Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1634]
Из жизни актеров [1606]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2353]
Все люди [14646]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14065]
Альтернатива [8941]
СЛЭШ и НЦ [8568]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4082]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

МОНТАНА. Oro y plata
В Монтане ни у кого не бывает простых, добрых историй. Все они, как правило, доверху залиты болью, кровью и ужасом. Ужасом – больше всего. Индейцы, войны и снежная любовь.Новое собственное от AlshBetta.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Желание
Одно-единственное желание… За которое он заплатит наивысшую цену…

Ковен Знамений
Скандал в прошлом Эдварда. Полигамная религиозная община. Проповеди со змеями. Две разгневанные женщины, способные всё разрушить. Смогут ли Эдвард и Белла преодолеть препятствия, стоящие у них на пути, и быть вместе? Несмотря на убийство, несмотря на общество, где они живут, несмотря на обстоятельства.

Наваждение
Я хорошо его знаю. Я знаю о нем больше, чем позволительно. Но не знаю главного: как избавиться от этого наваждения…



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Драма, трагедия
4. Детектив, военные, экшен
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 412
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Twilight Stories. Глава 9. Все, что было, сон мой. Часть 3

2017-12-17
18
0
Внимание! Данный материал запрещен к просмотру лицам, не достигшим 18 лет!
Много мата, откровенного порно!!!


Глава 9. Все, что было, сон мой. Часть 3


Получить номер в мотеле оказалось легко, впрочем, как и всегда. Карлайл пользовался такими заведениями, если шлюшка понравилась больше, чем на один раз в подворотне, или не хотелось пачкать дизайнерскую одежду. К тому же, запах крови и секса мог привлечь других вампиров, а Карлайл не всегда любил делиться, особенно с посторонними. Глава клана Калленов имел большое влияние в вампирском обществе, но порой нарывался на асоциальных одиночек, которым не писан закон, — такие могли проявить излишнее рвение в борьбе за понравившуюся женщину. А Карлайл никогда еще не променивал хороший секс на сомнительные разборки, в основном благодаря аккуратности в выборе правильного места для действа.

Всю дорогу Изабеллу приходилось тащить за руку — она шла, с трудом переставляя свои длинные и стройные, но человеческие ножки. Обычно девушки вешались на него — совсем как Элис Брендон сегодня — и Карлайлу оставалось выбрать одну из таких увлеченных им дам. Легко было понять, что женщина желает, чтобы он выебал ее: у таких особ определенным образом менялся запах, выражение глаз, они начинали флиртовать — пусть порой неумело и насквозь фальшиво. Однако их способности по завоеванию мужчин не играли большой роли. Важным являлось изначально понравиться Карлайлу — это гарантировало, что ты окажешься под ним: неизвестно в какой именно позе, но с членом и клыками внутри.

Отдельную категорию женщин для Карлайла составляли девственницы. Девушки с такой особенностью отличались не только необыкновенным запахом, но и вкусом крови. Многие вампиры не ценили сей специфической черты — им было все равно, насколько прожженную или невинную шлюшку пьешь, когда трахаешь. Но Карлайл Каллен считал себя истинным гурманом — ценителем целомудрия. Периодически он выискивал подобные экземпляры, выбирая те, что попроще: одиноко бредущих темным вечером по пустынным улицам; без кавалеров, которые, в свою очередь, были полностью равнодушны к запаху и красоте мужчин-вампиров. Король Аро был чрезвычайно строг в отношении вестей о грубом вмешательстве подданных в человеческий мир. Убийства карались, поэтому даже в поиске целей на вечер следовало быть осторожным. И хотя Карлайл не особо ценил человеческие жизни, даже он признавал, что с демографией в тех странах, что он использовал для поиска наслаждений, дела обстоят туго, если не сказать, плачевно.

Бесподобный вкус крови девственниц усиливался именно в момент потери ими невинности и сохранялся в течение нескольких часов. Каллен очаровывал не только своим запахом, красотой и обаянием, но также не гнушался применять и ментальные способности, все же заботясь о своих нервах, пусть и высшего вампирского качества. Ведь некоторые девушки были излишне скромны, как, например, Белоснежка, или обременены комплексами. Они считали, что не могут нравиться мужчине, а тем более такому привлекательному. Тогда Карлайл, не желая тратить время на уговоры и убеждения, применял свои вампирские способности — так было проще и менее затратно по времени. Сегодня же его младший «сын» Эдвард поспорил с «отцом», что тот попользует две свои намеченные цели, не применяя «Подчинения», вынудив Главу клана испытывать свое терпение.

Так что поведение Изабеллы уже порядком разозлило Каллена, привыкшего к быстрому прохождению этапа «коктейль и поцелуи», плавно и четко переходящего в постельную стадию. Карлайл чувствовал в запахе Белоснежки нотки сильного желания и возбуждения, даже похоти, но эта упрямица все еще сопротивлялась неизбежному — то ли была так скромна, то ли лучше других могла противостоять вампирской привлекательности.

В маленьком лифте Белла, все еще придерживаемая Карлайлом за локоть, стояла, опустив очи, в то время как ее подруга с излишним рвением домогалась мужчину. Прижавшись к боку светловолосого вампира, Элис одной рукой гладила его задницу, другой скользила по огромной эрекции. Каллена забавляло поведение жадной шлюшки, своей ненасытностью компенсирующее показное равнодушие дочери Чарли, — из ротика Брендон разве что слюна от вожделения не капала.

Лифт остановился на нужном этаже, и осматривающийся по сторонам Карлайл выбрался из кабины, потянув за собой и ведомую Изабеллу. Возбуждение Элис достигло предельных высот, сшибая напрочь любые понятия хозяйки о приличиях, — как еще можно объяснить следующие действия мисс Брендон. Она опустилась коленями прямо на рыжеватый коридорный палас перед своим повелителем и уже опустила бегунок молнии, проникая пальчиками внутрь ширинки, желая извлечь мужскую плоть из кожаной клети и успокоить ее губами, больше утешая саму себя.

Когда Элис нашла в себе силы поднять глаза на Господина, возможно, она совершила большую ошибку, или, наоборот, поступила очень правильно, проявив предусмотрительность. С высокомерной и презрительной ухмылкой Карлайл в который раз за вечер отрицательно покачал головой: на практике Блудница оказалась очень приставучей особой, но, что говорило в ее пользу, — послушной и признающей его главенство. Надув губки, Элис с видимым усилием убрала руки от спрятанной толстой и длинной игрушки и поднялась на ноги. Правда, девушка оставила за собой право надеяться, что на новом месте ей первой будет разрешено удовлетворить этого великолепного мужчину язычком. Брендон заслужила подобную честь — последний минет в ее исполнении Карлайлу вроде бы понравился: он кончил и после еще долго не вынимал свой во всех смыслах замечательный член из горла Элис, смакуя ощущения…

К сожалению для Блудницы, у вампира были совсем другие планы на все дырочки его распутных целочек.

Карлайл потянул Изабеллу к двери их комнаты, Брендон засеменила следом. Не сразу, но удалось одной рукой открыть сложный человеческий замок — гребаный сенсорный считыватель некоторое время игнорировал карту от снятого на ночь номера. Комната оказалась просторной, полной ярких красок и необычного декора. Но намного больше оригинальных решений дизайнеров и использованных ими материалов вампира заинтересовали огромная кровать, кресло и другие поверхности, на которых он мог отыметь двух потрясных сучек. Одна из них давно напрашивалась на то, чтобы ей потолковее разъяснили, кто здесь хозяин и повелитель. Без лишних разговоров и даже не потрудившись закрыть дверь — Элис вполне была способна сама справиться с этим — Карлайл подвел Беллу к кровати.

— Положи ладони на покрывало, Белоснежка! — резко и грубо, но доходчиво произнес мужчина. — Чтобы я ни делал, ты не уберешь их оттуда, иначе вам с подружкой не поздоровится — я по очереди выпью вашу кровь. До последней капли! — Белла в шоке обернулась и с плохо скрываемым ужасом уставилась на выпирающие клыки Карлайла, раза в два больше обычных человеческих резцов. Только сейчас Изабелла поняла, кто именно возвышается над ней. Вампир! Все сошлось в одно — его особая привлекательность, невероятный запах и вкус, необычная хладность тела… Вот только глаза… Они же должны быть совсем другими!

— А как же ваши красные глаза?! — потрясенная Белла не сразу осознала, что задала глупый вопрос вслух, к тому же возмущенным тоном, словно бы упрекая вампира в несоответствии нормам. По правде, цвет радужки смертельно опасного для человека существа немного изменился с самого первого воспоминания Изабеллы: сейчас глаза были более темного оттенка серого, с несколькими горящими оранжевыми искорками.

Ничего не ответив, мужчина сильнее растянул губы в усмешке, еще больше обнажая острые зубы, сверкнув при этом красноватыми огоньками в глазах, только что подмеченными Беллой. Ее дыхание участилось, девушка резко отвернулась от ирреального живого мертвеца, в панике оглядывая комнату и судорожно соображая, что слышала и знает о них.

С самого детства мама и бабушка (год назад покинувшая этот мир) пугали Изабеллу сказками о вампирах, о возможном существовании которых ходило много слухов. Мама, когда сильно напивалась, рассказывала, что даже встречала одного такого уже после развода с отцом, но она не любила об этом вспоминать. Белла не верила матери, считая все истории про вампиров выдумкой. Ходило много слухов среди знакомых: кто-то утверждал, что сталкивался с представителями столь фантастического вида, а после не помнил ничего или, наоборот, помнил слишком много, но отказывался говорить, что именно. Ее лучшая подруга Элис была помешана на таких сказочных существах. Она не меньше сотни раз смотрела все фильмы и сериалы о вампирах, мечтая о том, что они и правда живут среди людей, а однажды один такой придет за ней и «подарит» вечную жизнь. Брендон берегла невинность для этого особого мужчины… и, получается, дождалась. Подруга даже состояла в клубе, многие из членов которого утверждали, что провели изумительнейшую ночь с вампиром, и демонстрировали всем желающим метки на шее, похожие на укус кровососа. Оставшаяся часть собрания жадно вслушивалась в чужие истории, мечтая, что подобное произойдет и с ними.

Поэтому Белла абсолютно не сомневалась — таинственная природа блондина только обрадует подругу, та не увидит в действиях существа никакой опасности — лишь бездну грядущего удовольствия. Однако хищная натура Карлайла, его непоколебимая уверенность в своих действиях и отсутствие знаний об истинных способностях вампиров сильно пугали Изабеллу, как более трезвую на данный момент из их пары. Она не знала, что и думать… Ее особо удивляло то, что блондин не столько был помешан на крови и ее безмерном поглощении, сколько на сексе. Хотя… возможно, на деле они все такие, и именно поэтому мама так стыдилась рассказывать о той единственной встрече с вампиром. Девушка вспомнила, что она всегда покрывалась румянцем, рассказывая о давнем случае, и предостерегала Беллу быть аккуратнее и не попасть к таким существам на обед… а теперь, оказывается, — в постель.

Все эти предостережения вспомнились слишком поздно!

Чтобы понять, что же хочет от них вампир, перепуганная Изабелла постаралась воспроизвести в памяти слова и фразы Карлайла, сказанные им с первого момента встречи. Вначале мужчина был немногословен, больше подавляя их, жертв своей страсти, инстинктами самца; затем гримерка, его любопытный разговор с «сыном», непонятное для Беллы пари… полная загадочных обещаний и сетований беседа с ними обеими — его, как он именовал, «шлюшками»… Воспоминания не принесли особой ясности — Свон только еще больше запуталась, а в памяти всплыло последнее его изречение, жесткое и бескомпромиссное: «…иначе вам с подружкой не поздоровится — я по очереди выпью вашу кровь. До последней капли!». Раз вампир при всем своем могуществе угрожает обескровить, значит, устал играть в игры — такой, и правда, не остановится ни перед чем! Видимо, все, что оставалось ей и Элис, — это выбраться из передряги живыми, пусть и потерявшими целомудрие. Потеря невинности являлась меньшей из двух зол.

Нагнувшись, Белла смиренно положила руки на покрывало, отдаваясь во власть чужих противоестественных желаний, и вампир с изысканным именем тут же прижался стояком к ягодицам. Все было решено за них: иного выхода, чем подчиниться светловолосому мужчине, не существовало.

Пока Карлайл был удовлетворен — наконец-то до его излишне стыдливой и своевольной, откуда-то еще берущей силы на сопротивление Белоснежки дошло, как обстоят дела. Вдавливая через слои одежды набравший необычайную силу член в аппетитную попочку малышки, вампир решил, что для начала трахнет Беллу в зад — в наказание за ее строптивую стеснительность. Иногда Каллен любил растягивать удовольствие. Конечно, не так как старший «сын» Джаспер, но все же. Поэтому первой лишить традиционной девственности он надумал Элис Брендон, а Белла пусть ждет своей очереди, а пока предоставит другое узенькое, но более горячее местечко.

За возбуждение Блудницы, подвергшееся столь длительному ожиданию, вампир не переживал, — наверняка, та лишь больше намочит трусики, истекая соками страсти. Шлюха ждет не дождется своей порции сладкой спермы, отдавая Господину право выбора, когда и кого выебать. Умная девочка… или просто настолько похотливая и сластолюбивая, что готова даже вытерпеть другую вперед себя, лишь бы по итогу Карлайл опробовал все ее местечки. Такая перспектива ему нравилась, она полностью совпадала с планами на ночь Главы клана Калленов.

Опустив лицо в темные локоны Изабеллы, полной грудью вдыхая аромат ее невинности, Карлайл постепенно приближался к беззащитной перед хищником, никем еще не тронутой шейке. Достигнув цели, светловолосый вампир отодвинул душистые пряди и кратко лизнул вкусную кожу, затем прокусив, — он больше не мог ждать, настала пора попробовать кровь первой девственницы.

Белла так и не поняла, что произошло, но ощутила, как падает в некую бездонную пропасть, растворяясь в блаженстве и неге, уже с предвкушением больших удовольствий разрешая существу творить с собой все, чего бы тот ни захотел. Карлайл же урчал от удовольствия, как большой кот-кровопийца, покачивая бедрами, потирая вздыбленную плоть об упругие ягодицы пленительной дочери шерифа. Малышка одаривала столь потрясающим вкусом своей невинной жизни, который, он знал, станет еще прекраснее, после того как девчонка лишится девственности. Как Каллен и ожидал, кровь этой сучки оказалась особенной, с необычными чарующими нотками, которые могли быть только у такой чистой и непорочной — Белоснежки одним словом.

Утолив полудюжиной больших глотков начальную жажду, но, не вынимая клыков из шеи Беллы, Карлайл продолжал вырисовывать на тонкой коже кончиком языка круги. Напоследок огладив округлые бедра, вампир расстегнул пуговицу ее брюк и опустил молнию, после с силой проведя ребром ладони между ног девушки. Как и ожидалось, ласка клитора пришлась шлюшке по душе: она застонала, с силой прижав ягодицы к огромному члену, желая с помощью мужчины усилить удовольствие, чем вызвала негромкое возбужденное рычание Каллена. Подцепив пальцами тесемки трусиков и пояс брючек, светловолосый вампир стянул одежду сучки по бедрам. Мгновенно он уловил интенсивный запах возбуждения Беллы, которая, несмотря на все сомнения и страхи, была очень сильно заведена. С явным желанием она терлась о пах вампира, надеясь поскорее почувствовать в себе твердый ствол… но не зная, что придется вытерпеть и некоторое количество боли, а настоящее удовольствие в ближайшие минуты получит только Господин.

Карлайл высвободил напрягшийся пенис из одежды, не снимая полностью брюк. Его возбуждала мысль о зубчиках металлической молнии кожаных штанов, впивающихся во время траха в нежную розовую кожу ягодиц Белоснежки. На секунду он даже задумался о том, чтобы не пить кровь Беллы во время того, как будет входить членом в ее маленький анус, тогда девчонка прочувствовала бы весь спектр болезненных ощущений и поняла, что не нужно сопротивляться — именно его пугающая вампирская суть подарит ей сначала облегчение, а затем и новое наслаждение. Но шлюшке повезло: на самом деле, он не желал подобного развития событий; уж конечно, не из чувства сострадания, а только потому, что хотел одновременно пить из шейки Изабеллы и ебать ее задницу.

Округлые половинки ягодиц дочери Чарли Свона были такими же теплыми и мягкими, как и у других опробованных мужчиной девушек, но намного более желанными. Скромняжка поскуливала, пребывая в своем мире, полном наслаждения от самого первого укуса. Карлайл же более не чувствовал сил терпеть, поэтому, проведя по головке члена рукой, размазал выступившую вампирскую смазку, что должно было помочь проникнуть в целочку и с задней стороны. Он приставил твердую плоть к входу в Белоснежку, с каждым глотком все интенсивнее высасывая ее потрясающую кровь, чувствуя, как Белла вновь улетела в далекие края неземных удовольствий и достаточно расслабилась, чтобы Глава клана Калленов мог проникнуть внутрь. По-хорошему, надо было бы обильнее смазать Беллу чем-нибудь, да хоть вампирской слюной или ее собственной, а еще заранее подготовить и растянуть маленькое отверстие, но Карлайл совсем не был «хорошим»… причем не только сегодня — никогда! Хотя с точки зрения работоспособности Беллы в течение всей ночи следовало озаботиться подготовкой ее человеческого тела, но здесь «забывчивых» вампиров спасали специальные вещества из их слюны, которые попадали в кровоток людишек: так что все, что повреждалось во время жесткой и бесчеловечной ебли, обычно заживало само.

Элис не могла поверить тому, что видела из кресла, до которого, к счастью, сумела проделать пару шагов, иначе от всего происходящего она потеряла бы сознание прямо у порога. Властный светловолосый незнакомец, представившийся Карлайлом — тот, рядом с которым Элис отчего-то лишалась разума, а ее киска изнывала от тоски, одиночества и бешеного желания — оказался не человеком. Он повелительно толкнул Беллу к кровати, и эта уверенная надменность вызвала толпу возбужденных мурашек у Брендон. Она всегда хотела чего-то подобного: чтобы ее брали, не спрашивая о желаниях, но не убили, конечно, — а удерживать свое поведение на грани умел далеко не каждый партнер.

В какой-то момент, вразумляя не осознающую, как им повезло, Изабеллу, великолепный мужчина ощерился, продемонстрировав впечатляющей длины клыки. У Элис перехватило дыхание, а взбудораженный предстоящим волшебным сексом организм окатила волна дрожи предвкушения. Неужели мечта жизни сейчас исполнится, и ей удастся позабавиться с настоящим вампиром: точнее — он возьмет ее и использует по своему усмотрению?! Карлайл уже позволил ей испробовать свой потрясающий член, просунув его довольно-таки глубоко в горло, но Брендон надеялась оказаться полезной не только в минете! От одних только предположений, чем именно они могут вскоре заняться, Элис ощутила, что способна кончить, всего лишь разок коснувшись своей набухшей и жаждущей кнопочки между ног. Она продвинула попку глубже в кресло и расставила ступни по краям сиденья. Мысль о том, что Карлайл сейчас повернется, и увидит ее намокшие трусики — возбудила еще больше, а если она в этот самый момент отодвинет оранжевую ткань — настоящий вампир увидит ее голую гладкую киску. О-о! Элис дотронулась пальчиком до клитора, и сонм приятных ощущений окатил мучимую сладострастием девушку, она погладила горошинку еще раз… Не подозревая о разгоревшемся в ее теле пожаре, Карлайл следующими своими действиями вознес Элис на вершины неожиданного оргазма — он вонзил клыки в шею ее лучшей подруги! Изабелла дернулась в объятиях вампира и сильно ткнулась попкой в его пах, где, Брендон была уверена, подругу встретил идеальный член — огромный, полный мощи и силы. Элис очень желала сейчас оказаться на месте сучки-Беллы, своей обожаемой подружки-«предательницы».

Скитающаяся по приемным семьям Финикса сирота Элис Брендон редко завидовала Изабелле, имеющей живых отца и мать. Элис считала, что лучше зависеть только от себя, чем от таких неадекватных родителей, как у Беллы. Ее мама пила как одуревший слон-алкоголик, каждый раз по окончании запоя обещая лечь в реабилитационный центр, и самое странное и смешное — Свон верила мамаше. Элис даже не старалась сдерживать испытываемое к Рене презрение, на что той было попросту плевать. Отец Беллы, возникающий на пороге домика Рене раз в три месяца (в последний год и того реже), был неплох — высок и широк в плечах, в меру брутален, спонсировал Беллу деньжатами, но его усищи вызывали у Элис неприятие. К тому же он, походу, был умственно отсталым — не мог связать двух слов в присутствии лучшей подруги дочери. Правда, Белла утверждала, что папочка является шерифом в своем городке, Форксе, — навряд ли это было бы возможно с подобным диагнозом. Его мужественный образ в бежевом стетсоне¹, надвинутом на лоб, с блестящим полицейским значком и большим черным пистолетом очень нравился Брендон, когда она фантазировала о Чарли. И даже усы в таком образе смотрелись, в принципе, неплохо. Еще у Беллы, кроме самой Элис, имелся всего один близкий друг — какой-то Джейкоб из того же захудалого Форкса. Судя по фотографиям, он был индейских кровей и слишком скромен и смугл на вкус Брендон. Но вот фамилия у этого Джейка была очень даже ничего — Блэк. Элис с удовольствием примерила ее на себя.

В общем, по жизни завидовать подруге было совершенно не в чем, но почему-то именно скромной и спокойной серой мышке Белле Свон вдруг выпала честь первой по-настоящему принять вампирский член. Как бы Элис не любила Беллу, сейчас та поставила их дружбу под угрозу!

С трудом продвигаясь вглубь попки Изабеллы, Карлайл не прекращал потягивать ароматный кровавый нектар ее вен. Сейчас вампир полностью лежал на стройной спинке, локтями упираясь в матрас. Его тело поглотило фигурку девушки, а грозящая взорваться от ощущений эрекция штурмовала маленькую дырочку. Постанывая, порой достаточно громко, Белла шумно дышала, испытывая множество новых для себя чувств: вампиру было все равно — приятных или нет. Погрузившись достаточно глубоко, Каллен начал обратное движение — он двигался медленно, продлевая свое удовольствие. Затем снова внутрь сказочно горячей и податливой Белоснежки. Порой он вынимал клыки из шейки Беллы, чтобы понаблюдать за явно помешавшейся на нем Элис Брендон. Та, совершенно не удивив вампира, увлеченно мастурбировала в кресле, наблюдая, как сношают в зад ее лучшую подругу. Брендон широко развела колени, усиленно натирая пальчиками чувствительный участок и не отрывая от них с Белоснежкой лихорадочно блестевших глаз. Карлайл прекрасно видел очертания женских прелестей Блудницы через трусики, а также насколько сильно намокло белье. Элис гладила пальчиками свой клитор, иногда поглаживая дырочку влагалища прямо через оранжевую материю, подчас пытаясь просунуть пальчики внутрь вместе с тканью. В какой-то момент она предприняла было попытку залезть шаловливыми ручками под белье, но услышав грозный вампирский рык, благоразумно вернулась к прежнему «поверхностному» занятию. Карлайлу импонировало мгновенное подчинение Блудницы в угоду воплощения низменных желаний в перспективе.

Не переставая трахать Белоснежку, вампир ухмыльнулся Элис, во всей красе продемонстрировав выступающие клыки. Он чувствовал, как по губе потекла капля крови Беллы, и нарочито медленным движением слизал ее на глазах у Брендон. От увиденного та глубоко вздохнула и закатила глаза, а выражение ее лица можно было обозначить как «пребывающее в неземной эйфории». Девушка дернулась, приподняв бедра, — вполне возможно, она даже кончила от его небольшой забавы. Вампиру это не понравилось — необходимо будет натренировать терпение и выносливость сучки, но в результате всего действа трусики Элис намокли сильнее, а многообещающий запах ее возбуждения в комнате усилился. Трахая одну шлюшку — Изабеллу, Карлайл начал строить планы, что сделает со второй: вульгарная раскрепощенность и безграничное доверие Блудницы будило в нем хищнические инстинкты самца. Эта Элис сама мечтала отдать ему девственность — такой ошалевший от вида вампира взгляд он видел впервые. Надо поскорее заканчивать с Белоснежкой, его ждет новая добыча!

Вампир вновь наклонился к шее Изабеллы, вогнав клыки в еще не успевшее зарасти место укуса, и быстрее задвигался в тугом канале, настигая близкий оргазм. Параллельно размышлениям о роли Брендон в будущих сценах с ним Каллен успевал предвкушать и великое разнообразие поз и движений, с каким будет иметь пока нетронутое влагалище маленькой скромницы Белоснежки, между делом обучая, как получать наслаждение самой и сторицей воздавать ему, своему учителю и Господину. На столь замечательной мысли Главу клана Калленов и застал второй за вечер экстаз: потрясающий и долгий, но сколько еще похожих он испытает в ближайшие несколько часов? Вот в чем вопрос.

Слив несомненно полезную для человеческого организма сперму в Белоснежку, Карлайл какое-то время приходил в себя — после таких потрясений требовалось отдохнуть даже высшим существам. На самом же деле, вампир нежил очень чувствительный после разрядки член в горячем и пульсирующем от незваного вторжения анале Изабеллы, все еще остающейся девственницей в широком понимании слова.

Одномоментно освободив от клыков шейку шатенки, Каллен, прищурившись, перевел взгляд на свою следующую цель — излучающую похоть мисс Брендон. Элис все так же пристально наблюдала за ним, поочередно облизывая в ротике свои изящные пальчики, словно сучка посмела-таки добраться ими до некоторых своих истекающих медом мест, не получив на то господского дозволения. Впрочем… не пойман — не вор, поэтому Карлайл простил Блудницу за возможное нарушение правил, но наказать ее за предыдущий своевольный оргазм все равно было необходимо!

Вампир выпрямился, оставив уснувшую Беллу без сил и опоры, вследствие чего та медленно и грациозно соскользнула с покрывала на небольшой коврик у изножья кровати. Быстро раздевшись, Каллен окончательно обнажил свое готовое к следующей порции удовольствий тело. Член блестел влагой, но без кровавых следов — задница Беллы великолепно растянулась — у попки девочки был явный талант к принятию в себя его плоти, скажем так, совсем не маленького размера. Пальчики Элис быстрее задвигались между ножек, пока хозяйка разглядывала великолепный внешний вид одного очень желанного ею вампира. Ее дыхание становилось все более прерывистым, ноздри раздувались от страсти, тихие короткие стоны сменялись громкими и длинными. По разумению Карлайла, шлюшка приближалась к еще одному экстазу.

— Руки убрала! — Глаза Элис широко раскрылись, суровый и командный тон Каллена в одно мгновение вырвал ее из волшебного забытья, вызванного сногсшибательным видением. Прекратив поглаживать себя, Брендон послушно положила ладони на колени, не отрывая теперь уже немного испуганного взгляда от вампира. Вампира! Элис все еще не могла до конца поверить, что имеет дело с самым настоящим представителем этого вида, желая, чтобы мужчина поскорее предоставил доказательства: желательно, укусил ее прямо сейчас! Опасаясь вновь что-то сделать не так, Элис вместе с тем не могла не предаться фантазиям, в которых скользила бы язычком по выпуклым, идеальной формы мышцам, рельефному прессу, огромному эрегированному достоинству, подтянутым яичкам — о таком кровососущем самце девушка могла раньше только мечтать.

Брендон была рада отдать Карлайлу все, чего бы тот ни попросил: кровь, девственность — всю себя. Белла Свон (ее всего на свете боявшаяся подруга) наверняка уже решила, что вампир убьет их после того, как надругается, но Элис почему-то была уверена, что нет. Карлайл был суров и груб, он полностью плевал на их страхи и другие чувства, но мог удовлетворить сексуальные желания, особенно если они не шли в разрез с его намерениями. Девушка видела в нем стремление к наслаждению, причем не обычному — сунул, вынул и убил, а к особенному. Вампир словно наслаждался их невинностью, очевидной неопытностью Беллы (хотя этот факт в некоторые моменты и злил его): недаром вампир еще не обесчестил ни ее, ни подругу.

— Подойди, шлюшка, — Карлайл по-отечески добро улыбнулся и произнес то, что Элис мечтала услышать от подобного ему существа в течение нескольких последних лет: — Хочу попробовать и тебя.

Элис задрожала от предвкушения. Ее сердце забилось чаще, внизу живота все сжалось от возбуждения. С кресла она соскочила быстро, но следующие движения стали тягуче медленными, пока Брендон двигалась к своему наслаждению… или смерти! «Ну, мало ли!» — усмехнулась она про себя, на самом деле не веря, что этот красивый мужчина сделает с ними что-то плохое.

Приблизившись, Элис склонила голову к плечу, желая быть готовой для вампира. Она удивилась нежности, с которой Карлайл убрал с ее шеи мешающие волосы… В то же время два пальца его левой руки бесцеремонно и грубо вошли в ее рот, а клыки пронзили тонкую кожу шеи, причинив резкую острую боль, к безмерному удивлению Брендон, не сменившуюся наслаждением.

Глава клана Калленов не сразу начал всасывать кровавый нектар второй шлюшки, желая предвосхитить первый глоток. Вампир хотел запомнить этот особенный момент, когда он, наконец-то, испробует кровь владелицы той резинки для волос, бережно хранимой Чарли Своном в глубине шерифского стола.

Элис застонала от первоначальных очень неприятных ощущений, Карлайл же не намеревался ждать, пока Брендон придет в себя — имитируя движение мужского члена, он с силой и напором пропихивал пальцы между ее губ, получая совсем непонятное девушке удовольствие. Таким нелицеприятным образом воплотились грезы одной молодой и глупенькой любительницы вампиров, желающей отдать всю себя кровососущему монстру…

Чувствуя выступившие на глазах слезы, превозмогая мучительный укус, Элис обхватила губами вампирскую плоть, позволяя мужчине своей мечты использовать свое тело, как она мечтала совсем недавно. Отрешившись от боли и грубости — которые, как считала Брендон раньше, доставят ей множество приятных ощущений — девушке удалось дождаться тех необычных ощущений от высасывания ее крови, к которому все же приступил Карлайл…

В голове Элис не было ни одной мысли, волны нового неизведанного удовольствия то приливали, то отступали, чтобы вернуться полными наслаждения… такого, которое, казалось, не вытерпеть. Девушка не забывала напрягать мышцы губ, чтобы вампир мог продолжать пользовать ее рот так, как хотел. Полной неожиданностью, в разы усилившей блаженство, стало ощущение пальцев вампира на одном из ее набухших сосков. Сквозь шум крови в ушах Брендон услышала его далекий голос. Странно… Карлайл перестал пить ее кровь, но окутавшая Элис нега никуда не исчезла, лишь немного уменьшилась интенсивность волн.

— Как жаль, что я не могу одновременно запихивать свой член тебе в рот и вкушать твой нектар, — тон мужчины был полон пренебрежения. — Соси, Блудница, хорошенько соси. Знаю, что ты «улетела», но двигай своими чертовыми губами и языком, — пока он говорил, мысли Элис текли медленно и плавно, все ее имеющиеся силы были направлены на то, чтобы сквозь блаженное марево выполнять приказания Карлайла; она была уверена, мужчина оценит ее старания. — Ты же знаешь, что тебя сейчас ждет? — после недолгой паузы продолжил вампир. — Думаю, да… Я трахну вас обеих, и не по одному разу, — в мыслях Элис улыбнулась и, насколько была способна сейчас, представила эту картинку. — Тебе будет очень хорошо, потому что вы так устроены. — Карлайл с презрением усмехнулся и, убрав руку с груди, забрался под короткую юбочку Элис. Он просунул пальцы в ее трусики, начав поглаживать скользкие складки. — Я могу ебать вас, драть как коз, могу испить почти всю вашу кровь, отыметь в рот и задницу… а вы ловите кайф. Все во мне привлекает вас: мой запах, вкус кожи, спермы, слюны. Вы ничтожны, незначительны и бесполезны… но так сладки и притягательны для моего вида, — с некоторым сожалением констатировал Карлайл. Его палец проник глубже под белье, лаская истекающее влагой влагалище, а губы вновь прижались к шее, зубы прокусили кожу. Элис казалось, вампир ее целует приятнейшими потягивающими движениями, она отдалась во власть подступающего оргазма, все больше накрывающего ее... Пока насытившейся кровью и облизывающий теперь свои губы Карлайл не обломал наслаждение девушки всего одним предложением, прошептанным в ушко.

— Тебе запрещено кончать без моего разрешения, Блудница. Ты провинилась. — И он, как ни в чем не бывало, снова нагнулся к ее шейке, продолжая при этом трахать губы пальцами и ласкать безумно возбужденный клитор.

Элис терпела. Она уже не уделяла должного внимания ласке мужских пальцев, сконцентрировавшись только на одном: удержании контроля над потребностью кончить сию минуту. Ее стараний не хватало. Опасаясь нарушить прямой приказ, Брендон попыталась вырваться из рук Карлайла: возможно, он сжалится и трахнет ее наконец. Девушка была уверена, что вампир понимал всю степень мучений своей жертвы и сейчас просто наслаждался ее желанием повиноваться и угодить, наблюдая, как испытуемая выкрутится из сложившейся ситуации. Карлайл же сжимал ее в тисках своих рук, не сдвинувшись ни на миллиметр, пока Элис не начало трясти крупной дрожью: она чувствовала, что проигрывает. Сжав пальцы вампира зубами, Брендон, словно средневековый пациент, лишенный наркоза, пыталась перенести весь ужас своего положения. Сейчас она начинала понимать, насколько слаба и нетерпелива для задач «высокого класса». Элис не хватало опыта: прежде она никогда не пыталась сдержать оргазм, «взрываясь» каждый раз, когда представлялась такая возможность. Властный и строгий партнер оказался любителем совсем других игрищ, непривычных для девушки.

Понимая и принимая это — свою неполноценность для поручений высшего существа, сексуальную мягкотелость — Элис сдалась. Она отпустила себя, не сумев сдержать приливную волну чистого удовольствия… Почувствовав нужный момент за долю секунды до капитуляции Блудницы, вампир заставил дрянную сучку зависнуть на краю, так и не кончив. Он вынул клыки из ее шеи, убрал пальцы изо рта и с узелка между ног и обхватил Элис за горло, немного приподнимая миниатюрное тело так, что Брендон пришлось встать на носочки, чтобы еще чувствовать землю. Ее широко раскрытые в панике глаза встретились с его взглядом: темно-серым, с сильнее разгоревшимися оранжевыми искрами, пристальным, изучающим, словно он раздумывал, стоит ли возня с ней чего-либо.

От прекратившейся наконец погони оргазма за ней Брендон вздохнула бы с облегчением, если бы могла нормально дышать — хотя носом это делать получалось вполне неплохо. Болезненно горел низ живота, в такт пульса покалывали места укуса на шее; собирающимся вот-вот извергнуться вулканом пульсировал набухший клитор; напрягшиеся соски замерли, мечтая ощутить прохладу рта Карлайла. Только вряд ли тот соизволит утолить жажду одной человеческой сучки, запутавшейся в понимании, каким образом и чего: жестокости или нежности, она все-таки хочет. Тем более, для вампира это было абсолютно неважно.

Через пару показавшихся нереально бесконечными минут, в течение которых ноги Элис перестали бесконтрольно дрожать, Карлайл плавно отпустил ее. Презрительно сощурившись (как привиделось девушке), он окинул взглядом ее растерянное выражение лица, глаза полные муки и огорчения, а через секунду, мгновенно переместившись, уже полулежал на королевском ложе их просторного номера, одну ногу согнув в колене на покрывале, а другую оставив на полу. Его впечатляющих размеров эрекция непринужденно покачивалась из-за столь скоростных движений, завораживая Элис затухающими колебаниями, через какое-то время прекратившимися вовсе. Застывший прекрасной античной статуей светловолосый вампир сосредоточенно смотрел на нее… правда, брюнетке казалось, его мысли сейчас были далеко. Элис не смогла удержаться и потянула носом соблазнительный вампирский аромат, сместившийся вслед за Господином. Интересно, Белла также реагирует на этот неземной запах?! Элис заботливо оглядела полуголую подругу, все еще мирно спящую на полу. Ее джинсы и трусики гармошкой собрались на щиколотках, распущенные волосы закрывали спину от внимания Брендон, также уставшей от всех потрясений. Ей захотелось опуститься рядышком со Свон и отдохнуть, но Элис понимала, что тем самым испортит данный вампиром шанс на продолжение — вероятнее всего, последний.

Девушка не искала причины своих бед в фантастическом мужчине — она постаралась найти их в себе. Он идеален во всем: в поведении, в желаниях, в приказах, в сексе… Это она не достаточно хороша для безупречного блондина. Это ей нужно постараться что-то изменить в себе, своих действиях, характере, а возможно, и в мыслях… Если, конечно, она не хочет быть одной из миллиона других безликих девок на его пути, а хочет оказаться особенной — такой, что запомнится ему хотя бы несколько дней… а может быть, даже недель… Но… Стоп! Что за пессимистичные и псевдоамбициозные настроения? Надо брать, что дают, а потосковать об упущенных возможностях можно и позже! Одна потрясающая ночь на десятки тысяч обыкновенных других… и Элис Брендон не собиралась проебать счастливый случай! Она мечтала о вампире всю жизнь! Что мешает пойти и трахнуть этот великолепный образчик с зовущим пенисом и острющими клыками, насадиться на него набухшей киской и любой пульсирующей артерией?! Брендон воодушевленно вдохнула, собирая эмоции и силы в кулак.

Карлайл с постели наблюдал за Блудницей, приходящей в себя после легкого наказания. Если подумать, Элис Брендон держалась неплохо, даже поняв, что он за существо, и каких ждет от нее реакций: подчинения и угодливости, но в то же время некоего флера сопротивления и видимости отпора. Сдалась она быстро, обладая высокой восприимчивостью к вампирским чарам, — обычно Каллен предпочитал именно таких отзывчивых шлюх: они покорялись безоговорочно! Вот только… благодаря идиотскому пари Эдварда (повлекшему недоступность излюбленного карлайловского «Подчинения») — сегодня происходило что-то новенькое и оттого более любопытное. Он совсем позабыл, что с сучками можно играть, что у них есть собственный разум, желания или нежелания! Развлечения с рядовыми безвольными куклами невольно обуздали его внутреннего хищника, который, оказывается, еще не готов заточить когти и навеки улечься на боковую. Всласть поохотившись за невинными шлюшками, затем подчинив Белоснежку и пошалив с Блудницей, он так ярко почувствовал себя живым… Карлайлу пришлось по душе это ощущение, за бесконечные годы поглощенное вампирским всесилием. Так что, может, «младшенький» Эдвард, сам того не зная, привнес долю непривычной для древнего «родителя» новизны в сегодняшний вечер. Ночь продолжалась, еще было далеко до рассвета! Пришла пора вкусить главное блюдо: то, ради чего он изначально затеял всю погоню — узнать на вкус прелесть крови сучки, ставшей женщиной. Сначала одной, затем и второй.

Каллен, конечно же, не первый раз лишал девушек невинности… и видел в ритуале некий философский смысл, считая, что новый этап в жизни женщины должен быть осознан и прочувствован ею в полной мере. Иначе говоря, представительница прекрасного пола должна испытать всю боль, что предназначена. И только затем вампир, великий избавитель от тягот жизни, дарил грешнице свой укус, способствующий снятию боли и увеличению наслаждения. Пришло время для следующего этапа его удовольствий!

— Иди ко мне… Блудница, — уверенный и спокойный баритон мягким бархатом пробежался по натянутым нервам Элис, готовой к… да пожалуй, уже ко всему.

Вампир с явным наслаждением произнес это прозвище, которое присвоил ей еще в гримерке. Элис признавала, что вела себя далековато от приличий, но Блудница — это что-то более роковое и распутное, чем представляла собой она. Все же Брендон казалось, благодаря заложенному в имени смыслу, она все больше приходит к пониманию того, чего ожидает от неравной партнерши мужчина ее мечты. Ей следовало лучше сдерживать побуждения своего тела, в то же время отдаваясь; соблазняя вампира, не растекаться медовой лужицей; больше уважать свои желания и себя, одновременно позволяя светловолосому мужчине все! Задача была сложной, но ему могло понравиться играть с ней: ведь Белла (это становилось все более очевидным) отсутствием показного подобострастия и дерзостью (пусть и подпитываемой страхом) привлекла особое внимание Карлайла — он уже трахнул кареглазую подругу, чего еще не произошло с самой Элис!

Всем сердцем надеясь, что не слишком долго размышляла, и приказ не потерял своей силы, Брендон подошла на пару шагов ближе к могущественному вампиру, который наблюдал за приближением Блудницы, не мигая. Девушка схватилась за низ топика, чтобы раздеться до уровня вампирского показателя обнажения, но грозный рык остановил ее, однозначно демонстрируя, что этого делать не стоит. От неожиданного звука, прозвучавшего в столь повелительной манере, и предвкушения разнузданного секса по телу Брендон пробежала новая волна дрожи, томлением сосредоточившаяся внизу живота. Элис возбужденно и одновременно испуганно замерла в ожидании следующего приказа, и, к ее радости, Карлайл многозначительно указал взглядом на свой потрясающий, очень напряженный член.

— Трахни себя сама, Элис Брендон, — с нечитаемым выражением на лице произнес мужчина, отрешенно вдыхая аромат ускользающей невинности Элис. И после паузы добавил, явно издеваясь: — Посмотрим, как сильно ты хочешь кончить. — Элис хотела, очень хотела. А раз так, ей стоило поторопиться.

Очень аккуратно, на носочках, будто ступая по пушистому облаку, брюнетка приблизилась вплотную к постели, с благоговением и в то же время неуверенно положив сразу обе руки на мощный торс вампира, ощущая кончиками пальцев необычную прохладу его тела. Она старалась все понять и привыкнуть как можно быстрее, опасаясь задержкой вызвать отрицательные эмоции блондина. Не давая себе лишних секунд на раздумывания, иначе от восхищенного удивления происходящим Элис могла совсем потерять голову, она поставила одно колено слева от обнаженного мужского бедра, сразу же перекинув другую ногу через талию вампира, и замерла над Карлайлом с разведенными коленями. Матрас практически не колыхнулся от всех ее действий — девушка была миниатюрна и легка.

Не до конца веря в происходящее, Брендон постаралась оценить все, что физически ощущало ее тело: сердцебиение бешено ускорилось, киска пульсировала в ожидании чего-то большего, чем пальчики самой Элис и множества ее безымянных партнеров. Ей казалось, к половым губам прикрепили небольшие гирьки, оттягивающие плоть вниз и создающие ощутимое давление между ног — девушка сжала мышцы влагалища, пытаясь облегчить боль ожидания. В очень развратной позе Элис зависла над настоящим вампиром, причем невообразимо красивым и обворожительным, властным и мужественным, чем брюнетка могла ожидать. Ей дико повезло! Одновременно было и страшно, и интересно, как все будет дальше… Элис сама до конца не понимала, для кого хранила девственность, но каждый раз, когда вероятность вагинального секса становилась близка, она по непонятным причинам стремилась удовлетворить партнера другим способом. Мальчики никогда не были против минета и анального секса — так Брендон и дожила до своих восемнадцати лет «невинной девочкой». И теперь, глядя на охуительного блондина между своих ног, Элис поняла — ОН ее судьба!

Карлайл наблюдал за несмелыми действиями Блудницы: та явно наслаждалась каждым прикосновением к нему, блеск девичьих глаз говорил обо всей той радости и счастье, что испытывала шлюшка от взаимодействия с хладным телом. Как внимательно Элис Брендон следила за его реакцией, пылала надеждой в первую очередь доставить удовольствие ему, вампиру, который, в свою очередь, относился к ней как к очередной щели… нет, даже как к трем горячим вместительным дырочкам. Странно. Карлайл привык наблюдать похожее упоение у других шлюх, при том сознавая, что чувство вызвано его подчиняющими способностями. И сейчас, зная об искренней подоплеке настроений похотливой девки, он даже немного удивился происходящему: а особенно тем приятным эмоциям, что обожание Блудницы вызвало в нем. Наверное, это было что-то вроде боготворения хозяина домашним питомцем, которого Карлайла никогда не имел. До Розали.

Никогда он не ждал и не искал чьей-то любви, исключая, конечно же, дорогую супругу Эсме, застывшую во времени, разрывающуюся между отвращением к природе вампира и тоской по своей человеческой жизни. Карлайл надеялся, что двигался в правильном направлении, давая жене время на привыкание к их образу жизни и новому существованию. Каллену казалось, будь они оба людьми — все было бы проще, Эсме бы поняла и услышала его лучше: она полюбила бы его уже давно. Эсме принципиально не пила кровь людей и уж тем более не занималась с ними сексом, даже зная от мужа, сколько удовольствия приносят оба эти занятия. Несомненно, Карлайл ревновал бы возлюбленную даже к человеку, но, возможно, это помогло бы пробудить чувственность и сладострастие жены. Глава клана Калленов все еще не терял надежды на изменение мнения дорогой ему женщины и ситуации, пока в других удовольствиях успокаивая терзающую его муку.

Он оглядел зажмурившуюся от удовольствия Блудницу: приподнявшись над его бедрами и изогнувшись, та за спиной обхватила член рукой, поглаживая по всей длине, при этом слегка насаживаясь горячим влагалищем на самый кончик эрекции. Пришла пора лишиться Блуднице того, что дрянная сучка так бережно хранила для него, Карлайла Каллена, а после он утонет в наслаждении от нового, изменившегося вкуса ее крови, с мимолетной тоской о дорогой супруге…

Обжигающая головка прохладного твердого члена между ног в самом устье влагалища Элис ощущалась неописуемо прекрасно! Вампир запретил раздеваться, поэтому девушка отодвинула намокшие снизу, вызывающие некоторую брезгливость трусики в сторону, чтобы наконец ощутить прикосновение великолепной плоти к своему сокровенному месту. Ее юбочка скрывала киску от внимания Карлайла, и это побудило Элис немного подразнить их обоих. Она просунула пальцы свободной руки под подол и пощекотала клитор, наградив саму себя кратким приятным ощущением.

Ладони Карлайла расслабленно лежали на покрывале по бокам от ее коленей — это значило, что и далее ей необходимо все проделывать самой. Мужчина мечты не торопил пока Брендон, но ей казалось, это вот-вот произойдет — его взгляд потемнел, чуть ярче обозначив вспыхнувшие оранжевые искры на радужке, кончик языка неторопливо поглаживал удлинившиеся клыки, не спеша вновь проткнуть ее кожу, словно ожидая чего-то. Элис знала, что скоро ей станет больно, и не понимала, отчего суровый вампир не облегчит этот неприятный для слабой человеческой партнерши момент. Он словно чего-то ждал… чего именно — девушка боялась спрашивать: Карлайл снова играл в какие-то свои игры или преподавал ей очередной урок послушания.

С непривычки мышцы ног Элис начинали ныть в этой неоднозначной позиции, и, чтобы облегчить неудобство, она слегка надавила всем своим телом на член. Чувствуя, как ощутимо ее растягивает даже такое небольшое погружение, Элис пыталась понять, нравится ли ей это. Определенно, чувство было интересным… Немного усилив давление бедер, Брендон замерла: дальнейшим действиям мешала пресловутая женская преграда, которая просто-напросто не пускала вожделенную плоть Карлайла глубже.

Слегка покачиваясь из стороны в сторону, Элис умоляюще посмотрела на мужчину, желая, чтобы он помог, точнее говоря, решил за нее эту проблему причинения боли самой себе, но Карлайл лишь приподнял уголок губ в ответ, переведя все внимание на свой член, наполовину скрытый летящей тканью юбки, его ноздри хищно раздулись.

Устав ждать снисхождения от равнодушного к ее переживаниям вампира, Брендон решила сделать все сама. Крепко зажмурив глаза, Элис вцепилась пальцами в края юбочки, нервно сминая ни в чем неповинную ткань, и с глухим болезненным стоном получила глубже в себя вампирскую плоть. Низ живота обожгло огнем, боль была сильной, но пока терпимой. Промелькнула нелепая мысль, что рациональнее такие болезненные процедуры осуществлять с хладным членом — к травмированным местам сразу прикладывался «пакет со льдом». Вот только если бы охлаждающий пенис не был таким огромным! Однако девушка верила, что вскоре этот недостаток определенно превратится в достоинство — только необходимо перетерпеть новое мучение, которому по одному ему ведомым причинам подвергает партнершу светловолосый Дракула.

— Да-а… — прозвучавший с некоторым опозданием стон Элис нельзя было назвать радостным или полным удовольствия, но удовлетворенным — определенно. Замерев на середине вампирской плоти, не открывая глаз, Брендон ждала, когда боль успокоится, а неприятная пульсация внутри утихнет.

Ладони Карлайла очень мягко, словно бы незаметно, опустились на колени Элис и медленно, оставляя за собой леденящий душу девушки воображаемый след, начали подниматься к подолу юбочки, затем под него, в итоге обхватив упругие округлые ягодицы. Следуя убеждениям Главы Калленов, самый решающий момент становления женщины пройден, и теперь можно было насладиться призом, но Блудница была особенной — такую следовало наказать, проучив, поэтому Карлайл резко насадил ее до упора на свою твердую и большую плоть. Охнув от нового шквала сильной боли, потрясенная Брендон открыла глаза, тут же затуманившиеся невероятным удовольствием, — молниеносно переместив себя в пространстве, вампир уже мощными глотками высасывал кровь, мгновением ранее введя острые клыки в Брендон: с нетронутой стороны шеи. По телу девушки прокатилась волна оргазма, вот только это была в некотором смысле «механическая» эйфория: организм Элис достиг предела испытываемых ощущений и в какой-то момент неконтролируемо «взорвался». Карлайл же не обратил никакого внимания на спазмы, сотрясающие Брендон, — сидя на постели, он плотно прижимал ее хрупкую фигурку к себе, еле ощутимо двигая членом внутри женской плоти, в большей мере присосавшись к шее, как маленький, мучимый великой жаждой младенец к вожделенной бутылочке с молочной смесью.

В приятном неспешном ритме покачивая на себе бедра замершей Элис (ее пальчики все еще судорожно сминали подол юбки), Карлайл смаковал изменившийся запах и вкус только что опороченной девственницы. Как же он любил эти невероятные, каждый раз новые, особые ощущения! Но желательно было не переборщить с количеством поглощаемой крови, как бы ни хотелось иного: в противном случае сучка могла быстро стать негодной — отключиться или умереть. Правда, трахать и испивать уснувшее тело он бы продолжал в любом случае, но уровень удовольствия снизился бы на порядок — мышцы не давали бы его члену должную стимуляцию, а уж хороший минет стал бы вообще не возможен! Карлайл был с таким развитием событий не согласен — на счет Блудницы у него имелось еще много восхитительных планов.

Как и во время траха с Изабеллой, насытившись великолепной кровью, вампиру захотелось насладиться превосходным сексом, поэтому он все выше поднимал бедра Блудницы и с все большей силой опускал их на себя — летящая ткань юбочки не успевала оседать, как Каллен уже увлекал ее наверх. Ствол входил не на всю длину, но — с усмешкой подумал мужчина — оставалась надежда, что другое местечко Элис Брендон окажется более вместительным.

Элис, немного придя в себя, не уставала поражаться, как одновременно можно испытывать столько боли и одуряющего наслаждения. Она не знала, с чем сравнить то, что ощущала. Как уже поняла девушка, сумев проанализировать изменения в своем организме во время первого укуса: что-то происходило с человеком во время высасывания крови, и боль отступала, сменяясь удовольствием. Сейчас происходило что-то похожее, вот только вампир ее мечты не удосуживался подождать, пока укус нормализует состояние организма, а неприятные ощущения уменьшаться — светловолосый Карлайл дарил девушке наслаждение, в то же время разрывая ее изнутри: он стремился насытить себя, не обращая внимания на слабую партнершу. И — Элис пришлось в очередной раз это признать — она сама хотела, чтобы ею вот так воспользовались.

Приближаясь к развязке, вампир делал с ее телом, что хотел, — обхватив обеими ладонями ягодицы Элис, он приподнялся на коленях в центре ложа, с удивительным мастерством балансируя на проминающейся под их общим весом постелью. Карлайл не вынимал клыки из шеи Блудницы: продолжая в существенно меньших количествах пить одурманивающе сладостную кровь, он удерживал маленькое тело в пространстве еще и зубами. По итогу Элис оказалась зажатой в тисках крепких рук и рта, и только бедра вампира двигались на высокой скорости, вновь терзая девушку многогранным ощущением: усилившейся болью и мерцающим в крови наслаждением от секса с вампиром.

Удовольствие же самого Карлайла все больше нагнеталось, приближаясь к первому за сегодня фееричному экстазу. В какой-то момент Глава клана Калленов ощутил, как все больше теряет извечный контроль, поэтому, переполненный потрясающим вкусом маленькой экс-девственницы, в решающий момент он извлек клыки из шеи Блудницы, и, с силой сжав пальцами упругую плоть ее попки, до предела «надел» узкую горячую киску на готовый к извержению пенис. М-м-м… Кровь и тело Элис Брендон оказались прогнозируемо хороши…

По завершении оргазма сделав еще пару глотков (из разрешенных самому себе) исключительно вкусной крови, Карлайл позволил использованному телу Блудницы соскользнуть на ложе. У нее не было сил пошевелить даже пальчиком, только бесконечно долгое мгновение Элис глядела на него, прежде чем смежить веки и погрузиться в спасительный сон на сбившемся покрывале уже не совсем аккуратно застеленной постели.

В течение некоторого времени (у всех людей оно было разным) организм Блудницы самовосстановится при помощи «волшебных» веществ из крови вампира — но Карлайл не собирался сидеть и ждать, когда это произойдет. Его ждал очередной наполнившийся бокал, следующая девственница: кареглазая Белоснежка, со страхом и неприязнью относящаяся к его сути.

Вампиру всегда нравилась комбинация с двумя и более девушками за раз — пока одна восстанавливается, Господину служит другая… и так до бесконечности, ну, или пока ему не надоест. Осмотрев свое потрудившееся тело, вампир принял решение принять короткий душ — Элис немного измазала идеальную мраморную кожу девственной кровью, Карлайлу же нравилось ощущать себя чистым.

Уже через несколько минут выйдя из душевой, вампир окинул взглядом двух своих вкусных и желанных человеческих шлюшек — одной можно было дать еще чуть поспать, а для другой он станет дарящим бездну удовольствия и притом разящим киску будильником.

Изабелла, с тех пор как ее оставили в покое, толком не подавала признаков жизни — она даже не пошевелилась, чтобы изменить положение затекшей руки или ноги, но Карлайл слышал ее слабое дыхание, чувствовал замедленное сердцебиение. Одним молниеносным прыжком оказавшись возле полуголой шатенки, вампир убрал с прекрасного в своем умиротворении личика несколько вольно рассыпавшихся локонов. Белоснежка лежала, свернувшись калачиком, и выглядела безмятежной и невинной для оттраханной в задницу целочки. У вампира ни на секунду не екнуло в груди от жалости или сочувствия — его организм среагировал иначе: эрекция вновь набирала силу, увеличиваясь. Одним точным и бесстрастным движением подхватив малышку под плечи и колени, Карлайл бережно опустил ее на гостиничную кровать, «разобранную» их с Блудницей активным времяпровождением, недалеко от лежащей в беспамятстве лучшей подруги.

Благодаря тому, что Каллен был по-вампирски аккуратен и тих, обе девушки так и не проснулись — но он и не собирался устраивать концерт с фанфарами. Гораздо более эротичной для пробуждения казалась следующая идея — сменить жизненный статус Белоснежки во сне. По крайней мере, вампира очень возбудила мысль о своей роли сказочного принца, целующего прекрасную спящую царевну, в то время как она отдается ему, сама того не зная. С Белоснежкой Карлайл решил поступить совсем по-другому, чем с Элис, — позволить кареглазой (и себе) насладиться прелюдией, прежде чем подарить девице неизбежную боль.

Разорвав золотистую кофточку, вампир оголил грудь Беллы; быстрыми и точными движениями освободив девушку от джинсов и трусиков, мужчина раздвинул для себя ее длинные ножки и немного согнул их в коленях, не преминув кратко полюбоваться покрытой легкой растительностью женственной прелестью второй сучки. Иной ценитель прекрасного (первым Карлайлу на ум пришел котяра-Джаспер) бился бы сейчас в экстазе от невинной красоты Белоснежки — нетронутая никем киска, еле заметно вздымающаяся обнаженная грудь, темно-розовая мякоть приоткрытых губ и каштановые волосы, рассыпанные по белоснежной подушке.

Через несколько секунд созерцания, вампир решил немного разнообразить вечер. Ведь две молодые леди принадлежали сейчас только ему: он мог делать все, что ни заблагорассудится; пользовать их, руководствуясь любой своей фантазией! Вытянув руки Белоснежки вверх, Карлайл привязал их ее джинсами к спинке кровати. Ткань хорошо тянулась, а уж вампирские способности помогли проделать работу в совершенстве — мужчина надежно привязал запястья Изабеллы к изголовью, и ее кровоток при этом не был нарушен. Обычный человек, скорее всего, был бы не в силах сам развязать узлы, и вряд ли Элис Брендон носит ножницы в сумочке. Еще вампир сделал в уме пометку, после этого раунда вызвать обслуживание номеров, чтобы покормить и напоить своих сучек — он-то с их помощью стал сытым и почти довольным. Это было негласное вампирское правило благородных представителей их вида, коим Карлайл Каллен себя считал, — заботиться о слабых людишках.

Забравшись сверху на все еще спящую красавицу Изабеллу, расположившись между раскинутых им изящных ног, Карлайл, как и у барной стойки, начал свое пиршество с груди. При этом не теряющим напряжения членом вампир чувствовал тепло живота маленькой сучки, его подрагивающую от хладных ощущений нежную мягкость. С азартом вкушая ртом сладость невинной плоти малышки, он с силой посасывал полные упругие округлости, не всегда деликатно покусывая их, пока соски шлюшки максимально не затвердели, а сама Белла не начала прерывисто дышать, медленно выбираясь из глубокого восстановительного сна. Влажность ее истекающего соками страсти лона манила мужчину, да он и не собирался игнорировать призыв, лишь хотел показать строптивице, что именно она чувствует сейчас и к кому, чью мраморную плоть мечтает получить глубоко в себя!

Проснувшись в чужой кровати, не имея возможности двигать руками, с перевозбужденным совершенным мужчиной между ног, ласкающим ее, Белла испугалась — но больше тотчас обрушившихся на нее эмоций и наслаждений. Дергаясь в попытке освободиться, она закричала, извиваясь под одержимым ею светловолосым вампиром, стремясь свести ноги, сбросить его тяжелое тело. Но краткие испуганные вскрики девушки перешли в один длинный томный стон, полный наслаждения и изумления от градуса испытываемой страсти. Не сумев обмануть саму себя, Белоснежка хотела Каллена-старшего, как бы ни отрицала этого факта своим разумом: ее неудовлетворенное тело, предавая хозяйку, изнывало, желая наконец получить настоящее удовлетворение, а чарующий запах, тяжесть и гладкость вампирского тела не оставляли Белле и шанса.

Вжимаясь мощным телом в миниатюрную фигурку, не позволяя Белоснежке даже рассчитывать на избавление, Карлайл продолжал следовать страстным порывам уже не из попытки что-то доказать упрямице, а потому что сам был захвачен в плен высококлассными ощущениями и предвкушением вкуса крови очередной девственницы. Каждым своим движением и действием он возносил Белоснежку выше и выше к звездам, хотя нисколько не думал о ее удовольствии, заботясь лишь о собственном.

Почувствовав, что нужный момент наступил: когда жажда особенной крови и неимоверное вожделение слились в одно, Карлайл Каллен сместился над Изабеллой и замер, головкой пениса чувствуя ее лоно; своим языком при этом огладив ее пухлые губы, тут же покорно раздвинувшиеся. Как и ожидалось, боязливая невинная шлюшка была теперь готова на все! Ее бедра были широко разведены, маленькое тело больше не пыталось избавиться от мужчины, наоборот, Белла так по-женски соблазнительно извивалась, стараясь поскорее заполучить вампирский член. Каллен-старший знал, что так все и будет, поэтому, ощущая кончиком плоти горячее влагалище, удовлетворенно улыбнулся, демонстрируя вытянувшиеся клыки, желая, чтобы Белоснежка еще раз удостоверилась, кому больше всего на свете хочет отдать себя и хранимое целомудрие.

Изнемогая, Белла из-под полуприкрытых век наблюдала за идеальным самцом, который в ближайшие секунды наконец возьмет ее. Опаснейший вампир из сказок сейчас очень даже реалистично навис над ней, доводя эмоции и чувства до неведомого предела. Изабелла не могла поверить своим нечестивым мыслям, но она жаждала почувствовать уколы его клыков, ощутить в себе огромную совершенную плоть. Приподняв бедра навстречу завоевателю, она подвигала ими, не зная, что еще предпринять. Коленями обхватив, а затем и погладив ими совершенное тело вампира, Белла догадалась скрестить щиколотки за его спиной и надавить пятками на мужские ягодицы, ощущая их холодную твердость.

Светловолосый вампир не сдвинулся и на сотую долю дюйма, мраморной статуей замерев над теперь уж совсем нетерпеливой добычей: мужчине нравилось поведение Белоснежки, все ее попытки вынудить Господина воспользоваться собой. Что ж, а он совсем не против теперь отыметь и киску мисс Изабеллы Свон. Облизав острые клыки и уловив, как от этого движения глаза Беллы раскрылись чуть шире в предвкушении грядущего удовольствия, Карлайл надавил своими бедрами сильнее, проталкиваясь в лоно, одним бескомпромиссным движением навеки забирая невинность Белоснежки в безграничное владение.

До упора ворвавшись в жаркое тело Изабеллы, Каллен замер, с интересом и самодовольством наблюдая за реакцией партнерши, при этом с упоением вдыхая ее постепенно меняющийся запах. Вампир имел больше сил противостоять ему, ведь немного насытил своего зверя с помощью крови Блудницы. Белла явно не ждала такой быстрой и кардинальной смены ощущений: сжав зубы от дикой боли, пяточками надавливая теперь уж на постель, она старалась сбросить с себя мужской вес. Попытка освободить руки из крепких пут не увенчалась успехом, вынудив девушку с долгим громким стоном запрокинуть голову.

Аромат Беллы становился все более одурманивающим, соблазняя Карлайла использовать, в конце концов, свои клыки по прямому назначению, но вампир не спешил — Изабелла и так полностью и бесповоротно принадлежала ему. Он вышел из не совсем гостеприимного влагалища, будто проехавшись хладным кованым прутом по кровоточащей ране, вызывая новые оттенки боли и жалобный долгий стон у сладенькой Белоснежки… чтобы снова с наслаждением погрузиться на полную длину в сжимающий его мощный член узкий грот. Каллен чувствовал еле заметные всполохи запаха девственной крови из принадлежащего ему лона, а осознание, что именно он сумел перехватить этих уникальных шлюшек раньше других вампиров, наполняло Карлайла особой гордостью.

Как и положено, Белла корчилась от боли, но вампир не спешил избавлять опороченную деву от мук: он, не торопясь, наслаждаясь каждым ощущением, трахал молодое, оскверненное им самим тело, предвкушая особенный вкус крови, который пока только чуял, но вскоре познает во всей полноте.

Ладонями обхватив затылок Белоснежки, Каллен-старший подарил той нетерпеливый страстный поцелуй, глубоко погружая свой язык. При всем желании (если бы оно было) Карлайл не сумел бы сейчас усмирить жаждущие крови клыки — резцы вытянулись на максимальную длину, поэтому во время своих ласк вампир неосторожно царапал нежный рот Изабеллы, все-таки пробуя на вкус ее изумительный кровавый нектар, в количестве недостаточном для полного удовлетворения. Белла не прекращала стонать: Карлайл был уверен, не от наслаждения — ее терзала сильнейшая боль. Немного его слюны и вкус собственной крови во рту не спасали ситуацию.

Поведение Белоснежки, сводящий с ума аромат и вкус, резкие движения пытающихся избежать боли девичьих бедер подвели терпение сластолюбца Карлайла к краю. Он почувствовал, что сейчас его второе я вырвется на свободу, низвергая любые понятия о ценности и благополучии человеческой жизни, установленные его королем Аро. И настолько этот безжалостный хищник был уже нетерпелив и до предела заведен самим Главой клана Калленов, что наутро живых в этой комнате не останется совсем.

Карлайл замер, в очередной раз полностью погрузив плоть в Беллу. Прервав поцелуй, он молниеносно переместил клыки к нежной шее и без подготовки прорвал тонкую преграду, бесконечно долгими и мощными глотками насыщая себя и своего зверя, вновь объединяя их в одно разумное хищное существо.

Как ни странно, первой признаки жизни подала Белоснежка. Издав очень тихий и долгий хрипловатый стон, она шевельнула бедрами. В один миг сумев вернуться в реальный мир, Карлайл уменьшил количество поглощаемой крови, не желая, чтобы его милая и, как оказалось, развратная малышка уснула раньше времени. Видимо, испытываемые ощущения Изабелле очень нравились, потому что через несколько мгновений она, уже упираясь пятками в матрас, сама снизу трахала вампира, сводя с ума своей горячностью и жаждой удовольствий даже такого циника как Карлайл Каллен. Он чувствовал, что, возможно, разбудил в нежной и ранимой, скромной и невинной Белоснежке такую же шлюшку, что жила по отношению к вампирам и в Блуднице. И это открытие завораживало — мужчина еще не встречал таких противоречивых особ, мнение которых о себе ему так хотелось бы изменить. Что ж, сегодня он возьмет все, что девица готова отдать в поисках изумительного наслаждения… и даже больше.

Левой рукой удобнее располагая шею Изабеллы относительно своего ненасытного рта, а правой обхватив ягодицы малышки, Карлайл с силой вошел глубже, одновременно сделав большой глоток вкуснейшей крови, отчего по телу Белоснежки наверняка прокатилась волна изумительного удовольствия, созвучного с его. Рядом тихонько застонала Элис. Наверное, ее сон потревожили колебания кровати от яростных движений Карлайла и не менее страстного ответа Свон. Но мужчина даже не обернулся глянуть на свою вторую девочку — запах и вкус Белоснежки, узость и жар ее лона занимали сейчас все мысли вампира.

Все мощнее и неистовее трахая сучку среди сбившихся простыней, Карлайл ощущал, насколько стремительно приближается к оргазму. Изабелле все безумно нравилось, если судить по ее изогнувшейся шее, изо всех сил прижимающейся к его губам, и очень влажному лону: полностью отдавшись зову плоти, неосознанно она преподнесла вампиру всю себя на блюдечке с голубой каемочкой. Она так хотела его сейчас, позабыв обо всех своих сомнениях! — это очень заводило Карлайла. Он в очередной раз убедился, что две потрясные шлюшки стоили каждой секундочки затраченного на них времени и уж тем более некоторого изменения в рабочем графике.

В какой-то момент все ощущения Главы клана Калленов вознеслись на иной, неземной уровень: вампир даже перестал четко слышать окружающие звуки. Низкие басы, доносящиеся из клуба, звон бокалов, глупые разговоры посетителей, крики какой-то женщины с неаппетитным запахом из комнаты дальше по коридору — все пропало, пока Карлайл исступленно изливался в притихшую Белоснежку…

Закончив, удовлетворенный вампир без проблем втянул клыки и с некоторым сожалением покинул влагалище девушки, под конец принимавшее его с таким радушием.

Белла лежала с открытыми глазами, уставившись в белоснежный, украшенный лепниной потолок. Прозрачные слезы, скапливаясь в уголках глаз, превращались в небольшие ручейки, сбегающие к вискам, но выражение лица было спокойным, словно девушка приходила в себя после эмоционального и чувственного тайфуна, а, собственно, так оно и было. Полные губы Белоснежки дрожали, привлекая внимание, по новой соблазняя вампира. Перед тем как освободить ее запястья, светловолосый мужчина властно потянулся к притягательному рту, глубоким поцелуем проникнув внутрь. Его зверю пришлась по душе связанная Белла, а также ее искренняя отдача и способность доставить удовольствие своим телом и бесподобной кровью. Вампир пока мог сохранить втайне один небольшой секрет Белоснежки — ей тоже все очень понравилось, только часто человеку сложно признаться в подобном самому себе.

Развязав руки Изабеллы Свон и расположив вдоль ее тела, для скорейшего восстановления кровообращения Карлайл размял их с профессионализмом врача: он надеялся, девушка быстро придет в себя, хотя если и нет — это было не так уж важно.

Шалунья Элис все еще спала. Вампир был по-настоящему удивлен тем, какими слабенькими оказались обе его сегодняшние шлюшки. И даже вещества из слюны вампира не ускоряли лечебные процессы… или он испил слишком много крови похотливых сучек? Что ж, эта с трудом контролируемая жажда сегодня не была такой уж странной для Главы клана, учитывая вкус их бордового нектара, его особую прелесть.

Нежелательные задержки… Хотя прошло совсем немного времени после последнего кайфового оргазма, Вампир очень сильно хотел повторения старых и изучения новых услад, но вот только не безответной ебли с полусонными безвольными куклами, а полной отдачи — той, которую в течение крайнего часа демонстрировали Блудница и Белоснежка.

Встретив нежданную преграду своим наслаждениям, Каллен нахмурился, и позвонил в службу обслуживания номеров, заказав все, что обычно с таким восторгом поглощали человеческие девушки после активного секса с ним. Не глядя ни на одну из оттраханных малышек, чтобы не добавлять зрительного мучения вдобавок к обонятельной пытке, мужчина решил пока очистить тело в ванной комнате, все же решив дать шлюшкам немного времени на восстановление.

Намного дольше, чем обычно, принимая душ, мимоходом Карлайл прислушивался к звукам за дверью. Элис все еще спала — глубоко и безмятежно, а вот Белла издала пару довольно громких всхлипов сразу, как он покинул комнату, затем немного поплакала, но после усталость сморила и ее — она замолчала… Карлайл не торопился — он мог дать опороченным малышкам еще несколько минут отдыха.

Покинув ванную комнату, и вновь усилием воли не сканируя взглядом постель, мужчина оказался у окна и замер прекрасным обнаженным изваянием, наблюдая за панорамой ночного Финикса. Людишки по вечерам занимались одним и тем же, независимо от того, в каком городе находился Каллен. Вампир видел, как в подворотне дилер продавал наркотики одному из пьяной компании, шелест пересчитываемых бумажек разносился по всему переулку. Представители той же компашки заарканили двух уже порядком накачавшихся девиц легкого поведения, хихикающих и считающих, что дополнительным флиртом сорвут у ребят больший куш в качестве оплаты. Все, как всегда. Карлайлу в который раз стало скучно от подтверждения этого факта.

Шелест простыней и еле слышный скрип пружин матраса привлекли его внимание. Собрав оставшиеся силы, Белоснежка села в центре своей половины кровати, прижав покрывало к зоне декольте. Тревожный опасливый взгляд, направленный на него, дрожащие искусанные губы — вампир улыбнулся очаровашке. Трясущейся рукой Изабелла потянулась к шее, пытаясь нащупать следы проколов от вторжения инородного существа, противного ее натуре.

— В-все, мистер вампир? Мы м-можем идти? — Карлайлу, нашедшему забавным такое обращение к себе, очень понравилась уважительная искренность, с которой был задан вопрос, а заикание придало его соблазнительной шлюшке дополнительной прелести. Эрекция Каллена дернулась, набирая свою обычную мощь, но для Беллы, видимо, сегодня было слишком много всего — она даже не заметила этого интересного факта. Расширенными от страха глазами девушка смотрела на мужчину, взволнованно ожидая его реакции. Улыбка светловолосого вампира стала шире — до появления милых ямочек на щеках — а сам он полностью развернулся к Изабелле, демонстрируя ответ. Но Белоснежка не поняла посыла Карлайла: приняв молчание за его согласие, она потянулась было к Элис и начала трясти подругу за плечо, умоляя ту поскорее проснуться и уйти отсюда.

Непреклонный голос ставшего серьезным Карлайла прозвучал в комнате как гром среди ясного неба для одной маленькой, лишенной им девственности кареглазой красавицы.

— Нет, Белоснежка. Я еще не насытился, — спокойно констатировал мужчина.

Закрыв ладонью рот, со скопившимися на глазах слезами Изабелла качала головой, будто не могла поверить услышанному. Каллен провел пальцами по всей длине уже изнывающего члена.

— Вы обе настолько сладенькие и горячие, что я не знаю точно, когда это произойдет. Однако полагаю, к утру я отпущу вас: днем мне предстоит важная встреча в Вегасе, — соизволил пояснить вампир.

Несмотря на спокойный, все поясняющий ответ, Белоснежка всхлипнула, ее глаза еще больше наполнились слезами. Каллен же еще раз провел по своей напряженной плоти от головки до основания. Он мог сказать только одно: Изабелле стоит успокоиться, если она не хочет прямо сейчас поработать ротиком. Проснувшаяся, все еще одетая Элис села в ту же позу, что и подруга, часто моргая и силясь понять, что происходит.

— Я уже давал тебе этот совет, Белоснежка, но ты пропустила его мимо своих очаровательных ушек: успокойся, свыкнись с участью. Я отпущу вас позже живыми, а до тех пор поимею столько раз, сколько захочу, и туда, куда пожелаю, — Карлайл в самоуверенной хищной полуулыбке провел языком по выступающим клыкам, его зверь вновь был голоден… и неудовлетворен.

Глаза второй его сучки, Блудницы, заблестели, когда она без льстивой улыбки (что больше нравилось мужчине) с серьезным выражением лица уставилась на огромный вампирский член, гипнотизируя добычу, словно египетская пустынная кобра. Бестия и без лишних прелюдий была готова к следующему этапу. Карлайл щелкнул пальцами, привлекая внимание похотливой красотки, и указал на ванную комнату. Блуднице следовало привести себя в порядок, прежде чем она вновь окажется под ним. Элис доказала, что является понятливой и не глупой девочкой: она молниеносно разделась, предварительно получив одобрительный кивок, и убежала в душ. Клыки Каллена вновь вытянулись, предвкушая очередное пиршество, — обнаженная попка и груди Блудницы смотрелись очень упруго и соблазнительно для того, чтобы познать сладость вампирского укуса на себе.

Голенькая Элис Брендон вернулась намного быстрее, чем ожидал Карлайл, заслужив очередной воображаемый плюсик от Господина. Прошествовав к постели, она забралась со своей стороны и, поцеловав Беллу в щеку, а затем прошептав той на ушко: «Все будет хорошо, Беллз. Не создавай лишних проблем ни себе, ни мне», — улеглась на подушки.

Ни капли не стесняясь подруги, Блудница сразу же широко развела согнутые в коленях ноги и, не отрывая взгляда от светловолосого вампира, поднесла руку к чистенькой киске, словно проверяя, как обстоят дела в ее маленьком королевстве. Неглубоко погрузив один пальчик во влагалище, девушка провела им по клитору, несколько раз огладив напряженную бусину, чтобы затем язычком испробовать с пальчика свой вкус в горячем ротике. Карлайл снова погладил член, зная, что уже через пару мгновений его плоть окажется в Элис Брендон, — это обещало быть интересным, тем более он узнал шлюшку еще не со всех сторон. Пожирая глазами Блудницу, соблазнительно растягивая гласные, вампир хрипловатым голосом обратился к Белле, при этом не глядя в ее сторону:

— Можешь пока передохнуть, Белоснежка… тоже принять душ, например. Но не задерживайся долго… Мы с подружкой будем ждать тебя. — Изабелла в мгновение ока соскользнула с кровати, и, пальчиками одной руки удерживая на груди разорванный золотистый топ, другой прикрывая низ живота, с прытью ягуара убежала в ванную комнату, закрыв изнутри дверь на щеколду. Карлайл позволил Изабелле Свон насладиться небольшим самообманом. Он даже не усмехнулся на столь забавную шутку, с азартом охотника бросаясь к изумительно пахнущей темноволосой развратнице Элис, вызывающей в нем одуряющий энтузиазм.

Брендон, наверное, и не поняла, как оказалась на четвереньках так быстро, а в ее влагалище на всю длину мощно двигался твердый обжигающе хладный член. Она успела только застонать, почувствовав затем необычные ощущения между раздвинутых ягодиц — Карлайл подготавливал для себя другой вход. Уже через несколько секунд вместе с клыками в шее Блудница ощутила, как вампир погружается и в ее анус. Всю неземную прелесть последовавших действий мужчины Элис не смогла бы описать. Она наслаждалась каждым мгновением, этим всепоглощающим и непрекращающимся оргазмом, из которого теперь состоял для нее секс с красноглазым красавцем.

Перед самым выплеском спермы в шикарную задницу Блудницы, Карлайл наблюдал, как и упрямица Белла смирилась с происходящим. Перестав плакать, она выключила воду и, максимально аккуратно открыв дверь, замерла в дверном проеме, наблюдая. Свон зря старалась быть тихой: Элис Брендон не уловила бы сейчас и рева двигателей космического корабля, а Карлайл Каллен слышал, как жучок полз по стойке администратора на первом этаже, сноровисто огибая рекламные буклеты.

Перебивающееся редкими остаточными всхлипами дыхание Изабеллы участилось, а сердцебиение ускорилось. Она снова подглядывала за ним и Брендон! Каллена сильно возбуждали игры этой соблазнительной шпионки-искусительницы — еще никто и никогда не следил за ним так безыскусно и завораживающе. Обычно сучки, словно ослепленные глупые оленихи, бежали на свет фар, совершенно не думая, не страшась. Хотя стоило.

Не меняя позы Блудницы, Карлайл потянул ее левую руку на себя, прижав тонкое запястье к губам. В момент экстаза Элис повернула голову в сторону Свон, и Белла скользнула взглядом по пребывающей за гранью наслаждения подруге, затем вновь вернув все свое внимание к вампиру. Пристально следя за Белоснежкой, вампир прокусил полупрозрачную кожу Брендон, с первыми каплями чудесной крови получая очередной охренительный оргазм, без утайки переживая его со Свон. Конечно же, Изабелла не была в состоянии отвести глаз от его лица, прекрасного в своем наслаждении, и, кончая в узкую жаркую попку подружки, Каллен передавал Белоснежке негласный завет: «Да, малыш, больно больше не будет, только охуительно приятно! Я подарю тебе все, что останется от моего собственного наслаждения…»

Элис уже не вырубило сразу после того, как они оба кончили: упорно требуя еще, организм девочки привыкал к его яду, сперме и крышесносящему эффекту от высасывания крови. Сейчас Брендон, улыбаясь, как выигравший в лотерею миллион баксов человек, сама развернулась под Карлайлом, нависшим над ней, и, обняв вампира за шею, потянула на себя для поцелуя, желая продолжения. Он и не собирался отказывать ей в этом. Втолкнув свой член во влагалище Элис, Карлайл ворвался в ее рот, царапая клыками сочный язычок, казалось, специально на это нарывающийся. Он так и планировал — трахать каждую, пока наиболее слабая на данный момент шлюшка не вырубится. А если обе будут в сознании — значит использовать их совместный потенциал.

Подхватив Элис и при этом не выходя из ее лона, Карлайл, выпрямившись, присел на постели. Эта поза становилась его любимой с Блудницей. Та млела в его объятиях, подмахивая бедрами в заданном ладонями вампира медленном темпе. Потянувшись к губам Каллена, девушка обхватила руками крепкую шею, с силой прижимаясь грудью к его торсу. Блудница была хороша. Почувствовав тонкие пальчики в своих волосах, Карлайл удивился последовавшему смелому поступку: обхватив скрепляющую светлые пряди резинку, девушка потянула ее вниз, распуская волосы любовника. Прищурившись, Глава клана наблюдал за обнаглевшей Брендон, но та, не открывая глаз и запустив пальцы в теперь свободные локоны, потянулась к его губам, даря глубокий поцелуй. Ее узкая киска несколько раз ощутимо сократилась вокруг твердой плоти вампира. Шлюшка кончила. Так быстро. Из-за одних только волос… Карлайл в неверии приподнял бровь, сильнее насаживая на себя бедра Элис.

Вскоре, оторвавшись на пару мгновений от услужливо подставляемого ротика и проигнорировав последовавший сразу за этим гневный полурык-полустон Блудницы, вампир посмотрел на временно позабытую Белоснежку. Она уже практически перестала поглядывать на выход из номера, все же смирившись со своей участью, а, возможно, не желая уходить совсем по другим причинам… Ее пальчики все еще судорожно сжимали белоснежное махровое полотенце у груди, но яркий румянец на скулах и лихорадочный взгляд, не отрывающийся от его тела, подсказывал Каллену, что и вторая малышка готова к разврату. По собственному разумению. Она, пусть еще не до конца сознавая это, желала подарить ему себя в обмен на грандиозное удовольствие, которого не испытывала в жизни.

Если бы не пари, Белла бы уже давно подставляла мужчине свои губки, и не только. Но так, без использования способностей, было даже интересней. Карлайл поманил пальцем Изабеллу.

Девушка робко, но решительно просеменила до кровати. Покорно присела на самый краешек, все еще стесняясь проявлять инициативу, с изумлением глядя на полное наслаждения лицо подруги и замирая при взгляде на Карлайла.

— Ложись рядом, Белоснежка. — Терпения у Главы клана уже не хватало. Продолжая подбрасывать бедра Брендон на своем члене, вампир глубоко вздохнул, вновь жалея о том, что не может использовать «Подчинение» в отношении Изабеллы. — Доверься мне, девочка. Я трахну тебя так, как пожелаю нужным — этого не избежать — но твое лицо озарится удовольствием еще сильнее, чем у этой сучки. Поверь, — мужчина надеялся, что донес основную мысль. — И сними это, — небрежным взмахом Каллен указал на полотенце.

Глаза Беллы расширились чуть больше, дрожащие пальцы обхватили узел, медленно развязывая его. Ткань соскользнула, обнажая высокую грудь, — у Карлайла в прямом смысле зачесались клыки — захотелось погрузиться в фарфорово-снежную теплую плоть. Уже не прячась, уверенно демонстрируя свое тело, Белоснежка облизала губы, неосознанно подтверждая, что приняла чужую власть. После этого Элис стала малоинтересна, но, выжидая, вампир продолжал стимулировать свой член ее влагалищем. Отбросив полотенце на пол, Изабелла медленно, будто все еще раздумывая, проползла немного вперед по постели и прилегла рядышком на спину, доверчиво уставившись на вампира, при этом стыдливо прикрывая ладонью местечко между ног.

С силой толкнувшись последний раз в Блудницу, Карлайл снял ее с себя и, подтолкнув в сторону, бросил безразличное: «Не мешай мне». Уже через мгновение вампир, забросив одну ножку Изабеллы себе на плечо, входил до упора в ее влажное жаждущее лоно, распущенными светлыми локонами лаская Беллу, а вытянувшимися клыками пронзая полупрозрачную кожу шеи. Сделав несколько сильных глотков, вознеся тем Беллу на новую ступень чувственного наслаждения, Каллен поцеловал ее, царапая клыками губы, со страстью трахая обжигающее его плоть влагалище. Не сдерживаясь, Белла иногда громко стонала от получаемого удовольствия, и Карлайлу очень нравилась открытая реакция девушки. Он все-таки добился ее: не сразу, но Белоснежка пришла… раздвинула ножки, она сама захотела его, бесчувственного безнравственного вампира, — почему-то факты самостоятельного выбора Беллы много значили для Главы клана Калленов.

Карлайл настолько затерялся в Изабелле, что не был готов к горячему ощущению ладоней Элис Брендон на себе. Поглаживая и не встретив агрессии в ответ, та поняла, что Господин не против ласк. Его удовольствие и желания были для нее на первом месте. Покрывая поцелуями спину вампира, языком чертя короткие дорожки по сладкой коже, Блудница становилась все смелее, в какой-то момент забравшись на Карлайла сверху. Он был не против такой позы — заведя руку за спину, мужчина облапал упругую попку, после погрузив пальцы глубоко в киску Элис. Одновременно с громким криком, по ее телу прокатилась судорога сильного наслаждения — девушка в очередной раз доказала свою отменную возбудимость и восприимчивость к их виду. Да, Каллен не зря выбрал для сегодняшнего «тройного» секса этих чувствительных малышек — ведь все сложные моменты уже пройдены, впереди одно удовольствие. Для всех.

Элис скатилась с вампира, из-за оргазма расслабившись на несколько мгновений, но продолжая обожающе поглядывать на прекрасное лицо мужчины, окидывая вожделеющим взглядом всю его фигуру. Карлайл тем временем, подхватив Белоснежку под ягодицы, перевернулся на спину, продолжив активно трахать полностью доверившуюся ему сучку и понемногу пить ее изумительную кровь.

Брендон пришла в себя очень быстро или это Карлайл снова так увлекся Белоснежкой, что потерял счет времени. Элис забралась между его ног и теперь ласкала язычком бедра, не обходя вниманием и другие интересные места. В какой-то момент Каллен приподнял бедра Изабеллы очень высоко, и Элис тут же заглотила его длинную толстую плоть — Блудница поняла все правильно.

Без привычного движения Белла словно очнулась от сладостного сна. Выпрямившись, она надавливала ягодицами на ладони Карлайла, но тот почему-то не спешил снова входить в нее. Тогда Белла, упершись руками в широкие плечи, посмотрела свысока на светловолосого красавца. Ее губки опухли и немного кровоточили, вызывая у Каллена множество самых разнообразных желаний. Слизав с них потрясающий вкус мужчины, Изабелла нагнулась, чтобы поцеловать его совершенные скулы, прямой нос, умелый рот. Вампир двигал бедрами под ней, но не внутри Беллы. Наконец, с чьей-то помощью, плоть Карлайла вновь оказалась в жадном до наслаждений влагалище Свон. Она с силой насадилась на нее, громко закричав от удовольствия, уловив ответное урчание партнера и встречая его остервенелые толчки, пока вампир погружался в ее лоно.

Через некоторое время ситуация повторилась. Белла снова «потеряла» заветный член. Она опять и опять старалась поймать его в себя, но непоколебимые ладони Карлайла не позволяли сделать этого. Зато он, рыча, снова двигал бедрами… а кто-то гладил ее ягодицы… очень нежно, еле касаясь, словно изучая… как может делать только другая девушка. Вампир что-то пробормотал — Белла не совсем поняла, что именно и кому… вот только она вновь заполучила вожделенную плоть в себя… но не в изголодавшуюся киску…

Было немного больно, но сразу, как Карлайл укусил шею Изабеллы с другой стороны, неприятные ощущения ушли, сменившись необычным новым удовольствием. Или это было нечто позабытое и уже испытанное… Белла вновь принялась насаживаться на член вампира, стараясь нагнать конечную точку всего океана наслаждения, который обрушился на нее…

С самодовольным блеском в глазах, убрав ладони с округлых бедер Свон, Карлайл размышлял, что определенный прогресс в их с Белоснежкой отношениях достигнут. Закрыв глаза и уперев руки в плечи мужчины, а колени в матрас, девушка сама активно двигала попкой по его стволу, не желая, чтобы приятные ощущения прекращались. И совсем уж порадовала Карлайла, когда, собрав массу своих волос в копну и уложив ее на одно плечо, нагнулась к вампиру, прижавшись беззащитной шейкой к его губам… и клыкам… И это он еще не ознакомил сучек со всеми интересными местами, из которых вампир может испить кровавый нектар. Не имея больше намерений сдерживаться, Карлайл решил, наконец, кончить. С силой впившись в шейку Белоснежки, наверняка причинив ей новую острую боль, наслаждаясь сознанием этого и неземным вкусом ее ароматнейшей крови, он несколькими длинными струями оросил свою маленькую сочную шлюшку изнутри. Ему было все равно, поспела ли Белла за ним. Он же не обещал доводить ее до оргазма каждый раз, и вообще, надо быть порасторопней в жизни.

Следующая на очереди была Элис. Но — наверное, к большому ее сожалению — вампир насытился киской и попкой Белоснежки, а вот по ощущению своей плоти меж чужих губ и глубоко в горлышке, наоборот, соскучился. Пока Белла, отдыхая и уже без стеснения лаская клитор, томно глядела на него, Карлайл восстанавливался, трахая подружку между губ. При этом он не запрещал Блуднице мастурбировать себя, и, судя по реакциям Элис, та вот только что, до упора насадившись ртом на член, кончила. А во время оргазма самого вампира, сподобилась и на второй «улет». Скоростная шлюшка! Элис в жизни много тренировалась, а Белла была новичком по части оргазмов, так что больше практики — и все получится, хотелось ему подбодрить кареглазую малышку.

Следующий этап включал в себя не только находящуюся на краю кровати киску лежащей на спине Элис, но и пухлые губки Беллы. Белоснежка лежала на подруге, лицом к стоящему на полу Карлайлу, и когда он доставал член из Блудницы, задачей Изабеллы было обработать его плоть на радость «папочке». Девушка все еще не могла принять его член глубоко, но он и не пытался, пока наслаждаясь и «поверхностными» ласками головки в ее ротике. Вампиру было совершенно безразлично, будут ли ласкать друг друга его девочки… хотя иногда Белла сладостно вздыхала, а порой и смущенно постанывала — возможно, Элис не смогла лежать без дела. А может, Белоснежке просто нравилось сосать член.

Ночь длилась и длилась, постепенно приближался рассвет. Сперма вампира лилась в услужливо подставленные ротики, влагалища и девичьи попки. Порой, если Карлайл специально или случайно обрызгивал чье-то тело, то вторая «чистая» девочка слизывала сладкие капли с кожи подруги. Кровь шлюшек не теряла своей особой необычной прелести — с каждым глотком рецепторы вампира распространяли по хладному телу сонм разнообразных фантастически приятных ощущений, а член вздрагивал от дополнительного удовольствия в одной из тесных норок малышек.

В течение ночи пару-тройку раз бывали и такие моменты, когда обе девушки находились в бессознательном состоянии, истомившись. Порой Карлайл ждал, пока шлюшки придут в себя, а иногда — нет. Количество потребляемой крови к середине ночи пришлось ощутимо сократить — их человеческий организм не успевал восстанавливать запасы. Девочки, конечно, были прелестны и сладки, но не настолько, чтобы ради неземного вкуса их крови впасть в опалу Аро.

Когда же обе девушки были в доступе у вампира, его извращениям не было предела. И если Элис это все однозначно нравилось, то Белла с виду подчинялась его прихотям, но — Карлайл был уверен — втайне наслаждаясь происходящим. Он укладывал их в разнообразные позы, трахая в дырочки по очереди: друг на дружку, на себя, с безграничной фантазией пользуясь гостиничной мебелью, обстановкой ванной комнаты.

После прохождения экватора ночи Карлайл немного изменил правила игры. Например, кончал он в ту сучку, которая, как ему казалось, лучше подруги упрашивала его — выражением ли глаз или словами… иной раз отчаянной мольбой. Сначала в негласном турнире побеждала Блудница, но затем и Белоснежка стала лидером. Одно ее хриплое умоляющее «Сэр, прошу вас…», «я так хочу этого…» или «…пожалуйста, Карлайл» и маленький юркий язычок, пробегающий по пухлым розовым губкам, и Карлайл взрывался в ней или на нее. Когда Элис поняла, что пальма первенства перешла к подруге, она, как голодная сучка, с которой Карлайл не первый раз за вечер сравнивал ее, рыча, старалась заполучить сперму в себя — ртом или другим местом. Вампира это забавляло, и он не собирался ругать или отчитывать Брендон за инициативу — он просто расслаблялся и позволял ей получить свою сладкую награду.

Периодически во время этого бесконечного эйфорического рандеву раздавался стук в дверь гостиничного номера — сотрудники гостиницы с удивленными лицами доставляли разнообразные блюда, которыми Карлайл потчевал своих похотливых малышек. Человеческий организм старался восполнить силы, поэтому (конечно же, когда он отпускал их от своего члена) Элис и Белла с аппетитом поедали все, что было доставлено, выпивали энергетические напитки и даже немного алкоголя.

Поздним утром, после очередного очищающего душа, Карлайл привел себя в порядок, нацепив новые линзы серо-голубого оттенка и одевшись. В комнате стоял запах их взаимной похоти и обоюдных наслаждений: девушки «отрубились» сразу после того, как вампир кончил последний на сегодня раз, и Каллен не был удивлен. Ночь была полна такого разнообразия всего: поз, эмоций, желаний — настолько насыщенной, что мужчина сам почувствовал бы себя уставшим, если бы имел к тому склонность. С момента заключения договора с Эдвардом и до сих пор Карлайл ни разу не воспользовался «Принуждением» — все действия эти две шлюшки совершали по собственному желанию и воле, пусть и под действием страха, но это чувство не было объектом пари.

Разбудив Элис, улыбнувшуюся устало, но соблазняюще — вот уж ненасытная особа! — Карлайл по обычаю вознамерился стереть память одной использованной девке, а затем и другой, но в последний миг остановил себя. Глава клана со всей ясностью осознал, что будет помнить сегодняшнюю еблю еще очень долго, точнее… всегда. Ни на мгновение не позволяя себе предположить, что встретится с Блудницей и Белоснежкой еще когда-нибудь, ведь случайные сучки оставались таковыми и после секса, он вдруг испытал некоторое сожаление… пока непонятное ему до конца. Карлайл точно знал одно — он не хочет, чтобы Изабелла, страсти от которой так долго добивался, позабыла его, вновь превратившись в будто бы скромницу. А для Элис воспоминания окажутся бесценным подарком — ведь она так мечтала отдаться настоящему вампиру! Долго не раздумывая, Карлайл лишь мягко поцеловал Блудницу напоследок, проследив, чтобы затем она вновь глубоко уснула… и покинул номер.

Каллен знал, что организм сучек, все еще содержащий в крови «волшебные» вампирские вещества, за продолжительное время сна восстановится полностью, и две помеченные везде членом Карлайла девушки будут чувствовать себя как новенькие! Что они будут думать о нем и как переживать произошедшее — его не касалось. Главное — ОН не только будет жить в их памяти, но и приходить во снах!

***


На первом этаже Карлайл Каллен оплатил счет, продлив срок аренды номера еще на сутки и оставив огромные чаевые того же размера, что и основная сумма по чеку. Также вампир попросил портье в течение всего оставшегося времени не беспокоить оставшихся в комнате постояльцев. Служащий похабно ухмыльнулся, но, поймав холодный взгляд серо-голубых глаз, резко посерьезнел, вслух подтверждая, что гости будут обслужены по высшему классу, никто и ничто не будет мешать их отдыху.

Через секунду Глава клана Калленов оказался уже на улице и открывал дверь подъехавшего по вызову такси, напугав своими необъяснимо скорыми перемещениями не вовремя моргнувшего сонного администратора.

Мысли Карлайла сейчас были полностью сосредоточены на делах, ожидающих его в Лас-Вегасе.

-------------------------------------
Стетсон¹ — ковбойская шляпа. Фетровая, кожаная или соломенная шляпа, с высокой округлой тульёй, вогнутой сверху, и с широкими подогнутыми вверх по бокам полями.

***Конец Девятой главы***


Редактор: Limon_Fresh

Хочется выразить огромную благодарность моей дорогой бете, Лене Limon_Fresh, которая, несмотря на высокую занятость, находит время и возможности для помощи с главами Twilight Stories, указывает на явные и скрытые ошибки, советует и подсказывает, напоследок лакируя все идеальными запятыми!


Дорогие читатели, благодарю за вкусные Яблоки и интересные Комментарии!


Буду рада видеть вас в теме Twilight Stories!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-16765-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: katerina420 (07.12.2017) | Автор: katerina420
Просмотров: 1093 | Комментарии: 20 | Теги: katerina420


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 20
+1
6 Svetlana♥Z   (08.12.2017 02:13)
Я вот до последнего надеялась, что Эдвард отобьёт Беллу у Карлайла. Вот до самой последней минуточки...
В определённые моменты было жаль Элис. Потому что клыкастый её конкретно помучил. Нужно как-то восстановить справедливость. Не знаю, порчу навести на Карлайла, вот чтоб он мучился пока не ублажит девочек, сам оставаясь неудовлетворённым. cool wink

+1
7 katerina420   (08.12.2017 15:56)
Ты хотела сказать, Эдвард разделит Беллу с Карлайлом? )))
Потому что в этой истории советую ожидать чего-то наподобие smile
Никакого рыцарства не планируется))
Максимум - Эдвард будет страдать в одиночку от того, что к этим девушкам его манит больше, чем к бывшим (по постели).

С Элис произошло ровно то, что логически я смогла предположить от встречи вампира с человеком. И то, Карлайла сдерживают некие джентльменские рамки и правила Аро...
Например, неизвестно, что бы осталось в номере наутро после Джеймса (или иного одиночки) sad

+1
10 Svetlana♥Z   (08.12.2017 20:59)
Нет, я хотела, чтобы у Беллы был первым Эдвард. sad

+1
12 katerina420   (08.12.2017 22:49)
Ну это в других фф, Светуль happy
Там еще моногамия и свадьба в белом платье)))

+1
13 Svetlana♥Z   (08.12.2017 23:37)
А что и помечтать нельзя? dry biggrin wink

+1
15 katerina420   (08.12.2017 23:48)
Можно! biggrin happy Глядишь, все вампиры станут белыми и пушистыми)) Поддавшись обаянию девушек tongue

А мысли насчет свадьбы у меня, кстати, были... Чтобы прикрыть их шведскую семью перед населением Форкса - женить всех рабынь на вампирах...... surprised biggrin
Тогда у некоторых (я имею в виду новоиспеченных мужей) будут дополнительные привилегии)))

+1
17 Svetlana♥Z   (09.12.2017 00:04)
До свадьбы ещё далеко, ещё не все вампирами стали!)
Кстати, а почему девушки не беременеют, на человеческих таблетках сидят? surprised Я конечно не представляю как ростить детей в такой "большой и шумной" семье. Но Белла и Элис люди - так что всё возможно, в принципе. tongue wink

+1
19 katerina420   (09.12.2017 22:21)
Да, предохранение пока не оговаривалось, но некоторые читатели уже намекали на подробное обсуждение вопроса cool

Про беременность мысли ходят-бродят, но и только. Тема сложная, поэтому не думаю над ней глубоко biggrin

Про свадьбу - все возможно, но режиссер пока не одобрил сценарий tongue Еще рано. smile

+1
2 Svetlana♥Z   (07.12.2017 21:55)
Спасибо за клубничку в шоколаде, то есть за новую главу! happy wink

+1
4 katerina420   (07.12.2017 22:45)
Спасибо! happy
Только вот чего больше: клубники иль шоколаду?! biggrin cool

+1
5 Svetlana♥Z   (08.12.2017 02:08)
Что ни говори, но Каралйл, редкая с*ка в штанах. Жаль его нельзя зат***ть хотя бы до состояния Элис и Беллы. dry

+1
8 katerina420   (08.12.2017 15:58)
Ну да, нельзя tongue потому что он всесильный неутомимый вампир. Со своими желаниями. И уверена, плохо он о себе не думает.

+1
9 Svetlana♥Z   (08.12.2017 20:58)
Его мнение о себе не волнует, меня волнует, как можно изменить это "его мнение". Может "фейри" запустить в фанфик - они более могучие, нет? biggrin wink

+1
11 katerina420   (08.12.2017 22:45)
Дракона, может?)))

+1
14 Svetlana♥Z   (08.12.2017 23:40)
Можно кого угодно, но чтоб этому "кого-то" было абсолютно всё-равно больно Карлайлу или нет и как бы ему хотелось и в каком месте. Надо вампиру дать шанс почувствовать себя человеком. happy biggrin

+1
16 katerina420   (08.12.2017 23:57)
Тогда - два дракона. Один - огнедышащий, другой - ледяной, чтобы контраст прочувствовать.
Привязывать будем?

+1
18 Svetlana♥Z   (09.12.2017 00:08)
Будем, всё из арсенала БДСМ используем и станки подключим с вращением (по часовой и против) happy

+1
20 katerina420   (09.12.2017 22:24)
Ого! surprised Лучше тебя не злить! biggrin

+1
1 оля1977   (07.12.2017 12:37)
Да , девочки, ну и фантазии у Вас.

0
3 katerina420   (07.12.2017 22:43)
Стараемся

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями







Материалы с подобными тегами: