Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1644]
Из жизни актеров [1613]
Мини-фанфики [2448]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4642]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2365]
Все люди [14835]
Отдельные персонажи [1452]
Наши переводы [14161]
Альтернатива [8945]
СЛЭШ и НЦ [8696]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4175]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей марта
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

Амораль
Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг.
– В. Маяковский, 1916
Он был прочно женат, а у нее были принципы.

Rise
Белла встречается с плохим парнем и живет жизнью, которую больше не желает. Она оказывается в ловушке, пока тот, кто должен ограничивать ее свободу – ее телохранитель, – не оказывается тем, кто может освободить ее.

Рождественские смс
В Чёрную пятницу Белла вместе со своей подругой Анжелой вынуждены пробиваться сквозь толпы людей. Сможет ли случайное смс, пришедшее с незнакомого номера, изменить ход событий её дня и всей жизни?

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel
Завершена!

Он вернется
Я буду ждать Эдварда столько, сколько понадобится. Переждать зиму? Легко. Всю жизнь? У меня нет выбора. Он вернется, я верю в это.

Бег по кругу, или Один день из жизни Беллы Свон
Альтернативная встреча Эдварда и Беллы в первые день.
Белла проживает свой первый день в школе раз за разом, не понимая, как разорвать замкнутый круг.
И как доказать упертому вампиру, что она не сумасшедшая, а обычный человек, что нуждается в помощи "вредного кровопийцы".

Изабелла
Внезапно проснувшийся ген — не единственный сюрприз, который ждал меня в этом, на первый взгляд, знакомом мире.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9780
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Четвертый курс. Вторая глава

2018-4-21
47
0
Глава 2. Квиддич и неприятности.


Альтаир никак не мог с уверенностью сказать, почему ни одного ответа на его письма так и не было прислано. Во всяком случае, он знал, что до адресата они доходят — Джостли исправно возвращалась без писем и тратила на полёт почти всегда одно и то же время. Но почему-то Грейнджер не желала написать даже строчки в ответ. Поломав над этим голову и так и не додумавшись ни до чего стопроцентно определённого, Блэк махнул рукой и решил спросить её об этом при личной встрече.

Поскольку на финал чемпионата мира по квиддичу прибывало огромное количество волшебников, было непросто найти место для их размещения — ведь даже магические виды транспорта не позволяли одновременно переместить такое количество людей. В итоге возле специально построенного стадиона был развёрнут палаточный лагерь. Тем, у кого были самые дешёвые билеты, приходилось прибывать за две недели. Но у Блэков и Малфоев, разумеется, и билеты, и места были лучшими — в Верхней ложе. Но и им надо было прибыть заранее — в день перед матчем. Сам же матч должен был начаться ночью, вскоре после заката.

Блэки отправились в путь с утра, решив проделать его на мётлах — расстояние было не сказать чтобы уж очень велико, а толкаться в точке прибытия порталов или лесу, отведённом для аппарации, никому из них совершенно не хотелось. Альтаир от души наслаждался свежей утренней прохладой и то и дело крутил вокруг родителей петли и виражи — просто ради удовольствия. Барти посмеивался, глядя на выкрутасы сына, но замечаний не делал — погода и видимость были хорошие, так что возможность потеряться или врезаться в одного из них у Альтаира отсутствовала. Полёт занял несколько часов, и вскоре вся семья приземлилась недалеко от палаточного лагеря.

— Неужели нельзя было найти волшебника, — поморщился Барти, без лишних слов накладывая на маггла-привратника заклятие Конфундус и проходя мимо. — За такие деньги могли бы и справиться с простой задачей.

— Министерство, — фыркнула Белла. — Чего ты хочешь.

Разыскав своё место, семья стала устанавливать палатку — точнее, этим занялся Барти, небрежно орудуя волшебной палочкой, а Белла просто наколдовала себе кресло и уселась в него, обозревая бесконечные ряды палаток вокруг.

— Видишь, я же тебе говорила, что нам надо взять эту палатку. Представь, как бы мы выглядели вот с чем-то подобным, — она кивнула на косо поставленное, блёклого цвета сооружение, которое держалось на верёвках, привязанным к кое-как вбитым в землю колышкам.

— Разумеется, ты права, — ответил её муж, принимаясь за второй этаж. — Просто иногда я бываю немного ленивым.

Немного понаблюдав за процессом установки, Альтаир решил немного пройтись вокруг, но далеко ходить не пришлось — из соседней палатки выглянул не кто иной, как его лучший друг.

— Альтаир!

— Драко!

Стервятники радостно пожали друг другу руки.

— Вы что-то долго добирались.

— Да мы на мётлах решили — знаешь, свежий ветерок, небесные просторы и всё такое.

— Ясно. Тётя Белла, дядя Бартемиус, здравствуйте!

— Здравствуй, здравствуй, племянник. Рада тебя видеть.

— Люциус что, с собой этих павлинов привёз? — улыбнулся Барти, кивая на важно прохаживавшихся перед входом в палатку Малфоев птиц.

— Нет, эльфы с ними аппарировали, — покачал головой Драко.

— Понятно, — кивнул Бартемиус и снова повернулся к своей палатке. — Вы идите пока, пройдитесь — чего вам тут стоять.

— Точно! — воскликнул Драко, поворачиваясь к Альтаиру. — Пошли, прогуляемся! Здесь такие чудики попадаются, ты не поверишь!

Друзья шли по лагерю, с любопытством крутя головами по сторонам. Малфой оказался прав — то и дело виднелись волшебники, попытавшиеся одеться по-маггловски, не имея особого представления о том, как те обычно одеваются. В результате получались самые безумные сочетания — цилиндр с бриджами, шотландский плед с пиджаком, лакированные ботинки с широкополой шляпой, украшенной перьями. Какой-то старикан вообще благополучно разгуливал в длинной ночной рубашке в цветочек. То и дело мимо пробегали представители Министерства, все как на подбор взмыленные и запыхавшиеся — судя по роняемым ими на бегу обрывкам фраз, их задачей было предотвращать слишком явные проявления волшебства.

— Но ведь единственный маггл поблизости — это здешний привратник, — недоумённо пожал плечами Драко, прислушавшись к очередному разговору. — Почему бы просто не наложить на него крепкий Конфундус, чтобы тот ничему не удивлялся? Или просто как следует стереть память после окончания матча. Было бы намного проще и не пришлось бы гонять туда-сюда всех этих.

— Министерство, чего ты хочешь, — презрительно скривил губы Альтаир, повторяя мамины слова.

Они пошли дальше, наблюдая за жизнью лагеря. Было интересно смотреть на иностранных волшебников, хотя их разговоры и были непонятны. Впрочем, далеко не все здесь были иностранцами — некоторые были не то что англичанами, а даже очень знакомыми англичанами.

Повернув за очередной угол и едва успев увидеть очередь за водой, Альтаир почувствовал на плече руку своего друга, — и в следующее мгновение она резко дёрнула его назад.

— Ты чего?

— Осторожно! Выглянь-ка, кто там — что скажешь?

Блэк аккуратно высунул голову из-за угла и, к своему удивлению, увидел в очереди Золотое Трио.

— Ну и… А эти что здесь делают?

— Я так полагаю, то же, что и мы.

— Нет, это понятно, но откуда у Уизела деньги на билет? Его семейка и один-то не потянет, а вряд ли здесь только этот рыжий бабуин — наверное, и остальные тоже где-то рядом.

— Понятия не имею, — покачал головой Драко. — Но вот что я тебе скажу: мы же не можем позволить, чтобы всякие Уизелы расхаживали тут, как у себя дома?

Стервятники обменялись понимающими ухмылками и встали за углом, осторожно посматривая на очередь. Спустя некоторое время гриффиндорцы набрали воды и двинулись обратно — не по тому проходу, где стояли Блэк с Малфоем, а по соседнему. Дождавшись, пока те зайдут в него, Стервятники плавно выскользнули из-за угла и появились за спинами ничего не подозревающих Поттера, Грейнджер и Уизли.

— С чего начнём?

— Думаю, с маленькой случайности, — Драко поднял палочку. — Оффендус!

Уизли споткнулся и полетел лицом в высохшую грязь, разлив воду и превратив её в грязь жидкую. Тихо захихикав, Альтаир и Драко, не сговариваясь, синхронно отпрянули за углы.

— Рон, ты цел? — донёсся до Блэка встревоженный голос Гермионы.

Что ответил Уизли, было не разобрать. Стоявший напротив Малфой очень осторожно выглянул — и тут же отшатнулся назад, зажимая себе рот рукой и трясясь от смеха. Альтаир вопросительно поднял бровь. Драко замахал рукой, показывая, что надо отступить дальше, и сам попятился. Альтаир последовал его примеру, и где-то через полминуты Уизли снова появился в их поле зрения — на этот раз один и с пустым ведром, недовольно брёдший опять к колонке. Дождавшись, пока он подойдёт к ней, Альтаир и Драко бесшумно подбежали сзади и встали за его спиной.

— Чудесный день, не правда ли? — громко сказал Блэк. Уизли подпрыгнул от неожиданности, услышав за спиной голос злейшего врага. При этом он выпустил полунаполненное ведро, немедленно упавшее ему на ноги и выплеснувшее в ботинки большую часть воды.

— Вы!

— Ну а кто же ещё, — развёл руками Драко. — Что-то ты грязновато выглядишь, Уизли. Что, так бурно отмечал своё попадание на матч, что до палатки пришлось ползти? Кругами. Или даже восьмёрками.

Уизли побагровел, машинально пытаясь прикрыть грязные пятна — дурацкая затея, если учесть, что они сплошным слоем лежали на всей его груди и заодно физиономии.

— Заткнись, Малфой! Не твоё дело!

— Ну как же не моё? Каждый ученик Хогвартса обязан высоко держать марку школы. А ты на кого похож?

— На орангутанга, сбежавшего из цирка через болото, — ухмыльнулся Альтаир.

Уизли, побагровев ещё больше, размахнулся, целя в лицо, но Блэк резко присел, и инерция собственного удара, пришедшегося в пустоту, развернула гриффиндорца спиной к своим недругам. В следующую секунду его пнули под зад, и он второй раз полетел в грязь — та вода, что не попала в его ботинки, разлилась вокруг него и успела образовать приличных размеров лужу.

Уизли, лёжа в грязи, принялся грязно выражаться — и эту параллель не замедлил подметить Малфой. Блэк предположил, что обратное правило тоже может быть верно, и нажал на рычаг колонки. Струя холодной воды ударила точно в затылок Уизела, вжимая веснушчатую физиономию в грязную лужу.

— Не-а, — разочарованно вздохнул Драко, послушав бешеную брань. — Не вышло.

— Ничего, бывает. Кстати, Уизел, ты как себе представляешь реализацию последней упомянутой тобой сцены? У меня, по-твоему, что — руки или щупальца? Я тебе, случаем, мозги не вымыл?

— Да какие у него мозги? Одна ниточка, да и та, чтобы уши не отвалились.

— Змеиное отродье, проклятые выкормыши Снейпа! Я убью вас!

— Для удачного убийства надо иметь холодную голову, — наставительно сообщил Альтаир, снова нажимая на рычаг. — И чистую заодно.

— И долго вы тут будете развлекаться? — хмыкнул за их спинами знакомый голос. — Привет, Альтаир, привет, Драко.

— О, Маркус! — обрадовался Альтаир, разворачиваясь к бывшему капитану слизеринской сборной по квиддичу, окончившему Хогвартс этим летом. — Привет! А мы тут… водичкой балуемся…

— Да, вижу. Подержи рычаг ещё, я тоже воды наберу, — и Флинт подставил ведро под струю. Уизли, мотая промокшей насквозь головой и пытаясь вытрясти воду из ушей, попытался встать и со звоном впечатался темечком в дно.

— А твоя черепушка мелодичней твоего языка, — заметил Альтаир, когда полуоглушённый враг снова растянулся в луже.

— Вот так, — выпрямился через минуту Флинт, перехватывая ведро поудобнее. — У вас есть свободное время?

— Конечно, — кивнул Драко. — Мы просто гуляем.

— Тогда пойдёмте — я вас с друзьями познакомлю. Меня приняли в команду «Сенненские соколы», мы тут неподалёку устроились. Всем составом прилетели на такое дело — финал Кубка мира, не пикси чихнул!

Знакомство растянулось на полчаса — Флинт представил Блэка и Малфоя всей команде, потом принялся описывать разницу между школьными и «взрослыми» тренировками и самой игрой. В конечном итоге Стервятники отправились обратно к своим палаткам, получив предложение подумать над тем, чтобы тоже заняться после школы профессиональным квиддичем.

— В принципе, идея не так плоха, — заметил Альтаир, шагая рядом с другом в сторону видных издалека палаток — высокой шёлковой полосатой Малфоев и трёхэтажной с несколькими декоративными башенками Блэков.

— Возможно, хотя мы — наследники своих Родов, и для нас профессиональный спорт… ну, как-то мелок. С другой стороны, в принципе, лет до тридцати-сорока мы можем смело это себе позволить. О, кстати!

Драко остановился у прилавка с сувенирами. Здесь были островерхие зелёные шляпы, украшенные ирландскими трилистниками, длинные шарфы с болгарскими львами, коллекционные фигурки лучших игроков команд, маленькие летающие модели «Молнии». Но внимание Малфоя привлекли не оин, а лежавшие в прозрачных коробочках золотые снитчи.

— Это точные копии того снитча, который сегодня будет на матче, — с готовностью пояснил продавец. — Как вы наверняка знаете, снитч обладает телесной памятью, запоминая руку того игрока, который первым его поймал — во избежание споров о том, кто это был. Каждый из этих снитчей обладает таким же свойством, и тот, кто первым коснётся его, становится его хозяином — снитч не улетает от него далеко, даже если выпущен на свободу, и всегда возвращается, если слишком долго не пойман. А так — крутится кругами вокруг хозяина, то близко подлетит, то отдалится… Такие профессиональные квиддичисты используют для того, чтобы тренироваться в любом месте, а не только на стадионе. Совсем недорого, всего пятьдесят галлеонов штука.

— Давайте, — кивнул Малфой, доставая из кармана бумажник.

— И мне, — добавил Блэк, извлекая свой.

— А тебе зачем? — удивлённо посмотрел на него Драко. — Ты же не ловец.

— Ну и что, вещь красивая, реакцию опять же потренирую. Не помешает.

— Вот, прошу вас, юные господа, — продавец протянул им по коробочке. — Откройте их и коснитесь снитчей руками — первое прикосновение активирует наложенные чары.

Пальцы Альтаира коснулись золотого шарика, и он тут же потеплел. По его поверхности словно пробежала лёгкая волна, и снитч стремительно развернул свои крылышки, затрепетав ими.

— Поздравляю вас, теперь они ваши! Они будут признавать только вас, от любого другого они улетят. А от вас — нет.

— Спасибо, — кивнул Альтаир, восхищённо рассматривая своё приобретение. Раньше ему не доводилось держать в руках снитч — оказалось, что он слегка шершавый на ощупь, видимо, для того, чтобы его удобней было хватать. Блэк медленно разжал пальцы, и сничт тут же взмыл в воздух, паря перед слизеринцем. Казалось, его можно схватить в любую секунду, но Альтаир медлил, догадываясь, что здесь всё не так просто. Действительно, снитч, повисев немного, вдруг резким рывком ушёл в сторону, описал несколько кругов в воздухе и метнулся сначала вверх, потом вниз и в сторону, — но при этом неосторожно выбрал траекторию, пролегавшую слишком близко от Стервятника. Тот стремительно выбросил руку вперёд и схватил его.

— Здорово! — восхитился продавец. — У вас талант!

Блэк довольно улыбнулся — хотя он и понимал, что к нему просто стараются подольститься, чтобы он купил что-нибудь ещё, но похвала была ему приятна. Купив ещё зелёные розетки на мантии, друзья отправились дальше, по пути приобретя омнинокли — магически усовершенствованные бинокли с возможностью замедленного просмотра и повторения увиденного. Дойдя до своих палаток, они разошлись — Драко зашёл в свою, а Альтаир подошёл к своим родителям, стоявшим у входа. Но не успел он раскрыть рот, чтобы высказать восхищение отцовской работой, как за спинами Бартемиуса и Беллатрисы раздался сухой, недовольный голос:

— Опять то же самое. Сколько раз говорить о противомаггловской маскировке?

Лицо Барти застыло. Сколько лет он не слышал этого ненавистного голоса… Он медленно развернулся. Перед ним стоял сухопарый, подтянутый, пожилой человек в костюме-тройке и галстуке — пробор в коротких седых волосах идеально прям, узкие усы щёточкой словно выровнены по линейке. Это был Бартемиус Крауч.

— Ты! — потрясённо выдохнул он. Глаза его зажглись ненавистью.

— Да, это я, — голос Блэка-старшего был холоден, как лёд. — Мне следовало догадаться, что я встречу здесь начальника Департамента международного магического сотрудничества.

Белла встала рядом с мужем — она слегка пригнулась и расправила плечи, словно дикая кошка, готовящаяся прыгнуть на врага. Сходство довершали губы, раздвинувшиеся в демонстрации угрожающего оскала.

— Ну надо же, какая встреча… Вы почти не постарели, должно быть, работа хорошо держит в тонусе.

Альтаир удивлённо переводил взгляд с родителей на незнакомого волшебника и обратно. Он не знал, кто это, но папа и мама были явно настроены против него. И это заставляло настороженно подобраться.

— Э… пап? А кто это?

— Ах да, конечно. Ты же его ни разу не видел. Перед тобой человек, биологически являющийся твоим дедом.

Рот Альтаира медленно открылся. В голове закрутились воспоминания — то, что рассказывали родители. Как его отец бежал из дома, чтобы вырваться из-под тирании и иметь возможность жениться на его матери. Как за это был изгнан из Рода — и перешёл в Род Блэков, став его Главой. Как мстительный дед пытался отправить в Азкабан и своего сына, и его жену. И теперь этот человек стоял перед ним, Альтаиром.

— Так вот ты какой… — прошептал Блэк-младший. В глазах деда ничего нельзя было прочитать. Какое-то время он смотрел на него, потом взгляд Крауча метнулся по всей семье, стоявшей плечом к плечу, и начальник Департамента международного магического сотрудничества, отступив на пару шагов, аппарировал.

Барти резко выдохнул, расслабляясь. Белла положила голову ему на плечо, одновременно беря сына за руку. Несколько секунд никто не произносил ни слова.

— Да, не могу назвать эту встречу приятной, — наконец произнёс Блэк-старший. — Но, по крайней мере, мы теперь знаем, что он здесь. А вреда он больше причинить нам не сможет. Никогда.

— Согласна, — поддержала мужа Белла. — Именно так. Надеюсь, его не будет в ложе.

— Скорее всего, если он там и окажется, то уйдёт оттуда, — ответил Барти. — Ты же видела его лицо. Он ничего не забыл и ничего не простил. И сидеть рядом с нами просто не сможет.

* * *

Верхняя ложа располагалась как раз посередине стадиона, на самом высоком его уровне. В два ряда стояло около двадцати пурпурно-золочёных кресел. Поднявшись наверх, Блэки и Малфои обнаружили потрясающую картину: все Уизли, за исключением своей матроны, и Гарри Поттер с Гермионой Грейнджер. Нет, в Уизли-то как раз не было ничего потрясающего, но вот обнаружить их на лучших местах…

— Мерлин великий, Артур, что же ты ухитрился продать, чтобы достать денег на места в Верхней ложе? — вполголоса поинтересовался у мистера Уизли Люциус, закончив представлять министру жену и сына. — Уверен, за весь свой дом ты бы столько не выручил.

— Ну, ответ прост, дядя Люциус, — сказал Альтаир, с усмешкой оглядывая рыжую половину первого ряда. — Просто-напросто…

— Добрый вечер, министр, — прервал его Бартемиус, незаметно сжимая пальцами предплечье сына.

— А-а, мистер и миссис Блэк! — заулыбался Фадж, пожимая руку Бартемиусу и кланяясь Беллатрисе. — Рад вас видеть, очень рад… О, и ваш сын тоже здесь!

— Вы уже встречались? — заинтересованно спросила Беллатриса.

— Да, мам. В Хогвартсе. По поводу некоторых моих… родственных отношений, — приятно улыбнулся Альтаир. — Позвольте принести вам мои соболезнования, министр, та статья в «Пророке»… Это просто ужасно, я был глубоко возмущён, читая её.

Фадж покраснел.

— Э-э-э… да, спасибо, благодарю тебя…

— Самое главное, что я ни словом не соврал, — шепнул Блэк-младший на ухо своему другу, проходя между рядами кресел. — Я действительно был возмущён, моё письмо они опубликовали в сильно урезанном виде.

— Винки? — послышался слева удивлённый голос отца. Альтаир повернул голову и обнаружил на последнем сиденье ряда домовую эльфиху. — Это правда ты?

— Хозяин Барти! — та прямо расцвела, торопливо соскочила с кресла и низко поклонилась, коснувшись носом пола. — Какое счастье видеть вас снова! Винки слышала, вы стали Главой Рода Блэков… Винки очень рада за вас!

— Спасибо, Винки. Моя мама рассказывала тебе, что у меня есть сын? — в голосе Барти звучала гордость, когда он положил руку на плечо Альтаира.

— Да, Винки слышала, но не имела чести самой видеть сына хозяина… — эльфиха снова поклонилась, на этот раз уже Блэку-младшему. — Для Винки большая честь познакомиться с вами, сэр. Очень большая.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Бартемиус. — Насколько я помню, ты всегда не любила высоты.

— Да, хозяин Барти, Винки и сейчас не любит, но старый хозяин приказал занять для него место, — голос эльфихи стал испуганным, она вся сжалась.

— Так вот оно что, — Барти сжал ладони в кулаки и тут же снова расслабил. — Что ж, посмотрим, что он скажет, обнаружив меня здесь…

Альтаир устроился прямо за Гермионой, не отрывая взгляда от её пышных каштановых волос. Драко пришлось дважды повторить свой вопрос, прежде чем друг вздрогнул и обернулся к нему.

— А? Ты что-то спросил?

— Альтаир, у тебя что, в её присутствии уже слух начал пропадать?

— Тихо ты!

— Между прочим, я всё слышу, — предупредила гриффиндорка, не оборачиваясь.

— Да, э-э… извини, Грейнджер, я не хотел… м-м…

— Ну, если быть точным, то, я полагаю, как раз хочешь, только вот… Ау! Альтаир, локтем действовать необязательно.

Плечи Гермионы едва заметно вздрогнули от смеха.

— Так я что хотел спросить — откуда, по-твоему, Уизли достали денег на билеты сюда? Там ты так и не договорил.

Альтаир уже готов был спокойно озвучить свою версию, но потом бросил сомневающийся взгляд на Грейнджер и наклонился к уху Драко:

— Ты же видишь — здесь все, кроме миссис Уизли. Одно к одному — её Тёмным магам на органы продали.

Драко согнулся пополам от смеха.

Матч начался с представления талисманов команд. У болгар были вейлы — Альтаир заинтересованно наблюдал за ними, краем глаза сравнивая их с миссис Малфой — он знал, что в её жилах тоже течёт вейловская кровь, пусть и лишь четверть, но всё же. Параллельно друзья вволю полюбовались на безумства Поттера и его дружка, которые, судя по всему, настолько восхитились прелестями лесных красавиц, что решили прыгнуть к ним на поле. С двухсотфутовой высоты. На самого Альтаира вейлы, как ни странно, действовали слабее — отворачиваться от них не хотелось, но всё же контроль над собой никуда не делся. Поразмыслив, он приписал это наличию рядом Гермионы — этот фактор радикально снижал интерес к любой другой девушке, даже чисто эстетический. На Драко вейлы вообще никак не подействовали — помогло то, что благодаря матери доля крови вейл текла и в нём.

После вейл появились талисманы ирландской команды — лепреконы. Изобразив в воздухе сначала радугу, потом трилистник, они засыпали стадион золотыми монетами. Уизел с горящими от восторга глазами принялся жадно собирать те, что упали на него или рядом с ним на пол. Драко внимательно смотрел на это и, когда Уизел, набрав полные ладони, впился в золото взглядом, наклонился вперёд и спокойно сказал прямо у него над ухом:

— Что ж, поздравляю, Уизли. Теперь ты — богач на семь часов. И если бы ты лучше учил УЗМС, то знал бы, что дольше золото лепреконов не держится.

Судя по разом осунувшемуся гриффиндорцу, он пожалел, что не прыгнул на поле.

А потом уже начался собственно матч. Альтаир, Драко и Блейз смотрели за его ходом, не отрываясь. Ирландские охотники были великолепны. Блэк сделал мысленную пометку попробовать образовать с Блейз и новым охотником, который должен был в этом году войти в сборную Слизерина, такую же слётанную тройку. Тогда даже у гриффиндорцев не оставалось бы против них ни шанса. Правда, никакого письма с капитанским значком не было ещё прислано ни ему, ни Драко. И это удивляло, тем более что Северус тоже ничего не говорил по этому поводу.

Но и Крам тоже летал великолепно. Драко не отрывал от болгарского ловца глаз, а от глаз — омнинокль. Губы Малфоя беззвучно шевелились, словно он комментировал сам себе его приёмы. И, право же, болгарин стоил того — Альтаир подумал, что у Поттера не было бы против него ни единого шанса. В конечном итоге, хотя это и не принесло победы его команде, именно он поймал снитч. Счёт вышел сто семьдесят — сто шестьдесят в пользу Ирландии. Трибуны взревели.

— Поттер!

— Чего тебе, Блэк?

— Мы вас так же сделаем.

— А это мы ещё посмотрим.

Альтаир усмехнулся и снова посмотрел на то, как опечаленные болгарские игроки пожимают друг другу руки.

— Что ж, они храбро сражались, — мрачно произнёс находившийся здесь же болгарский министр магии.

— Вы говорите по-английски! — взвился Фадж. — И вы весь день смотрели, как я объясняюсь жестами!

— Ну, это было очень забавно, — пожал плечами болгарин.

— Наш человек, — тихо хихикнул Драко.

* * *

Путь назад был ещё более шумен, чем путь на стадион — повсюду разносилось нестройное пение, лепреконы носились в воздухе, словно комары летом на болоте. Собственно, можно было бы уже сворачивать палатки и отправляться в Родовые поместья, но на ночь глядя этим не хотелось заниматься ни Бартемиусу, ни Люциусу. В итоге решено было переночевать здесь же, а отправиться в путь завтра с утра.

Чары, наложенные на палатку, не пропускали внутрь громкие звуки, в результате чего Альтаир проснулся только тогда, когда его резко тряхнул за плечо отец. Взглянув на его встревоженное лицо, Блэк-младший без всяких вопросов понял, что произошло что-то неприятное и непредвиденное. Вскочив с кровати, он начал быстро одеваться. Дождавшись, пока с этим будет закончено, Барти повёл его в главный зал палатки — внутри она была ещё просторней, чем казалась снаружи. Там их уже ждали Белла и Малфои — у всех палочки в руках и напряжённые, тревожные лица.

— Итак, — быстро заговорил Блэк-старший. — Ещё раз коротко описываю ситуацию, чтобы в дальнейшем ни у кого не было вопросов: Эйвери, Нотт и ещё несколько наших старых знакомых на радостях изрядно перебрали с вином и решили ознаменовать победу Ирландии нашим старым добрым развлечением — погромом. Собрали всех, кого только можно и кто согласился, напялили боевую униформу времён войны и в данный момент прутся по лагерю, устраивая досрочную уборку территории от палаток и прочего. Спорю на что угодно, Министерству это не понравится и в скором времени здесь будут авроры. Так что сейчас: я и Люциус смешиваемся с ними и пытаемся уговорить их не дурить и побыстрее расходиться. Белла и Цисси остаются здесь — в наших палатках они будут в безопасности, а если с аврорами не повезёт, совершенно ни к чему, чтобы накрыли ещё и их. А вы — вы можете посмотреть на даровой спектакль, но строго с безопасного расстояния, вы меня поняли?

— Барти! — ахнула Нарцисса и тут же в который раз за этот вечер поморщилась — головная боль не желала отпускать. — Как ты можешь разрешать им такое?

— Да потому что всё равно на это зрелище отправятся смотреть! А так я хоть буду знать, что они предупреждены.

— В самом деле, Цисси, — неожиданно поддержал его Люциус. — Охота тебе с них глаз не спускать неизвестно сколько времени. Пускай у лесной опушки полюбуются. Дотуда никто точно не дойдёт.

Миссис Малфой тяжело вздохнула и махнула рукой.

— Ладно, но Блейз остаётся со мной. Её я точно никуда не отпущу.

Девушка недовольно поджала губы.

— Мы всё тебе расскажем, — поспешно сказал Драко. — Обещаю!

— Но будьте осторожны, вы все, — предупредила Белла. — Авроры наверняка появятся внезапно. Не забывайте постоянно проверять пространство вокруг на наличие накладывающегося антиаппарационного щита.

— Не волнуйся, Белла, мы с Барти опыт имеем. Не пропадём. Позаботься о сестре. Всё, идёмте. Времени, боюсь, мало.

Вслед за отцами Альтаир и Драко вышли из палатки. По полю двигалась плотная шеренга волшебников в форме Упивающихся Смертью, снося на своём пути палатку за палаткой. Судя по пьяным выкрикам, все или, по крайней мере, большинство из них, были под приличным градусом. Бартемиус и Люциус отошли в тень и быстро трансфигурировали своим мантиям высокие капюшоны и — прямо из воздуха, на скорую руку — белые маски. Затем оба аппарировали, а Драко повернулся к Альтаиру:

— Думаю, задерживаться здесь не стоит. Давай к деревьям.

Блэк кивнул, и оба побежали, петляя между палатками и немногими ещё горевшими кострами. К счастью, бежать пришлось недолго, и через несколько минут оба уже были надёжно прикрыты густой тенью от деревьев.

— Фух, ну и пробежечка, — Драко прислонился к мощному дубу и устало упёрся руками в колени. — Неплохая встряска.

— Да, не самый приятный повод для внезапного ночного пробуждения, — согласился Альтаир. — Повезло, что хоть наших крёстных здесь нет. Была бы ещё и им тревога.

Северус не слишком интересовался квиддичем и предпочёл ему зельдельческий конгресс, а Ремус отправился вслед за Сириусом, как только убедился в отсутствии аврорской слежки. Альтаиру было немного печально без него, но с другой стороны, мысль о том, что крёстный вместе с новообретённым старым другом весело проводит время на южных курортах, здорово поднимала настроение.

— Слушай, а ведь это интересно, — проговорил Драко, поднося к глазам омнинокль. — Гляди-ка, Альтаир! Эти экс-Упивающиеся кого-то, кажется, маггла-смотрителя и его семейку, держат заклинаниями над землёй и болтают туда-сюда… Интересно, что это за чары? Надо будет узнать…

— Хотел бы я узнать, как ты додумался омнинокль прихватить, — хмыкнул Блэк, принимая его из рук друга и с интересом поднося к глазам. — Да, в самом деле, любопытно… ты прав, надо будет выяснить. Я уже предвкушаю, как буду вот так же потряхивать Уизелом перед всей школой…

— Да, на это стоит посмотреть. А омнинокль — просто меня разбудили раньше и всё рассказали, пока папа бегал к вам в палатку будить вас, так что у меня было время подумать. И я решил, что если мне разрешат понаблюдать, то издали, что и логично, а раз так, то…

Внезапно Драко дёрнулся, хватаясь за волшебную палочку. Спустя пару мгновений Альтаир тоже обратил внимание на то, что шаги нескольких человек явственно приближаются к ним. Не сговариваясь, Стервятники быстро отступили ещё глубже в тень.

Судя по силуэтам, людей было трое и все были примерно их возраста. Неожиданно одна из фигур, самая долговязая, дёрнулась и рухнула на землю, громко ругнувшись при этом.

— Что случилось? — вторая фигура остановилась, третья налетела на неё. Альтаир резко выдохнул — уж кого он не ожидал здесь встретить, так это Гермиону. Хотя, если вдуматься, то она-то как раз должна быть здесь… Должна! Альтаир побледнел, разом сообразив, что пьяные Упивающиеся, пусть и отошедшие от дел, вряд ли откажутся поиздеваться над магглорождённой. И хорошо ещё, если только поиздеваться… Он бросил взгляд на поле — нет, к счастью, плотная толпа и не думала разворачиваться к лесу.

Тем временем Грейнджер осветила Уизли Люмосом. Рыжий неандерталец валялся на земле, неловко подбирая под себя конечности и неуклюже выпрямляясь.

— Споткнулся о корень, — недовольно пробурчал он.

— Ничего удивительного, с такими-то ножищами, — небрежно бросил Драко, прислоняясь к дереву. Гриффиндорцы дёрнулись и резко обернулись.

— Вы! — вскипел Уизел. — Катись в задницу, полную дерьма, Малфой! Чтоб тебе чумой заболеть! Чтоб те…

— Силенцио! — не выдержал Альтаир, делая выпад волшебной палочкой. — Уизел, твоим языком унитазы мыть надо! Хотя нет, тогда потом их вообще не отмоешь. Грейнджер, тебе лучше уйти отсюда, и подальше.

— В первый раз на моей памяти ты меня гонишь, а не наоборот, — усмехнулась гриффиндорка.

— Да при чём тут это! Ты что, не понимаешь? — Блэк кивнул в сторону поля. — Они пьяны, ищут жертвы. И магглорождённая девушка им вполне подойдёт!

Лицо Гермионы посерьёзнело, она настороженно оглянулась туда, где опустевшие палатки уже начали не только поджигать, но и взрывать.

— Уходи немедленно, умоляю! Вон туда, в глубь леса, туда они точно не сунутся. Хотя нет, есть идея лучше! Оставайся здесь. Рядом со мной и Драко тебя никто не тронет, за это я ручаюсь.

— Это почему, Блэк? — вмешался Поттер. — Уж не потому ли, что ваши родители сейчас там, в масках?

— Поттер, ты действительно полагаешь, что получил бы правдивый ответ на свой вопрос, если бы они действительно были там? Грейнджер никто не тронет здесь потому, что нас знают все, кто может быть сейчас «там, в масках», и никто не посмеет поднять руку на кого-то, кто стоит рядом с нами.

— Звучит неплохо, Блэк, но я лучше воспользуюсь твоим первым советом, — ответила Гермиона. — В самом деле, едва ли пьяная толпа потащится вглубь леса.

— Ну что ж, — вздохнул Альтаир, — как знаешь, Грейнджер, только не заходи далеко, ещё заблудишься, чего доброго.

— Где — в лесу в милю поперечником? — саркастично поинтересовалась девушка. — Блэк, я всё-таки не идиотка, и ты, надеюсь, это понимаешь.

— Прости, — Альтаир опустил глаза, но лишь на мгновение. — Я просто беспокоюсь о тебе. И не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Ты точно не хочешь остаться здесь? Уверяю, одно моё присутствие послужит тебе охраной.

Уизли гневно замычал и двинулся на Блэка, но Малфой ленивым движением палочки снова наслал на него заклинание-подножку. Грейнджер вздохнула, вместе с Поттером поднимая своего рыжего дружка и удерживая его от повторения попытки броситься на слизеринцев.

— Спасибо за предложение, Блэк, — её лицо заметно смягчилось, несмотря на то, что Уизли невнятно мычал и рвался из рук. — Но, как видишь, это чревато неприятностями, — она кивнула на рыжего.

— Могу его связать, — с готовностью предложил Блэк. — Или чары Помех, или Петрификус Тоталус…

— Ну уж нет, благодарю покорно. Этого ещё не хватало. Гарри, Рон, идёмте отсюда.

— Будь осторожна, Грейнджер! — крикнул вслед Альтаир, провожая девушку взволнованным взглядом. Та коротко обернулась и легонько усмехнулась, встретившись глазами со слизеринцем.

— Буду, — ответила она и двинулась дальше. Альтаир тоскливо глядел ей вслед. Драко, помолчав немного, осторожно коснулся рукой его плеча.

— Что теперь думаешь делать? Продолжаем здесь стоять или как?

— Да, здесь, — решительно кивнул Блэк и подошёл ближе к кромке деревьев, почти выйдя на опушку. — Если они повернут сюда, мы увидим — тогда надо будет… Вот я пока не знаю, наверное, бежать за ними — в смысле, за Трио, и переходить к моему второму плану — рядом с нами их, тьфу ты, её не тронут.

— Мерлин, никогда бы не подумал, что однажды мне по милости лучшего друга придётся защищать грязнокровку…

— Магглорождённую! Драко, ну пожалуйста, я тебя прошу — ради меня!

— Зараза ты, Альтаир… чистокровная. Ладно, но только ради тебя. Имей в виду!

— Спасибо, дружище, — с огромным облегчением выдохнул Блэк. — Я знал, что могу на тебя положиться.

— Да не за что, — хмыкнул Драко. — Малфои друзей не бросают.

Он подошёл к Альтаиру, и оба начали наблюдать за Упивающимися, передавая друг другу омнинокль. На поле успели появиться волшебники из Министерства, но действовали они разрозненно и нерешительно, так что толку от их попыток было мало. Альтаир не взялся бы сказать, сколько прошло времени, но вдруг над лесом полыхнуло зелёным. Друзья разом обернулись и замерли — даже сквозь ветки было прекрасно видно поднимающуюся в небо из самой середины леса Чёрную Метку.

— Проклятье… — прошептал побледневший Драко. — Быть того не может! Её с ноября восемьдесят первого никто не видел!

— Грейнджер, — в ужасе выдохнул Альтаир, судорожно хватаясь за палочку. — Она ушла туда!

— Стой! — Малфой еле успел перехватить друга, уже устремившегося в сторону Метки. — Ты ничего не знаешь!

— А если Метку в связи с…

— Послушай же ты! — взмолился Драко, мёртвой хваткой вцепляясь в Блэка и упираясь в землю каблуками. Мох взрыхлился под ботинками обоих парней. — Если в связи с ними, то помочь ты им уже не сможешь. Если нет, они давно уже убежали подальше оттуда! И совершенно неизвестно, куда они пошли потом, после того, как мы их потеряли из вида. Совсем необязательно именно туда, лес велик! И, в конце концов, может, это просто часть этой истории с погромом! Кто-то из Упивающихся для пущего страху запустил! Альтаир, ты десять раз успеешь сам заблудиться, пока туда дойдёшь, а если и не заблудишься, всё равно безнадёжно опоздаешь в любом случае!

Блэк прекратил вырываться и замер, тяжело дыша и неотрывно глядя в темноту между деревьями, словно пытаясь проникнуть через неё взглядом и разыскать ту, из-за тревоги за которую по его вискам сейчас тёк холодный пот.

— Пошли! — Малфой настойчиво потянул друга назад, к лагерю. — Скорее, нам надо к родителям, они же ещё больше волнуются!

Альтаир вздрогнул, его взгляд стал осмысленным.

— Да, конечно… ты прав… Постой, а как же Упивающиеся?

Друзья повернули головы к полю и с изумлением увидели, что оно почти опустело — толпа волшебников в масках исчезла.

— Куда они делись? — поражённо спросил Драко, обшаривая глазами поле.

— Аппарировали, наверно, — предположил Альтаир. — Хотя я не понимаю, почему…

— Неважно, нам это на руку. Пошли!

Обратный путь занял немного больше времени, но зато был не таким выматывающим — увы, бежать по тому, что осталось от лагеря, было не лучшей идеей. Люциус и Нарцисса, равно как Бартемиус и Беллатриса, стояли у своих палаток — одних из немногих, оставшихся целыми, — и с полубезумным видом вертели головами во все стороны. Белла, первой заметившая возвращавшихся, со сдавленным криком бросилась им навстречу и сдавила в объятиях, плача от облегчения. Спустя секунду к ней присоединились и остальные ожидавшие.

— Так, вы оба целы? — Люциус отстранился от сына и встревоженно осмотрел сначала его, потом Альтаира.

— Да.

— Немедленно уходим отсюда! Надеюсь, не надо объяснять, почему?

— Дядя Люциус, так это не кто-то из этих Упивающихся наколдовал?

— Не знаю, кто это сделал, но нам этот знак ничего хорошего не сулит, — Малфой-старший принялся поспешно сворачивать магией палатку. — Нам лучше уходить, и побыстрее. Это точно не Лорд — наши с Барти и Беллой Метки не кололо, не обжигало, ничего… Но в любом случае в небе Чёрная Метка не появлялась тринадцать лет. В лучшем случае сейчас здесь всё будет кишеть аврорами. О худшем даже думать не хочу. Давайте как можно быстрее — портключами. Хорошо, что я парочку заготовил на всякий случай. Как знал, что пригодится. Барти, вы давайте с нами до Малфой-Манора, а оттуда вы в Блэк-Холл каминной сетью переберётесь. Так быстрей всего выйдет.

* * *

Ночь была тревожной. До самого рассвета Альтаир так и не смог сомкнуть глаз. Древняя магия, оберегающая не только телесный, но и духовный покой Блэков, находящихся в Родовом поместье, приглушала тревогу, но окончательно прогнать её не могла. В мыслях постоянно вертелись всякие ужасы, которые могли произойти с Гермионой в лесу, и ни о каком сне не было даже мысли. Альтаир едва дождался утра и немедленно спустился в гостиную, где уже сидели отец с матерью.

— Пап, мам, доброе утро. «Ежедневный пророк» ещё не прибыл?

— Мы как раз его ждём, — ответил Барти. — Садись, — он кивнул на стул. Но Альтаир прошёл к открытому окну и выглянул наружу, осматривая небо. К счастью, ожидание его длилось недолго.

Торопливо взяв у совы газету, Альтаир жадно впился глазами в первую страницу, половину которой занимала фотография Чёрной Метки в небе, под которой была размещена статья с огромным заголовком «Кошмарные сцены на чемпионате мира по квиддичу». Блэк-младший быстро заскользил взглядом по строчкам, родители терпеливо ждали. Но, не дочитав до конца, Альтаир пошатнулся, взгляд его остекленел.

— Что такое? — Белла тревожно поднялась с кресла.

— Извини, мам, я… я сейчас… — каким-то деревянным голосом проговорил её сын и, бросив ещё один взгляд на статью, отшвырнул газету в сторону и опрометью вылетел из гостиной.

— Да что же это… — Белла встревожилась ещё больше и, призвав к себе Манящими чарами брошенный на ковёр «Пророк», расправила его и сама пробежалась глазами по статье. — Ничего не пойму, да что его так взволновало?

— Я думаю, вот эта фраза, — нахмурился Барти, читавший газету, стоя за плечом жены. — Гляди: «Достаточно ли подобного заявления для того, чтобы пресечь слухи о нескольких телах, вынесенных из леса часом позже, покажет время». В ней всё дело, больше не в чем. Альтаир боится, что погиб кто-то из его друзей.

— И куда тогда он побежал?

— Полагаю, писать письмо… Чтобы удостовериться, что всё в порядке.

Интерлюдия. Спустя два часа, кухня «Норы».

Гермиона сидела за столом, наблюдая за тем, как миссис Уизли хлопочет у плиты. Гарри, Рон, Билл, Чарли, Фред и Джордж играли в квиддич в саду, сбрасывая таким образом напряжение минувшей ночи. Миссис Уизли делала это по-своему — готовя обед для всей семьи. И только Гермиона не знала, чем заняться. Мысли всё время возвращались к ночным событиям. Эмблема Волдеморта, впервые за долгие годы вновь появившаяся в небе, наводила на тревожные раздумья.

Но все они были прерваны большой красивой сипухой, влетевшей в кухню через настежь открытое окно и усевшейся на столе перед девушкой.

— Джостли? Опять ты?

— Ты знаешь эту сову, милая? — заинтересовалась миссис Уизли, окидывая птицу восхищённым взглядом. — Хороша, нечего сказать… Не то что наша бедная Стрелка.

— Да, миссис Уизли, я знаю её, — вздохнула Гермиона, отвязывая письмо и переводя взгляд на сипуху. — Очень хорошо знаю. Ну, что стоишь? Лети!

Но Джостли, вместо того чтобы привычно подняться в воздух и бесшумно скрыться, полуразвернула свои крылья и испустила угрожающий звук.

— Это ещё что с тобой? — Гермиона с опаской отодвинулась подальше.

— Если я не ошибаюсь, она требует, чтобы ты написала ответ, — заметила миссис Уизли. — Совы обычно так себя ведут, когда их хозяева требуют без ответа не возвращаться.

— Блэк, — вырвалось у Гермионы. — Чтоб тебе… — И она осеклась.

— Блэк? — удивлённо спросила миссис Уизли. — Уж не Альтаира ли Блэка ты имеешь в виду?

— Да, миссис Уизли, — вздохнула девушка, распечатывая письмо. — Его самого, он уже достал меня своими письмами…

Она снова осеклась, глядя на листок пергамента. Такого письма Блэк ей ещё ни разу не присылал. Строчки прыгали и плясали, словно были написаны с перепою. Или же, как подумалось Гермионе, заметившей, что перо в нескольких местах прорывало пергамент, кляксы были чуть ли не на каждом слове, а обычно безукоризненно ровные буквы сейчас на концах слов заканчивались длинными «хвостами», в дикой спешке. В состоянии, близком к умопомешательству.

Грейнджер, умоляю тебя, скажи мне, что ты жива и с тобой всё в порядке. Напиши мне. Я не знаю, почему ты мне не отвечаешь, но сейчас, умоляю, ответь, или я с ума сойду. В «Пророке» написано, что из леса там, ну, на чемпионате, после Метки вынесли несколько тел. Грейнджер, умоляю, напиши хоть слово, скажи, что тебя среди них не было. Или, клянусь, я сам отправлюсь туда выяснять это. Прошу, не мучай меня, напиши, что с тобой. Имей в виду, я приказал Джостли, чтобы на этот раз она хоть наизнанку вывернулась, а ответ принесла. Грейнджер, напиши мне, скажи, что ты в порядке.

Альтаир.


— Ох, — вздохнула девушка, — ну, Скитер… Миссис Уизли, у вас пера и чернил не найдётся?

— Конечно, милая, вот, возьми, — миссис Уизли взмахнула палочкой, и на стол легли чернильница и старое перо. — С моей стороны не будет невежливым поинтересоваться, каким образом вдруг оказались связаны ты, он и эта гнусная Скитер?

— Да вот, взгляните, — снова вздохнула гриффиндорка, протягивая письмо.

— Ну надо же… — изумлённо проговорила миссис Уизли, глядя на листок. — Не ожидала от него такого. Я правильно понимаю, что он в тебя влюблён?

— Увы, — мрачно ответила Гермиона, принимая пергамент обратно и переворачивая его обратной стороной. Миссис Уизли не стала любопытствовать дальше и вернулась к плите, но время от времени всё же бросала на свою гостью взгляды, исполненные любопытства. Увиденный ею текст никак не вязался в уме с тем кошмарным типом, которого столько раз описывал ей Рон. Правда, близнецы отзывались об Альтаире Блэке в уважительных тонах, но, учитывая особенности их устремлений и характера, это едва ли было плюсом. Перси же морщился всякий раз, когда заходила речь об Альтаире или о его неразлучном друге Драко Малфое. Так что миссис Уизли никак не ожидала увидеть письмо за авторством Блэка, обращённое к Гермионе и выдержанное в подобных тонах.

Сама Гермиона в это время безмолвно, но от души ругала Скитер на все лады. Не было никакого сомнения в том, что Блэк не одинок в своей тревоге и много кто ещё сегодня утром писал подобные письма, вот так же надавливая пером до прорыва пергамента и не обращая внимания ни на неровность почерка, ни на кляксы. Но в любом случае его следовало успокоить. Хотя Гермиона и не любила многие черты характера этого слизеринца, но его письмо не то что дышало волнением, а прямо-таки источало его. Девушка не могла позволить себе оставить такое письмо без ответа, как бы она ни относилась к его автору. И дело тут даже не в том, что Джостли прохаживалась по столу туда-сюда и требовательно смотрела на гриффиндорку.

Немного подумав, Гермиона кивнула сама себе и стала писать, стараясь делать это как можно спокойней — пусть сам вид строчек показывает Блэку, что его страхи напрасны.

Блэк, успокойся. Я цела и невредима, как и все остальные. Никто вчера ночью не пострадал, то, что написано в газете — враньё чистой воды. Советую впредь не верить Рите Скитер — если то, что все единодушно говорят про неё, правда, то правды в её статьях и десяти процентов не наберётся.

Г. Грейнджер.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37644-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (12.12.2017) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 123 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 Al_Luck   (13.12.2017 21:56)
Чувство к Гермионе Альтаира умиляет, хотя этот персонаж восторга пока не вызывает. Я очень не люблю шестого Уизли, но еще больше не люблю, когда издеваются над людьми. Еще я не очень поняла: если у Нарциссы есть кровь вейл, то и Беллатрикс она должна быть, они же родные сестры.

0
1 Bella_Ysagi   (13.12.2017 13:04)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]