Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1633]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4860]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15271]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14623]
Альтернатива [9080]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4495]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Абсолютная несовместимость
Не знала Белла, чем закончится ее внезапная поездка куда глаза глядят... вернее, куда ведет 101 шоссе. Иначе, вероятно, хорошенько подумала бы, прежде чем пускаться в путь в этот непогожий канун Хэллоуина.

Читая «Солнце Полуночи». Бонус от Калленов
Стефани Майер присылает незаконченное "Солнце Полуночи" Белле, и Эдвард забирает его, чтобы прочитать с семьей. О том, как Каллены читали и комментировали прочитанное - вы увидите в этом бонусе.

Боец
Вся его жизнь - борьба. Удар за ударом. Он кажется несокрушимым перед стихией. Но что если она посягнёт на самое дорогое?

Легенда о проклятом мысе
Молодая искательница сокровищ исследует руины затонувшего в море замка таинственного англичанина, чья жизнь и смерть обросла всевозможными легендами. Что найдет она на дне Карибского моря?
Мистический мини.

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?

Теряя, обретаем…
Эдвард устал от холостяцкой жизни и ненавидит праздники, потому что проводит их в одиночестве. Но случай поможет изменить все.
Романтический мини.

Второе дыхание
Первая безответная любовь навсегда оставила след в сердце Джейкоба Блэка. Прошли годы. Жизнь волка-одиночки не тяготит его. Но одна случайная встреча способна все изменить. Абсолютно все.

Бег по кругу, или Один день из жизни Беллы Свон
Альтернативная встреча Эдварда и Беллы в первые день.
Белла проживает свой первый день в школе раз за разом, не понимая, как разорвать замкнутый круг.
И как доказать упертому вампиру, что она не сумасшедшая, а обычный человек, что нуждается в помощи «вредного кровопийцы».



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 477
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Chances/Шансы. Глава 14. Patience/Терпение

2021-6-15
18
0
Глава 14. Patience/Терпение


Переводчик: Manamana
Редактор: GiaMia

От автора:
Песни: Florence + the Machine – No light, No light (примечание: я бы отдалась тому ударнику, который сыграл партию на барабанах) и Imagine Dragons – Radioactive (странный выбор, но мне нравится энергетически/метафорически).

От переводчика:
Присоединяюсь к Radioactive, обожаю эту песню конкретно и Драконов в целом!




POV Jacob

Кофе, еда, заплесневелые тряпки, скисшее молоко, чистящие средства.
Химозные духи, шампуни, лосьоны, вонь человеческого пота.
Запах двух стариков, двадцати двух мужчин – пятеро из них доминантные, – и женщин – одна сильно возбуждена, а еще четыре – с менструацией.
Скрежет металла о керамику, потрескивание и скрип деревянных стульев, шипение кофемашины.
12 разговоров, удары 37 сердец, 12 комплектов наушников, в динамиках которых дребезжит музыка.


Джейкоб Блэк вошел в какофонию запахов и звуков, закрыв за собой дверь кафе. Он повернулся лицом к залу, чтобы осмотреться.

Он обсчитался – людей было тридцать восемь.

Спины выпрямились, и все глаза устремились на него – хотя здесь, в городе, никто не знал даже его имени. Он был одет в черные джинсы и кожаную куртку, предупреждая жалкие человеческие чувства о звере внутри, но не это заставило их повернуть головы. Он лениво гадал, на что именно отреагировал их человеческий инстинкт – на запах или энергетику.

Взгляды скользнули прочь, плечи поникли, пока его глаза оценивающе исследовали помещение. Они задержались на мощном мужике в дальнем углу (именно там, где Джейкоб предпочел бы сидеть) – татуированном байкере и единственном доминанте в комнате, который приближался к рангу альфа-самца. Демонстрируя свой четырехкратный уровень тестостерона, этот идиот встретил его взгляд с безмолвным узнаванием, и губы Джейкоба рефлекторно дернулись, обнажая клыки. Мужчина мгновенно опустил глаза под видом того, что ему нужно было откусить еще один кусок от сэндвича с ветчиной.

Нет, в этой комнате не было никого, даже близко представлявшего угрозу.

Губы Джейкоба скривились в мрачной ухмылке.

Можно подумать, этот кто-то вообще существует!

Раньше он выходил в человеческий мир, чтобы поразвлечься. Сенсорная перегрузка баров и клубов не являлась чем-то, достойным пристального внимания – просто своеобразный белый шум, почти успокаивающий и дающий передышку его обостренным чувствам, которые у него, как у Альфы, были еще сильнее, чем у его стаи.

Но в данный момент он одержимо следил за всеми.

Потому что Джейкоб был с ней.

- Уф-ф, слишком многолюдно, да? - фыркнула Белла, замерев в дверях переполненного кафе.

Он прислушивался к каждому ее движению, оставляя взгляд прикованным к цели, до тех пор, пока она не оглянулась через плечо.

Джейкоб одарил ее рассчитано ленивой улыбкой и смотрел, как изгибаются пухлые губы, посылая ему нежную волну соблазнительных феромонов.

Его член тут же подпрыгнул.

Опустив подбородок с той женственной неуверенностью, которая сводила его с ума, она повернулась и направилась к стойке.

Ноги Джейкоба сами собой последовали за ней, давая ему возможность наклониться к Белле и хорошенько распробовать запах меда, который был эликсиром для его горящего носа. Но он только усилил огонь в яйцах, и возбуждение начало причинять дополнительную боль – вдобавок к той, которая уже ломала ему кости с самого первого шага к самолету, болезненно пульсируя в унисон с движениями.

Волк был в ярости.

Он завывал внутри каждой из костей, пытаясь украсть или разорвать кожу Джейкоба. Борьба вызывала тошноту, и ему приходилось напрягать мышцы живота так же сильно, как свою волю, преодолевая омерзительные спазмы, которые грозили вывернуть его наизнанку.

Джейкоб начинал понимать, каким ебаным придурком он был, когда думал, что снова сможет стать ради нее человеком… хотя бы внешне. А волк был в ярости от его попытки следовать человеческому решению: вывести Беллу со своей территории в полный хаоса мир, где мужчины осмеливались бросать на нее заинтересованные взгляды, даже рядом с ним...

… Как вон тот засранец, сидящий в двух столиках (и одном прыжке) от него. Ублюдок таращился на Беллу до тех пор, пока его подружка не наорала на него.

Бешенство пугающе близко подбиралось к кончикам пальцев Джейкоба.

Тем не менее, он благодушно бросил на мудака лишь один взгляд, но когда глаза того вернулись и упали на задницу Беллы – доведенную джинсами до безупречной округлости – решил проверить, не получится ли убить его так, чтобы никто не заметил.

Он держался на шаг позади Беллы, которая ждала, пока девушка перед ней сделает заказ – а взгляд мальчишки упал на лицо Джейкоба, на котором ясно была выгравирована его эпитафия.

Взгляд молодого человека наполнился безмолвным «вот дерьмо!», и он быстро отвернулся, чтобы обратить широко раскрытые глаза и пристальное внимание на свою девушку.

Стало ясно – придурок не понял, что они вместе, и это ничуть не удивило Джейкоба. Когда был моложе, он никогда об этом не задумывался, но теперь он намного больше понимал в этом мире. Даже за миллион лет никто не догадался бы, что такая девушка, как Белла, может иметь к нему хоть какое-то отношение.

К сожалению, эта мысль только подлила масла в огонь.

Блядь! Может, просто сломать ублюдку нос вместо шеи?

Тело уже начало готовиться к рывку – и тут маленькая прохладная ручка скользнула в его ладонь. Джейкоб застыл так резко, будто ему зарядили между глаз.

Мгновенно вся его ярость и подавляемые эмоции сжались – и не осталось ничего, кроме прикосновения четырех квадратных дюймов шелка и нежности. Чистая и прохладная заботливость поднималась по его руке, как волна, уговаривая пламя сдаться, заливая угли и насыщая влагой выжженный дотла бесплодный ландшафт оболочки того, кем он был внутри.

Мир.

Боже, если бы она только знала, что ее прикосновение делало с ним!

Джейкоб медленно выдохнул носом и повернулся к огромным карим глазам, до боли бесхитростным и открытым.

- Куда ты идешь?

Все остальное растворилось и стало несущественным.

- Никуда, - прошептал он и почувствовал, как уголок его рта приподнимается сам собой.

Несимметричные губы – идеально подходящие для поцелуев – растянулись в улыбке, заставившей его сердце биться быстрее.

Она повернулась и обняла его за талию, напоминая, где именно ей положено находиться.

- Ты уже решил, чего хочешь? - спросила она, подняв голову к доске меню, расположенной чуть выше.

Как только она протянула руку, чтобы прикоснуться к нему, Джейкоб сразу же осознал, что нуждается в большем. Он подошел к ней сзади и скользнул рукой под ее вязаную кофту и под блузку, чтобы найти гладкую мягкую кожу живота. Другой он убрал волосы ей за ухо и наклонился.

- У меня это уже есть, - выдохнул он и поцеловал ее в висок.

Она вздрогнула у него руках, и его яйца сжались настолько сильно, что он прикусил язык. И усмехнулся над болью.

Белла в наказание хлопнула его по бедру, а он в ответ обнял ее.

- … Пить, - фыркнула она, прижавшись к нему спиной. - Не знаю, планирует ли Анж пообедать или нет…

Поскольку была пятница, ее подруга встречалась с ними во время обеденного перерыва.

- Кофе, - пробормотал он ей в волосы, все глубже погружаясь в тот благословенный покой, который чувствовал только обнимая ее.

Закашлявшись смехом, Белла с ухмылкой задрала голову вверх.

- Тут все сплошь кофе. Какой ты хочешь?

Джейкоб улыбнулся, увидев выражение ее лица, и его глаза метнулись к доске, предлагающей миллион различных способов приготовления напитка – половину из них он даже не смог бы выговорить.

Он посмотрел вниз и обнаружил, что она явно наслаждается его видом в ожидании ответа. Восхищение в ее глазах, а также запах ее влечения заставили его автоматически расправить плечи.

- Просто кофе.

Он одарил ее лукавой улыбкой, которая, как ему казалось, ей нравилась, и был вознагражден румянцем и заиканием.

- Н-но, ты разве не хочешь попробовать что-нибудь другое? - она смущенно отвела глаза под предлогом проверки меню.

- Может, ореховый фраппучино? Я имею в виду – это же первый Starbucks и все такое1.

Вообще-то, Джейкоб ни в одном из них не бывал. В Порт-Анже их было несколько, но обычно он – и его женщины – больше интересовались барами.

- По-твоему, я должен это попробовать? - тихо спросил он.

Белла на мгновение замерла, а затем снова посмотрела на него, нахмурив брови.

- Думаю, ты должен взять то, чего тебе хочется.

Взгляд Джейкоба пробежался по ее прекрасному лицу, такому искреннему и чувствительному даже в настолько дурацкой ситуации, как эта. Он не хотел, чтобы его голос прозвучал напряженно, но она, очевидно, все равно услышала. Ему не нужны были дополнительные раздражители, поэтому он решил придерживаться того, что знал.

- Кофе, - произнес он, теряясь в этих глазах оттенка лесного ореха.

Выражение ее лица смягчилось, и она сжала его руку, отворачиваясь к прилавку, где как раз подошла их очередь. Женщина впереди отошла с подносом, уставленным белыми чашками, и Белла выскользнула из его рук, чтобы сделать заказ. Пока она разговаривала с кассиршей, его ладони потянулись к ее талии.

Джейкобу было не важно, о чем они говорили, он просто наслаждался ее неземным ароматом и ощущением утешительной кожи, пальцами касаясь ее живота.

Он рассеянно сомкнул большие пальцы у нее на спине, глядя на ее макушку. Она была такой пугающе хрупкой в его руках. Каждый раз, когда он прикасался к ней, его ударяло осознание того, насколько осторожным он должен быть… и как грубо и безрассудно прежде обращались с этим крошечным телом как человек, так и волк. Его затошнило.

Еще сильнее.

Глубоко внутри него волк ухватился за хвост ненависти к себе и чертовски быстро вонзил безжалостные когти в окровавленную плоть. Джейкоб закрыл глаза и стиснул зубы, сопротивляясь затягивающемуся в животе узлу, который грозил вырваться на свободу судорожными спазмами.

Зверь был безжалостен – ему было наплевать на приличия и на попытки Джейкоба защитить ее от ада, в котором он жил – волк с беспощадным отчаянием мрачно желал только одного: Беллы. Он требовал ее для себя, и если человек слишком слаб и эмоционален, чтобы взять то, что принадлежит ему по праву, то зверь с радостью одержит над ним верх. Животное ощущало вкус внимания и заботы, которыми она так щедро его окружала и, черт возьми, ни за что не согласилось бы отказаться от этого.

Вид Беллы, которая лезет в маленькую сумочку, висевшую у нее на плече, снова привлек внимание Джейкоба.

- Я сам, - пробормотал он, останавливая ее рукой, залез в задний карман и вытащил бумажник. Он немного отступил назад, достал свою единственную кредитную карту и хлопнул ей по стойке, ухмылкой встречая возмущенный взгляд Беллы.

- Я сильно заинтересован в том, чтобы это было свидание, - пропел Джейкоб, притягивая ее к себе, пока кассирша прокатывала его кредитку. Он почти не пользовался этой штукой, но в нынешней поездке как раз собирался потренироваться. По его мнению, для этого и существовали кредиты.

Белла рассмеялась, но обняла его, прильнув головой к его груди. Она всегда знала, когда нужно уступить.

Он поцеловал ее в макушку, рассеянно забрал свою карточку и притянул Беллу поближе, вынужденный оторвать руку от ее талии, чтобы положить кредитку обратно в бумажник. Она потянулась и взяла стаканчик кофе, который поставили на прилавок, а он тем временем засунул кошелек в карман.

Свободной рукой она взяла его под локоть и оттащила в сторону, а затем протянула ему стакан.

- А где же твой? - нахмурился он.

Белла весело улыбнулась через плечо.

- Мне нужно дождаться своего здесь, - сказала она, потянув его прочь от прилавка. - Ты что, никогда не был в Starbucks?

Джейкоб покачал головой.

- В самом деле? - она замерла, оборачиваясь.

Он почувствовал себя глупо – как нищеброд из резервации, которым он и был. Он наклонился к ней, натянув кривую улыбку, рассчитанную на то, чтобы разжечь ее румянец.

- В душе я просто деревенский мальчишка, Беллз, - промурлыкал Джейкоб, вздернув бровь и наблюдая, как жар волшебным образом разливается по кремовым щекам.

Она опустила взгляд, но потом снова посмотрела на него, с искренней… радостью!

- Вот и хорошо, - провозгласила она, возвращаясь на свое место. - Я счастлива, что могу показать тебе что-то новое.

И вот, так просто его неуверенность растворилась в воздухе. Тихий голосок у него внутри задал вопрос, не играла ли она с ним – девчонка была профессионалом в том, чтобы заставлять всех вокруг чувствовать себя комфортно – но, по большому счету, ему было все равно. Больше всего на свете он хотел сделать ее счастливой.

Когда она остановилась в конце стойки, Джейкоб все еще ухмылялся, как дурак, которым он и был. Он стер улыбку, сделал глоток кофе – и чуть не подавился. Это дерьмо было крепким!

- Нравится? - улыбнулась она.

- Кофе, - он уклончиво пожал плечами.

- Этот довольно крепкий, - она наморщила нос.

Да неужели, блядь!

- Нормальный, - фыркнул он, прислонившись спиной к стойке. Его рука метнулась к шлевке на поясе ее джинсов, притягивая Беллу ближе и заставив врезаться в собственное тело. Как только он начал прикасаться к ней, остановиться было невозможно.

Длинные загнутые ресницы затрепетали, как во сне, она посмотрела ему в глаза, и сердце у него в груди остановилось. Удерживая ее взгляд, он поднес кофе к губам, чтобы запустить его снова, сделав еще один глоток ебучих жидких спидов.

На противоположном конце зала группа людей встала из-за стола, и его внимание сосредоточилось на их движении. Белла проследила за его взглядом.

- Хочешь сесть за тот столик? - спросила она.

Он посмотрел на ее приподнятую бровь.

- Точно, - пробормотал он – у него просто не было сил уйти от нее. - Я подожду твой напиток.

- Не знаю, можно ли оставить тебя наедине с кассиршей, - раздраженно пробормотала она.

Джейкоб в замешательстве нахмурился.

- Она просто трахала тебя взглядом, Джейк, - недоверчиво рассмеялась Белла, глядя вперед. - Думала, мне придется перемахнуть через стойку, чтобы влепить ей пощечину.

Он улыбнулся этому мысленному образу и наклонился, прижимаясь губами к ее волосам и вдыхая ее успокаивающий аромат.

- Не заметил, - пробормотал он, а затем отстранился, болезненно наслаждаясь ее ревностью.

Белла подозрительно приподняла бровь.

- У нее размер не меньше 4D, - она раздула ноздри.

Поджав губы, он медленно покачал головой.

- Не заметил.

Не считая того факта, что ее запах был женским – а значит, не представлял никакой угрозы – он даже не смог бы сказать, кто их обслуживал.

Белла подозрительно покосилась на него, и он усмехнулся, приложив все свои силы, чтобы отцепить руку от ее джинсов и взять свою чашку, с трудом удерживая встревоженные пальцы от того, чтобы они бумерангом не возвращались к ней.

Кивнув, она бросила еще один взгляд на стойку – и легко (слишком легко!) отошла от него, вызвав выброс адреналина во всем его теле. Она, не оглядываясь, направилась через зал – пульс Джейкоба резко вырос, а волк впал в ярость.

- Что ты заказала? - крикнул он вслед Белле в жалкой попытке удержать ее.

Бросив взгляд через плечо, своими карими глазами она развеяла его растущую тревогу – хотя бы на мгновение.

- Они назовут мое имя, - улыбнулась она, а затем отвернулась и устремилась сквозь море столов.

Его рука опасно стиснула стаканчик, и он быстро ослабил хватку, наблюдая, как она пробирается между стульями других посетителей. Мужское внимание следовало за ней по пятам, пока она проходила мимо в блаженном неведении, и Джейкоб оскалил зубы, сильнее прижимаясь бедрами к стойке.

Белла понятия не имела, насколько чертовски привлекательна она была, и это только усиливало ее очарование. Тонкие черты лица, большие глаза и чувственные губы – не оскверненные макияжем – она выглядела настоящей красавицей по любым меркам. Добавьте к этому гибкую фигуру и бесхитростную манеру, с которой она перемещалась в пространстве, концентрируя на этом все свое внимание – она была просто неотразимо притягательна для тестостерона.

Пробуждая в мужчинах худшую жадность, она относилась к женщинам, которых они желали держать в своих руках, укрыв их от всего мира, чтобы иметь возможность целиком насладиться в одиночку.

Его стаканчик накренился в руке, он резко поставил его на стойку, и кофе брызнул из маленького отверстия в крышке. Белла подошла к столику, с которого предыдущие обитатели собирали мусор. Полностью игнорируя заботливую улыбку одного из парней, она повернулась через плечо и бросила Джейкобу торжествующую ухмылку – спасательный трос, за который он смог уцепиться посреди огненной бури, бушующей в человеческом сердце и волчьем брюхе.

Она повернулась к пустому столу и забралась на сиденье возле стены, лицом к двери. Джейкоб оттолкнулся от стойки и наклонился в сторону того места, где разливали напитки для других посетителей, не сводя глаз с двери – она оглянулась в его сторону. Ему не хотелось, чтобы она осознавала всю глубину его одержимости – всякий раз, когда она находилась в комнате, его глазам необходимо было следовать за ней. К счастью, зрение Джейкоба было таким, что он прекрасно видел всё на периферии.

Краем глаза он наблюдал, как она подперла щеку кулаком, наблюдая за ним восхищенным взглядом, от которого у него в животе, как змея, клубком свернулось удовольствие.

- Белла!

Ее имя, произнесенное баритоном, словно косой пронзило его сознание. Глаза сами собой метнулись к человеку, который осмелился его произнести. Скука, отражавшаяся у того на лице, вероятно, спасла ему жизнь, когда он запустил пластиковый стаканчик с напитком через стойку. Джейкоб поймал его, прежде чем тот остановился, подхватив свой кофе другой рукой – чертовски взволнованный тем, что получил повод снова впериться в нее взглядом.

Когда их глаза встретились, она одарила его прекрасной улыбкой, а затем ее взгляд упал на руки, лежавшие на столе. Джейкоб выпил ее улыбку до дна, легко преодолевая полосу препятствий между ними. Она слегка склонила голову, демонстрируя изящную косточку у основания шеи, ее запястья были приподняты над столом, и пальцы находились в постоянном движении – типичная Белла.

Когда он подошел, она подняла глаза с застенчивой полуулыбкой, и в этот момент Джейкоб отдал бы десять лет своей жизни, чтобы узнать, о чем она думает. Его глаза навязчиво изучали ее лицо – как они делали всегда, независимо от того, прошло ли всего две минуты или восемь лет – он поставил кофе на стол, выдвинул стул напротив и скользнул на него. Инстинктивно ему не понравилось сидеть спиной к двери, но, благодаря ветру на улице, его нос тщательно отслеживал каждое существо, входящее в заведение или выходящее из него.

- Гм, - она облизнула губы, оторвав глаза от стоявшего перед ней стакана, и ее взгляд упал между ними.

Смущенно.

Джейкоб немного выпрямился.

- Я просто хочу взять соломинку, - она подняла глаза с извиняющейся улыбкой и встала. Взгляд Джейкоба упал на замороженный напиток в прозрачном пластиковом стаканчике перед ней.

Вот дерьмо! Он был таким придурком...

Он зажмурился и откинулся на спинку кресла, пока она шмыгнула к стойке. Повернувшись и оперевшись локтем о спинку, он снова вынужден был смотреть, как она уходит от него.

Придурок за стойкой поднял глаза, когда она подошла, и прежде, чем она попросила, заботливо протянул ей соломинку, бросив мутный взгляд через весь зал. Руки Джейкоба сжались в кулаки, и ногти впились ему в ладони – этот ублюдок уделял ей гораздо больше внимания, чем следовало.

Белла повернулась и пошла обратно, а Джейкоб на английском и квилетском проклинал свою одержимость, делавшую его таким круглым и полным имбецилом рядом с ней.

Белла скользнула на свое место и просунула соломинку через дырочку в крышке.

- Извини, - пробормотал он, убирая волосы с лица.

Она подняла глаза с улыбкой и пожала плечами, а затем сделала глоток.

Он схватил свой кофе, наблюдая, как ее губы обхватывают соломинку. За одну миллисекунду его член встал.

Она прижата к стене, эта изящная ручка обнимает его, а ее розовый ротик – все еще холодный от ледяного напитка – обхватывает его…

Избавившись от непрошеной фантазии, Джейкоб опрокинул стакан и сделал большой глоток горького кофе, аккуратно поерзав на своем месте. Тяга к ней всегда была хуже, когда она не касалась его… и не пахла его семенем.

- Хочешь попробовать? - спросила она, наклоняя к нему стаканчик.

О, разумеется, он хочет!

- Конечно-конечно, - он поджал губы, зная, что ей нравится эта старинная реликвия, которая до недавнего времени оставалась в далеком прошлом, пока он снова не нашел ее у себя на языке.

Он был вознагражден ее улыбкой, когда Белла протянула стакан через стол. Вместо того чтобы забрать его у нее, он встал со своего места ровно настолько, чтобы иметь возможность опереться на стол. Удерживая ее взгляд, он взял соломинку с вызывающей улыбкой и долго наслаждался медовым вкусом ее губ, прежде чем втянуть… ошеломляющий глоток замороженного сахара.

Холодный, горький и сладкий – он ударил его, словно пощечина, смешавшись со взвинченными чувствами и заставив на мгновение пошатнуться, когда он снова усаживался на свой стул.

- Ну, - он наклонил голову, стараясь себя не выдать, и взял собственный стакан, чтобы все это запить.

- Мой мне нравится больше.

- Зануда, - фыркнула она, подтягивая стаканчик к себе, чтобы сделать еще один глоток.

Джейкоб оперся руками на стол и смотрел на нее, пытаясь вспомнить, на что это было похоже до того, как он обратился... пытаясь представить, каково было бы остаться просто человеком, сидящим напротив этой женщины в кафе в Сиэтле, без каких-либо обязательств, за исключением свидания в городе в ее компании.

Боже, она была такой красивой, что при взгляде на нее становилось больно!

Ее короткие кудри цвета красного дерева подчеркивали безыскусную чувственность черт, делая ее моложе: нежные брови над проникающими в душу глазами, фарфоровая кожа, маленький носик, по сравнению с которым губы казались только более пухлыми.

Он всегда безнадежно любил ее, но до волка он был мальчишкой с простыми мечтами: о поцелуях, ласках, звуке его имени на ее губах, пока они занимаются любовью. Теперь все стало настолько по-другому, что вспоминать было тяжело.

Она задумчиво поджала губы, и все, чего ему хотелось – это наклониться и прижаться к ним ртом.

- Я не хочу проводить слишком много времени с Анжи, - объявила она, поставив стакан и отодвинув его в сторону. Она повторила его позу, склонив голову и наблюдая за ним в ответ.

- Почему? - Он нахмурился – обеспокоенный, что она заметила его борьбу.

- Потому что это наше время, - сказала она, серьезно наморщив лоб, и, откинувшись на спинку кресла, начала сбрасывать свою вязаную кофту. - Я могу провести с Анж больше времени в другой поездке. Хорошо, что она сегодня работает, - пробормотала она, взглянув на него, сняла кофту и повернулась, чтобы повесить ее на свой стул.

Она была одета более женственно, чем обычно – в хлопковую блузку фольклорного стиля с вышитой бабочкой спереди, с глубоким вырезом, открывающим ее тонкие ключицы… и его метку. Он подумал, не оделась ли она так специально для него?

Вид метки вызвал у него болезненные воспоминания о той ночи, когда он фактически изнасиловал ее и должен был бы вызывать отвращение, но совсем напротив – глубоко внутри волк заурчал при виде нити шрамов, гордо сидящей на ее плече.

Что было еще хуже, мужчина почувствовал то же самое.

- Думаешь, эта блузка мне подходит?

Джейкоб оторвал взгляд от ее плеча и обнаружил, что Белла неуверенно прикусила губу, неверно истолковав его взгляд.

- Она тебе идет, - тихо ответил он.

Ей шло всё.

Взгляд Беллы скользнул по ее напитку, и она несколько раз помешала его соломинкой, прежде чем сделать глоток. Она выглядела неуверенной, и это не нравилось ни Джейкобу, ни волку.

- Ты красивая, Белла, - прошептал он. - Так что неважно, во что ты одета.

Он прочистил горло: - Но это выглядит, м-м-м, мило.

Она подняла глаза из-под ресниц, потягивая кофе через соломинку, и Джейкоб внезапно ощутил желание броситься через стол и показать ей, что именно он имел в виду. Он оторвал глаза от воспламеняющего зрелища и опустил их на свой кофе, беспокойно обхватив стакан рукой.

И пробормотал свое признание: - Мне нравится видеть свою метку…

Некоторое время она молчала, и Джейкоб еще крепче сжал стакан. А потом по столу скользнули длинные изящные пальцы. Не поднимая глаз, его рука протянулась им навстречу. Одно лишь ее прикосновение обжигало и проникало сквозь его кожу прямо в кровь, замедляя биение сердца. Их пальцы, как всегда, сами собой переплелись.

Другая ее рука, холодная от напитка, скользнула по его коже, и он отважился поднять глаза на нее – на тысячу процентов сочувствующую и наблюдающую за ним с тем мягким выражением лица, от которого ему захотелось плакать. В отражении ее глаз он увидел мальчика, которым был прежде, и мужчину, которым, как она думала, он мог стать. И на какое-то время – совсем ненадолго – она обманула его, заставляя поверить, что это и в самом деле его отражение.

- Я надеялась, что это поможет с волком, - прошептала она. Он был прав – она оставалась чуткой и заботливой, даже не понимая: из них двоих именно мужчина был безнадежен.

- Это действительно помогает, - выдохнул он, а затем немного выпрямился при первых признаках знакомого запаха, разнесшегося по залу. - Она здесь.

Взгляд Беллы метнулся вперед, а затем она высвободила руки, разрывая ему сердце и каждый нерв на кончиках его пальцев.

- Анж! - крикнула она, помахав рукой через весь зал, с улыбкой, которая отчего-то заставила его ревновать.

Встав, она встретила взгляд Джейкоба.

- Боже, как ты узнал?

Джейкоб постучал по носу, оборачиваясь на стуле. Он смутно узнавал девушку, которая приближалась к ним через зал из прошлого Беллы. Он видел ее на школьной стоянке, а потом еще раз около трех лет назад на Первом пляже с друзьями. Это было частью проклятия его обоняния – точно так же он узнал бы, если снова встретил бы кого-нибудь из 42 человек в этом помещении – он никогда не забывал запах.

Он встал, когда Белла соскользнула со своего места и встретила девушку в проходе, энергично обхватив ее руками – это заставило его улыбнуться. Внутри.

- Анж! - ахнула Белла, отступая. - Боже мой, ты выглядишь великолепно!

Девушка сняла вычурные очки в роговой оправе:

- Мы обе постриглись, да?

Рука Беллы взлетела к кудрям, хватая пригоршней пустоту.

- Да, - улыбнулась она, и ее взгляд упал вниз.

Если бы кто-то внимательно наблюдал, то заметил бы дрожь, которая на мгновение заставила ее спину окаменеть. А Джейкоб всегда был внимателен.

- Мне нравится, - с энтузиазмом сказала Анжела, очевидно чувствуя, что что-то не так. В этот момент Джейкоб решил, что она ему нравится.

- Спасибо, - улыбнулась Белла, поворачиваясь вместе с ней к столу. - Ты помнишь Джейкоба Блэка?

Взгляд Анжелы метнулся к нему, и ее яркая улыбка потускнела и стала натянутой. Он, похоже, ей не понравился. Она его не одобряла.

Джейкоб к этому, определенно, привык. Он нарисовал на лице улыбку, достаточную для того, чтобы смягчить ее страх, и сердечно протянул руку.

- Да, я его помню, - пробормотала та, вяло пожимая его ладонь, а затем быстро отдернула руку.

Избегая взгляда Беллы, Джейкоб сунул кулаки в карманы и подождал, пока обе женщины займут свои места. Они выдвинули стулья по другую сторону стола и уселись. Джейкоб расположил свое большое тело на сидении, взял кофе и сделал глоток – просто для того, чтобы чем-то заняться.

- Ты будешь что-нибудь? - засуетилась Белла.

- Нет, спасибо, - Анжела повернулась к ней и позволила свой натянутой улыбке соскользнуть с лица. Джейкоб заметил ее взгляд на метку. - У нас на работе сегодня был «Обедай-и-Учись».

- Неужели? - засмеялась Белла.

- Это когда приходит поставщик, болтает и подкупает нас едой, - сказала Анжела, подвинув стул немного ближе к подруге, и ее глаза снова навязчиво скользнули по шраму. Леа, должно быть, предупредила ее, чтобы та не спрашивала – эта девчонка позаботилась обо всем!

- Дурацкое название, - фыркнула Белла, которая демонстративно игнорировала взгляд Анжелы (она уже должна была к ним привыкнуть).

- Да, не считая обеда, - улыбнулась Анжела. - Ну, давай, рассказывай!

Белла бросила на него напряженный взгляд, и Джейкоб сделал еще один глоток кофе.

- Ну, я все еще работаю в том месте с учебниками, - начала она, опершись локтем о стол и повернувшись к подруге. - И я вернулась домой.

- Уф-ф, - Анжела наморщила нос. - Какого черта ты вернулась в бомж-Форкс штата Вашингтон?

Взгляд Джейкоба упал на его кофе.

И правда, какого черта!

- Благодарю, мне там нравится, - фыркнула Белла. - Я была во многих местах, но именно там я счастлива.

Джейкоб не поднимал глаз – он знал, что этот комментарий был произнесен ради него.

- Что ж, это самое важное, - Анджела сменила тон. - Гм, так чем ты занимаешься?

Белла глубоко вздохнула.

- В основном, тусуюсь в Ла-Пуш, - вздохнула она. - Когда я не работаю, то провожу время с друзьями, помогаю им с детьми. Типа того.

- Звучит весело. - Женщина изо всех сил старалась, чтобы это заявление выглядело искренним.

- А ты все еще работаешь в архитектурной фирме? - спросила Белла, переключая тему разговора.

Джейкоб сжал губы, рассеянно крутя стаканчик на столе и прислушиваясь, как он мягко царапает поверхность. На это было больно смотреть! Даже пиявка могла дать ей жизнь, которую не стыдно обсудить с друзьями-людьми… с теми, кто пришел с блядским желанием похвастаться. А что он может ей дать?!

Ничего, кроме пиздец какой убогой жизни в глухом лесу, в захудалой резервации.

И поездки в Сиэтл по кредитной карте.

Он запустил руку в волосы и сделал еще один глоток кофе. Не говоря уже о ебаном психованном волке в качестве бойфренда.

Словно по команде, резкий запах другого доминанта вырвался из хаотической какофонии. Джейкоб обернулся на своем сидении, опираясь рукой о спинку кресла, и бросил быстрый взгляд на входную дверь. Крупный парень, который выглядел как атлет из студенческой футбольной команды, входил в зал со своими друзьями. Его глаза инстинктивно метнулись к Джейкобу, а затем быстро ускользнули.

Хороший мальчик...

И еще одна катастрофа была предотвращена.

Его отец оставался единственным, кто действительно понимал – Джейкоб был чудовищем среди монстров.

Ни один из стаи никогда не говорил о том, чем они являлись – ни со своими парами, ни между собой – потому что это дерьмо их всех пугало до чертиков. По сравнению с тем, как обращение меняло человека, волк был меньшим из зол – просто животное, дикое и охраняющее свою территорию. Для человека эмоциональный коктейль защитника был намного труднее.

Все начиналось легко, но постепенно нарастало по мере их взросления. В юности мальчишеские эмоции были простыми и не влияли на них до тех пор, пока они не переросли в более темные человеческие потребности – если только они уже не были сложными. Как у Джедая.

Или у Джейкоба.

Человеческие слабости были доведены до такой же сверхъестественной степени, что и сильные стороны. Беспощадное повиновение, собственничество, жгучая ярость, похоть и мстительность – эти эмоции шли рука об руку с их личностями. Легенды, Совет, запечатление – все романтизировали их, превращая волков в благородных защитников человеческой жизни, тогда как на самом деле это были просто звери, привязанные к телу и натренированные убивать.

И его нельзя просто выключить, когда у врага бьется сердце… даже если это вообще не настоящий враг.

Яркий искрометный смех вернул его в реальность, смывая горький привкус во рту и заставляя каждый его нерв гореть и покалывать. Джейкоб откинулся на спинку сидения, снова обращая внимание на женщину рядом с ним.

Когда она слушала историю, которую рассказывала подруга, ее лицо озаряла потрясающая улыбка. Белла всегда так поступала – ловко фиксировала разговор на собеседнике. Она была чуткой, внимательно слушала и дарила все свое расположение – любой, кто упускал такую редкую возможность, был бы дураком.

Но Джейкоб безумно ревновал, что она отдаёт это кому-то другому.

Он тоже хотел этого.

Белла снова хихикнула, ее пальцы потеребили локон, прежде чем заправить его за ухо и взять свой стакан.

Он хотел, чтобы она была счастлива – и в настоящий момент она, очевидно, была счастлива – но он ненавидел, что это не с ним. Он оставался таким эгоистичным ублюдком!

Жизнь Беллы не была простой и легкой, но в ее глазах светилось столько доброты! И Джейкоб хотел укрыть этот свет от тьмы, обитавшей в его сердце – и от того, насколько он желал, жаждал, вожделел ее. Все это было неотъемлемой частью того инстинкта наемного защитника, который заставил бы его без колебаний или раскаяния перерезать горло любому, если бы это потребовалось кому-то из его близких.

Но это было уродливо.

Это была та часть его, которая хотела заставить эти глаза смотреть на него и отдать ему все.

Проникновенные карие глаза смотрят на него – только на него – когда он одним ударом погружает себя в ножны ее влажного тепла.
Его имя – только его имя – обрывается на ее губах, когда он накрывает их своим голодным ртом, а ее ноги крепко обнимают его и умоляют...


- Так чем ты занимаешься, Джейкоб?

Взгляд Джейкоба скользнул с губ Беллы на девушку, которая сдержанно улыбалась ему.

- У меня своя автомастерская, - он скривил губы.

Ресницы Анжелы задрожали в ответ, и он понял, что скрытое возбуждение превратило эти слова в чувственный напев.

- Что-то вроде архитектора автомобилей, - добавил он, выравнивая улыбку и голос. А еще это была попытка показать, что он слушал, даже если только благодаря его обостренным чувствам. Во время длинного монолога девушки о своей жизни та рассказала Белле, что ее парень работал архитектором в той же фирме, где она занималась трехмерной компьютерной визуализацией.

Анжела кивнула, выглядя чуть менее напуганной.

- Ой, точно, вроде того, - улыбнулась она.

- Он – лучший механик на Западном побережье, - добавила Белла, и взгляд Джейкоба остановился на ней и замер, поглощая ее внимание, чтобы вновь обрести центр своего существования.

Глаза Беллы обвели его лицо, нечитаемые и наполненные… чем-то. И все же она ничего не знала о той грубой эгоистичной фантазии, которая промелькнула в его голове несколько минут назад – беря верх над контролем, который он выработал, будучи врожденным Альфой, и за много лет возвел в ранг искусства. Внешнее больше никогда не соответствовало внутреннему.

Ее рука скользнула по столу, и он не стал раздумывать. Их пальцы переплелись почти непристойно, но так интимно естественно.

Тело Джейкоба мгновенно наполнилось спокойствием, которое смыло грязь похоти, жадности, ярости и желания.

Блядь, именно это ему было нужно!

Взгляд Беллы вернулся к подруге, и ноздри Джейкоба слегка расширились от тихого выдоха.

Краем глаза он заметил, как Анжела несколько раз смущенно посмотрела на их сцепленные руки, но ему было наплевать. Пока Белла отважно вела беседу, он просто глядел на нее – наблюдая, как шевелятся ее губы, трепещут ресницы, взмахивает рука – а он тем временем, как безнадежный наркоман, откачивал успокоительный мир – весь, до последней капли.

«Волк будет таким, каким хочет его пара. Все, чего он желает – это сделать ее счастливой»… бла, бла, бла.

Все это была не более чем обычная логика сказок, делающая кошмар приятным. Пара становилась навязчивой потребностью и единственной надеждой волка хоть на какое-то здравомыслие, не говоря уже о человечности. В ней они находили тот фокус, который не был разрушительным – любовь.

Такую же навязчивую, всемогущую, всепоглощающую, как и все остальное.

Без нее он был совершенно и безвозвратно потерян.

Боже, он не может снова ее потерять.

Свободная рука Беллы скользнула по его, и она пошевелила пальцами, так что взгляд Джейкоба метнулся к едва заметной гримасе, отразившейся на ее лице, и он быстро ослабил хватку – он сжимал ее руку слишком сильно. Одна малейшая невнимательность, и он может причинить ей боль... или того хуже.

- Нам, наверное, пора идти, Анжи, - проговорила Белла. - Нужно проверить отель. Когда мы въехали, комната еще была не готова, поэтому мы оставили наш багаж на ресепшне.

Обеспокоенный, что она слишком рано заканчивает дела из-за него, Джейкоб пристально посмотрел на часы за стойкой: хотя казалось, что всего пять, прошло уже пятьдесят минут.

- Да, мне тоже нужно вернуться к работе, - наморщила нос та. - А что вы, ребята, делаете сегодня вечером? - она бросила на Джейкоба вежливый взгляд. - Мы с Тони можем взять вас прогуляться по городу.

Белла высвободила руку и повернулась к подруге.

- Ли и Джози приедут сегодня днем, - замялась она, виновато нахмурившись. - Не знаю, что у них запланировано.

- Мы могли бы пойти все вместе, - продолжала настаивать Анжела, когда обе женщины встали.

Джейкоб последовал их примеру. Что-то неведомое глубоко внутри заставило его пожелать рассказать ее подруге об их планах – тем более, что Белле все равно нужно было знать. Она ненавидела сюрпризы.

- Я веду ее в Triple Door2, - просто сказал он.

Широко раскрытые глаза Анджелы подсказали ему, что Ли сделала правильный выбор. Боже, она была бы идеальным напарником!

- Вау… - воскликнула девушка, еще раз удивленно посмотрев на Джейкоба, прежде чем снова повернуться к Белле. - Это очень круто, Белла!

Джейкоб был до неприличия доволен.

Уж покруче, чем гребаная кафешка Фуллеров!

Белла резко обернулась и, открыв рот, посмотрела на него, а он одарил ее легкой улыбкой, засунув одну руку в карман куртки и подхватив стакан другой. К счастью, она сжала губы, не став распекать его перед подругой… он наверняка получит свое позже.

- Что вы собираетесь надеть? - Анжела была в восторге, когда они с Беллой двинулись к двери.

Белла еще раз нахмурилась через плечо.

- А что нужно надеть? - насмешливо пробормотала она сквозь стиснутые зубы.

Анжела рассмеялась и взяла ее за руку, пока они шли по проходу.

- Скажем так – невозможно быть слишком нарядно одетой для Triple Door.

Белла снова обернулась через плечо, широко распахнув глаза и безмолвно моргнув. Джейкоб хмыкнул, чувствуя себя очень довольным, когда шел за ними. Ему хотелось бы постоянно дарить ей особенные вещи.

На тротуаре женщины обнялись.

- Я так рада тебя видеть, Белла, - пробормотала Анжела.

- Я тоже, - улыбнулась Белла, отступая.

Анжела сделала шаг к Джейкобу, и теперь на ее лице появилась искренняя улыбка. Удивительно, на что способен блеск денег – внезапно она перестала смотреть на него, как на большого злого волка, который угрожал маленькой Красной Шапочке.

- Повеселитесь сегодня вечером, - просияла она, протягивая ладонь.

- Непременно, - криво улыбнулся он, когда она пожала его руку гораздо более сердечно.

- Хорошо, - она повернулась к Белле и заключила ее в еще одно короткое объятие. - Позвони мне, если завтра у тебя будет время встретиться.

Белла кивнула с улыбкой.

- Пока, Анж.

- До свидания! - пропела девушка и пошла по тротуару. Она обернулась, еще раз помахав на прощание, и Белла подняла руку в ответ.

Засунув руки в карманы, Джейкоб прислонился к стене и стал ждать.

Как только женщина исчезла в толпе людей на тротуаре, Белла повернулась к нему, нахмурившись.

- Джейк!

Он приподнял бровь: - М-м-м?

- Что мне надеть?! - она просто повторила вопрос Анджелы.

Джейкоб ответил ей, пожав плечами:

- Леа сказала, что позаботится об этом.

- Нет, - Белла покачала головой, и ее глаза на секунду скользнули вниз. - Я имею в виду, я думала, что мы расслабимся – только ты и я. Зачем нам идти…

Он оттолкнулся от стены, прервав ее нарастающее беспокойство.

- Потому что у тебя день рождения, - твердо сказал он. - Я хотел провести его… хорошо...

Она закрыла глаза с раздражением, ее плечи ссутулились, и внезапно Джейкоб почувствовал разочарование. Разве она не понимает? Он хотел подарить ей вечер, который был бы чем-то большим, чем забегаловки в резервации, обеды в стае и фильмы категории «Б».

Хотел на один день почувствовать себя мужчиной, который достаточно хорош для нее. Или хотя бы притвориться таковым...

Еще раз вздохнув, она встряхнула куртку и стала ее натягивать. Джейкоб машинально схватил капюшон и помог ей надеть его, наблюдая за ее лицом.

- Послушай, я попросил Ли выбрать какое-нибудь классное место. Особенное, - пробормотал он, когда она сунула в рукав другую руку. - Там живая музыка и все такое. Будет что-то вроде джаза.

Белла снова посмотрела на него, слегка нахмурившись.

- И ты знаешь, что тебе будет весело, - он приподнял бровь с одной из тех ухмылок, которые всегда вызывали у нее улыбку. - Потому что ты будешь со мной.

Белла оказалась на удивление невосприимчивой – ее глаза были серьезными и непроницаемыми, когда она на мгновение встретилась с ним взглядом. Наконец она выдохнула носом.

- Я знаю, Джейк, - прошептала она. - И я действительно благодарна, - добавила она, кладя руку ему на плечо, обтянутое кожаной курткой. - Просто… мне не нравится, что ты чувствуешь себя так, словно тебе нужно что-то доказывать.

Блядь. Ее острый ниндзя-разум каждый раз прорезался к самой сути!

Он не хотел признаваться в этом ни ей, ни в особенности самому себе, поэтому вернулся к своему вечному манипулятивному резерву: соблазнению. Его губы растянулись в лучшей из его срывающих трусики улыбок.

- О, поверьте, у меня есть, что доказать, мисс Свон, - пробормотал он, обнял ее за шею и прижал к своему боку, наблюдая, как зарумянились ее щеки вместе с ее притягательным запахом. - Я должен доказать, что я лучший танцор, который когда-либо приглашал тебя на второе свидание.

Белла хихикнула, глядя на него игривыми глазами, и обняла его за талию.

Есть!

- Я думала, это и есть наше второе свидание, - надула губы она, отвечая ему восхитительной улыбкой, наполненной дерзостью и приглашением. Он хотел наклониться и попробовать то, что она предлагает, но после стольких лет сдержанности как тактики выживания – как его самого, так и окружающих – было чертовски трудно попросить то, чего ему хотелось, а еще страшней – получить это.

Поэтому он наклонился и вместо этого поцеловал ее в висок.

- Я должен сослаться на пятую поправку3, - пробормотал он ей в кожу, а затем отстранился, и она посмотрела на него с прекрасной открытой улыбкой, искрящейся смехом, доверием и счастьем.

По какой-то причине это заставляло его чувствовать себя одновременно победителем и безнадежно испорченным засранцем.

- Хочешь пообедать? - спросила она, ее глаза были яркими и полными жизни. - А потом проверим нашу комнату!

Он сжал ее плечи.

- Все, что пожелаешь, Беллз.

***


- Все, я больше не могу есть, - Белла, наморщив нос, подтолкнула картонную коробку через стол для пикника.

Джейкоб собрал остатки картошки фри из упаковки «Фиш-энд-чипс» и сунул их себе в рот.

- Уверена? - пробормотал он с набитым ртом, перекладывая оставшееся в коробку.

Она быстро кивнула, потянулась к груде салфеток на столе, схватила один из блестящих пакетиков с влажными салфетками и с энтузиазмом разорвала его, повернувшись на скамейке так, чтобы смотреть на залив Сиэтла.

Джейкоб взял ее кусок жареной рыбы и откусил от него, наблюдая, как она вытирает руки. Конечно, он был волком, но с трудом представлял, как можно выжить на том количестве еды, которое съела эта девушка. Для него еда уже перестала быть развлечением, ему приходилось делать это слишком часто. Он всегда был голоден.

Проглотив, он откусил еще один огромный кусок, и его глаза пробежались по ее профилю – она смотрела на Пьюджет-Саунд с тем же задумчивым выражением лица, которое он уже видел несколько раз сегодня днем. Это заставляло его нервничать.

Он запихнул несколько кусочков картошки в полный рот и машинально прожевал.

Раздув щеки и выдохнув, Белла взглянула на него с рассеянной улыбкой и слезла со скамейки, сделав несколько шагов к перилам. Она перекинула свой новый шарф через плечо, пока легкий ветерок играл с ее кудрями, а затем оперлась руками на металл, глядя на воду.

Одним чудовищным укусом Джейкоб запихнул остальную рыбу в рот и собрал картошку фри, чтобы держать ее наготове. Ему казалось, они отлично провели день, но эта ее задумчивость заставляла его беспокоиться.

Он лихорадочно прокручивал в голове последний час, ища то, что упустил. Они ходили на рынок Пайк-Плейс4 (который был своего рода достопримечательностью), и он следил за ней сквозь толпу людей, овощные лавки, киоски с поделками и сувенирами – стараясь сдержаться посреди сутолоки и хаоса.

Он устроил шоу с жонглированием апельсинами, добавив несколько новых трюков, купил ей тот фиолетово-синий шарф, который ей понравился, и дарил ей свои лучшие улыбки, не порвав при этом ни одной глотки! Ей не приглянулось ничего из тамошней еды, поэтому они спустились на один квартал, к набережной, где купили рыбу с картошкой фри, и он проигнорировал подростка-кассира с прыщавым лицом, спрятавшего свой стояк позади прилавка.

Учитывая все эти обстоятельства, он думал, что у них был чертовски удачный день.

Но время от времени он замечал, что она смотрит на него вот таким взглядом. И он не понимал. И даже не знал, хочет ли он понять.

Джейкоб сунул оставшуюся картошку в рот и рассеянно сложил коробку, пока жевал и глядел на смотревшую на воду женщину, которую он так отчаянно любил. Она казалась такой далекой.

Он допил остатки газировки, шумно прихлебывая в ребячливой попытке заставить ее обернуться. Но она этого не сделала.

Хмурясь про себя, он схватил мусор, подошел к мусорному ведру на пирсе и выбросил его. Он медленно повернулся, специально позволяя своим глазам скользить по воде, чтобы увидеть, не поймает ли он ее взгляд на периферии. Ее глаза ни разу не искали его.

Это заставляло его чувствовать себя злым, отчаявшимся, неприметным и… напуганным. Ее глаза держали его цельным – придавали ему форму, объем и основу. Без них он был ничем иным, как смертоносным ядовитым облаком, сдерживаемым лишь маслянистой оболочкой воли.

Его руки сжались в кулаки, вонзая ногти в ладони, чтобы контролировать себя при помощи физической боли – он засунул их в карманы куртки и, переставляя ноги с развязностью рыщущего зверя, подошел к ней.

Она даже не взглянула на него, когда он вытащил руки из карманов, наклонился и оперся предплечьями на перила, поставив одну ногу на нижнюю перекладину. Его взгляд скользнул по заливу с его кораблями к далекому голубовато-серому рельефу гор на горизонте. Был сухой, но пасмурный день, прохладный и с легким ветерком. Джейкоб слушал пронзительные крики чаек над мягкими плеском воды у пилонов, пытаясь успокоить свое обеспокоенное сердце.

- Как ты? - прошептала Белла, обращаясь к воде.

Он мог ясно видеть ее на периферии – она все еще ни разу не взглянула на него. Он безмолвно пожал плечами, чтобы попытаться привлечь ее взгляд.

Внизу застонал гудок парома, и ее глаза метнулись к звуку, прежде чем одарить взглядом его.

- Джейк?

- Что? - пробормотал он. - Я в порядке.

Этого оказалось достаточно, чтобы снова потерять ее глаза – она опять повернулась к воде.

- А ты как? - тихо спросил он.

Белла вдохнула соленый воздух и сильнее оперлась на локти, сгорбив плечи.

- Хорошо.

Глаза Джейкоба скользнули по качающейся внизу воде – он наблюдал, как она прислонилась ухом к своему плечу. Он облизнул губы и с опаской спросил: - Что-то не так?

Белла мгновенно покачала головой.

- Просто я думаю.

Джейкоб передвинул ногу на нижней перекладине и вцепился пальцами в перила.

- О чем? - прошептал он.

Ответившая ему тишина затянула гайки в его сердце.

Наконец, она глубоко вздохнула и повернулась к нему.

- О тебе, Джейкоб, - тихо сказала она.

Он не встречался с ней взглядом – просто не мог. Вместо этого он позволил своим губам разъехаться в похотливой ухмылке, умоляя ее спуститься вместе с ним в сточную канаву, лишь бы не идти по этой дороге.

- М-м-м? - протянул он. - Я тоже о тебе думаю...

Она не заглотила наживку, и ее серьезный взгляд – который мог мгновенно его обнажить – осторожно омыл профиль Джейкоба. Вздохнув через нос, она развернулась, наступила пятками на нижнюю перекладину и уперлась руками о перила позади себя, откинувшись назад. Слегка покачивая головой, она открыто смотрела на него в течение одной невероятно долгой минуты.

Джейкоб позволил ей сделать это, слепо глядя на воду и занимаясь тем, что он так хорошо умел: не подавал виду.

- Знаешь, Джейк, - тихо начала она, а затем с легким всхлипом прикусила губу. - Иногда мне кажется, что ты не говоришь, что происходит на самом деле.

Иногда… вот это поворот!

Джейкобу захотелось повернуться и обхватить этот сочный рот своим, чтобы она больше ничего не говорила, чтобы потеряться в прикосновении, вкусе и запахе... чтобы ему не пришлось отвечать.

- Как будто ты здесь только наполовину. Как будто в глубине у тебя творится все это дерьмо, - продолжила она, медленно и уверенно, как на панихиде. - То, о котором ты не хочешь, чтобы кто-либо знал. Не хочешь, чтобы я знала.

О боже, милая, да.

Он никогда не смог бы показать ей, как он горит – он хотел защитить ее от падения в его ад и от этой черной дыры его потребностей. Внутри него существовало нечто, чему он просто не мог позволить выплыть на дневной свет.

Если бы она знала, что стая сделала с той сукой, которая напала на нее на прошлой неделе... если бы она знала, на что был способен Джейкоб и что делал в тех жестоких случаях, когда его стая подвергалась опасности или страдала, Белла бы ушла, не оглядываясь...

Для него было недостаточно, чтобы кровососы просто умирали, в этот момент сжигающей разум ярости они должны были страдать.

И они страдали.

- Джейк?

Он держал маску на месте – его губы раздвинулись в ленивой улыбке. Наклонив голову, он встретился с ней взглядом, увеличив его интенсивность и заманив ее в ловушку прикосновением жара, которым вскипала его кровь просто от того, что он стоял с ней рядом.

- Я не могу выдать все свои секреты, Беллз, - пробормотал он, медленно обводя глазами ее лицо. - Девочки любят маленькие тайны, правда? - он знойно приподнял бровь.

Он беззастенчиво использовал собственную привлекательность и один из своих многочисленных безупречно отшлифованных фасадов – как Альфа, он всегда использовал все, что было в его распоряжении.

Розовый румянец распространился по фарфоровым щекам, ее сладкий аромат выдал ее с головой.

- Джейк, - тихо взмолилась она. - Я серьезно.

Его взгляд встретился с ее глазами – такими бесхитростными и просящими – он оттолкнулся от перил. Ее сердце рвануло неровным галопом, когда он шагнул к ней.

- Я тоже серьезно, - выдохнул он, поднимая палец и проводя по ее лицу. Он наблюдал за ним, рисуя линию вдоль ее скулы, по виску, а затем вокруг уха, по пути заправляя шелковистые локоны, прежде чем опереться руками на перила по обе стороны от нее. - Но позволь мне рассказать тебе один из этих секретов, - он наклонился, пока не коснулся щекой ее щеки, настолько мягкой, что он едва мог почувствовать ее на своей коже. В течение мгновения он парил в небесах, тонул в ее прикосновении и запахе – единственном, что могло поставить монстра на колени. - Я хочу тебя, - выдохнул он ей в ухо.

Ее маленькое тело вздрогнуло, и он тихонько усмехнулся, проводя по ее щеке кончиком носа; его рот наполнился слюной от ее вкуса. Было так легко потеряться в ее прикосновении, в этой жажде, в этом голоде… это сделало бы все настолько простым, насколько требовало его тело.

Прикосновение ее ладони к его груди было похоже на удар под дых.

- Нет, Джейк, - прошептала она, отворачиваясь от его ищущего рта.

В его груди сдетонировала вспышка эмоций.

За последние двадцать четыре часа их губы так хорошо познакомились, а теперь она ему отказывает? Вцепившись в перила по обе стороны от нее настолько сильно, что он почувствовал, как они прогибаются под его пальцами подобно тому стаканчику в кафе, Джейкоб выпрямился – его сердце и голова кружились, однако он старательно удерживал на лице нейтральное выражение.

Глаза Беллы метнулись к нему, в них бурлил миллион мыслей, несмотря на прилив возбуждения, распространившийся по ее телу. Ее губы задумчиво сжались, и она наклонила голову.

- Ты пытаешься меня отвлечь, - прошептала она, прижав руку к его щеке. Ее прикосновение было защищающим, нежным – всего лишь касание кончиков пальцев превращало его лесной пожар в пар.

Мягкое шипение прокатилось по его губам, Джейкоб посмотрел на нее в ответ, легкомысленно склоняя лицо навстречу ее ладони.

- Это работает? - пробормотал он, чувствуя себя пьяным от ее прикосновений.

- Э-э, да, - улыбнулась она, обхватив его щеку, и покачнулась, ударяясь о перила.

Джейкоб внезапно осознал, насколько ненадежно ее равновесие. Оставив отметины на перилах, он потянулся, чтобы поддержать ее.

Она тихо хихикнула и обняла его за шею, а он посадил ее на металлический поручень, надежно удерживая в своих руках.

Положив ладони ему на плечи, она медленно подняла глаза из-под загнутых ресниц. Этот нежный взгляд пронзил его сердце, а затем в мгновение ока поглотил его.

Глаза воительницы, яростные и заботливые, омыли его лицо, ища щели в его доспехах, чтобы хоть немного разглядеть то, что скрывается под ними. В ее руках вся его защита превратилась в не что иное, как хрупкую скорлупу, которая трескалась и сползала по его физиономии, обнажая повреждения под ней.

Ее любовь была жестокой.

И это было единственное, что могло противостоять волку и человеку – всей их ярости и безумию. Простое прикосновение кончиков пальцев легко и жестоко изменило его. Оно наставляло, успокаивало и насыщало, заставляя их снова чувствовать себя людьми.

- Но я не хочу отвлекаться, Джейк, - прошептала она. - Это слишком важно.

Джейкоб зажмурился. Он знал, что с таким умом глупо играть в детские игры. Именно в этом заключался корень проблемы всей его прежней тактики выживания: ей было не все равно. Чертовски сильно. Она оставалась не такой, как другие, и было бы оскорбительно притворяться, что она такая.

Нет, Белла в одиночку буквально переворачивала его мир вверх дном – кусочек, блядь, за кусочком. Она медленно заставляла его желать продолжать ту битву, которую он давным-давно проиграл – слой за слоем разрушая его защиту, чертовски быстро добираясь до его разбитой сердцевины. Там, внутри, было темно и уродливо.

И он просто… не мог.

- Мы можем не говорить об этом прямо сейчас, Белла? - выдохнул он, склонив голову под тяжестью всего этого. Он просто пытался притвориться тем, кем она хотела его видеть… на один ебаный день.

Она наклонилась к нему в его руках, прижалась лбом к его лбу, и ее дыхание обдало его лицо.

- Конечно, Джейк, - прошептала она, завораживая его пальцами, вплетая чары в его волосы. - Знаешь, я не пытаюсь тебя обломать или что-то в этом роде. Я действительно отлично провожу время и практически уверена, что это лучший день рождения, который у меня был в жизни.

Боже, она была охуенно профессиональной.

Он отчетливо мог распознать тактику, используемую против него – она говорила о той глубокой мужской потребности, которую питали и мужчина, и волк: сделать ее счастливой. Он подавил унизительный рокот, зародившийся в его животе – зверю было все равно, что с ним играют. Джейкоб понял, что и ему тоже.

Открыв глаза, он поднял взгляд и обнаружил ее лицо настолько близко, что ее глаза очаровательно косили. Когда их взгляды встретились, она издала смех, от которого он расплылся в довольной улыбке.

- Мне просто нужно, чтобы ты понял одну вещь, ладно? - прошептала она, снова и снова поглаживая его волосы. - Я люблю тебя. И я не жду, чтобы ты старался казаться тем, кем, по твоему мнению, я хочу, чтобы ты был, - ее губы осторожно подбирали слова, такие интимные и искренние, что у него заболело в груди. - Джейк, я хочу, чтобы ты был тем, кто ты есть.

Его глаза застыли, широко открывшись от шока. Он медленно отступил, его взгляд скользнул по ее терпеливому лицу – частично с ужасом, частично с недоверием.

Как и любой запечатленный волк, он старался вести себя, поступать и говорить так, как, черт возьми, ей это нужно – не из-за какого-то заклятья богов, а в отчаянной, глубоко человеческой попытке не позволить ей бросить его одного в этом аду.

Но что, если она хотела именно его? Искореженного, злобного, борющегося, чокнутого...

Она не знала, о чем просит. И это было единственное, что он не мог ей дать в этом блядски сумасшедшем мире.

Ему необходимо смахнуть это наваждение – ее запах и прикосновения, которые были такими сладкими и соблазнительными, ее сердца, которое каждым ударом уговаривало его сложить оружие к ее ногам. Тяжело сглотнув, он поднял ее с перил и осторожно поставил на ноги.

Джейкоб повернулся к ней спиной и зашагал к столу, а волк терзал и рвал его внутренности на лоскуты в кровавой ярости, не позволяя ему уйти. Он потер лицо руками, которые тряслись от попыток загнать зверя в клетку. Волк не понимал – он готов был следовать за ней из-за своей исключительной преданности тому существу, которое давало ему утешение, покой и перспективу обрести потомство.

- Джейк? - позвала она, и его ноги остановились. Он ничего не мог с этим поделать.

Он тяжело опустил руки вниз.

- Что, если я больше не знаю, кто я? - прошептал он, надеясь, что ее человеческие уши не расслышат.

Но она услышала.

- Значит, это и есть ты в настоящий момент, - ее голос был нежным и гипнотическим. Ему хотелось просто отдохнуть в ее объятиях. - Никто из нас не знает, милый. Мы никогда не будем прежними.

Он так устал.

С шипящим вздохом он рухнул на скамейку для пикника, всем телом чувствуя мгновенное облегчение, когда повернулся к ней лицом. Запустив руки в волосы, он опирался локтями о колени, но потом просто опустил голову, уронив руки на бедра.

Он так заебался.

Почувствовав ее приближение, он услышал ее сердце, ее дыхание, мягкую поступь ее обуви. Сиреневые Чаки5 появились прямо перед его ботинками, и его губы рефлекторно расплылись в улыбке.

Так типично для Беллы. Его Беллы.

- Тебе не нужно бороться с этим, Джейк, - пробормотала она.

Он закрыл глаза, когда она нежно провела рукой по его макушке.

- Помнишь, мы разбираемся с этим вместе, да?- продолжила она своим завораживающим голосом. - Ты хотел, чтобы я любила тебя достаточно, чтобы рискнуть – и я люблю.

Он почувствовал, как ее пальцы расчесывают его волосы, а ногти успокаивающе почесывают кожу головы, и глаза у него закатились под веки.

- Я знаю, что это, скорее всего, будет так же запутанно, сложно и безумно, как и все остальное, - напевала она, покачивая его в мерном убаюкивающем ритме. - Тебе не нужно притворяться ради меня.

Притворство… история всей его жизни.

Он научился контролировать себя перед своей стаей, втирать очки Совету, манипулировать женщинами и запугивать мужчин, чтобы они исполняли его волю, сумел даже притвориться живым, в то время как умирал изнутри... и все это каким-то чудом избегая убийств в процессе. Единственное, чего он так и не понял – это как обмануть свое сердце.

Он все еще чувствовал… очень сильно. Хорошо, что никто этого не замечал.

Горькая ухмылка появилась на его губах – он поднял глаза, и ее рука упала.

- Раньше притворства было достаточно.

Брови Беллы слегка нахмурились, когда она шагнула между его коленей, и он выпрямился.

- Не для меня, - ее ноздри раздулись от вспышки упрямства, которое являлось некрологом для любого аргумента.

Поправка: никто не замечал, кроме нее.

- Ты – заноза, знаешь об этом? - он фыркнул, приподняв уголок губ.

Белла вздернула бровь, придвигаясь ближе, и ее руки скользнули к его плечам.

- Мне это говорили, - сухо пробормотала она.

Его ухмылка медленно потухла, и глаза скользнули по ее лицу – открытому, терпеливому, бесстрашному.

Блядь, она была храброй!

Было бы намного проще продолжать игру, но все это являлось свидетельством того, как сильно она хотела поступить правильно.

И как сильно она хотела его. Настоящего его – если от него что-то осталось.

Наконец он тяжело вздохнул, его руки обвились вокруг ее бедер, сокращая последний шаг между ними. Она мягко рассмеялась, рухнув ему на грудь, обняв за плечи и глядя ему в лицо с удовольствием в глазах.

И крошечной искоркой победы – Джейкоб ее заметил.

- Заноза, - проворчал он, приподняв голову и борясь с улыбкой.

- Твоя пара – она слащаво улыбнулась, однако ее пальцы нежно ласкали его шею вверх и вниз. - Так кем это делает тебя, а?

Ха, старая добрая Белла!

- Все знают, что я – большая заноза в заднице, - усмехнулся он, глядя в ее большие карие глаза, зрачки которых расширились от любви, и увидел себя. На самом деле увидел.

Когда она касалась его, одаривая своим вниманием и любовью, все казалось возможным. А потом, она безо всякого предупреждения, наклонилась…

И поцеловала его.

Мягкие лепестки обхватили его рот, прерывая дыхание и подавляя любое сопротивление и, в первую очередь, само желание сопротивляться. Он ответил на поцелуй, обхватив руками ее задницу, и губы Беллы расцвели на его губах, как крокус на снегу, открываясь ему и растапливая последние остатки лихорадочного разума. Ее язык резвился так нежно и сладко – Джейкоб одобрительно хмыкнул, скользнув к ней своим собственным, чтобы медленными движениями ласкать ее рот.

Поцелуй Беллы был подобен ласкам весны: нежным, живым и полным обещаний. Она была чертовски хороша на вкус, как смех и падение, воспоминания и мечты, застывшая медовая сладость...

Моя.

Черт возьми, он сделает все, что она попросит – будет вести себя на публике, как полная тряпка, взойдет на костер, спрыгнет со скалы.

… может быть, даже это.

Ее пальцы впились в его плечи, а затем она прервала поцелуй, отстраняясь и тихо задыхаясь, порозовевшая от удовольствия, согревающего ее щеки. О, ему хотелось гораздо большего!

Розовый язычок метнулся по ее нижней губе, заставляя его член болезненно сжаться возле бедра. Если он не проникнет в нее как можно скорее, то в конечном итоге окаменеет.

Ее руки обвились вокруг его шеи, и сексуальная улыбка превратилась в ухмылку, она клюнула его в щеку, причмокивая, и он изо всех сил постарался снова поймать ее губы.

Но она отступила с игривой невинностью, от которой его голод резко прекратился.

- Ты – все еще мое солнце, Джейк, - счастливо моргнула она.

О, Боже, если они просидят здесь еще хотя бы секунду, он в конечном итоге швырнет ее на этот стол для пикника, и к черту последствия!

- Да? - выдохнул он, его голос стал более глубоким от желания, когда он встал рядом с ней, плотно прижатой к нему.

С хихиканьем, который почувствовал каждый его нерв, ее ноги обвились вокруг него, отчего он чуть не рухнул на колени.

- Хочешь пойти проверить наш номер? - усмехнулась Белла, убирая волосы с его лица и заправляя их за уши.

- Думал, ты никогда не спросишь, - пробормотал он, задыхаясь, снова погружаясь в поцелуй, и направился к улице. Слава Богу, отель находился всего в квартале.

Она извивалась и хихикала в его руках, и из его горла вырвалось тихое рычание.

Ему хотелось прижать ее к земле и заставить...

- Отпусти меня, Джейк, - рассмеялась она, оглянувшись через плечо, когда они вышли на тротуар, полный народа.

- Тебе придется заплатить, - проворчал он, требовательно выпячивая подбородок.

Она улыбнулась ему, а затем, не раздумывая запустила руки в его волосы, наклонилась и лениво поцеловала его губы, заставив кровь вскипеть. Она отстранилась, и он потянулся следом, украв еще два поцелуя, прежде чем она успела отвернуть голову и оттолкнула его, снова рассмеявшись.

Он обиженно поставил ее на ноги, и она, покраснев, взглянула на тротуар в сторону нескольких людей за тридцать, которые смотрели на них с улыбками.

Лично ему было похер, кто на них смотрит и что они думают – он не хотел ее отпускать. Он обнял ее, притягивая к себе и направляя в пункт назначения. Ее маленькая ручка нырнула под его пиджак, вытащив из джинсов футболку, и теперь она могла провести прохладными пальчиками по его спине.

Было чертовски приятно чувствовать ее прикосновения.

- Можно тебя спросить кое о чем? - пробормотала она, он прижал ее к себе, и они двинулись вверх по улице.

Он посмотрел вниз – она приподняла голову, глядя на него умоляющими глазами. Он коротко кивнул: она и понятия не имела. Он подарил бы ей луну, если б мог.

На секунду она сжала губы, очевидно, пытаясь подобрать правильные слова. Наконец, она втянула носом воздух.

- Я чувствую, что ты сдерживаешься, - прошептала она задумчиво и серьезно, и ее глаза метнулись к его лицу. - Я хочу дать тебе все, что тебе нужно, Джейкоб.

Джейкоб невесело рассмеялся, его взгляд скользнул по улице: флаги отеля развевались на ветру.

- Что, если мне нужно все? - пробормотал он.

Белла резко остановилась, и его ноги последовали ее примеру. Он взглянул на нее, приподняв бровь. Ее взгляд был твердым, как камень.

- Тогда забирай!

***


Белла шла рядом с ним почти вприпрыжку. Одну руку она держала на сгибе его локтя, а другой сжимала ключ-карту от номера и радостно подпрыгивала на мысочках, пока они проходили по покрытым плюшевым ковром залам шикарного отеля Four Seasons.

Леа и Джосайя не теряли времени даром!

Служащие на стойке регистрации были довольно любезны… и вместе с ними притворялись, что они соответствуют уровню заведения, пока Джейкоб копался в белом конверте в поисках кода бронирования. Эмили забронировала рейс, подготовила информацию от Ли, его напарник доставил конверт к двери его дома, а его волки сосредоточились на выполнении своих обязанностей в течение следующих двух дней с энтузиазмом, которого он никогда раньше не видел. Это был первый раз, когда он действительно чувствовал, что стая его прикрывает.

- Вот он! - Белла ухмыльнулась, потянув его к двери.

Ее рука выскользнула из его ладони, и все его тело содрогнулось от потери. Он поддерживал телесный контакт с ней с самого пирса, и это явно вызывало привыкание.

Он сильно нуждался в ней – ее аромате и прикосновении, утешении и напоминании… в демонстрации собственности. Они делали передвижение по вестибюлю, наполненному запахами, звуками и мужчинами, практически безболезненным.

Постепенно Джейкоб начал понимать, что получать то, в чем он нуждался, может быть полезно для всех окружающих.

Белла вставила карточку в дверь, и та щелкнула, вспыхнув зеленым светом. Джейкоб толкнул ее, придерживая рукой и слегка отстраняя Беллу, пока он проводил полную сенсорную проверку помещения. Комната была пуста, если не считать нормального фона старых запахов, которые оказались приятно приглушены, так же, как и в общественном пространстве отеля. Комната была отлично убрана.

Белла проскользнула мимо него в номер, и он последовал за ней, позволяя двери позади себя тихо закрыться.

Тишина.

О-о-о, звукоизоляция – настоящий рай!

Джейкоб позволил двум сумкам соскользнуть с плеча и ненадолго прикрыл глаза. Шум кондиционера, цифровых часов и холодильника. Мягкие звуки из труб и легкий фоновый гул из окна. Все это было похоже на открытую сцену для главного звука, на котором он сосредоточился: ее сердцебиения.

А она была взволнована, когда выскочила из ванной.

- Там встроенная ванна, - хихикнула она.

- В самом деле? - он улыбнулся искорке в ее глазах и покорно прошел по маленькой прихожей, чтобы заглянуть в ванную комнату. Она была просторной, с ванной, которая выглядела как мини-бассейн и могла быть достаточно большой для его веса и ее крошечного тельца. Ненадолго закрыв глаза, он подавил расцветающую фантазию в зародыше.

Почти на месте.

Он выскочил из ванной – она все еще ждала его приговора.

- Круто, - кивнул он.

С потрясающей улыбкой, заставившей его забыть о таких бесполезных вещах, как деньги, шок от цен и сексуальное неудовлетворение, она повернулась и шагнула из коридора, по пути стягивая куртку и шарф.

Джейкоб подхватил обе сумки и бросил их на комод в прекрасно обставленной комнате. Она была размером почти как весь его дом, отделана в изысканно приглушенных тонах, с двумя диванами, телевизором с плоским экраном и охуенно огромной кроватью посреди всего этого.

Белла как раз сбрасывала кеды и забиралась на нее, улыбаясь через плечо. Она вскочила на ноги и начала подпрыгивать, смеясь, как маленький ребенок. Джейкоб с улыбкой подошел к ней, анализируя ароматы чистящих средств, одеколонов и секса.

Он знал, что она вела себя более экзальтированно, чем обычно, ради него – чтобы выразить свою благодарность и попытаться успокоить его в мире, в котором он никогда раньше не бывал – это его немного беспокоило, но ему не на что было жаловаться. Ведь она выглядела такой счастливой!

Но та часть его, которая была Альфой, побудила его дать ей понять, что он раскусил ее игру.

- Разве ты не привыкла ко всему этому дерьму? - его губы скривились.

- Нет… в последние… пять… лет… - выкрикивала она при каждом прыжке. - Поймаешь меня?

Джейкоб ухмыльнулся.

- Всегда.

С безумной улыбкой она без промедления прыгнула к нему. Он сделал выпад и легко поймал ее, а Белла, задыхаясь, обвила руками его шею.

- И никогда с тобой, - продолжила она, поцеловав его в губы. - Ты же не думаешь, что я когда-нибудь прыгала на кровати с… кем-нибудь еще? - Пауза была почти незаметной, но он оценил то, что она не заставила его услышать имя ебаного кровососа.

Его глаза с удовольствием омыли ее покрасневшие щеки, он развернулся и рассеянно сел на высокую кровать.

- Так ты хочешь сказать, что я «сорвал твою вишенку» по прыжкам на кровати? - пропел он.

Улыбка Беллы расширилась до невероятных размеров.

- М-м-м, - промурлыкала она, откидываясь назад.

Джейкоб замер, сдерживая нетерпеливый голод и пытаясь позволить ей вести, даже когда его рот жадно прильнул к ее нежным губам. Она вздохнула ему в рот, проводя малиновыми губами назад и вперед, мягко и легко – абрикосовый шелк, скользящий по его коже.

Втянув ее дыхание в свои легкие, он не мог больше ждать и с облегчением скользнул языком внутрь, чтобы заполнить ее рот, с тлеющим жаром обрисовывая ее гладкие зубы и бархатистый язык. Наклонившись в поцелуе, он невольно завладел ею, массируя ее губы медленными, сочными движениями, которые вырывали из ее горла самые восхитительные всхлипы.

Блядь, она была офигенно хороша – такая изящная и маленькая в его руках. Ее руки сжались в кулаки, в чувственном ошеломлении застыв на его шее, а запястья притянули его ближе.

У него под веками расцвели покалывающие звездочки – все его тело трепетало, словно его пронизывали миллионы ватт электричества, ища заземления в восхитительном прикосновении к ней.

Но внезапно Белла со вздохом оторвала свои губы. Джейкоб распахнул глаза, его разум оцепенел от желания и восторга. Пальцы порхали по ее безупречной щеке, а затем тяжело опустились на кровать, словно весили тонну.

Белла задыхалась неистово, словно пробежала марафон, а ее язык высунулся, чтобы с наслаждением облизнуть дрожащую нижнюю губу. Она провела по ней большим пальцем, словно впечатывая воспоминание об этом поцелуе в кожу. Жемчужные зубы прикусили губу, а ее ладонь поднялась, чтобы погладить подбородок Джейкоба.

Он не мог ничего поделать – просто уставился на нее, как настоящий дурак, а его разум кашлял и плевался, словно двигатель с неисправным стартером.

Глаза Беллы были темными и глубокими, зрачки расширились настолько, что поглотили радужку цвета какао.

- Хочешь это снять? - пробормотала она, потянув за воротник его кожаной куртки.

- Ага, - выдохнул он, безнадежно потерявшись в ее глазах.

И тут она сползла с его колен. Взгляд Джейкоба неотрывно следил за ней, он встал и повернулся, пока механически стягивал куртку.

С легкой полуулыбкой – самой сексуальной из всех, что Джейкоб когда-либо видел, – она попятилась к кровати. Ее пальцы скользнули к подолу блузки, и она медленно потянула ее вверх, обнажая идеальное тело и атласный полуоткрытый бюстгальтер, который обхватывал ее груди в точности, как это будут делать его ладони через несколько минут.

Его глаза были прикованы к райскому видению, куртка упала на пол, звякнув пряжками, и он поставил одно колено на кровать. В сверхъестественно короткое мгновение Джейкоб сорвал футболку через голову, чтобы не упустить ни секунды созерцания красивейшей из женщин, готовой и ожидающей его на обширной площадке для игр. Опираясь на локти, ее глаза омывали его обнаженный торс с наглостью, прямо противоположной ее скромно сведенным коленям.

Это было похоже на какой-то охуенный сон.

Он забрался на кровать и упал на руки, его губы скривились в дьявольской улыбке – он пополз к ней. Она хихикнула, отпрянув назад с инстинктивным всплеском адреналина при виде хищника, вышедшего на охоту. Это подогрело ее аромат, и его яйца охватило пламя.

Джейкоб схватил ее за лодыжку и потянул к себе, заставив упасть обратно на кровать, он потащил ее по хлопковому одеялу.

- Куда это ты собралась, милая? - пробормотал он, быстро взглянув ей в глаза, чтобы понять, нет ли в них страха, прежде чем рухнул на локти прямо над ее бедрами.

Она нервничала, но не боялась.

- Никуда, - улыбнулась она.

- Вот и хорошо, - промурлыкал он, потираясь подбородком между ее бедер. - Потому что я беру то, что мне нужно.

Он сделал долгий медленный вдох носом, смакуя аромат ее возбуждения, густо витавший в воздухе. Даже сквозь ее джинсы он мог учуять, что она уже намокла – и, ебать, как ему хотелось сорвать их и нырнуть прямо в нее.

Но ей нравилось медленно.

- М-м-м, - промурлыкал он, плавно приподнимаясь, чтобы провести носом по ее плоскому животу, украдкой поглощая еще больше экстатического эликсира, струившегося из-под ее одежды. Он не хотел смущать ее; женщина просто не смогла бы понять, что этот аромат делал с волком. Он бы в нем искупался, если бы мог.

Ее руки погрузились в его волосы, заставляя прийти в себя и напоминая, что он – человек.

Подняв глаза, он криво улыбнулся ей, упиваясь видом ее распахнутых глаз, которые были голодными и жаждущими. Он провел носом до середины ее живота, а затем одним рывком проделал оставшуюся часть пути, опираясь руками и нависая над ней.

Она моргнула от неожиданности, но затем ее губы расплылись в улыбке, а пальцы скользнули вверх по его рукам, лаская рельеф мускулов на пути к плечам. Джейкоб был околдован: улучив момент, он старался запомнить это зрелище – Белла, девушка, о которой он мечтал, будучи мальчиком, и которую вожделел, став мужчиной, лежала под ним, улыбающаяся, открытая, восприимчивая, спелая.

И желала его.

Он наклонился, чтобы запечатлеть это изображение в памяти поцелуем.

Он снова попытался позволить ей вести, и их рты слились в ленивом дуэте, а ее пальцы рассеянно запутались в коротких волосах на его затылке.

Медленно, ей нравилось медленно.

Джейкоб терпеливо ласкал ее рот, смакуя и наслаждаясь жгучим сопротивлением чувству контроля, к потере которого он был так восхитительно близок. Он играл с ней в эту игру ради нее... но он вел ее против себя.

О Боже.

Джейкоб прервал поцелуй. Медленно. От восхитительного прикосновения ее влажных губ к его рту у него закатились глаза, и он отстранился на несколько дюймов, тихонько восстанавливая дыхание.

По правде говоря, он был так возбужден, что испытывал боль. Он медленно опустился на нее, и от восхитительного ощущения кожи к коже они оба задохнулись от удовольствия. Одно колено протиснулось между ее ног, и он устроился над ней, прижимая свой пульсирующий член к ее бедру, как будто это могло облегчить его боль. И испытал что угодно, только не облегчение.

Мягкий вздох соскользнул с ее вишневых губ от ощущения веса его тела над ней, и взгляд Джейкоба вернулся к ее бездонным глазам. Белла поймала его взгляд, два жемчужных зуба сдерживали дрожь ее пленительной нижней губы. Она притягивала его, как магнит.

- Моя, - хрипло выдохнул он, наклонился и лизнул ее влажный сладкий рот, чувствуя, как ее тело дрожит под ним.

- Да-а, - выдохнула она, извиваясь и пытаясь потереться об его возбуждение.

Джейкоб почувствовал, как ослабевает и шатается его сдержанность, он снова наклонился, чтобы заявить права на эти соблазнительные губы, раз и навсегда. Под его требовательным напором ее рот расцвел влажной сладостью, и в животе у него вспыхнул огонь, воспламеняя кровь, словно напалм.

От этого жара он зарычал ей в губы. Ощущая характерное напряжение, скручивающееся в основании его позвоночника, и усиливающиеся спазмы в животе, он следил за медленным нарастанием своих и без того обостренных чувств. Волк приближался, и Джейкоб боролся с его появлением, истязая ее рот, утоляя жажду поцелуями – он искал в них избавление от водоворота внутри.

В конце концов, Белла начала задыхаться под его натиском, и Джейкоб оторвался от ее губ и тут же прикусил ее челюсть.

- Перевернись, - задыхаясь, пробормотала она, ее руки мягко уперлись в его плечи.

Он не раздумывал, его тело просто подчинилось. Джейкоб перевернулся на спину, чувствуя себя ошеломленным, и слепо уставился в потолок.

А потом Белла взобралась на него сверху. Его глаза сфокусировались на ее улыбке – мягкой, нежной и понимающей. Обхватив ладонями его грудь, она медленно склонилась над ним.

О-о-о... ароматный шелк возле его рта.

Ее губы были такими любящими, такими щедрыми, такими искупительными – как благословенное прощение миллиона тяготивших его грехов, о которых он даже не подозревал.

Жар утих, время замедлилось, его душа набухла и, переполнившись, испустила тихий стон восторга.

Белла вторила ему легким всхлипом.

Руки Джейкоба скользнули по ее шее, по спине через лопатки, нежно пройдясь по позвоночнику, прежде чем опуститься на выпуклость ее бедер.

Ее ладони прошлись по его подбородку – мгновенно оседлав его, она лениво двигалась медленными тянущими толчками, прежде чем яростно прижаться и с трудом оторвать свой рот от его губ.

Джейкоб замер рядом с ней, тяжело дыша, крепко обхватив руками ее женственные бедра и молясь, чтобы она не отстранялась.

Она этого не сделала. Ресницы Беллы затрепетали на его скуле, а ее рот чувственно коснулся его верхней губы. Она прошлась носом по его носу, а затем восхитительно сладко провела им по переносице вверх и вниз.

Дыхание у Джейкоба перехватило, его глаза закрылись, купаясь в том шелковистом успокаивающем мире, который она дарила.

- Лучше? - прошептала она.

Он кивнул, и она отстранилась. Джейкоб медленно выдохнул, снова открыв глаза, и увидел, что она наблюдает за ним с мягкой улыбкой.

- Ты все еще сражаешься, - тихо сказала она.

Джейкоб медленно моргнул.

- Я не знаю, как...

- Ш-ш-ш, - ее палец скользнул по его губам. - Все в порядке.

Не сказав ни слова, она скользнула вниз по его торсу и опустила свою идеальную задницу на его пульсирующий член. Наблюдая за его глазами, она медленно, чувственно начала вращать бедрами – эта томная, текучая женственность гасила пламя и завораживала и волка, и человека.

Она потянулась за спину и расстегнула бюстгальтер – руки Джейкоба сами собой дернулись, чтобы стянуть его. При виде ее грудей у него перехватило дыхание – дерзкие и идеальные, они словно были созданы специально, чтобы заполнять его ладони.

Он нетерпеливо протянул руки, кончиками пальцев обводя их мягкую шелковистую форму – наблюдая, как карамель движется по сливкам.

Она вздохнула – с длинным восхитительным звуком – и склонилась над ним, поцеловав в подбородок, а затем потерлась грудью о его кожу. Ее изгибы скользили по слегка блестевшей от выступившего пота груди, заставляя его стонать от удовольствия.

Белла ответила ему хрипловатым урчанием – нежась, она медленно двигалась назад и вперед. Руки Джейкоба ласкали ее нежные плечи и гладкий изгиб спины, на мгновение пораженные тем, насколько невероятно приятно было чувствовать ее.

Должно быть, ей было так же приятно, потому что под его прикосновениями Белла прижалась щекой к его груди, как довольный котенок. Это вызвало у него невероятные ощущения.

Джейкоб улыбнулся про себя, легонько проводя ладонью вдоль ее ребер, чувствуя, как мурашки пробегают под его пальцами, словно рябь по пруду. Он запустил руку в густые непокорные кудри на затылке и приподнял ее щеку от своей груди, снисходительно наслаждаясь тем, как поплыли глаза Беллы, и тихим вздохом желания, сорвавшимся с ее губ, словно мед.

Она принадлежала ему.

Она сфокусировала взгляд под отяжелевшими веками, чтобы встретиться с ним глазами, и изогнула губы в хмельной улыбке. Он поднял голову с кровати, чтобы зацеловать их до полного бесчувствия.

Бах, бах, бах!

Громкий стук в дверь заставил Беллу подпрыгнуть, ее глаза широко распахнулись, и в них отразилась паника.

- Не обращай внимания, - пропел он, подтягивая ее вверх по своему телу и позволяя скольжению кожи послужить убедительным доводом.

Она тихонько промурлыкала, когда он притянул ее рот к своему, вытягивая из нее все оставшееся беспокойство и проглатывая его.

Бах, бах, бах!

Оба застыли с соединенными губами и встретились взглядами.

- Блэк! Я знаю, что ты там! - прокричал через щель в двери приглушенный голос – достаточно громко и ясно для его сверхъестественного уха.

- Дерьмо! - он прервал поцелуй проклятием, уронив голову обратно на кровать. - Блядская Леа.

Белла нервно рассмеялась, выглядя, как испуганный кролик с лапками, прижатыми к груди. Джейкоб усмехнулся, погладив ее по голове, и наклонился, чтобы поцеловать.

- Дай мне избавиться от нее, - пробормотал он, когда Белла слезла с него.

- Но она только что получила м...

- Избавиться от нее, - повторил Джейкоб через плечо, сползая с кровати.

На этот раз Белла хихикнула по-настоящему и схватила блузку.

Джейкоб остановил ее, строго нахмурившись и лишь наполовину поддразнивая.

- Не смей ее надевать, - предупредил он.

Ее лицо расползлось в улыбке, она послушно кивнула, но скромно прикрыла грудь тканью.

Раздался еще один резкий стук.

Раздувая ноздри и пристально глядя на дверь, Джейкоб шел по маленькому коридору, и на его лице дымилось предвкушение убийства.

Он распахнул ее с волчьим рычанием, которое было настолько далеким от человеческого голоса, насколько это вообще возможно.

Леа не дрогнула, однако легонько коснулась груди Джосайи, как только тот попытался шагнуть вперед.

Опершись рукой о дверной косяк, она посмотрела на Джейкоба с дерьмовой ухмылкой.

- Я чему-то помешала?

Он тихонько зарычал.

- Пошла. Вон.

Леа отвела глаза, и, повернувшись к Джосайе, слегка обнажила свою шею – хитрая сучка!

- О нет, я не могу! - ахнула она, изображая потрясение. - Мне велено «разобраться с этим». - Она снова повернулась к нему с тошнотворно приторной улыбкой, которую он захотел стереть с ее лица. - А я никогда не нарушаю приказов моего уважаемого Альфы.

Джейкоб сверкнул клыками.

- Не. Сейчас, - выдавил он сквозь стиснутые зубы.

Не прекращая улыбаться, Леа оттолкнулась от двери с той волчьей грацией, которая все еще ее отличала.

- Вот, что мне нужно, Блэк, - ее голос вернулся к обычному регистру. - Мой Альфа сказал, что хочет чего-то особенного, - она поджала губы. - И если мы собираемся выбросить кучу денег на лучшую ночь, которая когда-либо была у каждого из нас, нам с Беллой нужны платья.

Ее взгляд пробежался по обнаженному торсу Джейкоба.

- А еще нам надо арендовать что-нибудь для тебя и Джози, - добавила она, фыркнув и махнув рукой.

Джейкоб раздраженно закатил глаза – он знал, что проиграл эту битву, просто был не готов признать это.

Леа фыркнула, топнув ногой.

- Убирайся с дороги, любовничек, - она толкнула его с достаточной театральностью, чтобы его волк пропустил ее.

Резко посторонившись с ее пути, он хлопнул ладонью по лицу и раздраженно потер глаза...

И тут же обернулся на звук захлопнувшейся за ним двери.

Он оскалил зубы на деревянную преграду, с тихим рычанием раздумывая, не сломать ли ее нахуй. Запустив руки в волосы, он повернулся к Джосайе, прислонившемуся к стене (на расстоянии вытянутой руки) в пустом коридоре.

Мужчина с медленной понимающей улыбкой наклонил голову и произнес с этим своим блядским акцентом:

- Рад снова видеть тебя, Джейкоб.

С хриплым рычанием Джейкоб скрестил руки на груди и прислонился спиной к двери.

Придется подождать.

Еще немного.



1 Сиэтл – это родина всемирно-известной сети Starbucks. Кофейни Starbucks в Сиэтле на каждом углу, причем, в буквальном смысле; иногда они находятся прямо друг напротив друга через дорогу.

2 Triple Door – это театр, лаунж и музыкальное заведение для ужинов, основанное осенью 2003 года по адресу 216 Union Street в Сиэтле, штат Вашингтон. В здании часто проходят концерты фольклорных, инди и мировых музыкальных коллективов.

3 Пятая поправка – право хранить молчание.

4 Пайк-Плейс-маркет (англ. Pike Place Market) – общественный рынок, находящийся на побережье тихоокеанского залива Эллиот в Сиэтле, штат Вашингтон, США. Открыт 17 августа 1907 года (один из старейших рынков в континентальной части США). Рынок Пайк-Плейс является самым популярным туристическим направлением в Сиэтле.

5 Чаки – особая модель кедов (конверсов) линейки Chuck Taylor All Star.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/110-38566-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: GiaMia (04.06.2021) | Автор: GiaMia
Просмотров: 220 | Комментарии: 4 | Теги: Jacob Black, Джейкоб Блэк, Team Jacob


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 4
2
3 Танюш8883   (08.06.2021 18:02) [Материал]
Тяжело читать об ощущениях и восприятии Джейкоба, двойственность буквально разрывает его. Возможно, другие члены стаи не испытывают такого дискомфорта, в силу относительного личного и сексуального благополучия. И конечно роль вожака не облегчает участь Джейкоба. Спасибо за главу)

0
4 Manamana   (09.06.2021 10:24) [Материал]
Спасибо за комментарий.
Это моя любимая глава в "Шансах" - возможность увидеть ситуацию глазами Джейка. И сразу становится понятно, насколько Белла пребывает в блаженном неведении, не понимает многих нюансов, хоть и старается помочь.

1
2 GiaMia   (06.06.2021 21:19) [Материал]
Цитата робокашка ()
Годы ущемлённого самолюбия ожесточили его, плюс положение альфы, и парень стал нетерпимым, все и всё его раздражают кроме Беллы, конечно... теперь.

Ой, а мне кажется, дело не в самолюбии. Его ожесточила потеря своей половинки, и борется он со страхом вновь ее потерять - волк и готов кинуться на любого соперника, даже мнимого.
Цитата робокашка ()
В данной ситуации карт-бланш за Леа, не за тем, Джейкоб и Белла ехали в Сиэтл, чтоб убить время дня рождения в номере отеля. Во время встречи с Анжелой Блэка ж посетили сожаления, как мало может дать своей женщине? Вот и незачем показывать себя узурпатором

Ага, попытка показать себя человеком в самом разгаре. Осталось сбросить напряжение, чтоб уж наверняка никого не прибить. biggrin

2
1 робокашка   (06.06.2021 17:02) [Материал]
Джейкоб словно бы постоянно находится в собственном портале, грань человек/волк очень легко пересечь. Годы ущемлённого самолюбия ожесточили его, плюс положение альфы, и парень стал нетерпимым, все и всё его раздражают tongue кроме Беллы, конечно... теперь.
В данной ситуации карт-бланш за Леа, не за тем, Джейкоб и Белла ехали в Сиэтл, чтоб убить время дня рождения в номере отеля. Во время встречи с Анжелой Блэка ж посетили сожаления, как мало может дать своей женщине? Вот и незачем показывать себя узурпатором biggrin
Спасибо за оповещение и продолжение!






Материалы с подобными тегами: