Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2534]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [9]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4789]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15087]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14300]
Альтернатива [8977]
СЛЭШ и НЦ [8902]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4347]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей марта
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за март

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ночь
Она любила закат, подарившей ей такое короткое, но счастье. Он любил рассвет, дарующий новый день. Что может их объединять, спросите вы? Я отвечу – ночь.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

После звонка
Развитие событий в «Новолунии» глазами Эдварда, начиная с телефонного звонка, после которого он узнает о «смерти» Беллы.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Равноденствие
Мир перевернула не война, хотя она идет. Жестокая, бессмысленная и беспощадная. Земля содрогнулась не от горестных стенаний и предсмертных криков, хотя их в избытке. Всю выстроенную долгими веками жизнь извратили предательство, лицемерие, равнодушие, ненависть. Что или кто сможет противостоять натиску убийства и изощренности коварства? Любовь? Доброта? Сплоченность?
Но есть люди… просто, лю...

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Вопреки
Дворцовые страсти,интриги,сплетни, потери и истинная любовь,которая возможно переживёт все невзгоды в декорациях Англии XIX века.



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9833
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Крылья. Глава 9

2019-4-22
4
0
«Ночь распахнет дверь в прошлое,
Чтоб вспомнить все и все понять»
Кипелов


Сон не приходил всю ночь напролет. От бессонницы я едва не начала считать баранов на потолке. Казалось, что в глаза насыпана алмазная пудра, от которой появилась ужасная боль. Перестав таращиться в темноту, я смежила тяжелые веки, постаралась заснуть.
Однако меня то и дело мучили кошмары, в которых я проваливалась в тяжелую полудрёму. Просыпалась с тревожно бьющимся сердцем. Несколько раз казалось, что на кресле снова сидит Кирилл. Но его там не было - лишь черная пустота, тусклый свет фонаря, падающий пятном на пол.
Поднявшись на рассвете, прошла на кухню, сварила себе кофе и по старой привычке села на подоконник. Получила сообщение от Кирилла. Он уже в столице. Грустно улыбнувшись, подумала над ответом. Решила некоторое время хранить молчание.
Прости, Кир, я не понимаю, что происходит. Что нас с тобой связывает….
Мне необходимо всё выяснить. Узнать ответы на терзающие разум вопросы. Почему за столько лет мать ни разу не обмолвилась, что знакома с Ярцевым и его братом? Она же сама отдала мне тот диск «Ярости», с потрясшей мое воображение фотографией.
Кирилл упомянул о дружбе между его старшим братом и моими родителями. Непонятно. Мама ни о чем мне не говорила. Полнейшая тайна за семью скрижалями в волшебном ларце.
На работе ближайший месяц ожидался полный штиль. Агентство ничьих гастролей не устраивало. Я была предоставлена сама себе, тем более, текущие дела я завершила. Элька выпроводила меня к родителям пинками, даже электронный билет собственноручно оформила. Самой же любопытно, какими скелетами и шкафами иже с ними владеет мое, казалось бы, обычное семейство.
Полтора часа на скоростном экспрессе «Ласточка» - олимпийском наследии – и я окажусь в Волногорске. Название чересчур правдивое. Кроме Черного моря, гор, поросших смешанным лесом, с преобладанием хвойных пород, там ничего примечательного не было и не будет. Неизменная стабильность.
Море. Волны. Горы. Туристы летом. Скукотища и медвежий угол зимой, где снег – невидаль, редкая экзотика.
И прошлое, что било в тревожный набат. Я старалась не думать о связи Ярцева с моей семьей, мрачной тайной, но…
Плохо получалось.
Электричка неслась по остро заточенным рельсам, крича гудками, как раненая птица. С правой стороны мелькали горные выступы, на которых слез грунт, являя всем нутро – серо-голубые пласты базальтовых пород. Справа – переливалось море всеми оттенками лазурита, и пенились кудри волн.
Привычный пейзаж, производящий впечатление лишь на туриста с Севера. Я же не обращала внимания на красоты родимого края. За двадцать с лишним лет он успел стать серой обыденностью.
Цивилизация привычно вошла в мои поездки к отчему дому. В вагоне работал wi-fi на приличной скорости. Настроив интернет-трансляцию любимой радиостанции, воткнула наушники, прислонилась лбом к оконному стеклу.

- Всем привет, вы слушаете радио «Наш рок» и сегодня в программе музыкальных новостей «За сценой» долгожданный гость – Кирилл Ярцев, фронтмен команды «Ярость».
Голос Кирилла зазвучал в моих ушах. По спине поползли клятые мурашки, а сердце принялось совершать неистовые кульбиты. Я тут же вспомнила его жаркий шепот, щекотку, внутренний трепет от физической близости.
- Привет, Ярый. Давненько не было от вас новостей. Что сегодня? Какие новости?
- Всем привет! Сегодня у нас премьера песни. Это будет колыбельная-баллада. Лирическая композиция.
- Вдохновение прилетело само или кто-то помог? Помнится, ты говорил, что тебя вдохновляют события из собственного опыта, - тараторил ди-джей.
- Эм, - Кирилл замялся, после паузы продолжил: - Дождь, ночь, спящая девушка. Южный город. Мечты и сны.
- О! Ярый, да ты никак романтик.
Ярцев усмехнулся:
- Ага. Малость недобитый и контуженный.
Раздался мужской смех на два голоса.
- Пожелай что-нибудь твоим поклонникам. Песня – для них долгожданное событие.
- Слушайте нашу новую песню, верьте в лучшее. Спасибо за долгое ожидание и веру в нас, друзья, - закончил интервью Кир.


И зазвучала красивейшая музыка. Перебор звонких струн сменился переливом соло-гитары. Это была именно та мелодия, которая приснилась мне в номере, когда Ярый попросил остаться с ним.
Значит, он, действительно, сочинил песню, пока я спала. И не признался сразу. Любитель сюрпризов! Должна я понимать его полунамеки….
Ярый – невозможный гад! И, кажется, я его так про себя называю в миллионный раз.
Мелодия уносила меня далеко, в край, где сбываются мечты. Перед глазами соткался узор фантазии: красивый, сильный мужчина, будто преданный пес, охраняет сон девушки, нежно перебирает ее волосы и обещает, что всё будет хорошо. Песня закончилась, а я погрузилась в трансовое состояние.
Всё это было… Нереально. Подходящее определение для моего нынешнего состояния. Недомолвки Кирилла, молчание родителей. Встречи, поцелуи, песни. Остановите Землю, я сойду!
Голова шла кругом.
Я осталась в одиночестве на остановке, а «Ласточка», тревожно гудя, продолжила свой путь, виляя последним вагоном и скрываясь за выступом горы.
Прямо предо мной, на переходе через железнодорожные пути, начинался Волногорск. Встречал отдыхающих палатками со всякой дребеденью для пляжа и ненужными сувенирами, вроде ракушек с именами.
Позади моей спины лучилось синевой море. Солнышко разбрасывало лучи во всю прыть, позабыв, что сейчас в средних широтах дожди, слякоть и осенние простуды.
Отдыхающие атаковали бархатный сезон, грели тела, особо отчаянные купались.
Нет. Не понять южному человеку тягу курортника залезать в воду при температуре воды плюс двадцать пять градусов. Бр-р. Холодно.
А вот на солнце жарко. Климат - почти субтропики.
Я взяла в руки легкую куртку, забросила на плечо рюкзачок, направила стопы в сторону отчего дома.
Вот продуктовый магазинчик, где любят отовариваться туристы. Вдалеке виднеется лысая гора с облезлой макушкой, украшенная порослью сосен. Деревья невесть как цеплялись за землю корнями, создавая иллюзию – от дуновения ветерка они оторвутся и улетят вниз.
Центральная улица с парой кафе, столовой для отдыхающих. Дискотечная открытая площадка. За углом – фельдшерский пункт, школа, администрация. Приземистое казенное здание серого мышиного цвета – папин участок. Не густо с постройками, а так же культурной жизни. Отсюда ближе к Сочи, чем к краевому центру.
Наш переулок, что скрылся за кипарисовой аллеей. Гигантские деревья царапали верхушками небо. Запах хвои. Смолы. Вечно зеленых кустарников. Чего-то непостижимо родного. Папа рассказывал, что во времена его детства многие заводили павлинов. Птицы с длинными хвостами рассаживались на кипарисовых ветвях в вышине, громко кричали, пугая курортников.
Я увидела цветущий олеандр. Остановилась посреди улицы, как вкопанная. Приземистый одноэтажный дом не выглядел обжитым. Раньше, по крайней мере, около его дверей можно было заметить сложенные шезлонги, а на веревке во дворе вещи отдыхающих.
Теперь же дом, который я видела с детства, но не замечала, выглядел словно больным, ослепшим из-за пропыленных оконных стекол, облупившейся краски на рамах и фронтоне.
Кирилл здесь жил. Сидел на лавочке около забора. Играл на гитаре. Учился в моей школе. Провожал девчонок домой. Пытался приставать к моей маме…
Господи! Я так с ума сойду. Не могу увязать обрывки мыслей в единое полотно.
Внутри родового гнезда меня поджидала тишина. Родители на работе. У отца, кроме нашего посёлка городского типа есть еще с десяток поселений, которые требуют его посещений. Сколько помню, то папа постоянно в разъездах. И мне никогда не было стыдно за профессию отца, за то, что он местный участковый. Кто-то ведь должен и этим заниматься.
Мама занята в пансионате, находящемся в километрах десяти отсюда. Она заведует культурно-развлекательной программой, как и я, работает в промоушене, но другого уровня и типа. Работа у нее сезонная. Зимой она практически каждый день дома, создает нам быт с уютом.
Меня никто не ждал. Я не предупреждала, что сегодня приеду.
Повесила куртку на вешалку у входа. Разулась и, бросив ключи на тумбочку, осмотрелась. Ничего не изменилось: маленький, чистый и уютный дом в два этажа - роскошь по меркам прибрежного поселка. Спальня родителей наверху в мансарде, моя и когда-то бабушкина – на первом этаже. Нашему дому более ста лет. Каждое поколение семейства Бельских что-то меняет, достраивает, улучшает. Каков был дом изначально, даже моя бабушка не помнила.
Я прошла в гостиную, села на пол около небольшого шкафчика и достала оттуда альбом с цветными фотографиями, некоторые сделаны на полароиде. Ничего нового. Всё это я знаю наизусть. Часть моего детства.
Где же поискать?
После смерти бабули ее комната превратилась в гостевую. Там же сохранилась старая мебель. Шкаф с комодом. Я не любитель трогать чужие вещи, нарушать пространство. Поэтому не знаю, что там хранится. Помимо тех вещей, которые укладывала вместе с мамой.
Я прошла в маленькое помещение с зашторенными окнами. Сдвинула тяжелые портьеры. Пыль на полу стала четко видна в солнечном свете. Давненько мама сюда не заглядывала.
Открыла комод. Обувные коробки громоздятся горкой. В первой попавшейся оказались старые документы, в том числе и военные письма прадедушки. Позже прочту. Не в настроении сейчас бередить душу делами истории настолько давней. Меня интересует период двадцати лет.
Следующая коробка оказалась более информативной. Я села на кровать. Стала
перебирать фотографии. Вот родители на пляже, изрядно принявшие чего-то алкогольного. У мамы на голове копна волос, стоящих дыбом. Смешная такая. Начес, однако. Мама смеётся, а папа держит её на руках.
Фото сделано на каком-то концерте. Вокруг сотни людей, одетых в черные майки, они все тянут руки вверх. У фотографа явно дрожали руки, потому что снимок изрядно смазан.
Еще одно изображение родителей, причем папа одет по форме курсанта школы милиции, а мама…
Образ очень похож на тот, который популярен сейчас. Широкая майка, завязана узлом на животе. Джинсы с высокой талией. У нее густо подведены глаза. Коричневая помада. Она явно бунтарка! Выделяется на фоне других.
А вот… Это же… Мама! Она на сцене, что-то кричит в микрофон, а рядом с ней… Слава Мотылев! Брат Кирилла.
Я помотала головой. Ничего не понимаю. Да, я слышала, что перед тем, как податься в менеджмент, Мотылев вроде как собрал свою команду. Не удивительно, что старший брат поддержал Кирилла в его начинаниях.
Но мама-то моя причем?
Со следующего снимка на меня смотрела компания подростков, одетых по моде начала нулевых – конца девяностых годов. То время, когда я была совсем крошкой. Знаю былое только на снимках, отпечатанных на глянцевой бумаге.
По центру стоит совсем молодой парнишка.
Кирилл!
Он выделяется. Видно, что в компании он – лидер. Светлые, выгоревшие до соломенного оттенка, волосы достигают шеи. Топорщатся на макушке. Торс его обнажен. Майка висит на плече. Он искренне и открыто улыбается. Даже нагло, словно, бросает вызов, что фотографу, что всему белому свету.
Рядом с ним стоит…
Ничего не понимаю! Рядом с ним стояла я, скромно потупившись, улыбка едва наметилась. На щеках румянец.
Желтый сарафан. Обнаженные коленки. Загорелые плечики. Вьющиеся каштановые прядки почти до поясницы.
Я еще раз внимательно посмотрела на фото. Это все же была не я – слишком острые скулы, карие глаза на оттенок светлее, и волосы вьющиеся, нечета моим. Девушка ниже меня ростом. Ее макушка едва доставала плеча Кирилла.
Кто это?!
Послышалось хлопанье входной двери. Шаги. Мама застыла на пороге. Хотя я не сразу сообразила, ощутив ее присутствие скорее интуитивно.
Вздрогнула и перевела затравленный взгляд на маму.
- Сашка, когда ты успела приехать…
Она осеклась, глядя на мое ничего не выражающее лицо.
- Так, всё ясно. Ты нашла коробку. Игорь предлагал её сжечь. Я не разрешила. Невозможно убрать память, если даже сожжешь все «якоря», которые будут тянуть к ней.
- Мам, - жалобно протянула я, - пожалуйста… Мне нужно знать.
Она задумалась. Вздох. Морщинка на переносице – показатель раздумий. Молча села со мной на кровать. Взяла фотографию из моих немеющих пальцев.
- Игорь меня убьет. Ну, сама понимаешь, не убьет. Это я образно, - мама усмехнулась. – Он мне запретил поднимать с тобой эту тему. Вернее, когда-то мы договорились, что не будем посвящать тебя в дела давно минувших дней. Слишком больно. Проще умолчать. Я решила так: если ты спросишь, то обязательно расскажу. Без утайки. Сама провоцировать интерес не стану. Ты не спрашивала в детстве. Сейчас же… Лучше сразу говорить, как есть! Тайны не доводят до добра.
Мама тяжело вздохнула. Принялась перебирать старые фото, не глядя на меня.
- Кто эта девушка? – произнесла я, дрогнувшим голосом.
- Александра Бельская. Алька. Сестра твоего отца. На фото ей шестнадцать лет. Кирилл… Первая любовь.
Мама невесело улыбнулась. В её глазах стояли слёзы.
- Тетя Шура? То есть, та могилка, куда мы ходили с бабушкой… ее погибшая дочь, папина сестренка… Но ведь… Тетя Шура! Я знаю ее так…

Ковер опавшей хвои под ногами. Солнечные пятна лежат на земле разрозненной мозаикой. Пробиваются сквозь макушки исполинских сосен и кавказских кедров. Внизу плещется море. Самая высокая топографическая точка – и есть кладбище. Здесь находят покой жители Волногорска, ближайших поселков.
Я едва не спотыкаюсь о громадный корень, убежавший из темницы мягкого грунта. Заскорузлый. С налетом зеленого мха, что пахнет прелостью. Меня он пугает. Кажется то ли щупальцем осьминога, то ли неведомого чудовища, способного утащить меня в нору.
Летним днем на опушке леса душно. Нет ветерка, что свободно гуляет внизу, разгоняет пенные волны.
Смотрю, как бабушка убирает жухлые иголки с гранитного надгробия. Нет фотографии. Небольшой обелиск с рваными краями. Надпись «Шурочка Бельская». Даты жизни и смерти. И всё. Рядом покоится её отец, муж бабушки. На его могилке простой железный крест. Тоже без фото.
Бабушка тяжело передвигается. У нее из-за болезни отекают ноги. Я помогаю нести пакет со снедью, которую необходимо раздать людям.
Настроение совершенно не скорбное. Я не знаю этих людей. Дедушка остается молодым мужчиной с пожелтевшей черно-белой фотографии, что висит в бабушкиной комнате. На стене, где еще есть иконки с лампадкой. В бабулиной комнате всегда пахнет дымным ладаном, воском, лекарствами и чем-то... Тягостным. Горестным. Пыльным. Не люблю там бывать.
А вот тетю Шуру знаю по рассказам бабушки. Не видела ни разу за двенадцать лет своей жизни. Мне она представляется блеклым пятном. Аморфным. Без тела, лица, голоса.
Мы приходим сюда с бабушкой каждый год. В дату смерти ее дочери. Папа привозит нас на машине. Ждет там же. Не выходит. Не убирает на могилке сестры. Словно боится смотреть на серо-бурый камень с отбитыми краями.
- Ну, здравствуй, Шурочка. Как ты тут? Птички поют тебе? – говорит бабушка, подавляя всхлипы. Из-за одышки дыхание срывается на свист. – Смотри, с кем я пришла. Санечка здесь.
Мне не нравится, когда меня называют Санечка. И я не люблю, когда бабушка разговаривает с глыбой плохо обработанного гранита, словно с живым человеком. Нет, я понимаю, что у надгробия такой дизайн, художественная находка. Однако камень мне кажется довлеющим, тяжелым. Мне жаль ту, что находится под ним.
- Скоро и я здесь буду рядом. Подожди, доченька.
Мысли бабушкины о смерти меня пугают. Не хочу, чтобы она переехала сюда – под корни деревьев.
Отхожу в сторону. Осматриваюсь. Мы находимся в глубине редкого леса. И за пригорком – шоссе. Отдыхающие спешат к вожделенному отдыху, нарушая кладбищенский покой, звуком шин и гудками клаксонов.
Я беру бабушку за руку, помогаю ей выйти из-за оградки. Она хромает. На прощание смотрит на гранитный валун. Тот холоден, что лед, и хранит молчание…


- Аля. Ты звала её так. Придумала прозвище в годик. И мы с Игорем подхватили. Алька. Да и она сама стала так представляться. В тебе души не чаяла. Ты ее няней еще звала.
- Я не помню!
- Тебе было почти три года, совсем малышка. Саша, конечно, ты не помнишь. Тем более, тема стала запретной в этом доме!
- Но мам… А твоя фотка! Ты на сцене!
- А, это, - мама рассмеялась, дрогнувшим голосом. – Мы со Славкой были бандой. Познакомились в Москве, на вступительных в Гнесинку. Собрали свою группу. Играли панк и хард-кор. Я голосила со сцены, что та сирена. Хотела быть круче Гвен Стефани из «No`Doubt» или Долорес из «The Cranberries». Называла себя Мара-Мора. Представляешь?
Я решительно не представляла. И даже не собиралась! Моя мама – панк?! Вокалистка группы. Поет со сцены. Запредельный бред!
- А потом был концерт ко дню города в краевом центре. Твой папа еще был курсантом школы милиции. Стоял в оцеплении. Меня увидел. Сказал, что пропал. Решил спасать меня из пучины порока, - мама ухмыльнулась. – А когда узнал, что я пою с его лучшим другом детства Славкой, то… Мы отрывались в то лето! Потом я поняла, что жду тебя… Ушла из группы. Та распалась. Славка подался в Москву не только учиться, но и работать, стал менеджером у какой-то команды. Женился на Оле – нашей поэтессе. Всё, как у всех.
Ничего себе «у всех». Моя мать, прекрасная и добрая, милая и нежная, в прошлом – солистка в панк-рок-группе! Куда уж мне с любовью к хеви-металл, работой в концертном агентстве и байк-шоу. Прав Ярый – потерянное мы поколение.
Кирилл.
Сердце заныло.
Слезы царапнули веки, наполнив глаза сдерживаемой горячей влагой.
Мама замолчала. Долго обдумывала слова, а затем произнесла, дрогнувшим голосом:
- Алька была слишком… Нежной. Тепличной. Домашней. Правильной девочкой. Романтичной натурой. Она не умела делать глупости, обдумав, взвесив все за и против. Как это умеешь ты. Как когда-то делала я. Она решилась на одну авантюру, сгоряча, на эмоциях. Кирилл пытался ее остановить. Случилось то, что случилось. Мы все виноваты. Я, что не смогла уговорить твоего отца. Отец в своем упрямстве, непримиримости. От большой любви пытался спрятать сестру от внешнего мира. Тот же ответил ему зеркально: забрал Альку. Игорь спрятал все напоминания о ней. Так ему казалось проще пережить утрату. Сначала убрал все вещи после похорон. Помогало слабо. Потом фотографии… Твоя бабушка называла дочь только Шурочкой, потому надпись на памятнике такая.
Я плакала, не вытирала слез, ручьем бегущих по щекам. Мне казалось, что яркая жизнь превратилась в черно-белую пленку немого кино.
Разбитый хрусталь иллюзий не склеить и не собрать. Осколки слишком мелки, они ранят, заставляют все внутри кровоточить.
Кирилл. Я. Его первая любовь. Запутанный любовный треугольник, одной вершины в котором нет в физическом мире.
Как мне соревноваться с памятью? С призраком из юных лет, где всё кажется ярче, чище и лучше?
И надо ли мне оно, соревнование…
Мир рухнул, сгорел дотла. Стало трудно дышать. Всё это время Кирилл хотел найти во мне, в моей внешности отголоски схожести с другой девушкой. С той, с кем я похожа благодаря природе и родству.
Всего лишь тень…
Саша Бельская – отголосок старой сердечной раны, а не самостоятельная и привлекательная женщина, способная увлечь мужчину.
Он знал! С самого начала знал, кто я. Кто мои родители. На кого я похожа из-за семейно-кровного родства. Промолчал! Назвал меня Алькой.
Наш поцелуй… Я – замена.
Пелена слез застилала глаза, обида душила, не давала глотнуть и толику воздуха.
- Как она умерла? – выдавила я из себя практически по слогам.
- Саш, дочь, я рассказала и так слишком много. Остальное спроси у Кирилла. Я уверена, тебе необходимо выслушать его вариант истории. И умоляю тебя, не говори ничего отцу. Он приехал от тебя рассвирепевший, я его таким никогда не видела. Кричал, что Ярцев вновь рушит нашу и твою жизнь снова. Клялся, что никогда больше не допустит ваших встреч. Обвинял во всём меня. Это же я не препятствовала…
Мама осеклась, некоторое время помолчала. Подождала, пока я вытру слезы.
Мама обняла меня и сказала:
- Я тебя люблю, Саша, и папа любит тоже. Мы всегда принимали твой выбор. Я долго, очень долго разговаривала с Игорем. Я не хотела повторения истории с Алей. Невозможно уберечь своего горячо любимого ребенка или сестру от мира. Он сам найдет. И заберет, если ты не научишь свое опекаемое чадушко жить, не боятся, того, что есть за забором или комнатой. Потому папа не стремился тебе что-либо запрещать. Он очень изменился, Саша. Ты даже не представляешь насколько. Того упрямого молодого Игоря больше нет. И да, я понимала, что работая в концертном агентстве, ты когда-нибудь, рано или поздно, столкнешься с Ярым. Не стала прятать от тебя диск, который мне прислала Оля. Я радуюсь успехам друга, хоть и бывшего, его брата. Я знала Кирилла подростком. Не была против его отношений с Алькой. И… Глупо бегать от… Не знаю… Прошлого. Его боли. Тем более, ты-то здесь совсем ни при чем.
- Мам, что мне теперь делать со всей информацией? И с Кириллом… не знаю!
- Слушай исключительно себя, Саша.
Я тихо заскулила. Сжалась в комочек. Положила голову на колени к маме.
Она прижала меня к себе, принялась гладить по волосам, как будто я вновь стала ее маленькой девочкой, которой она расчесывала волосы каждую ночь и заплетала две косички.
Успокоившись, вернув способность мыслить логически, я твердо решила узнать всю правду от Кирилла, хоть для этого мне придется вывернуть его душу наизнанку.

Вопросы можно задать здесь:


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-38197-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Korolevna (08.04.2019) | Автор: Korolevna
Просмотров: 293 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
+1
7 Olga_Malina   (11.04.2019 19:25)
Спасибо за главу. Теперь ей надо разобраться в себе. Что она хочет, хочет все забыть, или разобраться до конца. А может просто плыть по течению.
Решать только ей. Надеюсь у нее все получиться smile

0
8 Korolevna   (11.04.2019 21:14)
Саша для себя уже всё решила. Ей нужен Кирилл и откровенный разговор. Только после него придется делать выводы. Тем более, Сашка - барышня рассудительная. К излишнему драматизму несконна wink
Спасибо большое за коммент smile

+1
9 Olga_Malina   (11.04.2019 21:22)
Значит буду ждать их разговор smile

0
10 Korolevna   (11.04.2019 21:29)
Через главу. В следующей - флешбек от Кирилла о тех самых событиях с Алькой. Я пока еще пытаюсь соединить прошлое с настоящим. Будущее герои определят себе чуть позже, после закрытия всех мешающих моментов.

+1
3 Танюш8883   (09.04.2019 22:57)
Спасибо за главу)

0
6 Korolevna   (10.04.2019 09:28)
Всегда пожалуйста happy

+1
2 робокашка   (09.04.2019 19:19)
обидно, конечно, но надо всё узнать до конца sad

0
5 Korolevna   (10.04.2019 09:28)
А чего обижаться на то, что еще до конца не знаешь и строишь предположения? Саша пока на эмоциях, первый момент прожит, а дальше она уже всё обдумает спокойно wink

+1
1 pola_gre   (09.04.2019 18:59)
Цитата Текст статьи ()
я твердо решила узнать всю правду от Кирилла, хоть для этого мне придется вывернуть его душу наизнанку.

Уже неплохо - решила поговорить, а не отстраниться и замкнуться smile
Надо же узнать - замена она или нет? Может, он и сам еще не уверен, и надо помочь определиться в свою пользу...

Спасибо за продолжение!

+1
4 Korolevna   (10.04.2019 09:27)
Цитата pola_gre ()
Уже неплохо - решила поговорить, а не отстраниться и замкнуться

Сашка у меня на редкость разумная особа. Понимает прекрасно: обидеться, поиграть в игру "милый, догадайся сам, что между нами не так" - совсем не эффективная стратегия.
Цитата pola_gre ()
Надо же узнать - замена она или нет? Может, он и сам еще не уверен, и надо помочь определиться в свою пользу...

Воот, верное направление мысли wink

Спасибо за комментарий! happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями