Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8172]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [102]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3681]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Белое Рождество
Белла, всем сердцем любящая Лондон, в очередной раз прилетела сюда на Рождество. Но в этом году она не просто приехала навестить любимый город. У нее есть мечта - отчаянная, безумная, из тех, в которую веришь до последнего именно потому, что она – самая невозможная, самая сказочная из всех, что у тебя когда-либо были.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Нарисованное счастье
Жизнь Беллы почти идеальна: добрый муж, красивая дочь и любимое занятие. Лишь одно мешает Белле почувствовать себя полностью счастливой – привлекательный незнакомец, бегающий в парке по вечерам. Сможет ли Белла бороться с искушением и сохранить семью или, может, ей стоит поддаться чувствам?
Мини. Завершен.

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...

Останусь пеплом на губах
Белла Свон - девушка, болеющая раком легких, которая совершенно не цепляется за жизнь. Она уверена, что умрет и никто в обратном убедить её не может, но однажды, в один из вечеров она встречает парня, от которого так и веет любовью к жизни

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Рождественский Джаспер
Юная Элис Брендон отчаянно мечтает об особом подарке и просит у Санты исполнить ее самое заветное желание. Но у озорного старика совсем иные представления о мечте девочки…



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 434
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

A Quiet Fire | Тихий огонь. Глава 24

2016-12-10
16
0
Где нет больше дров, огонь погасает, и где нет наушника, раздор утихает.
Библия. Притчи 26:20


13 ноября 2010

Я не водила свой грузовик уже больше двух месяцев, и когда увидела его впервые за такое долгое время, горло сдавил спазм. Так много воспоминаний.

В подарок на мое восемнадцатилетие Джейкоб переделал почти весь двигатель. Хотя пикапу уже больше двадцати лет, он никогда не создавал мне проблем. Те, кто смотрят на механиков свысока, просто не понимают артистизма их работы, мастерства, которое необходимо, чтобы взять куски металла и создать что-то настолько основательное и надежное.

В голове крутится, причиняя боль, вчерашний телефонный разговор с Джейкобом: когда он начал излагать свои планы, касающиеся нас обоих, в его голосе звучали всё те же напряженные нотки. Первым делом он снова заговорил о моем возвращении в Форкс после окончания курса занятий… Но что потом? Где, по его мнению, я должна буду преподавать – в Порт-Анджелесском Общественном колледже? Он вообще не принимает в расчет мои желания – или, возможно, просто предполагает, что я захочу того же, чего хочет он, – в любом случае, это меня рассердило. Правда, в каком-то смысле его, наверное, не в чем винить, ведь до сих пор я никогда по-настоящему не отстаивала свои права.

Я понимала, что нельзя дольше оставлять его в заблуждении, но любые слова казались неправильными.
«Всё кончено».
«Я встретила кое-кого».
«Ничего не получится».
«Я люблю тебя недостаточно для того, чтобы выйти за тебя замуж».

Безусловно, так было нельзя. А стоило мне сказать, что нам необходимо поговорить, поэтому я меняю билет и прилечу в каникулы Дня Благодарения, как Джейкоб совсем поник.

– А разве нельзя по телефону? О чем ты хочешь поговорить?
– Нельзя. О многом, Джейкоб. Ты…
– Так я и знал, – перебил он меня прерывающимся голосом. – Пожалуйста, ничего не говори сейчас. Пожалуйста.
– Но ты не понимаешь. Мне…
– Я буду бороться за тебя. Ты приедешь на День Благодарения, и мы всё исправим, обещаю. Виновато расстояние. Оно нас разобщает. Я тоже чувствую это. Но когда ты вернешься домой, ты поймешь… нам на роду написано быть вместе.


Я не стала тогда настаивать, однако его решимость меня встревожила. Не знаю, чего я ожидала – что он с легкостью согласится? Примет это всё с беззаботной улыбкой и обнимет напоследок?

«Он не захочет меня отпустить».

Как отличается этот Джейкоб от парнишки, знакомого мне с детства. Или, возможно, я увидела ту его сторону, о существовании которой никогда не подозревала?

Задумавшись, провожу рукой по краю кузова.

– Это твой? – возвращает меня к действительности раздавшийся рядом голос Эдварда. Я киваю, наблюдая за его лицом, пока он разглядывает пикап, и жду какого-нибудь комментария о внешнем виде моего транспортного средства. Но Эдвард благоразумно помалкивает – эту историю он уже знает. А вот о разговоре с Джейкобом, вернее, о неудачной попытке поговорить, я ему не рассказала – не хотела еще сильнее расстраивать.

Во вторник мы засиделись у меня допоздна. После ужина долго обсуждали наши дальнейшие действия и в результате решили как можно скорее встретиться с его родителями. Мы назначили поездку в Элджин на сегодня, поскольку по субботам отец Эдварда раньше возвращается с работы, а нам нужно застать дома их обоих. Первоначальная категоричность Эдварда сменилась молчаливой безропотностью, но его челюсти плотно сжаты, ноги непривычно неподвижны, я буквально кожей ощущаю исходящее от него напряжение. Внешне он пугающе спокоен, однако я достаточно хорошо знаю его, чтобы понимать, что это кажущееся спокойствие, которое очень легко разрушить.

Я кладу руку ему на колено, поглаживаю напрягшиеся мышцы.
– Ты готов? – спрашиваю я. Эдвард заглядывает мне в глаза, и я вижу его страх – он здесь, прямо на поверхности. Ох, Эдвард. Он так остро всё чувствует. И это одна из причин моей любви к нему.

Он коротко кивает, а я поворачиваю ключ в замке зажигания и с облегчением слышу привычный рев двигателя.

За последние несколько дней Эсме оставила Эдварду несколько взволнованных сообщений, умоляя его ответить и дать ей возможность «всё объяснить». А вот сейчас, когда до встречи с родителями Эдварда осталось совсем немного времени, волнуюсь уже я сама. До Элджина всего сорок пять минут езды, но этого достаточно, чтобы обдумать все возможные исходы нашего визита. Вдруг Каллены действительно имеют отношение к пропаже писем… тогда как они воспримут то, что мы с Эдвардом вместе? Если они стремились держать нас подальше друг от друга, когда мы были детьми, почему бы им хотеть нашего воссоединения теперь? До меня начинает доходить вся сложность ситуации. Предположим, они на самом деле воспользовались случаем и намеренно отделили меня от своей семьи. А Эсме, возможно, никогда не отвечала взаимностью на мою привязанность. Будет ли это важно для Эдварда, когда пройдет его злость на родителей, если она когда-нибудь пройдет? Я не хочу, чтобы ему всегда приходилось выбирать между своей семьей и мной.

Один взгляд на Эдварда – и я понимаю, что он тоже с головой ушел в раздумья.

Вскоре за окнами машины появляются знакомые места… вот и старый ресторан МакКэйба, где я иногда ужинала вместе с Калленами. Эдварду очень нравилось их фирменное картофельное пюре. Здание кажется маленьким по сравнению с тем, что я помню, и каким-то ненастоящим, словно декорации к фильму. Здесь и там начинают мелькать давно забытые вывески и названия улиц. Я резко вдыхаю, заметив выцветшую афишу «Ramblers» – бейсбольной команды, в которой раньше играл Эдвард.

– Ты в порядке? – он озабоченно сдвигает брови и тянется, чтобы погладить меня по волосам.

– Кажется, да.

– Хочешь, я сяду за руль?

– Нет. Со мной всё хорошо, – машинально отвечаю я, хотя втайне уже сомневаюсь, что способна довести начатое до конца. Мое тело начинает подавать настораживающие сигналы: дыхание учащается, пульс тоже. Я не хочу видеть свой старый квартал. Не могу. Вцепившись в руль, чувствую нарастающую внутреннюю дрожь.

– Белла…

Разумеется, от Эдварда не укрылось мое состояние – он и раньше всегда знал, когда я нервничала, несмотря на все мои попытки притвориться спокойной.

– Со мной всё хорошо, – повторяю я.

Но когда мы проезжаем мимо старшей школы Южного Элджина, со мной уже совсем не хорошо. Голова кружится, кровь ревет в ушах, поле зрения заволакивает чернота. В последний момент перед тем, как мою грудь окончательно сдавливает приступ паники я успеваю свернуть к тротуару. Кладу голову на руль, понимая, что вот-вот потеряю сознание, и даже отчасти желая этого. Как могла я подумать, что справлюсь? Я ощущаю себя так, словно наспех сложена из кусочков и готова развалиться на части от малейшего ветерка.

В этом сумеречном состоянии я едва замечаю Эдварда, который снаружи уже открывает дверцу машины и, отстегнув мой ремень безопасности, помогает мне выйти. Я падаю на него, совершенно беспомощная, слабая и зависимая, но при этом испытываю невероятную благодарность за то, что он со мной. Изо всех сил цепляюсь за него, а мое тело содрогается от бесслезных рыданий.

– Прости, прости. Мне не следовало просить тебя ехать со мной. Прости меня, – он бормочет что-то невнятно-утешительное, а я пытаюсь позволить ему успокоить меня. Знаю, нам необходимо сделать это. Но воспоминания… их так много, особенно здесь. Слишком много. Эдвард, Элис, мама. Чувствую легкий поцелуй в висок, но я уже далеко, в прошлом. В том последнем дне, когда Эдвард проводил меня до школы и поцеловал, не таясь, как свою девушку. Жаль, что я не смогла пойти с ним на танцы и увидеть, как он хорош в смокинге.

Столько всего потеряно, а почему? Скажут ли они вообще нам правду?

Через несколько минут, когда я уже успокоилась, Эдвард садится за руль и, обняв меня за талию, притягивает поближе к себе.

– Рычаг заедает, – шепчу я, когда он заводит двигатель.

– Хорошо, дорогая.

Он отъезжает от тротуара и в три приема разворачивается прямо посреди пустой дороги.

Догадавшись, что он собирается сделать, я чувствую, как мои глаза тревожно расширяются.
– Нет! Мы должны с ними увидеться, Эдвард. Пожалуйста. Мы должны. Пожалуйста.

– Но, Белла…

– Слушай, со мной всё будет хорошо. Обещаю. Просто нахлынуло… неожиданно. Но сейчас уже всё в порядке, честное слово, – я понимаю только одно: сейчас или никогда. Со мной всё будет хорошо. Мне придется справиться.

– Ты уверена? На самом деле?

– Поворачивай. Нам нужно ехать. Пожалуйста.

Эдвард вздыхает, и я чувствую его нерешительность. Тем не менее он уступает – ведь цель нашего путешествия уже недалеко…

Когда мы наконец въезжаем в наш старый квартал, меня охватывает странное спокойствие. Ни одной эмоции. И всё-таки Эдвард предусмотрительно выбирает маршрут, лежащий в стороне от моего дома… или того места, где он был когда-то.

Около пяти часов вечера мы останавливаемся перед домом Калленов. Это невероятно – он совсем не изменился. Правда, черные ставни и белые стены трудно как следует рассмотреть из-за сгущающихся сумерек. Ухоженный газон. Розовые кусты Эсме, подрезанные на зиму. Как красивы они в разгар цветения – красные, розовые и желтые. Нам с Элис нравилось гадать на них «любит – не любит», украдкой сорвав цветок-другой – со всеми предосторожностями. Даже качели из старой покрышки по-прежнему висят на древнем дубе сбоку от дома. Просто не верится, что они всё еще здесь. Если закрыть глаза и напрячь воображение, можно почти услышать веселый визг Элис, когда Эдвард раскачивал ее: «Выше, выше!»

Заметив на подъездной дорожке роскошную машину, Эдвард застывает, его рука напрягается у меня на талии. В отличие от меня, он явно узнаёт этот автомобиль:
– Отец дома.

– Хорошо. Ведь мы поэтому и приехали.

На втором этаже светится окно кабинета Эсме. Должно быть, она тоже дома. Меня раздражает, что старшие Каллены просто продолжают жить своей жизнью, в то время как мы с Эдвардом зависли в этой мучительной неопределенности. Верно, его мама все эти несколько дней после их телефонного разговора беспрестанно звонила ему, но тем не менее.

Эдвард кладет руку на дверцу и поворачивается ко мне с серьезным выражением лица – и я снова вижу ту же плохо скрытую тревогу. Он печально улыбается, словно говоря: «Ну вот и всё». Я наклоняюсь к нему, тянусь губами к его губам, нам обоим необходимы уверенность и утешение. Его язык нежным касанием приоткрывает мой рот. Пульс как по команде ускоряется. Даже если я буду жить вечно, то никогда не устану целоваться с Эдвардом.

Я клянусь себе оставаться сегодня сильной ради него, ведь ему необходима моя поддержка.
– Что бы они ни сказали, я с тобой. Хорошо? – говорю я, когда мы наконец отрываемся друг от друга.

– Я люблю тебя, – бормочет он возле моей щеки. И, хотя он уже говорил это прежде, меня охватывает радостный трепет, который спускается до пальцев ног и поднимается вверх по спине. Знаю, до официального разрыва с Джейкобом я не должна говорить Эдварду о своей любви, он сам меня об этом просил, но все-таки, вероятно, чувствует мое желание сказать это. Понимает меня без слов. Мой милый Эдвард.

– Вчера я предупредила Джейкоба насчет Дня Благодарения.

На лице Эдварда множество противоречивых эмоций – страх, радость, озабоченность. Он наверняка расстроится, если узнает подробности нашего разговора, поэтому я просто качаю головой. Сегодня у нас и так хватает проблем.

– Давай я… поеду с тобой, – предлагает он тихо.

Я вижу, он хочет этого, и искушение велико, но понимаю, что должна лететь туда одна.
– Мне придется сделать это самостоятельно.

Эдвард сглатывает и кивает. Ему нелегко принять мое решение, но хватает такта не давить на меня.

Дорога к парадному крыльцу кажется бесконечной, а когда мы всё-таки поднимаемся на него, Эдвард нерешительно останавливается, прикоснувшись к дверной ручке.

Он стискивает зубы и, изменив свое намерение, тянется к звонку. Свободной рукой он крепко держит мою, а я сжимаю его пальцы.

Примерно через полминуты дверь распахивается.

Я едва не ахаю при виде Эсме – она очень изменилась и все-таки осталась собой. В тусклом свете прихожей я вижу седые прядки в ее волосах, аккуратно собранных в элегантный узел. По-прежнему подтянутая, она все-таки немного раздалась в талии. Глаза Эсме расширяются, когда она видит Эдварда, а потом меня, и рука ее беспомощно прикрывает рот. Из дома доносятся и растворяются в вечернем воздухе аппетитные запахи.

– Белла? – из-под пальцев Эсме слышится всего лишь слабый шепот, а ее взгляд словно обшаривает мое тело. При нашей последней встрече я лежала, обмотанная бинтами, в палате интенсивной терапии, поэтому, наверное, Эсме можно понять. Что она ожидает увидеть? Мои увечья? Она переводит блестящие от непролитых слез глаза с меня на Эдварда и обратно, а потом смотрит на наши сомкнутые руки.

– Да, – выдавливаю я. Эдвард не отпускает мою руку и бесстрастно разглядывает свою мать. А она прямо-таки излучает беспокойство. Вкупе с ее умоляющим взглядом в сторону сына, это очень похоже на признание.

– Я так переживала за тебя. Я…

– Можно нам войти? – тихо спрашивает Эдвард. Эсме кивает и полностью открывает дверь. Он первым трогается с места, по-прежнему сжимая мою руку… Я чувствую неловкость из-за этой открытой демонстрации наших отношений, ведь мы еще не знаем, какого рода связь его родители поддерживают с Билли (если, конечно, вообще поддерживают). И всё же рука Эдварда – это моя единственная опора, и я ни за что не отпущу ее.

Мы заходим в дом, Эсме закрывает дверь и бросает взгляд в сторону лестницы – видимо, Карлайл наверху, в своем кабинете. Или не слышал звонка, или его не интересует, кто пришел.

Здесь, внутри, я вижу, насколько сильно годы изменили Эсме. Историю ее жизни могли бы рассказать морщинки у висков и на лбу. Ужасно, когда ребенок умирает у тебя на глазах.

– Ты стала такой взрослой, Белла, – бормочет она. – Такой красивой.

Не знаю, что на это ответить, поэтому просто слабо улыбаюсь. Она нерешительно тянется ко мне и вдруг роняет руки – видимо, не уверена, что я позволю ей прикоснуться. Я не делаю шага ей навстречу, и ее ладони нервно сжимаются в кулаки, а взгляд снова устремляется к лестнице. Эсме явно нервничает – птица, которая вот-вот улетит.

– Он дома? – спрашивает Эдвард, и Эсме вздрагивает от того, как холодно звучит его голос. Это так на него не похоже.

– Да. Просто… я… мы звонили тебе, милый. Если бы ты мог понять, как трудно… Я так волновалась…

– Брось, пожалуйста. Ты знаешь, почему мы здесь.

Я не могу удержаться и слегка съеживаюсь, слыша, как он разговаривает с ней… как он зол. Разумеется, у него есть полное право сердиться, если то, чего мы боимся, действительно произошло. Эсме кивает и сглатывает, теребя золотистые пуговицы своего вязаного жакета.
– Милый…

– Давай без этой ерунды, хорошо? – говорит Эдвард. – Мы с Беллой приехали за ответами.

Прежде чем она успевает что-нибудь сказать, с верхней площадки лестницы доносится голос Карлайла:
– Эсме?

– Спустись, пожалуйста, – громко отвечает она. – Это Эдвард.

Несколько мгновений стоит тишина, потом мы слышим приближающиеся шаги. Когда Карлайл появляется перед нами, я едва узнаю его. Когда-то светлые, теперь его волосы полностью поседели, они совсем белые, почти как его кипенно-белая рубашка. Увидев нас с Эдвардом, Карлайл застывает, но, в отличие от Эсме, не кажется удивленным. Его зеленые глаза, так похожие на глаза сына, непроницаемы... по последним ступеням он спускается, не сводя с нас взгляда.

– Эдвард, – говорит он, огибая перила, – твоя мать передала мне то, что ты ей сказал. Но я не ожидал… Мы пытались… – он обрывает фразу, явно впервые заметив наши сплетенные руки. – Белла. Рад тебя видеть.

Его голос выверенно, расчетливо спокоен – слишком натренированный, чтобы это сошло за подлинные чувства. Когда мы были детьми, что-то в нем всегда пугало меня, хотя он редко бывал дома. Прямо как герой того давнего рассказа Эдварда – постоянно работающий, не принимающий участия в жизни своих детей, если не считать наказаний. Как я ненавидела Карлайла, когда он отказался выслушать объяснения Эдварда насчет марихуаны!

– Взаимно, – удается выговорить мне. Эдвард притягивает меня ближе.

– Как тесен мир, – добавляет Карлайл и, на сей раз улыбаясь, подает мне руку.

– Да, наверное… – отвечаю я, не принимая его руки – не столько из-за желания быть грубой, сколько из-за того, что совершенно потрясена этой ситуацией.

Он на секунду теряет свою уверенность и замолкает, глядя на всех троих. И в этот момент воздух кажется плотным от тяжелой тишины.

– Эсме говорит, ты учишься в Чикаго. Вместе с Эдвардом.

– Да.

– Как очаровательно, – бормочет он. – После стольких лет.

– Никак не ожидал, да? – резкая реплика Эдварда заставляет Карлайла заметно вздрогнуть.

– Сын, прошу тебя…

– Пойдемте в гостиную, – умоляющим тоном говорит Эсме. – Хорошо? Просто пройдите и присядьте на минутку, милый… Белла. Хотите чего-нибудь? Вы голодны?

– Нет, не голодны, – отвечает Эдвард за нас обоих. Меня мутит от напряжения, и, несмотря на вкусные запахи, я не смогла бы съесть ни кусочка. – Вы скрываете кое-что от нас, и мы хотим, черт побери, услышать правду.

– Пожалуйста, – добавляю я шепотом.

Эсме бросает взгляд на Карлайла, но я не могу понять их молчаливого общения. Она жестом приглашает нас в гостиную.

Обстановка мне незнакома, однако чувство композиции у Эсме, как всегда, безупречно. Под моими ботинками слегка продавливается толстое бежевое ковровое покрытие, и я на мгновение задумываюсь, не следовало ли разуться. Потолочный светильник – почти люстра – заливает комнату мягким желтым светом. В центре стоит основательный кофейный столик темного дерева. Я нерешительно смотрю на одинаковые темно-красные диваны, расположенные по обе стороны от него, пока Эдвард не направляется к одному из них.

Как я любила приходить сюда в детстве! Здесь всё всегда было чистое, новое и красивое, но гораздо большее значение имело кое-что другое: это был дом, полный жизни. Семья. Эдвард и Элис препирались, Эсме чертила планы наверху. Сейчас здесь очень тихо, если не считать тиканья маятниковых часов, висящих на дальней стене. Обстановка показалась бы довольно милой, если бы не то, ради чего мы приехали.

– Эдвард… – начинает Эсме, усаживаясь напротив нас. Карлайл, секунду помедлив, присоединяется к ней. Трудно определить, кто из них испытывает большую неловкость.

– Где эти письма? – требовательно спрашивает Эдвард. Он отпускает мою руку и с вызывающим видом подается вперед. Я тут же начинаю сожалеть о потере опоры, поэтому подсовываю ладони под себя, чтобы они перестали дрожать.

Голос Карлайла звучит устало:
– Сынок, понимаю, ты расстроен. Но…

– Расстроен? – резко переспрашивает Эдвард, в его глазах ярость. – Клянусь Богом, вам лучше рассказать мне, что происходит. Сейчас я чертовски больше чем «расстроен».

Глаза Карлайла едва заметно расширяются, а Эсме сурово смотрит на своего мужа:
– Расскажи своему сыну, Карлайл. – Я удивлена этим властным тоном… совсем не похоже на милую и покладистую Эсме, которую я когда-то знала. – Они возненавидят нас в любом случае, так пускай услышат всё от тебя.

Значит, Каллены действительно что-то скрывают. Меня удивляет их готовность разговаривать – я опасалась, что мы получим здесь только еще одну порцию лжи. Но, возможно, родители Эдварда просто понимают бессмысленность любых уловок.

Карлайл вздыхает и трет ладонями лицо:
– Я всего лишь пытался сделать то, что считал правильным.

– Не говори об этом мне, – раздраженно прерывает его Эсме. – Скажи им.

– Да уж, кому-нибудь пора начать, иначе мы с Беллой выйдем в эту дверь и никогда не вернемся.

И без того бледное, лицо Эсме белеет при этом заявлении Эдварда. Ее откровенное тихое отчаяние, несмотря ни на что, вызывает у меня жалость. Наступает удушливое молчание, и мне приходится напоминать себе дышать. Потом Карлайл снова начинает говорить:
– Могу я хотя бы попросить, чтобы вы меня выслушали?

Никто из нас не отвечает, и он понимает это как предложение продолжать.

– С самого начала! – бросает ему Эдвард.

– Белла… – Карлайл поворачивается ко мне с серьезным выражением лица. – Когда ты была маленькой девочкой, мы с Эсме очень… беспокоились за тебя и твою мать. Не уверен, что ты это знаешь, но мы неоднократно пытались помочь ей. Однако законы штата призваны защищать права душевнобольных, как и полагается. Очень трудно направить кого-то на принудительное лечение, если он не представляет опасности для себя или для других – а доказать такое практически невозможно, пока человек не обнаружит склонность к суициду или не начнет угрожать кому-то еще.

Это я и так уже знала – учась в колледже, была одержима исследованием материалов по биполярному расстройству, хотела лучше понять его и определить, есть ли у меня какие-то симптомы. В разных штатах законы различались, и всё же большинство их было направлено на защиту прав пациентов.

– Я мог бы углубиться в историю вопроса, но достаточно будет сказать, что это имеет отношение к тому, насколько отвратительно обращались в нашей стране с душевнобольными раньше: их запирали собственные родственники, даже без обращения в суд. Будучи врачом, я узнавал об ужасных вещах. Поэтому адвокаты выступали за более строгие и более протекционистские законы – и в целом это было хорошо. Но в некоторых случаях, к несчастью, те же самые законы затрудняли лечение таких людей, как твоя мама.

Я киваю, сглатывая и чувствуя себя больной. Слишком явный парадокс: человек имеет полное право не лечиться, если не хочет, – мне лучше, чем кому бы то ни было, известно, каким бременем и напряжением это оборачивается для близких. Я всего лишь хотела, чтобы мама принимала свое лекарство и была адекватной, но она не принимала. Просто не принимала его.

Оказывается, Карлайл и Эсме пытались ей помочь. Я этого не знала и сейчас испытываю смешанное чувство благодарности и разочарования, поскольку их усилия оказались тщетными. Эдвард снова берет меня за руку и нежно сжимает, а я придвигаюсь к нему поближе.

– Но была ведь еще и ты, ребенок в неблагоприятной домашней обстановке, - продолжает Карлайл. – Учитывая родительские права и строгие законы в отношении психически больных, положение таких детей постоянно ускользает от внимания. Кроме того, система государственного попечения перегружена и ребенок всегда рискует попасть даже в худшую жизненную ситуацию, чем та, из которой его забрали.

Да, вот он, мой глубочайший страх: что меня отдадут под опеку и я никогда больше не увижу Эдварда. Еще одна ирония судьбы. Мне не удается подавить саркастическую усмешку.

Карлайл грустно улыбается и, откинувшись на спинку стула, проводит ладонями по бедрам. В этом ракурсе он так похож на Эдварда… но я вижу и черты Элис – в них обоих. Насколько иначе могли сложиться наши жизни, если бы она была жива.

– Нам с Эсме часто доводилось обсуждать твое положение – и спорить. Она хотела, чтобы ты жила у нас. Мы не знали, что у тебя есть опекун или еще какие-то родственники, и не было никакого законного способа это выяснить. А потом твоей матери, казалось, стало лучше. И когда ситуация снова вышла из-под контроля, мы даже не догадывались об этом.

– Мне так жаль, Белла, – шепчет Эсме. – Наше промедление оказалось роковым.

Я содрогаюсь, вспоминая о том, как хотела сохранить свои проблемы в тайне… как заставила Эдварда пообещать. И теперь бремя вины лежит на плечах у всех нас.

Лицо Эсме выражает озабоченность:
– Ты могла прийти к нам.

– Мне было стыдно, – говорю я, глядя в пол.

Эдвард целует меня в висок и шепчет на ухо:
– У тебя нет и не было причин стыдиться. Никогда.

Я краснею от такого интимного действия, а Карлайл откашливается. Подняв глаза, я вижу, что родители Эдварда смотрят на нас с осторожным любопытством: они всё еще пытаются понять, кто мы друг другу теперь. Теперь это, наверное, довольно-таки очевидно. Можно всегда найти какое-то объяснение нашим сплетенным рукам, но не поцелую.

Карлайл колеблется перед тем, как продолжить:
– К тому же мы не знали о ваших с Эдвардом… отношениях.

Эдвард обнимает меня за талию, давая им еще одно подтверждение того, что прошлое продолжается в настоящем.

– Порой мне казалось, что, возможно, между вами что-то происходит, но я не была уверена. И ничего не говорила Карлайлу, – признается Эсме.

– Разумеется, Белла, когда ты пострадала, ситуация стала более сложной, – говорит Карлайл.

Мое сердцебиение учащается, и Эдвард гладит меня по руке. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста... не заставляйте меня снова переживать это. К счастью, Карлайл не задерживается на событиях того судьбоносного вечера.

– Власти сообщили Билли Блэку, и он немедленно прилетел вместе с сыном. Мы с ним несколько раз встречались по разным поводам, и эти встречи меня успокоили. Я убедился, что он будет хорошим опекуном, а он явно очень хотел позаботиться о тебе. Он рассказал мне всё о его дружбе с твоим отцом… Но я забегаю вперед. После пожара Эдвард… – Карлайл переводит взгляд на своего сына, – Эдвард был… безутешен.

Эдвард напрягается рядом со мной, и у меня возникает ощущение, что Карлайл о чем-то умалчивает. Мне вспоминается наш ночной разговор с Эдвардом, когда он приехал ко мне после вечеринки. Он сказал тогда, что не смог вернуться в больницу после того, как увидел меня там… это предательство до сих пор причиняет боль, хотя сейчас я лучше понимаю причины.

Если бы мне пришлось оказаться на месте Эдварда в тот период моей жизни…

– Мы очень беспокоились, – вмешивается Эсме, пытаясь встретиться со мной взглядом. – Эдвард винил в пожаре себя… Именно тогда подтвердились мои подозрения о романтической привязанности Эдварда к тебе.

Привязанность. Это слово кажется недостаточным для того, чтобы описать то, кем он был для меня.

– Элис настаивала, чтобы мы боролись за опеку над тобой, – шепчет Эсме. – Нам следовало попытаться. Теперь я это знаю.

– Но вы были так молоды, вы оба, – говорит Карлайл. – Я волновался за Эдварда, за тебя. Боялся, что ему не по силам будет находиться рядом с тобой во время лечения… не знал, как он справится, если всё пойдет плохо. И ваши отношения – честно говоря, я их не одобрял… Белла, тебе едва исполнилось четырнадцать. Мне пришлось сделать то, что было лучше для моего сына. И прости, если это прозвучит жестоко, но отношения с гораздо более юной, серьезно травмированной девушкой не могли пойти ему на пользу.

Слова Карлайла ранят меня до глубины души. Он видел во мне лишь подпорченный товар – и, вероятно, видит до сих пор. Эдвард сжимает мои плечи, и я замечаю, как пульсирует жилка у него на виске.

– Не тебе было это решать, – выдавливает он сквозь стиснутые зубы.

– Мне. Я твой отец и делал то, что считал нужным.

– Мне было шестнадцать, я не был ребенком, черт побери!

– Возможно, но ты был не в том состоянии, чтобы принимать решения.

Не в том состоянии… Ох, Эдвард, что же с тобой творилось?

Он готов ответить, но Карлайл перебивает его:
– Билли увез бы ее независимо от нашего согласия – у него имелись все законные права. Но да. Я обсудил с ним эту ситуацию. И ваши отношения его очень встревожили, даже гораздо больше, чем меня. Он хотел немедленно положить им конец. С его точки зрения, Белле нужно было время, чтобы вылечиться. И подальше от Элджина – от тяжелых воспоминаний, связанных с этим местом. Мы решили, что самым правильным для вас обоих будет начать всё заново.

Разумеется, Билли был совершенно шокирован нашими отношениями с Эдвардом.

– Но мы оба понимали, что ничего не выйдет, если вы продолжите общаться. Билли предложил перехватывать все письма и блокировать телефонные звонки, и, признаюсь, план показался мне хорошим.

Значит, они сделали это вместе!

– Письма у Билли? – выдавливаю я. Выходит, он действительно прятал их от меня все эти годы – рассказ Карлайла подтверждает мои худшие опасения.

Карлайл кивает:
– Вероятно, он избавился от них, но точно не знаю. Мне никогда не приходило в голову спросить, к тому же мы с ним довольно давно не созванивались.

Мне больно думать о том, что всё это время Каллены были так близко, на расстоянии телефонного звонка. Билли и Карлайл разговаривали – возможно, довольно часто – пока я бесконечно страдала ради моей же собственной пользы.

– Я ничего об этом не знала, – говорит Эсме, бросая на Карлайла суровый взгляд. – Я согласилась отпустить Беллу, но твой отец никогда не рассказывал мне об их соглашении насчет прекращения контактов. Мне стало известно об этом только перед… – она замолкает и опускает голову. И я мысленно заканчиваю ее фразу: только перед смертью Элис. Бедная Эсме.

Взгляд Карлайла смягчается, когда он смотрит на свою жену. Он осторожно кладет ладонь ей на плечо, а она накрывает руку мужа своей. Она простила его. Но мои мысли все еще лихорадочно мечутся после слов Карлайла. Это… невозможно… ничего не вернуть… еще одна моя потеря… В глазах становится горячо от слез, но я борюсь с ними. Меня не увидят здесь плачущей.

– И что дальше? – хрипло спрашиваю я.

– Я организовал твое лечение в Сиэтле, у моего друга, прекрасного реконструктивного хирурга.

– У доктора Баннера… – я хорошо его помню... добродушную улыбку и идеальные белые зубы. Мы с ним не виделись уже несколько лет, но я часто думала о нем. Был ли он в курсе? Вероятно, нет.

– Да. Ричард – один из лучших. Поэтому тебя перевели туда, Белла, и, хотя мои дети были расстроены, я рассчитывал, что если они не будут иметь известий от тебя, то через пару месяцев мы все просто будем жить дальше.

– Как ты посмел! – Эдвард кипит от злости.

– Пожалуйста. Позволь мне договорить. В конце концов я понял, как был не прав: ни ты, ни Элис не собирались так легко отступать. Честно говоря, меня даже восхищала ваша настойчивость. Вы продолжали писать и расспрашивать нас о ней, а я уклонялся от ответов, надеясь, что в конце концов вы сдадитесь. Но я недооценил вас. Вы заставили меня осознать мою ошибку.

– А когда Элис заболела... – спрашиваю я, сама удивляясь силе, звучащей в моем голосе, – ...как вы могли держать нас врозь? Она умерла, думая, что я не хочу больше с ней разговаривать, а я… а у меня даже не было возможности попрощаться.

Прямо как с мамой. Как с мамой. Ох, милая Элис.

Слезы льются вопреки моему желанию – я уже не в состоянии их сдерживать.

Эсме прижимает ладонь к лицу, но ее сострадание не облегчает боли в моей груди… боли, которая поселилась там не без помощи этой женщины.

– Ш-ш-ш, – пытается успокоить меня Эдвард, прижимая мою голову к своей груди. Мне так стыдно реагировать подобным образом. Я закрываю глаза.

– Когда Элис заболела, а ваше упорство не иссякло… – голос Карлайла проникает в мои мысли, и я заставляю себя слушать, хотя предпочла бы отгородиться от него, – я поговорил с Билли. Сказал, что ошибался, что этот план не работает… и что моя дочь очень больна… Но Билли стоял на своем, объясняя это плохим самочувствием Беллы – ведь она была так расстроена из-за своей матери. Он не хотел нагружать ее новыми переживаниями. Ссылался на заключение психолога, проводившего обследование и считавшего ее состояние угрожающе хрупким. В общем, Билли ответил «нет».

Нет, нет, нет. Это слово эхом отдается в моих ушах. Значит, именно Билли… Билли лишил меня возможности попрощаться? Ох, нет. Я зажмуриваюсь и вздрагиваю от испуга, услышав, как из груди Эдварда вырывается гневное:
– Просто не верится, черт побери! Почему ты не сказал нам с Элис?

Я снова поднимаю голову, чтобы увидеть реакцию Карлайла, и, кажется, различаю едва заметный румянец стыда на его по-прежнему бесстрастном лице.

– Ну сказал бы я – и что? Билли Блэк не позволил бы вам с Беллой увидеться. Он не хотел сообщать ей об Элис. Если бы тебе стало известно об этом, ты никогда не смирился бы с мыслью о том, что всё кончено.

– Я поехал бы к ней.

– И что потом? Похитил бы ее? Рассуди здраво. В детстве ты всегда проявлял чрезмерную импульсивность. Когда ты взял машину, намереваясь ехать через всю страну, твоя мать была вне себя.

– Я нашел бы тебя, – шепчет Эдвард мне на ухо. Киваю в ответ, но следующее заявление Карлайла заставляет меня вздрогнуть:

– Тебя арестовали бы.

– Чепуха, и ты сам это прекрасно знаешь. Ты просто прикрывал свой зад. Не хотел, чтобы мы узнали, как ты облажался, да? То есть ты ведь даже маме не рассказал? Господи, проклятый трус!

– Обвиняешь меня в попытке сохранить свою семью? – огрызается Карлайл. – Я и так чуть не потерял ее.

– То есть вы жили раздельно… – начинает Эдвард, переводя взгляд с Карлайла на Эсме и обратно.

Эсме слегка хмурится и потирает лоб:
– Однажды я случайно подслушала разговор твоего отца с Билли. Взяла трубку, чтобы позвонить, а они уже разговаривали… Это было прямо перед тем, как Элис… это было, когда мы привезли ее домой.

– Да, – подтверждает Карлайл. – Так ты и узнала.

– У меня не укладывалось в голове, как он мог сделать такое. Я постоянно чувствовала что-то неладное, но была слишком поглощена Элис… Прости, Белла. Я думала, ты просто продолжаешь жить дальше. Мне следовало догадаться, – тихий голос Эсме срывается. Ее слова едва различимы.

Эдвард чуть слышно бормочет что-то, взгляд его полон ярости. Потом голос его набирает силу:
– Вы оба лгали мне… все эти чертовы годы. Просто не верится. Я не могу в это поверить, мать вашу! – внезапно он встает и, проведя руками по волосам, дергает за них. Мне плохо видно его лицо, ясно только, что он в бешенстве. Не знаю, что хуже – само предательство или их молчание о нем.

Я хочу потянуться к нему, но он начинает метаться по комнате.

– Что я несу, черт возьми? Нет, я верю. Вам явно было наплевать на мои чувства. На Беллу, на Элис, на всё. Все эти гребаные годы вы были слишком заняты собой и друг другом, не замечая, что творится со мной, – его голос делается громче, и на секунду я даже пугаюсь, что он может ударить своего отца. Похоже, Карлайл тоже испуган. Он отшатывается при приближении Эдварда.

Эсме сидит с залитым слезами лицом, слушая слова сына – полные боли и гнева. Однако меня сейчас меньше всего волнует то, как она себя чувствует. Мне горько за Эдварда, но я ничем не могу ему помочь. Он захлебывается какими-то обрывками фраз, неразборчивыми восклицаниями ярости и скорби. Я даже не всё понимаю.

– Думал, Белла ненавидит меня за то, что я бросил ее в больнице. Писал ей эти письма… это всё было… Вы никогда не говорили, но я знал, знал… вы разочаровались во мне… ведь я не подошел Элис как донор.

– Эдвард, нет! – в голосе Эсме звучит потрясенное удивление.

– А Белла… – говорит он, снова поворачиваясь к Карлайлу. – Ты считал это каким-то подростковым увлечением, да пошел ты!.. Я любил ее. И все еще люблю, черт возьми! А ты был таким проклятым эгоистом. Слишком боялся разозлить меня, не понимая, что делаешь во много раз хуже.

– Я уже потерял тогда дочь и не хотел потерять сына, – шепчет Карлайл.

– Поздно говорить об этом. Ты его потерял.


________________________________________________________________

Перевод: O_Q
Редактирование: partridge

Не знаю, что тут можно добавить.
Тяжелая глава, жестокий удар и для Эдварда, и для Беллы.
Ждём ваших комментариев здесь и
на
ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-16205-1
Категория: Наши переводы | Добавил: O_Q (19.12.2015) | Автор: перевод O_Q (Ольга)
Просмотров: 2931 | Комментарии: 111 | Теги: пожар, Белла, эдвард, тихий огонь


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1111 2 »
+1
110 bionic565   (06.03.2016 01:55)
жесть... просто жесть!!!! родители не могут решать, что "лучше" для их детей...они живут своей жизнью, а дети - своей... пусть тогда не обижаются, что они не в курсе жизни своего ребенка..

0
111 O_Q   (06.03.2016 12:40)
Карлайл повел себя, на мой взгляд, наихудшим образом: равнодушно по отношению и к Эдварду, и к Белле, но деятельно. Лучше бы он просто не обращал на них внимания, а так получилась гремучая смесь из равнодушия и самонадеянной уверенности в том, что он имеет право поступить и со своим сыном, и с чужой девочкой как ему заблагорассудится. И Эсме, убитая смертельной болезнью дочери, не смогла и не захотела попытаться что-то изменить, когда узнала о поступке мужа. А потом, немного придя в себя, окончательно сделала выбор в пользу мужа, решила сохранить свой брак - и снова Эдвард оказался "за скобками", а Белла и тем более.
Вот так и получилось то, что получилось. Вероятно, расчет был на то, что Эдвард и Белла никогда не узнают о том, что произошло, но, как это часто бывает, правда вышла наружу и теперь отношения с сыном трещат по швам. Надежда только на то, что Эдвард и Белла (особенно Эдвард, разумеется), окажутся достаточно великодушными, чтобы простить старших за то, что они сделали. Хотя прежнего доверия к родителям у Эдварда, вероятно, никогда не будет.
Спасибо за комментарий!

+1
108 natafanata   (19.02.2016 12:57)
Без слез эту главу просто читать не возможно.Понимаю,что родители хотят только добра своим детям.И пробуют добиться всего своими методами,не понимая,что делают только хуже для своих детей.
спасибо за главу.

0
109 O_Q   (19.02.2016 13:30)
На здоровье smile
Даже сейчас, пытаясь выглядеть в наилучшем свете, Карлайл говорит о Белле холодно, как о чужой. Да, возможно, он думал об интересах Эдварда - как сам их понимал, разумеется. Но больше похоже на то, что Каллена-старшего заботило в основном собственное спокойствие. Во всяком случае, до того момента, как он узнал о диагнозе Элис.
Но в любом случае нельзя было так грубо вмешиваться в личную жизнь детей, никакие благие намерения этого не оправдывают.
Спасибо за комментарий!

0
106 ღSensibleღ   (04.02.2016 10:26)
иногда правда разрушает все... и теперь я сомневаюсь, что у них всех есть будушее... после такого еще не скоро Эдвард простит родителей... а Белла... теперь она знает все и неизвестно как пройдет разговор с Билли... не после правды...

0
107 O_Q   (04.02.2016 11:56)
Здесь скорее не правда всё разрушила, а как раз ложь - именно так часто случается, когда ложь выплывает на поверхность. Эдвард, возможно, простит - во всяком случае помирится с родителями, ведь это его единственные родные люди. А Белле важный разговор с тем, кто заменил ей семью, еще только предстоит. Но и в ее случае виновата будет опять же не правда, а ложь.
Спасибо за комментарий!

+1
104 Sharon9698   (21.01.2016 00:50)
Спасибо за главу! Ужасно тяжёлый разговор произошёл с родителями Эдварда((( Почему-то я совершенно не удивлена тому, что и Карлайл и Билли участвовали в этом заговоре, я примерно так и предполагала, говоря о благих намерениях(( все это очень мерзко и подло выглядит, словно два мужика решили, что они все знают лучше всех, будто сами они никогда не были подростками(( не знаю, смогут ли Белла с Эдвардом хоть когда-нибудь их простить(( Белла воспринимала семью Эдварда почти как приемных родителей, а они в один миг смогли её вычеркнуть из своей жизни и из жизни саоих детей(((

0
105 O_Q   (21.01.2016 01:32)
На здоровье smile
Даже поведение Эсме, которая в тяжелой ситуации выбрала не сына, а мужа, вызывает некоторое отторжение. А уж поступок Карлайла и Билли просто в голове не укладывается. Да, у них обоих были причины не слишком ликовать по поводу перспектив отношений Беллы и Эдварда, это как раз понять можно. И если бы каждый из родителей планомерно капал на мозг подведомственным подросткам, уговаривая, предупреждая, пусть даже слегка запугивая последствиями - тоже можно было бы понять. Хотя в такой момент, практически сразу после пожара, когда важнее всего было поставить Беллу на ноги в физическом и психологическом смысле, совсем не гуманно было бы пытаться хоть как-то разрушить поддерживающие ее отношения.
Но именно тогда, когда несчастная девочка потеряла почти всё - мать, дом, здоровье, привычную жизнь, - лишить ее того, что осталось, было просто бесчеловечно. Черствость Карлайла запредельна и непростительна, да и на Билли просто слов нет.
В общем, не поездка получилась, а моральная травма в чистом виде. Особенно для Эдварда, конечно, но и для Беллы тоже - ведь она действительно считала Калленов своей второй семьей и привыкла им доверять.
Будем надеяться, что непоправимых последствий всё же не будет, ведь они вдвоём.
Спасибо за комментарий!

0
102 Dolphin3256   (25.12.2015 23:32)
спасибо за главу.
Интересно, Джейк был в курсе?

0
103 O_Q   (25.12.2015 23:56)
На здоровье smile
Всё со временем выяснится. Все оставшиеся тайны постепенно будут раскрыты (а они есть - и касаются не только писем).
Спасибо за комментарий!

+2
100 hope2458   (21.12.2015 19:57)
Очень непростая глава. И поступок родителей Эдварда и опекуна Беллы, судя по комментариям, оценивается по-разному: от негодующего осуждения до сочувствующего понимания. Как-то я услышала одну фразу" Наши дети нам не принадлежат Мы можем дать им нашу любовь, но не наши мысли, т.к у них есть свои мысли, мы можем дать приют их телам но не их душам, их души принадлежат будущему, в котором мы не можем побывать даже в мечтах." Мне кажется, в данном случае, Карлайл и Билли собственнически решая за Эдварда и Беллу, как им будет лучше, забыли о самих подростках, предали их души.
Мне очень жаль ребят. Страшно тяжело узнавать о том, что тебе лгали люди, ближе которых у тебя никого нет.

+1
101 O_Q   (21.12.2015 20:33)
Мне тоже кажется, что Карлайл и Билли совершенно не учитывали, что будет с чувствами Беллы и Эдварда, их это не интересовала. Один поступал, как ему казалось, целесообразно - "освобождал" сына от травмированной девочки, от странной связи с малолеткой, которая вдобавок имеет отягощенную наследственность, а второй "защищал" Беллу от нежелательных отношений с более взрослым парнем, а потом - от огорчений, связанных с болезнью и смертью подруги. И нанесли такой вред, какой мог не получиться у злейших врагов.
Ребят очень жаль, но будем надеяться, что они сумеют всё преодолеть и когда-нибудь смогут простить тех, кто так поступил с ними, всё-таки это их близкие.
Спасибо за комментарий!

+1
96 konob   (21.12.2015 01:25)
Какой резкий конец главы. Как будто она не дописана и оборвана на середине. Очень эмоциональная глава. И для героев и для нас. Спасибо за нее. Теперь остался тяжелый разговор с Билли и Джейком.

0
97 O_Q   (21.12.2015 01:28)
На здоровье smile
Глава не то что оборвана, но это ведь еще не конец визита к родителям, это, пожалуй его кульминация, а остаток будет в следующей главе.
Предстоит еще достаточно важный и не очень приятный разговор Эдварда и Беллы.
Спасибо за комментарий!

+1
94 GASA   (20.12.2015 22:44)
Ну как я и предполагала,Карлайл как врач из лучших побуждений был в этом замешан...Ну тут еще и Билли вступил в сговор и тоже из лучших побуждений.....Мужики подумали и решили....

0
95 O_Q   (20.12.2015 22:48)
Не знаю, как Билли (о его побуждениях мы пока можем только догадываться), а побуждения Каллена-старшего явно были с душком. Непонятно даже, кому, собственно, кроме себя, любимого, он хотел сделать лучше.
Спасибо за комментарий!

+3
98 GASA   (21.12.2015 13:27)
Карлайл думал о будущем сына,в котором ни к чему быть дочери сумасшедший,опять же он видел ее раны,он хотел для сына лучшего.И Билли не хотел тревожить психику Беллы смертью Элис.

+1
99 O_Q   (21.12.2015 19:09)
Очень может быть, что Карлайл думал о будущем сына, хотя, похоже, ему было всё равно, что думает о будущем сам сын. А Билли начал перехватывать письма, когда считалось, что Элис здорова. И оба они думали, что знают, как лучше для детей, правда, Карлайла не интересовала Белла, а Билли было наплевать на Эдварда и Элис. И в любом случае - как можно загодя знать, что лучше, чем обернутся эти меры предосторожности? А вдруг Эдвард покалечился бы и стал беспомощным инвалидом? И уже Белла по сравнению с ним была бы здоровой и относительно благополучной. Как можно думать, что исходное положение дел сохранится и в будущем? С совершенно здоровой парой может в одночасье произойти всё что угодно. На все случаи жизни соломки не подстелишь. Собственно, болезнь и смерть Элис стала печальным доказательством того, что предусмотрительный Карлайл сделал всем только хуже.

+1
92 Al_Luck   (20.12.2015 21:13)
Я имела в виду время, когда Карлайл уже хотел пойти на попятную, когда Элис умирала. К тому времени Джейкоб вполне мог привязаться к Белле.

0
93 O_Q   (20.12.2015 22:29)
Даже если Джейкоб привязался к Белле, завидной невестой она от этого не становилась, а Джейку не было еще и пятнадцати. Так что какой-то корыстный мотив отпадает.

+1
90 marykmv   (20.12.2015 19:38)
Не может быть никакого оправдания для такого поступка, которое совершили Билли и Карлайл.

0
91 O_Q   (20.12.2015 20:31)
По-моему, тоже. Стоит только вспомнить, что творилось с Беллой и Эдвардом, когда эти негодяи реализовали свой "продуманный план".

+1
88 natik359   (20.12.2015 16:02)
Да уж! Глава тяжелая, и правда тяжелым грузом ложится на плечи Эдварда и Беллы! Теперь думаю им надо вместе ехать к Билли, а то боюсь Белла одна не справится!

0
89 O_Q   (20.12.2015 16:37)
Мне тоже кажется, что Белла напрасно отказывается - особенно теперь, когда на ее отношение к Билли не мог не повлиять рассказ Карлайла.
Спасибо за комментарий!

+3
86 Коломийка   (20.12.2015 09:29)
До чего же тяжелая глава... Понимаю, что скрывать письма было плохим решением, но все же не могу воспринимать родителей Эдварда и Билли как неких злодеев. Родительская любовь, пусть и с лучшими побуждениями, не застрахована от ошибок.
Вот и Билли не дол разрешение Белле с Элис попрощаться, сейчас можно осуждать и обвинять, когда Белла оправилась от смерти Рене, но а тогда!? Неизвестно еще, как бы на Беллу повлияла смерть Элис, возможно, это ухудшило бы ее состояние... Билли, как и Карлайл, прежде всего думал о своем ребенке и это нормально.
Да, глава сложная, тяжелая и неоднозначная. Понимаю Беллу и Эдварда, но... Жизнь бывает очень тяжела непредсказуема, и этот поступок родителей не тот случай, чтобы порывать с ними отношения.
Спасибо за прекрасный перевод!

0
87 O_Q   (20.12.2015 11:10)
На здоровье smile
Скрывать письма было очень плохим решением, безусловно. Мало того, я уверена, что Карлайл прекрасно понимал, что это некрасиво и жестоко, иначе не стал бы действовать в одиночку, а обсудил бы тактику поведения с Эсме. И ошибку свою он разглядел только потому, что эта тактика принесла совсем не те плоды, на какие он рассчитывал. Если бы Эдвард и Элис хотя бы внешне успокоились или если бы Элис не заболела, он так и продолжал бы, на Беллу ему было в высшей степени наплевать. А на попятный Карлайл пошел исключительно из-за болезни Элис, так и не смирившейся с потерей подруги. Поэтому нельзя даже считать, что он осознал свою "ошибку" и раскаялся.
Что касается Билли - да, на Беллу, конечно, подействовала бы смерть Элис, но интуиция подсказывает, что ничто не могло бы сказаться на состоянии Беллы хуже, чем это молчание в ответ на ее письма, чем одиночество и чувство, что ее предали лучшие друзья, фактически семья. Конечно, она горевала бы, но это совсем другое.
Для Билли Белла тогда еще не стала его ребенком, она была полузабытой и почти незнакомой дочерью друзей. Кстати, и Карлайл думал не о своем ребенке, иначе все пошло бы по-другому хотя бы с того момента, как он осознал, насколько сильно ранит Эдварда молчание Беллы. Карлайл, на мой взгляд, думал прежде всего о собственном спокойствии и комфорте. И Эдвард это прекрасно понял. А для того, чтобы он простил родителей, особенно Карлайла, нужно, чтобы у Эдварда изменился взгляд на жизнь. Пока он смотрит с точки зрения страдающего подростка и ненавидит отца и за себя, и за Беллу, и особенно за Элис.
Спасибо за комментарий!

+1
75 Munik   (20.12.2015 00:50)
Девочки, спасибо вам большое.
Эмоции переполняют... Очень тяжело поверить то,что твои родные вот так за тебя решили. Это с одной стороны можно понять. Но ведь они могли для начала выяснить, что творилось в душе у ребят. В итоге море обид. Это очень горько. Безумно жаль Эсме, она конечно не безвинный ангел, но все же.

0
85 O_Q   (20.12.2015 03:51)
На здоровье smile
Конечно, родители не должны были пускать ситуацию на самотек. Но то, как Карлайл решил поступить с Беллой, далеко выходит за границы допустимого вмешательства. Я всё могла бы понять: душеспасительные беседы, попытки запугать тяжелыми последствиями травм и плохой наследственностью Беллы... Но такое издевательство и над Беллой, и над собственными детьми мог задумать и осуществить только очень черствый и душевно глухой человек. Жаль, что Эсме фактически пожертвовала счастьем сына ради... а, собственно, ради чего? Что она пыталась сохранить? Брак? Спокойствие и налаженный быт? Или ей просто было всё равно после смерти Элис? Да, ее очень жаль, но плохо, что она не смогла быть матерью не только Белле, но и Эдварду.
Спасибо за комментарий!

+1
74 SvetlanaSRK   (20.12.2015 00:43)
Бедные ребята, мне их ужасно жалко! Столько пережить в детстве, столько пережить сейчас. Почему родители считают, что они лучше и больше знают, что лучше для их детей, и порой решают их судьбу за них самих?! Вот именно так и поступили Каллены, вернее, Карлайл. Эсме здесь, в какой-то степени тоже жертва, но только до тех пор, пока сама не стала соучастницей, умалчивая от Эдварда и Элис правду. Ведь она сама могла отвезти сына к Белле, хотя ей было тогда не до этого, тоже понять можно. Но после смерти Элис, надо было бороться за счастье и душевное спокойствие сына!
Так жалко Эдварда! Столько лет он чувствовал себя виноватым в пожаре, в ненависти Беллы по отношению к нему, в смерти сестры, в том, что считал, что разочаровал родителей. Столько всего!
Ответы получили, но ещё и осталось много, но, надеюсь, скоро получим на них ответы. Спасибо за новую главу! Каждую жду с нетерпением. Спасибо, что держите в постоянном напряжении! smile

0
84 O_Q   (20.12.2015 03:44)
На здоровье smile
Родители сколько угодно могут считать себя более опытными и умными людьми, но это ни в коей мере не оправдывает подлость и предательство, а то, что сделал Карлайл, абсолютно соответствует этим определениям. Даже Эсме повела себя совершенно непростительно, такое ощущение, что ее совершенно не интересовала судьба Беллы, не волновали чувства Эдварда. Понятно, что она могла быть в депрессии после смерти Элис, но она нужна была своему сыну и так подвела его.
Белле действительно нужно еще получить от Билли кое-какие ответы - и не только о письмах. Но пока им с Эдвардом предстоит вернуться домой и хоть как-то справиться с тем ударом, который только что на них обрушился.
Спасибо за комментарий!

+1
73 ilnikdim   (20.12.2015 00:40)
Спасибо за главу! Благими намерениями.....

0
83 O_Q   (20.12.2015 03:37)
На здоровье smile
Да, такие "благие намерения" способны завести только в ад и тех, кто их осуществлял, и тех, против кого они были направлены.
Спасибо за комментарий!

+1
72 ZaID   (20.12.2015 00:32)
Бедные и взволнованные они, ох она даже отключилась от извне да Эдвард поддержал ее...........................................
Как трогательно-нежно оу их нуждающийся и пылкий поцелуй ну вот ,оно как значит заговор у Калл с Блэк...............................................................
Эдвард, весь разьярен и пылает да, безжалостно с лицимерием уф, коварно они распорядились их судьбами....................................................
Еще Джейк, был в курсе, он очевидно влюбился в нее с самого начала но, зная ее любовь с ним да видел безнадежность но, ловко стал ей женихом ох, торопя со свадьбой.............................................................
Однако, судьбу не обманешь и все равно, она возыимеет да, словно бумеранг врываяясь.........................................

Я предположу что, Билли будучи, др/Ч видел женой сыну именно Беллу, вот и столь жестоко воспользовался ее несчастьем..........................................................

+1
82 O_Q   (20.12.2015 03:36)
Вряд ли Билли с самого начала хотел видеть Беллу женой своего сына. Я не сомневаюсь, что он просто намерен был как можно более полно выполнить свои обязанности опекуна и сдержать обещание, которое он дал когда-то родителям Беллы. Другое дело - как он понимал, что пойдет ей на пользу. В любом случае его действия были жестокими и неприемлемыми, особенно учитывая то, что уже пришлось перенести Белле.
Судьбу не обманешь, вот и будем надеяться, что она станет добрее к Эдварду и Белле.
Спасибо за комментарий!

+1
71 Маш7386   (20.12.2015 00:07)
Какая тяжелая глава. Большое спасибо за прекрасный перевод!

0
81 O_Q   (20.12.2015 03:18)
На здоровье smile
Рада, что перевод понравился. А глава и правда тяжелая, беспросветная какая-то. Словно все близкие в лучшем случае равнодушны, а в худшем - способны на любую подлость. Невозможно такое вынести. Остается надеяться только на то, что Эдвард и Белла вместе всё смогут преодолеть. И когда-нибудь найдут в себе силы, чтобы простить тех, кто так с ними поступил.
Спасибо за комментарий!

+4
70 digivika   (20.12.2015 00:05)
Спасибо за главу. Ну, не знаю. Все тут так ненавидят Карлайла и Эсме, что становится странным. Неужели никто не имеет детей подростков и не ставит себя на место старших Калленов? Ну если посмотреть не со стороны Эдварда и Беллы, которые были юными и в большинстве случаем еще не могли чувствовать "настоящей любви" с точки зрения уже взрослых людей, а посмотреть со стороны отца и матери трудного подростка на эти отношения, тем более после катастрофы, ну кто, скажите мне, захочет ко всем своим проблемам, двум детям, еще и девочку инвалида, которую нужно лечить и у которой может быть врожденное душевное заболевание? Я, конечно, сейчас покажусь бессердечной свиньей, но о чужих детях думают единицы, в основном, все думают о благополучии собственных детей и своем, как ни цинично это звучит, но это правда жизни. Я очень симпатизирую Белле, они прекрасна в душе и очень жаль ее прожитые страдания, но ждать любви и полного приятия от чужой семьи, какая бы она не была радушная, не стоит. Еще раз повторюсь, что только единицы отважились бы на такой шаг, как бороться за опекунство над Беллой, оставить ее общаться с Эдвардом и т.д. Поступок старших Калленов, конечно, ужасный, но его я понимаю и мне их очень жаль, хотя общаться детям можно было, конечно, позволить, ну какой от этого был бы особый вред на таком расстоянии? Родители часто перестраховываются в отношении "благополучия" своих чад, вот вам и результат. Очень правдивая история. Жаль что дети так легко судят своих родителей, так легко от них отворачиваются и осуждают. Жаль, что родители и дети часто говорят на разных языках. Но будучи на месте Беллы, я бы тоже расстроилась и почувствовала бы себя преданной, только спустя годы, можно переосмыслить некоторые подлые поступки касающиеся тебя и от всего сердца простить обидчика.

0
80 O_Q   (20.12.2015 03:12)
На здоровье smile
Кто же спорит, конечно, родители должны были беспокоиться не только за Беллу, но и за Эдварда. И всё-таки как можно было в такой ужасный для Беллы момент думать о чем угодно, кроме ее выздоровления, физического и морального? Девочка потеряла мать, сама была тяжело травмирована, могла даже не выжить при таких тяжелых ожогах кожи и дыхательных путей, любое осложнение могло ее убить, особенно в условиях такой депрессии, она ведь действует и на общую сопротивляемость. Карлайлу ли этого не знать, он ведь врач. Но он решил, что Беллой можно пожертвовать. Для очистки совести организовал ей лечение у хороших специалистов - и полную изоляцию, чтобы она не мешала его семье "жить дальше". Может умереть? Ничего, главное - чтобы не при Эдварде. Ну хорошо, пусть ее под благовидным предлогом увезли лечиться за тридевять земель, в незнакомые места, но как можно было не разрешать даже переписку? В чем, собственно, состоял такой уж риск? Ведь если чувства Эдварда и Беллы действительно оказались бы просто подростковой влюбленностью, они потихоньку сошли бы на нет, возможно, осталась бы просто дружба.
Это можно было бы назвать перестраховкой, если бы Белла была здорова и жила бы с родителями. Да, всё равно это было бы черствым, подлым поступком, но не до такой степени. Именно заговор двух "любящих отцов" привел к тому, что Белла и Эдвард стали такими. Пока их нельзя назвать ни счастливыми, ни хотя бы полностью здоровыми (подробности об Эдварде - в следующей главе).
Будем надеяться, что Эдвард и Белла вместе сумеют справиться со всем, что на них обрушилось и еще может обрушиться.
Спасибо за комментарий!

+1
69 SVmama   (19.12.2015 23:22)
Казалось, что страшнее уже не будет, ан нет - вот она, жуткая правда - получИте и распишитесь! Конечно, чтобы увидеть ВСЮ правду, нужно услышать и версию Билли или даже Блэков (возможно, и Джейк был в курсе происходящего). Но даже ЭТА часть правды ужасна своей циничностью, жестокостью и полным безразличием к чувствам и эмоциям самих подростков, которых вот так, пОходя, решили развести по разным жизненным дорогам двое мужчин. Каждый, уверена, руководствовался только благими намерениями (ну как же без них-то....), вот только...что делать всем, кто увяз в этом? кто пострадал? кто ушёл из жизни и не смог узнать, что подруга не бросила Элис умирать, а просто не знала об этом? что делать Эдварду, который потерял столько лет, пытаясь приспособиться и жить дальше с чувством вины, как принять предательство отца и...матери, которая тоже пострадала, узнав позже обо всём, но...тоже по своей причине промолчала, не рассказав сыну позже о произошедшем. Что страшнее - само действие или его умолчание? Про Беллу я вообще молчу, весь её мир с Блэками был соткан из лжи, недомолвок и...предательства. На чужом несчастье - счастья не построишь! Господи, как страшно! Столько людей, столько исковерканных судеб, разрушенных судеб...а ведь это ещё не вся правда! Поездка Беллы домой...ей не стоит ехать одной!!!! Она может НЕ справится со всем этим, там не только Джейк и их совместное будущее, но и Билли, его предательство, с ним разговор... Спасибо за продолжение, такое тяжёлое, но такое важное!

0
79 O_Q   (20.12.2015 03:00)
На здоровье smile
Безусловно, Билли нужно выслушать, хотя невозможно представить себе, как он сможет оправдаться, как такое вообще можно чем-то оправдать. А еще Беллу, разумеется, очень интересует, был ли замешан в этом ее жених и лучший друг Джейкоб. Теперь она наверняка уже не так уверена в его непричастности - после того, что она узнала, трудно верить хоть кому-то, она вполне может усомниться в том, что хорошо знает Джейкоба.
Для Беллы рассказ Карлайла тоже стал тяжелым ударом, как и для Эдварда, хотя ему всё-таки досталось больнее. Он и так считал, что родители были разочарованы в нём из-за того, что он не подошел Элис в качестве донора, а теперь еще и это предательство, это многолетнее молчание... Представляю, что он почувствовал, думая о том, что это из-за Карлайла Элис так и не узнала, что Белла любит ее по-прежнему, а теперь уже ничего не исправить. Вспышка ярости Эдварда совершенно понятна, а Карлайл действительно может радоваться, что Эдвард удержался от рукоприкладства. Но даже если Эдвард в конце концов простит отца, вряд ли между ними когда-нибудь будут теплые отношения.
Спасибо за комментарий!
В общем, одна надежда - на то, что они с Беллой вместе и готовы поддерживать друг друга. Так они еще, возможно, справятся.

+1
68 lu4ik20   (19.12.2015 23:06)
Чёрт подери! Какая же дерьмовая ситуация. Мы тут подумали и решили... Вот как это называется!!!!! Только они не учли в расчёт чувства и привязанность своих чад. Первичные последствия уже очевидны - Эдвард в приступе ярости уже отказался от них. Белла пока только в режиме ожидания катастрофы... Думаю, что для своей же безопасности Белла должна ехать с Эдвардом. У меня перед глазами картинка: Белла приезжает, говорит с Джейком и Билли, у неё отбирают сотовый и запирают под замок. С нетерпением буду ждать продолжения.

0
78 O_Q   (20.12.2015 02:47)
Ситуация очень и очень неприятная. Эдварда можно понять - столько всего ему пришлось вынести за эти годы, и вдруг оказалось, что виноват в этом его собственный отец, а любящая мама знала и ничего не сделала, никак не помогла.
Для Беллы это, в общем-то, тоже катастрофа, она ведь любила родителей Эдварда, особенно Эсме, и ей невероятно тяжело сознавать, что от нее хотели избавиться, да еще в такой тяжелый для нее момент.
Конечно, в Форкс лучше ехать с Эдвардом, хотя бы просто для моральной поддержки. Тем более что Билли вышел из доверия, а Джейкоб будет не в лучшем настроении, когда поймет, для чего Белла приехала.
Спасибо за комментарий!

0
67 Al_Luck   (19.12.2015 23:05)
ВОИСТИНУ, БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ ВЫМОЩЕН ПУТЬ В АД. и ТАМ ТЕПЕРЬ и чета Калленов, и Эдвард с Беллой. Чего-то страшно за Беллу в ее предстоящей поездке в резервацию. Как бы Блэки чего не учудили. Расчет Билли очень понятен: Джейк уже влюбился в Беллу, а налаживание контакта с Калленами было чревато потерей Беллы для его собственного сына. Ясно было, что Белла будет общаться с Эдвардом, а Билли это было не нужно. Он изолировал ее, в результате чего она была бы обречена влюбиться в Джейкоба. Не пустить учиться дальше Билли не мог, но помолвка должна была удержать ее с Джейком. Эдварда, думаю, он уже не опасался, все-таки столько лет прошло, да и вероятность встретить его была незначительной. Надеюсь, Эдвард ее одну не отпустит, а то мало ли.

0
77 O_Q   (20.12.2015 02:41)
Вся эта история с перехватом писем началась еще до того, как у Джейкоба появились какие-то нежные чувства к Белле. Вряд ли у Билли была какая-то корыстная цель - у Беллы ни денег, ни имущества, ни хотя бы здоровья, физического или душевного. Бедный подранок, нуждающийся в постоянной поддержке. Так что Билли, возможно, действительно поступал так из лучших побуждений - как он их понимал.
Но в любом случае Белле не стоит лететь в Форкс одной. Не верится, что кто-то из Блэков может причинить ей зло, но у нее самой нервы никуда не годятся, тревожный приступ может начаться в самый неподходящий момент, да и просто расстроится, мало ли что...
Спасибо за комментарий!

+1
64 Kataru   (19.12.2015 22:48)
Самая распространенная ошибка родителей - действия во благо детей. В данном случае весь трагизм в том, что и Карлайл и Эсме свою ошибку осознали, но когда еще было время не приложили усилий для ее исправления. Спасибо за главу.

0
76 O_Q   (20.12.2015 02:35)
На здоровье smile
Получилось так, что по инициативе Карлайла ребят травмировали на совесть, а когда он хоть что-то понял (вернее, ужаснулся тому, как его "идея" отразится на Элис), то просто умыл руки и пальцем о палец не стукнул, чтобы помочь собственным детям, хотя никаких сверхъестественных усилий это не требовало. Думаю, если бы Эсме случайно не подслушала, Карлайл вообще никому и никогда ничего не рассказал бы. А бедный Эдвард наверняка чувствовал себя никому не нужным ничтожеством, да вдобавок ко всему был уверен, что Белла его ненавидит. Чудо, что он не сломался необратимо.
Спасибо за комментарий!

0
62 LoveVolturi   (19.12.2015 22:42)
На мой взгляд, оправдания Карлайла глупые!
Мне вобще кажется, он больше волновался за себя и свою репутацию! Он у меня такой негатив вызывает angry >(
Интересно, а как поведёт себя Билли, и что скажет в свое оправдание?
А Джейк учавствовал в этом?
O_Q спасибо за чудестный перевод!!!

0
66 O_Q   (19.12.2015 22:57)
На здоровье smile
Карлайл так до конца и не понял, что он сделал. Мимо него прошло многое из того, что творилось с его сыном и что еще могло бы произойти, но, к счастью, не произошло. К сожалению, негативную реакцию вызывает не только Карлайл, но и Эсме, которая могла бы изменить ход событий, но не стала этого делать. Понятно, что при умирающей Элис или сразу после ее смерти Эсме было не до Эдварда, но всё-таки он тоже нуждался во внимании родителей, а вместо этого видел с их стороны лишь равнодушие.
Участвовал ли Джейк и что скажет Билли, мы узнаем позже, не стоит забегать вперед.
Спасибо за комментарий!

+3
61 иола   (19.12.2015 22:35)
Горькая реальность жизни: Дети не говорят родителям всего, что творится в душе, думая, что они не поймут. А родители считают, что лучше знают, что надо детям и имеют право принимать решения за них. А потом приходится платить по счетам, и порой плата эта непосильна.
Огромное спасибо.

0
65 O_Q   (19.12.2015 22:51)
На здоровье smile
Мне кажется, если бы Эдвард откровенно рассказал родителям о своих чувствах к Белле, это ничего не изменило бы, хотя такое трудно себе представить, подросток на это просто не способен. А Карлайл, принимая решение, думал, по-моему, не об Эдварде, а о том, что есть возможность под благовидным предлогом избавиться от Беллы и от связанных с нею проблем. И понял, что ошибся, только когда заболела Элис. Переживания Эдварда, думаю, его и вообще не тронули бы.
А теперь семья, можно сказать, на грани катастрофы, единственный сын не хочет иметь с родителями ничего общего.
Спасибо за комментарий!

0
60 LoveVolturi   (19.12.2015 22:34)
Значет так оно было dry Вот и раскрылась вся правда, виноваты и Каллены, и Блэки dry
Разочаровали меня родители Эдварда, а в Блэках я не ошиблась dry
Эсми рыдала, а жалости к ней нет! Если она сама случайно узнала об этой лжи, неужели трудно было рассказать всё сыну?!
Глава очень интересная, тяжелая, волнительная и эмоциональная!
Очень жаль Эдварда и Беллу cry они столько лет страдали и жили в неведении, а узнав как всё было, как будто стало больней, ведь они узнали о зговоре и предательстве близких и родных людей cry sad
Но теперь возможно ей будет не так сложно растаться с Джейком dry
Каллены своей ложью теперь потеряли сына, и неизвестно простит ли их Эдвард, когда-нибудь dry
Злят и бесят родители Эда и Блэки angry
Карлайл ужасен, не понимаю я его!
Как он мог???!!!

0
63 O_Q   (19.12.2015 22:44)
Насчет вины Джейкоба пока неясно. Конечно, Билли мог каким-то образом его задействовать, но мог и не вовлекать в это дело сына, боясь "утечки информации" - а вдруг Джейкоб пожалел бы Беллу и всё ей рассказал? Это Белле еще предстоит выяснить.
От родителей Эдварда трудно было ожидать такого, это точно. Но оказалось, что Белле не зря приходили мысли о заговоре - практически так и было. Взрослые люди пошли на подлость, чтобы изолировать от друзей и без того тяжело пострадавшую девочку. И объяснить это так, чтобы можно было понять и простить, Карлайлу, по-моему, не удалось. Во всяком случае Эдвард в ярости, Белла тоже просто убита этим известием. Да, Эсме могла бы попробовать исправить ситуацию, но не сделала этого. У нее, разумеется, есть оправдания, но сейчас Эдвард вряд ли к ним прислушается.
Спасибо за комментарий!

+1
56 Valeri5035   (19.12.2015 21:46)
Классная глава, спасибо за продолжение!!! cry cry cry

0
58 O_Q   (19.12.2015 21:56)
На здоровье smile
Рада, что глава понравилась.

+1
55 malush   (19.12.2015 21:43)
Какой удар!!! В принципе, чего и следовало ожидать... Родители все решают за детей, считая, что так будет лучше... Мы еще не знаем , что творилось с Эдвардом... И приводит это к плачевным ситуациям... Теперь они потеряли сына...
А Билли?.. Даже нет слов... Умирала девочка...близкая подруга Беллы... Как можно было быть таким бессердечным... Он не заботился о Белле, он заботился о своем спокойствии... Теперь я думаю Белле будет легче разорвать помолвку...
За это Джейкоб скажет спасибо папе...
Джейкоб уже чувствует, что грядут перемены... Интересно, а он знал о письмах?.. Ведь он тоже заинтересованная сторона...
Спасибо за продолжение! wink

0
57 O_Q   (19.12.2015 21:55)
На здоровье smile
Да, родители достаточно часто решают за детей, но я считаю, что в такой запредельно болезненной ситуации Карлайл просто не имел права на такие действия. В первые же дни после пожара начать интригу, направленную против чудом уцелевшей в огне девочки, только чтобы изъять ее из жизни своей семьи - кем же это надо быть?
Билли тоже проявил крайнюю черствость, бессердечность - ведь Белла страдала не где-нибудь на другом конце страны, а прямо у него дома, у него на глазах. Показать ее психиатру? Отличная мысль. Можно было еще запереть ее в психиатрической больнице. Хорошо, что он не счел это полезным для состояния Беллы.
Знал ли Джейкоб о письмах, выяснится позже. На решение Беллы разорвать помолвку с ним это уже не повлияет, а вот на то, смогут ли они остаться друзьями - безусловно.
Спасибо за комментарий!

0
53 terica   (19.12.2015 20:55)
Очень - очень напряженная глава...Но я никак ни хотела верить, что в сложившейся ситуации задействованы старшие Каллены..., хотя это было вполне возможно - эпизод с марихуаной говорит сам за себя - Карлайл жестко наказал сына, даже не захотев его выслушать...
Цитата Текст статьи
Но вы были так молоды, вы оба, – говорит Карлайл. – Я волновался за Эдварда, за тебя. Боялся, что ему не по силам будет находиться рядом с тобой во время лечения… не знал, как он справится, если всё пойдет плохо. И ваши отношения – честно говоря, я их не одобрял…
Вот и стало все понятно..., эгоизм, холодный расчет, равнодушие Каллена, да просто предательство- привело к необратимым последствиям, а потом и Эсме пошла у него на поводу, и даже смертельная болезнь Элис не остановила их...А ведь могли бы, не смотря на сопротивление Билли, просто сесть в машину и приехать к Бэлле. Однако настолько уверовали в то , что Эдвард никогда ни встретится с Бэллой...Даже не захотели исправить свою подлость, сломали детей и Элис ушла в мир иной , не простившись с Бэллой.
Цитата Текст статьи

Слова Карлайла ранят меня до глубины души. Он видел во мне лишь подпорченный товар – и, вероятно, видит до сих пор
Как права Бэлла..., даже не представляю, смогут ли они с Эдвардом простить Карлайла. А впереди встреча с Билли, может быть и Джейк замешан, они же всегда говорили Бэлле, что Калленам она больше не нужна. Большое спасибо за потрясающий перевод и редактуру, девочки - вы такие молодцы.

0
54 O_Q   (19.12.2015 21:08)
Цитата terica
Очень - очень напряженная глава...Но я никак ни хотела верить, что в сложившейся ситуации задействованы старшие Каллены..., хотя это было вполне возможно - эпизод с марихуаной говорит сам за себя - Карлайл жестко наказал сына, даже не захотев его выслушать...

Действительно, трудно было поверить, ведь аргументы Эдварда казались неопровержимыми - разве могли бы его родители скрывать письма, видя, как страдает, не получая от Беллы ответа, умирающая Элис, как мучается он сам? Ответ: к сожалению, да, могли.
Цитата terica
Вот и стало все понятно..., эгоизм, холодный расчет, равнодушие Каллена, да просто предательство- привело к необратимым последствиям, а потом и Эсме пошла у него на поводу, и даже смертельная болезнь Элис не остановила их...А ведь могли бы, не смотря на сопротивление Билли, просто сесть в машину и приехать к Бэлле. Однако настолько уверовали в то , что Эдвард никогда ни встретится с Бэллой...Даже не захотели исправить свою подлость, сломали детей и Элис ушла в мир иной , не простившись с Бэллой.

Именно предательство, потому что вместо поддержки Эдвард получил только ложь и равнодушие. И даже ссылки на болезнь Элис несостоятельны - Элис тоже тяжело переживала молчание Беллы, и ее родителям это было известно, но они предпочли промолчать.
Цитата terica
Как права Бэлла..., даже не представляю, смогут ли они с Эдвардом простить Карлайла. А впереди встреча с Билли, может быть и Джейк замешан, они же всегда говорили Бэлле, что Калленам она больше не нужна.

Да, впереди еще много сложных эпизодов, и насчет Джейка вопрос пока открыт: хоть Белла и не верит в его предательство, но она уже ошиблась в Билли, поэтому теперь не может быть ни в чем уверена. Лишь бы только они с Эдвардом остались вместе, тогда они всё преодолеют.
А о прощении сейчас, конечно, говорить рано, в таком состоянии даже меньшую провинность простить было бы трудно.
Цитата terica
Большое спасибо за потрясающий перевод и редактуру, девочки - вы такие молодцы.

На здоровье от нас обеих smile
Рада, что результаты нашего совместного труда нравятся.
Спасибо за комментарий!

0
48 Edera   (19.12.2015 20:42)
Спасибо за главу!

0
52 O_Q   (19.12.2015 20:52)
На здоровье smile

0
47 Lady_Darya   (19.12.2015 20:39)
Спасибо)))

0
51 O_Q   (19.12.2015 20:52)
На здоровье smile

1-30 31-50
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: