Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1633]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4860]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15271]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14623]
Альтернатива [9080]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4495]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Хладные
В школе все шептались, обсуждая приезд Калленов, но Белла не обращала внимания на сплетни, пока один из детей доктора не вошел в класс. Она знала его. Видела раньше. Голову заполнили воспоминания далекого детства. Взгляд парня остановился на ней, и Белла сжалась в комок. Хладный.

Хищники
Вампир – а если ты не единственный Хищник во вселенной? Что ты будешь делать, столкнувшись с сильной и могущественной расой? Сможешь спасти любимую, оказавшись на территории врага, растеряв преимущества своей сущности?

Nightfall/Наступление ночи
Белле и Эдварду становится все более комфортно друг с другом, но мир, кажется, восстал против них. Что если кровь Беллы «поет» не только для Эдварда? Что если этот вампир откроет охоту на нее? Или это только начало к чему-то более страшному и жестокому?

Волк на диване
Белла отправляется в прошлое, чтобы исправить допущенные ошибки.
Фантастика. Мини.

Рассвет новой жизни
В реальности ты никто, а во сне можешь быть кем угодно и с кем угодно. Если бы мог, что бы ты выбрал?
Фантастика, романтика

Один паршивый день Эдварда Каллена
Эдвард Каллен – хронически невезучий вампир и ходячий магнит для неприятностей. Впрочем, однажды удача ему все же улыбнулась – он встретил Беллу, новую ученицу школы Форкса, и, по совместительству, телепатку, которая не может читать только его мысли.
Юмористический мини ко Дню святого Валентина.

Ты во мне, я в тебе
Белле исполняется восемнадцать, и её самое большое желание на день рождения - стать такой, как Эдвард. По счастливой случайности Эдвард мечтает почти о том же - он хочет стать человеком. И вот желание загадано, свечи задуты и... герои меняются местами!

«Последняя надежда»
В стародавние времена могущественные маги умели не только проклинать, но и дарить надежду. Пусть и превращали путь к спасению в одну сплошную загадку для своих далеких потомков.



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1919
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Дорогами Ада. Глава 25. Поднебесная исповедь

2021-6-15
18
0
Дорогами Ада.

Глава 25. Поднебесная исповедь.

Jacob

Франция… Париж… Кто бы мог подумать, что моя судьба забросит меня в эти края?

Когда Белла в день свадьбы прибежала ко мне в номер отеля, я чуть было инфаркт не получил. Такой выходки после драки с Калленом около церкви я от неё не ожидал. Сначала я подумал, что Белла, решила своего мужа совсем доконать, но после того как она рассказала мне про то, что её сыну возможно грозит опасность, тут же откликнулся на просьбу помочь.

Да и как я мог отказать, когда Белла смотрела на меня такими глазами, что сердце разрывалось, видя её отчаяние, плещущееся в этих шоколадных очах? Не смог. Не отказал, даже несмотря на то, что я увидел на свадьбе, а именно то, как она смотрит на Каллена…

Именно в церкви, когда Белла и Каллен стояли у алтаря, я понял, чтобы между ними не происходило, сколько бы они друг другу не трепали нервы и не говорили гадостей, эти двое никогда не избавятся от своей любви, которая словно вечный огонь будет гореть между ними, согревая души и сердца. И пусть парочка пока сама об этом и не догадывается, но это действительно так. Белла никогда не будет так смотреть ни на одного мужчину, поэтому мечтать о ней, о её любви, даже и не стоит.

Вот почему, смирившись с этой мыслью, я просто стал жить дальше, записав себя в разряд её друзей, к которым Белла сможет всегда обратиться за помощью. Слишком многим я обязан этой хрупкой женщине.

- Джейкоб, ты разговаривал с Беллой? – раздался голос Рене из кухни, где она собирала сумку для Джимми, чтобы отправится к доктору Волуа.

- Да, позавчера, - ответил я женщине, помогая малышу на полу в гостиной строить крепость из кубиков. – Когда они вернутся, она пока не знает. Сказала, что Эдвард ещё занят работой с Али, так что… нам остаётся только ждать.

- А ты ей сказал, что нам потребуются деньги, чтобы провести последнее обследование для Джимми? – беспокоилась Рене. – Господи, эти больницы и реабилитационные центры выкачивают деньги из людей, словно вампиры кровь, - причитала она, барабаня какими-то предметами утвари. - Я надеюсь, что этот кошмар скоро закончится наконец-то.

- Рене, перестаньте так переживать, - стал успокаивать я эту добрую и заботливую женщину, продолжая играть с Джимми. – Всё будет хорошо, вот увидите. Белла сказала, что все вопросы, связанные с деньгами пока она не вернётся, будет решать Анжела. Ну, а насколько Анжела исполнительна, я думаю, мне не стоит вам говорить?

- Ох, Джейкоб! – тяжело вздохнув, зашла в гостиную Рене. – Скорей бы Белла вернулась уже, Джимми очень скучает по ней.

- Ма-ма… - словно в подтверждение её слов проговорил мальчуган, показывая маленьким пальчиком на дверь.

- Нет, солнышко, - тоскливо улыбаясь, проговорила Рене, беря Джимми на руки. – Мама ещё не приехала. Она сейчас далеко, моё золотце.

С болью в сердце я смотрел на то, как женщина бережно прижимая мальчугана к своей груди, шептала ему на ушко обещания, что мамочка скоро приедет и больше никогда не покинет сыночка, что они будут вместе играть в его самые любимые игры и вместе читать его любимые книжки.

В такие моменты мне больше всего хотелось находиться где-нибудь далеко-далеко от этого места, так как всё это просто выносило мне мозг и выворачивало душу. Я знал, что больше всего на свете Белла желала бы сейчас находиться здесь, со своим сыном, и самой собирать ему вещи на приём к доктору, играть в его любимые игры, готовить ему еду, укладывать в постель, рассказывая на ночь сказку, но… Наверное, в жизни таким людям как Белла заполучить свой кусочек счастья можно только тогда, когда они пройдут все круги ада, доказывая богам, что заслуживают его больше других.

- Ну, а ты? – вырывая меня из раздумий, спрашивала Рене.
- Что я?

- Ты встречаешься сегодня вечером с этой милой девушкой? – бесцеремонно интересовалась женщина моей жизнью, смущая меня своим вниманием.

- Эмм… не знаю, - нахмурился я, поднимаясь с пола. – Я ещё не решил.

- Ты ещё раздумываешь? Такая красотка пригласила тебя на свидание, а ты… ты ещё не решил? – закатила глаза Рене, показывая, что это предел её постижению.

- Рене, понимаете… Кэти, конечно, девушка красивая, весёлая, - улыбка непроизвольно осветила моё лицо, когда я вспомнил, как эта взбалмошная особа устроила на улицах Парижа представление вместе с уличными музыкантами, срывая восхищенные аплодисменты у прохожих.
– Она очень милая и всё такое, но в последнее время…

- Что? – забеспокоилась женщина, давая мне знать, что она и Джимми уже готовы отправиться к врачу.

- Я не хочу вас пугать, но мне показалось, что за нами в последнее время кто-то постоянно следит, - поделился я с Рене своими тревогами, проходя с ней и Джимми в гараж, где стоял Opel Zafira. – Может быть, это всего лишь мои пустые тревоги, и на самом деле ничего не происходит, но… я бы лучше предпочёл остаться вечером с вами и Джимми.

- Ох, Джейкоб, ну кому нужно следить за нами? – недоумевала Рене. – Всё это глупости и выдумки моей дочери, которая просто не хочет, чтобы Эдвард узнал про Джимми. Вот и всё! Я до сих пор считаю, что Белла зря прислала тебя сюда … Ну, да ладно, - беззаботно отмахнулась женщина, усаживая малыша в детское автокресло машины, - если Белле так спокойней… Но тебе, Джейкоб, я все же порекомендовала бы вечером сходить на свидание к этой милой девушке.

- Но… - сделал я попытку объяснить Рене, что тревоги Беллы не напрасны.

- И не спорь со старшими! – потребовала Рене, делая вид, что её очень сердит моё поведение. - Где это видано, чтобы мужчины отказывались от свиданий, на которые их зовут сами девушки? И где? В Париже! Такая романтика, а они… Господи, что творится с миром?... И не забудь ей купить цветы! – выговорила мне Рене, усаживаясь рядом с Джимми и захлопывая дверцу машины.

- Вот чёрт! Попал, так попал! – только и смог я пробубнить себе под нос, устраиваясь за рулём автомобиля, проклиная работу телохранителя у Рене, так как она и слушать не хотела о какой-то там безопасности и всякий раз, отмахиваясь от моих рекомендаций, поступала так, как ей вздумается. Но, учитывая тот факт, что я работаю на Беллу, а не на её мать, то и спрос с меня будет другой, поэтому я должен быть предельно внимательным, не зависимо от того, что по этому поводу думает Рене. Передо мной чётко поставлена задача – охранять Джимми, вот я и буду его охранять, нравится это Рене или нет. Так что, прости Кэти, но боюсь, что наше с тобой свидание откладывается на неопределённое время.

Bella

Я смотрела на своего мужа изумленными глазами и не могла понять, то ли он напился или нанюхался чего-то, что несёт такой бред, то ли я уже окончательно сошла с ума и теперь совсем не пониманию где реальность, а где вымысел? Только вот чей вымысел?

- Белла, не смотри на меня так, - не выдержал Эдвард моего непонимающего взгляда, которым я его уже минут пять одаривала, не зная как начать этот не простой разговор, чтобы разобраться в том, что я только что услышала от мужа.

А может, мне просто послышалось что-то не то?

- Да, я знаю, что у тебя есть сын, - нервно перебирая свои волосы, начал Эдвард, встав со своего кресла, чтобы закрыть дверь в салон.

- И когда тебе стало об этом известно? – тихо поинтересовалась я, наблюдая, как муж мечется туда-сюда по салону, словно загнанный зверь в клетке.

- Сегодня, - буркнул он в ответ. – Этот Париж у меня не выходил из головы с того момента, как ты заикнулась о нём, когда тебя укусила змея... А тут ещё твоя фраза, что я подверг опасности жизнь не только твою, но и… ещё чью-то… после нашего с тобой разговора на свадьбе… Она мне просто не давала покоя, - возмущался Эдвард.

Я смотрела на своего мужа и не могла проронить ни единого слова, так как метания этого человека стали мне напоминать заведённую часовую бомбу, которая вот-вот должна взорваться и унести с собой жизни всех, кто находится на борту.

- Масло в огонь моего любопытства подлил Эммет, когда сообщил мне, что Кэтрин в Париже встретила Джейкоба Блэка, - проговаривал Эдвард, повышая с каждым словом свою интонацию всё больше и больше, заставляя меня всем телом ощутить напряжение, которое повисло в салоне, словно меч палача над головою смертника. – Вот я и приказал Эммету и Джасперу, чтобы они прочесали весь Париж в поисках чего-то, что каким-то образом было бы связано с тобой, с Рене или с Филом, и что ты пытаешься от меня утаить.

Опустив голову на руку, я прикрыла глаза, стараясь из последних сил удержать самообладание и не поддаться панике, которая уже бушевала у меня внутри как море во время шторма.

Господи, я должна была понять, что от мужа ничего невозможно утаить, что он обязательно уцепится за эти неосторожные недоговорённости с моей стороны.

Это же Эдвард!

- И ты выяснил, что в Париже я прячу Джимми, - с трудом выдавила я из себя заключительную фразу после его нервного повествования.

- Не только, - стараясь взять себя в руки и не повышать на меня голос, проговорил муж. Я видела, что это ему даётся с большим трудом.

- Как только я ознакомился документами, что мне прислал Эммет, я понял, почему тебя все эти годы разыскивала Таня Денали.

- И почему? – смотрела я на Эдварда, всё ещё недоумевая, какое отношение Джимми имеет к этой белокурой твари, которая мне угрожала на свадьбе.

Тяжело вздохнув несколько раз и нервно запустив руки в свои волосы, делая свою причёску ещё беспорядочнее, чем она была, он всё же присел напротив меня в кресло и продолжил:
- Видишь ли, Гаррет Денали в своём завещании, когда прописывал переход прав на половину своего наследства Стиву, написал такую фразу: «В случае, если наследник по каким-либо причинам не имеет возможности вступить в права наследования, то всё, что он должен был унаследовать передается его прямым наследникам - кровным детям (сыну, дочери)»… Это в общем-то и сыграло для Тани решающую роль, во что бы то ни стало разыскать тебя и удостовериться в том, что ты от Стива не родила конкурента-племянника или конкурентку-племянницу, которые могут на законных основаниях потягаться с ней, чтобы заполучить денежки старого Денали. А учитывая тот факт, что Джимми сын Стива…

- ЧТО?.. ЧЕЙ ДЖИММИ СЫН? – вырвалось моё недовольное удивление наружу.

- Белла, ты что, надо мной издеваешься? – снова вскакивая на ноги, прорычал Эдвард. – Я же тебе сказал, что я видел документы,… дату рождения Джимми… он родился через семь месяцев после смерти Стива, что говорит о том, что ты была беременна Джимми до той ночи, когда всё…

- Это ничего не говорит! - сорвалась я на крик, так как гнев от услышанной чепухи в моей душе стал набирать неописуемые обороты. - Все эти выводы абсолютная чушь, - кричала я как заведённая, - потому что Джимми не сын Стива. И ты это бы понял, если бы твои долбанные сыщики добыли тебе его амбулаторную карту, а не пустое свидетельство о его рождении. На худой конец сошло бы и фото, которое бы тебе явно дало понять, что отец Джимми вовсе не Стив… а ТЫ!

Глаза у мужа округлились, рот приоткрылся в безмолвном вопросе, который застрял у него где-то в горле, а тело его, потеряв на время жизненную энергию, безвольно повалилось на противоположное от меня кресло.

- Этого… не может быть, - не веря в то, что услышал, лепетал муж.

И словно бы в знак того, что я говорю ему правду, на экране его ноутбука, который стоял на столике, высветилось сообщение от Эммета:
«Эдвард, пересылаю тебе фото малыша Беллы. И знаешь, если он сын Стива, то я тогда сын гориллы!»

В салоне самолёта повисла гробовая тишина. Я, наблюдая сейчас за мужем, сидела тихо как мышь, боясь даже лишний раз вздохнуть, а Эдвард, нажав пару кнопок своего компьютера, молчаливо уставился на монитор, с которого на него смотрел малыш с копной волос медного цвета, обжигая душу мужа изумрудами своих маленьких глаз. Эдвард смотрел на фото своего сына.

Минута… две… десять… вечность… Тишина зловеще разделяла нас на миллионы лет недосказанности и непонимания того, в какой момент мы сделали в своей жизни ошибку, которая стала испытанием наших взаимоотношений и наших чувств друг к другу.

- Джимми родился семимесячным, - тихо начала я, наблюдая за эмоциями мужа, который словно окаменелое изваяние не сводил глаз с монитора своего ноутбука. – Из-за стресса, в котором пребывала после смерти Стива, я не смогла его доносить до положенного срока... В общем, всё, что произошло три года назад, меня сильно подкосило. Я не могла поверить в происходящее тогда. Я презирала себя за свою слабость перед тобой, за то, что опустилась так низко, что предала человека, которого думала, что люблю, за которого собиралась выйти замуж, нарожать ему детей… Я считала себя тогда грязной шлюхой, которая при первых же трудностях в отношениях прыгнула в объятья к другому.

Слеза скатилась по щеке, предательски вынося наружу всю мою боль, которая саднила израненную душу все эти долгие годы одиночества, обрекая моё сердце на холод.

- Каждый прожитый день я винила себя в смерти Стива, - продолжила я, - потому что была уверена на все сто процентов, что его смерть была заключительным актом вашей с ним ссоры в кабинете Карлайла и моей измены ему. А твоё внезапное исчезновение только подтверждало мои догадки… Пребывая в таком коматозном состоянии несколько месяцев, презирая себя, изнуряя чувством вины, я извела себя настолько, что попала в больницу. Там я и узнала, что после нашей с тобой ночи я забеременела.

Голос с каждым произнесённым словом начал предательски дрожать, когда в памяти стали всплывать моменты того злополучного периода. Периода, когда мне казалось, что моя жизнь ничего не стоит, что она загублена безвозвратно и навсегда.

- Не скрою, - рассказывала я свою исповедь Эдварду, понимая, что пришло время покаяться во всём, - первое, что я попросила у докторов, это сделать мне аборт… Я хотела избавиться от ребёнка, который бы напоминал мне о своём низком греховном падении, о смерти невинного человека… и о тебе, - глаза мужа закрылись, а на лице отразилась такая вселенская боль, что моё сердце сжалось в комочек и перестало издавать свой привычный жизненный ритм. – Ты знаешь, врачи иногда бывают ангелами, которые спасают наши жизни и дают нам второй шанс, а иногда... палачами, которые приводят приказ судьбы в исполнение, без возможности что-либо изменить или исправить. Мне выпало второе. Доктора и моё здоровье поставили перед выбором: если я сделаю аборт, то больше никогда не смогу иметь детей…

Я умолкла, и тишина снова заполнила салон самолёта. Вытирая слёзы, которые текли по моим щекам, я старалась не смотреть на Эдварда, потому что тогда не смогла бы довести свой рассказ для него до самого конца.

- Следующие месяцы я провела в изнурительных бесполезных поисках. Я искала тебя: расспрашивала твоих родителей, которые, молча, только разводили руками, говоря, что ничего не знают о том, где ты и что с тобой; подкупала полицейских, чтобы мне было предоставлено дело Стива, в надежде, что может быть там я найду подсказки, где можно было тебя разыскать, но… уголовное дело, словно по волшебству, исчезло из архива, оставляя меня снова ни с чем. Курьеры, которые приносили от тебя цветы и коротенькие записки, мне тоже ничего не могли поведать. Ты словно канул в бездну.

Я перестала надеяться и верить, каждый день наполнялся безысходностью и отчаянием. Я медленно сходила с ума, страшась того будущего, которое меня ждало на перекрёстке моей жизни.

Не в состоянии больше нести этот груз одной и находиться без поддержки близких, а так же скрывать свою беременность, так как уже начал расти животик, я решила улететь к матери в Париж, которая там проводила свой медовый месяц с Филом, и во всём ей повиниться. Она была первой, кто узнал о моём позорном, грязном поступке и его последствиях. Рене и Фил приняли меня без слов упрёка и родительских причитаний, помогли устроиться в Париже, не зная ещё тогда, что это временное убежище для меня, станет постоянным домом для них.

Беременность проходила просто ужасно, подрывала моё здоровье каждый день: вместо того, чтобы набирать вес, я его теряла, так как токсикоз, который ежедневно сопровождал меня, просто не предоставлял мне возможности хорошо питаться; слабость овладевала моим организмом с каждым днём всё больше и больше, ставя под угрозу здоровье теперь уже не только моё, но и малыша.

Больницы... белые палаты… врачи… капельницы… уколы… Я смутно помню день, в который родился Джимми, зато я на всю жизнь запомнила ту боль, которая скручивала тогда моё тело… Воды отошли внезапно. Боль, добив мой уставший и измотанный организм, на какой-то период отключила моё сознание. Очнулась я уже в больнице. Все кругом бегали, суетились, шумели,… где-то раздавались рыдания моей матери, которая на заявление врачей, что возможно жизнь смогут спасти только кого-то одного из нас, умоляла, во что бы то ни стало, спасти меня. Я же тогда желала другого: мне не важна была моя никчемная жизнь, потому, что как дальше жить я не знала, да и жить не хотела, а вот малыш… Я не предоставила Рене возможности решить всё за меня, поэтому до того, как меня поглотила темнота, я успела озвучить докторам свой приговор: «Я не достойна жить, спасайте ребёнка»…

- Господи! - прошептал муж, нервно запустив руки в свои волосы. – Белла, я не знал этого…

- Не нужно! - перебила я Эдварда, - Молчи. Иначе я не смогу дальше…

Муж смолк, а я, обратив свой взор к иллюминатору, так мне было легче, продолжила:
- Судьба на этот раз оказалась милостива, врачи нас спасли. Меня и ребенка выхаживали несколько месяцев. Моё эмоциональное состояние, после того как я поняла, что жива, ничуть не улучшилось, так как я всё ещё пребывала в аду, который сама себе создала. Я балансировала на грани реальности и забвения, отказываясь воспринимать жизнь такой, какой она была. Врачи малыша мне не показывали, так как из-за моего нестабильного здоровья боялись, что у меня может произойти нервный срыв, который подтолкнул бы к необдуманным поступкам.

Дни проходили медленно и нудно, заставляя меня смириться с реальностью и выйти на её просторы. Каждый день я подходила к детскому отделению больницы, где находился мой сын и… каждый раз уходила ни с чем, так и не сумев открыть ту злосчастную дверь бокса, в котором он находился, чтобы хотя бы взглянуть на него, - я снова смолкла, вспоминая то противное чувство страха, которое меня каждый раз сковывало своими ледяными руками, заставляло истошно выть мою душу и безвольно пятиться подальше от дверей, за которыми находился Джимми. –Мне было страшно… Я так боялась, что, взглянув на него, я увижу в нём тебя,… что никогда не смогу его принять, потому что он всегда будет напоминанием моей греховной сущности, моей вины, моего падения.

Страх взял верх надо мной, я улетела в Штаты, так и не взглянув на Джимми. Мать мне звонила каждый божий день, умоляя вернуться и не совершать ещё одну ошибку, за которую мне потом придется расплачиваться всю свою жизнь... Ночами я не спала, всё время ревела, а днём старалась себя хоть чем-то занять, но всё было бесполезно. Я постоянно думала о малыше, о том, что я иду на поводу у своих обид, обращенных к тебе, которые с каждым днём всё больше и больше прогрызали в моей душе бездонную дыру отчаяния, и о том, что Джимми это не только частичка тебя, но меня самой, без которой, если я сейчас отвернусь от него, просто не смогу жить.

Не прошло и недели, как я вернулась в Париж. Чувства, которые я испытала, когда увидела нашего сынишку, я даже описать не могу. Маленькое тельце, расположенное под каким-то стеклянным куполом… повсюду провода, трубочки… Я рыдала на коленях у его кроватки и просила у Бога прощение за проявленные трусость и слабость, за сомнение и недоверие, за то, что потеряла веру. А когда Джимми открыл глазки и посмотрел на меня своими маленькими изумрудами, так похожими на твои… моё сердце ожило. В тот день я поняла, что ради этого маленького человечка пойду на всё: переверну планету, сдвину горы, покорю моря, лишь бы только мой сын никогда не узнал, что такое горе, обида, отчаяние и жизненная безысходность. И не смотря ни на что, я буду всегда его любить и оберегать потому, что он моя жизнь.

Благодаря Джимми моё существование снова приобрело смысл. Заботы о малыше принесли мне радость и смех, но… эти чувства пробыли в нашем доме недолго, так как Боги жестоки и не прощают ошибок таким грешникам как я, они их наказывают по всей строгости. Тогда я и не представляла, что судьба будет настолько беспощадна ко мне, что вновь запустит своё колесо ада, подвергая нас с Джимми новым своим испытаниям…

Bella

Боль… боль… боль…
Ничего кроме боли в своей жизни я, похоже, не достойна. Мало того, что я постоянно её испытываю сама, так ещё, словно тёмный ангел, которого сам ад послал на землю, причиняю её другим. Сейчас, рассказывая мужу историю своей жизни, я причиняла боль ему, и пусть делала это не намеренно, всё же чувствовала себя погано.

- Белла, что было дальше, - грустным голосом, поинтересовался Эдвард, теперь уже закуривая сигарету, чтобы хоть как-то скрыть от меня свои истинные чувства ко всему услышанному.

- Дальше?.. – отрешенно переспросила я. – Дальше был Ад… Однажды вечером я невольно стала свидетелем ссоры Фила и Рене. За всё время моего пребывания в Париже, я никогда не видела, чтобы Фил так кричал на мою мать, а когда среди ора Фила услышала своё имя и Джимми, то без зазрения совести стала подслушивать их «милую беседу». Из услышанного я поняла, что мать и её муж, с момента как я попала в больницу и на протяжении всего времени пока мне и Джимми требовалась медицинская помощь, самостоятельно оплачивали все счета. Никто из них и не предполагал тогда, что после родов моё здоровье и здоровье моего мальчика будет под угрозой и требовать такого продолжительного медицинского вмешательства, которое оказалось не такое уж и дешевое. Бизнес Фила, который он перевёл в Париж, по просьбе моей матери, развивался не очень хорошо, что ещё больше затрудняло его финансовое положение. Кредиторы, как и банкиры, наступали ему на горло, требуя денег и процентов за нарушение сроков выполнения контрактов, но он игнорировал всех, исправно оплачивая только те счета, которые касались медицинского обслуживания меня и моего малыша.

- Почему Рене не обратилась к Чарли за помощью? – недоумевал Эдвард, внимательно меня слушая, стряхивая пепел в пепельницу.

- О, Чарли! – досадно ухмыльнулась я. – Вы, мужчины, иногда бываете такими… гордыми, что ли?! Даже не знаю, как выразиться, - немного возмущенно проговорила я. – Готовы разориться, уничтожить себя, подвергнуть экзекуции дорогих вам людей, но НИКОГДА и НИЗАЧТО не попросите помощи у того, кто был с вашей женщиной до вас.

На мою тираду Эдвард лишь тяжело вздохнул и, прикрыв глаза, стал раздраженно тереть большим и указательным пальцами свою переносицу.

- Он не хотел показаться перед Чарли слабаком, которому не удалось оградить Рене и тебя с малышом от тех проблем, которые на вас навалились, - вынес заключение муж. – Как я его понимаю. Мне бы тоже было невыносимо просить помощи у другого мужчины тем самым, показывая свою слабость.

- Боже, какая чушь! – возмутилась я. – Отец помогал бы не Рене, своей бывшей жене, а мне, своей дочери.

- Для мужчины, который считает, что дочь его любимой женщины это и его семья, это не чушь! – запротестовал Эдвард.

- Как бы там ни было, проблемы были на лицо, - уступила я мужу, не желая ссориться из-за мужской гордыни. – Ни я, ни Рене не смогли уговорить Фила, принять помощь от Чарли, когда тому стало известно о том, что со мной произошло. Да, отец был в шоке от того, что мы от него всё это скрыли и очень разозлился на меня, что я предпочла помощь Фила, а не его. В результате на меня были обижены все: Фил за то, что я обратилась за помощью к отцу, когда он не смог мне больше помогать, а отец - за то, что я не доверилась ему, как истинная дочь. Но, не смотря на наши ссоры с Чарли из-за этого инцидента, отец оплатил все медицинские счета. Сумма оказалась немаленькая. С одной стороны я должна была быть рада, что всё так обошлось, но с другой… Проблемы росли, словно снежный ком: трудности Фила в бизнесе усиливались с каждым днём всё больше и больше, принимать от Чарли денег в виде помощи он не хотел, считал, что это низко; Карлайл, от которого не укрылись финансовые расходы компании моего отца, стал вдруг ни с того ни с сего интересоваться, почему Чарли пересылает деньги в Европу, задаваясь вопросом: «Не хочет ли Чарли его бросить или обмануть?»… В общем, всё пошло наперекосяк, но это были мелочи по сравнению с тем, что нас ждало впереди…

Вдруг дверь в салон открылась и учтивая бортпроводница, ноги у которой росли, чуть ли не от ушей, перебивая мой рассказ, «запела», обращаясь к моему мужу:
- Мистер Каллен, прошу прощения, что беспокою, - чуть ли не с придыханием шептала она, пожирая Эдварда глазами и улыбаясь во весь рот, - вы просили вас предупредить, когда будет готов ужин…

- Спасибо, - сдержанно ответил муж, безмолвно вопрошая меня, буду ли я сейчас что-нибудь есть, при этом он даже не взглянул на молодую особу. Я лишь в ответ отрицательно помотала головой, нервно сжимая руки в кулачки, раздражаясь таким поведением бортпроводницы.

Мх… Что это?... Ревность?.. Но с каких пор я стала ревновать его к каким-то там расписным силиконовым матрешкам?.. И с чего бы это вдруг?

- Мы пока ничего не будем, - последовал холодный ответ Эдварда.

- Но я уже всё…

- Я что, не ясно выражаюсь? – закричал раздраженно муж, обжигая своим гневом молодую девушку, которая под тяжестью его ярости скукожилась, словно из молодой красавицы в считанные секунды превратилась в старушку.

- П-п-про-сти-те, - лепетала она, сдерживая свои слезы обиды, - я хо-те-ла быть лишь по-лез-ной…

Тяжелый вздох мужа и стиснутые в тонкую линию губы говорили о том, что он сейчас из последних сил старается сдержать свою ярость, чтобы не схватить эту красотку и не выставить её из салона, если не из самого самолёта. Я прекрасно понимала, что буря эмоций, которая сейчас управляла разумом Эдварда, это была лишь реакция на мою исповедь и что бедная девчушка со своей любезностью абсолютно здесь ни при чём, а просто попала «под горячую руку».

- Принесите миссис Каллен стакан воды, а мне виски, - наиграно любезно выдавил Эдвард, нервно постукивая своими пальцами по столу.

- Да, да. Конечно, через пару секунд всё будет, - встрепенулась бортпроводница и метнулась выполнять приказ моего мужа.

Салон наполнился тишиной. Я смотрела на своего мужа и по выражению его лица пыталась понять, о чём он сейчас думает, какие мысли блуждают в его голове, но всё это было бесполезно, так как он, справившись со своими эмоциями, надел маску хладнокровия и безразличия. Такого Эдварда я боялась больше всего: именно таким он был, когда рассказывал мне, как наказал тех, кто был повинен в смерти Стива; когда обзывал меня шлюхой после ночи с Джейкобом; когда трахал меня в кабинете священника в день нашего бракосочетания, наказывая за опоздание…Этому Эдварду чужды были такие понятия как сожаление, раскаяние, жалость, сочувствие, доброта, забота… Неужели демон вернулся? Неужели я разбудила самого дьявола?

- Я слушаю, Белла, - холодно проговорил мой муж, когда бортпроводница принесла на подносе то, что он потребовал, и удалилась, закрывая за собой дверь.

Я знала, что сейчас лучше не испытывать терпение мужа, так как оно было у него и так на пределе, и малейший жест, противоречащий его требованию, мог закончиться для меня плачевно.

- Диагноз доктора, что у Джимми ДМПП - дефект межпредсердной перегородки, меня просто убил наповал, - слезы вновь стали наворачиваться на глаза при воспоминании этого ужасного дня, но я из всех сил старалась держать себя в руках. – Я не знала, что делать, куда кидаться… Было такое чувство, что мне Боги вынесли приговор за все прегрешения на этой земле. Джимми нужна была операция, а это мало того, что был огромный риск для его жизни, так ещё и огромные деньги. Мне казалось, что этому аду никогда не будет ни конца, ни края. Просить снова деньги у отца я больше не могла, Карлайл бы тут же всё узнал о Джимми, чего я не могла допустить, да и отцу проблемы не нужны были. Попросить у Фила – он сводил концы с концами, чтобы мы, пока находились в Париже, ни в чём не нуждались, а я и так должна была ему кучу денег… Предложение твоей сестры открыть своё дело было, как никогда, кстати, но для этого я должна была вернуться в Штаты. Малыша увозить из Парижа я не рискнула. На тот момент здоровье его было на первом месте, ну, а для того, чтобы это здоровье выкупить у злодейки-судьбы, которая так и норовила его отнять, мне нужны были лучшие кардиохирурги и деньги.

Hopital Necker Enfants Malades – одна из самых лучших больниц в мире, где есть отделение детской кардиохирурги, и такую операцию, которая требовалась Джимми, детям там проводят лучшие мировые специалисты своего дела… Я улетела в Штаты одна. Джимми остался с Рене и Филом, под пристальным наблюдением врачей Hopital Necker.

- Твой отец знал, что Джимми нужна была операция? – хмуро спросил Эдвард, закуривая очередную сигарету, выпуская клубы дымы из своих пленительных губ.

- Нет, - тихо ответила я. – Я ему ничего не сказала. Это была моя проблема, и во всё это я не хотела впутывать его, зная от Анжелы, что Карлайл стал следить за Чарли. Он думал, что мой отец ищет себе нового партнёра и начинает за его спиной строить с ним бизнес. Конечно, это всё было не так, но чтобы разубедить в этом Карлайла, ему нужно было бы рассказать про Джимми, а я не могла этого сделать. Я не могла придти к твоим родителям, как последняя шлюха, которая нагуляла с их сыном дитя и потребовать ещё и от них помощи,… не могла, - Эдвард лишь недовольно скривился на мои слова, продолжая внимательно слушать.

- Наш с Элис бизнес на удивление очень быстро набирал обороты. Не скрою, что здесь сыграли большую роль репутация и имена наших родителей, но… меня мало волновало, как и каким образом я буду добиваться признания своих трудов, потому что больше интересовала финансовая сторона этого вопроса, так как врачи назначили дату операции для Джимми. Мечась по городу в отчаянии, где мне раздобыть недостающую сумму денег, я не могла и подумать, что помощь ко мне придет от моей самой тихой подружки - Анжелы.

- Секретаря твоего отца? – удивился Эдвард.

- Да. Кто бы мог подумать, что эта тихоня очень хорошо разбирается в капиталовложениях, национальной и международной экономике и … «играет» на фондовых биржах. Я не знаю, каким образом Анжела узнала про моего сына, но, желая хоть как-то помочь, она предложила свою помощь. Конечно, я понимала, что это был большой риск, но у меня не было другого выхода. Я доверила Анж тогда всё, что у меня было, всё, что смогла заработать вместе с Элис за этот небольшой период. Я вручила ей свою жизнь и не прогадала. Анжела буквально за какой-то месяц сколотила мне такое состояние, скупая и продавая на бирже акции каких-то компаний, что я даже и не знала, как мне её отблагодарить. В ответ на это Анжела просто попросила сделать её своим партнёром и доверить финансовое руководство того, чем я теперь обладаю благодаря ей. Я согласилась, так как это было самое малое, что я могла для неё сделать, за спасение жизни моего сына.

- Я не могу в это поверить, - ошарашено тихим голосом произнёс Эдвард. – Ты хочешь сказать, что нефтяные скважины, золотые рудники, мануфактурные фабрики, салоны красоты по всему миру, модные бутики и прочее, прочее, прочее, чем ты владеешь, это всё дело рук Анжелы?

- А ты хорошо осведомлен, - ничуть не удивившись, проговорила я.

- С положением твоих дел я ознакомился только сегодня, когда Эммет прислал мне документы по электронной почте.

- Мало кто знает о моих капиталовложениях. И вовсе я не владею всем, что ты перечислил… так… имею небольшие пакеты акций, да и только. И… да, это всё работа Анжелы. Я же сказала, что она очень хороший специалист. Конечно, тогда этого всего у меня ещё не было, всё появилось позже, как говориться, со временем и благодаря стараниям моей подруги.

- Тогда почему она работает обыкновенным секретарём у твоего отца? – непонимающе поинтересовался муж, отпивая глоток виски из своего стакана.

- Просто Анжела влюблена в парнишку, который там работает охранником, а он из небогатой семьи… в общем подруга боится, что если он узнает, что она довольно обеспеченная особа, да и ещё зарабатывает сама такие деньги, что ему и не снились, то парень оставит её. Вот она и прикидывается простушкой.

- Боже! – проводя рукой по волосам, выдохнул Эдвард. – Это же какое-то сумасшествие!

- Это любовь, Эдвард! – печально проговорила я, любуясь прекрасными чертами своего мужа. – Это любовь... то, чего у меня по-настоящему никогда не было.

На что мой благоверный лишь измученно прикрыл глаза и опустил голову, а я повествовала дальше.

- Как только у меня появились деньги, я вылетела в Париж, - продолжила я, отводя свой взгляд от Эдварда и вновь погружаясь в свои воспоминания. – Несмотря на то, что прилетала к сыну чуть ли не каждые выходные, так как безумно по нему скучала, этой встречи я ждала с особым трепетом, лелея надежду на светлое будущее. Но когда я прилетела, то узнала, что последние обследования Джимми показали, что тянуть с операцией больше нельзя, так как шансы на благополучный исход уменьшались с каждым днем. В тот день врачи мне принесли документы на подпись и предупредили, что существует большая вероятность потерять Джимми прямо на операционном столе… Боже, как же я тебя тогда ненавидела, - зло проговорила я, глядя в иллюминатор самолета, вспоминая тот ад, через который я прошла, когда почти в течение полусуток провела в больнице в неведении, ожидая результатов операции. - Я винила тебя во всём: в том, что доверилась тебе; в том, что ты меня бросил в тяжелый период жизни; в том, что я забеременела от тебя, когда ты был накачан какой-то наркотой, что, возможно, и повлияло на здоровье нашего сына; за то, что я чуть было не потеряла нашего малыша при родах; за то, что мне одной пришлось решать судьбу Джимми, давая согласие на страшнейшую операцию в его жизни; за то, что я прошла семь кругов ада, делая всё, чтобы здоровью нашего малыша ничего больше не угрожало; за то, что ты был где-то, где нас с Джимми не было… за то, что мы были тебе не нужны…

- НЕ ПРАВДА! – взревел, как раненый лев, Эдвард, вскакивая со своего сидения. – Я не знал… я даже понятия не имел… что… у меня есть ВЫ, - в глазах мужа я увидела ужас и отчаяние, которые словно змеи окутывали его своими кольцами, не давая дышать. – Я старался оградить тебя от того мира, в котором благодаря Стиву пребывал… Я мстил за его смерть, был постоянно ходячей мишенью… Я не имел права рисковать ещё и тобой! – кричал во всё горло Эдвард, постоянно дергая руками свои волосы. – Это не справедливо!.. Так не должно было быть!.. Господи, за что?.. Почему так?..

Безмолвно роняя слёзы, я молчала, наблюдая за агонией своего мужа. У меня не было ответов на его вопросы и мне больше нечего было сказать. Я лишь смиренно ждала последствий.

- Это всё какое-то безумие! – шептал муж, продолжая метаться по салону. – Так не должно было быть… не должно… Джимми… сын… О чёрт! НЕТ!…

Громкий звук бьющегося стекла заставил меня дернуться на своём кресле и сжаться в комочек, когда, разбив в ярости недопитую бутылку виски о пол, Эдвард выскочил из салона и умчался прочь, оставляя меня со своими воспоминаниями и болью в полном одиночестве.

… Я одна…

…Снова одна…

…И вновь разбито сердце и потеряна душа… Душа, которая теперь никому, кроме моего сынишки не нужна.

Jacob

- Кэти, прости, но я не могу, - виновато бормотал я в трубку своей собеседнице, прохаживаясь по коридору больницы Necker. Не скрою, мне очень нравилось общаться с этой девчушкой и прогуливаться с ней по ночным улицам Парижа, наслаждаясь её «щебетанием», заразительной улыбкой и прекрасными глазами, но… долг есть долг. – Боюсь, что у нас сегодня не получится встретиться и сходить в кино как планировали, так как мне необходимо быть сегодня на работе.
- У тебя на работе трудности? – обеспокоено спросила молодая девушка.

- Нет, всё в порядке, - просто ответил я, стараясь не вдаваться в подробности. Кэти не знала истинной причины моего приезда в город. В первый день нашей случайной встречи я сказал ей, что из-за драки на свадьбе с Калленом, Чарли Свон меня уволил, и я теперь работаю на другого бизнесмена, который сейчас в Париже пытается уладить свои дела, и как только он всё утрясёт, то мы улетим в Штаты.

Ложь? Безусловно.

Но я прекрасно понимал, кто такая Кэти, знал, как она связана с Калленом, и что может произойти, узнай эта девчушка, зачем я на самом деле торчу в таком романтическом городе. Поэтому, как бы мне трудно не было, я держал эту красотку на расстоянии от правды.

- Ну, Джейк, - закапризничала Кэти, - я понимаю, что ты работаешь, я тоже в Париже не прохлаждаюсь, просто мне так одиноко здесь, и я хотела…

- Джейкоб, нас доктор Волуа отправил на кардиограмму, - раздался рядом со мной голос Рене, которая уже вышла из кабинета врача и направилась с Джимми к лифту. – Он сказал, что кабинет ЭКГ на третьем этаже, ты с нами или остаёшься здесь ждать?

- Я сейчас поднимусь, - ответил я женщине, показывая жестом, что я разговариваю по телефону.
- Хорошо, - беззаботно пролепетала Рене, - встретимся около кабинета.

Кивнув головой в знак согласия, я вернулся к разговору с Кэти.
- Извини, Кэти, но мне уже пора идти.

- Джейкоб, ты сказал, что сейчас на бизнес-встрече со своим боссом, - слышались нотки подозрения в голосе девушки, - а тут оказывается, что на самом деле ты в каком-то учреждении здравоохранения... направляешься с какой-то женщиной в кабинет ЭКГ… Джейк, что происходит? Где ты?

Блин, надо ж было так спалиться! И вот, что мне сейчас ей сказать? Опять врать? Ох, она славная девушка, и мне так не хочется, чтобы в наших отношениях была ложь…

- Кэти, извини, но… я не имею право тебе что-либо говорить, - холодно ответил я. – Это моя работа и мне пора идти. До встречи.

- Джейк… - раздался печальный голосок, который я бесцеремонно перебил тем, что отключил свой телефон.

- Прости, Кэти, но так надо,- прошептал я про себя и направился искать кабинет ЭКГ.

Что-то в этот день было не так, но вот что? Непонятное волнение, даже можно сказать, тревога не покидала меня сегодня целый день. Всё казалось каким-то подозрительным и не таким обычным как раньше. Что меня тревожило, я даже объяснить не мог, просто чувствовал, что что-то не так и всё.

И вот сейчас, когда я поднялся на третий этаж больницы, в поисках кабинета ЭКГ, куда направились Рене и Джимми, на сердце вдруг стало как-то совсем уж тревожно, а на душе неспокойно. Коридор практически был пуст. Медперсонал либо весь сидел по своим кабинетам, либо словно по взмаху волшебной палочки куда-то просто исчез, посетителей и тех можно было сосчитать на пальцах одной руки, так было безлюдно.

Оглядываясь подозрительно по сторонам, я целенаправленно шёл к кабинету, до которого оставалось-то совсем ничего, когда какой-то непонятный булькающий звук, раздающийся из приоткрытых дверей кабинета напротив, привлёк моё внимание. Подойдя ближе к кабинету и приоткрыв шире входную дверь, я увидел на полу незнакомого молодого человека, на котором были джинсы и майка темно синего цвета, усыпанные пулевыми отверстиями, из которых сочилась кровь.

- Джейкоб… - хрипел, обращаясь ко мне, парень, изо рта которого выплёскивался огромный поток крови. - … Малыш… Таня здесь… помешай ей…

Сначала я стоял как вкопанный, стараясь сообразить, что здесь произошло и что означают слова парня лежащего на полу и показывающего окровавленной рукой на дверь противоположного кабинета, а потом, когда парнишка на последнем своём выдохе произнёс: «Каллен защищает… от Денали…», меня словно током всего прошибло, смысл сказанного быстро дошёл до моего мозга.

Вот, чёрт! Будь проклята эта Денали.

Я тихонько развернулся и направился к кабинету напротив, оставляя за спиной бездыханное тело охранника Каллена. Ему я точно помочь уже ни чем не смогу.

- Деметрий, ты что, её просто вырубил? – за дверями кабинета раздался писклявый женский голос, который просто невыносимо было слушать, когда я, стараясь не шуметь, подкрался к намеченной цели.

- Да. Она и доктор в отключке. Нам не нужны лишние трупы, - ответил мужчина, который, похоже, и являлся тем самым Деметрием. – Пошли быстрей отсюда, мы и так наделали лишнего шума, скоро здесь появится охрана. Ты же понимаешь, нам сейчас светиться нельзя, - в комнате раздалось какое-то шарканье и тихий плач ребёнка. – Блядь, Таня, да оставь ты этого малого! Он тебе уже нахрен не нужен, этот ребёнок точно не сын твоего покойного братца, ты же видела его амбулаторную карту, так что твоим денежкам ничего не угрожает, наследница всего состояния папаши - ТЫ.
- Ну, уж нет! Дудки, - озверела пискля за дверями. – Ты что не видишь, что этот малолетний щенок калленовской породы?

Я от негодования сжал руки в кулаки, но продолжал внимательно слушать, лихорадочно заставляя свой мозг хоть что-то придумать, чтобы задержать эту «сладкую парочку», пока на этаже не появится охрана больницы.

- Ну, и что? Зачем он тебе нужен? – снова раздался бас Деметрия.

- Ты меня ещё спрашиваешь? – взъерепенилась женщина. – Этот сволочь Каллен сорвал мои «поставки», подставил меня перед «партнёрами». По его вине я должна теперь прятаться как крыса по закуткам и помойкам, чтобы меня не грохнули с одной стороны наркобароны, а с другой - покупатели оружия. Про покупателей «живого товара» я вообще уже молчу, те меня саму продадут в рабство, когда найдут… А через это маленькое отродье, - похоже женщина, что-то сделала ребёнку, так как тот ещё сильнее заплакал, зовя свою маму, - я уничтожу этого Каллена, отберу у него всё, что он имеет, пущу его по миру, а потом… убью его и эту маленькую
калленовскую копию.

- Да с чего ты взяла, что Каллен дорожит им? Или вообще, что он нужен ему?

- А вот это мы с тобой и проверим, - уверенно прошипела писклявая мегера. – Убить этого щенка мы всегда с тобой успеем, если в нём не будет потребности. Ладно, хватит уже болтать, предупреди Алекса и остальных, что мы уже выходим, пусть нас подстрахуют. Нам ещё нужно будет в ближайшие дни, навестить моего дорогого папочку, который что-то уж слишком долго живёт на этом свете…

Мерзкое хихиканье заполнило пространство кабинета, и по раздающимся за дверью звукам я понял, что посетители собираются выходить. Подготовившись к тому, чтобы напасть на выходивших, я даже и не заметил, как со спины ко мне кто-то подкрался и, приставив к голове пистолет, хрипло «прокаркал»:
- Не рыпайся, пёс!.. Иначе мозги останутся на этой стене как незабываемое творчество Пикассо...

____________________________________________________________________________________

Даже комментировать не буду. Таня таки добралась туда.


Жду ваших мыслей на ФОРУМЕ!

Автор - Лена1465
Бета - fan2010


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-12891-15
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: love-raging (08.03.2013) | Автор: Автор - Лена1465
Просмотров: 2809 | Комментарии: 22 | Теги: Дорогами Ада


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 22
0
22 ZaID   (01.10.2015 14:34) [Материал]
Джейк, хороший друг но противный и подлый как личность для него - Белла как некий идеал, а не живая индивидуальность хотя и он признал, что они влюблены????????????????????!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Наконец то, все тайны раскрыты и неужели Эдвард с Беллой, поговорили без криков со скандалами тут еще Белла, приятный сюрприз преподнесла - Джимми, их ребенок!?!?!?!?!?!?!?!?!?!?!?!?!?!??!?!?!?!?!?!?!?!?!?!?!?!?!?!!?!?!?!
О свыше, когда она сама призналась и рассказала ему, всю правду Эдвард взял и оставил ее, ох она безутешна да - ей ерунда в голову лезет!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!?????????????????????
Анжела - финансовый гений надо же, удивительно и как хорошо, что она ее подруга ох надеюсь, Джейк героически спасет мальчика??????????????????????!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

1
21 робокашка   (20.09.2015 00:02) [Материал]
У Джейкоба всегда мышцы были важнее извилин cool

1
20 KitiKate   (05.11.2014 01:11) [Материал]
Спасибо smile

1
19 tIgrUllyA   (15.05.2014 12:45) [Материал]
Цитата Текст статьи
«Эдвард, пересылаю тебе фото малыша Беллы. И знаешь, если он сын Стива, то я тогда сын гориллы!»


Я В ПОЛНОМ ВОСТОРГЕ ОТ ДАННОГО ПЕРСОНАЖА!!! Я ВОСХИЩЕНА ЕГО ПОСТОЯННОЙ БЕЗЗАБОТНОСТЬЮ И ВЕСЕЛОСТЬЮ. ОБАЖАЮ ЕГО!!! biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin

1
18 Lesi   (09.03.2013 23:02) [Материал]
На самом интересном месте! Эд убьет Таню за сына! Очень интересно, что будет дальше!
Жду проду! biggrin biggrin biggrin

1
17 LOst   (09.03.2013 21:21) [Материал]
Ох, я вся в таких расстроенных чувствах... Тут и такой тяжелый разговор о прошлом Беллы и Джимми, и реакция Эдварда... cry А уж о событиях в больнице я вообще молчу cry Спасибо!

0
16 Dark_Paradise   (09.03.2013 15:18) [Материал]
Надеюсь всё будет хорошо)))Спасибо)

0
15 soulnewborn   (09.03.2013 14:26) [Материал]
В какой Ад попали наши герои!Неужели Эдвард поставил только одного охранника к Джимми?Как только Земля носит такую тварь как Таня?!Спасибо за главу!

0
14 Panda68036789   (09.03.2013 12:09) [Материал]
Хоть бы все обошлось

0
13 Alexs   (09.03.2013 12:08) [Материал]
спасибо

0
12 НастяП   (09.03.2013 11:20) [Материал]
Спасибо за новую главу. Опять очередное испытание на их голову.

1
11 geolena   (09.03.2013 09:54) [Материал]
Спасибо за продолжение! Да, уж как-то слишком ловко получилось у головорезов Тани обезвредить крутых ребят Эммета dry Жаль малыша...

0
10 Lenori   (09.03.2013 09:43) [Материал]
Спасибо!

0
9 Alin@   (09.03.2013 09:11) [Материал]
Надо Эдварду переварить информацию.
Денали продолжает козни строить! >(

0
8 GASA   (09.03.2013 09:06) [Материал]
Как всегда, у каждого своя правда,Белла бедняжка сколько всего по женски выстрадала,что значит когда нет рядом мужчины и он не знал,его не было рядом,как же тяжела порой жизнь,а без любви и понимания совсем кранты

0
Спасибочки за главы!вот это да как разворачиваются события

0
6 Zлючка   (09.03.2013 08:03) [Материал]
Спасибо

0
5 modnuxa060708   (09.03.2013 04:00) [Материал]
Спасибо,жтож им так не везет!!!! Вроде все только стало налаживаться... Ждем продолжения.

0
4 Helen77   (09.03.2013 03:49) [Материал]
Спасибо огромное.

0
3 Mari:)   (09.03.2013 01:34) [Материал]
Что?!?!?!?

спасибо за главу!

1
2 Janelle_Manale   (09.03.2013 01:25) [Материал]
Спасибо за главу!!!Жаль Эдварда,столько времени не знал о существовании сына и тут бац столько информации,ну думаю он все поймет,да и Беллу ничуть не меньше жаль,она так много боли,трудностей пережила cry

0
1 aurora_dudevan   (09.03.2013 00:44) [Материал]
спасибо за главу)



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]



Материалы с подобными тегами: