Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2669]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [77]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4835]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2401]
Все люди [15214]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14552]
Альтернатива [9059]
СЛЭШ и НЦ [9097]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4406]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 09-10.20

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Истерия, или Верните мне мое тело!
Их за глаза называли псих-компанией. Их фото украшали школьную доску под названием "Позор нашей школы". Но однажды они преступили черту в этом беспределе и высшие силы решили наказать их, поменяв между собой телами...

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Осадок пыли
Когда принципы важнее жизни… и это не просто слова, ты начинаешь задыхаться от каждой молекулы воздуха, что попадает в легкие. Ты ставишь точку и понимаешь, что это тот самый финал, продолжения у которого не будет никогда и ни при каких обстоятельствах. Душа в агонии разрывает тело на тысячи осколков изнутри. Но ты… делаешь то, что нужно. Ради него.

Колечко с голубым камушком
«Раз… Два… Три… Четыре… Пять… Я иду тебя искать», - решила Анна и отправилась на поиски своего суженого. Но вот найдет ли она или найдут ее? И кто найдет?

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Магам про интернет
Маги не знают, что такое интернет. Но столкновение миров неизбежно. Что из этого выйдет - скоро узнаем.

Письмо
Одно не верное слово, один неверный шаг и вот уже кажется мир рухнул.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8464
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 16
Гостей: 9
Пользователей: 7
Секвенция, proninaver, nastyamo, DJM, JeJe, sofia_alimova, eremenkoya1981


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "ФАНФИКИАДА"



Дорогие друзья!
Представляем вам совершенно новый формат соревнований авторов в мастерстве, стиле и фантазии!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Конкурсные работы

Вечность закончится, когда мы уснем

2020-12-2
23
0
Название: Вечность закончится, когда мы уснем

Категория: Собственные произведения
Бета: -
Жанр: fantasy romance
Рейтинг: 13+
Саммари: В этот раз она покинула меня необычно рано. Мы прожили вместе всего шесть лет - намного меньше, чем в её предыдущих жизнях - шесть коротких лет в небольшом домике в окрестностях Токио. Её звали Юми. Вчера днём она сбросилась с моста.




В этот раз она покинула меня необычно рано. Мы прожили вместе всего шесть лет - намного меньше, чем в её предыдущих жизнях - шесть коротких лет в небольшом домике в окрестностях Токио. Её звали Юми. Вчера днём она сбросилась с моста.
У меня не было точного понимания, почему я до сих пор не привык к её смерти. Казалось, на четырнадцатый раз нервная система могла бы уже выработать какой-то защитный механизм, отработанную реакцию. Я должен был относиться к этому не хуже, чем к её рабочим командировкам или недельной поездке к друзьям. Для моего бессмертного существования время больше не имело смысла: будь то день, год или десятилетия - они плавились в одно единое месиво, пролетающее перед глазами словно полупрозрачная дымка. Я знал, что всегда снова найду её - это было лишь ироничным вопросом времени. Опять узнаю знакомые, чуть изменённые, но до трепета любимые черты лица, как раньше добьюсь взаимности и окунусь в мимолётное, но больше всего на свете желаемое единение со своей второй половиной. Только затем, чтобы через до смешного короткий период неожиданно снова её потерять.
Она всегда умирала молодой. Наши самые длинные отношения длились девятнадцать лет, но тогда мне повезло найти её совсем юной семнадцатилетней девушкой. Её забирали у меня всегда внезапно: автомобильная авария, обезумевшая лошадь, случайный инцидент на работе, массовая резня на рынке, террористический взрыв в автобусе, разрушительное цунами, сошедший с рельс поезд. Мне никогда даже не удавалось держать её в своих руках в эти страшные последние моменты - способы её смерти всегда были быстры и безжалостны. Я мог бы составить целый список из четырнадцати пунктов. И только последний из них был самоубийством.
Я не знал, как мне пережить очередную потерю, настолько страшную и переламывающую, что и без того вялотекущий мир вокруг словно полностью замер и ощетинился. Почему, вопреки всякому здравому смыслу, мой мозг не становился от раза к разу толерантнее к всепоглощающей агонии, не привыкал к звенящей боли, не повышал порог терпимости? Было ли это платой за бессмертие - будто подобно времени, замершему внутри моего тела, эта сверхмассивная любовь, колоссальное обожание и безмерная одержимость также застыли где-то по центру грудной клетки и горели там синим негаснущим пламенем.
Я всегда следовал за ней. Инсценировал собственную смерть несколькими днями позже и начинал новую жизнь: брал другое имя, переезжал в случайный город и начинал поиски. Сегодня было особенно легко повторить её последние моменты: всего лишь дойти до центра того самого моста, перебраться через заграждения - специально сделанные высокими и неудобными для таких целей - дождаться побольше свидетелей вокруг для чистоты инсценировки и спрыгнуть.
Никогда за всё моё существование я не хотел умереть так сильно, как в эту секунду. Я сжимал в руке её предсмертную записку - доказательство того, что я сделал что-то не так, как-то нарушил нашу длящуюся декадами идиллию. Я плотно закрыл глаза и впервые за сотни лет загадал желание - разбиться, упав с огромной высоты, захлебнуться в холодной речной воде, уйти на дно, затопляемый грузом собственных ошибок.
“Дэвид, я люблю тебя сейчас и всегда
Прости меня
Юми”
Под оглушающие крики успевших подбежать ко мне людей, я спрыгнул с моста. Холодная вода врезалась в моё тело, заполняя нос и уши, затопляя лёгкие и забивая горло. В меня бились разнонаправленные течения, растягивая туловище и обжигая кожу. Один из таких толчков выбросил моё тело на поверхность, словно накаченный воздухом пластиковый буёк. Желание не сбылось - я всё также остался жив.

***
Обычно на поиски уходило порядка двадцати лет. В условиях современного технологичного мира сроки стремительно сокращались - интернет позволял дотянуться до самых разных уголков земли не перемещаясь туда физически. Я помнил, как проблематично мне было найти её ещё сотню лет назад, когда единственным вариантом было бесконечно путешествовать по миру и икать её глазами среди миллионов незнакомцев. Я, конечно, знал большинство её повадок и склонностей. В каких местах было больше шансов напасть на след, а в какие не было никакого смысла совать свой нос. Я научился фильтровать лица людей настолько эффективно, что реагировал только на характерные черты, пассивно просеивая через себя тысячи образов за день. На долгие годы поиска я становился чистокровной ищейкой, внюхивающейся в землю в поисках малейшего намёка, вгрызающейся в горло любому, кто вставал на пути, мчащейся по призрачному следу днями и ночами, только для того, чтобы, наконец, найдя её, свернуться калачиком у её ног и заскулить от нежности.
На этот раз мне понадобилось двадцать три года, чтобы найти её. Дольше, чем обычно. Удача встретила меня на юге Германии, в городе под названием Мюнхен. Я искал преимущественно по университетам, неделя за неделей прочёсывая Европу вдоль и поперёк. Её возраст в настоящий момент идеально подходил для учёбы, и я знал, что она всегда тяготела к знаниям, особенно математического характера. Никогда за все её четырнадцать жизней я не находил её совсем маленькой - семнадцать лет было минимальным возрастом. Но даже тогда я не застал её за учёбой в школе - в те времена женское образование не считалось чем-то естественным и нужным.
Конечно, я узнал её сразу же. В какой бы стране она не рождалась, черты всегда оставались узнаваемы. Менялись лишь оттенки кожи - от совсем бледного до золотисто-оливкового - и структура и цвет волос. Прошедшее лето выдалось аномально солнечным для Германии, поэтому сейчас её кожа переливалась красивым легким загаром. Слегка волнистые русые волосы едва доставали до плеч - намного короче, чем я запомнил. Мой взгляд следовал за ней, как на привязи: через двор кампуса к автобусной остановке; не отрываясь не на секунду, будто наблюдая за ожившим привидением.
Это не всегда было так… спокойно. Раньше я не мог сдерживать себя, был совершенно не способен противостоять порыву. Момент, когда спустя бесконечно тянущиеся годы одиночества я, наконец, находил её, был подобен лавине, от которой невозможно укрыться. Я бежал к ней, словно спасаясь от несущегося поезда, полностью потеряв всякий контроль над собой, мной управляла лишь отчаянная, животная потребность оказаться рядом. Я падал перед ней на колени, я вываливал на неё спутанные объяснения о наших прошлых жизнях, мешая слова и слезы. Я запинался и начинал сначала; пытался заставить её понять и снова начать любить меня - сейчас, в ту же секунду нашей новой встречи. Каждое промедление было подобно пытки времён Святой Инквизиции.
Я, конечно, понимал, как это выглядело со стороны. Кем я представлялся ей в те первые мгновения, как сильно пугал и смущал её. Хорошее первое впечатление точно не было моим коньком первые пару сотен лет. И все же она всегда влюблялась в меня. Каждую из своих жизней она без сомнений посвящала мне. Каким бы сумасшедшим я не виделся в первые минуты нашего нового знакомства. Она всегда находила мне оправдания.
Теперь же я действовал иначе. Я научился держать себя в руках - входить в её жизнь плавно и постепенно. Более того, я приучил себя находить в этом удовольствие. Каждый раз я разыгрывал случайные знакомства, сменяющиеся длительными и романтическими ухаживаниями. Я получал наслаждение от того, что заново влюблялся в свою любовь. Каждый раз всё глубже и глубже. Без каких либо шансов - с разбегу и по уши.
За последние сто лет моего существования я стал спокойнее и размереннее. Да, период между её смертью и новой встречей был бесконечно пасмурным и наполненным отупляющим одиночеством, но когда я, наконец, находил её, когда она снова появлялась в моей жизни, я мог замедлиться и наслаждаться своими переживаниями.
Так и в этот раз: несмотря на необычно долгие поиски - что неминуемо означало уменьшение времени наших отношений - я не стал торопить события. Я зачислился на курсы при её техническом университете, изучил город и окрестности, познакомился с несколькими студентами. Её всегда тянуло к новым технологиям: логика и математика были одними из никогда не меняющихся пристрастий. Моим же единственным талантом и призванием было рисование. Я мог проводить за скетчами дни напролёт, переводя свои мысли на бумагу. В процессе поиска мне хотелось рисовать меньше всего, и если я и брался за новую работу, то это было что-то примитивное и чёрно-белое. Моя страсть к искусству расцветала одновременно с нашими отношениями. Я уже давно признался самому себе, что всё моё существование крутилось вокруг неё. От этого осознания и внутреннего примирения с ним стало легче и проще.
Сегодня был день нашего пятнадцатого первого знакомства. За последние недели я сблизился с несколькими парнями из её группы, и теперь мы могли считаться неплохими товарищами. Она стояла в небольшой компании на улице перед главным корпусом университета. Моросил слабый тёплый дождь, понемногу собираясь в лужи у её осенних ботинок. Внизу моего живота образовался вакуум, намертво слепляя стенки желудка между собой. Это всегда было как в первый раз, неважно что он был пятнадцатый.
Я и мои знакомые проходили мимо, и конечно же они захотели подойти и поздороваться со своими однокурсниками. Рано или поздно это должно было произойти. Таков был план.
Она улыбалась какому-то парню, стоящему рядом, и я не мог не заразиться этим весельем, передающимся воздушно-капельным способом. Уже несколько сотен лет я не переживал насчёт других мужчин вокруг неё - в каждой из её жизней я всегда был единственным, кого она любила. Идентично моему, казалось, вечному и никогда не заканчивающемуся существованию, в котором для меня имела значение лишь одна женщина, разрывающая душу в клочья и склеивающая её воедино.
- Адам, - я протянул руку, поскорее желая почувствовать её касание.
- Привет, Адам. Новенький тут? - немецкий язык делал её голос бархатным и амплитудным. - Я Эмили, но все зовут меня просто Эми.
- Эмили, - я сразу же повторил её новое имя, пробуя его на вкус.
Она всегда носила звучные прекрасные имена, западающие в душу. Элизабет, Танида, Сана-Мари, Александра, Кристен. Я обожал их всех, не в силах выбрать наиболее любимое.
Э-ми-ли.
Она смотрела на меня с интересом и небольшим прищуром, будто пытаясь отгадать мой замысел. Он был прост: я всего лишь хотел любить её дольше, чем короткие десять лет, и не потерять в очередном несчастном случае.
***
Она быстро влюблялась в меня. Я видел это в её взгляде, становящимся всё более теплым при каждой нашей новой встречи и готовым вот-вот свернуться в топлёную карамель. Возможно, я играл нечестно: зная большинство её предпочтений и пристрастий, я поддерживал максимальный уровень её увлечённости. С другой стороны, кто решал, что было честным, а что нет? Моё бесконечное существование должно было приносить хоть какую-то пользу.
Она всегда любила мои рисунки. Я помнил, как в далёком 1854 году я нарисовал для неё достаточно картин, чтобы открыть собственную художественную выставку. Этот жест окончательно сразил её, и она согласилась стать моей женой.
Сейчас моя тактика слегка изменилась - следуя современной моде, я рисовал для неё сотни маленьких акварельный открыток с пейзажами Мюнхена и подсовывал их в её карманы при любом возможном случае. Её улыбка в момент обнаружения очередной открытки заставляла моё сердце плавиться полыхающей восковой свечой. Мы были так рядом, почти всегда вместе. Это время - когда она уже любила меня, но её ещё не забрали из моей жизни - было подобно глотку воды в обжигающей пустыне, подобно короткой передышке в бесконечном марафоне. Если и имелся какой-то смысл в моём бессмертном существовании, то он был в этих днях, неделях и годах. Всё за их пределами было агонией и раздирающим внутренности ожиданием.
Ей нравилось, что я называл её полным именем. Э-ми-ли. Все вокруг всегда стремились сокращать её прекрасные имена, давать ей какие-то милые прозвища. Я наслаждался звучностью каждого из них. Мне некуда было спешить, чтобы жалеть дополнительные полсекунды на произнесение их полностью.
Я был одержим её присутствием. Каждое слово, что она обращала ко мне, каждый заинтересованный взгляд - всё имело грандиозное значение. Я коллекционировал её улыбки. Лелеял моменты соприкосновения наших пальцев. Я был настолько влюблён, что иногда забывал слова на всех языках мира, полностью поглощённый эмоцией.
Она согласилась жить со мной в одной квартире, и я не помнил момента счастливее. Конечно, если бы я хорошенько постарался, я бы вспомнил нашу обручальную церемонию в июне 1882, когда при произнесении клятв на церковь обрушился настоящий снежный шторм, и она была такой восхищённой и счастливой, что у меня перехватывало дух. Или ту ночь в 1998 - я был опьянён шампанским и ей, мы танцевали на улицах Рио-де-Жанейро, и она кричала во всё горло о том, что хотела бы провести так вечность.
У неё не было вечности. У меня была, но я бы променял её на пару фольгированных фантиков от просроченных конфет, если бы это означало прожить рядом с ней долгую жизнь и умереть вместе.
***
Перед тем как зайти в квартиру, я открыл почтовый ящик и выудил оттуда ажурный конверт, на котором красивым почерком было выведено:
Адам&Эмили
- Пришли тестовые варианты приглашений, любовь моя, - оповестил я, закрывая за собой входную дверь.
- Ура! - донеслось из кухни.
Широко улыбаясь от её радости, я в несколько шагов добрался до кухни и положил пухлый конверт на гору журналов и листовок, разложенных перед ней. Я поцеловал её прямо в макушку, а когда она подняла на меня свои счастливые, но уставшие глаза, обхватил её лицо ладонями и оставил несколько лёгких поцелуев на скулах и кончике носа.
- Заварить тебе чай? - нависая над кухонной стойкой, спросил я.
Звук разрывающейся бумаги и резкий восторженный выдох дали мне понять, что она снова забылась в своим мыслях и не слышала моего вопроса. Я подошёл к ней сзади и обвил руками хрупкую талию.
Наша очередная свадьба должна была состояться через два с половиной месяца, поэтому в последнее время она была полностью поглощена подготовкой. Я помогал по мере сил, подбирая цветовые гаммы для оформления или рисуя огромную фреску, которая должна была служить фоном для будущих фотографий гостей. Но больше всего в этом процессе меня интересовала её восторженная радость, словно у ребёнка, открывшего для себя Рождество. Её небольшая рассеянность из-за полного погружения в планирование не вызывала во мне ничего кроме умиления. Я ждал нашей свадьбы не меньше, чем она. Повторение своей клятвы в вечной любви под надзором священнослужителя казалось мне чем-то сакральным.
- Заварить тебе чай? - я повторил свой вопрос в её волосы.
- Хм?
Я решил не прерывать её витание в белоснежных облаках и потянулся за кружками. Утро проведённое в мастерской белыми каплями краски запечатлелось на моём запястье. Я подумал о том, что надо сходить в душ и хорошенько себя отмыть, чтобы краска не успела въесться в кожу. Отвлёкшись на собственные мысли и не обращая должного внимания на движения руки, я задел кружку, стоящую на самом краю полки. Грохот разбившегося стекла разорвал тишину надвое, заставив её вскрикнуть, а после рассмеяться из-за собственного испуга:
- Ты напугал меня до чёртиков, Дэвид! - она вытянула руку, демонстрируя вставшие дыбом волоски.
Первые несколько секунд я не мог понять, что произошло - разлетевшееся по полу стекло перетягивало большую часть внимания на себя. Её слова тревожным колокольчиком звучали где-то на уровне подсознания, посылая озноб по позвоночнику. Я никак не мог собраться с мыслями, проанализировать, откинуть бред, затуманивающий голову. Почему она назвала меня моим прошлым именем? Как она могла знать его, вспомнить в момент нерационального испуга?
Я поднял на неё взгляд, надеясь увидеть в её глазах очевидное объяснение. Смущение, оттого что она нечаянно назвала меня по имени героя очередного детективного сериала, которым она была одержима. Смех от нелепого инцидента, который спутал мысли в её голове. Сожаление от того, что я мог испытать ревность и обиду. Я бы принял любое оправдание, любую причину.
Всё что я увидел в её глазах - это непередаваемый страх и заживо сжигающая агония. Я отшатнулся. Она не сделала попыток приблизиться, а лишь обхватила себя руками.
- Ты… - я запнулся на первой же букве. - Ты помнишь моё прошлое имя?
Я сделал ещё один шаг назад, спасая себя от сожжения её взглядом. Тусклое освещение кухни создавало ей идеальный ангельский ореол, но боль в её широко открытых глазах била меня пощёчиной.
- Я помню все твои имена, - ломающимся голосом сказала она.
- Что?
Голову настолько давило чувством неотвратимости, что она отказывалась обрабатывать слова. Вся тьма этого мира легла на мои плечи и давила многотонной ношей.
- Я такая же как ты. - её глаза были наполнены слезами, словно кристально чистые солёные озёра, но она не позволяла им проливаться. - Я всегда была такой же, как ты.
Горе от каждой из её четырнадцати смертей с размаху врезалось в мою грудь, не давая дышать. Я согнулся, встречаясь лицом с полом. Я упал на колени, как много раз падал перед ней, когда находил её спустя десятки лет поисков. Я завыл, выпуская скопившиеся в горле слёзы. Её близость разрывала кожу раскалёнными лезвиями. Мне нужно было сбежать, я должен был укрыться от бессмысленности своего длящегося декадами страдания.
В первый раз за почти шестьсот лет моего существования не она покинула меня, а я сам добровольно ушёл от неё.
***
Пошёл двенадцатый год моего бегства. В противовес всему предыдущему опыту, теперь я шарахался от любых кажущихся хоть немного знакомыми черт. Словно богохульствуя над памятью о десятках лет скулящего одиночества, я избегал мест, в которых она могла теоретически появиться. Перечёркивая все прошлые скитания по свету в её поиске, я отчаянно боялся однажды наколоться на взгляд её ясных глаз, наполненных агонией из нашего последнего разговора.
Несмотря на прошедшую в само-изгнании декаду, эмоции, кипящей лавой разливающиеся внутри меня, и не собирались остывать. Сожаление было доминирующим чувством, заглушающим даже удушающую боль и звенящее одиночество. Я оплакивал года, проведённые в бессмысленном страдании, скорбел над бесполезностью собственных переживаний, хоронил внутри себя веру в судьбу и предназначение.
У меня никак не получалось посмотреть на ситуацию её глазами - в любом из генерируемых моей головой сценариев я оставался с ней. Годы, проведённые в её поиске, плыли перед глазами одой большой смоляной тучей сажи - я не мог назвать это жизнью или даже существованием, я был просто механизмом, заточенным под одну функцию - найти её. Как она могла столько раз просто уходить от меня? Раз за разом разрывать моё сердце одним из самых ужасающих способов, убеждать меня в собственной смерти и бежать на другой конец мира. Ради чего?
Уродливые, не приносящие облегчения вопросы прокалывали мои виски острыми стальными гвоздями. Казалось, что мне не хватило бы и вечности, чтобы осмыслить произошедшее и примириться с ним. Готов ли я был провести в этой игре в прятки всё своё оставшееся бессмертие?
Нет. Как бы я не горевал, не выдирал от безумного отчаяния на себе волосы; как бы я не сгорал в отупляющей боли, не изматывал себя пыткой воспоминаниями; как бы я не убеждал себя, что обратного пути не было. Я неистово, обречённо, безысходно, беспредельно и чрезвычайно тосковал по ней. Теперь, когда я знал, что впервые за всё моё существование я действительно не был один. И никогда больше не буду один. Даже если наши пути никогда не пересекутся вновь - я буду знать, что она где-то есть. Столь же долго, сколько и я.
Я боялся позволять себе надеяться, но иногда по ночам, когда темнота накрывала меня плотной пеленой, я позволял себе по-настоящему вдохнуть и почувствовать всё ещё пульсирующую любовь по центру моей грудной клетки. Вечно горящую любовь. Ни на секунду не прекращающуюся любовь. Вопреки всему продолжающуюся любовь.
Мне нужны были ответы. Зацикленные вопросы, за последние годы почти поработившие моё сознание, выедали в душе дыры. Я не знал, смогу ли я вытерпеть её близость, перенесу ли пытку её взглядом; у меня не было никаких планов и прогнозов, но я провёл почти дюжину лет в ментальном самосожжении, и я не мог больше оставаться в стороне.
Я не знал, сколько времени займёт очередной поиск её следов, но вполне был готов провести следующие двадцать лет в режиме ищейки. Первым ударом в мой мысленный защитный барьер стало то, что я нашёл её на следующий же день - в том же городе и той же квартире, в которой мы жили двенадцать лет назад. Где-то глубоко в центре моего солнечного сцепления прогремел атомный взрыв. Она ждала меня.
Посмотреть в её глаза впервые после моего побега было подобно вправлению плеча, выпавшего из сустава - оглушающе больно, но чертовски правильно. Я почти сдался, почти забыл все вопросы, выедающие череп изнутри; почти наплевал на собственную боль, тихо хрипящую мне колыбельные. Но она не позволила мне забыться. Она взяла меня за руки, усадила на диван и опустилась передо мной на колени, склонив голову.
Она рассказала мне, как впервые влюбилась в меня, как была счастлива и преисполнена надежд; как обнаружила в себе бессмертие и испугалась себя саму. Она боялась, что я никогда не захочу быть рядом с подобным монстром, поэтому сбежала, разыграв собственную смерть. Когда она поняла, что я был также бессмертен, первые несколько лет она пребывала в непередаваемом счастье и собиралась однажды открыться мне, но со временем эйфория прошла, а факт того, что она так и оставалась, как она считала, монстром, начал доминировать в её сознании. Она убедила себя, что не достойна счастья, что должна была избегать меня и влачить жалкое существование, но не могла отказать мне, когда я находил её в очередной раз, сдаваясь и даря себе передышку на несколько лет. Но только чтобы вернуться к само-ненависти декадой позже.
Её голова легла на мои колени, а глаза закрылись под весом неподъёмного чувства вины. Она не переставая извинялась и умоляла меня о прощении, но почти сразу же брала свои слова обратно и твердила, что не заслуживала никакого снисхождения. От её боли, наполнившей воздух в полутёмной комнате, было трудно дышать. Я тоже считал своё существование противоестественным и ненормальным, но из-за того, что в моей жизни была цель, был смысл, была Она, я никогда не считал себя монстром.
Я поднял её к себе на колени и укачивал, пока поток извинений и всхлипов не закончился. Контакт с её кожей ощущался как откровение; её выдохи в мою грудь проходили насквозь рёбер и впитывались в кровь. Я уложил нас на диван и прижал её к себе так крепко, как только мог. Мысль о том, что мы больше никогда не будем одиноки, вызывала зуд и влагу в глазах. Наше бессмертие никогда не было бессмысленным - оно вело нас к этому моменту. Моё сердце вдруг пропустило удар, когда я подумал о том, что даже у бесконечности должна была быть конечная точка. Что если наше время закончится сейчас, когда мы, наконец, перестали прятаться и убегать, когда мы разделили откровение и боль?
Вслушиваясь в её равномерное сонное дыхание, я потянулся и оставил лёгкий поцелуй на её лбу. Вечность могла закончиться хоть в следующую секунду - это уже ничего не меняло. Я закрыл глаза и провалился в глубокий сон.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38517-1
Категория: Конкурсные работы | Добавил: fanfictionkonkurs (09.11.2020)
Просмотров: 1123 | Комментарии: 18


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Читаем конкурсные истории

Письма Клэр


Как ветер рисует неповторимые узоры на глади озера Сикоцу, так и моя кисточка скользит по рисовой бумаге…

Точка отсчёта


Вопреки законам волшебного мира Гермиона Грейнджер использует древнюю магию для того, чтобы изменить прошлое и обрести свою судьбу.

Всего комментариев: 18
0
18 Танюш8883   (25.11.2020 09:35) [Материал]
Как ни стараюсь, понять главную героиню не могу. 14 раз заставить пройти любимого человека через ужас потери, это какое-то запредельное безразличие. Переживания ГГ наоборот понятны и адекватны. Спасибо за драму)

0
15 JulleGolubeva   (16.11.2020 18:20) [Материал]
Тут нужно поразмыслить, причем героине.
Она бессмертна, то есть монстр (в ее понимании), он бессмертен и, следуя логике, тоже монстр. Почему два монстра не могут быть вместе? Минус на минус дает плюс.

За столетия можно было понять, что он не отстанет.
Бессмертие означает, что они застряли в одном возрасте, если судить по тексту. И тут-то как раз и кроется загвостка. Он говорит, что находил ее в разном возрасте, к тому же проходили годы:

Цитата
Никогда за все её четырнадцать жизней я не находил её совсем маленькой - семнадцать лет было минимальным возрастом.

Цитата
Наши самые длинные отношения длились девятнадцать лет, но тогда мне повезло найти её совсем юной семнадцатилетней девушкой


Можно, конечно, предположить, что она меняла воплощения, перерождалась, что объяснило бы и измениние ее черт и цвета кожи, но...

0
16 leverina   (19.11.2020 15:29) [Материал]
минимум косметического вмешательства, новые документы, соответствующий указанному там возрасту стиль одежды, парик - и мужик не разберётся. Но вот цвет кожи, блин... Это и правда необъяснимо.
Либо они оба и правда меняют тела. Это было бы самое интересное. Каждый раз - сюрприз!

0
17 JulleGolubeva   (22.11.2020 20:55) [Материал]
Не думаю, что бы не заметил парик и косметику... Они же по несколько лет вместе жили.

0
14 GiaMia   (14.11.2020 19:43) [Материал]
Очень красивая и столь же непонятная история любви. Мне до дрожи понравились описания чувств героя, его пыл и страсть. И мне совершенно чужда героиня, провести века в соплях и страданиях, заниматься вот этим самокопанием - я монстр и недостойна... Ну фу на нее, чересчур много мазохистской рефлексии, от которой страдают оба. И непонятно, почему она каждый раз немного менялась внешне? Он ведь упоминает, что черты лица в каждом воплощении не идентичны.
Автор, благодарю за удовольствие! Написано превосходно, получилось душещипательно и с мистическим шармом.

2
13 sova-1010   (13.11.2020 23:05) [Материал]
Очень мне героя этой истории жалко. Он ее искал, он ее потихоньку в себя влюблял, он ее терял и погружался в отчаянье. А она, оказывается была жива-живехонька. И все помнила, но притворялась каждый раз, что для нее все "на новенького". Странная барышня. Вот почему он от нее после признания сбежал как раз понятно. Для него это было настоящее предательство. А вернулся, потому что любит.
У меня вопрос вот какай по ходу чтения возник. Ну там волосы понятно, постричь, покрасить, выпрямить, химию сделать... Но вот как она цвет кожи ухитрялась менять?
Спасибо за историю и удачи на конкурсе!

0
12 Валлери   (13.11.2020 18:57) [Материал]
Лучшее - враг хорошего. И вроде красиво построенный текст, но в нем настолько перебор с прилагательными, что читать было очень тяжело.
"Я неистово, обречённо, безысходно, беспредельно и чрезвычайно тосковал по ней" - думаю, все читатели уже на первом, ну максимом на первых двух словах поняли, как же сильно, значительно, мощно, безнадежно, сокрушительно, бесконечно и отчаянно герой тосковал, страдал, томился, скучал, грустил и горевал по своей возлюбленной. Поняли, думаю, мою мысль biggrin Извините, не удержалась от примера biggrin

Идея хороша, но она утонула в бесконечных излишних описаниях эмоций. Я люблю эмоции, но тут они просто чрезмерно перечислены, они не дают эффекта.
Вопросов тут и до меня задали много - непонятно, почему и как герои стали бессмертными , почему считали это чем-то плохим и почему не могли просто друг с другом поговорить. Может, стоило уделить этим объяснением внимание в тексте, а не только красивостям слога smile

0
7 FoxyFry   (12.11.2020 13:44) [Материал]
Что-то здесь непродуманно. wacko Действиям и поступкам персонажей не достает простейшей логики.
Сами надумали себе проблем, сами от них убежали, снова вернулись и так дальше по замкнутому кругу, пока одна не прокололась. Причем так глупо - уж за 14 то жизней могла бы привыкнуть себя контролировать. Ну, или выдала бы себя жизней на 10 раньше.

0
6 kuznetsovavikadx   (12.11.2020 12:48) [Материал]
Спасибо за историю. Очень интересно. НО...
Зачем он убежал на такое длительное время? Целых 12 лет ему понадобилось на то, чтобы осознать что он не один такой? Он бессмерный и она тоже. Зачем она тогда позволяла ее находить, если она считала себя монстром неужели не могла ему все объяснить? Какая-то чашка запустила целый адронный коллайдер последствий. Она монстр (по ее же словам) зачем она его ждала в той же квартире? Для меня не логично все! Идея очень интересная. Я думала это судьба-злодейка с ним так поступает. Типа ты бессмертный, вот и получи за это. Ну ок, ты его любишь, ты знаешь где-то он там, и спойно его ждешь пока он тебя найдет? Либо ты так его любишь, либо тебе в соседнюю палату к героине миника "солнце осени". Мужчина шикарный который борется за свою любовь, а девушка дура. Если еще окажется что наблюдала за ним после своей "гибели" за его горем, то убейте меня. Она жестока!!!
Спасибо автору и победы на конкурсе.

0
5 leverina   (12.11.2020 00:56) [Материал]
Мне кажется, это рассказ настроения, подобный песне.

Метались, терзались - и наконец, отплакав, успокоились.

1
3 робокашка   (11.11.2020 16:26) [Материал]
Очень понравилось, круть. Мне понятны горечь непонимания и шоковое бегство Дэвида, он постоянно искал, ждал, страдал, а она рядом с ним думала, что не достойна и далее по тексту wacko А потом, при новой встрече, снова хотела откусить кусочек счастья. А чтоб вместе остаться счастливыми или ах! погоревать о своей вечности, ей и в башку не пришло. А чего сейчас-то обмолвилась и жестокая правда обнажилась? Не верю, что случайно dry
Во вторую очередь уже подумала о Часах Судного Дня - там столько-то осталось, незачем тратить эти драгоценные минуты и терзаться порознь, уж бессмертные должны такое знать...
Спасибо и удачи в конкурсе!

1
2 MissElen   (10.11.2020 12:56) [Материал]
Цитата Gracie_Lou ()
Почему парень сбежал, когда девушка перед ним раскрылась?


Оказалось, что она такая же как он... wacko Ох, уж это гендерное неравенство и сюда пробралось... biggrin Хотя, конечно, это не смешно, скорее, грустно Четырнадцать, пятнадцать перерождений... колесо Сансары... "Чем чаще душа застревает на одном уровне, тем больше увеличивается круг Сансары. Так происходит потому, что человек не делает выводов из своих прошлых ошибок, не научился находить верные решения, не искупляет грехи и не растет духовно. Чем больше становится Колесо, тем труднее из него впоследствии выбраться" Может зацикленность на поиске и потере друг друга та самая ошибка? wacko

Спасибо и удачи в конкурсе.

1
1 Gracie_Lou   (10.11.2020 01:39) [Материал]
Написано очень красиво, но я ничегошеньки не поняла. wacko
Почему девушка считала себя монстром? Ну, парень-то ладно, он думал, что один такой уникальный в нехорошем смысле (кстати, почему? смерть - обязательный признак всего хоршего?), и все равно - есть смыл жизни, значит он не монстр! (ох уж эти парни, всегда найдут себе оправдашки biggrin ), а девушка? Она же знала, что не одна бессмертна? С чего она вообще решила, что все остальные, живущие вокруг люди не бессмертны для своей пары? Может вокруг все такие - живут жизнь за жизнью поисками своего особенного человека?
Почему парень сбежал, когда девушка перед ним раскрылась? Почему не поговорил с ней словами через рот, она же ему так дорога и близка? Всё это время она была для него не личностью, а только его личным смыслом жизни? Без права что-то там себе подозревать потихоньку, думать и делать выводы? Чем он так шокировался? Что оно, оказывается, живое, думает, хитрит и строит какие-то свои планы?
Цитата Текст статьи ()
Я уложил нас на диван и прижал её к себе так крепко, как только мог.

Вот взял и уложил нас. Ага. Взял ситуацию под контроль и успокоился, он опять рулит.
А в итоге что? Что изменилось для девушки, что теперь она будет счастлива?
Мда. Не поняла я посыл. Совсем. Увы.

1
4 leverina   (12.11.2020 00:41) [Материал]
А який посил в цій пісні:

Ответ - никакого. Но красиво же! Какие арпеджио! wacko ! wacko !

1
8 Gracie_Lou   (12.11.2020 14:17) [Материал]
Я homo rationalis, дорогая. Мне эти педжио до лампы Гаусса. Я вижу ровно то, что вижу. biggrin biggrin biggrin biggrin

1
9 leverina   (12.11.2020 21:37) [Материал]
Очень тебя понимаю (как мне кажется smile ), ибо тоже люблю, когда есть смысл.
Но в хэллоуинской мистике и\или страшилках его часто бывает мало sad . В современном, рациональном смысле мало.
И всё же... весь этот хэппи-интерраптус-парад - он всё-таки не случаен, а кому-то и зачем-то нужен. И эти кто-то - нормальные люди. Нейротипичные (с).

1
10 Gracie_Lou   (12.11.2020 23:31) [Материал]
Всё ясно, притворюсь чуть-чуть нейротипичной. Это педжио. biggrin

0
11 leverina   (13.11.2020 10:07) [Материал]
Я это так понимаю: в классической страшилке всё должно быть страшно, ужасно, безнадёжно, мрак и всем пипец...
(а потом раз-два и всё чЮдесным образом прекрасно. Как вариант.)

А еще немного напомнило старую притчу про бабушку, дедушку и поджаристую булочку.