Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4858]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15256]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14610]
Альтернатива [9071]
СЛЭШ и НЦ [9133]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4487]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Зима в воздухе
«В Рождество все дороги ведут домой» - Марджори Холмс.

Расчёт любви
Хотите выйти замуж за миллионера? Спросите у Розали Хейл как. Для неё это цель номер один. Только вот, иногда даже трезвый расчёт уступает нахлынувшим чувствам, и остаётся только надеется, что сможешь вовремя понять, что значит для тебя конкретный человек.

Его Белла
Изабеллу Свон пригласили на несколько предрождественских дней в горы, где на озере Тахо расположился милый уютный домик семьи Калленов. Элисон Каллен, главная подружка-зануда, вознамерилась познакомить ее со своим старшим братом, чему Белла не так уж и радовалась. Ведь книги и природа интересовали девушку намного больше любовных отношений.

Звезда
Под Рождество возможны любые чудеса, и не всегда для этого нужны волшебство и сказочные персонажи. Иногда настоящим чудом оказывается то, что лучше всего тебя понимают не близкие люди, не коллеги и не твои крутые друзья, а простой парень в спортивном костюме.

Дорогая редакция!
Ты влюбилась? Он не обращает на тебя внимания? Ты никогда не становилась "любовью с первого взгляда"? Ничего страшного! Ведь у тебя есть журнал с одной поучительной статьей, верные друзья и неистовое желание покорить мужчину, которому принадлежит твое сердце.
Дерзай, Изабелла Свон, и удача повернется к тебе лицом.

Непредвиденные обстоятельства
Исторический роман о лорде и рыцаре Эдварде и служанке Белле, вынужденной стать женой будущего короля. Растерянная и очарованная, она внезапно оказывается в центре политических заговоров и интриг вельмож. Ее жизнь переворачивается с ног на голову.

Dirty Dancing with the Devil Herself
Эдвард ушёл от Беллы, заставив семью держаться от неё подальше. Через шесть лет Эммет решает смыться от отягощённой болью семьи и расслабиться. То, что он находит в суровом баре для байкеров, повергнет его семью в шок...

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 524
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Своей любви перебирая даты. Глава 40. Часть 3

2021-4-13
14
0
Глава 40. Часть 3

− Белла? Эдвард? – увидев нас на своем пороге, удивилась Эсми.
− Привет, мам, − поздоровался я, выйдя вперед.
− Привет... – с настороженностью отозвалась женщина. Она напряглась, видимо, предчувствуя, что наш внезапный визит не несет ничего хорошего. Очнувшись от своих мыслей, мама тряхнула головой и улыбнулась. – Проходите! Чего же вы стоите на пороге!
Перекинувшись с Беллой напряженными взглядами, мы вошли в квартиру, в которую Эсми переехала сразу после нашего возвращения в город.
− Простите за это, − проходя по коридору, женщина всплеснула руками, указывая на царящий вокруг беспорядок. − Я не ожидала, что вы приедете.
− Да ничего, − буркнул я и, перешагнув через ведро с белой краской, прошел в гостиную.
− Вы делаете ремонт? – поинтересовалась Изабелла, разглядывая потолок и ободранные стены коридора.
− Да, я решила, пока Карлайл в Чикаго, нужно заняться чем-нибудь полезным, − поставив руки на пояс и обведя взглядом полуразодранное помещение, пояснила Эсми, а потом повернулась в мою сторону и поймала мой внимательный взгляд. − А почему ты не на работе?
− А-а... – я приоткрыл рот, а потом засомневался и опустил голову, не решившись вот так с бухты-барахты начать объяснение. − Мам... – я вновь посмотрел на неё. – Подойди сюда. Присядь, пожалуйста.
− В чем дело, Эдвард? – насторожилась женщина, медленной походкой направляясь ко мне. − Что-то с Карлайлом? Или Эмили? – прищурив глаза, она посмотрела на Беллу. Но когда девушка отрицательно помотала головой, дав понять, что с Эми все хорошо, она вернула взгляд ко мне.
− Мне звонили из Чикаго, − изрек я, а потом посмотрел в глаза матери. Говорить такие новости было невероятно сложно.
− Что с ним?
− В него стреляли, − я все-таки это сказал.
− Что? – Эсми тут же побелела.
− Он в реанимации, − сказал я, видя нарастающую панику в глазах матери.
− Это неправда, − замотала она головой, не справляясь со слезами, которые потекли по щекам. – Ты ведь шутишь? Карлайл снова решил устроить постановку, да?
− Мам... – я сделал шаг вперед, чтобы обнять и успокоить её, но она выставила передо мной руку.
− Нет, Эдвард.
− Это правда. Сейчас ему делают операцию, − пояснил я, глядя на то, как Эсми заплакала, прикрыв ладонью лицо. Я не знал, что нужно делать, как утешить её. Тут я вдруг ощутил себя на месте Изабеллы, когда она пыталась поддержать меня, а я отталкивал её. Это очень странное и подавляющее чувство.
Видя, что женщина не желает никого из нас подпускать к себе, мы некоторое время стояли на своих местах и не шевелились, просто слушая сдерживаемые всхлипы матери.
− Эсми, − Белла сделала первый шаг к женщине. – С ним всё будет хорошо, − пообещала девушка, а потом, оказавшись совсем близко, аккуратно притянула мою мать к себе в объятия. Эсми поддалась ей и, уткнувшись в шею девушки, зарыдала. Я же просто стоял и наблюдал за тем, как Белла поглаживала Эсми по спине и со смятением и обеспокоенностью смотрела на меня в ответ. У меня был выбор: подойти к ним и попробовать принять участие в общих объятиях или оставить их наедине и дать Эсми возможность выплакаться. Может, я был трусом, но именно второй вариант я и выбрал. Бросив печальную улыбку Белле, я развернулся и тихо ушел из комнаты.
Я сидел на кухне за барным столом, с закрытыми глазами потирая ладонями лицо. Прошло уже полчаса с того момента, как мы приехали сюда. Белла и Эсми были по-прежнему где-то в коридоре или гостиной, я особо не узнавал, просто слышал их приглушенные голоса из соседней комнаты. А вскоре я услышал шаги позади себя и обернулся.
− Я должна быть рядом с ним. Я лечу в Чикаго, − решительно заявила женщина, сложив руки на груди. Поглядев на ее припухшее от слез лицо, я помотал головой и отвернулся.
− Это невозможно. Нет, ты не полетишь, − поспорил я с ней, взяв стоящий передо мной стакан и сделав из него один глоток Кока-Колы.
− Я тебя не спрашиваю, − уточнила она, а я снова повернулся к ней. В этот момент в кухню вошла Белла и остановилась за спиной Эсми. Интересно, девушка была за или против идеи моей матери?
− Нельзя, это небезопасно, − четко выговорил я, положив руку на столешницу стойки.
− Мне плевать, я хочу быть рядом с ним! – пройдя по кухне, женщина продолжала стоять на своем.
− В этом нет смысла. К нему сейчас не пустят, а сразу после операции его в любом случае привезут сюда, − не желая спорить, проговорил я, уставившись на маму, вставшую напротив меня за стойкой.
− А если он не выживет? – задала она резонный вопрос, но я об этом даже думать не хотел. Я промолчал и лишь сглотнул. − Эдвард, он должен знать, что мы рядом.
С одной стороны, она была права, отец мог в любой момент умереть, и мы должны быть рядом, но с другой... Я не мог рисковать. Если Эсми поедет туда одна, я весь изведусь, она будет в опасности. А если я поеду с ней, то здесь останутся Белла и Эмили, и тогда я начну сходить с ума. Я не могу разорваться. Но брать с собой Беллу и ребенка просто наихудшая мысль. Вся семья Калленов в одном самолете...
Посмотрев на Изабеллу, которая стояла в стороне и молча наблюдала за нами, я вздохнул. В принципе, я же не на неделю уеду, на пару дней, а потом все-таки вернусь. Белла с дочкой могут побыть дома эти дни, с ними ничего не случится, к тому же они будут под присмотром охраны, я могу попросить Джаса приглядеть за ними. Поэтому я принял решение.
− Хорошо. Мы поедем с тобой вдвоем, − изрёк я, поглядев на Эсми. Услышав меня, она, кажется, расслабилась, и на ее лице отразилась победная улыбка.
− Я пойду собираться, − предупредила она и, не медля ни секунды, поспешила выйти из кухни.
− Отлично, − вздохнул я. − Надо заказать самолет, − пробормотал я, достав из кармана свой мобильник.
− Эдвард?
Я поднял глаза на Беллу, которая с неодобрением смотрела на меня.
− Что?
− Ты ничего не хочешь мне объяснить?
− Ты о чем? – переспросил я. Девушка, всплеснув руками, с изумлением усмехнулась.
− Ты хочешь уехать и оставить нас с Эми здесь одних?
Подняв глаза к потолку, я вздохнул. Описать ей свои чувства, которые я испытываю при принятии таких решений, было практически невозможно. Конечно, она не понимала, что, оставляя их здесь, делаю это только ради их безопасности, поэтому я должен был как-то это объяснить ей. Встав со стула, я подошел к девушке и, взяв ее за руки, взглянул в ее глаза.
− Белла, я тебя очень люблю. Но в данный момент я хочу, чтобы ты и Эми остались здесь. Ехать в Чикаго со мной сродни самоубийству. Я не знаю, что нас там ждет. Если на Карлайла совершили покушение там, то они могут повторить это... только уже со мной, а вас ставить под удар я не могу.
− Оставляя нас здесь одних, ты ставишь нас под угрозу... – парировала она, сжимая мои пальцы.
− Не одних, а с охраной, − возразил я.
− У Карлайла тоже была охрана. И я была с охраной, когда ехала на машине, и у Эмили, как оказалось, была охрана, когда ее похитили... – перечислила девушка, давая мне понять, что телохранителям она не доверяет. − Возьми нас с собой. Пожалуйста.
− Нет, Белла, − отказался я, покачав головой. На самом деле, мне хотелось согласиться, но я не мог. − Это небезопасно. Прости, − я поднес наши переплетенные руки к губам и поцеловал ее пальчики.
− Пожалуйста, − наморщив лоб, умоляла она.
− Нет. Я не хочу рисковать вами, − я был непоколебим в своем решении. Беллу это не устраивало и, опустив плечи, она отвела глаза в сторону и расстроенно усмехнулась.
− Ты в любом случае рискуешь... – изрекла она, а потом развернулась и ушла.
Оглядев кухонное помещение, я стукнул пальцами по кожаному сидению барного стула и чертыхнулся. Ну почему всегда все идет наперекосяк!?
Немного побыв один, я привел свои мысли в порядок и успокоился, потом созвонился с людьми из Чикаго, которые обеспечили бы нам все условия проживания, пообщался с Тедом, чтобы тот дал указания по подготовке самолета, а позже решил найти Изабеллу, чтобы нормально поговорить с ней и прийти к обоюдному согласию.
Пройдя по квартире, я остановился в арке перед гостиной комнатой и устремил всё внимание на девушку, которая сидела на диване, приложив руки к губам. Гипнотизируя журнальный стол, она не обращала внимания ни на включенный телевизор, из которого раздавался смех и шуточные реплики, ни на меня. Поэтому я сделал первый шаг.
− Белла, ты должна понять...
− Мы поедем с вами, − перебив меня, сообщила девушка.
Да, убедить ее в чем-то намного сложнее, чем может показаться.
− Нет.
− Я тебя не спрашиваю. Я констатирую факт, − командующим тоном изрекла она. − Мы едем все вместе. Я не останусь здесь с ребенком одна, − констатировала она и, встав с дивана, прошла мимо меня в коридор.
− Белла... – я поспешил за ней.
− Эдвард, − она неожиданно повернулась ко мне, из-за чего мне пришлось резко остановиться, – давай ты просто согласишься с этим, и всё. Пойми, я хочу быть рядом с тобой. Быть с тобой там, − она указала рукой в сторону, а я зачем-то проследил за этим жестом и хмуро посмотрел на стену, которая была лишь отчасти оклеена обоями. − Ты же знаешь, что мы тебе нужны... Если мы будем вместе, то нам всем будет намного легче. Признай это, − протянула она, жалобно посмотрев на меня. Что я мог на это ответить, она была права.
Поджав губы, я посмотрел себе под ноги, а потом принял решение.
− Ладно... – я поднял взгляд на Беллу. – Едем вместе.
− Спасибо! – радостно улыбнувшись, девушка подскочила ко мне с широкими объятиями. Чмокнув меня в щеку, она обвила мою шею и прошептала. − Всё будет хорошо. Мы вместе со всем справимся.
− Да, − кивнул я. Белла чуть отстранилась, посмотрела мне в глаза, а потом поцеловала в губы.
− Я собрана, − сообщила Эсми, как всегда, не вовремя появившись на лестнице. Заметив наши объятия, мама на секунду замерла. Приподняв брови, она расплылась в подозрительной, но весьма довольной улыбке, и продолжила спуск по лестнице. – Я опять не вовремя?
− Нет, мы готовы ехать, − соврал я, выпустив Беллу из своих объятий.
− Мы? Всё-таки Белла и Эмили с нами? – уточнила женщина, явно довольная таким исходом.
− Да, только нам сначала надо заехать домой, собрать вещи и забрать Эмили из сада.
− Хорошо. Тогда поехали, − пожав плечами, согласилась Эсми и, отдав мне свою сумку, направилась к двери. Обменявшись с Беллой взглядами, я взял ее за руку, и вместе с ней направился к выходу.
Когда мы ехали в квартиру, я сидел напротив Беллы и Эсми. Мама почти всю дорогу молчала и смотрела в окно. Она старалась держаться, но бывали моменты, когда слезы непроизвольно начинали течь из ее глаз. И Изабелла в эти моменты была рядом, она обнимала ее и подбадривала. А я был спокоен, зная, что Эсми могла положиться на девушку, это давало возможность мне побыть в своих мыслях и переживаниях, ни с кем не делясь этим.
Оказавшись в квартире, на самом пороге мы с Беллой столкнулись с Лакки, который вилял хвостом и без конца прыгал от радости.
− Боже, я совсем забыла про него, − виновато проговорила девушка, присев на корточки перед щенком. Он начал ластиться, пытаться облизать ее руки и лицо, а она всё время уворачивалась от него и гладила по голове. − Кто будет с ним, пока мы будем в отъезде?
− Парни присмотрят за ним, − буркнул я, − не переживай.
− Хорошо, − сказала Белла, кивнув и на секунду прижавшись щекой к щенку. – Ладно, пойду собирать вещи.
− Да, я тоже, − ответил я, первым поспешив на второй этаж.
Войдя в свою гардеробную, я покидал в чемодан пару рубашек, один галстук, один костюм, и немного повседневной одежды. Я был собран через пять минут, в то время как Белла бегала по комнате и пыталась собрать всё самое необходимое, но это необходимое никак не умещалось в ее сумку.
− Я не знал, что у тебя так много вещей, − прислонившись к дверному косяку, произнес я. Сложив руки на груди, я стоял и наблюдал, как девушка с силой упихивает вещи в чемодан.
− Здесь в основном не мое, − пояснила она, сдув упавшую прядь с лица. − Эмили. Я сложила ее игрушки, фломастеры, вещи, а моя одежда теперь не умещается, − она с досадой всплеснула руками и с изнуренным выражением на лице опустилась на кровать.
− Возьми второй чемодан, − предложил я, идя к ней. Я был знаком с женской бедой, связанной со сбором багажа, поэтому я отнесся к этому лояльно.
− Нет. Мне нужно запихнуть всего пару кофт, − пробормотала Белла, подтянув к себе битком забитый чемодан. Посмотрев на то, как из сумки вываливается сорочка девушки, я развернулся и вышел из комнаты, однако вернулся буквально через несколько секунд.
− Складывай сюда, тут есть место, − изрек я, положив свою дорожную сумку на кровать.
− Ты серьезно? − Она удивленно посмотрела на меня. Я пожал плечами и расстегнул молнию одного из отделов чемодана.
Посмотрев на мои тщательно уложенные вещи, Белла в изумлении приподняла брови.
− Ты очень аккуратен.
− Хм. Привычка, − фыркнул я и сел на кровать. − Раньше, когда отец был моим начальником, я почти каждый месяц куда-то ездил, выработались определенные правила укладки багажа, − задумчиво проговорил я, вспоминая те дни, когда Карлайл опекал меня, пытался облегчить мою жизнь, отправляя в частые командировки, чтобы я мог не только поработать, но и сменить обстановку, завязать новые знакомства... Кто бы мог подумать, что потом я буду трястись за его жизнь и собираться в поездку для того, чтобы проведать его в больнице?
− Эдвард, он обязательно поправится, − проговорила Белла, заметив мою отчужденность.
− Да, − улыбнулся я. – Поехали, нам еще Эмили надо забрать, − изрек я, встав с кровати.
Как только вещи были собраны и уложены в машины, я дал некоторые указания охране, а потом мы отправились в детский сад. Забрав Эмили, которая очень сильно обиделась на нас, не понимая, почему ее опять забрали из сада раньше времени, мы поехали на аэродром.
Приехав на место, я сначала позаботился о том, чтобы наш багаж отнесли в самолет и, убедившись, что всё готово, мы по трапу поднялись в салон.
− Ты много раз летала? – поинтересовался я, поглядев на Изабеллу, которая с восхищением осматривалась вокруг.
− Да... каждый день в полетах, − пошутила она. Я понял, что мой вопрос был абсолютно неуместен. Еще бы, когда бы и куда бы она летала, всё время нянчась с ребенком и работая без выходных?
− Ясно. Тогда занимайте места и устраивайтесь поудобней. Скоро взлетаем, − предупредил я, глядя на то, как Эмили с любопытством и непониманием ходит по салону.
Как только все расселись и пристегнули ремни, мы приготовились к взлёту. Я чувствовал себя спокойно, насколько это вообще было возможно, но вот Белла, сидевшая рядом со мной, казалась очень взволнованной.
− Долго лететь? – повернув ко мне голову, спросила девушка, наморщив лоб.
− Два с половиной часа, − кивнул я, устремив взгляд на Эсми и Эмили, сидящих на соседних креслах.
− Не так долго. Я думала, это займет больше времени, − прошептала Белла, откинув голову на спинку кресла. Мне показалось, что на ее лбу выступил пот...
− Боишься?
− Немного, − повернувшись ко мне, дрожащим голосом ответила она. − В прошлый раз я летела на огромном авиалайнере, и людей там было куда больше. А тут... частный самолет?
− Не переживай, у нас опытный пилот, так что полет должен пройти спокойно.
− Очень на это надеюсь... – пропищала она, глубоко вздохнув, после чего отвернулась к иллюминатору.
Вскоре мы взлетели. Полет проходил нормально, Белла свыклась с условиями пребывания в воздухе, а Эмили уснула, поэтому нам пришлось переложить ее в кровать, которая имелась на борту самолета. Нам ничего не оставалось, кроме как заняться полезными делами и сесть обедать, потому что следующий прием пищи мог быть только завтра.
− Ты как? – спросила Белла, посмотрев на меня. Пережевав пищу, я мельком посмотрел на нее и, нахмурившись, выдавил из себя:
− Нормально. Я стараюсь не думать о плохом. А ты как?
− Я нормально, − улыбнулась Белла, а потом вернула внимание к тарелке с едой.
− Можно вопрос? – поинтересовалась Эсми, которая сидела напротив нас. Мы оба пожали плечами. − Вы уже официально вместе?
− Ну... – Белла замялась. А я, как ни в чем не бывало, вытер губы салфеткой и кивнул.
− Да. Мы вместе, − подтвердил я.
− Ну, наконец-то! – возликовала женщина. Это было первое ее яркое эмоциональное проявление за последний час. Мы с Беллой в удивлении уставились на нее, в то время как сама Эсми тянула шею, чтобы проверить, не разбудила ли она Эмили своим вскриком. − Как же долго до вас доходило... – вернув внимание к нам, добавила она.
− Что именно? – не понял я.
− Что вы созданы друг для друга. Да что там, вы идеально подходите друг другу, и вы красивая пара.
− Спасибо, − отреагировала моя девушка, на что я закатил глаза. Мне почему-то всегда сложно находиться с ними, когда они обе одновременно находятся в одном помещении.
− И Эмили, наконец, обрела полноценную семью.
− Она еще не знает, что... – заикнулась Белла, посмотрев сначала на мою мать, а потом на меня.
− Что вы любите друг друга? − договорила Эсми.
− Да.
− О, поверьте, этот ребенок понял всё раньше, чем вы, взрослые, до этого додумались. Так что не волнуйтесь, она будет рада.
− Но она еще не приняла Эдварда, как... папу.
− Всему свое время. Может, если вы скажете ей, что на самом деле происходит между вами, она быстрее признает его...? Может, просто не стоит от нее ничего скрывать? Будьте с ней откровенны, − посоветовала Эсми.
− Мы подумаем над этим, − пообещал я, поднявшись с кресла. Обойдя стол и извинившись перед дамами, я направился в туалет.
Все эти разговоры безумно утомляют...
По прошествии двух с половиной часов мы наконец-то приземлились в аэропорту Чикаго. Время было уже позднее, поэтому, как только мы сели в ожидающую нас машину, то решили, не заезжая в гостиницу, сразу отправиться в больницу.
Прибыв в клинику, мы первым делом встретились с врачом, который оперировал отца. Он объяснил нам, что именно произошло и в каком состоянии привезли Карлайла. Ему сделали операцию на сердце. Он жив, но сейчас находится в реанимации в очень тяжелом состоянии. Процент того, что он выживет, 50/50. Нам оставалось только ждать и верить в лучшее...
***
− Эдвард, − Эммет вскочил с дивана, увидев меня в дверях комнаты ожидания. − Привет. Как ты? – он схватил меня в свои крепкие дружеские объятия.
− Привет, Эм. Нормально. Держимся.
− Ты не один?
− Я... – изрек я и обернулся назад, когда открылась дверь, в которую вошли Эсми и Белла под руку с сонной Эмили.
− Эсми, − друг поспешил обнять и поддержать мою маму. − Мне очень жаль.
− Ты был там в тот момент? – спросила она, со слезами на глазах посмотрев на парня.
− Я был в этот момент в офисе. Когда мне сообщили о происшествии, я сразу побежал туда, но там уже была толпа народа и полиция со скорой помощью. Я не присутствовал во время самого покушения.
− Он знал... – вдруг просипела Эсми, проходя по комнате. − Не зря были все эти прощания и наставления. Он чувствовал. – Она села на диван и покачала головой.
Я понимал, о чем она говорила, ведь сам чувствовал нечто подобное и видел, что Карлайл был напряжен перед отъездом, но сделать тогда ничего не мог. Впрочем, как и сейчас... Единственное, что было в моих силах - это успокоить свою мать и хоть как-то попытаться облегчить ее страдания.
− Мам, − я прошел и присел к ней на диван. − С ним всё будет хорошо. Он сильный и выкарабкается, − прохрипел я, приобняв её. Всё, что ей сейчас нужно было - это мое присутствие и поддержка, и я был готов обеспечить ее этим.
− Привет, Белла. Эми... – подойдя к моим девочкам, поздоровался МакКарти. Я был с матерью в тот момент, но мне было спокойней видеть и знать, что Эммет может на некоторое время отвлечь Беллу и девочку... По крайней мере, я сам очень нуждался в помощи друга и в тот миг целиком рассчитывал на него.
***
− Сколько еще можно ждать? Может, сходить спросить? – тревожно произнесла Эсми. Мы уже около часа находились в комнате ожидания в надежде, что нас пустят к отцу. Так как он был в реанимации, все посещения были запрещены, но нам пообещали, что все-таки позволят его увидеть хотя бы один раз.
− Я ходил пятнадцать минут назад. Они сказали, что сами пригласят нас, − проговорил я.
− Я схожу за кофе, − проинформировал Эммет, устав сидеть на одном месте.
− Эмили уснула, − тихим голосом сказала Белла, держа на руках спящую дочку.
− Надо было вас отправить в гостиницу, − виноватым тоном изрёк я, на секунду прикрыв глаза и потерев рукой лоб. Мы притащили сюда ребенка, накормили её какой-то едой из местного кафетерия, а теперь она спит на руках вымотанной матери – абсолютная беспощадность с моей стороны.
− Не надо было. Мы подождем, − убаюкивая малышку, прошептала девушка. − Сейчас главное - Карлайл, − добавила она, посмотрев на меня с добротой и пониманием в глазах. Протянув руку к Белле, я сначала погладил и слегка сжал ее плечо, а потом обнял. Аккуратно притянув девушку к себе, я поцеловал ее в висок и лоб, и как раз в этот момент в комнату вошел доктор.
− Мы можем его увидеть? – вскочив с дивана, спросила Эсми.
− Всё готово, но увидеть его могут только самые близкие родственники, не более двух человек, − предупредил нас мужчина.
− Идите. Мы подождем здесь, − заверила меня девушка, когда я с сожалением посмотрел на нее. Это было несправедливо, мы просидели здесь все вместе все это время, и в итоге войти могут только двое.
Но таковы были правила, и у меня не было сейчас сил спорить, поэтому, подарив любимой нежный теплый взгляд, я вместе с матерью вышел из помещения.
Я шел по коридору, следуя за врачом, и в моей голове, словно удары молотком, раз за разом, отдавались вопросы: «Неужели это всё? Неужели Карлайл умрет? Неужели я больше не услышу порицательный тон отца, который всегда так меня злил и раздражал? Неужели Эмили так и не узнает своего дедушку?»
И этих «неужели» - их просто бесчисленное множество. Я хотел... Скорее, я молился, чтобы эти «неужели» были всего лишь моими мыслями и не воплотились в жизнь. Страх потерять близкого человека порой заставляет мозг работать в таком режиме и направлении, в каком никогда бы не работал. Словно перед тобой открывается целый неизведанный мир, и ты начинаешь понимать, что всю свою жизнь упускал что-то важное, не замечал элементарных вещей, не делал того, что мог бы или даже был обязан делать. Мы с отцом большую часть времени спорили, говорили о делах: сначала проблемы в школе, потом в университете, а позже в работе, и мы ужасно мало времени уделяли разговорам по душам. Сейчас я жалею об этом. Жалею, что всегда отталкивал его от себя, да и вообще воспринимал его как наставника, учителя, руководителя, делового партнера, но не как отца, готового всегда понять и поддержать сына. Наверное, так получилось потому, что я боялся его неодобрения, всегда боялся, что он меня не поймёт, осудит, обвинит в чем-нибудь. А сейчас мне всё равно. Пусть осуждает, для меня главное, чтобы он просто жил и был рядом с нами.
При этом в мыслях тут же возникает фраза, которую мы постоянно подтверждаем, забывая о ее истинности... «Что имеем − не храним, потерявши – плачем».
Но я надеялся, что нам не придется плакать на этот раз...
Наконец, когда мы вошли в палату, то Эсми не выдержала и вцепилась в мою руку. Со слезами она уткнулась мне в шею сразу после того, как увидела Карлайла, безвольно лежащего на больничной кушетке. На самом деле он выглядел пугающе. Очень бледный, на лице ссадина, шея перевязана, грудь накрыта специальным материалом, но я подозревал, что эта часть вся перешита и обработана, множество трубок и проводков, поддерживающих его жизнедеятельность, оплетали почти всё его тело, а медицинская аппаратура без конца оповещала о текущем состоянии больного. В общем, он выглядел удручающе. Мама была в шоке, а я стоял и не мог и слова выдавить из себя. Мысли поглотили меня.
«Наверное, заказчики убийства недовольны, что он здесь, ведь им нужен был другой результат – мертвый Карлайл, а не лежащий в неопределенном состоянии. Ясно одно, они не закончили дело. И это пугает...»
Через некоторое время Эсми всё-таки собралась и подошла к отцу. Она встала рядом с ним и что-то прошептала ему, в то время как я стоял в стороне и не мог понять, что со мной происходит. Всё, что я чувствовал - это дикую ярость. Мне хотелось отомстить тем ублюдкам, которые сотворили это с ним.
− Карлайл, ты меня слышишь? – произнес я, подойдя к отцу вскоре после того, как Эсми оставила меня наедине с ним. − Я найду этого сукиного сына и отомщу. Ты только держись, слышишь? Бл*дь, не вздумай бросать нас, я тебе этого не прощу. Даже не смей бросать маму... – пригрозил я ему, а потом зажмурил глаза, чтобы унять подступившие эмоции. – Держись, − сказал я напоследок, после чего вышел из палаты.
Вернувшись в комнату ожидания, я увидел вымотавшуюся Беллу, полусонную Эмили, зареванную Эсми и замученного Эммета. И мне ничего не оставалось, кроме как отправить всех по домам, а точнее, по гостиницам, а самому остаться в больнице на ночь.
− Ты уверен? – усомнилась Белла, остановившись передо мной.
− Да, идите, − сказал я, посмотрев сначала на Эсми, которая, держа Эми за руку, стояла в дверях, а потом на девушку. − Вам нужно отдохнуть.
− Ты позвонишь, если тебе что-то понадобится или станет скучно?
− Конечно, − я кивнул, а потом притянул девушку в свои объятия.
− Может, мне всё-таки остаться с тобой? – пробормотала она мне в шею, все сильнее прижимаясь ко мне. Вдохнув любимый и родной запах кожи моей девочки, я улыбнулся и, быстро поцеловав ее ушко, отстранился.
− Белла, ты сама только вчера вышла из больницы, тебе нужно отдыхать, − настоятельным тоном проговорил я, на что Белла накуксилась. − И выпей таблетки, только не переусердствуй.
− Перестань, − буркнула она, нахмурив брови.
− Ребят, Эми устала. Давайте поскорее... – в наш прощальный диалог вклинилась Эсми.
− Я уже иду, − оглянувшись назад через плечо, бросила девушка. − Просто знаешь, я не хочу тебя оставлять здесь одного. Эта обстановка и...
− Белла, ничего. Мне нужно побыть одному, понимаешь? – не желая обидеть её, пояснил я.
− Да. Хорошо, − кивнула она, принимая мое желание.
− Эмили нужно спать. Вам пора.
− Я люблю тебя, − Белла прижалась своими губами к моим. И боже, это было лучшим, что сегодня произошло со мной.
− И я тебя люблю, − прошептал я, проведя ладонью по ее скуле и шее.
− Будь осторожен.
− И вы.
− Эми, скажи пока Эдварду, − пройдя к дочери, попросила Изабелла.
− А ты не поедешь с нами? – тоненьким голосочком проворковала малышка.
− Нет, детка, − я прошел к ней навстречу, − я останусь здесь. Но завтра мы обязательно увидимся, − пообещал я.
− Ладно, пока.
− Пока, − я помахал рукой, провожая их. А оставшись один, я развернулся и, осмотрев комнату, поставил руки на пояс и громко вздохнул. Обратив внимание на диван, я с огромным желанием подошел и буквально рухнул на него.
Поставив локти на колени, я опрокинул голову на руки и зажмурился. Я чувствовал, как слезы пытаются вырваться наружу, но не хотел давать им волю. Я хотел справиться с той болью, что горела во мне. Всё это время я хотел быть сильным и не распускать сопли. Я не хотел, чтобы кто-то видел меня в таком разгромленном состоянии, поэтому всячески сдерживался, хотел казаться нерушимой скалой. И в итоге силы оставили меня, я был перенапряжен, утомлен и переполнен отчаянием.
Спрятав лицо в ладонях и часто вдыхая горячий воздух, который заполнял помещение, я, сглатывая ком в горле, тихо заплакал. Почувствовав, как затряслось мое тело от глухих рыданий, я пытался заглушить этот мерзкий звук, ожесточенно кусая нижнюю губу. Похоже, я раскис окончательно.
Я сидел, закрыв лицо ладонями, и в тот момент мир вокруг меня не существовал. Я был глубоко в себе. А когда вдруг почувствовал прикосновение к моей руке, то подумал, что у меня начались галлюцинации.
Подняв голову, я хмурым взглядом уставился на девочку, которая стояла передо мной и как завороженная смотрела на меня. Тогда я точно решил, что у меня поехала крыша, ведь Эмили просто не могла здесь находиться. Стерев слезы с лица, я шмыгнул носом и пару раз моргнул, чтобы прогнать видение, но дочка никуда не исчезла.
− Эмили? Что ты тут делаешь? – нахмурился я, попытавшись понять, как она тут оказалась одна. – Почему ты одна?
− Я забыла свой рюкзак, − произнесла она, поглядев чуть в сторону от меня. – Мама ждет меня на первом этаже.
− Рюкзак? − удивился я, а потом обернулся и практически позади себя обнаружил ее сумку. − Да, вот, − прохрипел я, протянув рюкзак дочке.
− Ты плакал? – приняв вещь из моих рук и посмотрев мне в глаза, спросила она.
− Я? Нет, что ты! Это просто соринка в глаз попала, − улыбнувшись, соврал я.
− Но у тебя нет никакой соринки, − помотала она головой.
− Я уже вытащил её, − проведя пальцем по веку, пояснил я.
− Тогда почему ты все равно такой грустный?
− Я не грустный. Всё хорошо, малыш, − слабо кивнул я.
− Это из-за Карлайла? Потому что он болеет, да?
Я кивнул, потому что из-за першения в горле не мог говорить.
− Он умрет?
− Нет. Он... – запротестовал я, а потом нахмурился, опустив взгляд в пол. − Он не умрет.
− Но если он не умрет, тогда почему ты плачешь?
− Это сложно, − я покачал головой, а потом понял, что она всё-таки подловила меня.
− Ты его любишь?
− Конечно, он же мой отец, − просипел я, посмотрев на девочку.
Эмили кивнула, а потом медленно подошла ко мне практически вплотную и, опустив глаза на свой рюкзак, который она мяла в руках, внезапно спросила:
− Ты хочешь еще быть моим папой?
Услышав ее вопрос, у меня просто дыхание перехватило. Меня даже всего перекосило. Вот тут я еще раз усомнился в своей адекватности. Но видя перед собой мою девочку, которая смущенно ждет от меня ответа, я понял, что мы находимся в реальности.
− Эмили, я всегда был твоим папой, − я чуть наклонил голову вперед, чтобы заглянуть в глаза малышки. Взяв ее маленькие ручки в свои ладони, я добавил. − И конечно, я очень хочу и дальше всегда быть твоим отцом.
− Правда? – она подняла на меня глаза.
− Правда, − кивнул я, мягко улыбнувшись ей.
− Тогда я тоже хочу, чтобы ты был моим папой. Ты ведь согласишься?
Я еле сдерживал слезы счастья, не веря тому, что этот момент настал.
− Конечно, я соглашусь. Иди ко мне, моя хорошая,− позвал я ее, а потом не выдержал и схватил в свои объятия. Приподняв и усадив дочку к себе на колени, я обнимал её, стараясь услышать, прочувствовать и запомнить каждый ее вдох и выдох. Она была такой теплой, маленькой и любимой, что внутри меня всё болело от счастья, а сердце билось так, словно у меня началась тахикардия. Когда дочка обнимала меня в ответ, ласково поглаживая мой затылок, я как безумный шептал всё, что в ту минуту приходило в голову.
− Прости меня. Я так виноват перед тобой. Прости меня, моя маленькая. Я люблю тебя. Боже, я так люблю тебя. Слышишь, я никому тебя не отдам, я всегда буду оберегать тебя. Ты самое дорогое, что у меня есть. Я очень люблю тебя, малыш, − протараторил я эти слова, все сильнее сжимая дочку в объятиях.
А потом она внезапно отстранилась от меня, и я от непонимания уже был готов запаниковать, но Эмили вдруг сказала:
− Я тебя тоже люблю.
Глядя ей в глаза, я не мог поверить, что она мне это только что сказала. Признаюсь, я прослезился. Довольно улыбнувшись, я опрокинул голову на плечо дочки, а она в этот миг решила добавить...
− Ты можешь поплакать, я никому не скажу.
Усмехнувшись, я поднял голову и поцеловал ее в лобик.
− Нет, малыш, я больше не хочу и не буду плакать, − сказал я и снова притянул ее к себе в объятия.

В помещении было тихо, и лишь легкий гул от кондиционера и иногда моргающих флуоресцентных ламп нарушал нашу идиллию. Когда мы сидели в обнимку, я аккуратно поглаживал девочку по спине, стараясь не касаться шрама, а она, положив голову мне на плечо, одной рукой накручивала на палец мои волосы, и мы наслаждались этим моментом.
− Пап... – протянула Эми, а я вдруг ощутил, как мурашки побежали по всему телу. Черт возьми, она назвала меня папой, это было так непривычно.
− Ммм?
− А когда я смогу увидеть... – она сделала недолгую паузу, − дедушку?
− Дедушку? – переспросил я. Вот это уже точно было для меня вторым сюрпризом.
− Карлайл. Он же мой дедушка, − уточнила она, явно не спрашивая, а утверждая этот факт. − Я знаю, я его спрашивала, − пояснила она, выпрямившись и положив руки мне на предплечья. Даже не буду пытаться понять, когда именно она успела его об этом спросить...
− Да, он твой дедушка. И...- я задумался. − Я думаю, что скоро ты сможешь его увидеть.
− Хорошо,− согласно кивнула она.
− Эмили... – в дверях появилась Изабелла. Однако увидев дочку, сидящую у меня на коленях, она застыла на месте. − Что здесь происходит?
− Мы просто... – заговорил я, но дочка, остановив меня, сползла с моих ног и начала свое объяснение.
− Мы с папой помирились и теперь мы будем дружить, − сообщила Эми, остановившись перед матерью и расставив руки по бокам.
− Что? – удивилась Белла, пребывая в полном шоке. Как по мне, так она была готова упасть в обморок от таких новостей.
− Мы поговорили, − поднявшись с дивана, разъяснил я и направился навстречу девушке.
− Я вижу, − кивнула она, глядя на меня с ошеломлением.
− Мам, а можно я останусь здесь с Эд... то есть с папой? – стоя между нами, спросила дочка.
− Что? – с трудом оторвав от меня свой взгляд, Белла в изумлении посмотрела на Эмили. Впрочем, просьба малышки была неожиданной для всех. − Нет, Эми.
Запрет матери девочка не оценила и тут же показательно надула губы и щеки, обидевшись на нее.
− Эми, послушай, − я присел перед ней на корточки. − Вам с мамой нужно в гостиницу. Тебе уже пора ложиться спать, а маме нужно немного отдохнуть.
− Но я не устала, − пролепетала она, не глядя на меня.
− Эми, вам нужно немного поспать, а завтра мы снова увидимся. Не расстраивай маму, ладно? – мягким тоном попросил я, коснувшись руки дочери.
− Ладно, − грустно согласилась она.
− Ты у меня умница, − улыбнувшись, изрёк я и поцеловал ее в голову. – Вам нужно идти, вас Эсми ждет.
− Ты нашла свой рюкзак? – поинтересовалась Изабелла. Девочка тут же засуетилась и, схватив свою сумку, которая лежала на полу возле дивана, взмахнула ею в воздухе.
− Всё, я забрала, − известив нас, она вернулась к своей маме и взяла ее за руку.
− Тогда идем, − проворковала Белла, обратившись к дочке, а когда та ей кивнула, девушка вновь вернула внимание ко мне. − Ты в порядке?
Засунув руки в карманы джинсов, я пожал плечами.
− Более чем... – слегка качнув головой, сказал я.
− Мы же потом обсудим это? – полюбопытствовала она, намекая на наше неожиданное воссоединение с Эмили.
Поджав губы, я согласно моргнул.
− Хорошо. Спокойной ночи, − пожелала Белла, уводя девочку к двери.
− И вам доброй ночи.
Как только передо мной закрылась дверь комнаты, я наклонил голову и, посмотрев на пуговицы своей рубашки с задумчивым видом, усмехнулся...
«Обалдеть... Денек выдался хоть куда».
«Кто бы вообще мог подумать, что сегодня моя дочь назовет меня папой. Я часто представлял себе этот момент, пытался понять, как буду реагировать на это, что говорить и что делать. Я думал, что это будет куда эмоциональней, но из-за чувства паники был будто сам не свой. Я вроде бы сказал важные слова своей малышке, но сейчас даже не могу вспомнить, что именно ей говорил. Я так торопился выразить свои чувства, что потерялся в своих же мыслях. Наверное, это был шок. И я предполагаю, что в шоке до сих пор. Надеюсь, что завтра я буду вести себя более осмысленно, конечно, если дочка не передумает и не расхочет называть меня своим папой. В таком случае я даже не знаю, что сделаю, наверное, сойду с ума от отчаяния и обиды. Но об этом будем позже...»
В глубоких раздумьях о своей семье я некоторое время бродил по комнате, но вскоре решил немного размяться и выпить кофе. Добравшись до ближайшего кафетерия и перекусив там в компании своих телохранителей, я, наконец, созвонился с Джаспером, который всё это время места себе не находил, толком не зная, что происходит. Поговорив с ним и немного умерив его волнения, я посоветовал ему быть осторожным, после чего повесил трубку и отправился на поиски врача, который объяснил бы мне, как и когда будет происходить перевозка Карлайла из Чикаго в Нью-Йорк. Связавшись и посовещавшись с докторами из больницы в Нью-Йорке, мне сообщили, что транспортировку назначат на завтра, что означало, что мы задержимся здесь ненадолго.
Ну, а потом я снова вернулся в отделение реанимации и продолжительное время стоял перед палатой отца и просто смотрел на него через окно, надеясь на то, что он почувствует мое присутствие и будет бороться за свою жизнь.
***
− Мистер Каллен, просыпайтесь, − довольно-таки неожиданно над ухом прозвучал незнакомый голос, отчего я вздрогнул и, конечно же, проснулся. Приняв сидячее положение, я посмотрел на медсестру, которая приподняв брови, смотрела на меня, как на инопланетянина, но, не став обращать на нее внимания, я широко зевнул и, закрыв глаза, потер лицо. Всё тело болело, шея абсолютно затекла, ноги онемели, а голова раскалывалась, потому что я спал на двухместном диване, точно не рассчитанном для сна. Я был разбит и безумно вымотан. Я полночи не спал, всё бродил по коридорам, то дежуря у палаты Карлайла, то у ближайшего кофейного автомата. А когда силы окончательно покинули меня, пришел в комнату отдыха, занял один из диванов и благополучно на нем уснул. Но теперь я жутко пожалел о своем деянии, уж лучше б я не спал вообще...
***
− Привет, − произнесла девушка в трубку телефона.
− Привет, − ответил я хриплым ото сна голосом. Я находился в уборной, собираясь умыться и привести себя в надлежащий вид, когда позвонила Белла. Поэтому, стоя перед раковиной и зеркалом, я говорил по телефону и, глядя на свое помятое отражение, никак не мог перестать хмуриться.
− Как ты там? – с заботой поинтересовалась Изабелла.
− Нормально. Полночи смотрел на Карлайла да блуждал по больнице, − изложил я, протерев глаза.
− Ты хоть немного поспал?
− Да, − нахмурившись, буркнул я и поглядел в сторону вошедшего в туалет незнакомца. – Да, мне удалось поспать, − договорил я, вернув взгляд к зеркалу.
− Как Карлайл?
− Без изменений. Сегодня его отправят в Нью-Йорк, так что можно потихоньку собираться.
− Ясно. Эсми поехала в больницу сменить тебя, − предупредила девушка, на что я с облегчением вздохнул. Мама не хотела уезжать вчера из больницы, мне пришлось заставить ее поехать в гостиницу, чтобы отдохнуть и выспаться, но сейчас я был рад, что она едет сюда. Мне нужно было нормально поесть, помыться, переодеться и повидаться с моими девочками.
− Хорошо. Я тогда дождусь ее, а потом приеду.
− Ладно, до встречи.
− Пока. Целую, − я положил трубку и, не медля ни секунды, включил кран и с наслаждением спрыснул лицо холодной водой.
***
Вскоре приехала Эсми и, как только мы вместе с ней еще раз переговорили с врачами о состоянии Карлайла, она умчалась к отцу, а я, полностью освободившись, отправился в гостиницу.

Я сидел в машине и просто засыпал. Дорога казалась нереально долгой. Погода стояла жаркой, в контрасте с Нью-Йоркской, и это был подлинный кошмар. Всё вокруг просто бесило меня и в то же время усыпляло.
Снова протерев глаза, несколько раз проморгавшись, размяв шею, я зевнул и, вздохнув, отвернулся к окну. Но как раз в это мгновение я увидел кое-что очень важное...
− Остановите машину, − неожиданно для всех приказал я, на что водитель тут же отреагировал, резко затормозив.
− В чем дело? – заподозрив неладное, спросил Тед. Он явно был готов броситься на мою защиту, только сейчас это было лишним.
− Расслабьтесь, − произнес я, усмехнувшись и посмотрев на напряженные лица охранников, − всё нормально. Мне просто нужно в цветочный салон, − пояснил я, указав рукой в направлении цветочного бутика. Кстати об этом. Кажется, мой мозг начал работать, и я внезапно понял, что должен сделать для Беллы что-то приятное...
***
− Есть кто дома? – громким голосом поинтересовался я, проходя вглубь гостиничного номера.
− Да, я здесь, − сообщила Изабелла, выглянув мне навстречу из-за стены гостиной.
− Привет, − улыбнулся я, обхватывая руками тонкую талию девушки.
− Привет, − прошептала она, обвив руками мою шею. – Я соскучилась.
− Я тоже, − ответил я, улыбаясь. − Где Эмили?
− Еще спит в комнате, − сказала она, облизнув и прикусив нижнюю губу.
− Мм, это хорошо, − я скривился в хитрой ухмылке и долго не думая, впился в пухлые губки своей любимой девушки. Поцелуй был трепетным и легким, но очень возбуждающим. Я с наслаждением посасывал сладкие губки Беллы, а она, не стесняясь, прикусывала мою верхнюю губу, вместе с тем успешно исследуя ряд моих зубов. Но, несмотря на то, что поцелуй был так привлекателен и долгожданен, нам всё-таки пришлось прервать этот лакомый обряд.
− Ммм... – разорвав поцелуй, я прислонился своим лбом ко лбу девушки. – Белла, я тут думал и кое-что понял, − оповестил я, посмотрев в ее карие глаза.
− Опять? – насторожилась моя зайка, нахмурившись и чуть отклонив голову назад. − Ты в последнее время много думаешь. Это нехорошо.
− Нет, это касается нас, − объяснил я, убирая свои руки с талии девушки. − Знаешь, я так долго был один, что... – пройдя по комнате, я запнулся, не зная, как правильно и точнее выразить свою мысль. – То есть, я знаю, что все это время я был слишком черствым с тобой, скупым на эмоции, − начал я свои пояснения. Белла в это время делала медленные шаги в мою сторону с выражением абсолютного непонимания на лице. − Но я хочу, чтобы наши отношения развивались, и я хочу меняться ради тебя и Эмили. Меняться ради нас. И я... – я вздохнул, сложив ладони вместе. − Белла, я люблю тебя и очень хочу, чтобы ты была счастлива. Я готов пойти на всё лишь бы увидеть твою улыбку и сияющие глаза. Я знаю, я редко радовал тебя... – я виновато посмотрел на неё и, заметив, что она вскинула одну бровь, в чем-то соглашаясь со мной, а чем-то нет, я огорченно сглотнул. На самом деле, я вообще не радовал её. Я самый настоящий козёл, всё принимал от нее как данность, а сам и пальцем ради нее не пошевелил. – И сейчас я прошу тебя, просто расслабься, хорошо?
Белла была сбита с толку, но всё же кивнула. Быстро чмокнув ее в губки, я поспешил выйти из гостиной.
− Эдвард? Что происходит?
Выйдя из холла с огромным букетом из орхидей, белых мини-калл и тюльпанов, я остановился перед девушкой.
− Возможно, это очень просто и привычно для всех, - я пожал плечами, посмотрев на цветы в своей руке, - но я еще ни разу не дарил тебе цветы, а ты этого заслуживаешь их больше всех на свете.
− Эдвард... – покачав головой, она смущенно улыбнулась.
− Белла, ты самая прекрасная девушка в мире. И я очень люблю тебя. Я безумно люблю тебя. Поэтому, я хочу, чтобы ты приняла их...
Подойдя ко мне с цветущей улыбкой на лице, Белла приняла цветы, а потом обняла меня прямо вместе с ними в руках и прошептала... – Спасибо, милый. Они обворожительны.
Она поцеловала меня в губы, а потом добавила. − Ты у меня самый-самый лучший, я тебя никому не отдам. И я тоже люблю тебя.
− Хм, я польщен, − усмехнулся я, крепче притягивая ее к себе...
Потеревшись кончиком своего носа о мой, Белла всё также улыбалась, а потом с немыслимой нежностью прильнула к моим губам. Мы оба были расслаблены, отчего поцелуй получился настолько чувственным и плавным, что хотелось навсегда сберечь в памяти этот тихий и хрупкий момент. Всё-таки я понял... Любовь творит чудеса. Она меняет всё и даже поцелуи.
− Надо поставить их в воду, − прямо мне в губы проворковала моя куколка, начав медленно отстраняться от меня.
Когда я выпустил ее из своих объятий, девушка направилась в ванную, но я остановил её.
− Белла...
Она повернулась и непонимающе посмотрела в мою сторону.
− Послушай, я не решился сделать это сразу... – я подошел к ней. – Но у меня есть еще кое-что для тебя.
− Что? – удивилась она.
− Сначала я хотел вложить это в букет, но передумал, поэтому... – я достал из кармана небольшую квадратную коробочку и протянул ее девушке. − Открой.
− Эдвард... – поняв, что это ювелирное изделие, Белла засомневалась.
− Нет, ты только не отказывайся. Просто открой, хорошо? – попросил я её, надеясь, что она не откажет мне.
Пройдя к креслу, девушка опустилась на него и задумалась, глядя на лежащий в руке предмет.
− Просто посмотри, − предложил я, присев перед ней на корточки. − Я хочу, чтобы у тебя было что-то, что всегда бы напоминало тебе обо мне, − объяснил я, видя с какой нерешительностью Белла собирается открыть коробку. – Я надеюсь, ты примешь этот подарок...
Поджав губы, девушка бросила на меня короткий взгляд, а потом сделала то, о чем я ее просил.
− О, боже. Как красиво... Эдвард... – очарованно и немного ошарашено восхитилась Белла, увидев подвеску из белого золота с турмалином в окружении сапфиров и бриллиантов. – Эдвард, это же очень дорого, − она подняла глаза ко мне, а я пожал плечами и улыбнулся.
− Белла, ради тебя мне ничего не жалко. К тому же это простая подвеска, я не сильно потратился, если честно, − проговорил я, не став уточнять реальную цену этого изделия.
− Я даже не знаю, что сказать...
− Ничего не нужно говорить, просто надень её, − попросил я, нежно коснувшись подбородка моей девочки. – Пожалуйста...
− Ладно, − согласилась она, опустив плечи. Поднявшись на ноги, я взял подвеску и, встав позади девушки, аккуратно надел на неё это изделие. Сделав глубокий вдох, Белла приложила ладонь к груди, где теперь покоилась цепочка с подвеской и посмотрела на меня со слезами на глазах. − Спасибо.
− Не за что, − я качнул головой и, взяв руку девушки, поцеловал её запястье, а потом ладонь и пальцы. – Я люблю тебя.
− Я ... – Белла, по всей видимости, хотела ответить мне взаимностью, но не успела, потому что в эту секунду из соседней комнаты, потирая глаза, вышла Эмили. Дочка была еще совсем сонной и ничего не понимала, но зато это дало мне фору.
Поторопившись, я успел сходить в холл и вернуться в гостиную с еще одним подарком, только уже для Эмили.
− У меня есть подарок для одной маленькой принцессы, − проговорил я, идя с корзиной цветов в руках. Когда я остановился перед дочкой, она с удивлением и восторгом посмотрела на меня и улыбнулась.
− Привет, − вымолвила она.
Присев на корточки, я поставил перед малышкой цветочную корзину из белых гербер и нежно-розовых хризантем. Улыбнувшись, я произнес. − С добрым утром, красавица. Это тебе.
− Мне? – удивленно обрадовалась дочка.
− Тебе, − повторил я.
− Ура!!! – воскликнула девочка, запрыгав от счастья. − Спасибо!!!
− Это еще не всё, подожди, − остановил я её, − смотри, кто это?
− Мишка! – увидев мягкую игрушку, которую я вытащил из импровизированной «клумбы» с цветами, она потерла ладошки.
− Да. И немного сладкого с утра, − добавил я, поставив перед дочкой огромный пакет со сладостями. − Мама будет не против, − проговорил я, обернувшись к Белле, которая стояла позади и с улыбкой на лице наблюдала за нами.
− Спасибо! – схватив игрушку и конфеты, Эмили сначала прижала всё это к груди, а потом положила на пол и упала в мои объятия. − Ты самый лучший папа на свете! − тонким голоском пропела она.
Прижав малышку к себе, я с облегчением вздохнул и прикрыл глаза. Конечно, я понимал, что до лучшего папы на свете я пока не дотягиваю, но я очень надеялся, что в скором будущем заслужу это звание. Если честно, то я до конца так и не верил своему счастью, мне нужно было время, чтобы свыкнуться со столь серьезными и значимыми изменениями в своей жизни...
***
− Ты ее балуешь, − пробормотала Изабелла, налив мне кофе и поставив его передо мной.
− Белла, раньше у меня не было возможности баловать ее, позволь мне это делать сейчас, − убеждающе попросил я.
Мы находились на кухне нашего гостиничного номера, разговаривали, пили кофе и минеральную воду, в то время как Эмили смотрела мультфильм и играла в соседней комнате.
Положив руку на пояс и вздохнув, Белла остановилась напротив меня с другой стороны стойки и с легким прищуром посмотрела на меня.
− Почему сейчас?
− Ты о чем?
− Ну, мне кажется, сейчас не совсем тот момент для отличного настроения, баловства и подарков, − пояснила девушка, подойдя ближе ко мне и облокотившись о столешницу согнутыми в локтях руками. Я понимал, о чем она говорит, имея в виду, что Карлайл при смерти, а мы делаем вид, что всё хорошо и даже наслаждаемся жизнью.
− Белла, я не хочу ждать какого-то момента, − протянув руку к ладони девушки, произнес я. − Я знаю. Карлайл в больнице, он на волоске от смерти, но я не хочу забывать о тех, кто рядом со мной. И... – я на секунду возвел глаза к потолку и, вздохнув, покачал головой. − Белла, давай серьезно. Меня хотят убить, так же как и Карлайла. Сейчас стоит вопрос, кто кого раньше поймает. Либо я сделаю так, что нашего злопыхателя посадят, либо он убьет меня, а затем и тех, кто имеет доступ ко мне и компании. Я не могу и не хочу допускать этого, но я почти не застрахован от внезапной смерти. Поэтому я хочу радовать своих близких сейчас и не откладывать это на потом, − изложил я, стараясь как можно понятнее донести до неё причину моих поступков.
− Я понимаю, − тихо изрекла она, опустив глаза и подавленно сглотнув. – И ты прав, − она послала мне печальную улыбку. Мы оба замолчали, переваривая информацию, при этом нисколько не смущаясь и не боясь возникшей тишины. Так было надо.
− Как тебе номер? – сменив тему, поинтересовался я, оглядев просторное светлое помещение. Номер был действительно хорош, и жаль, что мы оказались здесь по столь печальному поводу.
− Отлично. Раньше я никогда не бывала в гостиницах, − поделилась она со мной, обойдя барную стойку. Остановившись рядом со мной, Белла оперлась спиной о столешницу и поглядела на меня. – Здесь очень уютно. И Эмили здесь нравится.
− Она ничего не говорила о нашем вчерашнем разговоре с ней? – осторожно полюбопытствовал я.
− На самом деле мы потом с ней долго разговаривали и очень поздно уснули, − проговорила девушка, посмотрев на меня с загадочным выражением лица.
− И о чем говорили?
− О тебе. О том, что она готова принять тебя как своего отца и... о том, что она тебя любит, − поставила она меня в известность, расплывшись в довольной улыбке.
− Ты даже не представляешь, как я был поражен, когда она вчера подошла ко мне и начала задавать вопросы, − усмехнулся я, вспоминая вчерашний вечер.
− Признаюсь, у меня мурашки по коже побежали, когда я вошла и увидела вас вместе. Это было потрясение для меня, я своим глазам не поверила, − засмеялась Белла.
− Да, я помню твоё лицо, − усмехнулся я, тряхнув головой. – Жаль, у меня не было фотоаппарата с собой, − начал рассуждать я, а потом поморщившись, задумался, − и телефоном я не додумался воспользоваться...
− И слава богу, что не додумался, я ужасно не фотогеничная, − закатив глаза, пробормотала девушка и, оттолкнувшись от стойки, вернулась к столу, на котором стоял стакан с ее водой.
− Это не так, − не согласился я, поднявшись со стула. – Ты очень красивая не только в жизни, но я уверен, и на фотографиях тоже, − промурлыкал я, подкравшись к девушке и встав позади неё. Обвив руками тонкую талию своей любимой девочки, я плотно прижал ее к себе и начал медленно, скользя губами, прокладывать дорожку из кротких поцелуев вдоль шеи, двигаясь к затылку и обратно к мочке уха. Белла, кажется, оценила мои старания, начав задыхаться от приятного ощущения щекотки и моего горячего дыхания на коже.
− Эдвард, нас может увидеть Эмили, − запаниковала девушка, начав вяло выбираться из моих объятий.
− Ммм, − застонал я, не желая отпускать свою малышку.
− Послушай... Эдвард, мы должны остановиться, − прошептала Белла, чувствуя, что мои поцелуи начинают возбуждать нас обоих.
Прислушавшись к здравому смыслу и просьбам девушки, я остановился. Сделав несколько вдохов и выдохов, я еще раз чмокнул ее в шею и ушко, а потом положил подбородок на ее плечо и слегка надул губы.
− Ты же знаешь, что я тебя люблю? – пробормотал я, всё также крепко держа девушку в своих объятиях.
− Да, − ответила она, а я нахмурился.
− Белла, у нас точно всё в порядке? – забеспокоился я. Белла тут же напряглась и, повернувшись ко мне лицом, насторожилась. − Тебе не кажется, что нам чего-то не хватает?
− Чего, например? – спросила она, слегка тряхнув головой в непонимании.
− Я не знаю, − я пожал печами. − Просто у меня такое чувство, что мы словно не всё выяснили до конца. Я не знаю, как это объяснить. Я люблю тебя, я знаю, что ты любишь меня, у нас прекрасная дочь и всё вроде бы хорошо, но...
− Эдвард, − Белла прервала меня, ладонью коснувшись моей щеки. – То, что ты чувствуешь, это нормально. Сам подумай, вокруг нас происходит столько всего, что мы... ты даже отдохнуть не успеваешь. Да мы с тобой даже толком наедине-то не были, − она ласково провела рукой по моему плечу. − И мы с тобой точно не обо всем поговорили. В этом нет ни твоей, ни моей вины, просто сейчас столько всего навалилось. Сейчас, наверное, не самое подходящее время для романтики или беззаботного смеха... Нам просто нужно потерпеть, разобраться со всем, просто быть вместе и поддерживать друг друга. Ну, а потом уже когда всё решится, мы сможем полноценно заняться нашими отношениями. По-другому никак, не нужно разрываться, − объяснила Белла. По правде сказать, такая перспектива меня не радовала, но Белла была права. Я растрачиваю себя, все свои силы и эмоции, толком не концентрируюсь ни на одном из дел. Скорее всего, если я разберусь с чем-то одним, то станет легче. Ну, надеюсь, что должно стать...
− Ты права, − согласился с её мнением.
− Я люблю тебя, просто знай это, − сказала она и, подтянувшись на носочках, чмокнула меня в губы.
***
По сути, день в Чикаго пролетел быстро. Всё утро я пробыл с Эмили и Беллой, после чего наспех принял душ, переоделся, позавтракал и отправился на встречу с детективом Гриффином, который вел дело по покушению на отца. Конечно, я не был удивлен, когда стало ясно, что полиции ничего не известно. Они собирались расследовать это дело совместно с полицией Нью-Йорка, но я был настроен скептически. Полиции в последнее время я практически не доверял, поэтому отдавал предпочтение своему способу поиска и устранения своих ненавистников.
После встречи с детективами я побывал в филиале компании, где обсудил дела с Эмметом и Розали, которая с обожанием, не переставая, глядела на МакКарти. Как я понял, они начали официально встречаться и даже жить вместе. Выяснять и вдаваться в подробности личной жизни друга я не стал, но поведение обоих голубков говорило о том, что они по уши влюблены, что не могло не радовать меня. Ну, а судя по отчетам и разговорам, дела в филиале налаживались, поэтому я особо не был там необходим, что позволило мне освободиться пораньше и вернуться в больницу, чтобы уточнить все детали транспортировки Карлайла в клинику Нью-Йорка.
***
− Белла? Ты давно здесь? – спросил я, увидев свою девушку, идущую в одиночестве по коридору.
− Часа два, − вздохнула она. – Я была у Карлайла, − махнула она рукой в сторону отделения реанимации.
− А где Эмили? И Эсми?
− Они пошли в кафетерий. Эмили проголодалась, − пояснила она, проведя рукой по лбу.
− Всё без изменений?
− Да. Врачи нового ничего не говорят. А сейчас они готовят Карлайла к отправке, − известила она меня.
− Надеюсь, он перенесёт перелет, − оперевшись спиной о стену, произнес я и вздохнул.
− Не переживай. Всё будет хорошо, − подбодрила меня девушка.
− Да, − кивнул я и оттолкнулся от стены. – Идем, перекусим чего-нибудь?
− Да. Я не откажусь... – девушка приняла предложение, после чего мы вдвоем отправились в кафетерий, где уже обедали Эсми и Эмили.
***
Прошло два часа, когда нам сообщили о полной готовности к отправке отца в Нью-Йорк. И как только были улажены все бюрократические вопросы, мы еще раз навестили Карлайла, а потом, забрав вещи из гостиницы, поехали в аэропорт, где нас ждал самолет.
***
К вечеру мы вернулись в Нью-Йорк абсолютно разбитые и сонные. Отправив Беллу и Эмили домой в квартиру, я вместе с Эсми поехал в госпиталь. Убедившись, что с Карлайлом всё в порядке и его уже разместили в палату, мы вздохнули с облегчением. Дав возможность Эсми съездить домой, чтобы отдохнуть и переодеться, я остался в клинике, чтобы заполнить все необходимые документы. Эсми же собиралась провести ночь в больнице и в своем решении была непоколебима, даже когда я уговаривал ее остаться дома и как следует выспаться после пары перелетов и тяжелых дней. Но она стояла на своем, не желая оставлять мужа одного. Ну, а когда этот момент всё-таки случился, я с чистой совестью, уставший как собака, направился домой. Но и здесь мне не повезло. Нежданный звонок от помощницы Габриеля Хелфера заставил меня сменить курс и поехать на встречу со своим компаньоном.
В офисе директора компании «Helfer&Co» меня без каких-либо задержек проводили в кабинет Хелфера, который уже ждал меня с распростертыми объятиями.
− Здравствуй, Эдвард!
− Габриель. − Не выражая никаких эмоций на лице, я прошел ему навстречу и пожал протянутую руку, хотя делать этого мне совершенно не хотелось.
− Я слышал, ты искал меня,− поинтересовался мужчина, заинтригованно посмотрев на меня.
− Да. Несколько дней звонил на твой телефон. Посмотри, там должно быть в разделе пропущенных, − с сарказмом отметил я.
− Я был в отъезде, − осведомил он меня, вернувшись в своё кресло во главе стола.
− Да, я это уже понял, − с иронией подчеркнул я.
− Я слышал про Карлайла? Он жив?
− Да, жив.
− Как он?
− Состояние критическое, но я думаю, он выберется, − вздохнув, ответил я.
− Есть подозреваемые?
Усмехнувшись вопросу мужчины, я сел напротив него. Сложив руки на подлокотники и склонив голову набок, я прищурился.
− Подозреваемых предостаточно. У вас есть алиби, Габриель? – с наигранной подозрительностью поинтересовался я.
Скривившись в насмехающейся улыбке, Хелфер оценил мою реплику по достоинству и прокомментировал. − Ты думаешь, это я залез на крышу здания и выстрелил в твоего отца?
− Откуда у вас такие подробности? – проявил я немалый интерес к таким данным.
− О чем? О покушении? – усомнился он. − Об этом все знают! – мужчина вскинул руки. − Новости посмотри.
− Нет, я про крышу. Об этом знает только полиция, сейчас ведется расследование, − уточнил я, чувствуя, что случайно наступил на ту ниточку, которая может привести меня к заказчику преступления.
− Я не знаю, я лишь предположил. Пфф, выбор-то невелик. Обычно стреляют с крыши или из окна, так ведь? − извернулся он.
− У вас большие познания в этом вопросе.
− Я в свое время служил в армии,− с гордостью поделился он со мной. − Так зачем ты меня искал? – резко перевел он разговор.
− Я тут виделся с Джеймсом, − я сделал недолгую паузу, а потом пояснил: − Хэганом.
− Да и как он? – мужчина вскинул брови.
− Неплохо. Мы с ним поговорили...
− Ну, я рад, что ты поддерживаешь отношения со своими друзьями, − Хелфер пожал плечами и, взяв бутылку с коньяком, наполнил себе бокал. Думаю, это был уже третий. – Будешь?
− Нет, спасибо, я откажусь. Так вот, мы говорили о вас...
− И что же поведал тебе мой крестник? – полюбопытствовал Габриель, поднеся бокал к губам.
− Крестник? – переспросил я, чувствуя, как взлетели мои брови.
− Я крестный отец Джеймса. Разве ты не знал? – пояснил мужчина, заметив мое недоумение.
− Нет, он как-то забыл упомянуть об этом, − проговорил я, покачав головой. Теперь всё начало вставать на свои места. Семейные узы... Всё ясно.
− Так о чем вы разговаривали? – спросил он, выдернув меня из внутренних раздумий. Пытаясь быстро сообразить и увильнуть от ответа, я вдруг вспомнил о том, что Джеймс хотел открыть свой бизнес, независимый от своей семьи, и я использовал это как обходной путь.
− О том, что Джеймс собирается открывать свои ночные клубы в Нью-Йорке и Лас-Вегасе.
− Да я знаю. Я помогаю ему в этом, − поверг он меня в шок, хотя виду я не подал. И как я мог не знать, что Джеймс крестник Хелфера... Куда я раньше смотрел?
− Вот об этом мы и говорили, он был так уверен в том, что у него получится, что я невольно задумался, откуда у него такая мощная поддержка... А тут, оказывается, вы, Габриель...
− Ты хотел встретиться со мной только из-за этого? – засомневался мужчина, не видя в нашей встрече и беседе никакого смысла.
− Нет. Я просто хотел предупредить о том, что в следующую пятницу состоится внеочередное собрание акционеров, − за одно мгновение придумал я.
− Причина?
− Я хочу купить компанию «Black Building», − выпалил я. Да, это была правда, только я еще почти никому об этом не говорил, но из-за того, что наш разговор принял внезапное направление, мне пришлось юлить и идти до конца.
− Я знал, что рано или поздно ты к этому придешь. Я согласен, − без каких-либо колебаний, дал он свое добро на сделку.
− Рад, что у нас не возникло трений по этому вопросу, − деловым тоном подчеркнул я.
− Можешь во мне не сомневаться, − успокоил он меня, а мне в тот миг захотелось просто рассмеяться в голос, но всё же пришлось удержатся от столь заманчивого, но опрометчивого поступка.
− Спасибо, Габриель...
***
Выйдя в ночь из здания компании, я спустился по лестнице и остановился перед распахнутой для меня дверью автомобиля. Побольше вобрав свежего воздуха в легкие, я обернулся назад и кинул взгляд на ярко освещенный лампами главный вход в здание. В голове то и дело прокручивались воспоминания и обрывки слов из разговора с Хелфером. Но главное, мне не давала покоя мысль, что Джеймс, нуждающийся в поддержке и финансах, является крестником Габриеля. А значит, ради денег он мог без единой капли сомнения подставить меня, сдав своему крестному все известные ему факты о моей компании. Пазл сложился. Хелфер был инициатором похищения моей дочери, и не удивлюсь, что покушения - это его рук дело. Поэтому мне нужно было найти того, кто был бы на моей стороне... Я нуждался в серьезной и мощной поддержке.
Снова вернув внимание к ожидающей меня черной машине, я достал свой телефон и, задумавшись о выборе, помедлил некоторое время, но потом всё же набрал номер...
− Кайл, это Каллен, − произнес я, как только Вагнер поднял трубку. - Простите за поздний звонок....
− Ничего страшного, Эдвард. Я слышал про Карлайла. Как он? – задал он тот же вопрос, который сейчас волновал большинство людей.
− В коме, − односложно изрек я.
− Сочувствую тебе.
− Спасибо. Кайл, я звоню по поводу нашего разговора... – перешел я к основной теме.
− Я тебя слушаю.
− Я согласен, − коротко произнес я, но в ответ лишь услышал тишину. Кайл ждал продолжения... − Я согласен пойти с вами на сделку. Но у меня есть одно дополнительное условие... Скорее просьба, − уточнил я, садясь в салон автомобиля.
− Что ты имеешь в виду?
− Мне нужно разобраться с Хелфером, − выпалил я, не сомневаясь в своих намерениях.
− В каком смысле? – строгим тоном, спросил он.
− Помогите мне убрать его...


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-7991-18
Категория: Все люди | Добавил: amberit (25.01.2015) | Автор: Gaily
Просмотров: 3021 | Комментарии: 12


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 12
0
12 Bobrenok   (02.03.2021 19:28) [Материал]
Спасибо за главу

0
11 sova-1010   (06.06.2020 21:53) [Материал]
Наконец Эдвард услышал заветные слова от дочки. После такого можно весь мир перевернуть. Представляю каким он будет сумасшедшим папашей, когда Эми начнет ходить на свидания. Мальчишки берегитесь!

0
10 Elena_moon   (02.03.2020 20:35) [Материал]
wink

0
9 mashenka1985   (27.05.2015 21:29) [Материал]
Спасибо

0
8 Helen77   (30.01.2015 10:34) [Материал]
Спасибо за великолепное продолжение.

0
7 terica   (26.01.2015 11:03) [Материал]
Взаимоотношения Каллена и дочери...так трогательно, и она его приняла. Цветы для любимых женщин...Эдвард меняется на глазах - становится добрым, мягким со своими девочками...Жестокий мир...Ради власти и денег никого не щадят... Большое спасибо за такой замечательный перевод.

0
6 LIAY   (26.01.2015 08:39) [Материал]
Спасибо за продолжение! Живут бедные как на вулкане, мне очень нравится Эдвард вроде хладнокровный и беспощадный с недругами, но нежный и заботливый с родными и близкими! Очень хочется дождаться конец фф! smile2

0
5 Nadin359   (26.01.2015 06:55) [Материал]
Огромное спасибо за продолжение!
Ох, как все запутано и сложно! cool

0
4 rushgirl   (26.01.2015 00:34) [Материал]
Непростая жизнь.....Спасибо!!!

0
3 Najls   (25.01.2015 20:33) [Материал]
Спасибо за главу

0
2 Alexs   (25.01.2015 20:26) [Материал]
спасибо
с нетерпением жду продолжения

0
1 АнгелДемон   (25.01.2015 19:17) [Материал]
Ужасно, что было покушение на Карлайла. Вообще уже страшно за них.. на кого-нибудь да совершают нападение sad



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]