Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [33]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15133]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14334]
Альтернатива [9024]
СЛЭШ и НЦ [8972]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за август

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Forget Me Knots / Незабудки
Жизнь – сложное и причудливое сплетение событий: эротичных, приносящих удовлетворение или бескомпромиссно немилосердных. Многие из этих нитей распутываются, но зачастую следы – свидетели удручающих ран, чересчур скверных для исцеления. Крайне тёмная история с уклоном в небезопасные, экстремальные игры: эротическое связывание шибари, ограничение дыхания и… более жуткие вещи.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13499
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Лежи и думай об Англии

2019-9-23
18
0
Название: Лежи и думай об Англии
Жанр: романтика, драма
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Эдвард/Белла, Эдвард/Розали
Саммари: – Мистер Каллен, госпожа просит уделить ей время для аудиенции.
Кумар, слуга-индиец, поклонился и остался в таком положении, ожидая ответа.
Эдвард Каллен, один из учредителей Ост-Индской компании, вздохнул и закрыл папку с документами. Затем мужчина перевел слегка раздраженный взгляд на слугу и наконец-то соизволил ответить:
– Проси.
Изабелла Каллен тихо вошла в богато украшенный кабинет и, бесшумно ступая по роскошному ковру, приблизилась к своему мужу.
– Мистер Каллен, слуги болтают, что вы поселили наложницу в доме. Это… правда?


Анонимные комментарии разрешены.





От автора: Действие фанфика происходит в 19 веке в колонизированной англичанами Индии.

Эдварда безумно раздражала его жена, раздражали ее молчаливая покорность и вечная слезливость, ее неприметность и невзрачность. Но особенно его раздражало, как она вела себя в постели. Конечно, он понимал, что английских девочек воспитывают в строгости и внушают, что их задача покорно лежать под мужем, пока он выполняет свой супружеский долг. Возможно, он бы даже посочувствовал ей и проникся ее проблемами, будь их брак заключен по любви. Но Эдвард Каллен жену не любил. Более того, она была ему неприятна. Ее отец буквально навязал свою дочь Эдварду, и тому ничего не оставалось, как жениться на ней, чтобы остаться у власти в Ост-Индской компании и продолжать увеличивать свои богатства. Девушка ему не понравилась. Была она слишком хрупкой, слишком скромной. Всегда была одета в какие-то невзрачные цвета, которые только подчеркивали бледность ее кожи и невыразительность черт. Ее большие карие глаза могли бы считаться красивыми, если бы не взгляд, как у теленка: испуганный, влажный, наивный. До того, как Эдварду пришлось вступить в брак, он уже два года жил в Индии и успел насладиться прелестями восточных женщин, их яркостью, гибкостью, роскошными телами и умением ублажать мужчину в постели. Эдвард за эти два года совсем отвык от чопорных английских дам, и когда увидел Беллу, был неприятно поражен. Впрочем, сначала Эдвард думал, что брак не будет ему в тягость. В глубине души он полагал, что скромность Беллы заставит ее находиться на заднем плане его жизни, никуда не вмешиваясь. К тому же ему казалось, что наличие рядом покорного женского тела для снятия сексуального напряжения тоже будет в плюс. Но реальность оказалась гораздо более мрачной.

Разумеется, как воспитанная девушка из благородной семьи, она оказалась девственницей, и когда он слишком резко вошел в нее в первый раз, позабыв, как вести себя с неопытными девушками, она не вскрикнула, но напряглась, а потом он почувствовал, что она беззвучно плачет. Чертыхнувшись про себя, Эдвард вышел из нее, хотел было зажечь свет, чтобы попытаться оценить ущерб и успокоить девушку. Хоть он и не любил жену, все же он не был злым человеком и не собирался причинять ей боль. Но Белла, поняв, что он потянулся к лампе, запричитала:

– Нет-нет, господин! Не зажигайте свет!

– Но почему? – удивился он.

– Вы не должны меня видеть обнаженной. Я… я стесняюсь.

Он попытался ее вразумить и объяснить, что раз они муж и жена, они вполне могут видеть друг друга в обнаженном виде, и что в этом нет ничего неприличного. Но она в ответ только сжималась, плакала и пыталась натянуть на себя простыню. Все его возбуждение прошло. Ему совсем не улыбалось заниматься сексом с испуганной и плачущей молодой женщиной. В раздражении он встал и ушел к себе. Смыв со своего члена ее кровь, он испытал некое подобие чувства вины, которое, впрочем, быстро сменилось привычным раздражением. Видит бог, он не хотел ее обидеть и даже пытался утешить. Все женщины проходят через опыт дефлорации и не делают из этого трагедию.

Эту ночь Эдвард провел в своей постели, к утру решив обзавестись наложницей. Если раньше он мог позволить себе общаться с разными девушками, то теперь ему, как женатому человеку, не пристало вести разгульный образ жизни. В Англии женатый мужчина заводил себе постоянную любовницу, и Эдвард не видел причин не сделать того же в Индии, раз удовольствия от секса с женой ему получать не придется.

Решив для себя этот вопрос таким образом, Эдвард постарался выкинуть мысли о неудавшейся брачной ночи из головы и заняться более приятными делами. Некоторое время он даже умудрялся не видеть жену совсем, так как вставал рано и уезжал по делам, а возвращался поздно и сразу проходил к себе. Наложницу он себе пока не нашел, но присматривался. К сожалению, в то утро он встал несколько поздно из-за того, что вечером слишком долго играл в карты и слишком много выпил. Спустившись к завтраку, он застал там жену, которая, увидев его входящим в столовую, как-то странно вздохнула и потупила глаза. «Или опять смущается, вспомнив ночь секса, или боится меня», – подумал Эдвард и снова испытал раздражение. Чувствовать себя монстром было неприятно. Да и в самом деле, что такого он сделал, чтобы ее напугать?

Он равнодушно бросил «Доброе утро», считая своим долгом быть хотя бы вежливым с женой, и уселся за стол. На нее он больше не смотрел, целиком погрузившись в чтение утренней газеты. Но вдруг неожиданно для него тишина была нарушена дрожащим голосом его жены:

– Мистер Каллен, могли бы вы уделить мне минуту вашего внимания?

Эдвард подавил вздох раздражения и отложил газету:

– Да, конечно, миссис Каллен, я вас слушаю, – вежливо проговорил он.

Она скомкала в руках салфетку, отводя взгляд, покраснела, судорожно вздохнула и произнесла прерывающимся голосом:

– Мистер Каллен, я считаю своим долгом вам сообщить, что мое здоровье уже в порядке.

– Здоровье? – недоуменно произнес Эдвард. – Разве вы были больны? Простите мою невнимательность, но вы могли бы передать мне через слуг, если что-то было нужно…

– Нет-нет, – отчаянно краснея, пролепетала она. – Я имела ввиду… Я хотела сказать… Первая брачная ночь… Вы… Я…

До Эдварда, наконец, дошло, что жена пыталась ему сообщить.

– Поверьте, я очень рад известию, что с вами теперь все в порядке. Еще раз приношу свои извинения, что невольно послужил причиной вашего недомогания.

Белла кивнула, чем вызвала новое раздражение Эдварда. Муж просит у жены прощения за то, что лишил ее девственности. Неслыханная вещь!

Он снова взялся за газету, считая, что разговор окончен, но жена опять начала лепетать, заставив его стиснуть зубы и снова обратить на нее внимание.

– Мистер Каллен, вы…

Она снова замолчала, а Эдвард ждал, кипя от возмущения. На поверку тихая покорная Белла оказалась на редкость нудной особой.

Она опять вздохнула и почти прошептала:

– Я считала своим долгом сказать, что уже в состоянии принять вас у себя в спальне, если вам угодно будет навестить меня.

Эдвард ушам своим не поверил. Она что, действительно хочет, чтобы он пришел к ней? Стараясь не напугать, он, тщательно подбирая слова, спросил:

– Миссис Каллен, вы уверены, что хорошо себя чувствуете? Я никоим образом не хочу навредить вам снова, поэтому, может быть, нам стоит подождать?

Эдвард давал ей шанс отказаться, предполагая, что на самом деле она совершенно не хочет его видеть в своей постели. Так оно и оказалось. Белла облегченно вздохнув, ответила:

– Спасибо, что заботитесь о моем самочувствии. В самом деле, подождать еще некоторое время было бы лучшим решением.

Закончив завтрак, он встал, коротким кивком попрощался и тут же уехал из дома, выбросив по пути из головы все мысли о жене.

Время шло. Эдвард прекрасно проводил время, стараясь как можно меньше появляться дома. Иногда они все же сталкивались то в гостиной, то в столовой, при этом Эдвард вежливо кивал, справлялся о самочувствии и быстро ретировался, ссылаясь на дела. Дела, конечно, у него были, но не настолько много, как он изображал. Все это время Эдвард был занят поисками наложницы, которые неожиданно оказались затруднительными. Слишком много требований предъявлял Эдвард к женщине, которая должна будет согревать его постель. Ему хотелось иметь самую лучшую наложницу, раз уж судьба оказалась к нему столь не благосклонной и наградила такой неудачной женой. Иногда он посещал других женщин, но редко, стараясь это делать как можно более скрытно. Все же правила приличия не были ему чужды.

В тот вечер он как раз вернулся от женщины, был пьян и весел. Видимо, именно этим сочетанием можно объяснить то, что он не сумел вовремя удрать из холла от неожиданно появившейся перед ним жены, одетой в пеньюар, скромности которого позавидовала бы даже монашка.

– Добрый вечер, мистер Каллен, – тихо произнесла женщина.

– Добрый вечер, точнее ночь, миссис Каллен, – глумливо ответствовал Эдвард.

– Надеюсь, ваш вечер прошел удачно, – так же тихо промолвила она.

– Несомненно, – усмехаясь, ответил Эдвард, с удовольствием вспоминая утехи, которым он предавался с кареглазой индианкой пару часов назад.

Его жена снова вздохнула и, потупив глаза, почти прошептала:

– Вы говорили, что навестите меня, когда я буду чувствовать себя хорошо. Я теперь в полном порядке.

– Дорогая, но зачем вам это? – удивился Эдвард. – Мне кажется, вы совсем не испытываете удовольствия при мысли, что я вас навещу. Зачем вы себя мучаете?

– Мой долг – произвести на свет наследника, – комкая в руке край пеньюара, пролепетала его жена.

– О! – только и смог ответить Эдвард.

Что ж, он может уважать свою жену за ответственность и сильное чувство долга. В его голове и теле еще бродили отзвуки страсти, испытанной недавно в объятиях красивой женщины, и, видимо, поэтому мысль о сексе с женой не показалась ему на тот момент раздражающей.

– Хорошо, идите к себе, – ответил Эдвард. – Я через некоторое время вас навещу.

Постучавшись в ее дверь, он услышал невнятное «Войдите», и, толкнув дверь, шагнул в темноту. Снова испытав глухое раздражение, он, стараясь быть, вежливым, произнес:

– Дорогая, я рискую свернуть себе шею, так и не добравшись до вас. Может быть, зажжем ночную лампу?

– Нет! – услышал он сдавленный писк и, мысленно чертыхаясь, стал добираться до кровати, ориентируясь на услышанный звук ее голоса. Пару раз споткнувшись, он достиг постели, скинул халат и обнаженный нырнул к жене под одеяло. Она лежала на спине тихо как мышь. Эдвард решил в этот раз смягчить свое вторжение, памятуя о том, что она наверняка не готова к соитию. Не то, чтобы ему доставляло удовольствие прикасаться к Белле и ласкать ее, но он посчитал это своим долгом. Целовать ее ему не хотелось, поэтому он ограничился тем, что погладил ее по плечам, потом постепенно осторожно спустил ладонь к груди, но как только коснулся ее округлости, сразу почувствовал вцепившуюся в его ладонь руку Беллы. Впрочем, она тут же ее убрала. «Наверное, посчитала своим долгом разрешить мужу делать наследника тем способом, который его устраивает», – хмыкнул про себя Эдвард, но руку на грудь не вернул. Раз уж она так этого боится, зачем ее пугать?

Он ограничился тем, что гладил ее руки, талию, потом повел руку ниже по бедру и сразу почувствовал, как женщина напряглась. Он снова убрал руку, начиная злиться. Как он может подготовить ее к соитию, если она не позволяет ему ее ласкать? Может рискнуть и попробовать преодолеть ее сопротивление? Он развел руками ее бедра, она покорно подчинилась. Но как только он положил руку ей между ног и попытался нащупать бугорок в ее складках, его кисть тут же была сжата ее бедрами, да так сильно и под неудобным углом, что ему показалось, что она вывернута. От боли и неожиданности он зашипел и довольно зло произнес:

– Дорогая, пожалуй, мне стоит уйти.

– Нет-нет, мистер Каллен. Я прошу вас извинить мой страх и мою неопытность. Я буду покорной и не буду вам мешать.

Эдвард сжал зубы и решил, что просто сделает то, что должен. Все равно с этой женщиной по-другому не получится. Да, ей будет больно, но она сама виновата. В конце концов, он честно старался ее подготовить.

Он лег на нее и вставил в нее свой член, сразу почувствовав, как напряглось ее тело. Правда, при этом она не издала ни звука, так что Эдвард решил, что все в порядке, и начал двигаться. Внутри она была очень тесной и сухой, член жестко терся. Мелькнула мысль об использовании масла для смазки, но тут же исчезла, так как оргазм не замедлил придти, и Эдвард излился в лоно жены. Не желая ее более напрягать, он вышел из нее и откатился на спину, приходя в себя. Через некоторое время он скорее догадался, чем услышал, что она снова плачет. Да что же такое? Ну как можно заниматься сексом с этой женщиной, если она соитие воспринимает как казнь?

– Извините, миссис Каллен. Но я вас предупреждал, что так будет.

– Нет-нет, мистер Каллен, – пролепетала его жена. – Все в порядке.

Ну, в порядке так в порядке. В любом случае, он ничего не может изменить. Эдвард поднялся, нащупал свой халат, накинул на себя и, пожелав жене спокойной ночи, отправился восвояси.

Дни пролетали за днями, недели за неделями. Жизнь Эдварда текла по привычному руслу. Он все так же старался избегать жены. Слава богу, просьбами навестить ее она больше не надоедала. Порой в голове Эдварда мелькали мысли о необходимости произвести наследника, но он отмахивался от них, полагая, что еще молод, и насущной потребности в этом на данный момент нет.

Иногда им с женой приходилось посещать какие-то светские рауты и званые вечера, и тогда он ее сопровождал. Она была почти все время безмолвна, иногда односложно отвечая на его вопросы, которыми он не особенно беспокоил ее. Она всегда была одета скромно, и ему было порой очень стыдно, что он вынужден выводить в свет такое невзрачное существо, и что именно это существо – его жена. Но он быстро отбрасывал эти мысли, переходя к более приятным.

Поиски наложницы увенчались успехом. Наконец-то он нашел женщину, которую не стыдно было бы назвать своей. Это была индийская женщина, смуглая, стройная, с тонкой талией и округлыми бедрами. Имя ее было слишком сложно для английского произношения, Ришабха, и поэтому Эдвард, не мудрствуя лукаво, стал называть ее Розали. Она была умной, и Эдварду нравилось беседовать с ней. Но самое большое удовольствие получал Эдвард, предаваясь с Розали сексуальным утехам. Она воплощала в жизнь все его смелые фантазии, а иногда и удивляла, потому что англичане, по мнению индийцев, мало понимали в искусстве любви. Эдвард не оставался в долгу и был очень щедр с ней.

Нет, чувство вины перед женой Эдварда не мучило. Он считал, что был ей хорошим мужем, позволяя ей делать все, что она хочет, открыв на ее имя неограниченный счет и не напрягая выполнением супружеских обязанностей. Он никогда не сказал ей худого слова, неизменно был вежлив, не надоедал своим присутствием. В свете всегда был ей опорой и поддержкой и никогда не позволил себе сказать о ней ни одного дурного слова. Друзья, знавшие о его вынужденной женитьбе, подшучивали по поводу ее внешности, но он не поддерживал их шутки, молча выслушивая и переводя разговор на другие темы. Поэтому Эдвард возмутился, когда Белла попыталась предъявить ему претензии.

Она встала необычно рано в тот день, и когда Эдвард по обыкновению спустился в столовую, жена была уже там. Он, конечно же, удивился, но не подал вида, вежливо ее поприветствовал и сел на свое место. Некоторое время они молча завтракали, но, наконец, Белла решилась.

– Мистер Каллен, могу я у вас спросить?

– Да, конечно, миссис Каллен, – ответствовал Эдвард, вздыхая. – Я весь внимание.

– Правда ли, что вы… Что у вас… Что вы проводите время в обществе одной женщины индийского происхождения?

И вот тут Эдвард рассердился. Какое ее дело до того, с кем он проводит время? «Я что, лезу в ее дела? – думал он. – Нисколько».

– Да, правда, – невозмутимо ответил он. – А вы что-то имеете против женщин индийского происхождения?

– Нет, что вы, – ответила его жена, опуская глаза.

– Вот и славно, – ответил Эдвард, подумывая, как бы скорее закончить завтрак и покинуть столовую. Решил, что не стоит пить чай, хоть сам и был любителем крепкого индийского напитка.

– Простите, что я говорю об этом, я понимаю, что я слишком неудачная для вас жена, – тихо проговорила Белла. – Но я хотела вам сказать, что раз слухи о ваших отношениях появились, они могут достичь и моего отца. А он будет очень недоволен, если узнает.

«Ах, ты, стерва! – разозлился Эдвард. – Я что, так и буду всю жизнь плясать под дудку мистера Суона? Мало того, что он шантажировал меня, намекая, что я могу лишиться места в Ост-Индской компании, если не женюсь на его дочери, так теперь этим же занялась и она? И я должен отказаться от девушки, которая привносит хоть какое-то удовольствие в мою жизнь?»

Эдвард слишком резко бросил салфетку на стол, но потом заставил себя сдержаться. Не стоит терять лицо ни в какой ситуации. И ответил вполне спокойно:

– Дорогая, ваш отец не имеет никакой возможности повлиять на меня. Что он может сделать? Лишить меня места? Ради бога! Я один раз уже пошел у него на поводу. Аннулировать наш брак? Знаете, я нисколько не огорчусь!

Тут молодой мужчина, заметив, как вздрогнула Белла, почувствовал, что перегнул палку, и добавил:

– И вы, думаю, не огорчитесь тоже. В самом деле, отец оказал вам плохую услугу, выдав замуж за меня. Я совершенно не подхожу вам.

А затем он поднялся и покинул столовую.

Приехав к Розали, Эдвард был вне себя, а потому позволил себе то, что не позволял никогда раньше: принялся обсуждать с ней свой брак и свою жену.

Розали внимательно слушала Эдварда, одновременно массируя ему ступни и делая по ходу его рассказа весьма разумные замечания. «Все же индийцы очень мудры в отличие от нас, англичан. Английская жена никогда бы не позволила разговаривать с ней о другой женщине, потому что это неприлично, – думал Эдвард, а потом поразился пришедшей ему в голову мысли: – К ак было бы здорово, если бы моей женой была Розали! Красивая, нежная, внимательная, страстная!»

Эдвард привлек девушку к себе и начал целовать, медленно освобождая от одежды. С ней не было никаких запретов. Она не смущалась танцевать перед ним в обнаженном виде, и его чресла пылали, когда он наблюдал за покачиванием ее божественных грудей или изгибом крутых бедер. Когда она исполняла танец живота, и он видел мелкую рябь, проходящую по ее телу, в нем просыпался зверь, и он забывал, что он сдержанный англичанин, контролирующий свои порывы. В такой момент ему хотелось повалить ее на пол и овладеть ею. А потом овладевать ею еще и еще, и еще, пока его мужская сила его не покинет. Но, казалось, в присутствии Розали такого прискорбного казуса не может произойти.

Так случилось и в этот раз. Начав целовать свою любимую, Эдвард не смог остановиться, и вскоре она сидела на нем верхом в позе наездницы, а его ствол пронзал ее насквозь. И она стонала и кричала, извиваясь на нем, а Эдвард стонал и кричал ей в такт. Пока мужчина отдыхал от соития, Розали умащивала его ароматическими и, как она говорила, пробуждающими страсть, маслами, не забывая и о его мужском жезле. Через некоторое время тот снова наполнился силой и соками и был готов вновь подарить радость возлюбленной. В этот раз Розали захотела предаться утехам в позе «лотоса». Это была ее любимая поза, и Эдварду она тоже нравилась. Он мог любоваться совершенным телом женщины, сидящей в его объятиях, он мог обнимать ее гибкий стан, жадно припадать губами к ее грудям. Придерживая ее за ягодицы, мог контролировать силу проникновения его члена в ее истекающее соками лоно, чувствуя, как она сжимает его внутри.

Тем ужаснее было его состояние, когда, вернувшись домой, он снова наткнулся на свою жену.

– Мистер Каллен, – тихо произнесла она. – Могу я с вами поговорить до того, как вы уйдете к себе?

– Дорогая, – поморщился Эдвард, – ради бога, избавьте меня от ваших упреков. Да, я вернулся от другой женщины, я даже не намереваюсь от вас это скрывать. А вы вольны поступать так, как вам заблагорассудится. Можете уведомить об этом своего отца, а он может обрушить справедливую кару на мою голову. Это все равно не заставит меня отказаться от Розали.

Глаза Беллы наполнились слезами, на мгновение заставив Эдварда испытать чувство вины, но он тут же сказал себе, что никто не заставлял ее выходить за него замуж. К его облегчению, жена сумела сдержаться и не заплакать, снова тихо заговорив:

– Нет-нет, мистер Каллен. Это ваше право проводить ваше свободное время так, как вам захочется. И я, насколько это от меня зависит, постараюсь скрыть от отца факт ваших отношений с… другой женщиной.

Эдвард растерялся.

– Дорогая, я, безусловно, благодарен вам за вашу лояльность. Но, извините, я все равно не смогу быть вам хорошим мужем. Мы не подходим друг другу.

– Да, я понимаю, – с готовностью кивнула Белла. – Простите меня, мистер Каллен, что вновь вам надоедаю, но… Могли бы уделить мне еще немного вашего внимания? Я имею ввиду, что… – она сглотнула, но все-таки заставила себя продолжать, – возможно, моя жизнь не казалась бы такой пустой, если бы у меня был ребенок.

Эдвард почувствовал себя ошарашенным. А ведь действительно, в ее жизни нет ничего хорошего. Он никогда не любил свою жену, но ведь обещал заботиться о ней и быть ей хорошим мужем, а получается, не сдержал обещания. Если ей хочется ребенка, что ж, пусть будет ребенок. В конце концов, Эдварду нужен наследник. Ничего страшного, если его родит Белла. Ведь женщина – это всего лишь сосуд для вынашивания плода, произрастающего из семени мужчины.

– Дорогая, – наконец отмер Эдвард, – я всегда готов пойти навстречу вашим желаниям. Но вы же понимаете, что я невольно могу стать причиной новой боли для вас.

– Нет-нет, мистер Каллен, – поспешно ответила Белла. А потом начала вдохновенно врать: – Мне вовсе не было больно. Я буду рада, если вы навестите меня… сегодня вечером.

В конце фразы ее голос затих, и мужчина подумал, насколько эта девушка боится той боли, которую он может ей причинить, и насколько она мужественна, что готова пойти на это, чтобы только заполучить то, что ей на данный момент хочется.

– Хорошо, дорогая, – ответил Эдвард. – Я скоро приду к вам.

Мужчина долго ломал голову, как поступить. Ему совершенно не улыбалось вновь причинять боль Белле, но в то же время он не представлял, как мог бы расслабить ее, если она не позволяет к себе прикасаться. Так не найдя никакого верного решения, Эдвард обратился к старому испытанному средству: решил ее напоить.

Некоторое время спустя он, держа в руке бутылку вина и два бокала, постучал в дверь своей жены. Дождавшись ее испуганного приглашения, он шагнул в темноту комнаты и сказал:

– Знаете, миссис Каллен, я тут подумал… Нам нужно просто поговорить, чтобы расслабиться. На отвлеченные темы. Может быть, вы накинете пеньюар или просто закутаетесь в простыню, чтобы не смущаться, а я зажгу лампу?

В ответ было молчание, и Эдвард поспешно добавил:

– Я одет.

– Я вижу, – нервно хмыкнула Белла, и мужчина сообразил, что в дверном проеме на фоне тусклого света в коридоре ей виден его силуэт в халате.

– Хорошо, – наконец произнесла она. – Я накрылась простыней. Зажигайте свет.

Эдвард закрыл дверь, сразу потерявшись в темноте.

– Может быть, вы сами зажжете? Лампа рядом с вами, а я боюсь, что пока доберусь, не один раз упаду.

– Хорошо, – отозвалась она, и через некоторое время ее спальню осветила ночная лампа, стоящая на столике рядом с ее кроватью, а мужчина успел заметить тонкую руку, которую она спрятала под простыню.

Эдвард подошел к ней и сел на край кровати, поставив вино на столик.

– Чтобы расслабиться, думаю, нам нужно выпить, – произнес он. – Надеюсь, вы не против?

– Не против, – нерешительно произнесла Белла.

Эдвард налил вина и подал один из бокалов жене. Белла выпростала тонкую руку из-под простыни и приняла его, задумчиво глядя на поверхность жидкости.

– Пейте, – сказал Эдвард.

– Кажется, вы хотели поговорить? – спросила Белла, продолжая следить за жидкостью в бокале. – Или вы хотите меня напоить, чтобы я расслабилась? Что ж, думаю, можно попробовать этот способ.

И она поднесла бокал к губам. Эдвард был поражен ее проницательностью, что впрочем, его не порадовало. Раз уж она такая разумная, тем более непонятно ее смущение и слезы в спальне. Эдвард опустошил свой бокал и снова налил себе. Белла отпила еще только половину. Беседа не клеилась.

«Надо все же сделать над собой усилие! – мрачно подумал Эдвард, иначе мы так ничего не добьемся. Но о чем с ней говорить? Что ее может заинтересовать? Она говорила, что хочет ребенка. Можно побеседовать об этом».

– Вы любите детей? – спросил он.

– Люблю ли я детей? – растерянно переспросила Белла. – Право, я не задумывалась об этом, мистер Каллен. Полагаю, любая женщина стремится стать матерью и любит детей.

– Уверяю вас, далеко не любая, – пробормотал Эдвард, а про себя отметил, что, видимо, и ребенок не стал бы большой любовью ее жизни, слишком уж холодной и малоэмоциональной была его жена. В который раз Эдвард с тоской подумал, как несправедливо устроена жизнь. Он никогда не сможет жениться на девушке, которую любит по-настоящему, и которая любит его. Зря они все это затеяли, потому что никакого желания сейчас ложиться с Беллой в постель он не испытывал.

Машинально он подлил ей вина, когда она протянула ему бокал. Край простыни сполз с ее плеча и ключицы, и он увидел часть груди Беллы. Оказывается, она была не настолько маленькой, как ему казалось ранее, когда он оценивал ее размеры через одежду. Эдвард посмеялся над собой мысленно. «Мы женаты уже столько времени, а я впервые вижу ее грудь, и то не полностью». Он отвел взгляд, не желая ее смущать, и мучительно пытался найти тему для разговора, как вдруг Белла спросила:

– Мистер Каллен, расскажите мне о… вашей подруге.

– Но что вы хотели бы услышать? – удивился Эдвард.

– Все, что вы могли бы мне рассказать. Наверняка, она лучше меня, раз ее общество для вас предпочтительнее, чем мое.

– Дорогая, не начинайте, – поморщился Эдвард. – Мне и так нелегко, а вы опять хотите все испортить.

– Испортить? – эхом откликнулась Белла. – Я не должна говорить о ней? Да, простите, мистер Каллен, жена не должна спрашивать мужа о… – она смешалась, не зная, какое слово подобрать. – Со своей подругой вы, наверное, никогда не говорите обо мне. Словно меня нет.

Неожиданно Эдвард вновь испытал чувство вины. Не далее как сегодня он как раз беседовал с Розали о Белле. Впрочем, разница в их разговорах была огромной. Розали выслушивала и сочувствовала, тогда как Белла только упрекала его и жаловалась. Вот и сейчас. «Словно меня нет». Она переживает, что пустое место для него? Но что она делает для того, чтобы это исправить? Все же Эдвард счел своим долгом утешить жену:

– Я вовсе не считаю вас пустым местом, миссис Каллен. Вы моя жена и будущая мать моего ребенка. Если мы все-таки умудримся сегодня сделать то, что собирались. – Белла при этих его словах залилась краской. Краснела она некрасиво, по ее шее и груди шли пятна. Эдвард, пытаясь ее отвлечь от смущающих мыслей, добавил: – И мы иногда говорили о вас.

– Говорили? – вскинула Белла на него глаза, ожидая продолжения. – И что же?

Эдвард постарался дать дипломатичный ответ:

– Я сочувствовал вашему положению, полагая, что оказался для вас никудышным мужем. Впрочем, я совершенно не представляю, как исправить ситуацию. Жаль, что в свое время мы пошли на поводу у… – Эдвард осекся, неожиданно подумав, что не представляет, по какой причине Белла вышла за него. Неужели отец заставил ее?

– Белла, а почему вы вышли за меня замуж? Неужели ваш отец был так жесток, что принудил вас? Мне казалось, он искренне вас любит.

– Нет, отец не принуждал меня, – тихо ответила Белла, избегая встречаться глазами с Эдвардом. – Я вышла за вас замуж, посчитав, что… Ну… Вы были достойным претендентом, а ведь любая девушка должна выйти замуж.

«Скорей всего, я был единственным претендентом», – осознал Эдвард. Чарльз Суон, чертов сукин сын, был разумным человеком и понимал, что у Беллы не будет большого наплыва претендентов на ее руку, а замуж ее выдавать было нужно. Вот он и воспользовался своим влиянием, чтобы женить на ней Эдварда. Молодой мужчина снова испытал глухое раздражение, вспомнив о своем браке, но постарался выкинуть мысли об этом из головы.

Он снова подлил жене вина. Белла протянула руку, и простыня раздвинулась еще больше, позволив Эдварду на мгновение увидеть розовый маленький сосок, который тут же спрятался, когда она поднесла бокал к губам.

«Но ведь она просто женщина. Такая, как все, – подумал Эдвард. – Да, она боится секса и не испытывает никакого желания. Она ничего не знает и не умеет. Ее невозможно научить, потому что она сопротивляется и не позволяет ни видеть себя, ни трогать в интимных местах. И все же она не исчадие ада. Зачем же я на нее так злюсь?»

Видимо, вино сыграло с Эдвардом шутку, заставив его сочувствовать своей нелюбимой жене. Впрочем, как перейти к сексуальным утехам от распития спиртных напитков, он по-прежнему не представлял. Если выключить свет, Белла сразу вспомнит, ради чего они встретились, и снова напряжется. Если свет не выключать, а просто попытаться как-то ее приласкать, то… тоже ничего хорошего не выйдет. Эдвард даже мысленно заскрипел зубами от осознания своего бессилия. Еще ни с одной женщиной ему не было так трудно. «В конце концов, почему я один должен мучиться? – вдруг пришла ему в голову мысль. – Если она хочет ребенка, пусть сделает над собой усилие и пойдет мне навстречу».

– Дорогая, я хотел бы вам кое-что сказать, – начал он.

– Я слушаю вас, мистер Каллен, – тихо ответила она.

– Вы сказали, что хотите ребенка. – Белла кивнула, а Эдвард продолжил: – Вы, я думаю, понимаете, что я гораздо опытнее вас и знаю, как правильно провести… процесс…

Белла кивнула опять.

– Мне было бы гораздо проще, если бы вы не мешали делать то, что я должен, не хватали бы меня за руки, не сопротивлялись и не отталкивали. – Белла покраснела и снова кивнула. – И было бы хорошо, если бы вы делали то, что я говорю, как и положено себя вести покорной жене.

Белла снова кивнула.

– Вы согласны меня слушаться?

– Да, мистер Каллен, – почти беззвучно ответила она.

– Допивайте вино, – приказал он. Она поднесла бокал к губам и начала мелкими быстрыми глотками опустошать бокал. Когда она закончила, Эдвард забрал его у нее из рук и поставил на столик. А затем сказал:

– Снимите с себя простыню.

Белла замерла, снова покраснела и прошептала:

– Мы погасим свет?

– Да, погасим, если хотите, – невозмутимо ответил Эдвард, – но потом. Сначала я хочу вас увидеть. Дорогая, вы же обещали слушаться.

– Но зачем вам меня видеть? – чуть не плача, сказала Белла. Эдвард, пытаясь держать себя в руках, начал терпеливо объяснять:

– Дорогая, мужчина так устроен, что ему нужно видеть перед собой обнаженную женщину, которая вызовет у него определенные чувства, позволяющие ему… стать готовым выполнять супружеский долг.

– Но, – нерешительно начала Белла дрожащим голосом, не понимая, что раздражает Эдварда все больше, – вы же не видели меня раньше, а супружеский долг выполняли.

– Из-за того, что я вас не видел, мне пришлось представлять образы других моих женщин, чтобы мой организм был готов, – уже не заботясь о смущении Беллы, ответил Эдвард. – Так вы хотите ребенка или нет?

– Да, хочу, – поспешно ответила Белла. – Только я боюсь, что вид моего тела не вызовет в вас те определенные чувства… о которых вы говорили.

– Что с вашим телом не так? – удивился Эдвард и тут же прикусил язык. Может, у нее была какая-нибудь травма, и ее тело изуродовано? В их предыдущие ночи он слишком мало ее касался, чтобы сказать наверняка, так это или нет. И как поступить?

– Хорошо, давайте тогда сделаем по-другому. Я погашу свет и не буду на вас смотреть, но вы будете спокойно лежать и позволять мне трогать вас так, как я посчитаю нужным.

Белла закрыла глаза, пытаясь справиться с волнением, и кивнула.

Эдвард потянулся мимо нее к лампе, нечаянно задев грудь жены, прикрытую простыней. Белла тут же отшатнулась, и последнее, что увидел Эдвард перед тем, как спальня погрузилась в темноту, была ее закушенная губа.

– Снимайте простыню и ложитесь, – скомандовал Эдвард. Послышалось легкой шуршание, и он почувствовал, как Белла растянулась рядом с ним на кровати. Он скинул с себя халат и лег рядом с женой, осторожно погладил ее шею, провел рукой по плечам, затем, помедлив, накрыл одной рукой грудь Беллы, вспоминая ее округлость и розовый сосок, которые успел сегодня увидеть. Белла лежала, не издавая ни звука и не пытаясь убрать его руку. Эдвард осторожно ласкал женскую грудь, стараясь не испугать, потом, видя, что Белла не сопротивляется, пальцами взялся за сосок и слегка сдавил его. Белла издала порывистый вздох.

– Больно? – спросил Эдвард.

– Нет, – тихо ответила она.

Эдвард еще немного поиграл с ее грудями, а потом опустил руку Белле на живот, начал легкими круговыми движениями гладить его, постепенно спускаясь ниже. И почувствовал, что ее тело снова начинает напрягаться.

– Раздвиньте ноги.

Белла покорилась. Эдвард прикоснулся пальцами к ее лепесткам, с удивлением и некоторым удовольствием ощутив, что они увлажнились. Эдвард раскрыл складки Беллы и, отыскав маленький бугорок, начал его поглаживать, а губами прикоснулся к ее груди, вспоминая, как таким же образом ласкал Розали. Белла продолжала неподвижно лежать, но Эдвард почувствовал, что ее тело слегка расслабилось. Его пальцы продолжали совершать круговые движения вокруг средоточия ее женственности, тогда как губы нашли сосок и начали его посасывать, а Белла лежала под ним все так же неподвижно. Эдвард чувствовал, что жена достаточно увлажнилась, а значит, можно было переходить непосредственно к акту.

Эдвард лег сверху и вставил свой член. Сегодня погружение было гораздо более мягким и легким. Мужчина с удовольствием начал двигаться, неожиданно осознав, что секс с женой может быть вполне приятным. Некоторое время он продолжал овладевать своей женой, пока она лежала, лишь слегка подаваясь под его натиском. Наконец он излился в нее и откатился в сторону, удовлетворенно заметив:

– Сегодня уже было получше.

– А как часто мы должны делать это, пока я не смогу понести? – тихо спросила Белла, а в Эдварде тут же вспыхнуло забытое раздражение. Она по-прежнему не испытывает никакого удовольствия от любовных утех, лишь ждет, когда сможет забеременеть Она готова терпеть натиск мужа, но предпочитает, чтобы это было не столь часто. «Можно подумать, я сильно жажду секса с ней! – мрачно подумал Эдвард. – Я ей одолжение делаю, а она еще чем-то недовольна». Впрочем, он сдержался и вежливо ответил:

– Думаю, раз в неделю будет нормально. Скажем, по пятницам. Вечер пятницы у меня свободен. Вас устроит такой график?

– Да, устроит, – услышал Эдвард прерывающийся голос и понял, что Белла снова плачет. Он поморщился, благо Белла его не видела, встал, надел свой халат, пожелал жене спокойной ночи и ушел.

С тех пор их жизнь потекла с новым ритмом, впрочем, не сильно отличаясь от старого. В пятницу, примерно в определенное время Эдвард стучался в спальню жены, она приглашала его войти. В темноте, уже выучив путь, Эдвард добирался до кровати. Ложился рядом с неподвижной Беллой, привычным способом ласкал жену, добиваясь ее увлажнения, овладевал ею, изливался, вставал, одевался и уходил, и все это почти без слов, кроме самого первого ее «Войдите» и окончательного его «Спокойной ночи».

Через некоторое время этот ритуал начал его раздражать, на что он и пожаловался Розали:

– Это невозможно выдерживать. Мне кажется, будто я исполняю какую-то повинность. К тому же, может, она бесплодна? Может, все это ни к чему не приведет? Мы уже несколько месяцев следуем графику, а она все не беременеет.

– Но почему ты не хочешь сделать процесс более приятным для себя? – спросила Розали.

– В смысле? – удивился Эдвард.

– В прямом. Делай не то, что должен, а то, что хочешь. То, что тебе будет приятно сделать.

– Да ничего мне неприятно с ней делать. Я вообще не хочу с ней заниматься сексом. Будь моя воля, я бы женился на тебе.

– Но ты не можешь на мне жениться, – мудро заметила Розали. – Даже если бы ты каким-то способом избавился от жены, ты и тогда не мог бы на мне жениться. Мое происхождение не позволило бы тебе это сделать, не уронив твое имя в грязь.

– К сожалению, ты права, – уныло кивнул Эдвард. – Но как мне хочется, чтобы вместо нее в моей постели постоянно была ты.

– Кто тебе мешает, предаваясь с ней любовным утехам, представлять меня на ее месте? Тем более, если вы все равно занимаетесь сексом в темноте. По телосложению мы не так уж и отличаемся.

– Сравнила, – усмехнулся Эдвард. – Дело не в телосложении, а в том, что она делает. Она словно идет на эшафот, когда принимает меня. Лежит неподвижно и плачет. Это у любого мужчины отобьет охоту заниматься сексом с такой женщиной.

– Какие же вы, англичане, наивные! – промурлыкала Розали ему на ухо, прикасаясь своей грудью с коричневым соском к его руке. – Любовные утехи могут быть разными, и даже занимаясь таким сексом, как у тебя с женой, можно получить огромное наслаждение.

– И как же? – удивился Эдвард, а его руки начали ласкать грудь Розали.

– Хочешь, попробуем? – улыбнувшись, предложила девушка. – Я выключу свет, а ты придешь ко мне в темноте и сделаешь то же самое, что делаешь с женой. Только представь, что ты суровый воин-викинг, захвативший в плен чужую женщину и собирающийся насладиться своим трофеем, невзирая на ее слезы и сопротивление.

Нарисованная Розали картинка неожиданно заставила мужское достоинство Эдварда отреагировать весьма сильно, хотя сам хозяин еще сомневался:

– Вдруг я нечаянно тебе сделаю больно?

– Слишком уж вы, англичане, джентльмены, – усмехнулась Розали. – В постели нет места стеснению и сдержанности, а следы от любовных ласк, укусы и царапины – это украшение тела и напоминание о часах страсти. Выпей, это снимет твое беспокойство, – сказала Розали, видя, что Эдвард все еще колеблется, и налила ему бренди. Эдвард усмехнулся, вспомнив, как тем же самым способом пытался расслабить свою жену.

– Иди к себе и можешь выпить еще, пока я тут все приготовлю, а потом приходи.

Бренди действительно повлияло самым благотворным образом, и Эдвард уже не сомневался, что эту затею стоит воплотить в реальность. К тому же он доверял Розали и считал, что если невольно сделает больно, она простит его.

Он не стал стучаться, а сразу вошел и захлопнул в дверь. В комнате было темно, но он услышал легкие всхлипывания и пошел на звук. Розали отлично играла свою роль, и Эдвард чувствовал, что нетерпеливое желание погрузиться в сопротивляющееся тело женщины овладевает им. Приблизившись к кровати, он взобрался на нее, а затем грубо накинулся на Розали, целуя, кусая ее и с силой сминая руками ее груди. Она застонала и начала плакать:

– Нет, нет, не нужно, я не хочу. Отпустите меня.

Ее слова только больше распаляли Эдварда, он чувствовал, что никогда еще не был так возбужден. Он раздвинул ее ноги, хотя она и пыталась их сжать, откинул ее руки, которыми она пыталась прикрыться, и с рычанием вонзился в нее. Розали закричала, заплакала и начала причитать в такт его толчкам:

– Мне больно, господин, больно!

Эдвард замер и спросил взволнованно:

– Розали, тебе действительно, больно? Мне быть помягче?

– Да нет же, глупый, – ответила девушка. – Продолжай. Мне очень нравится твой напор. Ты никогда раньше не был таким неистовым. Твой жезл словно пронзает меня насквозь, доставляя невиданное удовольствие.

Слова Розали удесятерили желание Эдварда, хотя он думал, что более сильным оно уже не может быть. Он брал ее несколько раз, в разных позах, и все это время она плакала, умоляя его прекратить, а он возбуждался все сильнее. Наконец, овладевая сзади Розали, стоявшей на четвереньках на краю кровати перед ним, Эдвард излился и сказал:

– Все, кажется, я больше не смогу.

Все его тело было наполнено приятной усталостью и истомой от удовольствия, которое он получил от этой любовной игры.

Он вышел из Розали, а она поднялась и зажгла свет. Затем легла на кровать, потянулась и, улыбаясь, поманила Эдварда к себе. Он лег рядом, чувствуя, что глаза его слипаются.

– Теперь ты видишь, что такой способ секса доставляет удовольствие. Ты бы мог попробовать так же с женой.

– Ты не понимаешь, – вздохнул Эдвард. – Ты же играла роль. На самом деле тебе не было больно, и ты получала удовольствие. А ей на самом деле больно и неприятно то, что я делаю.

– Ну, мне тоже было больно, – усмехнулась Розали.

– Но ты же говорила…! – расстроено воскликнул Эдвард.

– Глупый, эта боль была приятной. Мне нравится, что ты обо мне заботишься. Это большая редкость для мужчины, и именно за это я тебя люблю. Но иногда можно и позволять себе быть грубым. Для разнообразия. И потом, почему ты боишься сделать больно своей жене? Она просит у тебя ребенка. Ты пытаешься ей дать то, что она хочет. Будет правильным, что за свои услуги ты получишь удовольствие, а она может и потерпеть ради достижения своей цели. Ну а не захочет терпеть, ты можешь вообще отказать ей и больше не заниматься с ней сексом.

Эдвард пожал плечами и перевел разговор на другую тему.

В эту пятницу Эдвард решил попробовать такую же игру со своей женой. Конечно, он понимал, что жена не сможет подыграть ему и будет испытывать боль, но как правильно заметила Розали, жена может и потерпеть. Разумеется, он намеревался быть с ней более мягким, чем с Розали, но для храбрости выпил бренди.

Постучав и по обыкновению услышав «Войдите», он решительно захлопнул за собой дверь и быстрым шагом направился к кровати, боясь при промедлении растерять свою решимость. Он одним движением лег рядом с женой, а затем навалился на нее и начал грубо целовать. Раньше он никогда не целовал жену, ему этого не хотелось, но сейчас он был пьян и начал действовать так, как вел себя с Розали. Белла издала изумленный возглас, явно не готовая к таким действиям, но Эдвард, не давая ей опомниться, закрыл ей рот своим, а руку, преодолев сопротивление, засунул ей между ног. Жена была сухой, но Эдварда это нисколько не смутило. Он продолжал целовать и кусать ее губы, а его рука настойчиво терла бугорок страсти. Белла, не понимая, что случилось, извивалась под ним и мычала, пытаясь что-то сказать, но Эдвард затыкал ей рот своим языком. Она попыталась отвернуть голову, желая избежать его губ, но он свободной рукой схватил ее за волосы, удерживая ее голову, и продолжил терзать своим ртом и зубами ее губы.

Как только Эдвард убрал руку, Белла попыталась сдвинуть ноги, но он ей это не позволил, втиснувшись телом между них. Его возбужденный жезл замер перед входом. Эдвард отпустил волосы жены и обеими руками принялся грубо мять ее груди.

Белла наконец получила возможность отвернуть голову и воскликнула:

– Эдвард, что вы делаете?

– Делаю вам ребенка, – ответил Эдвард, продолжая тискать ее груди и щипать соски. Видимо, он делал это слишком сильно, потому что Белла вскрикнула, а потом более тихо добавила:

– Вы пьяны?

– Есть немного. Но не так, чтобы очень сильно. Я понимаю, что делаю.

И тут он резко воткнулся в нее, почувствовав, что внутри горячо и мокро. Все-таки ласки, даже грубые, сыграли свою роль. Белла вскрикнула, видимо, ей все же было больно. «Впрочем, какая разница? – мрачно подумал Эдвард. – Ей было бы больно и неприятно в любом случае. А мне так хоть чуть-чуть интереснее».

Он начал с сильным напором вонзаться в нее, продолжая целовать. Возможно, она поняла, что ничего не изменит, а, может, вспомнила, что обещала быть послушной, но теперь она лежала спокойно, не отталкивая его больше и только иногда постанывая, когда он втыкался в нее слишком яростно.

Эдварду захотелось чуть изменить позу, и он подхватил ноги жены под колени и поднял их.

– Эдвард! – вскрикнула Белла, но позволила ему это сделать. Под таким углом он начал погружаться внутрь нее еще более глубоко и чувствовал, как ее узкое лоно полностью заполняется его членом. Видимо, ей стало гораздо больнее, так как Белла начала кричать и стонать. Но Эдвард уже чувствовал, что удовольствие близко, и не мог остановиться. Наконец, пришло освобождение, и он замер в Белле, изливаясь и испытывая такое удовольствие, которое никогда еще не получал с ней. Затем он осторожно скатился с нее.

Нащупав ее руку, он поднес ее к губам и поцеловал:

– Простите, дорогая, я сегодня был груб. Но ведь вам в любом случае было бы больно и неприятно, зато сегодня я получил большое удовольствие. Благодарю вас, что вы мне позволили это сделать. Если вы сочтете, что мое внимание вас слишком напрягает, я, безусловно, больше вас не потревожу.

– А вы и с… другими женщинами так получаете удовольствие? – тихо спросила Белла.

– У меня только одна Розали, – ответил Эдвард. – Я вовсе не стремлюсь вести разгульный образ жизни, ставя вас в неловкое положение в свете. И да, с ней я тоже так получаю удовольствие. Собственно, она и посоветовала мне такой способ любовных утех с вами. Но, конечно же, как я и думал, то, что нравится ей, совершенно не подходит для вас.

Белла промолчала, а Эдвард оделся и вышел.

Утром он проспал, а потому спустился к завтраку довольно поздно. Белла сидела за столом, по обыкновению одетая во что-то невзрачное. Впрочем, ее лицо не казалось таким бледным как обычно. Присмотревшись, Эдвард увидел ее распухшие губы и розовые царапины на щеке от его щетины. Утром на трезвую голову все произошедшее между ними казалось каким-то дурным сном. Он заметил, что слуги поглядывают на лицо Беллы и едва сдерживают ухмылки. Эдвард почувствовал себя неловко и тут же поспешил извиниться, когда они остались наедине:

– Дорогая, я, правда, не хотел вам вчера делать неприятно, – сказал он искренне. – Я понимаю и принимаю ваши особенности. С моей стороны непозволительно было вести себя так, даже если это мне и доставляло удовольствие.

– Мистер Каллен, со мной действительно все в порядке, – тихо ответила Белла, хотя ее распухшие губы и исцарапанные щеки говорили об обратном. Неожиданно он понял, что такой ее вид его возбудил, и Эдвард представил, как прямо сейчас накидывается на нее в столовой, срывает с нее это безобразное платье, и, начиная целовать эти распухшие от его вчерашнего неистовства губы, стремительно овладевает ею. Но он сразу поморщился и покачал головой. Все равно такого не произойдет никогда. Белла – не Розали. С ней невозможны такие игры.

В следующую пятницу Эдвард вновь пришел к Белле. Их встречи снова стали прежними и пошли по заведенному ритуалу. Он ложился на Беллу, ласкал ее, входил, двигался, изливался, выходил, прощался и уходил. Белла тихо лежала под ним, ничего не говоря, правда иногда все-таки плакала. Наверное, когда неудовольствие от необходимости терпеть внимание мужа перевешивало ее желание иметь ребенка.

Эдвард начал все больше тяготиться своей обязанностью посещать Беллу. Ему было грустно, что он вынужден не так часто видеть свою наложницу, как ему хочется. Внезапно пришло решение: поселить Розали у себя дома. Да, она никогда не станет его женой, но зато она будет рядом, и он сможет наслаждаться ею. Мелькнуло некоторое беспокойство по поводу реакции жены, но потом Эдвард решил, что той нет никакого смысла нервничать, так как в отношении нее он не собирался изменять свое поведение. Впрочем, если она обидится и запретит ему посещать ее спальню, Эдвард будет только рад.

Еще он боялся, что Розали не согласится переехать в его дом, так как в своем доме она была хозяйкой, а в его доме она будет считаться бесправной наложницей. Но, как ни странно, Розали сразу же согласилась, и он, не ставя в известность жену, привез девушку к себе домой и поселил ее рядом со своей спальней.

А вот сейчас Белла пришла и требует ответа.

– Мистер Каллен, слуги болтают, что вы поселили наложницу в доме. Это… правда?

– Да, миссис Каллен. Это правда, – начал говорить Эдвард, мысленно готовясь выслушать ее упреки и угрозы рассказать отцу.

– То есть вы не будете посещать меня по пятницам?

Ах, вот что ее волнует? Эдвард вежливо ответил:

– Как вам будет угодно, дорогая. Если вы по-прежнему настроены завести ребенка, то в наших встречах ничего не изменится. Если же вы по какой-то причине передумаете, вам стоит только сказать об этом.

– Я рада, что вы по-прежнему будет меня навещать, – ответила Белла и добавила, – спасибо, что уделили мне свое время.

– То есть вас не беспокоит, что я буду делить свое внимание между вами двумя? Простите, что спрашиваю, просто я не хотел бы, чтобы вы как-то обижали Розали. Ей и так будет сложно в подчиненном положении в нашем доме.

Белла помолчала, будто что-то обдумывая, потом ответила:

– Нет, я не против. Я вижу, что ваша… подруга очень любит вас, раз согласилась на переезд. Если вы не забудете о своем обещании навещать меня, я не буду возражать против того, что она живет у нас.

Хоть Эдвард и мечтал проводить все время с Розали, разумеется, ему это не удавалось. Дела требовали его присутствия вне дома. Он переживал, что Розали скучает без него, но она заверила, что нашла себе подруг, и что ее существование ее вполне устраивает. Ему нравилось, что он мог спать с ней в одной постели, мог заниматься каждую ночь самым разнообразным сексом. Мог даже днем увлечь ее, например, в библиотеку, закрыться там и, нагнув ее к столу, задрать ее юбки и взять ее сзади. Один раз он так воспламенился, когда они прогуливались по парку, что, невзирая на возможность быть замеченным слугами, он повалил ее на скамейку в беседке и овладел ею несколько раз в разных позах. Закончилась их игра тем, что она, совершенно растрепанная, с вывалившимся грудями, стояла на коленях и ласкала губами его член, пока он вновь не излился в ее прекрасный ротик.

Он по-прежнему навещал по пятницам жену, и из благодарности за то, что она терпит наложницу в их доме, пытался с нею быть нежным и терпеливым. Он подолгу целовал ее, ласкал, и чувствовал, что она уже не так напряжена, как раньше. Хотя она по-прежнему иногда плакала, он, чтобы не смущать ее, делал вид, что не замечает. Но теперь ее слезы не раздражали, скорее он ее жалел и восхищался ее мужеством.

Иногда Розали дразнила его и предлагала ему поиграть в «жену», подразумевая его приход к ней в полной темноте. Эти игры были весьма разнообразными. Иногда она предлагала быть ему воином-завоевателем. Иногда вором, проникшим в дом и наткнувшимся на служанку. Иногда патрицием в Древнем Риме. А порой она изображала его жену и просто покорно лежала под ним, иногда всхлипывая, и ее игра безумно заводила его. После таких игр посещение жены Эдварду даже стало нравиться.

Он стремился, чтобы дамы не сталкивались в доме, и никогда не сводил их вместе. Иногда он завтракал с Беллой в гостиной, иногда приказывал подать ему завтрак в спальню, чтобы насладиться им наедине с Розали. Иногда они с Розали отправлялись на пикник, а потом он ужинал с женой в столовой. Так как он стал чаще бывать дома, поневоле начал чаще видеться женой. Им приходилось больше общаться, и неожиданно для себя он понял, что ему нравится беседовать с ней.

Эдвард был счастлив. Но любое счастье когда-то кончается, и его тоже не замедлило закончиться.

Однажды, вернувшись домой, он направился к себе в спальню, чтобы переодеться, и увидел на своем бюро конверт. Предполагая, что Розали опять затеяла какую-то игру, он вскрыл письмо. Оно, действительно, оказалось от нее, но его смысл привел Эдварда в замешательство. Письмо было коротким:

Милый Эдвард,

ты же знаешь, как я люблю тебя! Но все же хочу сказать, что ты глуп и слеп!

Я покидаю твой дом и оставляю тебя с твоей женой. Постарайся быть ей хорошим мужем. Прощай.

П.С. Прочитай дневник, что лежит в верхнем ящике твоего стола. Я знаю, что вы, англичане, слишком щепетильны и не позволите себе читать чужие письма. Но уверяю тебя, ты просто обязан это прочесть.

Чувствуя, как в душе что-то лопается и растекается кровью, Эдвард полез в ящик и достал оттуда женский дневник. Открыв его, он понял, что это дневник его жены. Эдвард уже хотел захлопнуть его, не намереваясь читать, но нечаянно выронил. Тот упал и раскрылся. Эдвард поспешил его поднять и закрыть, но тут его взгляд случайно выхватил из текста, написанного строгим каллиграфическим почерком его жены, фразу: «Господи, помоги мне, как же я ХОЧУ ЭДВАРДА!!!»

Не поверив своим глазам, он прочитал фразу еще раз. Сочетание строго почерка жены и невнятной эмоциональной фразы с кучей восклицательных знаков никак не укладывалось в его голове. Поняв, что теперь он уже не сможет отказаться от чтения, Эдвард сел в кресло и открыл первую страницу.

«Сегодня я была в конторе у папы и увидела его помощника, Эдварда Каллена. Он не заметил меня, да я и не пыталась попасться ему на глаза. Я была рада, что папа не позвал меня, чтобы ему представить. Впервые в жизни я увидела такого красивого молодого человека. Его гордый профиль демонстрировал его независимость, а линия скул навевала греховные мысли. Мне впервые в жизни захотелось поцеловать мужчину, коснуться губами этих скул, век, которые прикрывали самые красивые в мире зеленые глаза. Мне захотелось обвить руками эти широкие плечи. Я понимаю, что недопустимо думать об этом, и не только потому, что молодой девушке нельзя думать о таких непристойных вещах, но еще и потому, что глупо с моей стороны пытаться даже в фантазиях прикасаться к такому божеству. Я бесконечно некрасива, невзрачна, моя фигура убогая и тощая, и к тому же я образована. Такие мужчины как Эдвард достойны того, чтобы их красоту и достоинство обрамляли блестящие женщины. Но я рада, что могу хотя бы любоваться им издали».

Эдвард оторвал взгляд от страницы и уставился в темнеющее окно. То, что он прочитал, было чем-то непонятным, безумным. Это не могла писать его жена. Это или какая-то шутка Розали, правда, переходящая все моральные границы, что все же не было ей свойственно, или… Может быть, жена увлекается написанием романов, и это один из них? А персонажей она назвала их именами из желания как-то обозначить, чтобы потом подумать над более подходящими?

Эдвард перелистал несколько страниц, желая посмотреть, что же дальше.

«Папа сказал мне, что хочет устроить мой брак с Эдвардом. Ему это вполне по силам, и важно только мое согласие. Папа понимает, что с моей внешностью я не могу рассчитывать на достойный брак. Мужчины могут польститься на мои деньги, но вряд ли кто-то из них будет так красив, умен и благороден, как Эдвард».

В местах, восхваляющих его, Эдвард морщился, но продолжал читать.

«Папа сказал, что такого мужа я себе точно не найду, а в его силах устроить этот брак. Я попросила время на размышление. Я долго думала, и размышления мои были мучительными. Я знала, что буду обузой Эдварду, я знала, что он никогда меня не полюбит. Я знала, что после того, как мой отец вынудит его жениться на мне буквально шантажом, Эдвард возненавидит меня и будет презирать. Я понимала, что если люблю Эдварда, я должна отказаться от него. Папа, конечно, посчитает меня неразумной, но никогда не пойдет против моей воли. Но когда я думала, что выйдя замуж за Эдварда, я смогу видеть его каждый день, что я смогу даже иногда прикасаться к нему, что он ляжет со мной, чтобы зачать наследника, что я смогу иногда называть его по имени вслух, – после этих мыслей моя решимость быть благородной таяла. Видимо, греховная сущность моей натуры одержала верх, и я дала согласие на брак с Эдвардом. О, прости меня, Эдвард! Я бесконечно перед тобой виновата!»

Ошарашенный Эдвард, уже не пытаясь анализировать прочитанное, пролистал еще несколько страниц.

«Моя первая брачная ночь оказалась полной катастрофой. Я знала, что Эдвард ненавидит меня за то, что папа вынудил его на мне жениться, но я думала, что смогу с этим жить. Но я оказалась не такой сильной, какой себе вообразила. Я мало что знала о взаимоотношениях мужчины и женщины в постели, и эти сведения были противоречивыми. Мама умерла слишком рано, когда я была маленькой девочкой, а в том возрасте еще было рано обсуждать со мной подобные вопросы. Конечно, я читала некие трактаты на индийском и видела картинки, но мое знание языка слишком убого, чтобы я могла понять все, что там написано, а картинки удивляли, так как я не предполагала, что люди могут изогнуться в таких странных позах. Да и были эти изображения слишком смущающими, чтобы я могла позволить себе их как следует разглядеть. С другой стороны, тетя Маргарет, сестра отца, набожная и строгая, похоронившая двух мужей, посчитала своим долгом просветить меня насчет того, как я должна вести себя с мужем в спальне. Она сказала, что женщина должна спокойно лежать в темноте и терпеть, пока муж выполняет свой супружеский долг. Ни в коем случае нельзя показывать, насколько ей больно. Потом тетя помолчала и добавила, что если у меня вдруг окажется греховная натура моей матери, и я получу удовольствие в постели, я так же не должна показывать это мужу, иначе он посчитает меня падшей женщиной. Я не знала, что такое «падшая женщина», но поняла, что это что-то плохое, а ухудшать и без того плохое мнение Эдварда обо мне не хотелось. Я подумала, что мне стоит прислушаться к советам тети, так как, будучи англичанкой, она больше понимала в том, как английские мужчины реагируют на поведение женщин. Судя по индийским трактатам, индийские мужчины относились к своим женщинам как-то иначе. Хотя, возможно, там речь шла про падших женщин, к коим я принадлежать не хотела.

Как бы там ни было, я честно постаралась сделать так, как советовала мне тетя: спокойно лежать и не показывать, насколько мне больно. Про темноту мне особенно было понятно, так как я видела, как Эдвард смотрит на меня и морщится от неудовольствия, находя меня невзрачной. Я слышала, как его друзья говорили ему об этом. Он не отвечал им, но я поняла, что он тоже так считает. И я понимала, что если не хочу вызвать снова его отвращение, я не должна показывать ему себя, тем более в обнаженном виде. Если в одежде я могла подшить рюши и сделать несколько лишних складок ткани, чтобы украсить свою фигуру, то в своей собственной коже я буду выглядеть слишком непрезентабельно. Мне приятно было чувствовать прикосновение Эдварда, его тяжесть, когда он лег на меня. Но потом он что-то сделал, как будто что-то воткнул в меня, и сильная боль пронзила меня между ног. Я попыталась не показывать боли, но слезы невольно потекли из моих глаз, и к моему ужасу Эдвард это заметил. О, он был безупречно внимательным и пытался утешить меня, от чего я чувствовала себя еще более ничтожной. Я даже полежать спокойно не могла, как делают все женщины, а уж когда он хотел зажечь свет, чтобы оценить мои повреждения, я вообще впала в панику. Я и так слишком некрасива, а еще в таком виде… Когда он ушел, я зажгла свет и оглядела себя. Все мои бедра были в крови, и я испачкала постель. Вот был бы ужас, если бы Эдвард увидел все это!»

Эдвард поднял глаза от страницы и глухо застонал. Боже, каким идиотом, каким жестоким монстром он был. Еще даже большим монстром, чем он о себе иногда думал. Белла покорно принимала его презрение и раздражение, она пыталась быть сильной, находясь наедине со своими страхами, а он, ее муж, никогда даже не попытался понять ее и помочь. Ему страшно было читать дальше, потому что со страниц в этих наивных и невинных словах представал перед ним его нелицеприятный образ, его черствость, глупость и слепота. Розали была права, когда написала ему это письмо перед тем, как покинуть его. Какая женщина захочет остаться с таким монстром?

Эдвард вздохнул и перевернул еще несколько страниц.

«Я чувствую себя такой подлой и грязной, когда обманываю Эдварда и говорю ему о том, что зову его в свою постель только ради того, чтобы понести ребенка. Возможно, он что-то заподозрил, потому что спросил меня, люблю ли я детей. Наверное, я бы хотела ребенка от Эдварда, даже уверена, что хотела бы. Но видимо, я не только неудачная жена, но и плохая мать, потому что когда я умоляю Эдварда навестить меня, я совсем не думаю о возможности зачать ребенка. Я думаю только о том, что на некоторое время Эдвард будет моим, и я буду чувствовать его тело, прижимающееся ко мне. Иногда он трогает мою грудь, гладит меня между ног, и это даже приятно. Но когда я понимаю, что мне это приятно, мне сразу вспоминаются слова тети Маргарет, что у меня греховная натура моей матери, и что я становлюсь падшей женщиной. И я стараюсь терпеть и не показывать Эдварду, что мне приятны его прикосновения. Но потом, когда он входит в меня, это уже мне не нравится. Но я рада, что Эдвард продолжает приходить ко мне.

Я знаю, что у Эдварда есть наложница, я даже видела ее. Это очень красивая женщина, и я рада, что хотя бы с ней он испытывает то удовольствие, которое я не могу ему дать. Он по-прежнему вежлив со мной, всегда идет навстречу моим просьбам, хотя я вижу, как сильно он хотел бы избежать посещений моей спальни. Я как-то слышала, что мужчины стремятся к соитию с любой женщиной без разбора, и то, что он избегает меня, говорит о том, что я гораздо хуже других женщин. Получается, дело не только в моей невзрачности, так как я по-прежнему не зажигаю свет, а он все равно продолжает меня избегать.

Я понимаю, что должна была оставить его в покое и не вынуждать его посещать меня, исполняя повинность, но когда я думаю, что сегодня пятница, и вечером Эдвард придет навестить меня, я ликую и не решаюсь быть благородной. Да, я знаю, что моя натура слишком греховна. И я каждый раз плачу, жалея, что опять заставляю Эдварда делать то, что ему не нравится, но не могу пересилить себя».

Эдвард прервался и задумался. Белла не испытывала никакого удовольствия в постели с ним. Ей не был нужен ребенок. Тогда что заставляло ее раз за разом звать его к себе? Он перевернул еще несколько страниц.

«Сегодня Эдвард был другим со мной. Не знаю, как описать то, что я чувствовала, потому что мои эмоции в полном беспорядке. Сначала Эдвард показался мне безумным. Он начал целовать меня, кусая мне губы, сильно сжимать мою грудь, я испугалась, что он не в себе, потом почувствовала запах бренди и поняла, что он пьян. Но он заверил меня, что понимает, что делает. Он делал мне больно, действовал грубо и неприлично касался меня везде, но я вспомнила наставления тети Маргарет и старалась терпеть. Он продолжал тискать мою грудь, грубо тер меня между ног, причиняя боль, ерзал на мне, придавливая своей тяжестью, и вдруг я почувствовала что-то странное. Между ног стало горячо и мокро, и вдруг я поняла, что движения пальцев Эдварда не доставляют мне неприятных эмоций. Наоборот, мне вдруг захотелось, чтобы он скорее вставил в меня свой жезл. Когда он, наконец, резко воткнул его в меня, я вскрикнула от полноты чувств, за что сразу же принялась себя ругать и постаралась опять лежать спокойно, не показывая своего удовольствия. Когда он вдруг поднял мне ноги, я воскликнула «Эдвард!», застеснявшись странной позы, но потом вспомнила картинки из индийского трактата. Значит, люди действительно предаются любовным утехам в таких неудобных позах. Я подумала, что теперь уже точно стала падшей женщиной, но в тот момент мне было так хорошо, что все остальное перестало иметь значение. Не сдерживаясь, я начала стонать от удовольствия, которое дарил мне Эдвард. Сейчас я понимаю, как невыносимо бесстыдно вела себя, но утешаю себя тем, что Эдвард поцеловал мне руку. Ведь не стал бы он целовать руку женщине, которую считал падшей?»

Эдварду было и смешно, и грустно. Смешно было читать наивные заблуждения юной неопытной девушки, и грустно, что он был всему виной.

«Я услышала из разговора слуг, что Эдвард привез в наш дом наложницу. Мне бы обрадоваться за него, что рядом с ним будет женщина, которая его любит. А я, подлое эгоистичное существо, сразу подумала только о себе, испугавшись, что теперь он перестанет навещать меня. Но Эдвард оказался на редкость великодушным и пообещал, что в наших отношениях ничего не изменится, хотя я понимала, как сильно он хотел бы этого избежать.

А потом я увидела, как он предается сексуальным утехам с ней. Я понимала, что Эдвард не хочет, чтобы я общалась с его наложницей, поэтому держалась от нее на расстоянии. Не моя вина была в том, что случилось. Я сидела в кресле в дальнем темном углу в библиотеке, когда Эдвард заглянул внутрь, осмотрелся и, видимо, не заметив меня, завлек в помещение Розали, закрыв дверь на ключ. Они принялись целоваться, а я побоялась дать им знать, что вижу их. Эдвард сказал, обращаясь к Розали: «Я хочу тебя!», нагнул свою наложницу на стол и задрал ей юбки. Затем быстро расстегнул панталоны и достал свой жезл. Я впервые видела его и поразилась, каких он больших размеров. Неужели все это помещается где-то во мне? Немудрено, что мне иногда бывает больно. А Эдвард вставил свой жезл в девушку и начал совершать быстрые движения соития. Они оба стонали, причем Розали даже не пыталась скрывать, что ей это нравится. Интересно, Эдвард считает ее падшей женщиной? Я наблюдала за ними, смущенная донельзя, но не могла заставить себя отвернуться. И что самое странное, мне вдруг захотелось, чтобы Эдвард так же наклонял меня на стол, задирал мне юбки и стонал, находясь во мне. И чтобы я видела не скуку на его лице, а выражение удовольствия. И чтобы он мне говорил, что хочет меня. Тем сильнее было мое несчастье, ведь я понимала, что никогда этого не произойдет. Такая некрасивая девушка как я не может рассчитывать, что ее будет хотеть мужчина.

Мне было стыдно, но с тех пор я старалась подсматривать за ними. Меня удивляло, что они предавались любовным утехам в разное время, и часто днем. У них не было никого графика, который был у меня с Эдвардом, и я убедилась еще раз, что общение со мной для Эдварда – повинность. Однажды я заметила, как они предавались любви в разных позах в беседке, а потом Розали с открытыми красивыми грудями стояла на коленях перед Эдвардом и целовала его жезл, полностью забирая его в рот. И я вдруг подумала, что тоже так хочу. Господи, помоги мне, как же я ХОЧУ ЭДВАРДА!!! Я грязная падшая женщина, и пусть я буду такой».

Белла их видела в библиотеке? Белла видела, как Розали ласкала его ртом после того, как он овладевал ею в самых бесстыдных позах в беседке? И Белла ни разу не показала ему, что знает это? Не только ни разу не возмутилась, а вместо этого захотела его? Его, морального урода, который поселил в своем доме наложницу и на глазах своей жены предавался любовным утехам с ней?

«Я понимала, что то, что я задумала, слишком неприлично. Теперь я понимала, что Розали – падшая женщина, и осознала, что это что-то хорошее. Я видела, как она счастлива с Эдвардом и как он счастлив с ней. Как-то дождавшись, когда Эдвард уедет по делам, я набралась смелости и отправилась на половину дома, где проживала Розали. Я очень нервничала, боясь, что она просто посмеется надо мной. Но что я теряла? Все равно в моей жизни нет человека, которому я могла бы довериться. Розали оказалась на редкость понимающим человеком. Более того, она оказалась настолько великодушной, что у меня до сих пор наворачиваются слезы на глаза, когда я понимаю, сколь многим она пожертвовала ради меня. Она предложила скрывать от Эдварда наше знакомство, разумно предположив, что ему это не понравится. А потом она принялась объяснять мне принцип взаимоотношений мужчины и женщины, объясняла мне мои реакции и реакции Эдварда. Мне было так стыдно, когда я поняла, сколь наивна я была, как много совершила глупостей и как сильно отвратила Эдварда от себя.

Мне было приятно, что я подружилась с Розали, и я просила у нее прощения за то, что раз в неделю забираю у нее Эдварда. Я боялась, что она попросит отказаться от него, но даже во имя нашей дружбы я бы не смогла этого сделать, потому что без этих его посещений не видела смысла в своей жизни. Розали как-то странно отреагировала на мои извинения. Она вдруг порывисто меня обняла, сильно прижав к себе, и долго так держала, а потом, отвернувшись, извинилась и попросила меня подождать в ее комнате. Я уже успела заскучать, когда она вернулась, и взгляд ее был странным – растерянным и решительным одновременно.

И вот тогда она предложила мне то, от чего, будь я порядочной женщиной, я обязана была отказаться. Она рассказала, что иногда они с Эдвардом играют в игру, в которой он приходит в темную комнату, совсем как со мной, а Розали изображет или рабыню, или служанку, или похищенную девушку. И Розали предложила мне подменить ее. Я отказывалась, потому что была уверена, что Эдвард непременно распознает обман. А узнав об обмане, он так рассердится, что может совсем не захотеть меня видеть. Но Розали убедила меня попробовать. Наверное, ее убеждения подействовали из-за того, что мне отчаянно хотелось хотя бы раз почувствовать себя желанной женщиной. И я согласилась».

Эдвард откинул дневник и запустил пальцы в волосы. Ему не нужно было читать дальше, чтобы понять, что произошло. Розали специально поддразнивала его, предлагая эту игру. Женщины менялись, и иногда это действительно была Розали, а иногда это была Белла, но он не видел разницы, с одинаковым удовольствием занимаясь любовью с обеими. Как действительно он был глуп и слеп. А потом, видимо, Розали наткнулась на дневник Беллы и поняла, что есть способ открыть ему глаза. И ушла, великодушно оставив его своей сопернице, так как посчитала, что та сильнее любит его и больше заслуживает счастья. До чего же он докатился! Женщины передают его друг другу, как какой-нибудь томик стихов, чтобы поразвлечься на досуге. Ну что ж, видимо, он этого заслуживает.

Только что же ему теперь делать? Как исправить то зло, которое он причинил их отношениям с Беллой? Сегодня пятница, и она ждет его у себя. Эдвард положил дневник обратно в ящик стола, запер и, облачившись в халат, направился на половину жены.

Постучав, он услышал знакомое «Войдите» и, открыв дверь, шагнул в темноту. Добрался до кровати, скинул халат и лег, действуя по привычке и еще не зная, как себя вести. Белла лежала рядом, а он ее не касался. Через какое-то время она зашевелилась и растерянно спросила:

– Эдвард?

Ее тихий покорный голос заставил его почувствовать боль. Она столько страдала по его вине, но по-прежнему хочет видеть. Ждет неловких соитий, которыми он награждал ее все это время за ее безграничное терпение и самоотверженную любовь. Эдвард наклонился к ней и начал нежно целовать, обнимая и прижимая к себе, чувствуя, как откликается ее тело, и с удивлением понимая, что действительно желает свою жену. Он позволил себе более смелые ласки, чем обычно. Она сначала замерла, но тут же стала отзываться на них. Он целовал ее тело, а она позволяла ему это, раскрываясь под его руками и губами. Наконец он лег меж ее ног, почти входя в нее и все же медля. Она нетерпеливо подалась ему навстречу, неловко потерлась об его член, и он, неожиданно ощутив небывалую радость, наклонился к ней, поцеловал и сказал:

– Белла, я хочу тебя!

Она застыла под ним, а потом он понял, что она плачет. Снова плачет? Что он опять сделал не так?

Он потянулся зажечь лампу, Белла запротестовала, но он не послушал ее. Свет вспыхнул, а Белла закрыла лицо руками и попыталась сжаться в комочек под ним, бормоча сквозь рыдания:

– Не смотри, не смотри!

Эдвард, опершись на локти, силой отвел ее руки от лица. Она зажмурилась и замолчала, только слезы вытекали из-под ее ресниц.

– Белла, открой глаза, посмотри на меня!

Она отчаянно покрутила головой.

– Ты же хотела видеть выражение удовольствия на моем лице и хотела слышать, когда я произношу, что желаю тебя.

Белла широко распахнула глаза, с испугом уставившись на Эдварда своими влажными, наивными и безумно красивыми глазами.

– Я тебя хочу. На самом деле хочу овладеть тобой, – и с этими словами он вошел в нее. Белла ахнула и тут же снова насторожилась:

– Розали рассказала тебе о нашем обмане? И ты теперь хочешь наказать меня?

– Если ты хочешь, я могу наказать тебя, нагнув на стол в библиотеке и задрав юбки. Но сейчас я намереваюсь доставить тебе удовольствие.

Белла покраснела до корней волос и смущенно спросила:

– Ты знаешь, что я видела вас в библиотеке? Розали тебе рассказала?

– Я прочитал твой дневник.

– Нет! – на лице Беллы проскользнула полная гамма чувств от страха до стыда, а потом она уперлась руками в грудь мужу, пытаясь оттолкнуть. Но Эдвард не позволил ей это сделать. Наконец она устала трепыхаться и замерла.

– Пожалуйста, не обижайся на меня и не обижайся на Розали. Видимо, она нашла твой дневник и дала прочитать мне.

– Наверное, вы здорово потешались надо мной, – грустно, но без упрека произнесла Белла.

– Я здорово злился на себя за то, что был таким слепым все это время. И думаю, Розали чувствовала свою вину, что невольно помогала мне все это время делать тебе больно, поэтому и оставила меня. Ты когда-нибудь сможешь меня простить?

– За что? О чем ты? – пролепетала Белла, и вдруг до нее дошло: – Розали тебя оставила? О боже, Эдвард! Поверь, я не виновата! Я старалась ничем ее не обидеть, как ты и просил. Только не наказывай меня. Пожалуйста! Ты не откажешься приходить ко мне по пятницам?

Нет, этого он уже не мог вынести. Он поднялся и сел на кровати, а потом усадил Беллу к себе на колени. Она попыталась натянуть на себя простыню, но Эдвард решительно откинул ее в сторону и сказал:

– Белла, ответь мне, только честно: ты хочешь меня?

Она кивнула.

– Ты хочешь, чтобы я овладевал тобой в любое время, как только мне захочется, днем или ночью, и в любом месте: библиотеке или беседке в парке, или может быть, на дороге к имению?

При последних словах по губам Беллы скользнула легкая улыбка, и она ответила:

– Да, Эдвард, хочу!

– Ты бы хотела, чтобы я задирал тебе юбки и брал тебя прямо в холле, где нас могут застать слуги, а потом ты бы ласкала мой жезл ртом?

Белла снова покраснела, но ответила:

– Да, очень хочу!

– Тогда, дорогая, я вынужден отказаться от нашего пятничного графика.

Эдвард увидел, как потух взгляд Беллы, и нижняя губка стала опасно подрагивать, хотя жена храбрилась и пыталась не расплакаться. Он продолжил:

– Потому что, сама понимаешь, за вечер пятницы нам всего этого не успеть.

Ее глаза снова загорелись, и она улыбнулась, а Эдвард подумал, что у него самая красивая и желанная жена на свете, поэтому перед тем как снова поцеловать ее, он сказал:

– Я очень тебя хочу!

___________________________________________________________________

* Авторство бессмертной фразы приписывается королеве Виктории, якобы такой совет она дала свой дочери перед первой брачной ночью. На самом деле выражение "Lie back and think of England" (лежи и думай об Англии) появилось в начале 20 века. По распространенной версии, такой совет давали британским женщинам, чтобы научить их выдерживать сексуальные запросы мужей, так как деторождение рассматривалось как долг государству, и женщина не должна была получать удовольствие от секса. Сейчас данное выражение сходно по значению с "grit the teeth" (стискивать зубы).

Эту фразу написала леди Хиллингтон в 1912 году:

Я рада, что теперь Чарльз навещает мою спальню реже, чем раньше. Сейчас мне приходится терпеть только два визита в неделю, и когда я слышу его шаги у моей двери, я ложусь в кровать, закрываю глаза, раздвигаю ноги и думаю об Англии.

http://b-a-n-s-h-e-e.livejournal.com/300207.html


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-14344-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Солнышко (18.10.2013)
Просмотров: 11196 | Комментарии: 197


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1971 2 3 »
+1
197 galina_rouz   (09.11.2018 19:34)
Он что вообще идиот???? Не узнавать в постели свою изящную, хрупкую, маленькую жену и КОРОВУ Розали ???Белла которая досталась ему девственной и лоханку простигосподи которую и в хвост и в гриву Розали??? Спасибо за историю

+1
195 bitite_zum   (21.09.2018 13:56)
Очень понравилась история, спасибо!

0
196 Солнышко   (21.09.2018 17:37)
Спасибо! Очень приятно!. smile

+1
189 Vivett   (31.03.2016 14:03)
Спасибо большое!
Очень милая история!

0
192 Солнышко   (30.08.2016 00:29)
Спасибо за отзыв! smile

+1
188 Svetlana♥Z   (21.02.2016 05:29)
Спасибо за такую поучительную историю! Получила массу удовольствия от сюжета, хотя будучи по натуре собственницей, своим мужем не смогла бы делиться, самой мало! biggrin

+1
190 Солнышко   (11.06.2016 19:19)
Ну, это когда Вы уверены в его взаимности. А если бы Вы думали, что он Вас не любит, но сами бы любили и хотели бы, чтобы он Вас как минимум не выгнал из дома... неужели бы не смирились, лишь бы его видеть? wink
Спасибо за отзыв! Рада, что история понравилась!

+1
187 Olga_Malina   (01.09.2015 11:28)
Очень хорошая и качественная история, редко встретишь подобное в этом жанре wink

0
191 Солнышко   (11.06.2016 19:20)
Спасибо! Очень приятно!
Тем более можно сказать, что это моя проба пера в этом жанре! smile

+2
185 Sveta25   (04.08.2015 13:54)
Спасибо большое с удовольствием прочитала еще раз tongue

0
186 Солнышко   (31.08.2015 00:16)
Спасибо! Мне очень приятно, что история достойна неоднократного прочтения! happy

+1
178 Chekhova_Anna   (12.04.2015 01:21)
спасибо за историю!
Грустно было читать про измену Эдварда...
Хорошо, что канон восторжествовал. Но жаль Розали, ведь, получается, она добровольно отказалась от своих чувств к Э. =(
Пострадавшие все же есть sad

0
179 Солнышко   (09.07.2015 21:20)
Розали, конечно, жаль, но вполне возможно, она не так уж сильно любила Эдварда. Тем более она понимала, что он все равно никогда на ней не сможет жениться, а все время быть на вторых ролях - не так уж и приятно.
Спасибо за отзыв! smile

+2
176 ПуФыСтИк   (23.02.2015 22:21)
Никогда такого не читала. Оказывается и такое может быть.
Очень понравилась история, спасибо)))

0
180 Солнышко   (09.07.2015 21:22)
Спасибо большое за отзыв! Мне очень приятно, что история понравилась! А в каком смысле "никогда такого не читали"? Ведь все истории отличаются друг от друга так или иначе? В чем моя отличается от других?

+1
175 Sveta25   (05.02.2015 18:39)
Очень понравилось,спасибо!

0
181 Солнышко   (09.07.2015 21:23)
Спасибо! Рада, что понравилось! smile

+1
174 lapaTusya   (18.12.2014 21:39)
Очень понравилось, спасибо)!

0
182 Солнышко   (09.07.2015 21:23)
И Вам спасибо, что прочитали! smile

+2
170 Амели4ка   (18.09.2014 18:01)
Вполне в духе того времени. Спасибо за работу. smile

0
171 Солнышко   (18.09.2014 21:04)
Спасибо, что прочитали! smile

+5
169 чиж7764   (02.06.2014 21:54)
Очень долго с недоверием относилась к этой истории. Первый раз, когда увидела рекламу, зашла посмотреть, прочла summary, и расстроилась. Сейчас решилась-таки прочесть. (Хуже-то не будет...) Просто ух, ты! Ей богу, в лучших традициях любовного романа серии "Шарм" и "Арлекин". Настолько со знанием дела прописана довольно стандартная ситуация с браком в ту эпоху! И чётко копируется линия бесконечного благородства и самопожертвования юной англичанки, наслушавшейся старую деву тётку, в пользу мужа, который достался ей обманом и который почти ненавидит её за это. Браво автору за умение передать настроение и характеры, сделав это вкусно, грамотно и непафосно.

0
172 Солнышко   (18.09.2014 22:58)
прочла summary, и расстроилась.
А почему - расстроились? Что расстроило?
Браво автору за умение передать настроение и характеры, сделав это вкусно, грамотно и непафосно.
Спасибо большое! Очень лестно читать такую характеристику!
happy

+1
177 Chekhova_Anna   (12.04.2015 01:18)
вероятно, описываемая открытая измена Э к Б.
А значит, пренебрежение к девушке (жене)... как я думаю

0
183 Солнышко   (09.07.2015 21:26)
Возможно. Но мне кажется, у Эдварда есть смягчающие обстоятельства. Ведь его по сути вынудили жениться, и жену он не любил. Кроме того он пытался быть с женой милым, но физиология брала свое. Но ведь в конце концов о смог "увидеть" жену, разглядеть ее, понять, что она действительно настоящее сокровище.

+1
168 Arkencel   (22.05.2014 22:59)
Спасибо за историю!

0
173 Солнышко   (18.09.2014 22:59)
Пожалуйста! smile

+2
167 ElisKALEN220887   (03.05.2014 09:16)
Вы мне не поверите, но вы угадали это то, что я давно не читала на этом форуме, да мне нравится читать 18 век, в то время люди были совсем другие, да и отношения у них были не точно нынешние. Их мужья часто не любили их, а в постели встречались только для продолжения рода, но лучше узнав друг друга, они все понимают, что невинные их жены тоже могут быть горячи. И всегда интересно читать, как разные авторы описывают, как они шли друг к другу, к пониманию друг друга. Мерси и респект автору, жду еще ваших творений такого плана.

0
184 Солнышко   (09.07.2015 21:27)
Спасибо большое за такой отзыв. Мне как автору всегда интересно знать, что именно интересует читателей, что им нравится или не нравится в произведении.
Спасибо, что прочитали! smile

+2
165 Тэя   (01.05.2014 20:55)
хах)) начало прям в лучших традициях Макнот, а потом такой калейдоскоп))) biggrin спасибо, было не оторваться)))

0
166 Солнышко   (02.05.2014 22:10)
Спасибо за отзыв! Рада, что понравилось! smile
А что значит - "калейдоскоп"?

+1
159 wasser   (31.03.2014 17:59)
фанф замечательный))с удовольствием прочитала бы продолжение))например как дальше у них отношения развивались, что было бы если спустя некоторое время ЭД снова встретился с Розали и например изменил Белле?Добавить ревности,огня))

0
164 Солнышко   (06.04.2014 19:55)
Спасибо большое за отзыв!
Пока я не планирую продолжение. История мне кажется законченной. Лучше я какую-нибудь еще напишу. wink
Хотя если вдруг мне в голову придет идея продолжения, я обязательно уведомлю всех читателей. smile

+2
135 Beshenayabelka   (02.03.2014 15:43)
Замечательная история. Отпишусь на форуме.

0
163 Солнышко   (06.04.2014 19:53)
Спасибо за отзыв и здесь, и на форуме! smile

+3
120 Diamond7616   (13.02.2014 17:04)
Срасибо за такую замечательную историю!!! Прочитала на одном дызании! smile

0
162 Солнышко   (06.04.2014 19:52)
Спасибо! Очень лестно! happy

+4
118 ФурияN   (31.01.2014 01:03)
cry Замечательная история.
З.Ы.:А тётя у Беллы, дура. sad

0
161 Солнышко   (06.04.2014 19:51)
Спасибо! Рада, что история понравилась! happy
Насчет тети - согласна. biggrin

+7
117 nika-for   (29.01.2014 07:37)
Невероятная история smile
Честно говоря как то сначала необычно что ли читать было такое отношение Эдварда к Белле и как то печально sad :( sad
Но потом все встало на свои места. Розали молодец, очень мудро поступила. Я бы не сказала что он ее любил, это больше страсть и сексуальное влечение dry
А вот Беллу мне было очень жаль особенно когда читала дневник cry
В любом случаи рада что все закончилось именно так...
Хотя честно говоря я бы еще почитала, продолжение например с удовольствием бы прочла smile :) smile
Спасибо большое автору!!!!!

+1
160 Солнышко   (06.04.2014 19:49)
Спасибо большое за такие лестные отзывы о моей истории! Мне очень приятно, что она пришлась по душе! happy
Честно говоря как то сначала необычно что ли читать было такое отношение Эдварда к Белле и как то печально
Мне хотелось попробовать написать несколько необычно, не так, как привыкли читатели видеть отношения между Беллой и Эдвардом. Надеюсь, мне это удалось. smile
Я бы не сказала что он ее любил, это больше страсть и сексуальное влечение
Да, скорей всего так и было!
Спасибо большое за комментарий!
smile

+6
116 Черный_кот   (28.01.2014 22:16)
Прикольно они Эдварда имели! tongue

+2
152 Солнышко   (12.03.2014 22:40)
Угу. Чтоб не выпендривался! biggrin

+3
115 BlackCrow   (28.01.2014 21:03)
Просто прекрасная история. Название - шикарное. Сначала, как - то не захотелось читать, но потом, я переборола себя и прочла. И причем не зря.
Розали, поступила очень благородно, что оставила Эдварда. А Эдвард, наконец - то понял, какую жену получил. Не просто бревно dry
Спасибо большое wink

+1
151 Солнышко   (12.03.2014 22:39)
Название - шикарное.
Спасибо! Я старалась придумать получше! biggrin
Сначала, как - то не захотелось читать, но потом, я переборола себя и прочла. И причем не зря.
Мне очень приятно, что Вы поменяли первоначальное мнение. А если не секрет, почему сначала не хотелось читать?
Спасибо за комментарий!

+2
153 BlackCrow   (13.03.2014 21:11)
Да как - то не знаю как и объяснить. Мне не нравится пара Эдвард/Розали. Думаю, и чего я канючу? Сюжет вроде бы приличный, так что просто представляю вместо Розали, просто девку без лица biggrin

+2
154 Солнышко   (13.03.2014 21:55)
так что просто представляю вместо Розали, просто девку без лица
Логично! biggrin
Спасибо за ответ. Согласна. Мне тоже не нравятся некоторые пейринги, и я с трудом решаюсь прочитать с ними произведение. Хотя, с другой стороны, я не знаю, как этого избежать.

+2
155 BlackCrow   (13.03.2014 22:07)
Просто представляй девку или парня без лица biggrin
Если фанфик стоит прочитать, то он пойдет как по маслу smile

0
156 Солнышко   (13.03.2014 22:40)
То есть у читателей должно быть обязательно хорошо развитое воображение! biggrin Спасибо за совет! smile

+2
157 BlackCrow   (14.03.2014 11:20)
Конечно. Ибо было бы неинтересно читать biggrin

0
158 Солнышко   (14.03.2014 11:22)
Это точно! smile

+2
114 ЕЛЕНА123   (25.01.2014 03:03)
Довольно необычно и интересно! Спасибо!

0
150 Солнышко   (12.03.2014 22:36)
Спасибо за отзыв! Приятно! smile

+3
113 Вик3387   (25.01.2014 01:27)
Обалденная история!!!Уверена, что она вполне могла произойти, если учесть, что Белла вышла замуж по любви, а сердце Эда на самом деле было свободно. Ведь с Розали его связывала страсть и удовольствие, а Белла, сама того не ожидая, покорила его сердце... Ну, а остальное дело техники...))) wink
Большое спасибо!!!

0
149 Солнышко   (12.03.2014 22:36)
Спасибо большое! Я рада, что моя история понравилась!
Конечно, настоящая любовь всегда должна восторжествовать! happy

+3
112 Румиса   (22.01.2014 23:41)
,не хотел ,не любил...тут почитал и сразу захотел...так небывает

0
148 Солнышко   (12.03.2014 22:34)
Согласна, не бывает. Но в моем фике не так. wink

+2
111 Althessa   (19.01.2014 02:37)
Печальная история. Секс без любви уподобляет человека живльному. wacko

0
147 Солнышко   (12.03.2014 22:33)
Согласна. Но у героев все впереди. Тем более Белла любит Эдварда, а он тоже встал на путь исправления. smile

+3
110 ღRebekkAღ   (13.01.2014 21:48)
спасибо biggrin biggrin

0
146 Солнышко   (12.03.2014 22:32)
Пожалуйста! wink

+2
109 shweds   (13.01.2014 14:09)
Спасибо за историю!

0
145 Солнышко   (12.03.2014 22:32)
Спасибо, что прочитали! smile

+2
102 geolena   (19.12.2013 13:15)
cool biggrin

0
144 Солнышко   (12.03.2014 22:31)
wink biggrin

+2
95 Akapella   (17.12.2013 13:05)
Великолепная история! Большое спасибо автору! smile

0
143 Солнышко   (12.03.2014 22:30)
Спасибо! Рада, что понравилось! smile

1-30 31-60 61-89
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]