и я умру.
Клаус напрягся, медленно садясь на край кровати, не сводя с нее глаз. Кэролайн не понимала, что изменилось в этом взгляде, пододвинувшись к нему и дотрагиваясь до его руки.
- Я скучала по тебе, - вложила все свои чувства в эти слова. – Я надеялась, что ты вернешься до того, как я…
- Прекрати, Кэролайн, - устало попросил Клаус, чувствуя как ее пальцы переплетаются с его. - Твои верные друзья не сдадутся. Я также не собираюсь сидеть, сложа руки, я уже потерял много времени.
Кэролайн немного неуклюже склонилась к нему и поцеловала в губы. Майклсон не дал ей отстраниться притягивая к себе, но, не целуя, а обнимая так крепко, что ей пришлось напомнить о своей человеческой сущности.
- Я очень сожалею, - прошептал ей в волосы Клаус, удивляя ее.
- Тебе было очень страшно? Когда я… - Кэролайн не хотела говорить об этом, быстро переставляя акценты:
- Когда я решилась на ритуал, я боялась, что окажусь пустышкой. Это же типично для меня – оказывать не удел. Ты всегда мне говорил, что весь мир может быть у моих ног, имея ввиду, что я достойна чего-то большего, подразумевая себя, конечно… Я так боялась, что ты ошибаешься, что Кетсия, Алисия… ошибаются. И я уйду будучи твоей болью или ненавистью…
Она немного заговаривалась, пока Клаус мягко гладил ее по волосам.
- Ты не жалеешь, что спасла меня, Кэролайн?
Форбс нахмурилась и откинула голову, чтобы видеть его лицо.
- Ты пожертвовала своей жизнью ради сущего дьявола, - выделил каждое слово Майклсон, а девушка протянула руку, чтобы коснуться его щеки.
- Никогда. Слышишь, Ник, я никогда не пожалею об этом.
Она наделась увидеть его короткую улыбку, но он лишь опустил взгляд.
- А ты? – Кэролайн облизала губы. – Ты сожалел, что спас меня два года назад? Это ведь точка отсчета – мое спасение на восемнадцатый день рождения. Ты когда-нибудь сожалел, что спас меня?
- Один раз… - признался Клаус. – Когда не услышал твоего сердцебиения.
Кэролайн сглотнула слезы, качая головой.
- Прости меня.
Гибрид знал, за что она извиняется. Каким-то образом, с помощью какой-то неизвестной силы, эта девушка отчетливо понимает, что именно причиняет ему страдания. Она просит прощение за то, что решила умереть за него, когда он желает ей жизни.
- Когда круг был разорван, я оказался в галлюцинациях. Ты была там, - Клаус заключил ее лицо в свои ладони. – Ты попросила прощения. Я ответил: Никогда.
Кэролайн сморгнула слезы.
- Даже после моей смерти? – прошептала она в тон его видениям. Майклсон внимательно посмотрел на нее, запоминая ее черты, словно обрисовывая их глазами.
- Я – бессмертен, Кэролайн. Бессмертие дарит ужасный подарок – четкую память. Я никогда не смогу забыть, я всегда буду помнить, кто ты и кем ты была, что ты сделала… Не трать свои силы на вымаливание прощения о несуществующих грехах. Ты всего лишь…
- Оставила неизгладимый шрам в твоей душе? – проговорила девушка. Клаус улыбнулся ее описанию, а Кэролайн добавила:
- Кажется, я понимаю… Дело не в том, что ты не можешь меня простить, Ник. На самом деле, я думаю, что ты не можешь простить себя.
Гибрид перестал улыбаться, на этот раз, проклиная ее способность видеть его слабости.
- Не будь столь романтично наивной, дорогая. Я такой, какой есть, и я не изменюсь.
- Верно, - кивнула Кэролайн. – У тебя просто станет на один шрам больше. Ты выживешь, как выживал всегда, как ни обидно мне это сознавать.
Форбс закрыла глаза, прильнув к нему. Его руки окутали ее знакомым спокойствием и безупречной безопасностью. Даже когда он угрожал ей, она чувствовала, что он остановится до того, как причинит ей настоящую боль.
- Ты не сделала ничего плохого, Кэролайн - прошептал Клаус, слушая стук ее сердца. И она почувствовала, как за этими непонятными словами он зашифровал свое прощение. Он знал, что ему не за что ее прощать.
Потому что виноватых в любви нет. Потому что никто и никогда не сможет поставить в вину человеку то, что он любит сильнее, чем другой.

________________________
Дорогие мои, осталось совсем чуть-чуть. Две главы и два эпилога. Спасибо, что читаете!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/198-36909-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: АнгелДемон (28.12.2016)
Просмотров: 476


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 0


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]