Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2736]
Кроссовер [703]
Конкурсные работы [11]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4833]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15260]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14681]
Альтернатива [9123]
СЛЭШ и НЦ [9096]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4503]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Фанси-таун
Кто поверит в существование «Телепорта домашнего»? Но ведь именно так написано на коробке. Все просто! Изгиб пространства, затраты энергии минимальны и объект переброшен, но последствия?!…

Адреналин
Опьяняющее чувство свободы, когда мчишься с большой скоростью по трассе — словно наркотик, и этот наркотик — адреналин.
Экшен, байки, тестостерон, бои без правил и романтика.

Похищенные
Привычная жизнь Изабеллы Свон круто меняется, когда однажды она просыпается не дома. Кто её таинственный и жестокий похититель? И найдётся ли тот, кто сумеет спасти?
Победитель конкурса "Сумерки: перезагрузка"

Молящиеся в сумерках/ A Litany at Dusk
Эдвард, будучи одиноким вампиром, убивающим отбросы рода человеческого, принимает решение изменить свой образ жизни и присоединиться к семье в Форксе, где случайно сталкивается с молящейся девушкой...

Наша большая и чистая ненависть
Враги -> любовники
НЦ-17

Скованный заклятьем
Это случилось на Хэллоуин. Если бы мне заранее рассказали, что такое может быть, ни за что бы не поверила. Магия казалась просто выдумкой, но теперь я знаю, что она существует.

Тайны крови. Еще один шанс
Мейсон осознал свои ошибки и принял единственно правильное решение: оставить в покое ту, которой причинил так много боли. Пять лет он держался в стороне. Но провидение дает ему еще один шанс. Сможет ли он им правильно воспользоваться?

Цепь, клинок и крест
Европа с воодушевлением и верой в собственную правоту собирает рыцарей во Второй Крестовый поход. В рядах Христова воинства по разным причинам оказываются три девушки, раньше сражавшиеся на арене на потеху знати. У каждой своя история, свои враги и свой путь.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9808
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 68
Гостей: 57
Пользователей: 11
pimonovatonya, ♥ღАврораღ♥, permyakovatd131, DarkFox, cherry=), Jora02021988, hopelexxx7, Alenka9838, olya-belkoba, Olga_Malina, Ksjuu
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Конкурсные работы

Сердце к сердцу и глаза в глаза

2022-1-26
23
0
0
Сердце к сердцу и глаза в глаза


Категория: Сумеречная сага; Майер Стефани «Жизнь и смерть. Сумерки по-новому»
Номер цитаты: Рассвет. Книга первая. Белла. Пролог
Бета: -
Жанр: AU, ангст, романтика, Hurt/Comfort, нецензурная лексика, слэш
Рейтинг: R
Пейринг: Бофорт Свон/Эдвард Каллен

Саммари: Бо было двадцать два года, он учился на последнем курсе Вашингтонского университета на факультете журналистики, проходил стажировку в престижной местной газете «The Seattle Times», имел много хороших приятелей как на работе, так и в университете. И пытался забыть своего бывшего уже пять лет.
Все было бы хорошо, если бы однажды в Сиэтле не начали пропадать люди...







— Сколько раз я уже бывал на волосок от смерти, и все равно привыкнуть невозможно, — устало и с небольшим сарказмом пробормотал Бо, прикрывая глаза и понимая, что все это куда-то по… А ведь этот день начинался почти нормально, если забыть о том, что с утра он был разбит и пытался хоть как-то поднять себе дух, хотя получалось не очень.
Он смотрел в эти темные глаза, которые при первом взгляде не казались опасными. Но он прекрасно знал, что это обманчиво. Так уж они устроены, чтобы привлекать свою жертву, однако…
Это неважно. Бо должен был предположить, что что-то пойдет не так. Он заподозрил что-то неладное еще сегодня днем, когда услышал разговор в редакции…

ХХХ

Наверное, Бофорт Свон мог сказать, что он доволен своей жизнью. По крайней мере, со стороны можно было бы сказать, что у этого парня все в порядке.
В конце концов, ему было двадцать два года, он учился на последнем курсе Вашингтонского университета на факультете журналистики, проходил стажировку в престижной местной газете «The Seattle Times», имел много хороших приятелей как на работе, так и в университете. Все любили Бо и, казалось, все у него было хорошо.
Ну, это то, что он продолжал повторять себе последние пять лет. Иногда ему настолько не хватало этого подтверждения, что с утра, когда это будет очевидно «плохой день», он подходил к зеркалу в ванной, смотрел на свое отражение и тихо, чтобы соседи по квартире ничего не услышали, говорил себе:
— Ты в порядке, Бо. С тобой все нормально.
Становилось ли ему лучше от этих слов? Он сам не может дать однозначного ответа.
Но, может быть, с ним действительно все было нормально. В двадцать первом веке уже было в порядке вещей понимать, что у тебя какие-то ментальные проблемы. Надо было просто смириться с этим. Кажется, он уже смирился. Бо практически перестал обращать внимания на эту пустоту, которая образовалась в его груди. Он делал вид, что чувства, будто ему чего-то не хватает, просто-напросто не существует.
Потому что, к счастью или к сожалению, он прекрасно понимал, чего ему не хватает. И с этим ничего нельзя было сделать.
Так что да, Бо смирился с этим и живет дальше.
— Это просто какое-то зверство, сто лет подобного не происходило, — услышал он однажды в обед голоса в редакции, когда пошел в кафетерий налить себе кофе. Тогда был летний, но дождливый день, что не удручало в редакции одного только Бо Свона, потому что тот особо солнца не любил. — Я пытаюсь взять хоть какой-то комментарий от полиции, а они мне все твердят, что сказать ничего не могут. Да моя почта завалена письмами обеспокоенных родителей.
Бо даже с любопытством остановился. Он не был сплетником, но эта тема волновала всех в редакции, так что послушать было интересно.
— Я думаю, они не хотят разводить панику раньше времени, — ответил второй голос. Бо узнал двух журналисток, которые в основном писали статьи, связанные с криминалом. — Однако у них это не очень получается. Люди буквально пропадают бесследно с улиц, даже свидетелей никаких нет, а ведь они продают в центре Сиэтла. Будь уверена, за это дело скоро возьмется ФБР, а мы начнем писать про торговлю людьми в какую-нибудь Мексику.
Дальше начался разговор о мотивации преступников, ведь кому нужны бедные несчастные американцы. Это Бо уже не стал слушать, возвращаясь на свое место.
Пропажа людей волновало многих в редакции. На самом деле, не только журналисты беспокоились по этому поводу. Вчера, когда он с друзьями выбрался в бар, они тоже затронули эту тему. А ведь они все только недавно начали жить более менее нормальную жизнь после всех карантинных мер. Вчера было открытие летних Олимпийских игр, которые они должны были обсуждать не меньше, но, кажется, про это все забыли.
Всем было страшно, потому что пропадали люди разных возрастов, расы, телосложения и ориентации. В этом не было никакой закономерности, иногда люди пропадали средь бела дня.
Все эти разговоры сводились еще к тому, что действовал кто-то очень неосторожный и, по всей видимости, очень глупый, раз занимается торговлей людьми в Сиэтле. Бо хоть и переживал, как и все остальные, но не сомневался, что, если это местная мафия, полиция быстро их поймает.
Только если это была местная мафия, которая сильно обнаглела. Бо не хотел даже предполагать такое, но он как никто другой знал, что бывает и другое зло. Еще более опасное, чем шайка преступников, даже если они убивают людей. Зло, против которого обычный человек оказывается бессильным.
Бо не то что думать об этом не хотел. Он бы с удовольствием забыл о том мире, о котором он знает так много.
Последние пять лет он действительно пытался делать вид, будто ничего не было. И он продолжит идти в этом направлении забвения.
Вспоминать слишком больно. Пусть пустота остается пустотой.

ХХХ

Бо устало глядел в белоснежный потолок у себя в квартире, пока его отец рассказывал о том, как прошла его неделя. День в редакции выдался не из простых, так что у него не было сил даже говорить.
— Я хочу, чтобы ты был в безопасности, Бо, — неожиданно заговорил Чарли. — Из вашего Сиэтла приходят не утешительные известия. Один парень, наш местный, пропал несколько недель назад, так что я не могу не переживать за тебя.
Свон выпрямился, понимая, что разговор принимает серьезный оборот. Это тебе не про рыбалку выслушивать.
— Пап, все нормально, — вздохнул Бо. — Тебе не нужно волноваться, хорошо? Я по ночам нигде не шляюсь. Но если что у меня с собой есть газовый баллончик.
Бо всегда носил с собой газовый баллончик. Он был журналистом, пусть и спортивным, и слишком хорошо знал, что тебя может поджидать в переулке даже при свете дня. Об этом он думал еще до того, как начали пропадать люди.
Конечно, родители переживали за него. Мама уже позвонила утром. Вечером, он был уверен, отец тоже поднимет эту тему. Бо вообще-то очень преуменьшал, когда говорил, что волноваться не о чем. Черт возьми, волноваться было о чем, раз уж об исчезновении людей знали даже его мама и Фил.
Это начинало выходить за пределы Вашингтона, а значит – все становилось гораздо серьезнее, можно сказать, опаснее, чем кажется на первый взгляд.
Он еще немного поговорил с отцом, прежде чем положил трубку. Ему нравилось разговаривать с Чарли, потому что в его голосе всегда было такое стойкое спокойствие, которого порой не хватало самому Бо. Его успокаивало то, как он рассказывал о своей медленной размеренной жизни, о той жизни, которой у Бо не было уже давно.
Бо выключил телефон и снова уставился в потолок. Сегодня день был не очень, а завтра все было еще веселее. Ему надо будет сдать интервью с одним хоккеистом из Канады, а потом договориться на небольшой комментарий с одной бывшей гимнасткой, которая будет в городе. Когда ты журналист – ты не особо отдыхаешь, тебе постоянно надо искать новый материал, который надо было сдать еще вчера.
По крайней мере, сегодня он был дома один. Дерек буквально ночевал на стажировке, а Сара оставалась ночевать у своего парня. Бо как никогда был благодарен, что они оставили его одного хотя бы на одну ночь.
Однако он быстро пожалел об этом.
Внутри него все похолодело, когда в соседней комнате заскрипело окно. Они жили на третьем этаже кирпичного дома, в той комнате был выход на пожарную лестницу, так что да, кто-то и в самом деле мог забраться к ним в квартире, если Дерек забыл запереть окно у себя в комнате.
У Бо не было инстинкта самосохранения. Нормальный человек заперся бы в гостиной и вызвал полицию. Но Бо не был нормальным, поэтому он, не раздумывая ни секунды, схватил биту, которая стояла у них в гостиной за диваном, и медленно вышел в темный коридор. Безусловно, ему было очень страшно, но он не тот, кто даст себя в обиду грабителю, понятно? И не с таким дерьмом ему приходилось иметь дело.
Руки у него все равно дрожали, когда он толкнул дверь в спальню и заметил темную фигуру, что стояла в середине комнаты к нему спиной.
Бо замахнулся битой.
— Тише-тише, — шикнула на него тень, неожиданно повернувшись и схватив биту. — Бо, давай без этого.
Свон застыл как вкопанный, отпустив биту и просто не зная, что ему еще делать. Безусловно, он узнал этот голос. Сколько не пройдет времени, он всегда будет узнавать.
— Блять, — прошептал Бо, тяжело дыша. У него тут сердце чуть в пятки не ушло от страха, а теперь и от… удивления, наверное. Просто он даже в своих самых смелых фантазиях представить не мог, что когда-нибудь услышит снова этот голос. — Эдвард, какого хрена?
— Извини, я не хотел тебя напугать, — сказал Каллен.
Бо хотел пойти и включить свет, но так и не двинулся с места.
Он думал о том, что стоит ему подойти к выключателю, как это иллюзия развеется. Или он проснется от этого сна, как бывало тысячу раз до этого. Каждый раз, когда Эдвард снился ему, на утро было тяжело прийти в себя. Обычно это означало, что день будет «плохим».
Эдвард уже давно ему не снился, чему Бо не мог не радоваться. Ему казалось, что за эти пять лет он хоть какую-то ступень сумел перешагнуть.
В конце концов, Эдвард сам потянулся к выключателю. Стоило включиться свету, как внутри Бо все застыло.
Да, это действительно был Эдвард Каллен. Нет, это не сон. Нет, Бо не сошел с ума.
Эдвард практически не изменился. Оно и понятно, тот навсегда застрял в теле семнадцатилетнего подростка. Просто Бо иногда думал, что в Эдварде все-таки могло бы измениться хоть что-нибудь. Возможно, тогда эта встреча не была бы такой болезненной.
Это все еще было больно. Свон и до этой встречи знал, что эта рана так и не зажила, но он даже не осознавал, что она была такой огромной и кровоточащей. Все эти пять лет он пытался спастись обезболивающими, а какой был в них смысл, если операция так и не была проведена?
Видеть его сейчас, спустя пять лет…
— Прости, — снова извиняется Эдвард, когда Бо ничего не говорит. А он и не может выдавить из себя ни слова. — Я знаю, что обещал больше никогда не появляться в твоей жизни, но ситуация такая…
— Иди нахуй, — неожиданно выпаливает Свон, приходя в себя, чувствуя растущее раздражение внутри себя, которое так легко и просто сместило тоску и боль в груди хотя бы на несколько минут.
Как только он услышал эти извинения и слова про то дебильное обещание, он по-настоящему разозлился. Его извинения и эти слова – это последнее, что он хотел бы от него слышать, когда прошло столько лет. Бо не просил всего этого ни тогда, ни сейчас, так что его злость можно было понять.
По крайней мере, Эдвард только что убедился, что в чем-то Бо тоже не изменился. Он продолжал быть таким же вспыльчивым и экспрессивным, поддающимся своим эмоциям.
И да, Бо все еще умел подбирать выражения.
— Бо, я знаю…
— Нет, я серьезно. Пошел нахуй отсюда, Эдвард, пока я тебе не врезал битой, — прорычал парень, понимая, что угроза пустая и бессмысленная. Все равно Эдварду от этого ничего не будет, Бо только такую хорошую биту сломает. — От тебя пять лет не было никаких известий, а теперь ты появляешься здесь со своими пустыми извинениями, которые мне не нужны, потому что я еще тогда пресытился ими по самое не хочу. Убирайся отсюда.
Ему не хотелось, чтобы Эдвард уходил вот так, но еще меньше ему хотелось, чтобы спустя столько времени он вернулся таким образом. Конечно, вряд ли у Эдварда вообще может быть идеальная ситуация, чтобы вернуться. Но такая казалось для Бо самой худшей.
Бо еще думал о том, что если Эдвард уйдет сейчас, то это не будет так мучительно. Он сможет внушить себе, что это был всего лишь очень реалистичный сон. Наверняка это не сломает его так сильно, если Эдвард просто развернется и выпрыгнет в окно, оставляя за собой все те же ощущения и чувства, ему это не впервой.
— Слушай, — снова начал Эдвард. — Я понимаю, что ты не хочешь меня видеть. И это правильно. Но я не стал бы приходить, если бы не случилось что-то серьезное. Ты наверняка знаешь, что люди в Сиэтле бесследно пропадают.
Бо прикрыл глаза, чувствуя, как у него начинает болеть голова.
Черт возьми, он уже думал об этом сегодня днем. У него буквально на секунду промелькнула мысль, что таким промышлять могут и не люди вовсе, но потом он отогнал все эти идеи, подумав, что это было глупо.
И вот теперь Эдвард стоит здесь.
— Кто-то убивает людей в Сиэтле, — догадался Бо, с тяжелым вздохом опустившись на кровать, потому что ноги больше не держали.
— Не убивает, — поправил Эдвард. — Обращает. Мы думаем, это дело рук Виктории.
При упоминании этого имени Бо вздрогнул.
Если при мысли об Эдварде Каллене ему становилось тоскливо и больно, то Виктория нагнетала на него ужас. Он вспоминает то время, первый год, когда Эдвард ушел, а рыжая вампирша вернулась в Форкс. Бо жил в страхе несколько недель, пока Джейкоб и его стая окончательно не изгнали ее из города.
С тех пор все было спокойно, через несколько месяцев Бо и вовсе забыл о ней, но иногда ему снились кошмары, как Виктория возвращается за ним.
— Ты хочешь сказать, что Виктория вернулась в Вашингтон и теперь обращает каждого встречного? Для чего ей это?
— Она все еще хочет отомстить, — вздохнул Эдвард. — Бо, пожалуйста, отнесись к этому серьезно. Тебе надо уехать из города на время.
Ну, с этим он уже не мог спорить. В конце концов, ему все еще была дорога его жизнь.
Бо думал том, что ему придется сказать о своем отъезде Саре и Дереку, позвонить своему куратору в университет и связаться с начальником из редакции, потому что не мог он просто так исчезнуть. Ему уже не семнадцать, чтобы он просто собрал все свои вещи, высказал какую-нибудь полнейшую чушь своему отцу и укатил в Аризону.
— Куда я поеду? — отчаянно спросил Бо. — Эдвард, ты же понимаешь, что она просто отправиться за мной? Да и сколько я буду скитаться непонятно где? Это может затянуться на месяцы, а то и годы… я не могу просто взять и бросить всю свою жизнь.
Он не может потерять все то, к чему стремился. Он очень долго шел к жизни, которая есть у него сейчас. Когда Эдвард ушел пять назад, у него началась самая настоящая борьба с самим собой. Он ведь был всего лишь подростком, который очень тяжело справлялся с разбитым сердцем. И это чуть не стоило ему жизни, с какой стороны тут ни посмотри.
Отец, хоть много и не знает, но до сих пор шутит о том, что не представляет, как они вдвоем пережили то время.
— Бо, ты в опасности.
— Я последние пять лет был в опасности, — не унимался Свон.
Он испытующе смотрит на Эдварда.
Черт возьми, Виктория вернулась и превращает в монстров всех этих невинных людей только для того, чтобы отомстить ему. Бо пытался отогнать вину, которая подкрадывалась к нему.
Он ведь не виноват в том, что делает Виктория. Это не он лично превращает всех этих людей в вампиров.
— Я…
— Если ты снова начнешь извиняться, я вытолкну тебя в окно.
— Поехали со мной в Форкс, — неожиданно выдал Эдвард. — Ты будешь в безопасности в нашем доме. Обещаю, мы постараемся решить этот вопрос за несколько недель.
— Твоя семья здесь?
— Да, мы все вернулись в штат несколько дней назад.
Бо все еще не знал, как он должен ко всему этому относится. Должен ли он соглашаться на это? В любом случае, у него не было иного выбора. Ему самостоятельно не пережить Викторию, а с Эдвардом куда безопаснее, чем одному или даже со стаей Джейкоба.
По крайней мере, ему не надо в этот раз ехать куда-то далеко. Если что-то пойдет не так в университете или в редакции, то он за несколько часов сможет вернуться обратно в Сиэтл.
Правда, его немного пугала мысль о возвращении в Форкс. С тех пор, как Бо закончил школу, он больше не возвращался туда. Даже отец понимал, насколько для его сына это было бы не легким испытанием, поэтому на все праздники сам приезжал в Сиэтл.
Ко всему прочему, ему предстояло остаться в одном доме на неопределенный срок со всеми Калленами.
В том числе и с Эдвардом.
— Ладно, мне надо собрать вещи, — в конце концов, согласился Бо. Он уже собирался пойти за рюкзаком в свою комнату, но развернулся и снова взглянул на Эдварда. Нет, это не мираж, он действительно здесь. — Сколько раз я уже бывал на волосок от смерти, и все равно привыкнуть невозможно, — устало и с небольшим сарказмом пробормотал Бо, прикрывая глаза и понимая, что все это куда-то по…
Он пошел в свою комнату.

ХХХ

Лучше всего Бо помнил, конечно же, второй курс старшей школы. Он только-только переехал в Форкс от матери, которая вышла замуж за бейсболиста и хотела путешествовать с ним по всей стране. Бо не стал препятствовать и сам себя сослал в Форкс, думая, что это всего лишь продлиться два года, а потом он все равно уедет в университет.
Впрочем, так оно и случилось. Только он и не подозревал, что это будет так тяжело и болезненно.
Бо сел в такую знакомую Вольво, которая за пять лет тоже никак не изменилась. Он глубоко вздохнул, его сердце застучало быстрее обычного, потому что это была машина Эдварда и пахло в ней Эдвардом.
Бо опустил окно, потому что ему стало как-то дурно.
— Мне надо позвонить, — говорит Бо, стоило им тронуться с места. Бо набирает Дерека, не очень надеясь, что тот ответит. Однако через несколько гудков тот все же взял трубку. — Хей, Дер. Тут такое дело, у меня кое-что случилось, так что мне пришлось уехать на некоторое время. Нет, все… все нормально, я тебе потом расскажу. Пожалуйста, не забывай есть и спать. Да, да, все, бывай. Я тебе позже наберу.
— Твой парень? — спросил Эдвард, внимательно глядя на дорогу.
Бо фыркнул и демонстративно отвернулся. Он надел наушники и включил музыку на максимум, давая понять, что не хочет с ним разговаривать.
Раньше с Эдвардом было по-другому, вспоминал Бо, наблюдая, как за окном стремительно исчезает Сиэтл. Они могли сесть в его машину и кататься несколько часов по вечернему Форксу без какой-либо конкретной цели. Эдвард мог взять его за руку или положить руку ему на бедро во время вождения. Он мог остановить машину где-нибудь на обочине, чтобы они могли немного поцеловаться. А потом они обычно заезжали в единственный круглосуточный магазин Форкса, чтобы купить Бо мороженого.
Кажется, что это все было в какой-то другой жизни. В той жизни, о которой Бо предпочитал не думать.
Через час они остановились в Олимпии, чтобы Бо купил себе немного поесть. После посещения супермаркета, они отправились дальше. Бо уже перестал так сильно злиться, поэтому наушники не надевал.
— Расскажи, чем ты занимался все эти пять лет, — заговорил Бо, потому что ему надоело молчать.
Как назло в машине начал играть Прокофьев. Бо любил его «Ромео и Джульетту», но с тех пор вообще перестал слушать классическую музыку. Слишком много осталось приятных воспоминаний, от которых было только больно.
Эдвард мельком взглянул на него, а потом перевел взгляд обратно на дорогу.
— Путешествовал, — пожал плечами Каллен. — Немного поучился в университете, а так ничего особенного. Год назад я вернулся к своей семье.
— Ты… все это время путешествовал без них? — удивленно спросил Бо.
Это казалось для Бо странным. Он помнил, как много для Эдварда значила его семья.
— Мне надо было побыть одному, — без особых эмоций отвечает Эдвард. — Расскажи лучше про себя. Журналистика, ха? Я был уверен, что ты будешь поступать по спортивной стипендии.
Бо не стал спрашивать, откуда Эдвард знает такие подробности. Ему было больше интересно, зачем именно Каллен интересовался такими вещами, но… Бо не хочет знать ответ и на этот вопрос.
— В выпускном классе я перестал заниматься баскетболом, — пожал плечами он. — Фил посоветовал мне попробовать в журналистику, так как я всегда был… скажем так, он всегда одобрял то, как я критиковал консерваторов и демократов на каждом семейном ужине, и сказал, что мне это подойдет. И он не ошибся, мне это действительно понравилось.
Поступление в университет на журналистику стало буквально единственным, что спасло его в то время от полного падения. Если бы родители не взялись за него… вряд ли он сидел бы сейчас здесь.
— Почему ты бросил баскетбол? Это же была твоя страсть, — напомнил ему Эдвард.
И это до сих пор остается его страстью. Он продолжает следить за этим спортом, продолжает чувствовать то сожаление в груди, когда смотрит игры по телевизору. В конце концов, на третьем курсе университета он выбрал именно спортивную журналистику только из любви к баскетболу.
Он даже познакомился с Эдвардом во время игры в баскетбол. Это было на физкультуре, единственный их совместный урок. Бо играл очень хорошо, почти на профессиональном уровне, но когда он увидел Эдварда… что ж, у него тогда перехватило дыхание, когда Каллен так технично забросил мяч в кольцо. Бо не понимал, почему такой удивительный парень не играет в команде, поэтому начал преследовать Эдварда, чтобы уговорить его вступить в команду.
Конечно, спустя время он понял, почему Каллен не мог играть в команде. Но отступать от Эдварда было слишком поздно. К тому моменту, как Бо провел свое расследование и узнал главный секрет своего загадочного одноклассника, Бофорт Свон был уже был влюблен окончательно и бесповоротно.
Все это случилось так быстро и стремительно. Эдвард был самым удивительным и прекрасным человеком в жизни Бо, так что ему не составляло труда так стремительно влюбиться. Жаль, что в обратную сторону это не работало.
— Было просто… — начал он, пытаясь подобрать слова. — В один момент я перестал справляться со всем этим. Я понял, что больше не могу играть так, как раньше.
С нервным срывом и депрессией оказалось, что играть будет практически невозможно. Да что там, жить было тогда невозможно, вставать с кровати на учебы или просто сходить в туалет – тут ни о каком баскетболе не могло идти и речи. Бо тогда думал о том, как ему хочется умереть, спорт в его мыслях мелькал в последнюю очередь.
А когда он уже пришел в себя, было уже поздно. Бо был уже не в команде, у него не было подходящей физической формы, чтобы вернуть все на круги своя, а сроки подачи на спортивную стипендию давно закончились.
Профессиональный спорт так и остался несбыточной мечтой.
— Это произошло, когда я уехал, — с сожалением догадался Эдвард. По крайней мере, он не извинялся, и на том спасибо.
— Я тебя ни в чем не обвиняю, — сказал Бо. И даже не солгал, потому что прошло столько времени, и Свон уже не держит зла или обиды. Сначала – да, ему было невыносимо больно, что в какой-то момент он возненавидел Эдварда, но спустя годы он стал относиться к этому спокойнее. Все еще было больно, но уже как-то не так. — В том, что я не смог пережить это, виноват только я.
В конце концов, он бы не первым и не последним. Столько подростков в мире переживали разрыв со своей первой любовью так же тяжело, как и он. В этом не было ничего особенного.
По крайней мере, он продолжал повторять это себе.
— Расскажи мне про университет, — просит Бо, желая сменить тему. — Ты всегда хотел получить высшее образование, но не решался.
— Я так и не закончил его, — начал рассказывать Эдвард.
Бо внимательно слушал все, что рассказывал ему Эдвард. Прошли уже чертовы годы, а он все еще хотел знать все об Эдварде Каллене, любую информацию, которую тот готов был ему дать.
У Бо сердце екнуло, когда Эдвард в очередной раз повернулся к нему с улыбкой, что-то рассказываю про университет. В школе его нечасто можно было увидеть улыбающимся, но когда они оставались наедине или были с его семьей, то у Эдварда всегда было хорошее настроение.
Бо любил эту улыбку. Этого он точно никогда не забывал.
Разговоры сошли на нет в тот момент, когда они заехали в Форкс. Свон с любопытством рассматривал дома и разные магазины, что встречались им по пути. Кое-что закрылось или было заброшено, но в целом, все оставалось таким же. Иногда Бо раздумывал о том, что Форкс – это такая своеобразная петля времени, где мало что меняется.
Было ли это возвращением домой? Нет, Бо этого не чувствовал.
Довольно быстро они оказались на другом конце города, и тут Свон уже перестал следить за местностью, потому что дальше начинался бесконечный поток деревьев. Он все равно уже не помнит дорогу к дому Калленов, уж сильно путь был извилист.
— Мне немного не по себе, — признался Бо, когда заметил очертания коттеджа Калленов.
— Все будет нормально, — попытался успокоить его Эдвард. — Они будут рады тебя видеть.
Бо казалось, что это все один какой-то длинный и ненормальный сон. Сейчас он ущипнет себя за руку, проснется и не окажется никакого Эдварда Каллена и всей этой поездки. Он проснется в своей кровати в Сиэтле, пойдет на пары, а потом в редакцию на стажировку, продолжит делать вид, будто этого самого Эдварда в его жизни вообще не существовало.
Он незаметно для Эдварда ущипнул себя за руку, пока они заезжали на подземную парковку. Нет, это все-таки не сон.

ХХХ

Элис первая набросилась на него с объятиями, когда они поднялись наверх. Честно говоря, он и сам был рад видеть ее не меньше. До их отъезда Элис, можно сказать, была его лучшей подругой.
— Я так рада, что ты приехал, — взвизгнула Элис, отстраняясь. — О боже, ты так повзрослел, Бо!
Эдвард не соврал. Они действительно были рады его видеть, вели себя, словно этих пяти лет вообще не было. Бо мог выдохнуть спокойно, потому что всех этих неловкостей как рукой сняло. Правда, у Розали было недовольное лицо, но она хотя бы ничего плохого не сказала ему, уже спасибо.
Джаспер, как и ожидал Бо, близко к нему не подходил. Он лишь на секунду встретился с ним взглядом, когда Элис обнимала его, и это было настолько неловко, что у Бо даже мозгов не хватило хотя бы кивнуть ему. Конечно, он ни в чем не обвинял Джаспера, но он все равно запомнился в голове Бо немного другим.
Их последняя встреча была не из лучших, если можно так сказать.
— Я приготовлю тебе поесть, пойдем на кухню, — сказала ему Эсме.
— По правде сказать, я бы лег спать, — смущенно пробормотал Свон. — Мы ехали три часа, так что…
— Я отведу тебя в спальню, — сказала Элис, хватая его за руку.
Это была комната Эдварда, которая выглядела немного по-другому. В темноте сложно было понять, что именно изменилось. Однако огромную кровать, которой раньше здесь точно не было, сложно было не заметить.
— Я действительно очень рада, что ты здесь, — сказала Элис, еще раз обнимая его.
Бо наклонился к ней, уткнувшись лицом в ее короткие волосы. Она пахла так хорошо и так знакомо, что Свон чуть не расплакался. До этого момента он не осознавал, насколько сильно скучал по ней.
Когда Эдвард ушел, ему было одиноко. Не только потому, что он расстался с парнем, но и еще по той причине, что у него больше не было его друзей. Эдвард был его лучшим другом. Элис была его лучшей подругой. Остальные Каллены так хорошо его знали, всегда поддерживали его, словно он был еще одним членом семьи.
— Я тоже, Элис, — прошептал он.
— Я знаю, что выпускной год был отвратительным, Бо, — с сожалением сказала она, отстраняясь. — Я видела видения, как тебе было тяжело. Мне жаль, что я ничего не могла сделать. Что я не приехала.
— Не надо, — попросил ее Бо. — Поговорим завтра, хорошо?
Она кивнула, чуть улыбнувшись, и вышла из комнаты.
Бо спал крепко. Такая долгая поездка утомила его, так что едва его голова коснулась подушки, он тут же вырубился. Когда Свон проснулся в следующий раз, за окном уже рассветало. Ну, рассветало в стиле Форкса, конечно, за окном не было ни намека на солнце, хоть и было лето.
Свон сразу заметил Эдварда, когда сидел за своим письменным столом и читал книгу.
— Утро, — пробормотал он.
— Хей, — сказал ему Эдвард.
Никто из них не шевелился. Бо продолжал лежать в кровати и смотреть в окно, благо, было что рассматривать. Эдвард же не отрывал взгляда от своей книги. Каллен все еще помнил, что Бо нужно хотя бы полчаса этого времени после сна, когда он просто лежал в кровати и смотрел по сторонам, может, что-нибудь читал.
Бо смотрел на эти деревья и вспоминал, как они гуляли по лесу около дома. Как где-то там, не так уж и далеко отсюда, в укромном месте была поляна, на которой они могли проводить время часами за разговорами и поцелуями.
— Остальные уехали, — сказал Эдвард через некоторое время, захлопывая книгу. — Они на охоте. Пойдем, тебе надо позавтракать.
Бо сидел на кухонном островке в одних трусах и футболке, наблюдая за тем, как Эдвард делает ему сэндвич. Он болтал босыми ногами и пил такой желанный кофе, чувствуя себя так, словно ему снова семнадцать.
Да и он не мог чувствовать себя иначе. В этом доме, в этом городе было столько воспоминаний, связанных в первую очередь с Эдвардом. Несмотря ни на что, это все еще были приятные воспоминания.
— Почему ты не поехал на охоту с остальными? — поинтересовался Бо, разглядывая лицо Эдварда. Черные словно ночь глаза и мешки под глазами – все это говорило о том, насколько был голоден Эдвард.
Бо не мог не волноваться. Не потому что он переживал за собственную жизнь. Каким бы сильным не был его голод, Эдвард никогда бы не причинил ему физического вреда. Он больше переживал за состояние Каллена, вспоминая, как сильно он жаждал его крови.
— Меня убивает мысль оставить тебя здесь одного, когда происходят такие события, — признался Эдвард, отворачиваясь. — Я начинаю сходить с ума от мысли, что что-то может навредить тебе.
Бо даже как-то смутился, хотя Эдвард был последним человеком, перед которым он чувствовал себя неловко. Просто было так странно слышать эти слова заботы от Эдварда, хотя так и не должно быть. Бо знает и помнит, что Каллен всегда переживал за него, всегда заботился о его благополучии.
Однако Бо никак не мог выкинуть из головы те слова, которые Эдвард сказал ему пять лет назад. Те последние слова.
«Я больше не люблю тебя, Бо, — сказал тогда Эдвард с таким нечитаемым выражением лица. — Я решил, что ты не можешь быть моей парой, так что… это конец, Бо. Мы расстаемся».
— Не надо, — сломлено попросил его Свон. Это было сказано так тихо, но с такой болью в голосе, что Бо аж подурнело. — Не могу слышать от тебя нечто подобное, когда ты…
Потому что разве мог говорить такие вещи человек, который больше тебя не любит? Тогда он ясно дал понять, что больше не хочет Бо ни в каком смысле.
Он все еще был влюблен в Эдварда, хорошо? Для него это не было новостью, Бо прекрасно знал об этом последние пять лет. Как бы он ни старался заполнить эту пустоту внутри себя через алкоголь в школе и случайные связи на одну ночь в университете – все было тщетно. Все мысли Бо возвращались только к Эдварду, хотя он отчаянно пытался его забыть.
Эдвард не смотрел на него, но так было лучше. Наверное, если бы Каллен не отвел взгляд, он бы не сдержался и расплакался прямо сейчас.
— Я знаю, что причинил тогда тебе боль, — неожиданно заговорил Эдвард.
— И это все еще больно, — тихо признался Бо, отставляя кружку с кофе в сторону.
Бо даже сосчитать не может сколько раз он пытался завести с кем-то отношения. Это всегда было сложно, потому что он постоянно всех своих партнеров неосознанно сравнивал с Эдвардом. Бо не хотел всех этих чувств, в один момент, он даже возненавидел их, тем не менее, все эти пять лет они оставались с ним.
— Давай, — уже громче сказал Бо, спрыгивая с кухонного островка. Если они продолжат так сидеть, то это ни к чему не приведет. — Там сейчас начнется баскетбол, будут играть Иран и Чехия. Я хочу посмотреть.

ХХХ

Бо всегда считал, что Олимпийским играм отводится много незаслуженного внимания, тем не менее, всегда смотрел их лет с двенадцати, когда начал играть в баскетбол. Так что они с Эдвардом сейчас устроились на диване с гостиной Калленов, включая телевизор.
Интересно, что пять лет назад, на этом же самом месте, которое никак не изменилось за эти годы, они смотрели Олимпийские игры в Рио. Бо так же лежал головой на подлокотнике дивана, прижав колени к груди, а Эдвард сидел на другом конце.
А через полтора месяца они расстались.
Они молча наблюдали за игрой. Эдвард скорее от скуки, потому что делать было больше нечего, Бо же с большим интересом. Однако напряжение, начавшиеся на кухне, это никак не сгладило. Наоборот, Бо никак не мог избавиться от этого нарастающего чувства неловкости, которое росло с каждой минутой.
Он мельком взглянул на Эдварда, словно ожидал от него что-то, а потом быстро отвернулся обратно к телевизору, когда их взгляды все же встретились.
— Все эти годы, — все-таки заговорил Эдвард, и в этот раз для Бо это не стало неожиданностью. — Я думал о том, чтобы вернуться. Я почти сделал это в первый год, был близок к этому, когда ты переехал учиться в Сиэтл. Каждый чертов год, перед началом учебы, я хотел сделать это. Я порывался увидеть тебя, но всегда останавливал себя, потому что понимал, что у тебя началась новая жизнь. И мне не было место в этой новой жизни.
У Бо задрожал подбородок от этих слов. По правде сказать, казалось, что он весь задрожал, внезапно почувствовав себя так дурно, будто его вот-вот вырвет. Он начинает глубоко дышать, потому что никак не может избавиться от ощущения, что еще чуть-чуть и он задохнется.
Внезапно он встает с дивана и начинает расхаживать туда-сюда.
— Бо, — обеспокоенно говорит Эдвард, но с места не двигается.
— Поверить не могу, — срывающимся голосом произносит Бо, тембр голоса становится выше обычного, словно он на грани истерики. — Что все эти чертовы пять лет… скажи мне честно, Эдвард. Мне нужно знать, говорил ли ты правду в тот день, когда бросил меня.
— Бо, ну конечно, нет, — выдохнул Эдвард.
Зарываясь рукой в запутавшиеся волосы и с силой потянув несколько прядей, чтобы было достаточно больно, чтобы это отрезвило его немного, Свон кое-что понимает для себя. Он понимает, что пройдет хоть еще пять лет, да пусть все сто и плюсом к этому будет вся бесконечность – он все еще будет ждать Эдварда. Он все еще будет отчаянно желать этого парня в своей жизни, сколько бы раз он ни будет пытаться повторять себе, как же он его ненавидит.
В конце концов, он точно будет продолжать любить его. Но это вы, конечно же, знаете.
— Я все никак не мог смириться с тем, что в тот день ты мне так легко поверил, — надломленным голосом продолжил Каллен, а Бо так и застыл посреди комнаты, не решаясь отвести от него взгляда. Ему было страшно даже пошевелиться лишний раз в такой момент. — После того, как я столько времени убеждал тебя в том, как сильно люблю тебя… хватило всего лишь одной чертовой фразы, чтобы разрушить это.
— Чего ты от меня хотел в тот момент? — невесело усмехнулся Свон. — Я был всего лишь закомплексованным подростком, который был убежден, что такой парень в его жизни – это великая случайность. И если ты этого не знал, Эдвард, то в реальном мире «нет» - это значит нет. Как и слова «я больше не люблю тебя». Каким бы человеком я был, если бы умолял тебя остаться со мной?
— Я должен был защитить тебя, — оправдывался Эдвард.
— О да, и посмотри, к чему мы пришли! — почти истерично закричал Бо, вскидывая руки и отворачиваясь от него. Потом он вздохнул, убирая кудри со своего лица и снова поворачиваясь к Эдварду. — Скажи… скажи это сейчас или заткнись. И больше никогда не поднимай эту тему, чтобы после… После того, как вы убьете Викторию, мы могли спокойно разойтись по разным концам страны или планеты, черт знает, куда тебя там занесет! Чтобы мы оба делали вид, будто этих недель не существовало!
Только вот Бо в любом случае будет помнить, что они были. Если после всего этого он вернется в Сиэтл без Эдварда, то он в любом случае будет прокручивать у себя в голове этот свежий образ снова и снова, пока он не станет через несколько лет таким далеким воспоминанием, чтобы сделать это снова, но уже немного в другом состоянии.
Это все равно будет мучительно.
— Я люблю тебя, — прозвучало со стороны Эдварда, а Бо испустил такой тяжелый вздох, будто это далось ему невероятно тяжело. — Я все еще люблю тебя, и мне жаль, что я тогда думал, что это будет хорошей идеей. Очевидно, было глупо с моей стороны надеяться, что ты…
По всем законам драматических сцен, Бо, конечно же, не дал ему договорить. Он просто знал, что дальше слушать было бесполезно, потому что только те три слова имели значения. По крайней мере, в данную секунду это уж точно было неважно, поэтому Бо практически подлетел к Эдварду, чтобы поцеловать его.
Целоваться с Эдвардом – это так просто и по-детски. Бо целовал так много людей за эти пять лет, разными способами, и только с Эдвардом это все еще оставалось нечто такое особенное и проникновенное, что у Бо коленки дрожали даже от такого целомудренного и быстрого поцелуя.
Бо практически сразу отстранился, но продолжая обнимать его за плечи.
Глядя в эти полные черноты глаза.
— Извини, — пробормотал он, понимая свою ужасную ошибку. — Я совсем забыл, что ты голоден.
Кажется, для Эдварда это не имело никакого значения. Он притянул его обратно к себе, одной рукой придерживая за шею, а другой обнимая за талию. Их губы снова соединились в холодном поцелуе, уже более глубоком и напористым, чем первым.
Это было настолько отчаянно и интенсивно, что Бо бросила в жар, даже не смотря на холодность рук Эдварда, что расползлись по всему его телу.
— Если ты мне позволишь, то я… — начал Эдвард ему в губы через несколько минут бешеных поцелуев.
— Да, останься, — задыхаясь, попросил его Бо. — Это будет сложно, но… боже, я так ненавижу тебя, Эдвард, но люблю все-таки больше.
Бо слабо улыбнулся ему. Он не мог не улыбаться, потому что поверить не мог, что это действительно происходит с ним, а не с кем-нибудь из параллельной вселенной. Все действительно возвращается на свои места. Больше не будет этого отягощенного чувства в груди, этого дурного настроения от нехватки чего-то важного в твоей жизни.
Конечно, все не станет так хорошо в одно мгновение. Прошло пять лет, и у Бо было много изменений за это время. Придется очень много работать над всем остальным, чтобы все в итоге было хорошо. Да и им еще предстояло пережить встречу с Викторией, и пусть Бо было по-настоящему страшно, он верил, что все будет нормально.
Они справятся с этим. И со всем остальным.
А прямо сейчас? В данную минуту?
Ну, он действительно счастлив.
Наверное, Бофорт Свон мог сказать, что он доволен своей жизнью.
— Скажи это еще раз, — попросил Эдвард, не отрывая от него глаз.
— Я люблю тебя.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38718-1
Категория: Конкурсные работы | Добавил: fanfictionkonkurs (24.12.2021)
Просмотров: 611 | Комментарии: 11


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 11
1
11 робокашка   (07.01.2022 18:33) [Материал]
Не совсем я лояльно отношусь к слэшу, под настроение wink
Здесь всё понравилось: реагирование, переживания, абстрагирование в обыденное русло...
Любовь к вампиру ведёт к смене образа существования, Бо пора задуматься над этим...
Спасибо, удачи в конкурсе!

1
10 Aminta   (28.12.2021 03:35) [Материал]
Чуть-чуть добавлю критики,уж простите,автор. Написано просто и интересно,но очень цеплялся взгляд у меня за несоответствие у глаголов времени. В одно время и прошедшее и настоящее. Например, в одном и том же диалоге Эдвард "сказал",а Бо "произносит". Как-то надо определиться в каком времени идет повествование))) Возможно, история просто не вычитана и дело в этом.
А что касается самой истории,то очень непривычное сочетание , и пара Эдвард/Бофорт не очень мне в реальной жизни представляется,но почему бы и нет) Первая любовь -сильное чувство и зачастую запоминается на всю жизнь,так что читать про эмоции героев было любопытно. В целом,история мне понравилась,благодарю автора и желаю удачи в конкурсе!)

1
9 leverina   (28.12.2021 02:24) [Материал]
Немного сумбурно, но любопытно. Вот как это могут переживать мальчики cry .

Спасибо автору за эксперимент .

1
8 Afif   (27.12.2021 10:10) [Материал]
И эта история мне понравилась больше чем у Стефани)) тк здесь присутствует Эдвард)

1
7 Afif   (27.12.2021 10:09) [Материал]
А вообще мне эта история напомнила миник, в котором Эдвард проникает в квартиру Бэллы под тем же предлогом) и так же они выясняют отношения и тем же заканчивается, с одной лишь разницей, что Бэлла при разговоре выпивает несколько бокалов вискаря)))

1
6 Afif   (27.12.2021 09:37) [Материал]
Мне понравилось)
Написано просто, не нужно вчитываться в длинные предложения, густо напичканые деепричастными оборотами так, что приходится перечитывать по 3 раза, чтоб понять смысл)
Герои здесь описаны довольно мило)
В обычной жизни геи немного циничные, а здесь не утратили своих чувств))
Удачи в конкурсе ❤️

1
5 ss_pixie   (27.12.2021 06:18) [Материал]
Необычно! удачи в конкурсе

1
3 Огрик   (26.12.2021 17:45) [Материал]
Прочитала и такое чувство будто уксуса напилась. И это конкурсная работа?

2
4 Afif   (27.12.2021 00:11) [Материал]
Давайте не будем так строго)
Это ведь конкурс, в котором каждый может найти что-то новое для себя) и у всех разные взгляды на те или иные вещи))

2
2 pola_gre   (25.12.2021 23:42) [Материал]
Неожиданная пара, хотя вроде как оба из одной саги и пара... И Майер первая начала пол им менять wink
Так что почему же и не все остальные вариации рассмотреть... biggrin

Удачи в конкурсе!

2
1 Concertina   (24.12.2021 17:00) [Материал]
Тема расставания в Саге такая щемящая. И спустя годы любая вариация этой горечи и боли отзывается во мне. Мазохист я что ли smile
Когда разговор переключился на Викторию, испугалась, что тихого повествования не будет, а получилось очень хорошо.
Бо - фанат баскетбола? Эдвард без оконченного образования? Неожиданно!
Приятно, что взгляды Калленов на столько широки: не только с пониманием отнеслись к человеку в жизни Эдварда, но и к парню.
Спасибо за историю и удачи в конкурсе! Она понравилась