Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2606]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4829]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15134]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14442]
Альтернатива [9029]
СЛЭШ и НЦ [9055]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4379]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 4
Фотография 3
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Штольман. Она в его руках
конец XIX века, маленький уездный городок Затонск. Ночь, гостиничный номер, и он наконец-то держит ее в своих объятиях.

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Песнь, которая тает в тебе
Откуда взять идею, которая перевернет с ног на голову чужой мир, изменит взгляд человека, ранее тобой не виденного? Баану ван дер Кросту нужно хотя бы что-то. Он готов найти подсказку там, где другие не отважатся сделать шаг. Он напишет величайший роман. Он обязан.

Марафон реанимации замороженных историй
Дорогие друзья! Любимые авторы, переводчики и промоутеры! 

Предлагаем вам тряхнуть стариной, поскрести по сусекам и порадовать читателей, приняв участие в акции-марафоне "Даешь проду народу!".

Идеальный носитель
- Напоминаю: ты пришла сама, - холодно сообщил он, глядя на меня крайне настороженно, даже враждебно. Мне показалось, он готовится драться со мной или, как минимум, собирается связать.
- Я не должна быть здесь! – вскричала я, задыхаясь от ужаса.
8 глава от от 1 апреля.
Любовь и путешествия во времени.
История от Валлери.

Мышиные сумерки
Если бы Белла Свон была мышью, а Эдвард Каллен котом…



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8892
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Make a Wish (Загадай желание).Эпилог от лица Тейлора.

2020-4-8
18
0
Эпилог от лица Тейлора.
- Ты врала мне! Ты играла моими чувствами с самого начала!
- Послушай...
- За признаниями стояла ложь. За поступками – ничего, кроме расчета. Ты…
- Все совсем не так. Поверь, я могу объяснить, поэтому и пришла.
- А я не желаю больше слушать тебя. И видеть тоже. Уходи. Я лишь одного хочу сейчас – вычеркнуть тебя из своей никчемной жизни. Пусть я погрязну в долгах и в одиночестве, в нереализованных желаниях, в разбитых мечтах – пусть. Ты вселила надежду, и ты ее же и отняла.
- Подожди, не рви так наши отношения, Кэм! – Она сделала попытку остановить меня, намеревающегося было сбежать с лестничного пролета через две ступени.
- А разве они были? Между нами не было ничего, кроме погони. – Я обернулся в пол-оборота к девушке. – Ты всегда убегала от меня, а я несся вдогонку, преодолевая препятствия.
- Ты сам хотел научиться паркуру. А я с самого начала отговаривала тебя от этой затеи, вспомни.
- Я хотел тебя, Ники, – посмотрев на нее убитым взглядом, выдавил из себя правду.
- А сейчас? – Она повела плечом, спускаясь на одну ступень со мной. – Ты разочарован в том, что все не так легко, как думалось когда-то, но поверь, пожалуйста, мне тоже плохо. Я запуталась, устала, я напугана, и я нуждаюсь в твоей помощи. Ты нужен мне, Кэм. – Ее ладошка опустилась на мое плечо, краем глаза я уловил, как по тонкому запястью скользнул браслет.
- Мне надо подумать.
- Хорошо. Только не гони меня. Не теперь, Кэм… - Ее дыхание согрело мои губы. И это стало последней каплей, переполнившей чашу моего недоверия к девушке, так нравившейся мне. Осталось лишь желание. И ничего, кроме него. Движимый им, я поддался вперед, прижав Ники к перилам, сцепил руки у нее за спиной и наконец поцеловал в губы, которые так манили меня…
- Стоп! Снято! – Раздался голос режиссера, и свет, направленный на нас с партнершей по фильму, тотчас же погас, микрофоны отъехали в темноту, и, спустя еще пару секунд, павильон, где снималась очередная сцена «Трейсеров», осветился привычным приглушенным светом. – Всем спасибо, на сегодня все. Тейлор, Мария, получилось просто отлично. – Мистер Бенмаур просматривал в объектив камеры только что отснятый материал, когда мы подошли ближе. – Думаю, эту сцену переснимать не будем, меня все устраивает с первого дубля.
- Тейлор - настоящий профи. Не только ловко по крышам скачет, но и в любовь играет идеально. – Мария подмигнула мне, легонько пихнув кулачком в бок.
- С такой партнершей работать одно удовольствие. – Я не остался в долгу, проникнувшись к этой греческой красавице, играющей со мной в новом фильме на главных ролях. Да и вообще, к слову сказать, атмосфера, царившая на съемочной площадке, абсолютно всех настраивала на продуктивный результат. С нами работали настоящие профессионалы: трюки выполнялись с кажущейся легкостью, но отрабатывались чуть ли не ежедневно в многочасовых тренировках, мы заучивали свои роли, готовясь к съемкам, постоянно репетировали. В таком напряженном графике проходили дни, которые складывались в недели...
Уже второй месяц я был занят на съемках в Нью-Йорке. И уже второй месяц не видел свою Марину.
Она прилетела со мной в начале, можно сказать, проводила меня до съемочной площадки, перезнакомилась со всеми, в том числе и с Марией Авгеропулос, «благословила» меня на съемки и вернулась в Лос-Анджелес, предпочтя не отвлекать меня от работы. Как ни тяжело было признать это, но Марина и тут оказалась права: я сосредоточился на роли целиком и полностью, и все же тоска по любимой девушке только копилась день ото дня. Я запрещал себе страдать, но стоило зайти в трейлер, ставший моим пристанищем на время съемок, как мысли о Марине возвращались, а воспоминания о прощании и последних поцелуях здесь накатывали, погружая меня в сон после очередного съемочного дня. Мне отчаянно не хватало ее присутствия, и даже то, что мы постоянно созванивались, обменивались сообщениями, знали друг о друге абсолютно все. Мы не виделись. И я изнывал от тоски, прекрасно зная, что и моя honey скучает в разлуке, переживает, ждет встречи…
- …Вы оба молодцы, – лаконично заметил режиссер, дав оператору знак выключать камеру. – Впрочем, это ко всем относится… Ребята, как насчет посидеть где-нибудь, чтобы немного расслабиться после работы? – Он обвел взглядом всех присутствующих, и те одобрительно заголосили в ответ. – Тей, Мари?
- Я - за. – Девушка кивнула в знак согласия.
Я же промолчал и, видя, что режиссер собрался уходить, поспешил за ним:
- Эм… Мистер Бенмаур, можно вас на минуту?
- Ты что-то хотел, Тейлор?
- Да. Помните, мы говорили о моем отпуске… – Я глубоко вздохнул, отпрашиваясь со съемочной площадки. – В ближайшие пару дней я на съемках задействован не буду, так? Ничего не изменилось?
- Все так. Мы отснимем некоторые сцены с Мари и Адамом, и парни потренируются заодно. Если ты все же надумал, то поезжай, но только на день-два, не больше, Тейлор.
- Не беспокойтесь, я не сорву съемочный процесс. – Воодушевившись предстоящей перспективой вырваться в Лос-Анджелес, я решил «Ковать железо, пока горячо» (Об этой пословице я узнал от одной девушки из России). – Тогда я уеду сегодня вечером, чтобы не терять время. Простите, что не составлю компанию в баре…
- Беги уже, парень. – Режиссер махнул на меня рукой, по-моему, все поняв по одному только моему виду.
- Спасибо! – Я действительно рванул с площадки, попутно прощаясь ненадолго со всей съемочной группой, а мысленно уже здороваясь со своей любимой.

«Just a Kiss» группы Lady Antebellum.

Добежав до трейлера, я влетел внутрь, прикрыл за собой дверь и первым делом выхватил из-под подушки телефон. Дисплей высветил входящее сообщение, и стоило мне кликнуть на него, как во весь экран отобразилась мордашка спящего Джастера. Марина сфотографировала нашего питомца в редкие моменты, когда он лежал без движения. Еще бы! Иначе заставить его позировать вообще никакой возможности не представлялось.
Но первым делом я набрал своего агента, и мы с ним все переиграли в плане того, что мой перелет из Нью-Йорка в Лос-Анджелес смещался на несколько часов назад. Джим, привыкший к подобным накладкам с нашей с Мариной стороны, так и заметил, но обещал помочь с бронированием авиабилетов. У меня оставалось несколько часов, чтобы собраться и доехать до аэропорта. И еще несколько минут, чтобы…
Я позвонил Марине:
- Honey?...
В ответ на мое тихое обращение раздалось такое же тихое рычание пса, а потом едва слышно прозвучало ее «Тшш…», и лишь после я услышал самый желанный голос на свете:
- Здравствуй, любимый мой.
- Джастер снова подрабатывает твоим секретарем, милая? – Я не сдержал улыбки.
- Нет, просто твой звонок его разбудил, хотя Джас сегодня весь день сонный какой-то. Наверное, скучает по тебе. – Она тоже улыбнулась в трубку. Я почувствовал.
- А ты?
- Каждый день, Тейлор. Просыпаюсь и засыпаю с мыслью о тебе, а ночью ты приходишь во сне, но этого так мало.
- Как твои дела? – Я немного сменил тему, уловив тоску в голосе любимой девушки. – Все хорошо?
- Да, все прекрасно. Сегодня была в университете, окончательно определилась с выбором дисциплин, которые буду посещать, и приобрела литературу. Джим обговаривает условия с еще одним рекламным агентством. Мама уже на тридцать четвертой неделе, надеюсь, что она доносит Алекса до моего дня рождения, но все может быть. А мама Дебора снова затевает сменить интерьер в гостиной, показывала мне образцы, советовалась, как когда-то. И я безумно соскучилась по своему парню. А так все прекрасно.
- Я люблю тебя, honey.
- Хотелось бы, чтобы ты сказал это при встрече, а не по телефону, но все равно приятно… Я тоже тебя люблю и целую… – Она послала множество поцелуев сквозь незримое пространство, что разделяло нас. – … Слышал?
- Слышал. Я приеду завтра, солнышко. – У меня не было желания больше держать ее в неведении.
- Что? Это правда, Тейлор? – встрепенулась моя Марина. – Тихо, Джастер!.. Милый, а я уж не решалась лишний раз спросить… Все-таки получилось вырваться?
- Да, жди меня. Завтра буду дома. – У меня на душе теплело всякий раз, когда я произносил эти дорогие сердцу слова.
- Я тебя встречу. – От ее мимолетной грусти не осталось и следа. – Во сколько приземляется самолет?
- Ближе к вечеру. Я позвоню тебе перед вылетом из Нью-Йорка, часа три, чтобы доехать до аэропорта Лос-Анджелеса, у тебя в запасе будет, – сходу сочинил я, запланировав сделать сюрприз Марине. Пусть ни о чем не подозревает и спокойно отдыхает в ожидании следующего дня, пока я буду преодолевать расстояние между двумя городами, а по прилету возьму такси и самостоятельно доеду до дома, где разбужу свою любимую русскую девчонку. Таким образом, у нас будет полноценный день вместе, чтобы наверстать упущенное… От собственных мыслей мне сделалось жарко. Я оттянул ворот футболки. – Что ты там про сны говорила, honey?
- Ты мне снишься почти каждую ночь, милый. Снятся воспоминания, особо важные моменты, мечты и желания, исполнения которых жду.
- Я приеду и исполню все твои желания.
- Тейлор, ну как можно все, ты только представь, все мечты и желания ограничивать постелью! – Марина засмеялась, и от ее задорного смеха мое единственное желание усилилось в миллионы раз.
- Мне казалось, мы говорим об одном и том же, – пробурчал я, стаскивая футболку через голову и снова прижимая вспотевший мобильный к разгоряченному уху. – Разве нет?
- Конечно. Даже не умея читать мои мысли, ты и так знаешь, что я думаю о тебе все время, я хочу быть с тобой. – Она заговорила тише, и я напрягся. – Мне не хватает объятий и поцелуев, не хватает твоих ласк, Тейлор, но я все понимаю и не требую больше, чем ты можешь дать мне. Твоя любовь – бесценный подарок судьбы, и то, что ты желаешь меня – это так много. Это все по сравнению ни с чем.
- Эй, мы с тобой обязательно встретились бы, Марина, даже если бы волшебство не вмешалось в ход событий. Ты предначертана мне судьбой, и я все равно нашел бы тебя в Лос-Анджелесе или в любом другом городе. – Я опустился на диван и сунул пятерню во взлохмаченные волосы. – Даже не сомневайся в этом, ведь у меня такая помощница в делах любовных.
- У нас. – Марина, казалось, тоже читала мои мысли, поэтому поняла все, о чем я хотел сказать. – Правда, сейчас в окне маячит лишь полумесяц, так что придется немножко подождать, пока на небе не засияет полная луна.
- Из окошка своего временного пристанища мне только краешек звездного неба виден, а уж о луне можно и не мечтать, – подсунув подушку себе под голову, я в усталости оперся на спинку дивана. – Ты в окне нашей комнаты сейчас полумесяц наблюдаешь?
- Да. Я прилегла уже, а Джастер крутится в ногах, наверное, так и заночует здесь со мной за компанию.
- Хочу к вам обоим… Хочу к тебе, honey… – В мыслях возник образ Марины, как только я прикрыл глаза.
- Мое самое заветное желание – чтобы ты был рядом, Тейлор…
- Не тревожь луну, взирая в немой просьбе, родная, я приеду, обещаю. Мы теперь сами справимся и обо всем договоримся, так ведь? – Как никогда прежде мне захотелось оказаться рядом с ней в эту самую минуту.
- Мы вместе. Это самое главное. Возвращайся домой поскорее.
- Засыпай, и время пролетит быстрее. А завтра я уже буду рядом с тобой. – Я глянул на часы: стрелка приближалась к восьми вечера, значит, в Лос-Анджелесе сейчас одиннадцать, почти ночь.
- Люблю тебя. Спокойной ночи, Тейлор.
- Спи сладко, Марина. И я люблю тебя очень…

Passion Pit «Where I come from» [OST Сумерки. Сага. Рассвет: Часть 2].

***
Когда на горизонте едва забрезжил рассвет, самолет, в котором я летел из Нью-Йорка, как раз набрал высоту. По моим подсчетам, я успевал вовремя. Пока Марина спала, видя сны обо мне, я в задумчивости смотрел в иллюминатор и думал обо всем, что случилось со мной за этот год. Невероятные события, судьбоносные встречи, проблемы и переживания заставили время идти быстрее, и сейчас казалось, миновало несколько лет, а не один лишь год. И все же любовь воздала сполна за все страдания, через которые пришлось пройти. Любовь единственной желанной девушки на свете стоила того, чтобы бороться за нее.
Я возвращался домой с легким сердцем и в отличном настроении, предвкушая сладостный миг встречи. Как разбужу ее, такую теплую ото сна. Как она посмотрит на меня сонными глазами, серый цвет которых схож с утренним лондонским туманом. Как обниму ее и вдохну такой притягательный медовый аромат. Как забудусь в ее объятиях, пусть на день. Это так много. Это все по сравнению ни с чем.

***
Квартирка, которую мы с Мариной снимали уже несколько месяцев, встретила меня тишиной. Джастер не маячил у двери, и это было как-то непривычно. Даже если он спал в спальне, охранял сон хозяйки, то все равно бы выбежал…
Я осторожно стянул с плеча спортивную сумку, с которой приехал, опустил ее на пол рядом с лежанкой Джаса, направился в комнату, где спала моя девушка…
И замер на пороге. Постель была нетронута, значит, Марина дома не ночевала. Но где она была вчера, когда я звонил? В разговоре я же спрашивал, и она ответила, что находится в нашей комнате.
Я в растерянности подошел к шкафу: нет, все вещи были на своих местах. Компьютер, ноутбук, учебники Марины – все по-прежнему находилось на столе. Личные вещи моей девушки никуда не испарились из ванной комнаты. Холодильник был полон продуктов.
Все было, как всегда. Только Марина где-то запропала. И Джастер вместе с ней. Может быть, что-то случилось? А если она вдруг надумала прогуляться с ним поздним вечером, и к ним пристали? Или какие-то тревожные новости сорвали ее, изменив наши общие планы, и я пока не знаю, а она уже по дороге в Москву?
Паника грозила накатить тяжелой волной, и я поспешил побороть волнение, тем более было одно существенное «но»: я ощущал тревогу за Марину, но не чувствовал, что она в опасности, как было в тот день, когда чуть было не произошла трагедия с самолетом. Позитивное настроение никуда не исчезло, мир вокруг меня не окрасился в серо-черные тона, а во всем теле чувствовалась невероятная легкость. Я все же вернулся домой. И с Мариной все было в порядке, иначе ее настрой уже передался бы мне.

Джейкоб и Джулиана рядышком сидели на тафте и в немом молчании ждали, пока я обращу на них внимание.
- Привет, мои хорошие. – Я присел на корточки перед плюшевыми игрушками. – Как вы тут? Да-да, я тоже скучал… – Попеременно погладил обоих медвежат по головкам. – Где наша Марина, не подскажете? Джул, она случаем никакого письма мне не оставляла? – Задав вопрос, я приподнял медведиху и отрицательно покачал головой. – Ни слова. Как же так, Джейк, не уследил за Мариной? – Я обратился к мишке, ставшему родным. – Ладно, ладно, не бурчи, приятель, я знаю, ты за нее и в огонь, и в воду готов. Ты доказал, что незаменим. – Вздохнув, я поднялся и прихватил плюшевого медведя с собой. – Пойдем, позвоним ей, что ли… – Присев на край застеленной кровати, я извлек мобильник из карманов джинсов и набрал Марине, но примерно на третьей минуте сбросил звонок, сбившись со счета монотонных гудков. – Не отвечает. Вот тебе и сделал сюрприз. – Я погладил Джейкоба по плюшевому животу, тронув ладонью его «шрам». – Кто кому сюрприз собирался сделать, непонятно только. И как мне теперь быть? Кому звонить? Мама панику поднимет, а мама Анна еще родит раньше срока, услышав, что я ее дочь в Америке потерял. – Я невесело улыбнулся собственной шутке. – Да, Марина, задала ты мне задачу. Вот только попадись мне на глаза, такую взбучку задам, мало не покажется! – В сердцах выговорился я, решительно поднимаясь с постели и возвращая Джейка обратно под теплый бочок Джулианы. – Оставайтесь за старших, а я на поиски нашей Марины. – С этим словами я покинул квартиру, мысленно желая только одного: увидеть поскорее свою honey.
Лос-Анджелес уже прогрелся, несмотря на то что солнце только недавно взошло над городом. По пути в парк, где мы обычно гуляли с Джастером, мне встречались спешащие на работу прохожие, разносчики утренних газет, такие же выгуливающие своих домашних питомцев. Хорошо хоть папарацци не попались. Видимо, спали еще.
А моя надежда встретить в парке Марину, гуляющую с Джастером, угасла, как только я прошел всеми протоптанными нами тропинками. Это означало, что моя девушка не отправилась спозаранку выгулять пса. Марина точно не ночевала дома. Но по какой причине?
Не зная, какой из двух мам звонить, я выбрал третье: позвонил лучшему другу.
- Лотнер, дружище, какими судьбами! – Запыхавшись, поздоровался со мной Райан.
- Здоро́во, брат! Не отвлекаю?
- Как тебе сказать!.. – Он с шумом выдохнул в трубку и крикнул так, что я отнял ее от своего уха: – Стоять, Медведь! Ко мне!.. Тейлор, ты еще тут?
- Тут. И, кажется, я контужен, – пробубнил, снова осторожно прикладывая мобильный к уху. – Ты на пробежке с питомцем?
- А ты о чем подумал? – Друг удивленно пробасил мне прямо на ухо. – Тей, братишка, неужели решил, что я из-под теплого бока своей дорогой женушки стану на телефонные звонки в такую рань отвечать?
- Нет, что ты! – соврал я.
- Мэдлин меня уже запрягла, как слышишь! – Громко засмеялся Райан. – Моя семейная жизнь, скажу я тебе, ничем не отличается от холостяцкой. Как командовала Мэдлин, так она и продолжает это делать, только с утроенной силой.
- Терпи, друг. – Я тоже рассмеялся, попутно кивнув проходящему мимо соседу по дому, в котором мы с Мариной снимали квартиру. – Ради любви, терпи.
- Да куда ж теперь-то денусь. – Было слышно, как он старательно пытается отдышаться. – Ты уже закончил сниматься, что ли?
- Нет, вырвался на пару дней.
- Ясно. Ради Марины сменил Нью-Йорк на Лос-Анджелес. – Констатировал он. – А чего мне-то названиваешь тогда? Беги к своей русской красавице!
- Ну, так я этим и занимаюсь. – Оглядевшись на ходу, я прибавил шаг по направлению к родительскому дому. – Ладно, передавай привет Мэдлин. Обними ее за меня. – Поняв, что Райану ничего не известно о Марине, я решил не вдаваться в подробности своего неожиданного приезда. Сам найду свою девушку.
- Привет передам, обниму – если только за себя. – Райан, похоже, ни о ком, кроме своей молодой супруги и не думал. – Целуй Марину в обе щечки. Бывай, братишка.
- Отбой, дружище. – Я сбросил звонок. – Сам разберусь с поцелуями для Марины…

Звонок Кристен и Роберту тоже ничем не помог мне: у обоих был включен автоответчик, и это означало, что они сейчас вместе и хотят побыть вдвоем, без посторонних.

Валькирия, наоборот, ответила сразу, будто ждала моего звонка:
- Доброе утро, Тейлор.
- Привет, подруга! – весело отозвался я на ее звонкий голосок. – Рад тебя слышать.
- Взаимно. Мы с Максом как раз вспоминали тебя за завтраком. Ты в Лос-Анджелесе?
- Да, утренним рейсом прилетел. – Я уже перестал удивляться проницательности Валькирии. – Правда, ненадолго.
- Жаль, так хотелось встретиться всем вместе. – Она слегка загрустила.
- Валькирия, я обещаю, как только закончатся съемки, обязательно посидим в клубе всей нашей дружной компанией.
- Ловим тебя на слове, Тей! – донесся до меня голос Макса.
- Тейлор, он шутит. – Валькирия снова засмеялась. – Мы все понимаем. Раз у тебя не так много времени, конечно, ты решишь провести его с Мариной.
- Спасибо за понимание.
- Тебе спасибо за звонок. Марине передавай, что в ближайшие пару дней я ее отвлекать от тебя не буду, клянусь. – Валькирия прыснула в трубку, а на заднем фоне засмеялся Макс. Представляю, какими взглядами они обменялись между собой.
- Обязательно передам. – У меня уши вспыхнули. – Когда увижу, – специально добавил, в надежде, что, может, Валькирия в курсе, куда подевалась моя девушка.
- Тогда поспеши уже домой, Тей. И переставай названивать друзьям. Тебя ж Марина ждет!
- Да, так и поступлю. – И пусть подруга не догадывалась о том, что в квартире я Марину не нашел… А может, и догадывалась? Наша «Эллис» всегда видела и чувствовала чуть больше остальных, и если она радостно предвкушала мне скорую встречу с Мариной, значит, встрече быть.
Я сбросил звонок, попрощавшись с друзьями, и поспешил домой.

***
Чем ближе я подходил к родному дому, тем радостней становилось на душе. Не хотелось сбавлять шаг – так тянуло домой, к близким людям, которые начинали новый размеренный день, к вещам, что окружали меня с детства, туда, где я отдыхал не только телом, но и душой.
Набрав код и открыв калитку, я оказался во дворе родного дома, и первым, кого увидел, был отец, открывающий гараж.
- Привет, пап. – поздоровался, подойдя к нему поближе.
- Тейлор?! – Он мгновенно обернулся. – Ничего себе сюрприз! Ты как тут? Почему не позвонил? Иди-ка сюда. – Он обнял меня за плечи, прижав к себе.
- Ну, хоть кому-то сюрприз устроил, – пробубнил я, обнимая отца в ответ. – Я на пару дней отпуск взял, решил никому не говорить. Только Марина знала о том, что я приеду. – И с надеждой взглянул на отца: может, хоть он что прояснит.
- Так мы тебя вроде бы сегодняшним вечером ждали, а ты с утра сам пришел пешком, как я понял. – Он по-доброму засмеялся.
- Подожди, ты знал, что я приеду сегодня? – Надежда на то, что все обошлось, росла во мне с каждой секундой.
- Да вся семья знала, Тей.
- От Марины?
- От нее, от кого же еще. – Он в непонимании посмотрел на меня. – Она за завтраком нам все уши прожужжала, что ты приедешь сегодня, собиралась за тобой после обеда в аэропорт ехать…
- Стоп! Стоп! Пап, так Марина здесь? Она завтракать к вам пришла?
- Марина со вчерашнего дня у нас… А что случилось то? Ты ее потерял, что ли?.. Тейлор, постой!
Но я уже рванул к дому, мысленно возблагодарив Бога за то, что Марина была в безопасности все то время, что я волновался за нее.
На ступеньках приостановился, заметив, как отворяется входная дверь, но навстречу мне вышла не Марина.
- Джастер! – Мигом преодолев оставшиеся ступеньки, я подлетел к псу и присел перед ним на корточки. – А я вас с Мариной все утро ищу… Привет! Как же я рад тебя видеть! – проговорил своему питомцу на ухо, не переставая гладить его. – Почему никто из вас на мой звонок не ответил? – Джас гавкнул и попытался лизнуть меня в нос. – Перестань, не хочешь отвечать не надо, у Марины спрошу… Она где? Позовешь хозяйку?
- Джастер! Не вздумай сбежать от меня! О, с приездом, Тейлор! – В окне второго этажа мелькнула улыбка моей любимой сестренки. – Попридержи эту собачку, я сейчас спущусь и затащу его в ванную!
- Ох, Джас, так ты от Макены убегаешь. – Я прошелся ладонью по гладкой, блестящей шерсти пса, и он, гавкнув на прощание, рванул с лестницы.
- …Где Джастер? – На пороге дома в мои объятия влетела Макена. – С возвращением домой, дорогой братец. – Она чмокнула меня в щеку.
- Спасибо. – Я, подхватив сестру, развернулся и поставил ее на ноги, спиной к входной двери. – Где Марина?
- Раз отпустил Джаса, то и я тебе помогать не стану. – Она показала мне язычок и выбежала из дома.
- Что за родственники у меня… – Я оглядел гостиную, заприметив включенный телевизор. Наверняка Джастер смотрел мультфильмы после прогулки, пока его Макена не позвала.
- Сыночек, милый, ты приехал. Так неожиданно. – Мама появилась на лестнице, ведущей на первый этаж, и начала спускаться.
- Признайся, мам, ты же всегда меня дома ждешь. Разве неожиданно? – Я дождался ее у первой ступени и согрелся в родных объятиях.
- Уставший какой, Тейлор. – Она погладила меня по голове, как в детстве это делала. – Ты без сна работаешь, видимо.
- Мам, я как раз приехал, чтобы отдохнуть. Все нормально. – Отняв мамину ладонь от своей щеки, я поцеловал ее. – Подскажи мне, пожалуйста, где Марина?
- На кухне с самого утра.
- Я пойду, поздороваюсь с ней… – Отступив от мамы, я развернулся к кухне.

Как завороженный, я смотрел на свою девушку, замерев на пороге и подперев плечом косяк…
Марина порхала по кухне, словно маленькая фея, невесомая, манящая, волшебная… И такая желанная.
Не в силах больше наблюдать издалека и сгорать от желания прикоснуться к ней, я дал о себе знать:
- Good Morning, honey.
- Тейлор! – Марина обернулась на звук моего голоса и замерла с лопаточкой в руке. Она так мило смотрелась в мамином фартуке поверх футболки с джинсами, а два хвостика, в которые она собрала волосы, придавали ей почти детский вид. – Каким образом?.. Откуда ты?..
- Прямиком с самолета, любимая, – я быстро подошел и заключил свою девчонку в объятия. – Привет.
- С приездом, любимый. – Краем уха я уловил позвякивание лопаточки о столешницу, и в следующую секунду Марина запустила ручки в мою шевелюру. – Волосы отросли так… мм… мне нравится. Но колючий какой…
- Не нравится? – Я поморщился, не переставая радостно улыбаться от долгожданной встречи. – Это для роли, так надо, солнышко.
- Нравится. Тебе очень идет. – Марина приложила ладошки к моим вмиг запылавшим от переизбытка чувств скулам. – Добро пожаловать домой. – И тут она поцеловала меня. Склонила к своему личику, завладела моим крохотным миром, и я интуитивно притянул Марину к себе, спеша ответить на поцелуй…
- Встретились, наконец, голубки. – Папин голос раздался за моей спиной, заставив нас с Мариной обоих вздрогнуть от неожиданности.
- Даниэль, не смущай наших и без того смутившихся детей. – Мама, как всегда, видела чуть больше, и от этого обстановка расслабленней не становилась.
- Родители, вот обязательно надо было заходить сейчас на кухню? – Я нехотя отстранился от Марины.
Мама с папой заговорили почти одновременно:
- Мне сока захотелось…
- Я думала помочь Марине с блинами…
- Да бросьте! Вами любопытство двигало! – высказал я, набычившись на обоих. – Почему взрослые порой ведут себя как дети? – Это вопрос я задал уже своей раскрасневшейся девушке. – Вот я, например, всегда давал родителям возможность побыть наедине. – В данный момент я имел в виду родителей Марины и то время, когда находился в ее теле.
- Я тоже, – пролепетала она. – Я тоже их оставляла, когда чувствовала себя третьей лишней. – Марина уткнулась носиком мне в плечо и прошептала: – Тей, я сейчас умру от смущения…
- Что у вас тут происходит, семья? – В довершении ко всему в кухню почти верхом на Джастере притопала Макена. Пес был зажат меж ее ног, и, судя по выражению его мордашки, вырваться из цепких «лап» этой девчонки ему вряд ли теперь удастся. – Тейлор, тебя что, папа снова ругает?
- Так, с меня хватит! – Я взял Марину за руку. – Мы идем в нашу комнату, и если кто-нибудь из вас побеспокоит нас… – Я не договорил, уводя свою девушку с кухни.
- Простите, мы на пару минут, нам надо поговорить. – Марина, в отличие от меня, на родителей не обижалась. – Дебора, присмотрите за пекущимся блином, пожалуйста… Тейлор, я за тобой не успеваю!..
Но я проигнорировал попискивания своей смущенной девушки, уверенным быстрым шагом поднимаясь по лестнице, затем направляясь в нашу комнату, и лишь там подхватил Марину, закружил в своих объятиях, наконец, позволив себе в полной мере насладиться ее обществом…
- …Как же я скучала, Тей!.. – Она обхватила меня за шею двумя руками, шепча слова признания.
- Я с ума без тебя сходил, honey... – вторил я ее шепоту. Комната поплыла у меня перед глазами, целиком и полностью я сосредоточился на Марине, на том, что она говорила мне, на ее прикосновениях…
Постель явилась препятствием на моем пути, и от неожиданности я едва не уронил свою девушку, хорошо вовремя уперся коленом в мягкий матрас, на который неловко опустил Марину. Она, похоже, тоже ничего вокруг не замечала, вперившись опьяняющим взглядом в мои губы, Марина потянулась за поцелуем, увлекая меня на постель.
Соприкасаясь с губами, дарящими такие дурманящие поцелуи, я, как мог, старался возместить своей русской девчонке за все дни, что она провела в разлуке со мной. Гладил, ласкал, целовал в силу всей своей любви и в какой-то момент времени начисто потерял контроль над собственным телом…
Нашарил у нее за спиной незамысловатый узелок и потянул за него…Марина с тихим «Уфф» стянула через голову мамин фартук и снова притянула меня к себе… А я с таким же тихим - но рычанием, - ответил на ее поцелуй, попутно пытаясь сбросить с руки тот чертов фартук. Вдвоем нам удалось избавиться от вещицы, и я вновь вернулся к губам, расплывшимся в чарующей улыбке. Она-то и завела меня окончательно…
В тот момент, когда Марина коснулась ладошкой моей шеи, я, юркнув под ее футболку, прошелся ладонью по позвонкам и опустился на поясницу. Марина выгнулась в моих руках, прижалась сильнее, провоцируя меня еще больше… С невероятной податливостью тая подо мной, позволяя вжать себя всем телом в пружинистый матрас…
Оторвавшись от ее губ, я поцелуями сместился ниже, заласкав самое желанное для меня тело… Окончательно задрав на Марине футболку, теперь оставлял влажные поцелуи на животе, не обращая никакого внимания на тихий смех и ее ленивые попытки увернуться от моих щекотливых прикосновений.
- …Щекотно тебе, да? – заигрывая, я задал ей вопрос в приоткрытые губы. – Давай-ка снимем все ненужное, милая… – С этими словами помог Марине снять футболку, под которой оказался бюстгальтер. Я коснулся нежной девичьей груди, теснившейся под белоснежной тканью. – Как я мог столько дней находиться вдали от тебя?!..
- У тебя была веская причина: ты работал. – Марина поймала мой взгляд, стоило мне поднять на нее влюбленные глаза. – Хотя если принять во внимание, что ты целыми днями обнимал и целовал другую девушку, то, думаю, такую работу желал бы для себя каждый парень.
- Я больше тренировался, чем обнимал другую девушку. – Накрыв ладонью грудь своей ревнивицы, я нежными движениями поглаживал ту сквозь бюстгальтер. – И если это тебя хоть немного успокоит, совместные сцены нам с Марией удаются с первого дубля, таким образом, на объятия и поцелуи отводится лишь несколько минут, но никак не дней.
- Тейлор! – От моих откровенных прикосновений она уперлась пятками в покрывало.
- Что? – Я снова обнял свою Марину.
- Ты целовался с другой… – Она тронула тоненькими пальчиками мои губы, и я, прижав ее ладошку сильнее, жадно поцеловал.
- … Это все не по-настоящему, honey… С тобой все иначе… Здесь и сейчас я настоящий, как и ты… И все, что происходит в данный момент, не на камеру… Это личное, и только между нами… – В перерывах между сладкими, едва уловимыми поцелуями, ублажал и заговаривал я свою ревнивую девчонку.
- Я знаю, все знаю, любимый… – Прижав меня к себе, Марина расслабилась в моих объятиях.
- Ревнуй меня, это так приятно, милая. – Я уткнулся носом ей в шею, тоже позволив себе наконец расслабиться и затихнуть.
- Я все понимаю, Тейлор, я доверяю тебе, и как бы далеко и надолго ты ни уехал, с кем бы ни свел тебя случай на съемочной площадке, я знаю, что ты вернешься ко мне. – Марина не спеша перебирала волосы у меня на затылке, а я млел от ее прикосновений и слушал, внимал. – Но все же иногда можно тебе и сцену ревности устроить. Не помешает. – Она сжала клок моих волос в кулачке.
- Эй, ты поаккуратней с шевелюрой только. – На всякий случай, предупредил ее. – Если вернусь на съемки с изъяном, вряд ли режиссер еще когда-нибудь отпустит меня. К тебе.
- Прости, пожалуйста, любимый мой. – Марина тотчас же разжала кулачок и погладила меня по затылку. – Обещаю, буду холить и лелеять тебя на протяжении всего отпуска, только приезжай почаще…
- Сама лучше ответь мне на вопрос, почему ты дома не ночевала? – Я приподнялся на локте, посмотрев на Марину прямолинейным взглядом. – Во время вчерашнего телефонного разговора ты ни словом не обмолвилась, что ночуешь у родителей. Ты хоть представляешь, скольких нервов мне стоила твоя выходка! – Я дернул ее за хвостик.
- Подожди обвинять меня. Ты сам виноват. – Она уперлась ладошками мне в плечи.
- Я?! Где ты была вчера, когда мы общались по телефону?
- В нашей с тобой комнате. – Она повела плечами, как ни в чем не бывало. – Здесь, на втором этаже особняка семьи Лотнер.
- Почему не в квартире? – Я продолжил расспрос.
- Тейлор, я задумала… устроить тебе сюрприз.
- От твоего сюрприза я чуть не поседел. Почему на звонки не отвечала? Где твой телефон, Марина?
- Я… Он… – Марина в растерянности похлопала себя по карманам джинсов. – Не знаю…
- Ты телефон потеряла? – Моему изумлению не было предела.
- Да он где-то в доме, уверена. Может, Джастер снова утащил куда-то… Тейлор, не сердись. – Она состроила рожицу, невинно моргнув ресницами.
- У меня есть повод сердиться, honey, ты отказала мне в утреннем сексе.
- Я?! Это когда ж я успела-то? – Марина поддала коленкой мне под бедро. Я ухнул от неожиданности.
- Я столько планов настроил, как приеду и разбужу тебя, как проведу с тобой все утро, и день, и ночь. – Я вновь замечтался. – А ты ночевать к родителям сбежала, чертовка!
- Тей, Тей, ты себя со стороны видел? – Она тронула мой заросший подбородок. – На тебе ж лица нет от усталости, синяки под глазами, осунулся. Вдобавок еще и прошлую ночь не спал. Я права?
- Я к тебе спешил. – Кивнул, подтверждая ее догадки.
- Я тебя очень сильно люблю, и больше всего на свете желала бы сейчас быть с тобой в полной мере, но тебе нужен отдых, прежде всего.
- Марин, ты сейчас говоришь точь-в-точь, как моя мама, а я хочу… – И потянулся стаскивать с себя футболку, чтобы прижаться к Марине всем телом. – И могу... просто почувствуй, honey…
- Не заводись, я ведь тоже запланировала... Тейлор, выслушай меня, пожалуйста! – Она застонала, заелозив подо мной, потянулась, едва я закинул обе ее ручки ей за голову и сплел наши пальцы.
- Ты ведь не отстанешь? – Я с сожалением оставил попытки соблазнить дорогую мне девушку. Она отрицательно покачала головой в ответ:
- Мы много говорили с Деборой о том дне, когда ты ждал меня, – прозвучало тихо, но четко из ее уст. Я тоже затих. – От твоей мамы я узнала не только о том, сколько тревожных часов вы все провели в надежде на хорошие новости, но и о тех моментах, когда ты только-только переступил порог родного дома. - Марина говорила и в то же время обнимала, окольцевав меня руками и ногами. – У меня сердце сжималось, стоило только представить, каким ударом для тебя стал тот злосчастный авиаперелет. Я живо представила, в каком радужном настроении ты возвращался тогда домой, как строил планы, как радовался нашей предстоящей встрече. И все оборвалось в один миг. – Она поглаживала мою напряженную спину.
- Зачем вспоминать все вновь, honey… – хрипя, выдавил я и стиснул покрывало у изголовья Марины.
- За мной долг, Тейлор, я должна тебе встречу. – Она потянулась и на секунду замерла на моих губах. – Ее я и планировала. Чтобы ты приехал в дом, в котором царит уют и спокойствие, где тебя встречают с радостными улыбками на лицах, где нет места грусти и унынию. Я собиралась встречать тебя в аэропорту, как мы и договаривались накануне, но ты приехал раньше. Что-что, а невольно заставлять тебя за меня волноваться у меня и в мыслях не было.
- Ты у меня самая прекрасная девушка. – Я уперся ладонями в покрывало, склонив свое лицо к пылающему от волнения личику Марины. – Самая чудесная… Самая любимая… Самая желанная моя…
- Простил?.. Не сердишься больше, милый?.. – Она с любовью отвечала на каждый мой поцелуй.
- Разве я могу долго сердиться на тебя, honey…
- Вот и чудесно, – приложив ладошку к моей щеке, произнесла Марина. – Давай поступим следующим образом: сейчас ты примешь душ и отдохнешь с дороги. Позже мы пообедаем всей семьей, я столько всего вкусного готовлю к твоему приезду. Затем можем погулять, Джастер ведь тоже тебя заждался – ему необходима пробежка с хозяином. А ночью, когда ты восстановишься, я буду с тобой, я буду твоей, любимый мой. До самого утра…
- Мы останемся ночевать у родителей?
- Я ничего не имею против провести ночь в твоей/нашей комнате. – Она соблазнительно провела ладонью по моему прессу, замерев на ремне. – У нас же все было в этой самой постели, и тебе, помнится, понравилось…
- Более чем понравилось – охренительно было. – Я сглотнул, наблюдая за ее манипуляциями.
- Значит, мы договорились, Тейлор?
- Буду ждать ночи, хоть это и нелегко, скажу тебе… – смирился я, тем не менее подавив зевок и ощущая внезапно накатившую усталость. Бессонная ночь дала о себе знать, едва волнение улеглось. – Ты не уйдешь? Останешься со мной, honey?
- Конечно, – Марина заговорила чуть тише, наверняка, уловив, что меня смаривает сон.
- А в ванную со мной пойдешь? – Я еще пытался заигрывать с ней. Соблазнитель хренов!
- Обязательно. А то уснешь ненароком, стоя в душевой кабине. – Она лукаво подмигнула мне. Ничего ж себе! А соблазнению все же поддалась. Моя девчонка!
- Тогда предлагаю начать раздеваться... а то спать и правда хочется... – Заговорив свою Марину, я поглаживающим движением ладони стянул бретельку бюстгальтера вниз по ее предплечью.
- Тейлор Лотнер!
- Тихо, тихо... я только… – Как завороженный коснулся губами нежной кожи на оголенном плече.
- …Поцелуешь. – Марина со стоном закончила за меня.
В который раз поразившись, насколько мы с ней понимаем друг друга, я усмехнулся и взглянул в родные серые глаза, светившиеся тихой нежностью.
Непередаваемый момент счастья запечатлелся в памяти: моя любовь снова была со мной. Единственная моя. Для которой и я стал единственным.

Легкий ветерок прошелестел по моей щеке и коснулся прядки волос у виска Марины, тронул занавески и, наконец, улегся на ковре перед постелью. Всего лишь дверь в нашу комнату неслышно приоткрылась…
Марина с молниеносной скоростью потянула покрывало на себя, стремясь укутаться в него чуть ли не с головой, а я интуитивно заслонил ее своим телом и обернулся на дверь, собираясь отругать любого, кто посмел нарушить наше единение... но лишь молча выдохнул с облегчением, снова расслабленно усмехнувшись...
Джастер протиснул свою любопытную мордашку в дверной проем и, не встретив сопротивления, преспокойно прошествовал в спальню хозяев.
Выглянувшая из-за моего плеча Марина с громким, но не грозным обращением к питомцу: «Джастер, ты у меня получишь когда-нибудь!», снова позволила себе расслабиться в моих руках.
Но пес не особо-то обратил внимания на ее слова, он, подойдя к постели, разжал челюсть и осторожно положил мобильный телефон Марины поверх смятого покрывала. А свою лукавую мордочку пристроил рядом и попеременно смотрел на нас невинными глазами.
Вот и нашлась пропажа. И объяснение случайному недоразумению с безответным звонком.
Не в силах долго сердиться и на своего ненаглядного пса, я потянулся к нему поближе. Сел, поджав одну ногу по-турецки, а вторую свесив с кровати, и погладил Джастера по макушке двумя руками, а затем не удержался – чмокнул в нее, при этом почесав пса за ушами. И тут же почувствовал, как Марина, вскочив на колени, прижалась ко мне сзади, почувствовал, как она коснулась губами моей шеи, затылка и плеча. Обняла меня за шею двумя руками и с чувством поцеловала в щеку, заросшую трехдневной щетиной, но после тоже потянула руку к Джастеру, погладив того по гладкой шерсти.
Видя, как утробно заурчал от удовольствия наш с Мариной пес, я счастливо засмеялся, и моему смеху вторила любимая девушка.
Какжехорошодома.

The Alan Parsons Project «Eye in the Sky».

***
И все же я ревновал ее сильнее, чем она меня.
Почти год миновал с момента нашего чудесного знакомства, и какая бы ложь во спасение не вставала на нашем жизненном пути, наши отношения с Мариной изначально были построены на доверии. Она, несмотря на неуверенность, доверилась мне с самой первой встречи. И я верил ей, верил, будучи обманутым, будучи брошенным, я стремился к ней, я надеялся и ждал.
Счастье очень легко потерять, а вот вновь обрести невероятно трудно. Мы справились с трудностями, выпавшими на нашу долю. Марина преодолела свой необоснованный страх перед неизведанным, она научилась отстаивать свою независимость, бороться за себя, сохранив доброе сердце и чистую душу. А мне пришлось совершить почти невозможное, чтобы доказать ей свою любовь, чтобы завоевать ее, чтобы вернуть обратно домой. За прошедший период я и сам многому научился, стал более терпеливым, сдержанным, шел на уступки. Если бы мне еще удалось контролировать свою ревность…
Она свернулась в разгоряченном сердце змеиным клубком и притихла, но в любой момент неудержимое чувство могло отравить мою душу невидимым ядом. И порой я терял голову, не в состоянии совладать со своими эмоциями, не желая прислушиваться к голосу разума…

Солнечный луч рисовал незатейливые узоры на серебристом капоте моей машины, оставляя мимолетные искры. Я засмотрелся, невольно подумав о прекрасных глазах, чей цвет имел свойство менять свой оттенок в зависимости от настроения их обладательницы. Невероятные, чудесные, красивейшие глаза Марины…
Луч сверкнул, и я зажмурился, на секунду потеряв бдительность, потер глаз и тут «окончательно ослеп», увидев свою девушку, легкой походкой идущую мне навстречу. Точнее, в мою сторону. И пока я пожирал ее глазами, Марина весело щебетала с каким-то прихвостнем, увязавшимся за ней, и ни разу не обратила внимания на то, что я вообще-то ждал.
Пацан не отставал от меня в том плане, что глаз не сводил с Марины, ловя каждое ее слово, пропустил ее вперед себя на выходе за ворота с территории университета и даже набрался наглости коснуться ее руки на прощание.
Я скрестил руки на груди, оперся на нагретое крыло машины и, сощурившись, наблюдал, пока Марина не соизволила, наконец, заметить мою скромную персону…
- …Привет, милый! – Подлетев ко мне, она коснулась моей щеки губами.
- Привет, – я поцеловал ее в ответ, невольно тронув ладонью локоть, задетый тем парнем.
- Давно ждешь?
- Только приехал.
- Что-то случилось, Тейлор? – Марина с полуслова поняла мое состояние, а учитывая, что слова я почти процедил сквозь зубы, естественно, она забеспокоилась.
- Кто это сейчас шел рядом с тобой? – Я накинулся на нее с расспросами.
- А... это Брайан. Мы будем учиться на одном курсе, – как ни в чем не бывало ответила Марина.
- Занятия еще не начались, а ты уже знакомствами обзаводишься.
- Тейлор, мы только сегодня познакомились, когда записывались на некоторые совместные дисциплины. Что в этом такого, я не пойму? – Моя девушка и правда выглядела растерянной.
- Вечно у тебя так, Марина!
- Ты что-то имеешь против того, чтобы я знакомилась с новыми людьми?
- Нет! – огрызнулся, понимая, что со стороны выгляжу глупцом, но все же решил высказаться до конца: – Но почему с парнями-то? С подругой выйти из университета не могла?
- Не могла! – хохотнула она. – В секретариате находился только Брайан – единственный с моего курса. Так получилось.
- Получилось у нее… – Я в раздражении отвел глаза в сторону.
- Тейлор, по-твоему, я должна была послать его куда подальше, потому что мой парень ужасно ревнив? – Марина попыталась перехватить мой взгляд, даже положила ладошку мне на руку.
- Я бы послал.
- Нисколько в этом не сомневаюсь. – Она ущипнула меня в отместку.
- Ауч! Больно же! – Я потер покрасневшую кожу.
- Милый, не ревнуй меня, пожалуйста, Тейлор… – Марина потянулась на носочках и поцеловала меня в другую щеку, а затем прошептала на ухо. – Он узнал меня при знакомстве, а, следовательно, он и о тебе знает… Понимаешь, о чем я?
- Кажется, да. – Почувствовав ее близость, я немного воспрянул духом.
- Поехали отсюда, Тей. Не хотелось бы случайно попасться на глаза папарацци.
Открыв ей дверцу, я быстрым шагом обошел машину, но прежде чем занять свое место, обернулся в пол-оборота и заметил, что Брайан, стоя около своей тачки, посматривал в нашу сторону.
Новоявленный ухажер, блин! Только этого мне еще не хватало!
Я газанул со стоянки резче, чем следовало, создав облако пыли и явно привлекая еще больше внимания.
Хрен с ним! Пусть сразу знает, что в отношении МОЕЙ девушки ему ловить нечего.

Марина не обратила внимания или сделала вид, что не обратила, продолжив рассказывать о делах университетских, а также напомнив о необходимости заехать в магазин. Над моей немногословностью она подтрунивала, стараясь замять чуть было не возникшую ссору, но я уже психанул.
И если в магазине еще вел себя сдержанно, беспрекословно катя тележку рядом с Мариной, складывающей в нее продукты, то стоило нам подойти к квартире, я вновь вернулся к тому, с чего начал:
- Этот Брайан сам к тебе подошел?
- Господи, да какая разница-то? – Она достала ключи из сумочки
- Держись от него подальше, Марина. Я не хочу лишней головной боли.
- Тогда перестань уже думать о нем! – Она отперла входную дверь. – Джастер, привет, маленький мой... сейчас пойдешь гулять, а потом ужинать... Заждался нас?
Пока Марина возилась с питомцем прямо на пороге, я протиснулся мимо них и прямиком направился в кухню, унося два огромных бумажных пакета с продуктами.
- …Дорогой, выгуляешь Джастера, а я пока что-нибудь приготовлю? – Марина подошла сзади и прижалась ко мне.
- Надо разложить продукты. – У меня мурашки побежали по спине от ее прикосновения.
- Я помогу, но может, сначала… поцелуешь меня?
Я обернулся к ней, уже готовый заключить в объятия, и едва тронул ее за талию, как уловил в глазах такую тоску, что разом нахлынули и ревность, и сомнение… Чёрт! Я снова перегнул палку, и как результат, Марину начинала утомлять эта ситуация. Сегодня она еще мирилась с моим взрывным характером, но завтра вдруг возьмет и оставит меня ради другого…
- В чем дело, милый?– Она взмахнула длинными ресницами, потянувшись ко мне. - Не хочешь?
- Не надо делать вид, что ничего не произошло, Марина. – Я утонул в омуте ее печальных серых глаз.
- А что произошло, Тейлор? – Она отступила на шаг назад, но я шагнул следом. – Ты приревновал без видимой причины, прекрасно зная, что Брайан останется только другом мне. И ничего более.
- Сколько таких вот друзей у тебя к восемнадцати годам набралось? Напомнить?
- Я не хочу продолжать этот бессмысленный спор!
- Твой бывший, который оббивал порог московской квартиры и караулил тебя в школе.
- У Димы давно своя жизнь. – Марина тоже повысила голос, чувствуя мое негодование. – Он влюблен в другую девушку.
- Ладно, он меньшее зло… – Я отмахнулся. – А Джордан? Забыла, как он устроил твое отчисление из американской школы, и все из-за так называемой безответной любви?
- Ничего я не забыла. Но и эта история благополучно разрешилась, благодаря тебе, любимый. Джордан осознал и исправил свою ошибку. Он друг, которому я доверяю. – Надо отдать должное Марине, терпение у нее всегда было ангельское. Я, конечно же, бессовестно этим пользовался:
- Джордан попил моей крови, но не так, как твой русский парень по имени Алексей.
- Он не мой парень. – Марина приложила ладонь ко лбу. Этот ее жест я очень хорошо знал.
- Герой-романтик из далекой России, который ждет не дождется, когда ты приедешь домой, я прав? Прав же, Марина!
- Как ты можешь, Тейлор… – Она махнула на меня рукой, уходя в холл.
- Подожди, постой!.. – Я нагнал ее, заставив развернуться ко мне. – Разве Алексей не в курсе, что ты собираешься пожить у родителей несколько дней? И что, он в гости не напрашивался? Не сомневаюсь, что прибежит к тебе в первый же вечер. Покажешь ему свою комнату, как гостеприимная хозяйка! Может, на свидание сходите вместе, пока я…
- Ты?! Ты! Только о себе и думаешь! – Марина выдернула руку, шарахнувшись от меня. – Я безумно переживаю за маму, я волнуюсь, как все пройдет, я так хочу побыть с ней перед родами и в первые дни после рождения Алекса. – Она всхлипнула, увернувшись, когда я попытался приобнять ее. – У меня голова забита чем угодно, но никак не мыслями о свиданиях. Ты за кого меня принял, Тейлор? – Марина оттолкнула меня.
- Я не то имел в виду, honey…
- Все я правильно поняла. Как только мы договорились, что я уеду на пару недель в Москву, ты сразу же вообразил себе Бог знает что. Я к маме хочу! Можешь ты это понять?
- Могу…
- У меня пропало желание говорить с тобой, Тейлор. – Она метнулась к двери, на коврике у которой уже переминался с лапы на лапу наш пес. – Я сама погуляю с Джастером.
- А я?
- …Пойдем, мой хороший. – Марина открыла входную дверь, выпуская пса. – А ты можешь приготовить себе ужин. Или, думаешь, я после выслушанных обидных слов к плите встану? Не справишься, позвони одному из моих потенциальных ухажеров. – Она фыркнула и захлопнула за собой дверь.
И только тогда я разразился руганью на самого себя.

Волнение за Марину поглотило меня за считанные секунды, и, учитывая, что она не вернулась в квартиру сразу же, получалось, что действительно ушла, а не задумала напугать.
Уже через пять минут после ее ухода я начал прислушиваться к каждому шороху в ожидании возвращения своей девушки. Какое там – самому себе готовить! Я ограничился тем, что разобрал купленные продукты и наполнил миску Джастера собачьим кормом.
Время тянулось с черепашьей скоростью.
Спустя десять минут моему терпению пришел конец, и я позвонил этой чертовке, но каково же было мое удивление, когда ее телефон залился мелодией входящего звонка из сумочки.
Да твою ж!.. Как она могла оставить мобильный дома!
С появлением в нашем доме Джастера дурацкая привычка Марины – повсюду бросать телефон, вернулась с утроенной силой, к тому же наш пес этому всячески способствовал, то и дело утаскивая полюбившуюся игрушку в укромный уголок.
Взглянув на часы, отсчитавшие уже пятнадцать минут с момента ухода Марины, я, не мешкая, отправился на ее поиски, но стоило мне открыть входную дверь, как едва не столкнулся со своей девушкой.
- Ты куда? – Слегка обеспокоенно спросила она.
- Так я, это… встречать вышел. – Я расплылся в широченной улыбке и распахнул дверь квартиры.
- Понятно… – протянула Марина. – Джастер, стоять! – Едва пес перемахнул через порог, его настигли слова хозяйки: – В ванную мыться!.. Джас, я сказала, в ванную! Иди.
- Нехило он тебя слушается. – С уважением посмотрел на Марину, кивнув в сторону Джастера, послушно засеменившего в ванную комнату. – Мыться, так мыться…

Я сам уже весь в мыле был, усердно натирая питомца шампунем для собак. Он пытался отфыркиваться, из-за чего мыльные брызги летели во все стороны. Марина, стоящая рядом, периодически поливала Джастера теплой водой из душа, приговаривая, чтобы переставал увертываться.
В общем, накупались в итоге мы втроем, как всегда. Зато мне удалось перекинуться со своей девушкой парой слов, несколько раз перехватить ее взгляд – и в такие моменты я светился улыбкой, - и понадеяться на скорое примирение между нами.
- Держи, – Марина положила полотенце мне на плечо.
- Сейчас вытремся, приятель, и можешь быть свободен. – Я принялся тщательно вытирать пса. – Пойдешь ужинать, я тебе уже все приготовил. – На этих словах подмигнул своей девчонке. - Готово, беги!
Марина забрала у меня полотенце и бросила его в корзину с грязным бельем, а повернувшись, собралась было обойти меня, чтобы выйти из ванной комнаты, но я не пустил. Она стушевалась и опустила глаза, и тогда я сделал шаг навстречу – молча взял ее ладошку и прижал к груди, к своему бешено стучавшему сердцу. Не видя сопротивления с ее стороны, я окончательно осмелел и притянул ее к себе, уже обняв двумя руками:
- Давай мириться, honey…
- Я с тобой не ссорилась, Тейлор, – прошептала Марина, и у меня будто камень с души свалился.
- Признаю, сам виноват, спровоцировал тебя... Прости меня, солнышко.
- Я не сержусь. – Она спряталась у меня на груди. – Но когда между нами случается подобное, это пугает меня.
- Почему? – Я взял ее за подбородок, заглянув в угаснувшие серые глаза.
- Потому что, боюсь, однажды твоя необоснованная ревность разлучит нас…
- Марина, я тебя никогда не отпущу! – Я вспыхнул, услышав страшные слова. – И ты только попробуй еще раз бросить меня! Найду, верну обратно и защекочу! – Моя отходчивость сыграла мне на руку, и я попробовал обратить все произошедшее в шутку.
- Тейлор, почему ты все время ревнуешь меня? Ты не доверяешь мне? – Марина не ответила на мою улыбку.
- Доверяю. – Я погладил ее по щеке, наслаждаясь прикосновением к бархатистой коже. – Я не доверяю тем придуркам, которые вьются вокруг тебя. Несложно догадаться, что у них на уме, honey!
- Но мне-то какое дело до их мыслей? Я тебя люблю и только с тобой быть хочу. – Она положила свою ладошку поверх моей ладони, потерлась об нее щекой и поцеловала. – Ты таким образом защищаешь меня, стремясь уличить в том, чего я не совершала?
- Ты ангел мой. – Не сдержавшись от нахлынувших чувств, я крепко обнял свою Марину. – Чистая, добрая, наивная. Я всегда буду защищать тебя, никому в обиду не дам.
- Тогда и сам не обижай, Тейлор. – Она обняла меня за шею. – После всего, через что нам пришлось пройти, не сомневайся. Мне никто, кроме тебя, не нужен. Не обижай меня, пожалуйста.
- Прости меня. – Коснулся губами ее лба. – Я постараюсь загладить свою вину. Только не грусти, прошу, мне невыносимо видеть тебя такой…
- Это так заметно? – Она прикрыла глаза, ощутив мою заботу.
- Угу. Меня порой заносит, и это ужасно, но ты не должна грустить из-за меня.
- Я не из-за тебя… – простонала Марина, всхлипнув.
- Нет? – Я улыбнулся, не отнимая губ от ее лба.
- В моей жизни наступает переломный момент, я обеспокоена... я так соскучилась по маме. – Марина потянулась на носочках, обняла меня и зашептала мне на ухо: - Через считанные дни родится родной мне человечек. Брат. А я смогу вырваться в Москву лишь ненадолго, но потом даже не знаю, когда снова представится возможность… – Моя девушка расплакалась, выговариваясь сквозь слезы. – Я столько всего могу пропустить важного, его первые шаги, первые слова. Алекс будет расти не на моих глазах, и от этого мне очень-очень грустно. Маме нужна помощь, нужна поддержка. А я оставила ее…
- Не надо, не плачь, honey. Все совсем не так, – я как мог, постарался утешить свою любимую плаксу. – Ну, что? – Зацеловал ее в заплаканную щеку. – Что такое?
- Сама не знаю… Я в растерянности…
- Марина, ты… хочешь уехать к родителям? Хочешь бросить меня? – У меня голос осип, как только задал непоправимо страшный вопрос.
Она вздрогнула в моих руках.
- Нет, Тейлор, нет! Я не вернусь в Москву. Мой дом там, где есть ты. – Марина утерла слезинки и вновь обняла меня.
- Слава Богу, – едва слышно выдохнул я, стискивая блузку у нее на спине.
- Те дни, что я провела в Москве с осознанием, что больше никогда тебя не увижу, останутся самыми печальными и безрадостными в моей жизни, и пережить подобное еще раз у меня просто-напросто не хватит сил. Я без тебя не смогу. Ты любовь всей моей жизни, Тей.
- Все взаимно, Марина, ты ведь знаешь... – Я позволил себе улыбнуться, сердцем ощущая, как забилось ее сердечко, вторя словам признания.
- Прости, я не хотела напугать тебя… Чем ближе день родов, тем чаще меня одолевает волнение из-за мамы, но свой выбор я давно сделала. В твою пользу, милый.
- Я рядом с тобой. Мы вместе… – Я провел обеими руками по ее спине и стиснул руки на пояснице. – Это нормально – переживать за родного человека, более того, я целиком и полностью разделяю твое волнение и тоже очень жду, когда в нашей большой и дружной семье появится малыш. – Почувствовав, как Марина всхлипнула в моих руках, я закончил свою мысль: – Мы обязательно что-нибудь придумаем, honey. Будем летать в Москву так часто, как получится, при первой же возможности. Я обещаю тебе, что этот Новый год мы встретим в России.
- Правда? – Она улыбнулась сквозь слезы.
- Я ничего не буду планировать на праздничные дни касательно работы, и ты постарайся сдать все зачеты до Рождества. У нас получится вырваться к твоим родителям, к Алексу.
- Любимый, ты чудо!
- Все будет хорошо. Не грусти понапрасну, впереди ведь столько радостных событий.
- У нас впереди, Тейлор.
- У нас, – согласился я.
- Сегодня же вечером обрадую мамочку. – Марина воодушевилась, и я тоже. – Милый, ты исполняешь самое заветное желание.
- Я учусь этому у тебя, honey.
- Ты всегда умел это делать.
- Правда? – Я вернул недавний вопрос, залюбовавшись лучистыми серыми глазами.
- Да… Чего я желаю сейчас больше всего на свете? – Она прильнула ко мне, спросив с нежностью. – Ты знаешь, мой милый… мой…
И я действительно знал.
Взял ее личико в ладони, склонился и поцеловал… еще… и еще… пока не вкусил с жадностью долгожданный поцелуй…
Мы потянулись в объятия друг друга, наслаждаясь запредельной близостью, наслаждаясь незабываемым моментом, тая друг у друга на губах, любя беззаветно и трепетно…
- … Я хочу помириться. Я хочу тебя, Марина!
- Тейлор, подожди, милый... Тей!
- Не хочу ждать. – Я подхватил ее, приподняв. – Тебя хочу.
- Тейлор, тебе срочно надо в душ, ты… воняешь псиной. – Марина прыснула, припомнив нам обоим незатейливый момент из «Рассвета», когда Белла, став вампиром, «принюхалась» к Джейкобу.
- Ты тоже, радость моя. – Я не остался в долгу, смеясь вместе со своей девушкой. – Джастера мы вдвоем купали, не забывай.
- Ах, ты!..
- Примем душ вместе? – Я опустил ее на ноги, намеренно уводя в сторону душевой.
- А как же Джас? – Соблазнившись моим предложением, Марина позволила приподнять себя за талию и внести в кабинку.
- У него собачий аппетит. – Скользя глазами по ее плечам и груди, проговорил я. – Джастер даже и не заметит, что хозяева уединились ненадолго.
- А как же ужин? Ты ведь голодный у меня. – Она наблюдала, как я расстегивал пуговицу за пуговицей на ее блузке.
- Закажем пиццу. – Я снял с нее блузку и за пояс джинсов притянул эту девчонку к себе. – Ты необходима мне здесь и сейчас.
- Тейлор… – Марина вцепилась в мою футболку, но я уже включил воду…
Только я и она… Под теплым дождем моросящих капель, смывающих оставшуюся одежду с наших разгоряченных от желания тел… Нетерпеливые и безудержные, настроенные друг на друга… Любящие со всей страстью, отдающие и ничего не просящие взамен, но получающие так много… Вместе на всю жизнь…

Air Supply «Even the Nights Are Better»

***
Будничные дни сменялись один за другим в постоянных делах и хлопотах, я и не заметил, как пролетел последний летний месяц.
Марина готовилась к началу занятий в университете и потихоньку собиралась в Москву. Она постоянно была на связи со своей мамой, и порой, становясь случайным свидетелем их телефонных разговоров, я с улыбкой наблюдал, как моя восемнадцатилетняя девушка дает советы и успокаивает ту, которая дала ей жизнь.
Я же настраивался на промо заключительной части Сумеречной Саги, закончив сниматься в «Трейсерах». А еще сам себя настраивал и успокаивал одновременно, что расстаюсь со своей любимой только на несколько дней. Они быстро пролетят. И моя Марина вернется в Лос-Анджелес. Вернется ко мне.
А вместе мы готовились к празднованию ее дня рождения…
Моей любимой девчонке исполнялось девятнадцать лет, и я намеревался воплотить в этот день ее самые заветные желания. Тут мне на помощь, как часто и бывало, пришли наши добрые друзья.
Валькирия и Макс, Роберт и Кристен, Райан и Мэдлин – все были приглашены тринадцатого сентября на праздник в наш с Мариной дом, нашу облюбованную квартирку.
Валя, как верная подруга, пообещала незаметно выспросить у Марины все ее пожелания касательно празднования собственного дня рождения. Она, как всегда, болела всем сердцем за нас обоих. И Макс всячески ее в этом поддерживал, всегда, но ненавязчиво присутствуя в нашей жизни, готовый дать совет, выслушать и прийти на помощь в любую минуту.
Роб и Крис – тоже два советчика, всегда увлеченные друг дружкой, - даже в разговорах с друзьями, но это никогда не мешало им прислушиваться и вовремя оказать поддержку не только словом, но и делом. Именно Роберт помог организовать один из сюрпризов для Марины, а точнее, по предварительной договоренности пришел вместе со мной в Китайский театр, а уж вдвоем-то мы имели вес в плане достижения необходимого.
Райан – самый близкий друг, никого сейчас не замечал, кроме своей любимой супруги Мэдлин, впрочем, как и она. Эти двое просто излучали любовь с тех пор как поженились, и стремились с каждым поделиться своим счастьем. Райан подтрунивал над нами, например, когда мы собирались мужской компанией в спорт-баре, что они с Мэдлин первыми станут родителями. Но пока подтверждения его слов мы от Мэдлин не дождались.
Еще одна любимая теперь Маринина подружка. Наши с Райаном девчонки столько общих дел нашли! В клуб моя девушка заезжала частенько – в стенах этого заведения даже организовали одну из фотосессий Марины в рамках рекламной компании модного молодежного бренда. Мэдлин стала частым гостем в нашем доме – они болтали обо всем на свете, а уж излюбленным занятием стало совместное выгуливание Джастера и Медведя. Девчонки даже на прием к ветеринару своих питомцев в один день записывали. Марина такое удовольствие получала, что мне оставалось только догадываться, как же она мечтала о собаке. Как же хорошо, что и это ее желание я исполнил.
Нет, наше желание, конечно.

Джастер еще больше сплотил нас с Мариной, мы стали настоящей семьей, а учитывая, что последние несколько месяцев жили отдельно от родителей, научились распределять не только обязанности по дому, но и заботу о питомце. Впрочем, Джас рос вполне самостоятельным псом в том плане, что он сразу понял, что его хозяева – люди очень занятые, и отсутствие одного из них или обоих сразу – это временное явление. Поэтому он спокойно переносил разлуку, живя в доме моих родителей под неустанным присмотром Макены.
Пока я был занят на съемках фильма, с Джастером оставалась Марина, а теперь, когда она улетала в Москву на пару недель, забота о питомце ложилась на мои плечи. Правда, лишь на несколько дней, пока мне самому не надо было улетать в Бразилию.

В день рождения Марины мы также завезли Джаса в родительский дом с ночевкой, и мама, ни слова не сказав, поняла причину, хоть я пытался робко добавить, что нам, мягко говоря, будет немного не до пса, она-то догадалась: я хотел побыть с Мариной, не отвлекаясь ни на кого. О, моя проницательная мама!
Она как ни в чем не бывало увела мою девушку в гостиную, чтобы поздравить ее с днем рождения в кругу семьи, оставив меня, смутившегося до кончиков волос, на пороге родного дома. Но даже оттуда я заметил, как празднично преобразилась наша гостиная: цветы в вазах, зажженные ароматические свечи, торт на столике и, конечно, подарки в красочных обертках, коробочках и пакетах.
Марина смутилась не меньше моего, впрочем, как обычно, и мельком оглядывалась из объятий мамы на застывшего меня, мысленно прося присоединиться к ней.
В чем заключалось отличие между нашими мамами – так это в том, что мама Анна робела всякий раз, когда я обнимался с ней при встрече, а вот моя мама с радостью затискивала Марину в объятиях и не спешила ее отпускать, несмотря на смущение последней. Вот и в этот раз я преодолел гостиную в несколько шагов и так естественно потянул Марину за талию, усаживая рядом с собой на диван, закинул руку ей на плечо и включился в неспешный семейный разговор.
Марина расчувствовалась, слушая поздравления от моих родителей, приняла к сведению все наставления, благодарила за заботу и внимание. Она стала частью моей семьи, и о большем счастье я и мечтать не смел.
Мы провели дома чуть больше часа, но больше, к сожалению, не получалось: этот день у меня был распланирован, и время уже торопило ехать дальше, о чем я сообщил всем присутствующим в гостиной, едва мы закончили пить чай. Оставалось только попрощаться с родителями и попросить Марину не задерживаться, пока отнесу подарки в машину.
День обещался быть теплым и солнечным – в принципе, как и подобает дню, на который выпал праздник. Пока все складывалось так, как я и задумал в желании порадовать свою любимую: доставки осуществлялись точно ко времени, двери в те места, куда нам нужно было попасть, были открыты только для нас, а друзья – все, как один, - подтвердили, что… впрочем, пока не время об этом.
Только вот моя девушка, оставаясь в неведении – как ей и полагалось, пыталась скорректировать мои планы, с легкостью привнося свои задумки. Так случилось и в это утро, задержавшее нас в квартире чуть дольше намеченного по причине того, что Марина задумала соблазнить меня, пообещав, что будет хорошо. Естественно, я не устоял перед ее чарами. К слову, было действительно хорошо…

Я погладил нагретую дверцу машины, прежде чем захлопнуть ее, и обернулся на звук открываемой входной двери родительского дома…
Марина вышла на улицу и тут же попала под солнечные лучи, заискрившиеся бликами на ее бронзовой коже, отлившиеся растопленным шоколадом в волосах, засиявшие в серебристых глазах. А я будто попал в плен, не в силах отвести взгляда от такой красоты: длинные, стройные ноги на высоченных каблуках, короткие шортики, топ со множеством бусинок на тонких посеребренных нитях, пиджачок с укороченными рукавами – идеально сидели на точеной фигурке моей девушки, укладка и макияж, сделанные ею собственноручно, не хуже, чем в салоне красоты…
И конечно же, любовь, которую она излучала в ответном взгляде, в улыбке, в каждом жесте по отношению ко мне…
Марина что-то тихо сказала Джастеру на прощание, и тот послушно вернулся в дом, а, закрыв за ним дверь, она не спеша спустилась по ступеням и подошла ко мне. Забрав у нее еще два подарочных пакета, я, разглядев внутри плюшевых мишек, отшутился, что нам пора открывать интернет-магазин. Моя любимая засмеялась шутке и заверила меня, что займется отправкой игрушек в детские приюты, как только вернется обратно в Америку.
Еще две игрушки присоединились к подаркам, что уже лежали на заднем сидении машины, а я, наконец, приобнял свою Марину. Одно дело – любоваться ею, и совсем другое – чувствовать в своих руках. А еще мне очень хотелось запечатлеть ее такой на фото…
Мысль улетучилась, стоило Марине прижаться ко мне, обдав ароматом чарующих духов, в букете которых я все равно уловил медовый привкус. Она поцеловала меня в щеку, затем, повернув ладошкой к себе, замерла на мгновение на моих губах, но стоило мне ответить, сама вдруг напомнила о времени. Видимо, любопытство ею завладело еще с утра, и я, не смея больше держать свою девчонку в неведении, посадил ее в машину и рванул от дверей родительского дома туда, где Марину ожидал сюрприз.

А вернувшись в квартиру уже под вечер, мы вплотную занялись подготовкой к праздничному ужину в преддверии прихода гостей. И между делом я неустанно напоминал моей дорогой имениннице о том, что она пообещала мне по пути домой. Марина отмахивалась от моих приставаний, отнекиваясь от каких-либо ранних обещаний, мягко – но настойчиво утверждая, что я выдавал желаемое за действительное, а на самом деле у нее в мыслях ничего подобного не было. В конце концов, я не выдержал, и когда последний испеченный блин был переложен на тарелку, подхватил Марину, перекинув ее через плечо, и решительно направился в ванную комнату.
Она конечно же заверещала, чтобы отнес ее обратно, но я даже запер нас – для надежности, не оставив своей любимой выбора.
В итоге меня ждала участь Джастера! Марина ни в какую не пожелала принять со мной душ, пришлось довольствоваться ванной – и то одному, но зато я добился желаемого. Сидя по пояс в теплой воде, и прикрыв глаза от удовольствия, наслаждался теперь прикосновением ее проворных пальчиков к своим намыленным шампунем волосам. Чуть позже она смыла водой пенную шапку с моих волос и, прежде чем я успел открыть глаза, упорхнула из ванной комнаты, предупредив, чтобы не задерживался, поскольку ей нужен помощник на кухне.

За окном вечерний Лос-Анджелес зажигал огни, а у нас с Мариной все было готово к празднованию ее дня рождения. Даже получилось выиграть немного времени, которое мы потратили друг на друга, наслаждаясь теми немногими спокойными минутами общения перед ее отъездом. Она уютно устроилась в моих объятиях, с улыбкой шептала на мне на ухо слова любви, гладила по волосам, не успевшим высохнуть окончательно, смотрела в мои глаза, я же видел в ее безграничную любовь. Время от времени я позволял себе прервать ее поцелуем, тронув за подбородок или приложив ладонь к ее пылающей от волнения щечке, и тогда Марина перехватывала мое запястье, чтобы посмотреть на часы. Она уже начинала беспокоиться, что никто из друзей до сих пор не появился, и хоть я заверял, что все обязательно придут, моя любимая именинница все равно держала телефон рядом с собой, намереваясь уже звонить Валькирии или Мэдлин.
Но, к счастью, этого делать не пришлось, так как звонок в дверь сорвал Марину с дивана, на котором мы с ней сидели, я поспешил следом, но на пороге гостиной приостановился, облокотившись об косяк, наблюдая…
Распахнув входную дверь, моя девушка замерла, а потом со счастливой улыбкой вкупе с удивлением обернулась на меня. Я невозмутимо развел руками и вновь сложил их на груди. Да, и этот сюрприз удался. Все наши близкие друзья по предварительной договоренности пришли вместе. И сразу после того, как Марина выскальзывала из очередных объятий, наступала моя очередь поприветствовать гостя или гостью.
В этой компании не было секретов или недосказанности. Мы слишком хорошо знали друг друга, поэтому общение не прерывалось ни на минуту, только разбавлялось шутками и незлобными подколками в адрес одного из нас, кто в данный момент привлекал к себе внимание.
Но больше всего взглядов, как то и подобало, притягивала к себе в этот вечер моя Марина, и она отлично справилась с ролью гостеприимной хозяйки, смущаясь от поздравлений и не оставив без внимания никого из гостей, разделивших с ней ее праздник.
Я с тихой радостью наблюдал, как она светилась улыбкой весь вечер по мере того, как исполнялись ее маленькие желания. Торт со свечами был – куда же без венца торжества!
Я помог ей справиться с девятнадцатью зажженными свечами, а когда на несколько секунд в гостиной воцарилась темнота, поцеловал так сладко и нежно, насколько был способен, затем поздравил свою Марину с днем рождения. Слова благодарности, которые она прошептала в ответ, затронули самые ранимые струны в моей душе. Я все сделал так, как она и желала, угадал, спланировал, исполнил. День, полный сюрпризов, подарков и признаний, медленно подходил к своему логическому завершению, уступая место ночи – не менее значимой, ночи, наступление которой ознаменовывалось годовщиной уже нашего личного с Мариной праздника…

Christina Perri feat. Steve Kazee, «A Thousand Years» (Part 2)

***
К тому моменту, когда мы вышли из ванной комнаты, спальня окрасилась в сумеречные тона.
Я с трудом различал силуэты интерьера, и то благодаря лунному свету, так ненавязчиво проникающему в темноту.
- Иди ко мне, honey. – Пропустив свою полусонную девушку вперед, я незамедлительно прижал ее к себе, помогая сориентироваться в потемках. – По шажочку... не спеша дойдем до кровати…
- Тейлор, я знаю дорогу, и я еще не сплю… – Марина пыталась слабо возражать как моим словам, так и действиям, тем не менее позволяя вести себя.
- …Не сворачивай с лунной дорожки, милая, тогда точно не потеряешься, – не унимался я, поддавшись настрою, что дарила эта ночь. Казалось, все вокруг было окутано магией. Волшебство витало в воздухе.
- Разве у меня получится потеряться? Ты всюду найдешь, милый. – Возможно, Марина чувствовала то же самое. В моих объятиях она расслабилась и, похоже, решила подыграть мне. Но нет, все происходящее между нами сейчас было всерьез.
- Обернусь волком и хоть на краю земли найду тебя, желанная моя… – В подтверждение своих намерений, я покрепче обнял свою сонную Марину и тихонько зарычал ей на ушко: - Самая любимая, самая сладкая... Так бы и съел…
- Тей, мне щекотно!.. – Марина по привычке взвизгнула, едва не подскочив на месте, стоило мне прикусить ей мочку уха. Но я удержал эту недотрогу, не дав ей вырваться. Подхватил на руки и донес до кровати:
- Постель подана, принцесса. – Осторожно опустил свою ненаглядную на нетронутые с утра простыни.
Прошептав: «Спасибо», она тотчас же перелегла на свою сторону и, посмотрев на меня с лукавством, похлопала ладошкой по матрасу с моей стороны, как бы приглашая разделить с ней постель. Черт, я, сам не знаю, почему, зарделся, в смущении надавив коленом на матрас. Но Марина уже снова тянула ко мне руки, и, едва я юркнул под одеяло, обняла меня за шею, притянув к себе. Просить о поцелуе перед сном необходимости не было – она сама потянулась за лаской…
Я не заставил ее долго ждать, накрыв ртом податливые теплые губы. Сомкнув ресницы и зарывшись рукой в густые волосы Марины, целовал и целовал, не в силах остановиться.
- Тейлор…
- Мм?.. – Открывать глаза уже вовсе не хотелось.
- Посмотри на меня…
- Я еще не сплю. – Подняв отяжелевшие веки, я всмотрелся в черты, ставшие до боли родными.
- Спасибо тебе. – Марина тронула своим дыханием мои чуть разомкнутые губы. – Это был самый чудесный день рождения из всех, что я пока отмечала. Не знаю, как тебе удалось догадаться, но я мечтала именно об этом. Ты у меня самый замечательный парень на свете.
Я улыбнулся, почувствовав ее губы на своих, легонько ответил на поцелуй и, пытаясь соображать на ходу, выдал оправдательную реплику:
- Я просто наблюдательный, милая. Ну что ж, если угадал твое желание, то искренне рад этому.
- Ты весьма наблюдательный, дорогой мой. – Усмехнувшись на этой фразе, она подалась вперед, заставляя меня перелечь на спину, и нависла сверху. – А я догадлива, не забыл?
- Нет. – Смысла отпираться не было: Марина разгадала все мои замыслы. Ну, и пусть. Она знала, что я ради нее все это затеял, а потому ничего, кроме благодарности в этот вечер мне от нее было не дождаться.
- Тей, несмотря на то... что ты готовил для меня этот праздник, ты… можешь исполнять желания. У тебя есть этот дар. – Ее ладошка легла на мою щеку, и я потерся об нее, силясь, чтобы снова не сомкнуть ресницы.
- Правда?
- Да. Я могу доказать. – Она не переставала гладить мою запылавшую от потаенной радости щеку. – В нашу первую ночь ты совершил подвиг, о котором единожды и вскользь было упомянуто в разговоре между мной и Кариной накануне моего восемнадцатилетия. Мы с ней вспомнили Димку тогда – он не пришел в тот день поздравить меня, а бывшая подруга все подначивала, когда я наконец пересплю с ним. – На этих словах меня как всегда передернуло ревностью, стоило только подумать, что МОЯ Марина могла принадлежать кому-то другому, кроме меня. – Тейлор! – Конечно, она уловила мой настрой, и ладошка тронула щеку чуть укоризненно. – Я всего лишь хочу рассказать тебе кое о чем…
- Прости. Продолжай.
- Ты уже знаешь мое мнение касательно этой личной темы. Я не спешила отдаваться из любопытства или по принуждению со стороны так называемой подруги. Я ждала. Случая. Я ждала тебя. – Ее тоненькие пальчики смущенно запорхали по моей скуле. – И ты… влез ко мне в окно в одну дождливую осеннюю ночь. Забрался на четвертый этаж пансиона. Это был поступок. Ведь ты решился на признание, не зная еще, отвечу ли я взаимностью. Ты удивил, покорил, влюбил в себя окончательно. – Марина прижалась сильнее, и я обхватил ее тонкую талию одной рукой. – Об этом поступке я вспомнила в ответ на реплику Карины. Сама не знаю, почему так сказала, но каким-то чудесным образом это неосознанное желание осуществилось, благодаря тебе, любимый. Никогда не забуду нашу первую ночь…
- Я тоже не забуду, honey… – Обняв свою девушку теперь двумя руками, я перетянул Марину на себя и сладко поцеловал в шею, что открылась моему взору. – Ты даже не представляешь, как много та ночь значит для меня.
- Ты впервые поцеловал тогда. – Марина склонилась надо мной с улыбкой, едва я отнял губы от ее шеи.
- И не только поцеловал…
- О, я знала, что ты зацепишься за эту фразу. – Она дернула меня за мочку уха и снова уперлась обеими руками о подушку, на которой я возлежал. – Я мечтала, чтобы ты поцеловал, я грезила о поцелуе и ждала. Это было так волнительно, так прекрасно, Тей.
- Было? То есть сейчас мои поцелуи уже не так волнуют тебя? – Я едва не зарычал от удивления. В шутку, естественно.
- Нет! Я не то имела в виду. – Ее смех разлился по спальне перезвоном серебряных колокольчиков. – Ты волнуешь. Еще как волнуешь. Но и волноваться временами ох как заставляешь!
Ну, вот. Сам виноват, схлопотал за свои подколки в адрес той, которая любила меня безмерно.
- Я очень люблю тебя, Марина. – Мое признание естественным образом прозвучало в ответ собственным мыслям. – Я с ума схожу, когда тебя нет рядом. Я беспокоюсь – да. Скучаю – да. Ревную – и с этим согласен. Но я люблю. И это – объяснение всем моим поступкам.
- Как бы мне хотелось порой, чтобы ты мог прочитать мои мысли и тогда убедился бы, что в них нет места другому… Только ты навсегда в моем сердце и в моей душе. – Лунный свет яркой дорожкой блуждал по нашей комнате, и отсвет упал на профиль моей девушки, отчего ее кожа приобрела бронзовый оттенок. Я невольно отвел глаза на виновницу полуночного сияния – золотой диск луны возвышался на небе над домом, где жили мы с Мариной. Но моя любимая не дала мне долго наслаждаться ночной красавицей, снова переключив внимание на себя одним касанием пальцев моего подбородка. – Я очень люблю тебя, Тейлор.
- Ты жизнь моя. Любовь моя. Моя Марина. – Притянув ее к себе и обняв руками и ногами, я слился с нежными губами в жадном поцелуе, загадав одно единственное желание: пусть Марина почувствует всю силу моей безграничной любви к ней. А я буду самым счастливым, зная, что любим ею.
Вжимая Марину всем телом, я задрал вверх по ее бедрам свою футболку, в которой она частенько спала, сказав мне однажды, что так ей легче переносить разлуку. Я не возражал.
Маринины движения сделались чуть более раскованными, и теперь нас разделяло лишь нижнее белье обоих, которого я почти не ощущал. Она завлекала меня поцелуями, не провоцировала на активные действия, но позволяла и раскрепощала, чем я безоговорочно пользовался, стискивая, ласкаясь, прикасаясь так, как было позволено только мне, так, как желала она…
- Луна сегодняшней ночью такая яркая, – прошептала она мне на ухо и потерлась щечкой о мою заросшую щеку. – Ты заметил?
- Я завелся... Ты не заметила разве? – прохрипел ей в шею, к которой прильнул, едва Марина отняла губы, чтобы восстановить дыхание. Так она к тому же и свой взор обратила на ту, благодаря которой мы познакомились.
- Я чувствую, милый, но… подожди немного. – Она заворочалась под одеялом, подо мной – и я с трудом поборол желание стащить с нас обоих оставшуюся одежду и… – Тейлор, посмотри на меня.
- Я с тебя и так глаз не свожу… Эй, ты что, плакать надумала, honey?.. – Вглядевшись в любимые серые глаза, вдруг уловил в них хрусталики слез.
- Прости, не ожидала, что расчувствуюсь. Правда, не предполагала, но сейчас, когда вспомнилось, сколько всего случилось за прошедший год, как все начиналось между нами, как складывались наши с тобой отношения, я не хотела расплакаться, но слезы сами полились.
- Сами, значит... – Я поймал поцелуем слезинку у виска. – По-прежнему соленые драгоценные слезинки.
- Ты все понимаешь, милый. – Еще одну слезу Марина утерла ладошкой и снова обняла меня за шею двумя руками. Крепко-крепко. – Ты всегда все поймешь… С годовщиной, Тейлор.
- С годовщиной отношений, любимая. – Я замер на ее губах. Протиснул руки под подушку и снова поцеловал свою Марину. Коснулся поочередно губами сомкнутых глаз, на кончиках ресниц которых застыли капельки слез. Замер на секунду на наверняка раскрасневшемся носике. И вновь вернулся к манящим меня губам.
Она всегда будет манить меня. И я буду рваться туда, где в данный момент есть она. За вынужденными расставаниями последуют радостные встречи, и тем ценней станут моменты неповторимого счастья. Прошедший год, словно одна маленькая жизнь, показал нам различные грани взаимоотношений. Мы с Мариной прислушивались и присматривались друг к другу, добивались и боролись друг за друга, любили и словно обретали крылья от осознания, что любовь взаимна.
Эта девушка из заснеженной России стала мне ближе, чем кто-либо. Поначалу такая далекая, словно сон наяву, которым я грезил в ожидании первой встречи, словно сказка, зачаровывающая меня, словно мечта, к которой я так стремился.
Мое исполнившееся желание.
Отныне и на всю жизнь – моя реальность. Доверчивая и искренняя, легкоранимая и всепрощающая, гордая и своенравная, сочувствующая и готовая пожертвовать собой ради спасения другого – заполнившая мой мир, но не поработив, наоборот, даря всю себя без остатка.
Моя потребность, необходимая, как воздух, как свет, как второе дыхание.
Можно ли было любить ее сильнее? И все-таки я любил. Любил так, как не любил никогда ни одну. Рядом с ней я познал и себя, многое переиначил в своей жизни, во многом раскрылся с ее помощью, многого добился, благодаря ней.
И все же оставалась в моей Марине некая загадка. Возможно, она являла собой ту самую непознанную загадочную русскую душу. Но для меня это означало лишь одно – она всегда будет удивлять меня, завлекать и разжигать пламя любви у меня в душе еще сильнее. Это бесценный дар, которым Марина была наделена, передавшийся ей сквозь не одно поколение прекрасных ворожей, некогда обитавших в таинственном волшебном лесу…
И сейчас она смотрела на меня со всей любовью, что излучало ее сердце. Она разделила и мои мысли на двоих, мысленно вторя моим словам от своего имени. Порой гораздо больше можно было сказать, не произнеся ни слова… Да и не нужны нам были слова на такой запредельной близости…
Маленькие ладошки зарылись мне в волосы, перебирая растрепанные кудри на затылке – это было чертовски приятно, и я едва не заурчал от удовольствия, словно волчонок, приласканный своей желанной. Марина почувствовала мое настроение, ее губы дрогнули в улыбке, я ощутил это своей запылавшей вдруг щекой.
- Тей, я хочу быть с тобой этой ночью, – прошептала она, будто издалека, лаская мой слух чуть хрипловатым голосом. – А ты разделишь ее со мной?
Во мне разом вспыхнули все нервные окончания, стоило только на десятую долю секунды вообразить, что подразумевали ее слова… Всем телом Марина потянулась ко мне… Обнажив свою душу, она вверяла мне себя…
И приняв ее в свои объятия, в ответ я произнес только одну фразу, после чего дал ей все, в чем она нуждалась, все, чего так желал сам:
- Я с тобой, honey, на всю ночь, и не отпущу до самого рассвета…
И накрыл нас обоих одеялом.

Эта ночь и не могла быть иной. То, что случилось ровно год назад, изменило наши с Мариной судьбы, соединив их в одну. Мы успели исполнить не одно желание друг друга, но именно нынешней ночью чувствовали невероятную потребность ощутить взаимную силу притяжения. Только так, а не иначе, мы должны были провести эту мистическую ночь, годом раньше подарившую нам волшебную встречу.
Настолько реальны и ощутимы были прикосновения моей Марины, когда-то казавшейся мне лишь зеркальным отражением в зеркале ванной комнаты незнакомой московской квартиры.
Настолько трепетны были ее поцелуи, напомнившие самый первый – робкий, нежный, страстный.
…Казалось, она спешила, опережая время, отдавалась своим чувствам, отдавалась мне… И я превысил скорость, не желая отстать от своей любимой… Упираясь ладонями в подушку… Стискивая простыни… Сжимая ее горячую кожу… Вжимая Марину с такой страстью, словно стремясь слиться с ней воедино, и не находя сопротивления… Она открыта для меня, она раскрепощена только для меня… Ударами своего сердца о мое, жарким дыханием на моих губах, хриплым полушепотом, перекатившимся в звонкий крик на самом пике блаженства…
Я сгорел в ее объятиях, отдав всего себя, и возродился вновь, всем телом ощущая ее живительную силу…

А после мы долго целовались, прижавшись друг к другу и никуда не спеша… Марина гладила мои плечи, мои же руки блуждали по ее спине, ненавязчиво спуская одеяло чуть ниже… В какой-то момент времени она коснулась своим бедром моего, мысленно намекая, что готова снова, и потянула меня на себя, не прерывая нашего поцелуя… И вновь я подмял ее под себя, одурманенный ею, с осознанием, что тоже готов вновь поддаться искушению…

Комната окончательно погрузилась в сумрак наступившей в Лос-Анджелесе ночи. Если бы не луна, сияющая над нашим окном, вряд ли можно было бы сейчас разглядеть хоть что-то. Но вот что наверняка – для того, чтобы почувствовать близость любимого человека, этого было более чем достаточно…

Я оставлял невесомые поцелуи на ее плече, Марина, сидящая у меня на коленях, подставила шею, и я продолжил исследовать ее тело губами, добравшись до другого плеча – зажившего после авиакатастрофы. Она стиснула коленями мои бедра и чуть поддалась вперед, видимо, почувствовав мои осторожные прикосновения, словно уловив промелькнувшие грустные воспоминания. И я, не думая таиться, обнял свою исстрадавшуюся девчонку и сам спрятался в ее объятиях – мы оба пожелали остановить ход времени на один только миг, запечатлеть его в памяти…
Но вот она уже провела щечкой по моей заросшей скуле, коснулась губами моего лба, взяла мое лицо в ладони и вгляделась так, будто желала насмотреться на всю жизнь вперед… А ее взгляд отражал всю гамму чувств: от самых светлых до невыносимо тоскливых. И мне ничего не оставалось, как вновь поспешить успокоить свою Марину… Улыбнувшись в сумерках, тронул ее за подрагивающий подбородок, пресекая попытку расплакаться, притянул к себе, поцеловав в чуть приоткрытый ротик…
Пока целовал, опустил обе ладони на ее попу и усадил поудобней, прижав к своему паху… Марина пару раз всхлипнула, отвечая на все мои поцелуи, но дрожать почти перестала, да и плакать вроде бы передумала. Я, желая убедиться в правдивости своих мыслей, теперь сам запечатлелся на своей honey, уже представляя, как буду скучать по этим глазам, этим губам, этой улыбке – Марина улыбнулась мне, хотя в глазах стояли непролитые слезы. Не этой ночью. Даже от счастья (как она любит говорить) я ей плакать не позволю.
А потому слегка повел головой, давая понять, чего желаю – и Марина все поняла, согласно кивнув. Она сама сократила расстояние между нами, замерев на моих губах, нависнув и сломив меня окончательно под нахлынувшими чувствами. Поддавшись, я откинулся на спину, утянув Марину за собой…
Под покровом этой волшебной ночи мы снова и снова растворялись в ощущениях, еще долго не желая отпускать друг друга…

Мне казалось, уже наступил рассвет, но нет. За окном по-прежнему было сумрачно, и только лунный свет рассеивался сквозь темноту. Я потерял счет времени – во всем теле чувствовалась невесомость, а на душе царила умиротворенность.
Марина спала сладким, глубоким сном, прижавшись ко мне. Она лежала на моей руке, и от того ее размеренное дыхание приятно щекотало мое плечо. Меня тоже клонило ко сну, но я как мог еще пытался сопротивляться вполне закономерной усталости. Помял затылком подушку и склонил тяжеленную голову к своей девушке, погладил едва уловимыми прикосновениями пальцев ее руку, обнимавшую меня, и призадумался.
Уже завтра она уедет домой к родителям, уже завтра ночью я останусь один в этой постели, где буду коротать ночи в ожидании Марины. Как же быстротечно время! Его торопишь, будучи в разлуке, но именно за радостными моментами оно пролетает незаметно. Нет, не хотелось мне жить от расставания до расставания, наоборот, я считал дни до очередной встречи со своей honey. И прекрасно зная, что она страдает не меньше моего, я дал себе слово: завтра быть сильным за нас обоих, отпустить ее в Москву с легким сердцем. Но сейчас позволил себе погрустить, оберегая сон своей любимой девушки, ощущая ее всем телом – еще такую разгоряченную и разнеженную от ласк, на которые я не скупился. Марина будет скучать так же, как и я, будет засыпать и просыпаться с мыслью обо мне – так же, как и я ни на минуту не выкину ее из головы. Она не упустит ни одну возможность позвонить или написать и прислушается ко всем моим наставлениям – беречь себя и не попадать в неприятности, но я все равно буду переживать. Впрочем, как и она.
Завтра, все это случится только завтра. Здесь и сейчас она рядом со мной. И душой, и телом.
- …Я люблю тебя, honey… – прошептал и сам не заметил, как, наконец, уснул, так и склонившись к ее изголовью.
Мысли и признания сморило сном – таким глубоким, что я и не рассчитывал на какие-либо сновидения. Все самое прекрасное уже случилось наяву, сбылось, исполнилось.
Желал ли я увидеть свою Марину во сне? Ну, конечно же, да!
Имело ли значение, что в данный момент она и так спала в моих объятиях? Нет, конечно!
Меня больше занимало другое: кому или чему я с такой уверенностью отвечал на вопросы? Чья магическая сила снова поддерживала меня, хотя в данный момент такой необходимости не было.
Так что же на этот раз?
А разве так уж важно знать, что? Не важно.
Ответив на последний вопрос, я увидел сон… Самый волшебный и невероятный сон из всех, что мне довелось видеть…

Девушка, в которой я сразу узнал Марину, сидела на кровати в своей комнате и смотрела на плакат с моим изображением. Ей только исполнилось восемнадцать, и она загадала самое заветное желание. Быть со мной.
Чувство, которое излучала эта еще не встретившаяся мне наяву девушка, ударилось в мое сердце мощной волной, в разы сильнее тех океанских волн, что разделяли Москву и Лос-Анджелес.
Любовь. Любовь. Любовь. Отбивало ее сердце.
Любовь сияла в ее глазах, когда мы с Мариной впервые прогуливались по берегу океана, и она робко посматривала на меня, уже любя, но томясь от неуверенности.
Любовь прозвучала признанием из ее уст после того, как я впервые поцеловал эту девушку, сгорая от желания, чтобы она стала моей… И она доверилась, потому что любила.
Защищая свою любовь, она рвала со мной в тот злосчастный день, она гнала меня прочь, зная, как мне тяжело из-за непонимания, почему вдруг все кончилось. Я оказался брошенным ею, но что испытывала она сама в тот момент! Моя душа заледенела, едва уловил крик ее души, крик сломленного человека, чья жизнь разрушилась.
Свою любовь оплакивала она, свернувшись калачиком на сброшенных со стен плакатах с моим изображением, и комнатка московской квартиры стала ее клеткой.
Слезы в ее глазах отражали горестную тоску, обиду на несправедливость жизни, осознание собственноручно совершенной ошибки в долгих разговорах с родителями… И неизменно они отражали любовь ко мне. Любовь, которая побудила Марину начать бороться за свое будущее, бороться за меня.
С уверенностью она пересдала экзамен в московской школе, с уверенностью засыпала накануне нашего повторного перемещения. С уверенностью призналась мне в любви в ту ночь во сне и наяву, когда загадывала судьбоносное желание, сидя на подоконнике своей комнаты и глядя на луну…
И слезы высохли, когда спустя один лишь день пребывания в моем теле на ее губах впервые за долгое время появилась уверенная улыбка, когда с ее губ слетело признание в том, что она вернет меня, когда снова вернется в Америку, несмотря на то, что я оставил совсем не обнадеживающую записку.
Именно ее любовь растопила мое обидевшееся сердце, она рвалась ко мне сквозь расстояние, призывая простить, она звала меня… И я бросил всех и вся и поспешил в Москву в тот момент, когда уже не мог больше находиться вдали от своей Марины. А она сделала все возможное и невозможное, чтобы прийти ко мне в номер московского отеля и признаться во всем. Объяснить и объясниться. Попросить прощения. Выплакаться. Сказать, что любит меня всем сердцем. И остаться со мной навсегда.
Даже та, которая не возвращает, оставила попытки подступиться и забрать у меня Марину. Пока не время. Она нужна мне здесь, по эту сторону жизни. И я все же дождался ее в Америке, дома. Марина вернулась ко мне – покалеченная, но не сломленная, любящая меня. Сколько бы признаний она не услышала от других парней, эта девушка всегда любила только меня, безоговорочно, непоколебимо, без сомнения.
Слова любви звучали из уст моей любимой в день празднования ее девятнадцатилетия. Слова любви она шептала мне нынешней ночью…
С самого первого дня знакомства и по сей день, если что и осталось неизменным, так это ее любовь ко мне – и так будет всю жизнь. Мою ревность, мою обиду, мою злость вытеснила безграничная любовь этой русской красавицы. Это сильное чувство согрело душу и сердце, словно окутало прозрачным, но таким прочным щитом. Я окунулся в него, испытывая феерические ощущения, и успокоился, почувствовав прочную защиту. Пока ее любовь со мной – мне ничего не страшно. Ради этой любви я был готов на все, за эту девушку я бы жизнь отдал, но она просила взамен просто любить ее также сильно, как она любила меня.
«Люблю. Люблю. Люблю».
Шептала мне во сне моя Марина…

- И я люблю... honey?.. – Я потянулся так далеко, насколько смог, пошарив рукой под одеялом в поисках Марины. С трудом открыл глаза и различил в сантиметрах от себя опустевшую подушку. Ну, вот. Не успел забрезжить рассвет, как моя любимая непоседа упорхнула с любовного ложа. Интересно знать, далеко ли? Не уехала же, не попрощавшись?
Перевернувшись на спину, уловил, что за окном зарождался рассвет – так что у нас с Мариной был впереди еще целый день. Значит, она где-то в квартире или…
С балкона легким дуновением утреннего осеннего ветерка колыхнулись занавески, намекая на отодвинутую стеклянную перегородку. Я заворочался в постели, сбросил с себя одеяло и наткнулся взглядом на боксеры, сиротливо лежащие на краю постели. В смущении потер шею, вспомнив, с каким нетерпением Марина стаскивала их своими маленькими ступнями с моих щиколоток…
Чудесная ночь, подаренная ею на годовщину наших отношений. И я был полон надежд на то, что впереди у нас не одна такая ночь и много поводов признаться в любви друг другу. Моя загадочная русская девчонка, исполняющая желания, идущие от чистого сердца. Она снова удивила, снова преподнесла такой подарок, призвав на помощь волшебницу-луну. На одну ночь, на один сон, приоткрыв мне свою душу, Марина показала всю силу своей любви. Мне даже совестно стало за то, что когда-то позволил себе усомниться в ее чувствах. Как я мог?
Она моя. И всегда была только моей. Даже до нашей встречи. Как я мог думать, что Марина заинтересуется парнями, признававшимися ей в своей любви? Ее сердце билось ради меня, ее душа была зеркальным отражением моей души, ближе, чем я, ей никто и никогда не станет.
Наша любовь больше, чем жизнь, это я мог теперь с полной уверенностью сказать. Как же иначе, если мы пронесли ее сквозь века, и так будет всегда. Я узнаю свою Марину, а она везде найдет меня, как бы надолго мы не разлучались.
Только вот в данный момент она почему-то оставила меня, упорхнув на балкон.
Усмехнувшись, я натянул боксеры и поднялся с постели, прихватив с собой на плечах одеяло, которое хранило тепло и запах Марины…
Она стояла спиной ко мне, уперев в перила ладошки со сцепленными в замочек пальчиками, и неотрывно смотрела в сторону, противоположную зарождающемуся рассвету.
Я тихонько подошел и, укрыв ее одеялом по самые плечи, прижал к себе, уткнулся носом в теплое местечко под левой мочкой уха и прикрыл глаза, желая уловить остатки волшебного сна…
- Рано еще… Ты почему проснулся, милый? – Она повела головой в мою сторону.
- Я тебя в постели потерял, – пробубнил спросонья, так и не открывая глаз. – Встречный вопрос, honey. Что заставило тебя проснуться в такую рань?
- Хотела успеть… застать луну, пока она не уступила место восходящему солнцу, – моя девушка повернулась в сторону рассвета, и я посмотрел туда, наблюдая за рождением нового дня. – Видишь, солнце уже приносит рассвет, а там, – она вывернула руку из-под одеяла и показала в сторону уходящей ночи. – Луна забирает с собой сумерки.
- Ее почти не видно за горизонтом. – Я окончательно проснулся, провожая глазами светлеющее облачко луны. – К чему такая спешка, милая? Следующей ночью луна снова взойдет на ночном небе, как было и всегда. – И снова спрятал свою Марину под одеялом, тем более чувствовалось, что она разнежилась от моей заботы.
- Я… Мне именно сегодня утром нужно было… – Она облизнула губы, я всматривался в профиль милого сердцу лица. – Поблагодарить луну за подарок.
- Марин?.. – Меня пронзила внезапная догадка, что этот чудесный сон мы видели одновременно. Ну, конечно! А как же иначе! Все волшебные сны, подаренные луной, мы разделяли на двоих с Мариной. И потом, она – смущаясь, а я – ликуя, признавались в этом друг другу.
Я развернул свою любимую девушку лицом к себе и в ее глазах цвета утреннего лондонского тумана, прекрасных и лучистых, самых любимых глазах на свете увидел подтверждение своим мыслям. Марине приснился тот же сон, но не тот. Луна показала ей историю нашего романа, но от моего лица, а это означало, что все сказанное мной теперь обрело картинку. Ничего не укрылось от Марины, и самое главное она знала точно: она любима мной, настолько сильно любима, что хоть прокричи я об этом на весь мир, все равно было бы недостаточно. И все же я признался:
- Я люблю тебя, honey.
Она снова вывернула руки из-под одеяла и обняла меня за шею, склонив к себе. Я поплотнее запахнул его у нее за спиной и прижался лбом к разгоряченному лбу Марины. Нет, пора было возвращаться в постель, не хватало еще, чтобы она простудилась перед вылетом домой в Москву. А пока подхватил ее, одетую в свою футболку, и приподнял, с легкостью удерживая на весу, крепко обнимая за талию.
- Тей… Тейлор!..
- Вернемся в комнату, солнышко? Утро еще не окончательно наступило... как знать, может, и не все сны досмотрены…
- Ты мой сон наяву, Тейлор. Моя мечта. Мое желание. Моя любовь. – Она внимательно всматривалась, произнося самые дорогие сердцу слова. – Ты лучшее, что дано мне, и я буду оберегать нашу любовь всю жизнь. – Склонилась теперь сама и подарила первый поцелуй нового дня. До боли знакомый, но от этого не менее значимый – мне всегда будет мало ее поцелуев. Конечно же, я ответил. Ответил, подавив собственный всхлип от осознания, что уже скучаю по ней.
- Тшш… все хорошо, милый. – Она погладила меня по щеке и снова поцеловала. – Мы всегда будем вместе. – Улыбка на ее губах манила отозваться на нее. И я улыбнулся, хотя в глазах застыли слезы, которые смахнуть бы, но я крепко держал свою Марину, а потому лишь зажмурился, моргнув. От нее мне все равно не скрыть своих чувств. – Не надо, не плачь, Тейлор. – Одной рукой она обнимала меня за шею, а второй – тоненькими пальчиками помогла смахнуть набежавшие слезы. – У нас все будет хорошо… – И вновь прижалась губами, оборвав себя на полуслове. А с моей скулы сорвалась слезинка – не моя. И тотчас же Марина тронула там губами, затем я ощутил запечатлевающие поцелуи у виска и снова на щеке, на лбу, на носу, на подбородке. Не открывая глаз, наслаждался ее ласкающими прикосновениями к своему лицу, а когда приоткрыл, увидел свою любимую девчонку, согревшуюся в моих объятиях. Марина светилась от счастья в лучах восходящего солнца, взмахнув длинными и тоже мокрыми от слез ресницами, она произнесла самые желанные для меня слова: – Я люблю тебя, Тейлор.
Без каких-либо возражений я отнес ее в спальню нашей квартиры досматривать цветные сны.
А солнце тем временем не спеша поднималось на утреннем небе, сменяя ночную красавицу – луну.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/57-11646-1#1998478
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Виточка (15.02.2020) | Автор: ProstoLe/Mariela
Просмотров: 44


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями