Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1657]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2498]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4731]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2387]
Все люди [15000]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14231]
Альтернатива [8969]
СЛЭШ и НЦ [8798]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4337]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Tempt My Tongue
Кровожадный вампир Эдвард Кален имеет всего одну цель в своем бессмысленном существовании – потерять девственность с человеком. Он не остановится не перед чем, чтобы соблазнить незнакомых девушек, встречающихся на улице. Но может ли он насладиться телом девушки, не убивая ее?

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 10000
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 107
Гостей: 54
Пользователей: 53
catten07, Nevi, zaikamascha2011, няша2079, Саня-Босаня, youmalysh, Nastia2407, nadaik36, ingochka, катя6819, supernastenka-balashova, БеSСтыж@z, Бэллочка, Maran, djokonda, gali, eleonora1990, ksywenka, arinagonchar2013, Ялло, ♥ღАврораღ♥, kuklkat1990, vanessa19032001, Fitaminka, love_U, Witch8166, АкваМарина, kristinavashchenko1991, Марина1965, Maruk, CrazyNicky, Nata2784, летяга6528, Maman_4itan, Паштет, Rob_Sten_VD, Missmalysheva777, ღღI♥summerღღ, ♥МаРиШкА♥, Ксени6410, ColdSun, олюсенька, Добрая_Ведьма, kristina9480, DAria_DAria1234, Ангел_Чарли, флай, Uharibizikon, [Полный список]
QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Славянский кипиш в Корее. Глава 6

2018-12-10
4
0
После неприятной сцены на пляже Ира долгое время не решалась заговорить с Юн Паком, и полуторачасовая дорога прошла в полном молчании. Судя по сурово сдвинутым бровям и плотно сжатым челюстям, мужчина все еще был очень зол и смотрел только на дорогу. Девушка терялась в догадках, куда они едут, но спросить не решалась, боясь, что попадет под горячую руку.

В деревню недалеко от Чонджу они прибыли ближе к вечеру. Солнце садилось за горизонт, бросая на маленькое поселение прощальные лучи из-за горы Вансан. Их мягкий оранжевый свет раскрашивал небо и раскинувшийся перед глазами пейзаж в теплые золотистые тона.

Юн Пак заглушил мотор, остановив машину около выложенной из булыжника стены старинного ханока* с бордовой черепичной крышей. Ира вышла из машины, восторженно оглядывая тихую деревеньку, спускавшуюся с зеленого холма к самому подножью горы.

— Проходи, - Юн Пак открыл перед ней деревянные ворота, украшенные вычурными коваными элементами, приглашая войти. Напряжение, пропитавшее воздух в машине, мгновенно спало, и девушка с радостью заметила его открытую улыбку.

Ира, давно мечтавшая побывать в традиционном корейском жилище, затаив дыхание, шагнула через порог в просторный ухоженный двор. В центре ханока, построенного в виде квадрата, был разбит небольшой сад. Девушка залюбовалась аккуратно подстриженными кустарниками и сакурами, высаженными вдоль открытой веранды; дорожками, причудливо обложенными по краям камнями разной величины и формы.

— Очень красиво, - едва слышно выдохнула она, завороженно глядя на опадавшие с тонких деревьев белые, словно снег, лепестки и только сейчас осознала, что не слышит постоянного шума машин и голосов людей.

Здесь стояла первозданная тишина, как будто они очутились в другой эпохе, и казалось правильным говорить полушепотом, чтобы не разрушать гармонию этого места. Непривычно чистый воздух заполнил легкие, погружая в умиротворенное состояние, которого она давно уже не ощущала.

— Это родовое поместье моей семьи, - Юн Пак тоже понизил голос. Запрокинув голову и прикрыв глаза, он смотрел в безграничное небо. - Периодически я приезжаю сюда на несколько дней, чтобы отдохнуть и побыть наедине со своими мыслями.

— Мне кажется, я могла бы остаться жить в таком месте навсегда, - Ира светло улыбнулась ему в ответ.

— Пойдем в дом, угощу тебя чаем из женьшеня, - Юн Пак положил руку на спину девушки и легонько направил ее ко входу.

— Вау! Это же ханчжи*! - проводя рукой по двери, оклеенной рисовой бумагой, воскликнула она, разуваясь и ступая босыми ногами на рыже-коричневый деревянный пол.

— Я решил оставить дом в прежнем виде, ничего не переделывал, - мужчина с улыбкой наблюдал за восторженной реакцией девушки, соприкоснувшейся со стариной. - Здесь нет ни телевизора, ни стиральной машины – ничего из современных благ цивилизации.

— Чем же ты занимаешься, когда сюда приезжаешь? - с любопытством оглядывая маленькую комнату, спросила Ира.

На некоторое время она даже забыла о своих чувствах к хозяину дома и о надеждах, которые в глубине души возлагала на их совместную поездку. С интересом первооткрывателя она рассматривала ширму, обтянутую шелком с традиционным восточным рисунком; деревянный полированный комод со множеством крошечных выдвижных ящичков и небольшой низкий стол, возле которого высилась стопка плоских подушек.

Казалось, что вот сейчас раздвинутся тонкие двери, и в комнату войдет хозяйка дома с волосами, убранными в затейливую прическу, неторопливо сложит руки и склонит прямую спину в приветственном поклоне.

— Хожу в горы, дышу свежим воздухом, стреляю из лука, - ответил Юн Пак, не спуская  раскосых глаз с гостьи.

— Стреляешь из лука?! - в удивлении повернулась к нему Ира, опускаясь на расшитую шелковую подушку возле стола. - А я так и не научилась, хотя пыталась много раз. Не хватает меткости.

— На заднем дворе есть мишень, могу тебя потренировать, но для начала покажу то, что тебе понравится. Надеюсь, - ответил мужчина, протягивая ей руку, чтобы помочь подняться.

Заинтригованная, она с трепетом вложила пальцы в его теплую ладонь. Девушке хотелось, чтобы он как можно дольше не отпускал ее. А может быть, и никогда. Впервые за долгое время она подумала, что хотела бы остановить бесконечную карусель своей жизни и остаться с одним мужчиной навсегда.

Они прошли несколько спален, повернули по коридору налево и оказались в слабо освещенном обширном помещении. Юн Пак включил свет и обратился к ней:

— Ты говорила, что увлекаешься фехтованием. Здесь я храню свою коллекцию оружия, ее собирали еще мои предки.

Приглушенное освещение вырвало из вечернего сумрака большие мечи, старинные ружья, револьверы и ножи. У Иры перехватило дыхание, когда она увидела лежавшие на полках и развешанные по стенам экземпляры.

Медленно передвигаясь по комнате, она вдруг почувствовала, как ее неумолимо потянуло вправо. Там лежала коллекция очень старого оружия, среди которого она узнала кинжал се*. Грубо сделанное изгибом лезвие напоминало серп, на рукоятке виднелся полустертый заржавевший знак.

— Герб легендарного Чумона*! - воскликнула девушка, впившись в кинжал горящим взглядом.

— Думаешь, он и правда существовал? - тихо спросил Юн Пак, приблизившись.

— Конечно! - Ира с трепетом провела пальцами по гравировке, изображавшей трехногого ворона. - Поразительно!

— Полагаю, это просто мифология, щедро приправленная огромным количеством легенд и слухов, - сухо сказал мужчина. - Вряд ли один человек смог бы основать такое мощное государство.

— Какой он красивый… - пробормотала девушка, не обращая внимание на скептический тон Юн Пака. - Можно?

Робко протянув руки к древнему оружию времен основания Когурё*, она с мольбой посмотрела на его владельца. Получив в ответ подтверждающий кивок, бережно взяла кинжал и с волнением поднесла его к глазам.

— Неужели он участвовал в битвах более двух тысяч лет назад?! Просто волшебство какое-то!

— Маловероятно. Скорее подделка более позднего времени… Меня всегда восхищали восторженные девушки, не растерявшие свойственную юности пылкость, - открыто улыбаясь, сказал Юн Пак, покровительственно погладив Иру по плечу. - Не думал, что старье, пылившееся здесь годами, вызовет у тебя такую бурю эмоций.

— Ты просто не понимаешь, о чем говоришь, - благоговейно прошептала девушка. - Ведь это твоя история, как ты можешь быть таким равнодушным!

— Из-за некоторых событий в моей жизни я предпочитаю держаться подальше от всего этого, - он холодно обвел взглядом оружейную, на его лицо легла тень печали.

Ира с сочувствием посмотрела на него. Судя по обстановке дома, Юн Пак был родом из дворян. Возможно, история его семьи хранила какие-то мрачные секреты, о которых ему не хотелось вспоминать.

Снова обратив завороженный взор на кинжал, притягивавший ее подобно магниту, она услышала тихий голос хозяина дома:

— Если он тебе настолько понравился, я подарю его тебе.

Шокированная девушка резко развернулась к нему, думая, что ослышалась.

— Ты серьезно? Но это же настоящая реликвия, и наверняка стоит кучу денег!

— Мне он не нужен, а в деньгах я не нуждаюсь, - равнодушно пожал плечами мужчина, сжимая пальцы девушки на тяжелой рукоятке. - Возьми. И пусть он принесет тебе удачу.

Не зная, что сказать в ответ на такой более чем щедрый подарок, Ира молча смотрела на крепко сжатое в своей ладони оружие. Она не могла поверить, что в ее руках многовековая история Кореи, которую с такой легкостью ей подарил загадочный продюсер.

— Пойдем во двор, пока не стемнело, не то ничего не разглядим, - усмехнулся Юн Пак, открывая дверь и пропуская девушку вперед.

Солнце уже почти скрылось за вершиной горы, но во дворе было пока еще светло. Ира увидела деревянный стол под навесом и на расстоянии примерно пятнадцати метров от него красную мишень с изображенной на ней мордой оскалившегося тигра.

— Осмотрись тут, - предложил Юн Пак, а сам вернулся в дом.

Спустя несколько минут он появился в дверях, держа большой лук и колчан со стрелами.

— Возьми, - сказал мужчина, протягивая ей оружие.

Положив кинжал на стол, девушка осторожно взяла из его рук тяжелый лук, нежно провела пальцами по гладкому, разрисованному замысловатыми вензелями корпусу. Тронула туго натянутую тетиву, почувствовав скрытую в ней мощь.

— Расставь пошире ноги… да, вот так… держи стрелу на уровне подбородка… она должна быть как бы продолжением твоей руки, ты должна чувствовать ее, - раздавал указания Юн Пак с видом затока.

— Похоже, ты много упражнялся, - засмеявшись, игриво ответила Ира и сделала все так, как он велел.

— Это мое хобби с детства. Я всегда попадаю в цель, - многозначительно ответил он, встав вплотную. - Подними локоть выше.

Мужчина вдруг положил свои ладони на ее руки, с силой натягивая тетиву. Дрожь волнения прошла по телу девушки, когда она ощутила лопатками его грудь и плечи.

— Вот так, - прошептал он, и его дыхание огнем царапнуло шею. Ира совсем забыла о мишени, чувствуя тепло мужского тела и сильные ладони, обхватившие ее вмиг ослабевшие пальцы. Задрожав, она опустила лук, медленно повернула голову и посмотрела на Юн Пака, утопая в глубине его темно-карих глаз. В расширившихся зрачках отразилось ее взволнованное лицо.

Огромный мир вдруг сжался до одной точки, и пространство завибрировало от искрящегося между ними напряжения. Ира боялась шевельнуться, чтобы неосторожным или неуместным действием не разорвать тонкую связь, протянувшуюся от него к ней. Его близость и неповторимый запах будоражили кровь, стучавшую в висках.

Голова внезапно закружилась, а сердце вдруг пустилось вскачь, отбивая неровный ритм. Глаза заволокло темной пеленой, и испуганная Ира изо всех сил старалась не соскользнуть из реальности в небытие. Единственным маяком, державшим ее на плаву, были глаза Юн Пака. Она крепко ухватилась за эту путеводную нить, балансируя на краю угасающего сознания.

**

… Расходящиеся по прозрачной воде круги исказили отражение худого смуглого лица с высокими скулами и раскосыми глазами. Смоляные волосы, собранные в высокий хвост, были схвачены черной повязкой. Она поправила ее, чтобы герб – трехногий ворон, собственноручно вышитый Верховной жрицей для всех приближенных Господина, был точно посередине. Тэ Муль редко смотрелась в зеркало, поэтому сейчас с некоторым любопытством разглядывала свое огрубевшее от полевой жизни лицо. Сморщив гримасу, она с отвращением ударила по воде рукой.

Стуча зубами от пронизывающего осеннего ветра, девушка наскоро обтерлась, надела длинный черный балахон, подпоясалась и натянула сапоги. На всякий случай обернувшись и убедившись, что осталась никем незамеченной, Тэ Муль посмотрела на поднимающееся солнце, схватила меч и побежала на вершину горы Вансан.

Она проснулась, когда весь лагерь спал, поэтому предполагала, что Господин еще не пришел. Но все равно спешила, боясь, что может заставить его ждать. Терпеливо меряя шагами поляну для тренировок, Тэ Муль смотрела на маячившие впереди исполинские вершины старого густого леса. Холодный ветер с редкими снежными хлопьями терзал еще влажную одежду, пробираясь в широкие рукава. Девушка зорко вглядывалась вдаль. Смуглая рука крепко сжимала длинный меч, чувствуя приятную тяжесть стали: за одиннадцать долгих лет она научилась быть готовой ко всему.

Когда на горизонте показалась высокая, статная фигура, она не сдержала невольного восторга.

— Господин! - крикнула девушка хриплым, почти мужским голосом.

В лучах рассветного солнца кожаные доспехи, покрывавшие темно-бордовое длинное одеяние, отливали красным. Он шел, по-военному чеканя шаг, излучая силу и мощь великого воина, которая каждый раз восхищала Тэ Муль. Воительница в тысячный раз залюбовалась прямым, властным взглядом, резкими чертами обветренного лица, левую щеку которого рассекал тонкий шрам.

— Тэ Муль! - мужчина приблизился, и его строгое лицо на мгновение озарилось дружелюбной улыбкой. - Друг мой, ты рано!

— Господин, вы без охраны?! - в сердце холодом проникла тревога. - Нужно было взять воинов, принц Тэ Со* только и ждет удобного случая для нападения. Один я не смогу вас защитить.

— Не тревожься, - похлопав ее по плечу, спокойно ответил он. - Гора Вансан послужит нам надежным прикрытием. Я же обещал научить тебя попадать в цель даже с закрытыми глазами? Так начнем же!

**

С рваным вдохом Ира вернулась в реальность. Темные глаза Юн Пака, чьи черты лица поразительно походили на только что увиденного ею воина, как нить Ариадны привели ее обратно. Она вся дрожала, намокшая от пота футболка прилипла к спине.

— Что с тобой? - во взгляде мужчины плескался страх, удивление и что-то незнакомое, чего Ира не способна была понять. Он смотрел ей прямо в душу, как будто искал ответы на свои, неизвестные ей вопросы. Жесткие пальцы впились в ее плечи мертвой хваткой.

Она обвела рассеянным взглядом погруженный в сумерки двор, упавший к ногам лук и рассыпанные стрелы, и обнаружила, что сидит на земле.

— Я… не знаю… - девушка потерла лоб, воскрешая в памяти детали видения.

Галлюцинации? Но все было так реально! И холодный, гудящий в вершинах деревьев ветер, и острый взгляд воина в красных одеждах, и отражение в воде чужого, совсем не похожего на ее лица.

«Вообще крыша уехала из-за Юн Пака, раз он мне даже мерещится», - пытаясь прояснить мутное сознание, она лихорадочно искала хоть какое-то логическое объяснение своим странностям.

Мужчина отстранился и пытливо изучал ее лицо, не говоря ни слова.

— Ты потеряла сознание и что-то бормотала, не помнишь? - наконец тихо спросил он, и Ира с удивлением заметила, как нездорово блестят его глаза. Понимая, что, сказав правду, рискует загреметь в психушку, она отрицательно покачала головой.

— Наверное, тяжелая акклиматизация, - пролепетала она, вспомнив недавнее Женькино оправдание, и внезапно замерла от пронзившей, словно молния, догадки.

Обычно рациональная подруга, прилетев в Корею, изменилась до неузнаваемости, каждый день преподнося сюрпризы. Ее аргументы были шиты белыми нитками. Но если странности Жени можно было с натяжкой списать на алкоголь и траву, то в себе-то Ира была уверена!

— Переутомление? - предположил мужчина, глядя на девушку так, будто пытался убедить в этом не ее, а себя.

Встав на ноги, сделал шаг назад, словно отгораживаясь, но тут же склонился и подал руку.

— Наверное, да… Слишком много событий произошло с момента нашего прилета, - медленно произнесла она, поднимаясь.

— Поедем в больницу, тебе нужно показаться врачу, - Юн Пак снова стал прежним, его лицо опять выражало лишь обеспокоенность и вежливую заботу.

— Нет, - мотнула головой Ира. - Мне просто нужно отдохнуть, и я приду в норму.

Ее взгляд впился в тускло сверкнувший на столе кинжал, она решительно взяла его и устремилась к машине так быстро, как только позволяла гудящая голова и ватные ноги.

— Можешь остаться здесь, а завтра я отвезу тебя обратно, - нагнав ее, попытался переубедить мужчина. - Ехать куда-то в таком состоянии – не лучший вариант. Вдруг тебе опять станет плохо? К тому же, похоже, сейчас начнется гроза.

— Недалеко от нашего хостела есть больница, если что, я схожу туда. Пожалуйста, отвези меня домой, - настаивала девушка.

В мозгу беспорядочно роились мысли, выдавая самые нелепые и фантастические предположения. Ей нужно было время, чтобы все хорошенько обдумать и срочно поговорить с Женей.

Обратная дорога также прошла в молчании, только теперь не хотела говорить Ира. Как и прогнозировал Юн Пак, начался сильный дождь, заливавший лобовое стекло и метавшиеся из стороны в сторону дворники. Она отрешенно смотрела на хлеставшие по стеклу капли, размытые габаритные огни и напряженно думала.

Что, если все не случайно? «Волшебное», как по заказу, знакомство с Джун Ги, из ряда вон выходящее поведение Женьки, в которой неожиданно проснулся дар полиглота, теперь еще эта невероятная щедрость продюсера и поражающее реалистичностью видение в родовом поместье Юн Пака, который попадается на ее пути раз за разом. Не слишком ли много совпадений? Взгляд невольно опустился на лежавший в ее ладонях древний кинжал.

Внезапный грохот грома и сверкнувшая в небе молния заставили девушку вздрогнуть. Она поежилась, порывисто вздохнула и устало прикрыла глаза. Что, если это часть чьего-то изощренного плана? Но кому это нужно и зачем?

**

Такси остановилось перед центральным входом национального парка Сораксан. Джун Ги расплатился с водителем и вышел из машины. Открыв перед Машей дверь, подал руку. Она благодарно ему улыбнулась, выйдя из авто, и они, взявшись за руки, неторопливо направились к расписным воротам, за которыми виднелась широкая асфальтированная дорога, уходящая далеко вперед к билетным кассам. По обе стороны от нее возвышались горы с зелеными склонами, вершины которых, казалось, кутались в белых облаках и упирались в небо.

— Хорошо, что мы сбежали с вечеринки, - подмигнул Джун Ги, крепче стиснув пальцы девушки.

Ее очень радовало, что настроение мужчины улучшилось и он позволил себе расслабиться, оказавшись вдали от камер, коллег, съемочной группы.

— Надеюсь, никто ничего не заподозрил, когда мы сказали, что возвращаемся в Сеул?

— Убежден, что они сейчас в беспамятстве допивают последние бутылки, - усмехнулся он, поворачивая ко входу на подъемник. - Ты не боишься высоты?

— Нисколько, - слукавила она, засмеявшись. За Джун Ги она готова была идти на край света, и длинный путь по канатной дороге ее совершенно не пугал.

— Как давно я здесь не был… - ностальгически произнес актер, пропустив Машу к окну прозрачной кабинки.

Предзакатное солнце ласкало оранжевыми лучами яркую майскую зелень, покрывавшую живописные горы. Огромные холмы горного хребта Тхэбэк ленивыми волнами раскинулись вокруг, насколько хватало глаз. Мощные деревья с раскидистыми кронами сменялись нежно-розовыми древними сакурами и пышными равнинами, устеленными кедровым стлаником. На западе виднелся водопад Юкдам, мерцавший в солнечных отблесках неровной полупрозрачной дымкой.

На вершину Тэчхонбон они прибыли через десять минут. Маша никогда не бывала так высоко в горах, и очень быстро поняла, что ей придется нелегко. Оглянувшись на экипированных с ног до головы корейцев в шляпах от солнца, в специальной одежде и с увесистыми рюкзаками за спиной, она окинула взглядом себя: летние кроссовки, шорты, топ. Одежда явно не для пребывания в горах, где воздух был существенно прохладнее. Поджав губы, девушка зябко сжалась от порывов ветра.

— Возьми, не то замерзнешь, - Джун Ги снял с себя пиджак и, заботливо набросив его на плечи Маши, помог надеть.

Просунув руки в длинные рукава, доходившие ей до кончиков пальцев, и запахнув борта на груди, девушка украдкой глубоко вдохнула исходивший от ткани пиджака приятный аромат парфюма и волнующий запах мужчины. Закатив глаза, она передернула плечами, чтобы унять трепет.

— Не боишься, что тебя узнают? - спросила она, кивнув в сторону проходящей около них компании корейцев.

— Сокчо – глухая провинция. Вряд ли кому-то придет в голову мысль искать меня здесь, - спокойно ответил он, разворачивая девушку спиной к себе. - Не думай об этом, просто наслаждайся видом.

Обхватив руками ее талию, Джун Ги положил подбородок ей на плечо. Маша обвела взглядом раскинувшуюся панораму. Всюду величественные, удивительные, внушавшие волнение горы. Их скалистые пики едва покрывала мельчавшая к подножью зелень с нежными вкраплениями цветущих слив, плавно перетекавшая в колыхавшуюся густую поросль.

— Я чувствую себя на вершине мира, невероятные ощущения, - завороженно прошептала девушка.

Ее грудь часто вздымалась от полноты переполнявших чувств. Она сладко млела, наслаждаясь прекрасным моментом единения с любимым мужчиной и с природой.

— Ты прежде часто здесь бывал? - спросила Маша, греясь в сильных мужских объятиях, защищавших ее от дуновений ветра.

— Нередко ходил в горы, но в основном с друзьями, - ответил Джун Ги, по его голосу она поняла, что он улыбается. - Корейцы очень любят походы и предпочитают в выходные отдых на природе.

— Слышала об этом, - заулыбалась девушка, вспоминая все, что читала о Корее и о привычках любимого актера в частности.

— Иногда я сожалею, что из-за плотного рабочего графика мне недоступны простые человеческие радости. И что моя жизнь постоянно под прицелом камер, - тихо проговорил он, касаясь губами щеки Маши.

— Для тебя очень важна карьера, да? - нежась в его прикосновении, спросила она, уже зная, что услышит в ответ.

— Быть актером – моя мечта, я долго шел к своей цели, - сказал он, и девушка почувствовала, как он, пожав плечами, теснее обхватил ее руками и прижал к себе.

Маше было слишком хорошо известно, чем ему приходилось жертвовать и через что пройти, чтобы достичь пика славы. Разрыв отношений с родителями, которые мечтали для сына о стабильной карьере программиста и категорически не поощряли его желание стать актером. Он ушел из дома и брался за любую работу, которая отвлекала его от мрачных условий проживания: он спал на складе, на чердаке на старом рваном матрасе, окруженный коробками с алкоголем и кишащей тьмой тараканов. Живя впроголодь, откладывал деньги на обучение в Сеульском университете искусств. В свободное время ходил на прослушивания, ему отказывали, но он не сдавался. Ему говорили, что он посредственный, что с таким невзрачным лицом не достигнет успеха, но он упорствовал. Параллельно с учебой совершенствовался в боевых искусствах и не оставлял попыток получить хоть какую-нибудь роль, однако терпел неудачу за неудачей, пока, наконец, не пришел первый грандиозный успех. С тех пор его карьера пошла на взлет. Вот так – потом и кровью он завоевывал свое место под солнцем. Сам себя сделал, всего добился сам и стал тем, кем он есть. И ведь мало кто догадывается, что за очаровательной улыбкой скрывается ежедневная неимоверная работа над собой и безграничная вера в победу.

— Однако же когда-то тебе нужно будет остановиться? Жизнь одна, Джун Ги.

— Буддисты верят, что нет, - усмехнулся он. - Конечно, как и все люди, я хочу семью и детей. Мечтаю когда-нибудь купить домик в горах и прожить там остаток дней с любимой женщиной.

— Мне нравятся шумные города, но иногда тоже хочется покоя в тихом, уютном месте. Правда, совсем иногда, - положив ладони на его руки, сказала девушка, оставив без комментария сказанное о любимой женщине.

— «Иногда» – это не приговор, - рассмеялся мужчина, зарываясь лицом в ее шелковистые волосы. - Ты не замерзла? Может, пойдем к водопаду Юкдам, пока не стемнело?

На туристических тропах уже зажглись фонари, указывая путникам дорогу. Маша с Джун Ги спустились к перекрестку и свернули с основной тропы, чтобы до наступления сумерек добраться до водопада. Взявшись за руки, они шли вниз по пологому склону, поросшему редким лесом. Мужчина расспрашивал ее о планах на отпуск, как часто она путешествует, чем увлекается, где и кем работает. Он внимательно слушал, искренне восхищался. Даже и не думая о значимости их отношений в его жизни, девушка все же была тронута тем, что он так живо интересовался ею.

Прошло больше двадцати минут, а шума воды все еще не было слышно. Джун Ги замедлил шаг и развернулся на сто восемьдесят градусов, внимательно оглядывая местность.

— Странно, судя по расстоянию на указателях, мы должны уже быть на месте. Я хотел срезать, и в итоге мы вышли не туда. Скаут из меня никакой, - хмуро произнес он, злясь на себя.

— Все равно мне очень понравилась наша прогулка. Да и водопад я видела из кабинки на канатной дороге, так что можем просто вернуться назад, - предложила Маша, не желая, чтобы их свидание омрачилось из-за такой мелочи.

— Мы с тобой еще побываем у водопада. Не сейчас, но это произойдет, - его голос ужесточился и стал еще ниже. - Обещаю.

Приобняв девушку за плечи, повел ее обратно. Через несколько сот метров они заметили, что лес стал густеть, и пришли к выводу, что самим выбраться у них не получится. Джун Ги включил телефон, чтобы сориентироваться с помощью навигатора.

— Черт, не ловит, - сказал он и выругался по-корейски.

Маша поспешно достала из сумки свой айфон.

— У меня тоже… Заколдованный лес, - отшутилась девушка, стараясь унять нервозность.

Мужчина глянул на нее, вопросительно приподняв бровь.

— Похоже, Леший шалит. Затейник-хозяин леса из поверья славян. Смеха ради он заманивает в дебри подальше от тропинок, умело связывает их и запутывает человека так, что тот поначалу заблудится, но после Леший все ж выводит на истинную тропу.

— И что нужно сделать, чтобы он вывел из леса? - поинтересовался Джун Ги, поддерживая попытку Маши разрядить обстановку.

— Вежливо его попросить и он укажет верную дорогу.

— Тогда ты тут пообщайся с ним, а я поднимусь выше по склону и попробую поймать сигнал. Сиди здесь, никуда не ходи, - сказал он не терпящим возражений тоном, подтолкнув девушку к поваленному дереву.

— Да-да, ты иди, я попробую «включить» все свое обаяние, - присаживаясь, с напускным спокойствием произнесла Маша.

Джун Ги отошел на несколько метров, держа руку поднятой и поворачиваясь на месте в надежде поймать сеть. Смотря ему вслед, девушка покачала головой, отгоняя тревожные предчувствия.

Температура воздуха внезапно резко понизилась, по ногам тянуло холодом, и Маша обхватила их руками. Пытаясь согреться, она осмотрелась и заметила в пробивавшемся между деревьев лунном свете приближавшиеся клубы стелившегося по земле белесого тумана. Ей стало не по себе от мрачной загадочности представившегося зрелища, и только она зажмурилась, намереваясь вернуться мыслями к Джуне, как за спиной послышался шелест листьев.

— Кто здесь? - воскликнула она, вскакивая с места. - Джун Ги?

Мужчина не отзывался, и свет от его телефона, еще секунду назад мелькавший среди деревьев, был уже не виден.

— Джун Ги! - позвала она во весь голос, однако вместо крика услышала свой приглушенный шепот.

Ноги вдруг коснулось что-то мягкое и пушистое, и девушка с визгом отпрыгнула в сторону. Испуг исказил действительность. Маше показалось, что ее окружили звери, которых наверняка в лесу было предостаточно. Она бросила взгляд вниз и, увидев большую белую лису, шумно выдохнула.

Животное, навострив уши, мирно устроилось на земле напротив девушки.

— П-привет. Ну и напугала же ты меня, - пролепетала она и, медленно опускаясь на насиженное место, вспомнила, что дикие обитатели леса склонны к бешенству и только в этом случае сначала проявляют дружелюбие к людям, а потом становятся агрессивными и могут укусить.

Силясь внешне сохранять спокойствие, Маша с опаской всматривалась в глаза хищницы, которая внимательно смотрела на нее и почему-то не нападала. Спустя минуту лиса поднялась на изящные тонкие лапы и, грациозно приблизившись, доверчиво ткнулась мокрым носом в голое колено, будто о чем-то прося. Изумленная девушка осторожно провела кончиками пальцев от носа к загривку и легко взъерошила шерсть на лисьей голове. Животное полуприкрыло глаза и, придвинувшись ближе, стало мелко подрагивать. Глядя на ластившуюся лису, Маша не могла поверить в происходящее, полагая, что подобное бывает только в цирке.

— Ты – опасная плутовка и такая красавица, - вложив в интонацию больше нежности, тихо проговорила она, залюбовавшись густым, пушистым белым мехом, причудливо искрившимся в свете луны.

Хищница вдруг как-то странно оскалилась, словно заулыбалась, и неожиданно издала пронзительный, тявкающий звук, от которого в абсолютной тишине леса по коже пробежали мурашки. Девушка резко одернула руку, в следующее мгновение увидев как из клубившегося тумана одна за другой стали выходить лисы и выстраиваться вокруг нее кольцом. Белые, рыжие, черные… Припав на передние лапы, все они взирали на Машу блестящими умными глазами, будто хотели что-то сказать.

Внезапно животные, как по команде, встрепенулись, подняли узконосые морды вверх и хрипло, протяжно взвыли. От жуткой, великолепной феерии тело девушки прошибло жаром, несмотря на холодный воздух. В этих звуках ей отчетливо слышались человеческие голоса…

— Ма Ри, что с тобой? - раздался над ней голос, который она не спутала бы ни с чьим другим.

Увидев любимое лицо, она вскочила и прижалась к мужчине, вцепившись пальцами в рубашку на его спине. Уткнувшись лицом ему в шею, судорожно перевела дыхание.

— Ты вся дрожишь. Тебя напугал вой?.. Я вернулся сразу, как только услышал, - успокаивающе поглаживая ее по плечам, сказал он.

Девушка настороженно повернула голову – хищников рядом уже не было. Решив не беспокоить Джун Ги произошедшим, она умолчала о лисах.

— Да, я тоже слышала… из глубины… леса, - сбивчиво проговорила Маша. - Тебе удалось найти сигнал мобильной сети?

— Нет, - с досадой качнул головой он. - Придется идти наугад, но мы все равно найдем дорогу и обязательно выберемся отсюда.

Ободренная этими словами, Маша взялась за его руку, дав себе зарок, что больше ни на шаг не отойдет от него в этом странном лесу.

Через несколько минут путники увидели и услышали то, что кардинально изменило их намерение в скором времени выбраться из леса – яркую вспышку молнии и раскатистый гул прогремевшего грома.

— Нужно срочно найти укрытие. Там, выше, лес гуще, - сказал Джун Ги, запрокинув голову навстречу дождливой мороси. По нервозно задвигавшимся на скулах желвакам было понятно, как его рассердил непредвиденный форс-мажор. Он крепко сжал Машину руку и, ускорив шаг, насколько это позволяла видимость, потянул за собой.

Дождь усилился и уже нескончаемой стеной изливался на землю. Почва размякла, на обувь налипали комья грязи, ноги скользили по травянистому склону, и единственной опорой Маши был тащивший ее Джун Ги, который самоотверженно поднимался вверх, прокладывая им дорогу. Свободной рукой цепляясь за ветки и подтягиваясь, девушка чувствовала усталость каждым сантиметром тела.

— Подожди, пожалуйста, - запыхавшись, сказала она и остановилась, уперев руки в колени.

Полным вины и сострадания взглядом Джун Ги посмотрел на ее насквозь вымокшую одежду, налипшие на лицо волосы и исцарапанные ноги.

— Я понесу тебя, садись ко мне на спину.

Понимая, что в сыром лесу, в рассеянном полумраке, да еще с дополнительной нагрузкой мужчина не сможет пройти и нескольких десятков метров, Маша отрицательно мотнула головой и, выпрямившись, прислонилась к дереву. Пытаясь отдышаться, она прикрыла глаза и только сейчас в полной мере ощутила, как дождь крупными каплями беспощадно молотил по лицу.

От вновь грянувшего раската грома и сверкнувшего зигзага молнии, расколовшего небо пополам, заложило уши и ослепило глаза. Девушка невольно дернулась всем телом, нога «поехала» на мокрой траве, и, потеряв равновесие, Маша с истошным криком кубарем покатилась вниз.

— Ма Ри-и-и! - понесся ей вдогонку душераздирающий вопль Джун Ги.

Впиваясь пальцами в кашеобразную землю, она хваталась за нещадно хлеставшие по лицу и телу прутья, пытаясь затормозить и замедлить падение. Однако скорость все увеличивалась, и вдруг, перевернувшись через голову, девушка оказалась в невесомости, в последний момент уцепившись за ветку прибитой ветрами к земле сосны.

Боясь не то что шевельнуться, а произнести слово и даже просто дышать, Маша, не опуская головы, посмотрела вниз. Леденящие тиски страха сковали тело, сердце оголтело зашлось от ужаса: она висела над черной пропастью, дна которой не было видно.

— Ма Ри! - услышала она сверху надрывистый голос Джун Ги, и в поле зрения попало его искаженное потрясением лицо.

Не раздумывая, он упал на край обрыва, одной рукой держась за ветви раскидистого дерева, а другую свесив девушке.

— Хватайся! - крикнул он срывающимся голосом, перекрывая шум дождя.

Впитавшая дождевую влагу одежда утяжелилась и тянула вниз. Стараясь преодолеть сковывавшую движения помеху, Маша попыталась найти точку опоры. С трудом доставая носками кроссовок до поверхности отвесного склона, упорно стремилась нащупать хоть какой-то выступ или углубление и упереться в него. Не с первого раза, но у нее получилось. Подтянувшись на затекших от напряжения и холода руках, она выбросила вперед правую ладонь. Только лишь пальцы коснулись спасительной руки Джун Ги, как тут же соскользнули, и девушка, раскачиваясь, вновь повисла над бездной.

Послышался треск ветки, за которую она держалась. Сжатая пружина страха распрямилась, и он нахлынул с новой силой. В тело вонзились иглы рушащей паники. Вздрогнувшее сердце бешено забилось. В голове оглушительным набатом зазвенела единственная мысль: это конец, ее жизнь закончится вот так нелепо, она разобьется насмерть в лучший день своей жизни?

Ну уж нет! Она не разожмет пальцы и не сдастся. Сморгнув слезы злой безысходности, девушка вскинула глаза на Джун Ги. Он глубоко дышал; с его волос ручьями стекала вода; грязная, некогда бывшая белой рубашка прилипла к широким плечам изорванными клочьями. Он сам едва держался на краю. Верхняя часть его тела провисала над пропастью, а он наклонялся еще ниже, рискуя сорваться. Его горящий взгляд прожигал нерушимой убежденностью, что он сделает все от него зависящее.

— Давай же, Ма Ри! Борись! Постарайся ухватиться за мою руку, и я спасу тебя! Верь мне! - прокричал он хриплым голосом. - Без тебя я отсюда не уйду!

Собравшись с духом, девушка сделала отчаянный рывок, всецело доверившись мужчине. Он схватил ее руку выше запястья и потянул на себя.

Дрожа от прилагаемого усилия, Джун Ги медленно вытягивал Машу на поверхность горного склона. Цепляясь трясущимися руками за мокрую траву, она наконец заползла на край и бессильно повалилась на землю. Перевернувшись на спины, они, изможденные, несколько минут лежали без движения, тяжело и рвано дыша.

Накал эмоций достиг предела. После их бурного всплеска девушка была опустошена. Она лишь ощущала холод земли и хлеставший по лицу дождь. Все мышцы в ее теле пульсировали от сверхнапряжения, и она была не в состоянии пошевелить даже пальцем.

Джун Ги, приподнявшись, сел и окинул Машу взглядом. Превратившаяся в лохмотья одежда, ссадины на лице и израненные в кровь ноги отрядили в его совесть неумолимый укор, что не уберег девушку от несчастного случая. Просунув руки под хрупкие плечи, бережно притянул ее к себе. Она обняла мужчину, сомкнув пальцы за его спиной. Продолжая вздрагивать в его объятиях, она жалась к нему, а он ее утешал, ласково проводя ладонью по волосам. Услышав всхлип, еще один и еще, он понял, что она заплакала.

— Ты смелая, очень смелая, Ма Ри. И ты жива. Это главное. Теперь уже все позади.

Маша молчаливо кивала, не в силах выговорить ни слова. Справиться с нахлынувшими чувствами оказалось довольно непросто.

… Дождь закончился так же внезапно, как и начался.

Машина сумка, как и Джунин сотовый, потерялись где-то во время падения. Нечего было и думать, чтобы найти пропажу, которая по сути и не являлась столь важной, как стремление выбраться из леса.

— Пожалуй, я передумал насчет домика в горах, - саркастично усмехнулся мужчина.

— Спасибо, что спас меня, - в каждое слово вкладывая душу без остатка, прошептала Маша, держась за руку человека, которому была обязана жизнью. Преисполненная благодарности, она прижалась губами к его плечу.

— Я не мог тебя потерять, - сказал он со всей прямотой и серьезностью, посмотрев на нее волнующе искренним взглядом.

Какое-то время они шли молча, мысленно возвращаясь к случившемуся час назад и только теперь осознавая всю глубину ощущений, эмоций и чувств, владевшими их разумом и телами в тот роковой момент.

Внезапно Джун Ги остановился, преградив Маше путь рукой и отодвинув ее за свою спину.

— Впереди кто-то есть.

— Надеюсь, это человек, а не зверь, - обреченно проговорила девушка, понимая, что на страх уже не осталось сил, и еще одного потрясения она просто не выдержит.

Фигура медленно приближалась, и при ближайшем рассмотрении оказалась престарелым мужчиной с ровной белоснежной бородой и седыми волосами. Он был одет в длинное монашеское одеяние и опирался на посох. Поклонившись, Джун Ги обратился к нему по-корейски. Старец, окинув молодых людей долгим, пристальным взглядом, негромко что-то произнес и качнул головой в сторону Маши. Джун Ги удивленно повернулся к ней и озадаченно хмыкнул.

— Что он сказал? Куда нам идти? - в волнении спросила она.

— Я спросил, как нам выйти на тропу, а он ответил странной несуразицей.

— Какой? Что он сказал? - повторила в нетерпении Маша.

— Нечто вроде: «Сердце не говорит, но Вы должны внимательно его слушать, чтобы постигнуть главное: любовь держит за руку память. Каждый последующий шаг приблизит Ваше Высочество к исходной черте… » - Джун Ги обернулся к старцу, но тот уже скрылся за деревьями. - Аджосси*, подождите!

Он побежал вслед за ним, однако вскоре возвратился обратно.

— Его нигде не видно, словно испарился или сквозь землю провалился. Уж очень он быстро ходит для своего возраста.

— Так что он имел в виду? Как сказанное поможет нам? - растерянно уточнила девушка.

— Понятия не имею, откуда живущий в лесной глуши монах знает обо мне и моей новой роли в дораме, и как это все связано с… но для нас сейчас главное – найти дорогу.

Они снова двинулись в путь. Постепенно лес стал редеть, вековых валунов и величественных деревьев становилось все меньше, и все чаще встречалась молодая низкорослая поросль, что очень обнадеживало. Пройдя еще метров сто, Джун Ги и Маша увидели тусклое мигание городских огней парка Сораксан. Издав ликующий крик радости, они со всех ног побежали на свет, напрочь забыв об усталости.

______________________________________________________________________________________
*ханок - традиционный корейский дом. Экологически чистое жилище, которое создавалось исключительно из натуральных природных материалов: древесины, камня, соломы и земли для стен и пола, глины для черепицы и рисовой бумаги ханчжи для окон и дверей.

*ханчжи - одна из разновидностей традиционной корейской бумаги, которая изготавливается вручную из коры тутового дерева.

*кинжал се - тип тонкого серповидного кинжала (иероглиф «се» дословно переводится как «тонкий, изящный»). Чаще всего кинжал се археологи находили в бассейне реки Тэдонган. Кинжал се считается исключительно корейским изделием, появившимся, однако, под влиянием новой технологической культуры Китая.

*Чумон - (кор. 주몽; кит. 硃蒙, Чжумэн), что означает «искусный стрелок». Герой корейской мифологии, согласно которой он является основателем древнего корейского государства Когурё.

*Когурё - (37 до н.э.— 668 н.э.). Древнее корейское государство. Современное название «Корея» происходит от названия средневекового государства Корё, которое, в свою очередь, является сокращением от «Когурё». Столица государства Когурё — город Хвандо, а с начала V века — Пхеньян.

*Принц Тэ Со - сводный брат Чумона. Будущий король государства Пуё.

*аджосси - вежливое обращение к мужчине, старше по возрасту.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-37936-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: verocks (12.11.2018)
Просмотров: 558 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 8
+1
5 tess79   (17.11.2018 09:16)
Ах, какая длинная насыщенная глава!!!! happy happy happy И снова тайны, интриги, расследования cool жути конечно нагнали, девочки! Но все хорошо, что хорошо (пока!) кончается happy Спасибо огромное за главу!!

+1
4 tess79   (17.11.2018 09:15)
Ах, какая длинная насыщенная глава!!!! happy happy happy И снова тайны, интриги, расследования cool жути конечно нагнали, девочки! Но все хорошо, что хорошо (пока!) кончается happy Спасибо огромное за главу!!

+1
6 Cheshka   (17.11.2018 16:49)
Танюшик, дважды твое "спасибо"))) Тебе большое спасибо, что читаешь и делишься своими эмоциями!
Пока хорошо?))

+1
8 tess79   (18.11.2018 19:00)
biggrin и правда... а я даже не заметила, что видимо дважды нажала на отправить tongue Ну поблагодарить никогда не лишнее, хоть дважды wink Не просто хорошо, а замечательно!!!! happy

+1
3 ღАлаяღ   (13.11.2018 22:16)
Кумао за главу))

0
7 Cheshka   (17.11.2018 16:53)
Большое кумао, Алёнчик!))

+1
1 orchids_soul   (13.11.2018 13:10)
ОЧЕННО много мыслей и я иду со всеми выписками и цитатами на форум! Берегитесь, девочки!
Благодарю за главу! wink

0
2 Cheshka   (13.11.2018 21:34)
Благодарим тебя за прочтение и ТАКОЙ отзыв, Викуль!))

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями