Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13572]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3666]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?
Мини, завершен.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Воробушек
Сборник (очень) коротких историй о (не)любви. Герою хочется выговориться, слушатель молчит до поры до времени, а воробушек... воробушек просто есть.

I scream/Ice cream
Беременность Беллы протекала настолько плохо, что Карлайл и Эдвард все же смогли уговорить ее на "преждевременные роды", уверяя, что спасут ребенка в любом случае. Однако, кроме Ренесми, на свет должен был появится еще и Эджей, развившейся в утробе не так как его сестра.
Новая альтернатива на сайте.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.

Список желаний
За четыре недели до свадьбы Белла расстроена тем, что у нее нет ни малейшего шанса заставить Эдварда отступить от правил. Но ничего не мешает ей помечтать, чем бы она хотела заняться с ним после свадьбы. Она составляет список эротических фантазий и с удивлением обнаруживает, что некоторым из них суждено исполниться раньше срока.
NC-17



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 242
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Мой скучный муж. Глава 2

2016-12-7
47
0
Приведя себя в порядок в одной из спален Малфой-мэнора, я даже не задумалась о том, насколько все неправильно. Не имея возможности аппарировать прямо из замка, я со скоростью лани помчалась по лестницам вниз, вихрем пронеслась мимо Нарциссы, чуть не выпавшей из кресла в тщетной попытке меня разглядеть, выбежала на обожженную огнем войны лужайку, и исчезла, не попрощавшись.

Писем Джинни, наверняка написанных под диктовку всех Уизли, я не читала, а просто складывала в ящик — на потом.

Мама обычно молчала, слова были лишними, и только лишь осторожно гладила меня по голове, чуть не плача от жалости. Она хорошо понимала — в этом доме я назло своим мечтам, и когда за порогом в закатном свете появлялась стройная фигура молодого человека в черном, пыталась сделать все, чтобы я подошла к окну, а не пряталась на холодном полу ванной.

Он насмешливо улыбался, оглядываясь на свет моей спальни, курил с моим отцом его кубинские сигары, сидя на ступеньках у входа, отвешивал комплименты матери, таскающей ему кофе и кексы, словно родному. Он влюблял в себя мой дом, пытаясь выгнать меня из него. Ни Гарри, ни Рон, они не знали моих родителей и никогда не говорили моей матери, насколько храбрая у них дочь, а вот Драко сказал. Рыдать или смеяться, услышав подобное из уст приспешника Волдеморта — я просто не знала.

— Доча, да выйди ты к нему... — мама ласково разговаривала со мной через закрытую дверь ванной. — Тебе вернуться надо, ты же с нами вянешь просто! Квартирку в этом вашем переулке снимешь, работу найдешь, и мальчик у тебя, вроде бы, уже есть...

— Мама, это не мальчик — это Малфой. Помнишь, я тебе говорила, что если мир волшебный, то это еще не значит, что он сказочный?!

— Помню, Гермиона, помню...

— Это я о нем, мама. Он мой враг!

— Бывший! — мама вздохнула. — Бывший...

— Враги бывшими не бывают! — заявила я авторитетно.

— Дура! — уже совсем не ласково рявкнула мама и кулаком стукнула в дверь. — Бывают, если втрескаться в них по уши!

Промучившись около месяца, и прорыдав в подушку почти столько же ночей, я поняла, что не поправилась ни на грамм, ведь болела не простудным заболеванием, а Драко. Один только взгляд на него и дыхание становилось поверхностным, да куда там — оно вообще пропадало!

Мысленно я проклинала и себя, и всех Уизли вместе взятых со всем сливочным пивом на планете, но поделать ничего не могла — я не влюбилась, я полюбила так, что просто потеряла себя. Не идеальный, не герой и не добрый, но мне все равно хотелось видеть его каждую минуту и чувствовать горький аромат его парфюма. Не в силах выносить жизнь без Малфоя, однажды я вышла, присела рядом с ним на ступеньку и обвила руками его бледную шею, уткнувшись в неё носом. Мне показалось, вокруг нет воздуха и если не вдохнуть его запах — я задохнусь.

Уже гораздо позже я поняла, то был не просто запах любимого — то был медленный яд, он проник мне под кожу, и в тот момент я продала всех и вся в обмен на обещание счастья.

С тех пор мы надолго не расставались, и иголка в сердце, такой болезненной и нездоровой была моя любовь, она превратилась в кинжал. Там же, глубоко в сердце, я чувствовала — ему нужна была грязнокровка в роли подружки. Доказать, что его семья встала на путь исправления, а Люциус Малфой получил шанс на свободу.

Но придирчиво выбирая мороженное в Гайд-парке, и меняясь им всю дорогу, так и не достигнув согласия в сделанном выборе. Покупая билеты в маггловскую оперетту на четверых — для нас и моих родителей, где Драко все равно не справился с ролью хорошего зятя и заснул у меня на плече. Подбирая бездомного котенка и крадясь с ним по лестнице в нашу с ним съемную квартиру, дабы не заметил консьерж. Сидя между угрюмым Ноттом по одну руку от себя, и Нарцисой по другую в обеденном зале Малфой-мэнора и чуть не теряя сознание от страшных воспоминаний. Согласившись с тем, что кроме Драко в мою жизнь ворвался еще и Забини — отказывающийся делить со мной друга и вынужденно подружившийся еще и со мной, по причине чего все приготовленные на моей кухоньке деликатесы поглощались им еще раньше, чем до них добирался сам Мафлой. Все это убеждало меня в том, что я Драко не безразлична, что его нежность и улыбки, ночные ласки и утренний кофе — не обман, а настоящая жизнь.

Впрочем, жизнь самого Драко оказалось еще более реальной и прозаичной. Министерство отобрало у них половину бизнеса, и положило глаз на «Строительный траст големов», потери которого Малфои бы не перенесли финансово. И Драко целыми днями пропадал в кабинетах, налаживая утерянные связи, унижаясь и исправляя отцовские ошибки. Вечерами от него разило алкоголем, чернилами и бумажной пылью. Он приходил уставшим, заваливался на кровать, сняв одни только ботинки, клал голову мне на живот и засыпал до утра. Ночью, правда, частенько ругался с покойной Беллатрикс, просил прощения у Крэбба, или просто выкрикивал невпопад имена и стонал, а я гладила его спину и жалела.

Он мог широко улыбаться и радоваться жизни, несомненно, но в магическом мире потерял свободу надолго. В первые годы после произошедшего толпа при его появлении расходилась, и пусть никто, кроме детей, не показывал пальцем — Пророк постарался на славу — отдохнуть и расслабиться Драко мог только вдали от всякого волшебства. Ненавидя мир магловский безо всякого притворства, как и недолюбливая маглов безо всякой указки отца, он терпел культурные походы со мной и в кинотеатры, и выставочные залы, и даже ни разу не пропустил «ночь открытых дверей» в музеях страны. Скелеты динозавров особенно поражали мое воображение в полумраке, а стоило навести на них палочку и прошептать парочку слов — они представали передо мной живыми, такими, какими были сотни тысяч лет назад.

Но если подобные мероприятия — как подарок своей девушке, то отдых на лужайке для пикников Каслэйка, неподалеку от величественных зданий гарвардского университета — он ему нравился. С притворной неохотой он помогал мне собирать корзинку, с таким же фальшивым безразличием выбирал бутылку вина, сыр, ждал, пока я все упакую и топтался позади меня, будто нетерпеливый ребенок. Думал, я ничего не замечу. Но зная, что ради этой прогулки Драко вытерпит все, я умудрялась даже одевать его в одежду маглов, и в тот странный день расстаралась на славу.

Поскандалив ради приличия, Малфой отшвырнул свои тапочки под стол, со вздохом уселся на табурет и натянул яркие замшевые мокасины цвета сирени. Потертые джинсы были с трудом, но натянуты на любимого ранее. Красная футболка, серая толстовка с капюшоном, отсутствие колец, запонок и других, обожаемых им украшений. Он казался воплощением романтичности, юности, трогательности и какой-то непорочной сексуальности, существуй такая на свете. Высокий, стройный до худобы и широкоплечий, я гордилась им, словно трофеем, и на мгновение поняла Джинни. Для неё Гарри — такой же трофей. Повязав Драко на тонкое запястье красную нитку, я увидела перед собой студента. Пусть бледного и притворяющегося недовольным всем на свете, с прищуренными глазами цвета пасмурного неба, но... милого.

Картину идиллии довершила я сама, надев ситцевое платье в мелкий цветок и римские сандалии. Мы заняли место под деревом, выпили по бокалу вина, я закинула ноги на Драко, легла на спину и залюбовалась птицей в безоблачной синеве. Малфой достал тяжеленный талмуд об истории магии балканских стран — мой подарок — водрузил его мне на колени и углубился в чтение, ничем не отличаясь от расположившихся неподалеку студентов.

Под шорох страниц и шелест листвы я задремала. Ветерок так нежно ласкал лицо, и сон оказался настолько сладким что, услышав голос Джорджа, я проснулась не сразу, подумала — сновидение. Но проснувшись, тут же пожалела о том, что Малфой сейчас выгляди вовсе не так, как положено Малфою.

— Ты знал? — вопрошал он, тыча в нас указательным пальцем. — Я тебя спрашиваю, ты знал и молчал?!

Рон стоял возле брата, поглядывая на нас исподлобья, угрюмо, но без злости, а с любопытством. Казалось, ему стыдно перед братом и он водит носком по траве, смущаясь именно его. Но я видела — Рон смущается нас, и когда он через несколько лет скажет, что просто не представлял, что я могу быть такой беззаботной — не солжет.

— Не кричи... — прошептал Рон. — Люди вокруг.

— А что, собственно, он должен был знать? — Драко фыркнул, хоть я и видела, что ему не нравится, когда на него так орут. — Полагаю, он догадывался, что я умею читать... разве нет, Ронни?

Карие глаза Джорджа просто заискрились от гнева.

— Не паясничай, Малфой... — проскрипел он. — Вы у нас и так много отняли, так еще и её?!

Драко с грохотом захлопнул книгу.

— Пошел вон, Уизли... — обманчиво спокойно произнес парень. — Не стоит таскать за собой братьев, они тебе Фреда заменить не смогут. А Гермиона... — он похлопал меня по коленкам. — Я тебя отнимал?

С остервенением закачав головой, я отвергла подобное.

— Вот видите, я её не отнимал... Она сама пришла!

— Подонок...

— Ну почему же? — Драко поднялся и отряхнул джинсы. — Рон, ты как, ненавидишь подругу? — начал он издалека.

Рыжий выпучил глаза, чуть не взорвавшись от напряженного мыслительного процесса. Разумеется, он меня не ненавидел, а просто жутко злился.

— Не-е-т... — ответил он предельно осторожно. — Ты почему спрашиваешь? Тебе что с того, а?!

Драко подошел к нему и со всей дури хлопнул по плечу.

— Раз так, то ты не откажешься прийти на нашу свадьбу?

Я уже не то что говорить, но и головой качать не могла — внутри что-то екнуло, постыдно веселое и счастливое.

Рон промычал что-то нечленораздельное и убежал, словно за ним Арагог гнался. Джордж, изрыгая проклятия, последовал за братом следом. Малфой вернулся на покрывало и сделал мне предложение, от которого нормальная Грейнджер отказалась бы, но такая как я — больная любовью — согласилась.

Тем же вечером мы сидели на кухне втроем, и Блейз пусть и шутливо, но яростно убеждал почти жену друга, что тот скучен до смерти, и жить с ним — адская мука.

— Он спит в носках!

Покраснев, я ответила:

— Да знаю я...

— Он сидит дома, если его оттуда не вытащить!

— Я вытаскиваю...

— Он любит читать не меньше тебя, — сказал парень и подмигнул, — только стесняется!

— Разберемся!

— Он пьет чай только определенного сорта и убьет тебя, если не найдет его в положенном месте в положенный час!

Тут я не поверила.

— У меня он все пьет...

— Да, пьет! — согласился Забини. — Пьет и страдает!

Драко сначала покраснел, а потом засмеялся, уставившись в кружку с какао.

— Тебя будет любить его мама!

Тут мы оба уставились на красавчика, словно оценивали его адекватность.

— Нет, ну правда! — он развел руки в немом удивлении. — Ты видела, как она на тебя посмотрела, когда ты... знакомиться пришла?!

На слове «знакомиться» он споткнулся.

— Её словно свечку зажгли!

Забини был прав, бочком протиснувшись в широченные двери Малфой-мэнора и цепляясь за полу сюртука Драко, я боялась упасть — от страха подгибались коленки. Нарцисса, будучи истинной Малфой, все же не попала в разряд врагов режима, особенно учитывая её помощь Гарри в ту ночь, и осталась просто женой Пожирателя.

Замок у них не отобрали, адвокат семьи оказался хитрым малым и с успехом доказал — имение принадлежало сотням Малфоев на протяжении веков и то, что мы не помним их имен, а время стерло надписи на их могильных плитах, еще не значит, что они чем-то провинились перед временем нынешним. Да и его клиенты, виновные по некоторым пунктам — еще не последние Малфои, и наказывать тех магов, которым только предстоит родиться — абсолютно незаконное дело.

В принципе — вопрос спорный, но глупых людей возле Малфоев отродясь не было, и адвокат победил.

Нарцисса же, пережившая все ужасы служения Темному Лорду, но все же спасшая своего сына, взяла его за руку и стала счастливой. Правда, её проблема заключалась в том, что счастливой она осталась до конца своих дней. Женщина полюбила разом всех, радовалась жизни за десятерых, смело гуляла под дождем и открытыми глазами смотрела на солнце. Где-то на задворках сознания, будучи благодарной свекрови за всю помощь и любовь, я до сих пор думаю, что в ту ночь она просто немножечко сошла с ума от страха за своего единственного сына.

— Гермиона! — воскликнула она радостно, словно подругу встречала. — Дай я на тебя посмотрю! — и быстрым шагом двинулась к нам на встречу.

Здравый смысл дал деру, и я только и смогла, что пискнуть:

— Не надо!

Спрятавшись за спиной Драко, я была оттуда извлечена пред ясны очи леди Малфой ею же.

Она потянула меня за ту руку, которой я не цеплялась за Драко и заглянула в глаза.

— Гермиона, я далеко не глупа и все понимаю, но мы... — она запнулась. — Мы будем много говорить.

В тот первый раз, я пришла к ней в дом в качестве подруги сына. Пришла, вызывающе одетая во все магловское: черные классические брюки со стрелками, строгая белая блуза и высокий каблук. По дурости я хотела показать ей свою молодость во всей красе и превосходство над ней, женой проклятого Люциуса. Взяв под руку Драко, словно мы настоящая супружеская пара, я прошла в обеденный зал. Он сверкал роскошью позолоченных канделябров, хрусталем, приглушенным блеском полированных рам всевозможных портретов, белизной скатертей и благородным сиянием мрамора в свете свечей. Меня в нем ждали, и я кожей почувствовала — хочу быть частью этого волшебного старого мира. Да вот же незадача — здесь маглам места просто нет!

В следующий раз я пришла в длинном платье приличной волшебницы изумрудного цвета. И вот тогда ощутила — я уже не подружка, а женщина её сына.

Да, Блейз считал, что подобная идиллия мне надоест, а свекровь заставит себя ненавидеть, с её-то всё понимающими ухмылками. И раз я сбежала от такого в подворотню Дырявого Котла один раз, сбегу и во второй. Наверное, избалованный женским вниманием, Забини не задумывался, что зачастую это внимание — просто любовь. А я любила так, что чувствовала себя на этом свете живой, только дотрагиваясь до мягкой кожи Драко. Но не объяснять же это ловеласу, слизеринцу и лучшему другу будущего мужа, по совместительству — мужчине?!

Я просто буркнула:

— Свидетелем будешь?

Он что-то застонал в ответ, стукнулся лбом о столешницу и до нас донеслись булькающие звуки веселого смеха. Мы продолжили посиделки, я допекла пирожки с вишней из оставшегося с обеда теста и отправилась спать — парням предстояло разобрать кучу скучных бумаг и счетов, но на помощь им меня уже не хватило.

На следующий день я никуда не пошла, а взялась за палочку и швабру — после вчерашней готовки все две комнатки квартиры и небольшая кухонька оказались щедро присыпанными мучной пылью. Да и вообще — мне нравилась чистота в нашем с Драко общем доме и с теплотой в груди я с каждым днем понимала ясней и ясней — я взрослею.

Стук в дверь застал меня врасплох. С повязкой на голове, чтобы волосы не мешали, мокрыми босыми ногами и закатанными по колено пижамными брюками — я выглядела замученной домохозяйкой и с трудом перенесла бы визит самого Драко, не говоря уже о людях посторонних.

Споткнувшись о проплывающее у ног ведро, словно оно не ведро, а какой-нибудь парусник, и в сотый раз признав — домашние чары по сложности непростительным никак не уступают, я с разбегу распахнула двери и дунула, пытаясь убрать непослушную прядь со лба.

— Сюрпри-и-и-з!!!

За спиной громыхнуло ведро, видно, сюрприза не выдержало, собственно, как и его хозяйка. Ноги подкосились, рот приоткрылся, и желание закрыть дверь чуть-чуть не пересилило врожденную вежливость — я просто испугалась.

— Джинни? Флер? Молли?! — перечислила я сюрпризы поименно. — Вы... как здесь?!

— Мимо шли... Дай, думаем, зайдем! — рявкнула Джинни совсем не так, как полагается приличной гостье, получила локтем в бок от Флер и натянуто заулыбалась. — Адрес, правда, месяц узнать пытались... а так случайно, совершенно случайно! — она передумала улыбаться, но голос попридержала, а взгляд уставила в пол. — Ладно, Герми... зайти то мы можем?

— Конечно!

Других вариантов ответа у меня не нашлось. Мы встречались с Драко около года, а найти мой адрес они пытались всего один месяц. Да, мы скрывали свои отношения, а немногочисленные слизеринцы, с которыми меня знакомил Малфой — народ скрытный. Однако поискать меня, чтобы просто прояснить ситуацию у Дырявого Котла и справиться о судьбе боевого товарища, почему бы и нет?

Впрочем, я все равно понимала — чего им стоит этот визит вежливости. Молли зашла в квартиру без намека на улыбку и прошла на кухню, с опаской оглядываясь по сторонам, словно в каждом углу её поджидала беда. Раз уж в этой квартире жил Драко, то и ей здесь самое место. Несчастная женщина еще не пережила смерти сына, и только перед ней одной мне действительно было неловко.

Она смотрела на наши с Малфоем многочисленные колдографии, на котрых мы кружимся в вальсе в бальной зале его родного дома; сидим с моим отцом в итальянской пиццерии и с ужасом смотрим на остатки гигантской пиццы, доесть которую — несовершенный нами подвиг; вытаскиваем кота из-под кровати и орем на него за украденный бифштекс, стоя на корточках к объективу пятой точкой, отчего Забини и не преминул запечатлеть столь знаменательный момент семейной идиллии.

Все это было таким банальным, таким противным её непоправимому горю, что я невольно покраснела.

— Тапки одень... — буркнула она. — Простынешь.

— А? — я растерялась. — Да я тут... полы мою... Присаживайтесь!

— Полы она моет... — хмыкнула женщина, отодвигая себе стул. — Ты их пачкаешь!

Все уселись и воцарилось молчание.

— Кто там еще, на колдографии... с едой? — спросила Молли грозно. — Не знаю такого.

— Папа...

— Да? — она удивилась. — А снимал кто?

— Мама... — прошептала я вообще неслышно.

Миссис Уизли задумалась и покачала головой.

— Герми, Герми... — вздохнула она осуждающе. — Ладно, Джинни, помоги ей.

— Но...

— Никаких «но»!

Джинни поднялась, не злобно погрозила мне кулаком и принялась махать палочкой направо и налево — через минуту моя квартира сияла чистотой. Флер заулыбалась, я потупила взор, а Молли, наконец, отпила чай из поставленной перед ней фарфоровой чашечки.

— Тысячелистник с мятой и кориандром?

— Ага... — я глупо заулыбалась. — Драко любит...

Показалось — вокруг выключили звук, такой звенящей и тяжелой оказалась тишина. Впрочем, ситуация была настолько абсурдной, что их хватило ненадолго, и спустя пару мгновений помещение сотряслось от хохота. Он словно прорвал во мне невидимую стену — я и засмеялась и заплакала одновременно.

— Ой, хорек тысячелистник любит... — Джинни чуть под стол не сползала. — Грейнджер ему чаек заваривает! Ой не могу, держите меня... А на досуге вы руны не изучаете, нет? — она продолжала смеяться.

— Нет... — я вытирала слезы салфеткой. — Только историю балканской магии...

Ранее молчавшая Флер жеманно откинула золотые пряди за плечи и повернулась к свекрови:

— О Ме`глин, я видеть эту книга в музее — бедняжка Малфой!

Насмеявшись, все вновь замолчали, и Джинни принялась смахивать с рукава футболки несуществующую пыль. Разумеется, они пришли показать, что я им не чужая и нечего забывать то, что, честно говоря, я действительно успела позабыть. Однако они могли простить мне Драко, но не меня. Я твердо поняла — отныне мы — на расстоянии вытянутой руки. Будем здороваться, улыбаться и желать друг другу счастья, от души, но Гермиона Малфой станет для них незнакомкой.

— Девочка моя... — Молли наклонилась ко мне через весь стол и крепко сжала мою руку. — Ты же умная, девочка, я знаю... Да видим мы, что ты любишь, видим! — на этих словах Джинни заерзала на стуле и посмотрела на собственные ногти, лишь бы отвлечься и смолчать. — Зажмурившись, я желаю тебе стать счастливой женой и матерью, честное слово. Но неужели ты не понимаешь — ты ключик для Люциуса! Драко плохой человек, Герми, но сын отличный. О таких сыновьях только мечтать. Ты в нем уверена?

На тот момент я уже настолько растворилась в любимом что, понимая столь простую истину, все равно знала — и он меня любит. А раз я могу помочь любимому человеку освободить отца, то я отказываюсь строить из себя дурочку, не понимающую, что к чему, и буду рада, если Люциус Малфой покинет застенки Азкабана. Не потому, что я его не ненавижу, тут я с Уизли солидарна, а потому, что его любит Драко.

Молли Уизли в ужасе отдернула от меня руку и отпрянула, прочитав в моих глазах все мои сомнения, и мне пришлось их просто опустить. Скорее всего, между нами рухнуло бы и такое — официальное перемирие — если бы с петель чуть не снес дверь Забини. В суете я позабыла её закрыть на ключ, и просто прикрыла. Прекрасно зная, как медленно я иду открывать двери непрошеным гостям по утрам, он ударил в неё со всей силы, чтоб уж я точно услышала, а та взяла и распахнулась с жутким грохотом. Не ожидая такого подарка судьбы, он влетел в квартиру, где чувствовал себя, как дома, бросился к трюмо и начал тарахтеть ящиками.

— Гермиона-а-а! — заорало слизеринское чудо во всю глотку. — Ты видела красную папку?! Там счета Драко за вторую декаду прошлого года — по неликвиду! — чудо вопило уже из нашей с Малфоем спальни и до меня донесся скрип отодвигаемого кресла. — Мне срочно, опаздываю на заседание!

По большому счету — я его уважала. За почти нейтральную сторону в войне, способность видеть в людях не только плохое, но и хорошее; умение дружить не только в радости, как, например, с Драко; за юмор и легкость, с которой он проник в мою душу лишь только ради него. Он казался беззаботным, но человека надежнее мне было представить трудно. Он пришел в дом к Малфоям и положил руку на плечо друга в то утро, после нашей победы, когда от него и Нарциссы отвернулась даже родня. Придя в себя, народ понял, что эта семья аристократов не сдаст своих позиций и потянулся в Малфой-мэнор едва ли не живее, чем авроры. Но благодарно улыбаясь всем, с тех пор Драко дорожил только им, холеным красавцем с раскосыми глазами и большим сердцем.

Впрочем, даже такие сильные и, по большому счету, хорошие люди — вполне способны надоесть!

Я подняла палочку кверху, тяжело вздохнула и пробормотала с обреченностью в голосе:

— Акцио, красная папка со счетами Драко за вторую декаду прошлого года по неликвиду...

— Она ненаходима! — голос приближался и лица всех присутствующих вытягивались на глазах. — Никакое Акцио не пом... О-па! Какие люди, какая честь! — он застыл в дверях. — Вся женская рать... — прошептал парень мечтательно.

И открыл было рот, дабы блеснуть остроумием, поддеть Уизли и проявить себя, как настоящего слизеринца. Однако прежде взгляд его зацепился за часы над плитой, мечтательность сменилась разочарованием, он с досадой махнул на эту самую рать рукой и кинулся ко мне.

— Гермиона, думай!

— Зачем? — я плохо соображала.

— Папка! — рявкнул Забини мне на ухо. — Красная! Нам налоги могут вернуть!

Пока я думала, он схватил пирожок и принялся его уплетать, оперевшись на стол и с наглым интересом поглядывал на онемевших гостей.

— Папка, папка... — бормотала я, обводя кухонную мебель задумчивым взглядом. — Кажется, я подумала, что там фотографии Альберта и сложила её вместе с его приглашениями, а потом... Вспомнила!

Подскочив, я ринулась к буфету, и в куче бумаг возле бокалов обнаружила заветную папку. Издеваясь над присутствующими, Блейз чмокнул меня в лоб, успел увернуться от моего подзатыльника и рванул к выходу.

Замерев на секунду в проходе он, все еще не прожевав лакомство и с полным ртом, поинтересовался:

— А фы её фдесь не уфьёте? — и ткнул в мою сторону пирожком. — Тофно?

Ответом ему послужило молчание. Посчитав его исчерпывающим он, наконец, убежал, а женщины смогли выдохнуть. Они неискренне поулыбались, переглянулись, и принялись прощаться. Перемирие, благодаря слизеринцу, мы все же сохранили. Молли сделала вид, что не догадалась о моих мыслях о старшем Малфое, а я сделала вид, что ничего такого и не думаю.

Тем не менее, кое о чем она не смолчала.

— Ты знаешь этого парня недолго, Герми, а он врывается в твой дом, словно в свой собственный... — произнесла она уже на пороге.

— Ты точно замуж за Драко выходишь? — Джинни снисходительно улыбалась и натягивала легкую ветровку из синей болоньи. — Не за кого-то другого?

Флер юмора не поняла.

— Зачем за кого-то д`гугого? Д`гако довольно милый!

Зло зыркнув на невестку, Молли подтолкнула её к выходу.

Однако я молчать не хотела точно так же, как и она.

— Он друг Драко, а настоящие друзья — всегда рядом! — во мне проснулась ученица краснознаменного факультета. — Если бы вы хотели узнать мой адрес, написали бы моей маме!

В планы Уизли ссора, как оказалось, не входила. Моему удивлению не будет предела, я сяду на стульчик в детской и просижу на нем битый час, прочитав еще не написанное письмо спустя три года. Примириться со мной и моим грядущим замужеством мать, сестру и золовку отправил ко мне... Рон.

— Ладно, девочка моя, может, ты и права... — торопливо ответила Молли, не дав Джинни и слова вымолвить. — Не будем ругаться, мы тебя любили и будим любить! — она приобняла меня за плечи. — Нора всегда тебе рада, Герми. На свадьбу приглашать нас не стоит, конечно, но ты нам — родная. Запомнишь?

Дождавшись, пока я кивну, а тот кивок дался мне нелегко — в горле ком стоял — женщина махнула рукой на прощание и закрыла за собой дверь.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16555-1#3210590
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Eliris (26.10.2015) | Автор: Rishana
Просмотров: 588 | Комментарии: 4 | Теги: Гарри Поттер, Мой скучный муж


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
+1
4 ღSensibleღ   (20.11.2015 19:29)
ЭЭЭх... Молли вообще некрасиво поступила с Гермионой... как она вообще могла мало того что прийти к ней, так еще и за Драко говорить что-то? Гермиона любит его, не смотря ни на что! Она любит, он тоже ее любит! Не факт, что также сильно, как и она его, но любит точно! Ибо если бы не любил, то не встречался с ней, не переступал через себя... все таки не смотря на привычные роли... слизеринцы оказались намного лучше...

+1
3 LoveVolturi   (05.11.2015 11:01)
Спасибо Ира, фанфик супер.
Драко и Гермиона красивая пара))
Забини прёкольный wink
А Уизли снова раздражают angry

+1
2 Bella_Ysagi   (27.10.2015 15:09)
Спасибо

+1
1 Lepis   (27.10.2015 12:12)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: