Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2748]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4854]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15322]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14771]
Альтернатива [9268]
СЛЭШ и НЦ [9110]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4512]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Потерянная невинность
Дочь разорившегося графа после его смерти вынуждена устроиться компаньонкой у богатой герцогини. Горечь от потери отца и разбитого сердца превращают эту некогда жизнерадостную девушку в недоверчивое и закрытое создание. Она твердо намерена больше никого не впускать в свое сердце. Но все ее намерения рушатся в тот момент, когда к герцогине приезжает ее племянник. К счастью ли свела их судьба?

Слёзы Луны
Вселенная «Новолуния». Эдвард так и не вернулся, Белла продолжила жить дальше. После окончания школы она уезжает из Форкса. Спустя пять лет возвращается под Рождество, чтобы отметить его с Чарли. Под влиянием воспоминаний она едет к заброшенному дому Калленов...

Ядовитый цветок
Король Чарльз решается отдать самое драгоценное, что у него есть, ради прекращения войны, - свою единственную дочь, обладающую редким магическим даром. Согласится ли на щедрое предложение принц Эдвард, прозванный в народе «монстром» за жестокость и беспощадность к врагам?
Мини, сказка.

Прощай
«Прощай». Слово, когда-то слетевшее с моих дрожащих губ. Оно медленно убивало меня. Каждый раз, когда я мысленно прокручивала в голове нашу последнюю встречу, вспоминая его обезумевшие от моего решительного слова глаза, я умирала снова и снова.
Рождественский мини.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Молящиеся в сумерках/ A Litany at Dusk
Эдвард, будучи одиноким вампиром, убивающим отбросы рода человеческого, принимает решение изменить свой образ жизни и присоединиться к семье в Форксе, где случайно сталкивается с молящейся девушкой...

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Бойся своих желаний
Дни Беллы похожи один на другой: серые, унылые и скучные. Она почти не выходит из дома и думает, что проведет так всю свою жизнь. Но однажды она получает запрос в друзья из Facebook. От какого-то Эдварда Каллена…



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8910
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

A Pound of flesh | Фунт плоти. Глава 29

2022-11-28
18
0
0
~ Планы ~


Когда в пятницу перед обедом в его дверь постучали, Драко чуть было не решил не открывать. Ему не хотелось снова встречаться с Гермионой и уж точно не хотелось связываться с Дирборном – это и так было неизбежно. Он продолжил упаковывать коробку, игнорируя незваного гостя за дверью.

Стук повторился.

— Дэмиен, приятель, ты там? — Это был Том.

Драко на мгновение в нерешительности склонился над коробкой, но потом все же перешагнул через стопку книг, сложенных рядом, и направился к двери.

Том ошеломленно оглядел квартиру Драко.

— Что ты делаешь? — спросил он.

— Собираюсь, — озвучил Драко очевидные вещи.

— Собираешься, — повторил Том. — Зачем?

Драко подошел к коробке и закрыл ее, чтобы Том не увидел кучу уменьшенных книг, уже лежащих в ней. Сборы продвигались медленно: он уменьшал всё, чтобы все его пожитки уместились в пару коробок, – это значительно облегчит его переезд куда бы то ни было. Если бы Том был волшебником, Драко продолжил бы собираться в его присутствии, но Том был магглом. Драко задумчиво замер над коробкой. Его лучший в мире друг был магглом. Это должно было быть странно, но нет. Он был все тем же Томом, каким был до того, как Драко вспомнил, что должен презирать все маггловское.

«Будь тем, кем ты хочешь», – услышал он слова Гермионы. Он знал, что она права. Ему бы не удалось снова возненавидеть всё, что связано с магглами: три года он жил как они. Да и не было у него никакого желания снова становиться тем невежественным расистом, каким он был раньше. Ночи в поместье были долгими, а дни – одинокими, и у него было достаточно времени, чтобы подумать о том, как глупо верить, что одни лучше других из-за крови. Кровь ничего не значила: она одинаково вытекала из всех.
Вопрос Тома повис в воздухе, оставшись без ответа.

— А зачем люди обычно собирают вещи? — спросил Драко.

Том нахмурился, явно не в настроении играть в игру под названием «ответь вопросом на вопрос».

— Ты куда-то уезжаешь? — спросил он.

Драко сел на диван и закинул ноги на коробку.

— Да, так и есть.

Том освободил место на противоположном конце дивана, но садиться не стал.

— Куда?

Драко пожал плечами.

— Без понятия.

Том нахмурился еще сильнее.

— Ты не знаешь, куда едешь?

— Нет.

— Тогда зачем уезжаешь?

— Потому что не могу остаться.

— Почему нет? Домовладелец вышвырнул тебя?

— Нет, это не так.

Том раздраженно фыркнул.

— Прости. Я что-то не понимаю.

Драко вздохнул. Было бы намного проще сказать Тому, что именно он упускает, вместо того чтобы лгать или говорить полуправду. Было бы большим облегчением рассказать кому-нибудь о том, что произошло.

Оставив Гермиону в квартире, он аппарировал в Малфой-Мэнор – он знал, что это рискованный шаг, но ему хотелось снова увидеть свой дом. Хотя он больше не принадлежал ему. Он принадлежал Андромеде Тонкс. Она починила ворота, и с того места, где он стоял, было видно, что она также починила входную дверь и подстригла кусты. По крайней мере, его семейный дом оказался в хороших руках.

Драко не осмелился подойти к дому поближе, поэтому стоял у ворот и смотрел на дом издалека. Когда стемнело, он сел на дорожку, закутался в пальто и продолжил вглядываться в каждую мелочь: ворота, изгородь, лужайку за ними. Он подумал о своей могиле на кладбище. Драко Малфой был мертв. Было бы лучше, если бы так оно и осталось.

Тогда-то Драко и решил вернуть себе жизнь Дэмиена Кинга. Он встал и, бросив последний взгляд на дом, аппарировал обратно в Лондон, вошел в свою квартиру и начал собирать вещи. Три года он успешно скрывался от радаров Министерства, пока две ведьмы однажды ночью не забрели в стрип-клуб, не считая одного бредящего сумасшедшего, которому, как оказалось, никто не поверил. Но он искушал судьбу, оставаясь и дальше в Лондоне в запретной близости от Косой Аллеи. Поэтому он собирался сделать то, что предложила Гермиона. Он собирался уехать в Германию или Францию. Он собирался спрятаться.

— Том, я уезжаю.

— Да, это я понял, спасибо. Но мне все еще непонятно почему.

— Ко мне вернулась память.

Том разинул рот и с размаху сел на диван.

— Что?

— Я все вспомнил, и мне нужно убираться из Лондона. Меня разыскивает полиция.

— Разыскивает по… Ты преступник? Так вот почему ты порвал с Джейн?

Драко кивнул.

— Они не искали меня, потому что подумали, что я мертв, но кто-то мог меня узнать.

— Они думают, что ты мертв? — недоверчиво переспросил Том. — Почему? Ты попал в аварию? Загнал машину в Темзу, а они так и не нашли твое тело?

— Ага, что-то типа того.

Том закатил глаза и покачал головой.

— Может, перестанешь дурачить меня и расскажешь, что происходит?

Драко вздохнул. Он устало потер глаза и сказал:

— Послушай, мне просто нужно уехать из Лондона. Я не могу здесь оставаться, но не могу объяснить почему.

— Это имеет отношение к…

— Это не из-за Джейн, — перебил Драко. — Абсолютно. Я ухожу не из-за нее.

Том некоторое время ничего не говорил, а потом спросил:

— Так тебе нужно где-то спрятаться?

— Да. Ты знаешь подходящее место?

— Думаю, да, но сначала мне нужно кое-что проверить. Когда уезжаешь?

— Чем скорее, тем лучше. Самое позднее – в воскресенье.

* * *


Драко в последний раз вошел с черного входа в «Мужское стрип-шоу». Полтора часа спустя он уехал на такси, получив свою последнюю зарплату, а удрученный и встревоженный Луи остался стоять у задней двери и смотреть ему вслед.

Рядом с Драко в такси стояли четыре коробки с книгами, одна коробка с одеждой и одна коробка с предметами личной гигиены. Он прибрался в своей гримерной, не желая ничего оставлять после себя на случай, если однажды в будущем авроры начнут его искать. А еще ему хотелось сохранить всё: теперь, зная, как много он потерял, Драко понял, что жаждал защитить то, что ему принадлежало.

У дома он выгрузил коробки по две за раз из ожидавшего такси и аккуратно сложил их у входной двери. Как только он поставил последнюю коробку в стопку и собрался левитировать их все вверх по лестнице, дверь справа от него со щелчком открылась. Драко повернулся и увидел Дирборна, который с усталой покорностью взглянул на палочку.

— Значит, она тебе рассказала?

— Думаю, более уместным будет вопрос: почему ты мне не рассказал? — рявкнул Драко.

— Ты обрадовался, узнав, кто ты такой?

Драко стиснул зубы и спокойно посмотрел на своего домовладельца.

— Нет, — ответил он наконец.

— В том-то и дело.

— Я имел право знать! — выкрикнул Драко. — Она наложила на себя заклятие забвения. Она не помнила, как накладывала его на меня. Но она пыталась выяснить, кто это сделал, кем бы он ни был, чтобы снять заклинание. Но ты... ты три года был всего в двух шагах от меня, и ты знал. Ты должен был сказать мне. — С этими словами Драко взмахнул палочкой в сторону коробок и отправил их вверх по лестнице с большей силой, чем намеревался. — Уведомляю: я съеду самое позднее к воскресенью. – Он начал подниматься по лестнице вслед за своими коробками.

— Куда собираешься? — крикнул ему вслед Дирборн.

У Драко пока не было ответа на этот вопрос, поэтому он просто продолжил подниматься по лестнице.

* * *


Воскресное утро выдалось серым, холодным и унылым. Дождь тихо барабанил по оконным стеклам. Гермиона стояла перед своим камином, собираясь с силами. Она наклонилась, положив шатающуюся стопку пергаментов на плитку перед камином, и опустилась на колени. Гермиона ткнула палочкой в холодные поленья, и с приглушенным хлопком вспыхнуло ярко-оранжевое пламя. Она села на пол, подтянув колени к подбородку. Разгорелся слабый огонь: то мерцающий, то потухающий; несколько язычков пламени лизнули сухие дрова в камине.

Единственным звуком в квартире было тихое потрескивание огня. Даже вездесущий звук автомобильных гудков, приглушенный ее окнами, казалось, отсутствовал. Будто мир исчез или затаил дыхание. Ее внимание было настолько приковано к огню, что она перестала его слышать, и все, на чем могла сосредоточиться, – это пронзительный звук тишины.

С тихим шипением кусочек коры воспламенился, и на решетку посыпался небольшой сноп искр. Один уголек упал слишком близко к возвышающейся рядом с Гермионой стопке бумаг, и она наклонилась и задула красную пылающую искру. Она еще не была готова.

Лицу стало тепло, а затем горячо от огня, который всё сильнее разгорался, и Гермиона моргнула пересохшими веками. Было трудно не смотреть; пламя действовало успокаивающе и гипнотически. Она вспомнила, как сидела здесь в объятиях Драко, прислонившись спиной к его груди.

Полено упало в огонь, вызвав шквал искр, уносящихся вверх в клубах дыма. Глубоко вздохнув, Гермиона повернулась к стопке бумаг. Она могла это сделать. Должна – ради Драко. Нельзя было оставить никаких улик. Помня об этом, она сделала еще один успокаивающий вдох и потянулась за первым куском пергамента, который оказался страницей из длинного досье доктора Томаса.

Пациент Дэмиен Кинг, похоже, страдает какой-то редкой, нехарактерной формой амнезии. Это расстройство имеет характер ретроградной посттравматической амнезии, но также напоминает диссоциативную амнезию. Кинг не может вспомнить события, предшествовавшие вечеру 13 июня 1998 года, но у него не было никаких физических травм, когда его доставили в больницу…

Прочитав записи психиатра еще раз, она принялась бросать страницу за страницей в огонь. Первый листок бумаги на мгновение завис над огнем, подхваченный восходящим потоком тепла, а потом пламя потянуло его вниз. Страница загибалась по краям, становясь коричневой, а затем шелковистой, чернильно-черной. За два вдоха бумага превратилась в обугленный пепел, рассыпавшийся по поленьям и просеявшийся в решетку.

Следом в огонь отправились скопированные страницы дневников Драко. Гермиона прочитала каждую, прежде чем сжечь. Три года жизни Драко прошли перед ее глазами: его разочарование отсутствием личности и воспоминаний, его гнев на женщину, которая бросила его, его беспокойство из-за кратких вспышек воспоминаний, которые заставляли его думать, что он сходит с ума. Но были и победы, записанные его аккуратным почерком: сдача экзаменов, дружба с Томом, короткие романы, которые всегда заканчивались слишком рано. Что он написал с тех пор, как она давным-давно скопировала его дневники? Она предала огню последнюю страницу – ту, где Драко писал о своем предстоящем свидании с Джейн, женщиной, которая не была похожа на тех, кого он когда-либо встречал, и Гермиона на долгое мгновение склонила голову.

Взяв себя в руки, Гермиона сменила позу. Ноги у нее онемели за то долгое время, пока она перечитывала дневники Драко. Она снова обратила внимание на стопку пергаментов: осталась всего четверть. Досье Драко из Министерства и несколько случайных клочков пергамента – вот и всё.

С нерешительным взглядом Гермиона скомкала свой список дел и список выводов, к которым она пришла за два месяца пребывания в качестве подружки Драко Малфоя, и бросила их в огонь.

Следующими в стопке были фотографии. Здесь Гермиона остановилась и отвернулась от огня, несколько раз глубоко вдохнув прохладный воздух. Она не хотела сжигать свои фотографии с Драко, но эти фотографии были для нее такими же убийственными, как и для него. Не было никакой гарантии, что их не найдут, и поэтому их пришлось уничтожить. Гермиона просмотрела четыре увеличенные копии фотографий из фотостудии, проводя пальцами по улыбающемуся лицу Драко. Подавив рыдание, она протянула фотографии к огню, ее рука дрожала.

Как только пламя потянулось к фотографиям, она отдернула их назад. Она не могла этого сделать. Пока нет. Она сожжет их в последнюю очередь.

С облегченным вздохом она отложила фотографии в сторону и потянулась за досье Драко из Министерства. Как и прежде, она прочитала каждую страницу: показания Гарри под присягой и письменные записи воспоминаний Беллатрисы Лестрейндж и Алекто Кэрроу о ночи, когда Волан-де-Морт пытался убить Драко. Предавая страницы огню, Гермиона подумала о Пэнси Паркинсон и других семьях осужденных Пожирателей Смерти, к которым не проявили милосердие. Она вспомнила свой давний разговор со Сьюзен, в тот день, когда Наземникус Флетчер заметил Драко, и как Сьюзен предположила, что Министерство могло проявить к Драко больше милосердия, чем к обычному Пожирателю Смерти.

Она задумалась, вспомнив многочисленные вечера, которые она потратила на чтение юридических книг в поисках веской причины, по которой Визенгамот должен помиловать Драко. Ей не удалось найти ничего, кроме неопровержимых доказательств неумолимой позиции Министерства по отношению к последователям Волан-де-Морта.
Когда последняя страница файла превратилась в дым, Гермиона нахмурилась. Она очень сомневалась, что Министерство проявит к Драко больше милосердия, чем к любому другому Пожирателю Смерти.

Но, возможно, они были бы более милосердны к мертвецу.

— О, — выдохнула Гермиона. В ее голове возникла идея. Она смотрела на пепельные останки месяцев исследований и шпионажа и не могла поверить, что никогда не думала об этом раньше. Когда идея сформировалась, Гермиона вскочила на ноги и принялась расхаживать по комнате.

Она предполагала, что ей может сойти с рук утверждение, что ее интерес к ситуации с Драко был вызван инцидентом с Дунгом два месяца назад. Она думала, что могла бы вызвать у кого-нибудь сострадание, если бы ей разрешили показать воспоминания Беллатрисы и Алекто Кэрроу о пытках и смерти Драко. Но ключ ко всей ее защите будет зависеть от показаний одного человека.

Гермиона потушила огонь и схватила свой плащ, направляясь к двери. Ей оставалось только надеяться, что Джинни была права насчет всепрощения Гарри.

* * *


Поттеры как раз собирались на поздний завтрак. Все еще в пижамных штанах и футболке, Гарри открыл дверь.

— Гермиона, — сказал Гарри наполовину смущенно, наполовину удивленно. — Мы не ждали тебя так рано.

— Знаю, прости, — сказала Гермиона. — Решила принять предложение Джинни и заскочить на поздний завтрак. Надеюсь, все в порядке.

— Конечно! — сказал Гарри, распахивая дверь шире и впуская Гермиону. Из глубины большой квартиры доносился звонкий смех Тедди.

Джинни была на кухне и пыталась пристегнуть Тедди в детском кресле. Появления Гермионы в дверях кухни хватило, чтобы отвлечь извивающегося малыша на достаточно долгое время, чтобы Джинни смогла закрепить ремни, прежде чем тот понял, что произошло.

— Как раз вовремя, — прокомментировала Джинни, убирая с лица несколько выбившихся прядей волос.

— Рада, что смогла помочь, — ответила Гермиона.

Вскоре они сели за стол, и Гарри положил на тарелку Гермионы огромную порцию яиц, ветчины и выпечки.

Джинни добавила несколько кусочков фруктов со словами: — Мне все равно, если я говорю как моя мать, но ты слишком худая.

Гермиона согласилась без возражений и жалоб, и это вызвало у Джинни подозрения.

— Итак, Гермиона, — начала она спокойным будничным голосом, — что заставило тебя передумать и присоединиться к нам этим утром?

— Мне бы хотелось кое о чем поговорить с тобой и Гарри.

— Правда? — спросил Гарри. — О чем?

— Давай не при ребенке, — ответила Гермиона, кивая в сторону Тедди, который пытался зачерпнуть немного каши ложкой цвета лайма.

Гарри поднял левую бровь и взглянул на Джинни с вопросительным выражением лица. Она пожала плечами, но когда он отвлекся, не давая Тедди швырнуть кашу в потолок, то перевела свой проницательный взгляд на Гермиону. «Драко?» — произнесла она одними губами.

Гермиона сделала паузу, а затем кивнула. Джинни кивнула в ответ, уголок ее рта приподнялся.

Позже, убрав со стола и вымыв тарелки, Джинни и Гарри вместе с Гермионой прошли в соседнюю гостиную, которая была завалена книгами, мягкими игрушками и кубиками. Тедди побежал вперед и поднял книгу с пола, а затем принес ее Гермионе.

— Тетя Минни, читать? — спросил он, забираясь на диван к ней на колени. Его нос превратился в миниатюрную копию ее собственного.
— Тедди! — воскликнула она с притворным удивлением. Она провела рукой по лицу и ощупала его, как будто искала свой нос. — Ты украл мой нос! Тебе лучше вернуть его обратно! — Тедди засмеялся от восторга, когда Гермиона потянулась к его собственному носу и потянула за него.

— Нет. Теперь мой. — Малыш пригнул голову и переполз на колени к Гарри.

— Гарри! — запротестовала Гермиона. — Тедди украл мой нос.

Гарри повернул своего крестника и внимательно осмотрел его лицо.

— Так и есть, — сказал он. — Ему идет.

Хихикая, Тедди заполз обратно на колени Гермионы и притворился, что отрывает свой нос и возвращает его ей на лицо.

— Сказка? — с надеждой спросил он, снова протягивая книгу Гермионе. Она посмотрела вниз.

— Опять Бард Бидль? — спросила она.

— Чиха-чиха, — пролепетал Тедди, устраиваясь у нее на коленях и открывая сказку о Зайчихе Шутихе и её пне-зубоскале.

Взглянув на Гарри, который выглядел любопытным, и Джинни, которая выглядела самодовольной, Гермиона начала читать вслух. В середине рассказа голова Тедди склонилась ей на плечо, и его волосы приобрели свой естественный песочно-каштановый цвет. Он тихо засопел, и Джинни забрала у Гермионы спящего малыша.

— Я на минутку, положу Тедди в кровать, — сказала Джинни.

— Возвращайся скорее, — сказал Гарри, вставая, чтобы нежно поцеловать своего крестника в лоб.

Тедди пошевелился во сне, уткнувшись головой в шею Джинни. Гарри поцеловал жену в щеку, и Гермиона почувствовала, как у нее сжалось горло. Они воплощали собой такую счастливую картину. Ей хотелось того же для себя, но у ребенка в ее воображении были красивые светлые кудри.

— Я скоро вернусь, — сказала Джинни, бросив на Гермиону многозначительный взгляд, когда выходила из комнаты.

Гарри опустился на колени на пол и начал собирать разбросанные кубики Тедди, а Гермиона наклонилась, чтобы помочь ему. Они работали в дружеской тишине, пока Гарри ждал, когда она начнет, а Гермиона обдумывала, как бы ей затронуть эту тему.

— Я заглянула в свой сундук, — выпалила Гермиона, испугав саму себя.

Гарри остановился, держа в руке три квадратных кубика. Он выглядел удивленным.

— Серьезно?

— В прошлые выходные. Ну, я открывала его, чтобы достать защитные мантии для реконструкции, и немного покопалась, но у меня не было времени разобраться с ним до прошлых выходных, — продолжила она, обнаружив, что невозможно остановить слова, слетающие с ее губ.

Гарри бросил кубики в корзину для игрушек, а затем повернулся к ней.

— И как оно?

— Как ты и говорил: в нем было больше вещей, которые мне хотелось бы запомнить, чем тех, которые я хотела бы забыть. — Она сделала паузу, обнаружив, что ей трудно рассказать ему остальное.

— Что ж, это хорошие новости, — сказал Гарри с улыбкой. — Я рад, что ты…

— Мне нужно тебе кое-что рассказать, — перебила Гермиона и склонила голову, когда взгляд Гарри, полный беспокойства, скользнул по ее лицу.

— Хорошо, — сказал он после нескольких секунд молчания.

— Я нашла еще одну жертву моего заклинания памяти.

Гарри недоуменно спросил: — В сундуке?

Гермиона невесело усмехнулась и посмотрела на Гарри.

— Вроде того. Я оставила себе записку на будущее, когда война закончится, в которой говорилось, где его найти.

Гарри в замешательстве наморщил лоб.

— Ты оставила себе записку… то есть ты забыла?.. — он моргнул. — Ты наложила на себя забвение, так?

Гермиона кивнула.

— Для его защиты. Я стерла его воспоминания, спрятала его в Лондоне, а затем стерла эту встречу из своей памяти на случай, если меня схватят. Воспоминания были в хранилище в Гринготтсе.

— Кто был настолько важен, что тебе пришлось все это делать?

Гермиона сделала глубокий вдох, пытаясь подготовиться к его реакции. Выражение лица Гарри стало еще более серьезным.

— Гермиона, кто это?

— Драко Малфой.

Гарри отреагировал совсем не так, как опасалась Гермиона. Он не покраснел и не вскочил на ноги, выкрикивая проклятья. Вместо этого он несколько раз моргнул и задумался, уставившись на кучу кубиков, оставшихся на полу. Она наблюдала, как он одними губами произнес имя Драко, в замешательстве качая головой.

— Но Волан-де-Морт убил его. Это было в голове Беллатрисы, — возразил Гарри.

— Очевидно, он этого не сделал, потому что Драко был очень даже жив, когда я накладывала на него забвение.

— Когда ты… — начал Гарри, но остановился, отвечая на свой собственный вопрос. — Той ночью в поместье Малфоев? Ты нашла его в Малфой-мэноре?

Гермиона кивнула, пытаясь оценить реакцию Гарри, но его лицо было каменным.

— Почему ты не сказала мне или Рону? — спросил он хриплым от закипающего гнева голосом.

— Гарри, поверь, мне жаль, что я этого не сделала. Всё было бы намного проще. Но если бы вы узнали, мне бы пришлось наложить забвение и на вас. Сделать это с ним было достаточно трудно. Не могу представить, что мне пришлось бы делать это со своими лучшими друзьями. Кроме того, он боялся того, что сделали бы другие, если бы узнали, что он жив. Любой другой отправил бы его в Азкабан.

— Где ему и место! — огрызнулся Гарри.

— Нет, это не так, и ты это знаешь. Я прочитала твои показания в его досье. Ты знаешь, что его заставили сделать то, что он сделал. И ты знаешь, что Дамблдор был готов простить всё и спрятать его.

Гарри сердито посмотрел на нее, а потом уткнулся взглядом в пол. Гермиона понимала, что он был раздражен упоминанием имени Дамблдора. Он бросил еще несколько кубиков Тедди в корзину для игрушек с большей силой, чем было необходимо, отказываясь встречаться с ней взглядом, а потом замер.

— Значит, он все-таки жив. — Он поднял взгляд, его лицо было хмурым, глаза – серьезными. — И ты, получается, нашла его?

Она кивнула, не сводя глаз с лица Гарри.

— И? — подтолкнул он.

— Помнишь того парня, с которым я встречалась?

Гарри уставился на нее.

— Это не смешно.

— Я серьезно.

Гарри разочарованно нахмурился, глядя на нее.

— Что ты делаешь? Почему ты лжешь мне? Ты встречалась с этим человеком почти два месяца, Гермиона. А сейчас говоришь мне, что нашла Драко благодаря записке, которую обнаружила в своем сундуке на прошлой неделе.

— Гарри, я не лгу. — Гермиона глубоко вдохнула, набираясь смелости продолжить. — Я нашла его до того, как открыла свой сундук. Я столкнулась с ним в пабе. Тогда я злилась на Рона, и мне было очень грустно, потому что вы с Джинни были так счастливы, а я была так несчастна, и мне хотелось заставить его заплатить за все те годы, что он оскорблял меня в Хогвартсе... — Она замолчала, обнаружив, что ей все труднее и труднее смотреть на Гарри, который уставился на нее в полном недоумении.

— Хорошо, — начал Гарри, его жесткий взгляд не дрогнул. — Итак, правильно ли я понял. Ты наткнулась на Драко в пабе, и из-за заклинания он понятия не имел, кто ты такая, и ты решила немного отомстить. И потом – что? Ты подумала, что было бы забавно начать трахаться с Драко Малфоем по приколу? Ты что, сошла с ума?

Гермиона открыла рот, чтобы защититься, но Гарри не закончил. Он поднялся на ноги и принялся расхаживать по комнате, пиная по пути игрушки.

— Нет, не отвечай. Очевидно, сошла, раз подумала, что было бы хорошей идеей встречаться с Драко Малфоем. — Она встала и попятилась, чтобы не оказаться на пути его бешеной ходьбы. — Что, во имя Мерлина, на тебя нашло? И что, черт возьми, с ним случилось, что он стал встречаться с тобой? Он ненавидит тебя!

Гермиона не могла оспорить это утверждение.

— Как это произошло? Гермиона, это безумие. Это совсем не похоже на тебя.

— Я не хотела, чтобы все так получилось. Клянусь. Я пыталась выяснить, кто его заколдовал, а потом всё случилось…

— Что? — Гарри перестал расхаживать, остановившись перед ней. — Что случилось?

— Я влюбилась в него.

Гарри застонал, потирая лоб.

— А потом я узнала, что это я заколдовала его. Поэтому я сняла проклятие.

Сделав глубокий вдох, Гарри, казалось, изо всех сил пытался успокоиться.

— И он вспомнил, кем ты была, и вот почему вы расстались, и почему он сейчас ушел. Он ушел, не так ли?

Гермиона кивнула. Скоро уйдет, она была уверена.

— Куда?

— Я не знаю, — ответила она. — Он сказал мне, что собирается скрываться, и я отпустила его.

— Твоя работа! — воскликнул Гарри, его волосы встали дыбом, когда он провел по ним рукой. — Ты могла потерять работу, если бы кто-нибудь узнал, что ты встречаешься с Драко Малфоем!

— Ты думаешь, я никогда не думала об этом? — рассердилась Гермиона.

— Тогда что, во имя Мерлина, на тебя нашло? — снова спросил Гарри, на этот раз глядя на нее в ожидании ответа.

— Невозможно было не любить его. Я пыталась, Гарри, не любить его. Но он был так добр ко мне, так отличался от того, каким он был раньше. Он тоже любил меня. А потом я увидела выражение его лица, когда сняла заклинание. Будто он не мог поверить, что я вот так его предам... — она выдохнула, чувствуя боль в груди. Она попыталась сделать глубокий вдох, готовясь попросить Гарри о грандиозном одолжении, но у нее перехватило дыхание, и она всхлипнула.

Гарри разрывался между желанием встряхнуть ее и утешить. Наконец, с полурыком разочарования он заключил ее в крепкие объятия. Она шмыгнула носом, уткнувшись в его плечо, стараясь не расплакаться.

— Мне жаль, что тебе было больно, — начал Гарри, — но ты ведь знала, когда начинала отношения, что всё кончится плохо.

— Знала, — сказала она, ее ответ был приглушен футболкой Гарри. — Но остановить это было невозможно. Ты не можешь контролировать желания своего сердца. Это не значит, что я не пыталась держаться подальше. Я старалась.

Гарри фыркнул и погладил ее по спине.

Только когда Гермиона услышала, что Джинни вернулась в комнату, она набралась смелости, чтобы высказать свою просьбу.

— Гарри, я знаю, что о многом тебя прошу, но мне нужна твоя помощь.

* * *


Полная нервного возбуждения, Гермиона остановилась перед домом Драко. Она знала, что ее не должно было быть там, но ноги сами привели сюда, пока она блуждала по улицам. Большую часть дня она гуляла по Лондону, погруженная в раздумья, и строила свой план. Успех был маловероятен, и ей не стоило говорить Драко и обнадеживать его, но на карту было поставлено его будущее, и ей надоело что-то скрывать от него.

Гермиона посмотрела на фасад здания и ряды окон. Комната Драко всегда выделялась темно-зелеными занавесками.

Занавески исчезли.

— О нет, — прошептала она. — Нет.

Зная, что опоздала, Гермиона ворвалась в парадную дверь и поднялась по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, вопреки всему надеясь, что он все еще там. Она остановилась перед дверью Драко, которая оказалась приоткрытой. Закрыв глаза и сглотнув, она распахнула дверь.

Квартира была голой, пустой: мебель, занавески, стеллажи и полки с книгами исчезли.

Гермиона, пошатываясь, переступила через порог, чувствуя жар и холод одновременно. Она знала, что он собирается бежать; он сказал ей об этом. Гермиона просто не думала, что это произойдет так скоро. Она надеялась, что он скажет ей, куда собирается пойти. Она прошла в квартиру и остановилась на том месте, где стоял диван, ее взгляд на мгновение расфокусировался, когда она вспомнила уютные воскресные вечера, проведенные на диване с Драко.

Гермиона снова сфокусировала взгляд, осматривая пустые полки. Не было и следа того энергичного человека, который когда-то заставлял эти полки всем и вся, что удавалось найти, что казалось хоть немного знакомым: книгами, музыкой, предметами и картинами, которые вызывали хоть какой-то намек на воспоминания.

Она провела рукой по стене, направляясь по коридору в спальню. Эта комната тоже выглядела большой и пустой без предметов, которые дарили ей жизнь. Гермиона почувствовала, как ее глаза защипало от слез.

Драко исчез.

Она повернулась и, спотыкаясь, вышла из спальни, на ощупь пробираясь по коридору. Слезы затуманили ей зрение. Она резко остановилась в главной комнате, впервые заметив коробку, стоящую на полу у входной двери. Наклонившись, Гермиона открыла ее и опустилась на колени.

Внутри коробки лежали вещи Драко: футболка, в которой спала Гермиона; рамка, в которой стояла одна из увеличенных фотографий из фотобудки. Фотографии не было. Также обнаружились книги: копия «Человека-невидимки», принадлежащая Гермионе, и «История магии» Элифаса Леви. А на дне коробки лежала очищенная веточка боярышника. Это было не то, что она ожидала найти. Увидев коробку, Гермиона предположила, что он собрал все ее оставшиеся вещи. Но он забрал одежду, которую она оставила в его спальне; шампунь, который купил ей, чтобы она пользовалась, когда оставалась на ночь; фотографию из фотобудки.

Она знала, что коробка предназначалась ей, и поэтому взяла ее в руки. Гермиона встала у двери, пытаясь впитать хоть какие-то нотки Драко, которые могли остаться после него. Она глубоко вдохнула его успокаивающий аромат. А затем, судорожно втянув воздух, вышла из квартиры и закрыла за собой дверь.




Переводчик: Alice_Green
Редактор: Shantanel


Будем рады вашим отзывам здесь и на ФОРУМЕ!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/205-36353
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Alice_Green (18.11.2022) | Автор: Перевод Alice_Green
Просмотров: 104 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 3
0
3 sova-1010   (24.11.2022 23:37) [Материал]
Ну, по крайней мере у нее есть какой-то план и она начала действовать. А Драко она найдет. Да и сам он, кмк, долго не продержится без нее.

0
2 strecoza2015   (21.11.2022 13:49) [Материал]
Спасибо за главу

0
1 Гизимера   (20.11.2022 09:33) [Материал]
Охохохо