Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1599]
Мини-фанфики [2380]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4582]
Продолжение по Сумеречной саге [1253]
Стихи [2333]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13952]
Альтернатива [8916]
СЛЭШ и НЦ [8412]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4037]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости

Акция со значками

Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 июля

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Одинокие сердца
Трагедия лишила их самого дорогого. Жажда мщения заставила работать вместе. Отчаяние привело в объятия друг друга, и крошечная искра переросла в пылающий огонь. Судьба подарила им новую жизнь и новую любовь.

Первый и единственный
Пронизывающий холод зимы с лихвой компенсировала насыщенная творческая жизнь Нью-Йорка. В Галерее современного искусства открывалась выставка молодого, но уже известного в определённых кругах художника-абстракциониста.

Дом в розовом саду
Эсми Платт - известная американская писательница. Ее карьера стремительно идет в гору, а книги расходятся миллионными тиражами. Однако с написанием последней у Эсми возникают проблемы, и она решает уехать в очаровательное графство Вустершир в поисках вдохновения.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9601
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Sound & Video
Elite Translators ~ РедКоллегия
Write-up ~ PR campaign
Delivery ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Мэн. Глава 17. Часть 1

2017-7-27
18
0
Глава 17
Честно заработанный мусор,
или
Татуировка на обратной стороне кожи

Часть 1


Появляясь в Нью-Йорке, Клэр каждый раз заново удивлялась разнице жизни в этом мегаполисе и в Бенедикте — будто на разных планетах. Даже если брать, к примеру, тот же интернет, то как-то не принято там, на её «краю света», связываться друг с другом через сеть. И подруги, и коллеги по работе, дабы напомнить тебе о чём-нибудь или оповестить, скорее позвонят по телефону, а ещё лучше — заедут и скажут лично. Возвращаясь домой, девушка быстро и с удовольствием отвыкала от постоянной привязанности ко «всемирной паутине».

Здесь же, в Нью-Йорке, всех не обзвонишь и не объедешь. Тут пишут на сайтах, делают рассылки и оповещения, поэтому в «Большом яблоке» она заново приучалась постоянно находиться «на линии» и регулярно просматривать странички.

Так и на этот раз.

Сидя на лекции по патологии кесарева сечения, мисс Бичем привычно активировала экран телефона и взглянула на изменения во вкладках. В основном это были ресурсы Нью-Йорка, навигатор пробок, сайт университета и Facebook. Открыв последний, она сразу же увидела красный кружочек письма. Послание оказалось от пользователя по имени Фелисити Фокс.

С секретаршей мистера Фрейзера Клэр уже довелось пообщаться заочно. Когда Джейми отсутствовал в Нью-Йорке или даже стране, Фелисити, по его поручению, передавала новой «первой леди» тридцать девятого этажа какие-то изменения в планах шефа или предупреждения о его позднем возвращении к домашнему очагу. Но более тесно женщины не сблизились.

К тому же Клэр ещё ни разу не побывала в офисе Frasier Overall Making. Задумавшись над этим однажды, немного огорчилась, что «Его Величество» не приглашают её в свои владения.

— А почему ты меня никогда не зовёшь к себе на работу? — не выдержала и спросила она как-то рано утром, когда после прощального поцелуя Джейми уже готов был скрыться за дверью. — Мне любопытно побывать в «Белом кабинете», — Клэр забросила в рот дольку мандарина и вскинула подбородок, — посидеть в твоём кресле.

Мужчина остановился.

— В кабинеты приглашают знаешь кого?

— Кого? — замерла девушка.

— «Обслуживающий персонал», — показал он кавычки пальцами, удерживая на отогнутом большом, как на крючке, кожаную сумку с макбуком и бумагами. — Профессионалок. Любимым женщинам там делать нечего. Не их место.

— А где их место? — напирала Клэр.

— Здесь, — приложил он руку к сердцу с улыбкой Марлона Брандо.

Она скривилась и, отвернувшись, закинула в рот ещё одну дольку мандарина.

— Подлиза.

— Хотя, — сделал шаг за порог Фрейзер и почесал себе нос указательным пальцем, пряча улыбку знаменитого «крёстного отца», — ты подала мне идею. Давай так: я приглашаю тебя к себе в кабинет, а ты проводишь мне экскурсию по твоей гинекологии. Там тоже, говорят... есть кресла.

— Чего? — у Клэр отвисла челюсть, и брови упали на глаза.

— А что, я надеваю белый халат, притворяюсь студентом, и ты мне там всё показываешь и рассказываешь.

Казалось, у доктора Бичем возмущение сейчас хлынет из ушей.

— Я тебе покажу… — Следующее слово поглотил хлопок двери за ним. Именно в дверь и полетели шкурки от мандарина.

— С-с-студент, — вслед ему в негодовании прошипела Клэр, чтобы не расхохотаться.

Мисс Бичем открыла письмо и поначалу ничего не разобрала — какая-то невнятная фотография с перекошенного ракурса какой-то женщины в оранжевом. Только приглядевшись, узнала Сибилл, поэтому сразу же кинулась к тексту и начала пожирать глазами слово за словом.

«Здравствуйте, мисс Бичем.

Не знаю, как вы отнесётесь к моему письму, но эта дама появилась сегодня у нас в офисе. Мистер Фрейзер её не принял, и она попыталась прорваться в «Белый кабинет» силой.

Мы кое-что узнали о ней, и оказалось, что она — ваша подруга. Поговорите с ней, пожалуйста. Мистер Фрейзер сказал: ещё раз она появится в здании — вызывать полицию, поскольку на фирму могут наложить штраф за незаконопослушных посетителей.

С уважением, Фелисити Фокс».

Клэр подняла лицо от телефона и уставилась на доску невидящими глазами.

«Значит, Сиб всё-таки подкатывала к нему».

Больше всего девушку ужаснуло то, что она даже не удивлена. А уже в следующую секунду её накрыло сильнейшим разочарованием и обидой.

Ни одна из подруг не смогла сразу же принять Джейми рядом с ней и за неё же порадоваться. Зоди ничего не поняла и просто испугалась; Сибилл, наоборот, смекнула слишком многое – и вот, «ударила в спину». Паркер обиделась за сестру, о самой Брук и говорить нечего.

Нет, Клэр, конечно же, ни о чём не жалела, и Джейми в её глазах стоил целой армии подруг, но почему как только налаживается одна сторона твоей жизни, так сразу же рушится другая? И сколько созидания ты получаешь из первого обстоятельства, столько же разрушения терпишь во втором?

Понимая, что и с этим ничего не поделаешь, девушка переслала письмо секретарши своей бывшей однокурснице, не добавив от себя ни слова.

«Прощай, Сибилл. — Она нажала «отправить». — Очень жаль».

То, что мисс Дадда, если захочет, может проникнуть в офисное здание, где расположены штаб-квартиры многих фирм, её не удивляло и пары секунд. Для подруги никогда не являлось проблемой попасть на вечеринку без именного приглашения, а в произвольном наряде — просочиться в ночной клуб со строгим «кодексом одежды» и «контролем лица». С этим всё понятно.

О том, насколько сказочно-достойно Джейми справился с навязчивостью Сибилл, Клэр отложила порадоваться дома, а пока не стала забывать о Фелисити. В ситуации с письмом секретарши её смутил один нюанс — само послание и просьба о помощи являлись инициативой исключительно мисс Фокс, минуя мистера Фрейзера. Клэр это не понравилось. Она совершенно не жаждала знать, кто там осаждает двери «Белого кабинета», его гендерную принадлежность, и в какой степени родства или близости знакомства находится.

«А если я буду ещё и потворствовать таким письмам, то тут уже запахнет слежкой. Чёрт знает что. С этим нужно заканчивать».

Но и натравливать Джейми на его секретаршу она тоже не собиралась, ни секунды не сомневаясь, что той и так достаётся от шефа вполне себе прилично.

— А почему ты мне не рассказываешь, что Сиб штурмует твой офис? — спросила Клэр этим же вечером в лифте, когда они спускались ехать в аэропорт, встречать каких-то жутко важных для мистера Фрейзера клиентов — архитекторов. По словам Джейми, они разрабатывали проекты открытых бассейнов и фонтанов с использованием солнечных батарей.

— Слишком много всего. — Мужчина стоял в кабинке спиной к углу, взявшись за поручни перпендикулярных стен и поставив ногу за ногу.

Он только заехал с работы за девушкой и переоделся. Выглядел, конечно же, заметно усталым и измождённым, но вот одежда... В некой адаптации мотокуртки для ночных клубов красно-чёрно-белого цвета и огромными надписями Suzuki, Yoshimura, Rocket, Dunlop, мужчина смотрелся нереально круто и брутально. Как с рекламы сигарет Pall Mall.

Кстати, Джейми как всегда безошибочно отгадал, что можно, нужно и должно надеть под такой узкоспецифичный верх. Чёрная, линялая футболка с отвисшим, оголяющим ключицы глубоким вырезом и штаны, которые лично Клэр рассматривала отдельно и очень скрупулёзно. Они были сшиты на манер джинсов, но зад — полностью из какого-то толстого, зимнего, рифлёного трикотажа, а перед — из лайковой кожи с продетыми ремешками в местах швов.

Клэр захотелось его трахнуть.

— Все... — Её голос сошёл на хрип. — Гм... гхм... — прочистила она горло. — «Всего» — это чего?

— Не «чего», а кого. Брук, потом твоя подруга Паркер, теперь Сибилл. Твой брат, опять же. Не хочу становиться между тобой и теми, кто тебе дорог.

— Вот как? — прищурилась девушка.

— Да. Мне претит оказаться эдаким ядерным взрывом в твоей жизни, — показал он рукой в воздухе что-то объёмное и круглое, — и выжечь напалмом к чертям собачим всё в радиусе поражения. Не люблю разрушать.

Клэр это немного удивило. Вообще-то, даже сквозь её чувства к этому мужчине, он производил впечатление человека, который пройдёт по головам, как по льду, и не поскользнётся. Ей не понравилась его мимикрия под мирного созидателя.

— Но ты, допустим, разрушил нашу пару с Фрэнком.

— Да, — оттолкнулся он от поручней и сделал к ней шаг. — Потому что он встретил мою девушку раньше меня. Я взял своё, — подошёл вплотную, обхватил ладонями её шейку, а большими пальцами чуть надавил на щёчки. — Чужого мне не надо.

Клэр показалось, что её глаза потеплели даже чисто физически от собственного мощного сияния.

— Ты не представляешь, как я тебя сейчас обожаю за то, что ты устоял перед Сиб! Я словно заново влюбилась! — взялась она руками за его запястья.

— Я польстил твоему самолюбию, — ухмыльнулся мужчина.

— Нет. Ты подарил ему с неба звезду. Ведь Сиб весьма хороша собой, знает мужчин и довольно умна. — Конечно, она не считала бывшую подругу очень уж умной, во всяком случае, настолько, чтобы подчёркивать это, но всегда знала, что при мужчине не стоит плохо отзываться о других женщинах — лучше оставить это право за ним.

— Что-то я всего этого особо не заметил, — неодобрительно скривился мистер Фрейзер, таким образом полностью оправдав её ожидания.

— Это потому что у неё свои приоритеты.

И тут лифт остановился, раздался характерный краткий звон, и двери открылись. К влюблённым присоединились две дамы неопределённого возраста. Судя по остаточным после пластической хирургии чертам лица, это были мать и дочь. Но ещё пару походов по знакомой протоптанной тропе к кудесникам лифтинга и чародеям ботокса — и первое место на конкурсе близнецов в возрастной категории «Я Рузвельта видел» им обеспечено.

Джейми с Клэр отошли к зеркальной стене.

— Меня её приоритеты волнуют чуть менее, чем никак, — перешёл на шёпот мужчина. — Я выяснил с ней отношения, которые она мне… столь бесцеремонно навязала. Ещё раз появляется в здании — я вызываю полицию. Из-за неё наказали охрану, а охрана теперь возьмётся за меня.

Клэр закусила уголок нижней губы. Именно сейчас ей сделалось жутко неудобно за подругу.

— Как поступишь с ней ты, — продолжил мужчина, — это уже твоё дело, но я предпочёл бы, чтобы ты знала, Клэр: мне очень жаль, что так получается. Правда, жаль. Видит Бог, я не хотел такого.

— Да. Мне тоже жаль, — тут же сникла девушка. — Только, пожалуйста, не ругай Фелисити, хорошо? Я сама с ней поговорю.

Таким образом, потеряв подругу, Клэр продолжила жить дальше.

Их отношения с Джейми и все эти механизмы общения не переставали меняться, умудряясь при этом оставаться прежними в главном — взаимные чувства и тотальная нехватка времени.

Последнее послужило причиной того, что мистер Фрейзер, только однажды съездив с девушкой за продуктами в супермаркет, начал «мимикрировать» под фразу «мне некогда, поезжай одна». А от вопросов «что купить?» и «что нужно?» виртуозно красиво отбивался широкими жестами типа «всё, что хочешь, у тебя карт-бланш».

Мисс Бичем послушалась пару раз и, не получив от покупок в одиночестве, будучи в многолюдном магазине, ни малейшего удовлетворения, заявила, что ноги её там больше не будет без него, ибо это не имеет ни грамма оправданности и смысла.

— Это глупо.

Джейми буквально расплылся от удовольствия.

— Мне тоже нравится выбирать с тобой что-нибудь, — усадил он её себе на колени и поцеловал в губы.

Но в супермаркет Клэр всё равно продолжила ездить одна. Без смысла и оправданности.

Однако же, уступив в одном, она тут же настояла на другом.

Вопрос касался такой простой бытовой процедуры, как стирка. Джейми никогда ничего не стирал и не убирал. Всем этим занимались у него клининговая компания и домработница Дугала — весьма привлекательная филиппинка лет пятидесяти по имени Талула, с которой он познакомился у дяди, приезжая на каникулы из Оксфорда.

Клэр несколько раз последовала его примеру и пришла к выводу о полном несоответствии разработанной им схемы её личным понятиям об удобстве и рационализме. Всё это было приемлемо для человека с гардеробом Пэрис Хилтон или Фаррелла Уильямса. Но если у тебя всего лишь пару чемоданов одежды, включая зимнюю куртку и сапоги с высокими голенищами, то, как только сдаёшь половину гардероба в химчистку, остаёшься почти что бродягой с улицы, который всё своё носит с собой. Или на себе.

— Нет, это как-то странно, — однажды перебирая своё имущество, принялась рассуждать девушка. — Тебе кто-то там стирает, а ты тут ходишь в одних джинсах и джемпере неделю.

— Что? — оторвался от телефона Джейми. — Что такое?

— Я говорю: это не очень удобно, когда тебе стирают где-то там, а ты ходишь в чём попало.

— Тебе нечего надеть? Ну так купи! В чём проблема-то?

— Я не умею.

Мужчина опешил:

— Что ты не умеешь?

— Я не умею покупать одежду, если мне нечего надеть. Я умею покупать только когда мне что-то очень-очень понравилось. Выборочно, понимаешь?

Джейми почесал указательным пальцем верхнюю губу.

— Вообще-то, не очень. Но если даже так, давай я отведу тебя к Майклу.

Как оказалось, мистер Фрейзер был весьма близко знаком с кутюрье Майклом Корсом, которому его представила, разумеется, Тереза.

— И он меня оденет, как нравится ему, да? Нет уж, спасибо.

— Твои предложения, — зажав телефон в ладони, скрестил он руки на груди.

Клэр оставила в покое свои пожитки, подошла к мужчине и с нескрываемым подлизыванием начала обниматься и тереться об него, как кошечка.

— Давай купим стиральную машину. Пожа-а-алуйста, — сделала она бровки домиком.

«Стиралку» установили в ванной, где та своим видом, хоть и, надо признать, вполне современным, стильным, да и простым присутствием полностью испортила весь замысел и композицию дизайнера.

— Пусть стоит, — обреченно махнул рукой Джейми.

Клэр показалось несколько странным, но тем не менее очень приятным, закладывать в барабан вместе со своим бельём боксёры мистера Фрейзера тоже. А уж как ей понравилось развешивать свои трусики и бюстгальтеры на раскладной сушилке в его спортзале, где лучше других комнат был отлажен климат-контроль помещений, — так это не передать словами.

«Почти как ёлку наряжать», — любовалась она этой домашней милой картинкой, на которой у неё глаз отдыхал от дизайнерских оформлений и стильных штучек апартаментов её социопата.

Кстати, о спортзале.

Раз уж мисс Бичем вступила в полный антагонизм и противоречие с увлечением Джейми боксом и присутствовать при этом «варварстве» посчитала вредным для своей психики, то, оставив, таким образом, вокруг боксёрской груши мужчине личностное пространство для сугубо индивидуального времяпрепровождения, стала напрашиваться с ним в бассейн.

— Клэр, я там не купаюсь, я тренируюсь, пойми, — пытался удержать и эти позиции мужчина.

— Ну, разочек, пожалуйста.

Тогда мистер Фрейзер в своей стратегии решил не менять тактики и устроил девушке пробный заплыв в бассейне со встречным потоком воды.

Когда он включил подачу скорости на полную мощность, Клэр моментально снесло к бортику и прибило к нему, как деревянную щепку. Обессилев ещё и от безудержного смеха, пловчиха пыталась отлепиться от ограждения и побороться с течением, но очень быстро пришла в негодность для кроля и браса и вот-вот грозилась пойти ко дну, как бы близко оно не было.

— Ты всё ещё хочешь со мной в бассейн? — как ребёнка вынул он её из воды под мышки, пока не оглох от визга и шума барахтанья.

— Т-д-т-да… — закивала бедолага, заикаясь от смеха и вытирая лицо ладонью.

А когда, после «заплыва», вышла из душа, кинулась ему на шею:

— Это лучший антидепрессант в моей жизни! Давно так не хохотала!

Ещё они дрались за мусор.

Поселившись у Джейми в квартире, Клэр поначалу не обратила внимания, что он не сортирует отходы, а платит за них по общему тарифу, так сказать, за «живой» вес. Обнаружив это чуть позже, пришла в неподдельный ужас.

— Это ведь в наших интересах! — возмутилась она, наблюдая, как мужчина запихивает в мусорное ведро на кухне какие-то методички и рекламные брошюрки не то погрузчиков, не то тракторов.

— Что именно? — поднял он на неё голову.

— Сортировать мусор, чтобы его можно было легче переработать.

Джейми сразу же нахмурился.

— Клэр, уволь меня от этого ради всего святого. Мне на работе мусорщики и экологические службы всю плешь проели. Могу я хотя бы дома не озадачиваться этим, а просто выбросить, что мне не нужно — и всё? — наращивал он децибелы к концу тирады, продолжая запихивать макулатуру в ёмкость.

— Нет, не можешь. — Клэр на барной стойке делала сэндвичи. — Не один ты от этого устаёшь. Нас тоже заставляют сортировать всё до последней ампулы, но я и дома бумагу с железом не выбрасываю, — показала она на пустые консервные банки в ведре, поверх которых мужчина высыпал ещё и труху из шредера.

— Я не буду сортировать мусор, — закрыв ёмкость крышкой, выпрямился он аккурат напротив неё.

— Будешь, — тихо и спокойно возразила мисс Бичем.

— Нет, — почти одними губами подвёл итог Джейми.

— Я буду! — подняла подбородок и сделала страшные глаза Клэр.

— Не смею мешать. — Он поставил ведро на место, закрыл дверцу стола и вышел из комнаты.

И с этого момента, когда, допустим, после трапезы грозился остаться мусор, Клэр застывала на низком старте. Она чуть сутулилась, её глазки лихорадочно бегали по поверхности стола. Если бы девушка умела прижимать уши, как Заноза, то становилась бы похожа на кошку перед прыжком.

Джейми начинал посмеиваться ещё до того, как она хватала жестяную чашечку от однопорционного мягкого сыра, которую мужчина еле успевал отодвинуть от себя, после того как опустошил.

— Это мой мусор! — прятала она добычу в руке за спину, чтобы потом выкинуть её в специально купленное ведро.

— Тогда это мой! — хватал он фантик от шоколадки, валяющийся у её кружки.

Клэр, ещё не успевшая толком пережевать шоколад, оставляла в покое его чашечку и кидалась к Джейми, пытаясь отобрать её собственный, честно заработанный мусор. Мистер Фрейзер сжимал фантик в кулаке, клал руку на стол и начинал хохотать на всю квартиру, когда она пыталась отогнуть хотя бы один его палец, чтобы в щелочку вытащить всю бумажку.

Так и жили.

Но теперь с ними жила ещё и Заноза и полностью, на все сто процентов, оправдывала свою кличку. Приучить эту красавицу к лотку не составило ни малейшего труда, но вот на унитаз она взбираться категорически отказалась — не царское это дело. Да и вообще, в её-то годы.

Именно за несгибаемость и самодостаточность в неё беззастенчиво и безоглядно влюбился Джейми.

— Она молодец, — гладил он пушистика между ушками, — не прогибается под человека. Люблю таких.

— На то она и кошка, — пожимала плечами Клэр, но сама чуть не мурлыкала от картинки расслабленного, влюблённого мужчины.

Итак, Занозе было позволено лежать на столе у мистера Фрейзера, когда он работал с бумагами. Как ни странно, но эта кошка не приседала на задние лапы и не бросалась наутёк в панике, когда мужчина «включал» в телефон «металлические нотки», а если точнее, то сравнимые разве что с ударами молота о наковальню аккорды.

Ей одной было позволено мешать и отвлекать его, когда лежал и думал он, и только ему прощалось грубейшее нарушение границ её личностного пространства тисканьем и щекоткой, когда лежала и думала она. Они были на равных — интеллект против интеллекта, характер против характера.

Но, однако же, кошке удалось зарекомендовать себя в столь выгодном свете и создать презентабельное реноме только до первой встречи с её старым-новым знакомым — пылесосом. Этот «ужас на колёсиках» был единственным, кто пользовался у Занозы беспрекословным авторитетом. Говорят, ты — не ты, когда голоден. Подобные метаморфозы происходили с Занозой, как только это чудовище грозилось подать первые признаки жизни. Кошка начинала метаться из угла в угол, как полоумная, и не находила себе места, пока не выскакивала вон.

С опаской относилась она и к «дрессировщице и укротительнице» чудовища — Талуле. Заноза не доверяла человеку, который появлялся в квартире только лишь для того, чтобы «оживить» этого «зверя». Это ненормально.

А Клэр умиляло, когда Джейми заваливался с планшетом или книгой на диван, и Заноза подходила, взбиралась на него и как ни в чём не бывало сворачивалась клубочком у мужчины на… так сказать, в «центре композиции».

— Есть мнение, что кошка садится на теле человека именно на то место, которое болит. Она чувствует воспалительный процесс, — с показной озабоченностью обратила на это внимание девушка.

У мужчины заиграли чёртики в глазах, и губы начали расползаться в ухмылке.

— Воспалительный процесс, говоришь, — облизал он губы и подложил руку под голову. — Это временно. Сегодня ночью мы с тобой его снимем.

В квартире тут же появились игрушечные мыши на дистанционном управлении, пауки на лесках и мячики в лабиринтах, которых всем скопом умная Заноза с успехом игнорировала, поскольку, после настоящего хвойного леса и тамошних диких грызунов, ей, матёрой хищнице и охотнице, все эти тренажёры и погремушки куража добавляли до обидного мало и ничего не вызывали, окромя недоумения и лёгкой иронии.

«Не купите меня на это барахло», — как бы говорила она своими зелёными глазами и, зевая, сворачивалась в клубок рядом с мышами, обтянутыми бархатом или велюром.

Поэтому последний сокрушительный удар по самодостаточности «занозчивой» пушистохвостой призван был нанести настоящий морской аквариум. Большой, красивый и очень дорогой. Установив его у себя в кабинете, Джейми купил туда несколько декоративных окуней различного окраса, «апельсинку» и рыбу-клоуна — ту самую, которую звали Немо и какую искали чуть ли не по всему Мировому океану.

«Немо и Ко» Занозе очень понравились. Рыбки плавали перед ней туда-сюда, поворачиваясь своими яркими боками, а кошка сидела и пожирала их глазами, будто решая, до кого из них доберётся первой.

Если Джейми влюбился в саму Занозу, то Заноза влюбилась в его голос. Когда он начинал читать Клэр вслух, где бы кошка ни находилась в квартире, неслась со всех лап на звуки его волшебных внутриутробных вибраций и повествовательных интонаций. Она взбиралась мужчине на руки, сворачивалась клубком, иногда прямо поверх текста, и присоединялась вибрациями своими не менее приятными.

Именно по силе звука он определил её предпочтения.

— Всё-таки Рэй Брэдбери ей нравится больше Кинга. Увы, тут у нас с ней расхождение во вкусах.

Правда, Заноза совсем не привыкла к курящим людям и запаху табака вообще. И изменять себе не собиралась. Поэтому прямой укор в её зелёных глазах, когда Джейми прикуривал за столом и включал вентиляцию, читался совершенно недвусмысленно.

Она поднималась, изображала на мордочке что-то типа досады от недалёкости и слабости рода человеческого и, спрыгнув на пол, гордо покидала кабинет, всем своим видом показывая, что не желает быть свидетельницей такого рода безобразия.

После Нового года Джейми почаще и подольше начал позволять себе командировки.

«Медовый месяц закончился», — вздыхала и грустно улыбалась Клэр, вспоминая последнюю совершенно сумасшедшую, трудную, но счастливую сотню дней.

— С таким деловым человеком семейного счастья не построишь, — ворчала она, когда он улетал на неделю в ЮАР.

— Счастье — это состояние момента, и с понятием постоянства они взаимоисключающие параграфы. — Он оставил собирать свой чемодан и подошёл к девушке. — По крайней мере, лично для меня, — чмокнул её в нос.

Клэр не думала и не гадала, что при таком ритме жизни успеет соскучиться до того, как её мужчина вернётся, но он ещё до аэропорта не успел доехать, а ощущения сиротливости и покинутости набросились на девушку, будто изголодавшиеся по влюблённым душам демоны.

Застигнутая врасплох, она очень испугалась такой внезапной резкой пустоты рядом. Чувство изолированности во всей этой враждебной и чужой вселенной пробрало холодом до пяток и мозга костей. До дна.

К тому же, одиночество замешано было не на грусти, как, допустим, после проводов дядюшки в очередную экспедицию, на этот раз тоска смешалась с болью. Вкус её отчётливо, навязчиво и неумолимо проступал между желанием видеть любимого человека и необходимостью ощущать его присутствие; слышать родной голос, чувствовать ладони на себе, вдыхать неповторимый запах.

Клэр испугалась по новой, приняв этот постоянный болезненный, щемящий дискомфорт внутри за плохое предчувствие, но потом чуть успокоилась, предположив, что, видимо, таким образом в ней срабатывает потребность. У неё обычная заурядная «ломка» от Джеймизависимости. Её крутит и корёжит, а всепоглощающее отрицание рождает ту самую боль.

«Он вернётся, он обязательно вернётся», — стояла и обнимала она себя руками в кардиологии, куда привела беременную с пороком сердца, а сама задним умом удивлялась, насколько же Джейми её не то разбаловал, не то изнежил своей сильной энергетикой защитника и способностью к постоянному контролю ситуации вокруг неё.

«К хорошему быстро привыкаешь», — невесело усмехнулась девушка.

На второй день своего одиночества она поздно вечером приехала с хосписа святого Винсента, куда они периодически отправлялись на отработку гинекологических онкологических заболеваний. Доктор Бичем едва успела переодеться и поставить на плиту сковороду с остатками овощного рагу с уткой, как зазвучала мелодия домофона.

Она поспешила к двери и увидела на экране Дугала собственной персоной. Мужчина стоял один.

Поскольку дядя не мог не знать, что племянника нет в городе, Клэр открыла, но настороженность с лица убрать не сумела.

— Не пугайся, — с порога примирительно широко заулыбался мистер МакКензи. — Я ненадолго, — поднял он руки в успокаивающем жесте. — Чаем напоишь? — шагнул в квартиру и закрыл за собой дверь.

— Конечно, Дугал, проходи, — кинулась вглубь квартиры Клэр.

Не очень уютно она ощущала себя близко с этим человеком, хоть и испытывала к нему какие-то тёплые дочерние чувства.

Хозяйка провела гостя в столовую, радуясь тому, что за хлопотами её застали именно здесь, подальше от кабинета Джейми и того крыла, где витал их совместный дух, их интимная камерная атмосфера.

Она тут же отключила огонь под сковородой, и на фоне шума закипающего чайника прошёл обмен любезностями.

Пока оба собеседника сполна отдали дань вежливости и справились о здоровье друг друга и общих знакомых, Клэр слегка приободрилась. Потому смогла даже немного покрасоваться своей догадливостью.

— Ты ведь знал, что Джейми не будет дома, значит, пришёл ко мне?

Сидя за столом, Дугал улыбнулся и сцепил руки в замок перед собой. Он, как всегда, был одет в костюм с сорочкой и галстуком. На мизинце красовалась золотая мужская печатка с небольшим плоским тёмно-синим сапфиром.

— Да. Я хотел с тобой поговорить, — вскинул он свой аккуратный красивый подбородок.

«О Господи! Ещё один. И чего им всем захотелось со мной разговаривать?»

— Это что-то секретное от Джейми? — Клэр даже не старалась скрыть лёгкое раздражение в голосе. С таким же настроением принялась заваривать чай.

— М-м... — почесал указательным пальцем висок мистер МакКензи. — Я бы не сказал, что это очень уж секретное, — скептически вальяжно скривился мужчина. — В принципе, всё это я могу сказать и Джейми, только…

— Только... — обернулась Клэр.

— Он и сам это знает.

Она на мгновение зажмурилась и растянула рот в досаде.

«Это уже даже обидно. Все всё знают, но никто ничего не говорит».

— Хорошо. — Поставив заварочный чайник на пустую нагретую сковороду, как её учил Джейми, хозяйка с кухонным полотенцем в руках подошла и присела на угол стула. — Я тебя слушаю.

Всё это время Дугал не переставал улыбаться и даже обласкал её усталое лицо доброжелательным взглядом.

— Ты сама любезность, Клэр, — ещё шире улыбнулся мужчина. — То, что я скажу сейчас, — ткнул он указательным пальцем в поверхность стола, — именно сейчас и не имеет никакого значения. У моих слов смысл появится чуть позже.

Его собеседница молчала.

— Буду краток. Видишь ли, я предполагаю, что ваш союз с Джейми — это ненадолго. С такими, как он, долго не живут, но это полбеды. Такие, как он, долго ни с кем не уживаются. Так вот, — приложил он руку к груди, прося ещё минуточку внимания, ибо Клэр тут же задохнулась от возмущения и приготовилась вывалить все свои восклицания ему на голову, — я хотел, чтобы ты знала: когда вы с моим племянником расстанетесь, я приду к тебе и попрошу быть со мной.

Последние слова, словно опрокинутая бочка воды, потушили весь тот пожар внутри девушки, который разожгли предыдущие. Заключительное заявление прозвучало как-то жалко и смиренно.

Клэр сама не знала, почему, но тут же выключила в себе режим «зайки», и в следующее мгновение перед Дугалом сидела взрослая, серьёзная мисс Бичем — магистр медицинских наук, гинеколог.

— Ты словно занимаешь очередь ко мне. Это унижает нас обоих, не находишь? — И даже голос зазвучал ниже на пару октав. Говорить она принялась, кстати, весьма очевидные вещи, пытаясь выиграть время, чтобы думать. Сейчас же! Немедленно, хорошо и тщательно думать.

Если до этого Дугал только видел ровню себе, то после этих слов ещё и услышал. Интонации не оставляли ни малейшего сомнения.

— Никакой очереди, — резко отрезал он. — Всё намного сложнее.

Девушка скептически скривилась. В принципе, она не видела ничего такого ужасного в намерениях мистера МакКензи, но её сильно обидела его бесцеремонность и ощутимо смутила готовность к отсрочке. Согласие, так сказать, «подобрать» девушку после того, как её предыдущие отношения исчерпают себя, сойдут на нет, говорило о многом — и о плохом, и о хорошем.

— А почему тогда не пытаешься, чтобы я была с тобой сейчас?

— Я Джейми не враг. У него и без меня их предостаточно. И главный — он сам.

Клэр от головы до пят прострелило жалостью к своему мужчине. Только в этот момент до неё дошло, насколько же он одинок в своей семье.

«Не зря он ни за кого не держится. Тут и держаться-то не за кого», — поворчала она про себя.

— После таких слов хочется положить жизнь, чтобы доказать: ты ошибаешься.

— Всё, что ты скажешь сейчас, не будет иметь ничего общего с тем, что сможешь понять примерно через полгода, ну, или, допустим, год жизни с ним, — на последнем слове мужчина указал пальцем на другую половину квартиры. — Джейми… он не создан для семейного счастья. — Дугал хотел было что-то добавить, но, видимо, передумал.

После такой трафаретной фразы Клэр резко перестала воспринимать гостя всерьёз. Ей очень захотелось расхохотаться и выпроводить его вон. Поэтому она спряталась за жёсткостью и категоричностью и заговорила, чуть ли не выплёвывая каждое слово:

— Если ты предсказываешь будущее, то я также попробую. Я не люблю и никогда не полюблю тебя, Дугал.

И потерпела фиаско.

— Я тоже не люблю тебя, Клэр, — признался мужчина, но при этом смотрел чуть ли не с обожанием, которое, кстати, можно было легко принять за жалость. — В моём возрасте этого уже и не требуется. Любовь, знаешь ли, не обязательна. Возможно, ты будешь смеяться, но с самого начала мне было достаточно того, что тебя выбрал мой племянник.

— Да, — закивал Дугал её расширившимся глазам и отвалившемуся подбородку, — именно так. У Джейми на людей чуйка космическая, — показал он глазами куда-то на потолок. — Немного присмотревшись к тебе, я в очередной раз в этом убедился. Мне иногда кажется, у него женская интуиция. К тому же этому засранцу везёт.

Клэр как-то так по-мужски грубо усмехнулась:

— И ты надеешься, я пойду за тобой.

Мистер МакКензи многозначительно развёл руками.

— У меня есть что тебе предложить. Во-первых, мы с Джейми полные противоположности: он не уживается ни с кем, я — с любым, с кем захочу. Во-вторых, после него ты будешь в «разобранном» состоянии, и я тебе очень пригожусь, детка. Да, вот так, — повторился он в задумчивости и опять закивал.

Клэр сидела и не знала, что сказать. Говорить, что они с Джейми всю жизнь будут вместе и проживут долго и счастливо, не хотелось. Как-то не поворачивался язык, да и банально это. А ничего другого на ум не приходило.

— Хорошо, Дугал. Я тебя выслушала и услышала. Уверена, ты ошибаешься и, надеюсь, скоро найдёшь себе достойную спутницу жизни. — Она встала, подошла к кухонной зоне, открыла крышку заварочного чайника и заглянула внутрь.

Мужчина молчал.

— Ты позволишь рассказать о нашем разговоре Джейми?

— Без проблем, — поднялся с места мистер МакКензи. — Я уверен, он вернётся и быстро заставит тебя забыть всё, что я сказал. Он это умеет.

— Дугал, а чай? — вежливо напомнила мисс Бичем, видя, что гость отходит от стола.

— Отложим это, — ответил он любимой репликой племянника и направился к выходу.

— И ещё, — остановился Дугал уже в открытой входной двери под звуки подъезжающего лифта. — Из моих слов как бы получается, что я считаю вашу встречу ошибкой, но это не так, — поводил он перед собой туда-сюда рукой с отогнутым указательным пальцем на манер дворников автомобиля, — далеко не так. Тебе очень повезло встретить такого, как он, детка. Он много тебе даст. И это он тоже умеет.

Клэр просияла глазами в ответ. Всё-таки ей нравился этот мужчина. Она очень жалела, что он, можно сказать, испортил их дружеские отношения, претендуя на нечто большее, но не сердилась, поскольку уже достаточно пожила с мистером Фрейзером и научилась у него на глупости и чепуху не обижаться и не обращать внимание.

— Уже, — доброжелательно улыбнулась она гостю, как своему.

— Вот и я о том же, — прикрыл на мгновение веки мистер МакКензи и, развернувшись, направился в открывшиеся двери лифта.

Но до возвращения Джейми оставалось ещё четыре дня, и за это время Клэр успела передумать многое и взглянуть на произошедшее под различными углами, противоположными в том числе.

То ей казалось, Дугал знает, что говорит, ведь он намного старше и помнит Джейми с детства. То допускала, что он старый маразматик и несёт какую-то чушь.

«Мужчина одинок, вот и не знает, куда себя деть. Лезет в чужие отношения», — дула губы Клэр, но тут же начинала предполагать, что скоро она действительно будет благодарна Дугалу за что-нибудь.

Тем более, мистер МакКензи в чём-то оказался прозорлив, поскольку, вернувшись из ЮАР, мистер Фрейзер снял её мучения парой фраз.

— Дугал и к тебе приходил со своей схоластикой?! — засмеялся он, после того как Клэр окольными, обводными и пространными фразами рассказала ему о визите. — Он большой любитель всякой псевдонаучности и лжепсихологии. Так в нём играет его романтизм. Зачем ты его вообще впустила? Не надо было этого делать, — смеясь, он обнял девушку за шею.

Клэр поняла, что Джейми так легко отнёсся к новостям ещё и потому, что очень соскучился, хоть и вернулся заметно взмыленным и уставшим.

— Джейми… — целовала она его лицо, когда он в пять утра приехал из аэропорта и только лишь принял душ и выпил чашку чая.

Клэр захлёбывалась в собственных эмоциях, в своём чувстве к этому мужчине. Из неё гейзером фонтанировало обожание и радость того, что ОН рядом. Ей совершенно не нужен был секс. На этот раз израненная болью расставания душа полностью заткнула физиологию.

— Я пыталась жить без тебя, — пощекотала она себе губы о его ресницы.

— И как результаты? — сдавил он её талию своими сильными, крепкими, властными руками.

— Они ничтожны. Джейми, без тебя всё это не имеет… — Клэр распирало. Она не могла определиться, как выглядит её мир без НЕГО. — Ничего не имеет. Люблю тебя. Как же я тебя люблю.

Но у молодого мужчины, даже у очень усталого, заткнуть физиологию так просто не получится. Джейми целовал девушку всё яростней и пробирался руками туда, куда указывала его природа.

— Клэр… — выдохнули они вдвоём, он и его физиология, добравшись до цели. — Сладкая моя, — лизнул её щёку, а руки отодвинули ластовицу трусиков и раздвинули складочки. — М-м-м…

— Джейми, я не хочу секса, — отстранилась Клэр с твёрдым намерением донести до него всю свою любовь и тоску, не прибегая к бессознательному, к инстинктам.

Мужчина опешил, его красивые глаза распахнулись в заинтересованном изумлении. Как у наивного ребёнка. Но тут она попала рукой на его пах и ощутила там традиционных внушительных размеров бугор.

«Поздно», — родился сам собой вывод, и этим словом, словно отмашкой, воспользовалась её физиология. Клэр самопроизвольно сжала окаменевший член под махровым халатом и тут же вспомнила, как он чувствуется внутри неё.

— Забудь, что я сказала, — откинула она полу его одежды в чёрно-оранжевую полоску.

Один раз они съездили в гости к чете Мэйсонов, которые мисс Бичем очень понравились, поскольку оказались весьма интеллигентными, гостеприимными людьми и необычайно интересными собеседниками. А однажды попали на концерт пианистки Марты Аргерих в Карнеги-холл, откуда Клэр вышла совершенно другим человеком.

В конце февраля Джейми принял предложение на день рождения от Шарлотт Джеринс, подруги Терезы. Разумеется, он взял Клэр с собой, и это был их первый выход в свет в качестве пары. Финансовому аналитику банка Америки подарили куклу ручной работы с крошечными бриллиантовыми серёжками в ушках, которую выбрал, конечно же, Джейми.

А перед выходом опять чуть не подрались.

Клэр надела ту самую свою джинсовую блузку с самовольными, своенравными, взбалмошными пуговицами. Джейми это понял быстрее, чем девушка успела одёрнуть расклешённую юбку из чёрного вышитого сатина.

На этот раз она была жутко довольна своим видом, поскольку в широком жёстком поясе юбки её талия выглядела подчёркнуто тонкой, и вся фигура приобретала черты особенной хрупкости и женственности. Правда, когда увидела Джейми в белых брюках, чёрной сорочке, кофте цвета красного чая крупной грубой вязки с огромным шалевым отворотом и с шарфом, имитирующим кожу питона, подумала, что пределов совершенству действительно нет.

Но у мужчины, как всегда, присутствовал свой взгляд на вещи и события.

— Это что за… одежда? — только лишь взглянув на Клэр, застыл он и нахмурился.

— В смысле? — посмотрела себе на грудь и поправила подол девушка.

— Мне не нравится эта блузка, — сделал он «руки в брюки».

— Почему?

Вместо ответа Джейми подошёл, засунул два пальца в декольте отложного воротника мисс Бичем и чуть поддел застёжку. Две верхние пуговицы тут же выпали из петель и открыли вид на кружевной тёмно-зелёный бюстгальтер.

— Снимай! — сделал он отмашку рукой.

— С чего это?

— Это никуда не годится.

— Это ещё почему? Пять лет годилось и вдруг не годится.

Заноза подошла и потёрлась о ноги мужчины.

— Я не доверяю этим пуговицам.

— А они тебя об этом и не просят. Как-то без твоего доверия обходились, — повернулась к нему боком Клэр, словно пряча свои пуговицы от грозного гнева Джейми, и принялась застёгивать их опять.

— Тогда выбирай. Сегодня ты надеваешь… — он явно подбирал выражение и выбрал слово: — это, — выставил указательный палец в район её груди, — но когда мы приезжаем, я режу его в лоскуты. Уверен, это будет моё единственное желание после сегодняшнего вечера, — скороговоркой уточнил Джейми. — Или ты её снимаешь — и она остаётся целой, — наклонился и погладил Занозу по головке и ушкам.

Клэр выдохнула, закатила глаза, уронила руки вдоль туловища и, развернувшись на пятках, поплелась переодеваться.

«Нужно будет как-нибудь получше зашить эти дырявые петли».

А на самом празднике в заведении под названием «Механический апельсин» в пригороде Нью-Йорка, в Йонкерсе, мистер Фрейзер явно не спешил знакомить свою тусовку со своей девушкой — просто не смог отказать себе в удовольствии потянуть интригу и подразнить особо любопытных и завзятых. А одной пышнотелой средних лет леди из очередного попечительского совета, фонда или ассоциации представил Клэр как воздушную акробатку из цирка, за что больно получил каблуком туфли по пальцам ноги.

— Джейми шутит, миссис… — улыбнулась даме девушка и потянулась для рукопожатия.

— Мисс Грохотсон, — пожала в ответ та её кисть своей, словно надувной, пухлой ладонью.

— Очень приятно, мисс Грохотсон. Меня зовут Клэр Бичем, я врач-гинеколог. А Джейми просто тоскует по несостоявшейся карьере клоуна в цирке.

— Да, — кивнул мистер Фрейзер. — Это боль всей моей жизни.

Мисс Грохотсон с пониманием заулыбалась.

— Шалунишка, — погрозила она мужчине пальчиком с маникюром, который своей замысловатостью и сложностью исполнения мог бы посрамить любое произведение искусства в музее Метрополитен.

Жаль только Терезы на вечеринке не оказалось, поскольку не было в этот момент в городе.

Воспользовавшись тем, что сестра Джо уехала с классом на профессиональную неделю, и ей предстояло колесить по штату и знакомиться на различных предприятиях с производством и всем, что ему сопутствует, к Джейми с Клэр в гости приехал Мурта.

Мисс Бичем сразу же почувствовала разницу. Во всём.

В квартире вещи будто сами собой разбежались по местам, в любое время дня и ночи пахло чем-нибудь вкусненьким, и почти все семь дней без умолку разговаривал и пел телевизор. Заноза была на грани нервного срыва. Клэр казалось: ещё чуть-чуть — и её красавица сбежит куда-нибудь в Центральный парк и одичает там в его дебрях. Спасало только то, что у дворецкого в «Большом яблоке» нашлось множество дел, а пару раз он даже пропадал на встречи с приятелями.

Отстранённость между мисс Бичем и мистером Фитцгиббонсом не исчезла и даже не поблёкла, ни грамма. Девушка наполовину к ней привыкла, а на вторую — научилась игнорировать. И даже до такой степени, что вечером перед отъездом Мурты назад, в «Джо-Мэри», они все втроём смогли устроить совместный киносеанс у него в комнате, за время которого Заноза сменила гнев на милость, поскольку, пока Леонардо Ди Каприо в роли Хью Гласса пытался выжить в северных лесах на границе с Канадой, под её чутким руководством были съедены два огромных вяленных атлантических лосося. Умная кошка даже не стала портить это лакомство невкусным пивом, как некоторые глупые люди.

После отъезда Мурты Клэр позвонил Ченнинг Фрейзер. То, как он разговаривал о Джокасте и что спрашивал, натолкнуло девушку на мысль, будто мужчина совершенно внезапно обнаружил, что у него имеется взрослая дочь. Отца в основном интересовали отношения его девочки с Артом. Клэр успокаивала волнующегося родителя, как могла, утверждала, что Джокаста умная и на глупости не способна.

С момента отъезда мисс Бичем из Мэн прошло уже что-то около четырёх месяцев, и она начала всё чаще вспоминать свой дом. Его уже должны были отремонтировать.

У неё оставались телефоны муниципалитета, один из которых она однажды набрала и поинтересовалась ходом работ. Увы, обрадовать владелицу недвижимости не смогли. Объяснили, что внутренние отделки почти закончены, но теперь дом нуждается ещё во внешней защитной обработке, а её можно проводить только при температуре не ниже пяти градусов по Цельсию.

Клэр только вздохнула, а во время ближайшего разговора с мамой попросила съездить в Де Кальб и хотя бы взглянуть на дом: стоит ли он ещё там или его уже разобрали по дощечке и унесли.

Пару раз они с Джейми поднимали тему того, что будет, когда закончится первый год её резидентуры.

Мистер Фрейзер настаивал на её обещании, что не уедет в Мэн, а продолжит жить здесь, с ним, и работать в Нью-Йорке, но так ничего и не добился. Сама для себя Клэр уже давно решила, что не сможет оторваться от любимого, но всё-таки не захотела упускать возможность подразнить социопата и снять с него излишки уверенности. Чисто в терапевтических целях, для психики.

Но этого мало. Она не скрывала, что, даже живя с НИМ в таких комфортабельных условиях, немного скучала по своему штату и по родным местам. Сейчас она любила даже тамошних сплетниц. Суя нос в её личную жизнь, им удавалось оставаться весьма незлобивыми и доброжелательными. Да и вообще, ей больше приходилось по вкусу уединение и дом на земле. Огород, собака в вольере или на коврике у кровати; машина под боком в гараже, а не бог весть где на парковке; людей меньше, зверей больше.

— Я тоже социопат, — пошутила она однажды Джейми, но тот не рассмеялся, а, нахмурившись, молча ушёл боксировать.

Кстати, о разногласиях.

Эти отрицательные моменты в их общении оказались весьма странными, но тем и адекватными их чувствам.

С Джейми невозможно было поссориться нормально, так сказать, по-человечески. Всё дело в том, что он блаженствовал.

В «мирное время» Клэр не возражала против роли «младшенькой» и «любимицы», но вот ссориться и «сражаться» жаждала на равных, чем несказанно его забавляла. Его безудержный хохот, когда у неё пар сбрасывало чуть ли не из ушей, её доканывал.

Девушка сжимала кулачки от бессилия, что её претензии и страсти не воспринимают всерьёз, а в её синих, потемневших от ярости глазах рвались снаряды и горели избы. В такие моменты Джейми любил весь белый свет.

— Ты восхитительна, когда злишься. В тебе столько секса, — принимался он обнимать, стискивать в объятьях свою пылающую Льдинку и целовать куда попало.

На протяжении всего этого времени Клэр собиралась позвонить Терезе и напроситься на разговор, да всё как-то не решалась.

Несмотря на располагающие манеры и благожелательность мисс Саффит, мисс Бичем всё-таки не очень приятно было иметь с ней дело. Девушка старалась, но всё никак не могла поймать в себе это чувство «за хвост». Скорее всего, просто не хотела «дружить семьями» с парой бывшей жены Джейми, пусть даже эту пару составил её любимый дядюшка.

Кстати, после того как с Ламбертом Бошаном познакомился Дугал, Джейми тоже не спешил поддерживать общение с археологом. Клэр однажды спросила у него об этом и услышала в ответ: «У нас семья большая, не будем всей роднёй навязываться человеку».

А ещё она заметила, что и дядюшка перестал звонить. Раньше, если племянница забывала связаться и узнать, как дела, он очень беспокоился и объявлялся сам. Сейчас это прекратилось. Прикинув в голове конец последней осени, Клэр сделала вывод, что дядюшка перестал «подавать признаки жизни» как раз в то самое время примерно, когда у него появилась Тереза.

Не усмотрев в этом ничего ужасного, девушка сама звонила счастливому влюблённому и почувствовала от него небольшое напряжение. Но и тут не смутилась и продолжила как ни в чём не бывало интересоваться его жизнью, здоровьем и работой. Кроме всего прочего, она очень боялась, что здесь опять замешан Джейми.

«Брук, потом Паркер, Сибилл опять же. Дэни. Если от меня отдалится ещё и дядюшка, Джейми расстроится».

Клэр знала, что с родственником они всё равно сочтутся, а вот её любимый мужчина далеко не жаждет сделать социопатку и из неё тоже. Наоборот, хочет, чтобы она оставалась общительной и полной ему противоположностью.

«Нет проблем», — улыбалась мисс Бичем, в очередной раз набирая дядюшкин номер.

— Клэр, как хорошо, что ты позвонила! — воскликнул мистер Бошан, ответив на вызов. — Я как раз хотел с тобой связаться.

— Что-то случилось? — спросила девушка, хотя по интонациям мужчины уже догадалась, о чём речь.

— В Эквадоре нашли чаши с индивидуальным магнитным полем внутри и будут просвечивать двенадцатимильный радиус. У нас с Мэлом и мистером Вобером появились идеи. Второго числа вечером отвальная.

— Поздравляю. Рада за вас. Вы надолго?

— Нет. На пару месяцев примерно.

— А как же Тереза?

— Хм-м, — замялся дядюшка. — Она в курсе моей работы и моего образа жизни, Клэр, и она очень умная.

— Знаю. Джейми то же самое говорит.

— Позже она приедет ко мне на пару недель.

Девушка чуть помолчала.

— Хорошо. Обязательно приду тебя проводить.

Кстати, не забыла Клэр и про Фелисити и пробралась-таки к Джейми в офис.

В тот день у неё было отвратительное настроение.

Последние десять дней доктор Бичем работала в Пресвитерианском госпитале, и в последнее её дежурство у роженицы произошли стремительные роды. Клэр не успела перчатки надеть, как ребёнок уже почти вылез головкой. Счёт шёл на мгновения, никто не мог отвлечься, и приняла она мальчика голыми руками. Именно в этот момент вошла заведующая отсеком и обещала понизить докторский рейтинг в медицинской книжке.

Это было плохо в любом случае. Если Клэр собиралась летом работать в Нью-Йорке, то тут в рейтинге каждая единица дорога. А если уедет в Бенедикту, то там Джессика Тиглиниди тоже по головке не погладит за оплошности.

Именно с такими размышлениями она подъехала к зданию на Henry Street и припарковала «Джульетту» на противоположной стороне дороги.

Выйдя из машины, задрала голову и хотела отсчитать тридцать девятый этаж, но тут же оставила эту затею, тем более что тридцать девятый абсолютно ничем не отличался, допустим, от третьего, а восемнадцатый — от сорокового. Небоскрёбы — они такие небоскрёбы.

Зайдя в здание, мисс Бичем осмотрелась и подошла к охране, где поздоровалась, назвала себя и офис, в который хотела бы попасть.

— Вам назначено? — активировал свой экран на столе очень серьёзный и сдержанный молодой темнокожий парень в форме.

— Нет, — Клэр положила на стойку перед ним свои права.

Осмотрев её удостоверение личности, охранник внёс какие-то данные себе в базу и связался с мисс Фокс. Разумеется, Фелисити разрешила впустить столь важную посетительницу, хоть и насторожилась — шеф ничего такого не говорил и никаких распоряжений не давал, а он тот, кто никогда ничего не забывает.

Выйдя из лифта, Клэр завернула за угол дверного прохода и сразу же упёрлась в стойку секретаря.

— Здравствуйте, мисс Фокс, — подошла она и сложила ладошки на столешнице.

— Здравствуйте, мисс Бичем, — приветливо-профессионально встретила её Фелисити.

Девушки изучали друг друга глазами.

«Симпатичная, но не более того», — вынесла приговор мисс Фокс.

«Секретарша», — сделала свой вывод Клэр.

— У мистера Фрейзера сейчас аудиторская компания. Вам придётся подождать, — приступила к своим обязанностям Фелисити.

— А я к вам, — почти весело и почти пропела Клэр. — На пару слов, — поиграла она пальчиками.

— Да, слушаю вас, — с удивлением отключила свой планшет мисс Фокс, после чего схватила со стола карандаш и начала нервно вертеть его в ладони.

Судя по всему, ей не удалось сохранить в секрете личность посетительницы, поскольку по дорожке из одного крыла офиса в другое медленно проследовали мимо под ручку две женщины. Обе смотрели на Клэр в упор, не отрываясь, того и гляди рискуя получить травму шейных позвонков или искривление.

— Вы только ради бога не огорчайтесь и не волнуйтесь, — увидев нервное движение Фелисити, сделала успокаивающий жест ладонями мисс Бичем. — Я по поводу своей подруги. — Она хотела сказать «бывшей подруги», но подумала, что этот нюанс никого не касается. А может быть, даже и не интересует. — Вы всё сделали правильно в отношении мисс Дадда, но всё-таки хотелось бы попросить вас впредь по подобным поводам лично меня не беспокоить. Кто и с какой целью желает прорваться в «Белый кабинет» — совершенно не моё дело, и я не хотела бы об этом знать.

Мисс Фокс вытянулась в струнку и быстро-быстро заморгала.

— Понимаю.

— Я очень рада найти в вас понимание, Фелисити, правда, — дружески и молодо улыбнулась мисс Бичем. Всё-таки мисс Фокс выглядела не на много старше её.

— Просто та девушка… — воткнула остриё карандаша себе в подушечку большого пальца Фелисити. — Она ведь ваша подруга, вот я и подумала...

— Бог с ней, с той девушкой. Больше у меня подруг здесь нет, а все остальные очень далеко. Поэтому вряд ли я смогу чем-нибудь помочь.

— Мисс Фокс, — раздался откуда-то из стола знакомый голос, а на запястье секретарши ожил экран чёрных пластиковых часов, — зайдите ко мне. И захватите ключи от архива.

— Хорошо, сэр, — нажала какую-то кнопку на аппарате на столе Фелисити.

По выражению её лица Клэр поняла, что в секунду забыта, и её нахождение здесь отныне и навсегда абсолютно никого не интересует и не волнует. Для волнения появились более важные причины.

Поэтому, когда мисс Фокс с планшетом и ключами распахнула дверь «Белого кабинета», девушка успела выглянуть из-за её плеча, улыбнуться и помахать пальчиками своему мистеру Фрейзеру. А после того как секретарша закрыла за собой дверь, рванула к лифту со всех своих спортивных ног.

Но, конечно же, лифт был на стороне зла! Эта чёртова машина не могла приехать поскорее. Его уже ждали двое каких-то молоденьких парнишек с телефонами и файлами в руках.

— Что ты здесь делаешь? — Голос Джейми прозвучал не очень грозно, но парней всё равно как ветром сдуло тут же.

Клэр обернулась. По мимолётным ноткам в его фразе она уже заподозрила, что ей очень рады, а когда взглянула в свои любимые «озёра», убедилась в этом доподлинно.

И тут же расслабилась.

— Джейми, вот так сюрприз! — улыбаясь, всплеснула она руками и скрестила ноги. — Надо же! Не ожидала тебя здесь увидеть! А ты здесь работаешь, да?

Тут сзади неё раздались звуки подъехавшего лифта-предателя, и его двери зазывно распахнулись.

Джейми среагировал мгновенно — таким гостеприимством грех не воспользоваться. Он подтолкнул Клэр к кабинке и, подхватив её под локти, вломился с ней внутрь и по инерции прижал к стене.

Она глазом не успела моргнуть, как мужчина, сделав небольшой шаг в сторону, потянулся к управлению и на что-то там нажал. Двери тут же послушно закрылись.

Девушка только успела хватануть ртом воздуха, как мужчина опять прижал её к стене и закрыл рот поцелуем. И каким! Джейми будто слетел с катушек, отпустил тормоза. Словно сжимал время, понимая, что его у них катастрофически мало. Поэтому и целовал как на короткой дистанции — на результат, выкладываясь до дна, выплёскивая из себя страсть без остатка. Не экономя и не думая о последствиях, он абсолютно безжалостно и безоглядно, грубо и бесцеремонно терзал и сминал её губы. Без поблажек и снисхождения. А когда его руки были уже у Клэр между ног, потянулся губами к шее.

Девушке показалось, что он её укусил, но на самом деле впился в неё, как вампир. Клэр словно «подмастила» ему со своим внезапным появлением здесь, поэтому на радостях мужчина по-хозяйски поставил ей засос на шее.

Она, уже будучи изрядно возбуждённой, потянулась к его паху, но Джейми вовремя отскочил назад.

— Оставим это… до вечера, — по новой запахнул он полы пиджака и принялся застёгивать пуговицы. И улыбался, как полакомившийся сметаной кот.

— Кстати, — мистер Фрейзер опять нажал кнопку на блоке управления лифтом, — уговорила. Как-нибудь приглашу тебя к себе в кабинет.

Двери открылись. Он вышел.

— Если ты надеешься на ответное приглашение в гинекологию, — вытянула шею Клэр в сужающийся проём лифта, — то напрасно...

Двери закрылись.

— ...стараешься.

Спасибо огромное Марине АкваМарина за помощь.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/201-23409-24
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: onix1676 (17.07.2017) | Автор: onix1676
Просмотров: 252 | Комментарии: 7


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 7
+1
7 kotЯ   (24.07.2017 22:59)
У мистера Фрейзера хорошо раставлены приоритеты biggrin

0
5 GASA   (20.07.2017 01:01)
Тина! отличная глава....сколько интересных разных событий.....Вот меня угораздило опять прочитать задом наперед biggrin хорошо...что они почти не связаны событиями....вот завтра соберусь с мыслями и отпишусь.....

+1
6 onix1676   (20.07.2017 18:19)
вы опять прошли мимо? biggrin biggrin
Галина, как вы это делаете? Там же сверху написано Часть1 Часть2. biggrin
Но я рада, что вы всё-таки заметили начало и вам понравилось. smile

+1
3 Нната   (18.07.2017 15:28)
Спасибо, Тина! Очень понравилось.... ВСЁ. Особенно атмосфера, царящая в их мирке. И слог, которым ты пишешь - просто восторг. Не припомню, что бы еще какое-нибудь произведение, вызывало у меня постоянную улыбку, а тебе удается. Бесспорный талант biggrin

+1
4 onix1676   (18.07.2017 17:33)
Привет, Наташ.
рада, что понравилось biggrin
Да, эта половина главы получилась очень позитивная. Мне хотелось показать их отношения именно здоровыми. Нормальными. Но при этом, чтобы Джейми остался верен себе, а Клэр - себе. biggrin А Заноза - себе. biggrin

Читай на здоровье. biggrin

+1
1 Филька5   (18.07.2017 08:36)
Супер!

+1
2 onix1676   (18.07.2017 11:21)
спасибо за комплимент. читатйте на здоровье. smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями