Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1600]
Мини-фанфики [2362]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4595]
Продолжение по Сумеречной саге [1244]
Стихи [2333]
Все люди [14634]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13891]
Альтернатива [8928]
СЛЭШ и НЦ [8377]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4000]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 мая

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сокрытое в бирюзе
Когда-то давно все мы были богами. Когда-то давно мы не прятались. Когда-то давно мы считали, что смерть, как и всё вокруг, подвластна нам. Но мы ошибались... И плата за эту ошибку оказалась непосильно высока.
Ангст, антиутопия, фэнтези.
Новая 11 глава.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Aliens 5: Поражение
Редилиевый рудник на планете Хлоя-67, на котором работают тысячи человек, перестает получать с Земли припасы. Попытка выйти на связь наталкивается на сигнал предупреждения – код красный. Несколько смельчаков решают отправиться на Землю, чтобы разобраться, что происходит.
Мини. Завершен.

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Фото-конкурс "Чёрно-белая палитра"
Приглашаем вас принять участие в новом фото-конкурсе. Многие согласятся, что чёрно-белые фотографии отличаются особой атмосферой, имеют неповторимый шарм и завораживают глубиной.
Голосование пройдет в двух категориях: "Human being" и "Mobilography"
Приём фотографий до 26 мая включительно.

Ритуал
Москва, 2003г. Желание студентов истфака МГУ получить зачет «автоматом» приводит к неожиданным трагическим последствиям.

Новый свет
Заплатив сполна за все свои грехи, каждый человек достоин шанса на счастье. Некоторым ради этого приходится идти на уловки, а кому-то просто достаточно быть верным себе. Ведь, в конце концов, каждый из них найдёт смысл своей жизни, свой Новый свет.
Постапокалипсис, приключения, романтика.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 397
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Требуется Помощник | Глава двадцатая. Прятки

2017-5-23
18
0
Требуется Помощник | Глава двадцатая. Прятки


Эдвард POV

Должно быть, это был сон.

Должен быть им.

Я сжал руками ее тонкую талию, чтобы подтвердить свои подозрения; я мог проснуться в любой момент и всё это окажется лишь плодом моего гиперактивного мозга и весьма оптимистично настроенной фантазии.

Мои руки обвили ее, словно змеи, чувствуя под ладонями ее мягкую кожу, когда они, словно шепчась, прошлись вверх по ее грудям. Я ощутил легкий вздох, прежде чем она немного отодвинулась, совершенством скользя подле меня.

Ни фига ж себе, она настоящая...

Она была настоящей, и я обнимал ее, пока мы лежали «ложечкой» в моей кровати.

Вы это слышали? Я, блять, лежал с Беллой «ложечкой»! В моей гребаной постели!

Ох да… и она была обнаженной!

Епта, да жизнь не могла бы быть лучше, чем есть.

Мы провели в моей кровати последние четыре часа, стараясь согреться после холодной воды в бассейне. После того, как она прижалась ступнями к моим ногами, чтобы согреть их, я прижал ее к себе, просто потому что мог, и она заснула. Ее дыхание было нежным и тихим, наполнившимся бормотанием и постаныванием, когда я крепче сжал ее руками.

Даже во сне она была чертовски горяча и сексуальна.

Мы дважды занимались любовь в бассейне, и готовы были пойти на хет-трик [Хет-триком (от англ. hat-trick – трюк со шляпой) в футболе и хоккее называют три гола, забитые в одном матче одним игроком. В хоккее после исполнения хет-трика болельщиками принято бросать на лед головные уборы. Аналогичное достижение, но с двумя голами, называют «дублем», с четырьмя – «покером», с пятью – «пента-триком»[i] (в 1970-х четыре гола назывались «карэ», а пять – «покером»). – Прим. пер.][/i], когда я заметил, что кожа на моих ладонях стала напоминать сморщившиеся фрукты. Я схватил полотенце, лежавшее на бортике бассейна и обернул его вокруг нас после того, как помог Белле выйти, а потом мы поспешили, смеясь и поскальзываясь, обратно в дом. Невозможно описать словами, что значит видеть и чувствовать на ощупь ее обнаженную кожу рядом с моей.

Смеяться вместе с ней было… идеально.

Когда она провела ноготками по моей спине, я тут же отреагировал, отрывая пуговицы на рубашке, которую сам же ей дал, и, блять, онемел от открывшегося мне зрелища.

Она была чертовски идеальна. И даже больше.

Каждый ее изгиб, углубление и линия были непорочны. Это еще сильнее лишило меня дара речи, а ведь она просто сидела на бортике моего бассейна.

Исходившее от нее тепло было необыкновенным и только разжигало то пламя, разгоревшееся во мне в тот момент, когда я положил руку на ее бедро. Гнев, скопившийся во мне с тех пор, как я увидел метку, оставленную на ее хрупком тельце тем ебанатом, растворился в тот же миг, когда я к ней прикоснулся. Мои пальцы задержались на темных отметинах ее синяков, и я аккуратно потер их в тщетной попытке стереть всякое напоминание о том, что он, блять, когда-либо к ней прикасался.

Но прикасаясь к ней подобным образом, мне только захотелось большего, а когда я посмотрел на нее и увидел выражение ее лица, то, как она приоткрыла рот, глубоко дыша, то понял, что выбора у меня особо-то и нет.

Мне хотелось исследовать каждый ее дюйм.

Прикасаясь, целуя и пробуя всё снова и снова, я всё еще беспокоился, что любое мое движение может спугнуть ее. Я знал, что думать так было глупо. Я весь день рассказывал ей о себе самые отстойные вещи, а она принимала это, не осуждая и не читая нотаций, с чистым, неподдельным пониманием.

Она никогда не перестанет меня удивлять; я ей так и сказал.

Несмотря на то, что она выслушала все, что я ей наговорил, и выбрала принять это, я еще чувствовал необходимость попросить у нее прощения прежде, чем поцеловать. Это было извинение, которое уходило своими корнями так глубоко, что она даже не могла этого осознать. Я просил прощения за то, что не защитил ее от Джеймса. Просил прощения за то, что он причинил ей вред, и за то прошлое, которое было далеко не ебуче безупречным.

Но более всего мне было жаль, что я больше не мог скрывать от нее свои чувства.

Собственно, я больше не хотел этого делать.

Целовать ее было, без сомнения, единственным и самым значительным опытом в моей гребаной жизни. Я и раньше знал, какое удовольствие доставляет мне прикосновение к ее губам своими, но на этот раз за этим не стояло никакого притворства, никакого сценария, никаких отговорок, кроме того, что я был влюблен в нее и нуждался в ней больше, чем в чем-либо за всю свою испорченную жизнь, и в этом не было ничего неправильного. Мои барьеры пали, и, когда я коснулся своими губами ее, то надеялся, что она позволит им пройти уже изученный путь и будет со мной.

Казалось, что мои губы принадлежат ей, мы так подходили друг другу, словно являлись чертовыми соответствующими частями головоломки. Было так уютно и тепло, что мое тело оживало во всех отношениях.

Оно пульсировало для нее.

У меня еще никогда не было такой эрекции, как сейчас. Словно бы каждая унция моего желания и потребности в ней вдруг сосредоточились в моем члене, подняв его по стойке «смирно», крепко и нерушимо, как и мои чувства к этой девушке.

И я ждал от нее разрешения погрузиться в ее лоно. Мне пришлось ждать.

Я должен был убедиться, что это именно то, чего она хочет. Я обещал себе, что позволю ей принимать все решения касательно ее отношений со мной.

Рассказать ей о своем долбанутом прошлом было всё равно, что дать бесплатный билет на выход из тюрьмы. Она могла уйти, испытывая отвращение, рассказав мне, какой я омерзительный ублюдок. Но она не сделала этого, и мое сердце буквально распирало от любви к Белле, хотя казалось, что любить ее больше уже невозможно.

Я переместил лицо так, чтобы уткнуться носом в ее волосы, разбросанные по подушке, и вдохнул их аромат. Она пахла клубникой, хлоркой и теплом, но сверх этого и сексуальнее всего остального – она пахла мной. Я чувствовал, как начинаю твердеть от одной только мысли о том, чтобы оказаться внутри нее.

Блять…

Ощущение того, как она сжимает меня внутри своего тела, пульсирующая и выкрикивающая мое имя, было тем, что я хотел бы помнить вечно. Смотреть на ее лицо, находясь внутри ее тела, и сила, с которой я последовал за ней, была невъебено невероятной. Вместе с накрывшим меня оргазмом я ощутил, как все те чувства, которые сдерживал и заталкивал вглубь, вырвались наружу. Я выкрикнул ее имя, понимая, что тот момент всё это не имело никакого гребаного значения.

Ее.

Она была всем, что я хотел, в чём нуждался и что меня волновало. Рядом с моей Беллой всё остальное отходило на второй план.

Моя Белла.

Бля, звучит шикарно…

Теперь она моя. Я заявил на нее свои права и пиздец как полон решимости удержать ситуацию в таком русле.

Казалось, что она выудила из меня совершенно первобытного, пещерного человека, а тщеславному сексисту, коим я был до этого, придется засунуться куда подальше. Я сожалел лишь о том, что не смог использовать эту свою сторону против Джеймса или хотя бы долбаной Тани.

Я никогда не был особенно жестоким человеком, но я бы без зазрения совести оторвал головы обоим этим долбонавтам и помочился на то, что осталось от их шей.

Тане повезло, что она женщина, а меня всегда учили, что девочек обижать нельзя, поэтому единственное, что я мог сделать в тот момент – задеть ее самолюбие.

Пока я наблюдал, как Белла уходит от Таниного потока ядовитых слов, то был сметен злостью, отвращением и гордостью. Я был зол на Таню за то, что эта сучка высказывала свою гребаную точку зрения, за ее неспособность держать свои жалкие мысли при себе; она была отвратительна мне своим полнейшим отсутствием чувствительности и игнорированием чувств Беллы. Но там также присутствовала гордость.

Белла могла бы отреагировать, залепив Тане пощечину, которую я был бы очень даже рад увидеть, или ответить такими же саркастичными комментариями, но она ничего не сделала. Она была выше этого и просто ушла; и я полюбил ее за это.

Мое сердце почти разбилось, когда я увидел выражение лица Беллы.

Я имею в виду, когда я сказал Белле, что моим первым побуждением было проломить Тане голову моим стаканом.

Просто было слишком плохо, что ее голова была такой чертовски большой…

Я был совершенно сбит с толку.

Как она могла смотреть на Беллу с подобного ракурса? И как ей хватило наглости высказать всё это дерьмо вслух, ни грамма не заботясь о чувствах Беллы? Это просто подтвердило то, что я всегда подозревал о Тане – что в глубине своей мерзкой душонки она была той еще блядью. Весь ее приевшийся вид а-ля «посмотрите на меня, ну разве я не великолепная голливудская принцесса» давно устарел, и, к сожалению, даже она была не такой уж хорошей актрисой!

Таня едва обратила внимание на реакцию Беллы. Вместо этого она придвинулась ко мне так близко, что я едва не задохнулся в облаке приторно-сладкого аромата ее духов. Она была просто безжалостна.

– Надеюсь, я не расстроила ее, – усмехнулась она, поглаживая мою руку. – Но я рада, что теперь мы одни.

От этой мысли у меня сжался желудок.

– И почему же, Таня? – мой голос звучал отрывисто и жестко, и я даже не пытался скрывать это.

– Потому что это дает нам время поговорить кое о чем, – она отпила из бокала, поглядывая на меня, как лев глядит на свою потенциальную жертву.

– Ну, никак не могу представить себе, о чем же ты хочешь поговорить.

Она провела своей рукой по моему бедру и нежно его погладила. Ее губы приблизились к моему уху, и она хихикнула, прежде чем сказать:

– О нас с тобой, – ее голос был низким и хриплым, так и сочившимся похотью. – И когда мы перестанем ходить вокруг да около, то просто трахнемся, – в ее глазах светилась такая уверенность, такая убежденность в том, что всё случится именно так, как она сказала, что я чуть не рассмеялся ей в лицо.

Вместо этого, я схватил ее за запястье и с охуенной улыбкой на лице мягко оттолкнул прочь. Я приблизился к ее уху, зная, что она подумает, будто я собираюсь продолжить то, что мы начали ранее.

Ее дыхание стало прерывистым, и она опять хихикнула.

– Таня? – сказал я, подражая ее похотливому тону. – Есть только одно, что хочу сказать тебе прямо сейчас.

Она всхлипнула, и вновь едва сдержался, чтобы не засмеяться. Я отстранился и нежно улыбнулся ей, прежде чем шепнуть:

– Иди ты на хуй.

Ее рот открылся, а глаза вспыхнули сначала от растерянности, а затем от гнева, но прежде, чем она смогла отомстить, я вовсе отошел от нее. Ее эго и гордость были задеты, но я знал, что она переживет это, как только обзаведется еще одним несчастным хером.

Иметь дело с ней самой и тем, как она вела себя по отношению к Белле, было легко и просто.

С другой стороны, Джеймс…

Я почувствовал, как мое тело напряглось от нахлынувшей ярости, все еще бурлящей внутри, и я еще крепче обнял Беллу, сильнее прижимая ее к себе.

Блять…

Ее попка так чудно прижималась к моему паху, опираясь на мой член и бедра. Я с трудом сглотнул и сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и позволил мыслям унести меня к последствиям того, что произошло в среду вечером.

Я выразил свои чувства к Тане так тонко, как только мог, прежде чем выйти из дома и отправиться в том же направлении, в котором ушла Белла, но ее нигде не было видно. Да и вообще никто не видел, куда она запропастилась. И тут меня озарила догадка. Она была самой красивой женщиной из присутствующих, разодетая в самое пиздато сексуальное платье, которое я когда-либо видел, и никто не заметил, куда она ушла.

Я уткнулся носом в шею прижатой ко мне девушки, и вспомнил, как в голове что-то щелкало от паники, мурашками пробежавшей вдоль позвоночника, когда, десять минут спустя, я всё еще понятия не имел, куда она подевалась. До того момента мне даже на ум не приходило, что она может быть в опасности, но незнание того, где она, когда не рядом со мной, заставляло мое сердце бешено колотиться, а дыхание – участиться.

Элис не видела ее, как и Эсми или Эммет. На всякий случай, ища ее, обошел весь дом, ведь она могла незаметно вернуться внутрь, что маловероятно, прежде чем отправиться на улицу.

И вот тогда я услышал ее.

Я громко выдохнул, когда звуки ее протеста эхом отдались у меня в голове.

Сломя голову, я понесся в направлении бассейна, и мне пришлось прищуриться, чтобы рассмотреть на скамье две фигуры, частично скрытые от обзора посаженных Эсми магнолий. Когда я увидел, как какой-то мужчина прижимается к ней, запуская лапы под платье, ярость, бушевавшая внутри меня, сама понесла мои ноги туда, а Эммет шел следом.

Мой разум был одержим только одной мыслью – убить эту тварь!

В тот момент я даже не знал, что это был Джеймс. Да это, собственно, не имело никакого значения. Кто-то причинял Белле боль, и я должен был сделать всё от меня зависящее, чтобы прекратить это и убедиться, что они, блять, никогда не сделают этого снова.

Мои руки тоже зажили собственной жизнью, так как схватили неизвестного за плечи и отдернули подальше от Беллы, киданув его задницей на землю. Мое сердце забилось еще быстрее, когда я узнал в мужчине Джеймса. Я сразу же понял, что он был под кайфом. Его зрачки были чертовски расширены, из-за чего радужка казалась черной, и подернуты дымкой, всё это было мне слишком хорошо знакомо.

Джеймс поднялся, пошатываясь.

– Какого хера, Каллен? Я как раз собирался отыметь эту сучку, пока ты нас не прервал…

Я не дал ему договорить, потому что мой кулак встретился с его носом. Звук был одновременно тошнотворным и смачным, и Джеймс тяжело повалился вниз. Я был готов выбить из него всё долбаное дерьмо, но почувствовал, как руки Эммета обхватывают мои плечи и его шепот «успокойся» и «не стоит» помогает мне обрести душевное равновесие.

И вот тогда я взглянул на Беллу.

Она сидела в объятьях успокаивающей ее Элис, такая ошеломленная и беззащитная. Всё, чего мне хотелось, это взять ее на руки, обнимать и поцелуями исправить всё то, что только что с ней произошло. Но я не мог. Я должен был оставаться настолько спокойным, насколько мог. В тот момент ей так много нужно было узнать, и ирония состояла в том, что из-за нападения Джеймса для меня всё было потеряно всего за один гребаный момент.

Казалось, мое прошлое взывало к тому, чтобы его рассказать.

Так что я должен был рассказать ей.

Я должен был рассказать ей всё.

И вот куда это нас привело.

Я позволил своим губам прикоснуться к ее плечу и, глубоко вдохнув, наполнил легкие запахом ее кожи. Я так хотел ее всю, что мне никогда не будет достаточно. Я знал, что если бы мог, то остался бы с ней вот так навсегда. Держа ее в своих объятьях и целуя. Это было всё, о чем я могу думать, но я также понимал, что придется подумать о том, что же будет с нами дальше.

Прежде чем заняться любовью, я сказал ей, что это всё изменит. Мне было нужно, чтобы она знала, что это было, прежде всего, и что уже определено.

Это изменит не только наши с ней отношения, но и отношения Беллы с моей семьей. Изменится ее повседневная жизнь, и во многом не в лучшую сторону. Папарацци, журналисты и разжигатели сплетен съедят ее, блять, заживо, если узнают. Это был печальный факт моей жизни, и я ненавидел себя за то, что втягиваю ее в эту кашу.

Я любил Беллу так сильно. Сильнее, чем мог себе представить. Я любил ее целиком и безусловно, и поэтому знал, что сделаю всё что угодно, чтобы защитить ее. Мне нужно было защитить ее от таблоидов, расспросов и всеобщего внимания, которое было неотъемлемой частью моей жизни. Она, блять, была совершенно подавлена всего парой снимков в газете, и я понимал, что если наружу выйдет то, что она больше, чем просто моя ассистентка, то три снимка, сделанные у ресторана, будут меньшей из ее забот.

Потому что она была больше, чем ассистентка. Она была намного больше, чем это.

Я хотел, чтобы она была в моей жизни, в моей постели, в моем сердце, и вот когда она была во всех трех, мне нужно было убедиться, что там она и останется. В тот момент мне казалось, что для того, чтобы сохранить ее в безопасности и под защитой, мы не можем предпринять что-либо еще, кроме как вести себя тихо. Сохранить нас и наше ощущение охраняемости, защищенности и безопасности. Я не знал, как она воспримет это решение, но вовсе не намеревался позволить миру узнать о Белле, чтобы потом стоять в сторонке и беспомощно наблюдать, как они снова и снова рвут ее на части.

Я не мог допустить всё это дерьмо. Я не допустил бы.

Она снова пошевелилась во сне, придвинувшись ко мне, прежде чем ее ладони прошлись по моему предплечью, а ноготки коснулись кожи. Ее прикосновение было невероятным, и я переместился так, чтобы теперь мой член упирался ей в спину. Я снова затвердел. Мы не занимались любовью с тех пор, как покинули бассейн, чувствуя, что этого было более чем достаточно – просто обнимать друг друга.

Но я не мог отрицать, что не хотел ничего, кроме как схоронить свой хуй в ней и заставить стонать и кричать так же, как она кричала тогда в воде, когда я двигался в ней.

Она немного откинула голову назад, так что я смог положить подбородок ей на плечо.

– Ты проснулась? – прошептал я в кожу под ее ушком.

Мне было видно, как уголки ее рта стали приподниматься, растягиваясь в сексуальную улыбку, когда она кивнула и выдохнула «ага». Я поцеловал ее в шею, а затем нежно лизнул.

Блять, как же она хороша на вкус…

Она снова издала какой-то звук и повернула голову так, чтобы открыть мне лучший угол доступа ко всей ее шее. Я снова поцеловал ее, позволяя своим губам скользить по коже, перемещаясь с одного места на другое, оставляя языком теплый влажный след до плеча и обратно к ее ушку.

Белла закинула руку назад через плечо, схватила меня за голову, и притянула к своему лицу. Тот факт, что она не только хотела, чтобы я это сделал, но и то, что она хотела этого даже больше, заставил мой член подрагивать у ее спины. Я медленно переместился так, чтобы потереться кончиком о низ ее спины, и она ответила мне тем же.

Господи…

Мой рот продолжал исследовать вкус ее мягкой шеи, пока руки медленно перемещались по ее животу к бедрам, которые продолжали неторопливо двигаться, сводя меня с ума. Я нежно сжал их и еще раз вжался в нее. Изысканный стон сорвался с ее губ, побуждая меня повторить действие. Ее голова была откинута назад между моим левым плечом и подушкой под ним. Я поднял левую руку и погладил Беллу по открытой шее, придерживая за подбородок, чтобы получить еще больше доступа к ее сладости.

– Белла, – прошептал я ей на ухо, – что же ты делаешь со мной…

Она должна была знать, что потребность в ней и желание так сильно сводят меня с ума, что я едва мог сдерживаться.

Она отодвинулась, и я застонал, когда ее тело покинуло меня, а затем застонал еще больше и зашипел сквозь зубы, когда она отвела руку назад, обхватила ладонью мой член и начала медленно двигать рукой вверх-вниз.

Ее ладонь была такой нежной, но она знала, как сильно и крепко ей нужно меня обхватить.

Господи…,

Я стал сильнее целовать ее шею, перемещаясь вверх к ушку и посасывая мочку. Она застонала так же, как и я, прошептав мое имя.

Вот так… Именно так… Звуки моего имени на ее губах…

Я позволил своей правой руке ослабить хватку на бедре Беллы и переместил ее вниз, чувствуя, как ее кожа покрывается пупырышками, когда я добрался до коленки. Медленно и так осторожно, как только мог, я взял ее за колено и отвел ногу наружу, разворачивая девушку так, чтобы моя рука получила доступ к внутренней стороне ее бедра. Она медленно и с трудом выдохнула, когда моя рука стала подбираться ближе к ее теплому местечку, в котором мне самому так хотелось затеряться. Я остановился, как только мой большой палец коснулся ее кожи, глубоко вдыхая через нос, когда почувствовал, насколько чертовски мокрой она была. Белла не позволила мне затянуть паузу и, схватив за запястье своей левой рукой, подтолкнула мою руку действовать дальше.

Я немного сопротивлялся, упиваясь мыслью о том, как отчаянно она жаждет моего прикосновения.

Белла повернула голову так, что ее рот оказался у моего лба, а ее горячее и влажное дыхание ощущалось на щеке.

Прошу, Эдвард, – прошептала она, ерзая по мне своей попкой. – Прикоснись ко мне, пожалуйста.

Как я мог устоять перед ней?

Для этой женщины я сделаю всё, что угодно. Что бы ей ни было нужно от меня, я буду стремиться сделать все, о чём бы она ни попросила меня, я жопу порву, но удовлетворю ее просьбу.

Я позволил своей руке медленно, но верно, подняться вверх по ее бедру, едва касаясь ее кожи кончиками пальцев. Белла откинула голову назад, выгибаясь и постанывая, когда мои пальцы скользнули вниз к ее заветным складочкам.

Черт.

Глаза ее были закрыты, но тело, напротив, очень открыто; она с трудом и глубоко дышала. Ее рука осталась на моем запястье, пока я поглаживал ее клитор указательным и средним пальцами, постепенно двигаясь сверху вниз ее «киски». Мои пальцы легко скользили, хорошо смоченные ее внутренними соками, поэтому мои действия были мягкими и нежными. Ее хватка на моем члене стала крепче, когда я медленно ввел в нее кончик пальца.

Боже, Белла, – прошептал я ей на ухо, чувствуя, как мои бедра начинают отвечать на действия ее руки. – Ты такая мокрая.

Она что-то промычала в ответ и громко застонала, когда я полностью ввел в нее средний палец. Я медленно вытащил его, прежде чем ввести снова, чувствуя, как она каждый раз напрягается вокруг меня. Ее дыхание больше походило на то, словно она задыхается, а пальцы запутались в моих волосах, дергая и царапая кожу. Я застонал, когда она сделала так еще раз. Мне это, блять, нравилось.

Приятно ощущать, что она хочет меня так же сильно, как и я ее.

Я слегка наклонился к ней, чтобы иметь возможность ввести еще один палец, и застонал ей в плечо, когда Белла потянула рукой вверх мой член, как если бы он вошел в нее.

– Ох, Эдвард, – выдохнула она, начиная отвечать на движения моей руки. – Это так… м-м-м… приятно, – она снова повернула голову ко мне лицом и слегка лизнула свои губы. Я переместил пальцы внутри нее так, чтобы они словно обнимали ее, чувствуя, как жилка на ее шее пульсирует у моей щеки. Я постукивал пальцами, круговыми движения большого пальца массируя ее клитор.

Ее рука стала накачивать мой член, заставляя яйца подскакивать, и мой оргазм начал подниматься из живота вверх к моим причиндалам и бедрам, которые синхронно двигались вместе с ее. Я уткнулся носом в ее волосы и вдохнул, стараясь оказаться к ней настолько близко, насколько это возможно.

Мое сердце колотилось в груди, а дыхание вырывалось с хихиканьем, когда Белла выгибалась напротив меня.

– Я хочу… – выдохнула она. – Черт… Мне нужно… – Она закусила нижнюю губу, перемещая свои бедра так, чтобы упереться в мой член.

– Что, Белла? – я дышал ей прямо в ухо. – Скажи… что… мне… ах…

Ее большой палец кружил вокруг головки моего члена, и я почувствовал, что кончик стал мокрым от нетерпения, а кожа упруго натянулась под ее прикосновениями.

– Ты нужен мне внутри, Эдвард, – выдохнула она.

Возьми меня…

Белла снова застонала, когда я жестче вел в нее пальцы, будучи в полнейшем и совершеннейшем восторге от ее слов.

Я убрал пальцы и поместил свою руку под ее ногой, прежде чем обхватить ее бедра, чтобы держать раскрытой для меня, пока менял положение позади нее так, что мой член скользил по ее нежным складочкам, дразня у самого входа. Я ахнул, когда она схватила меня и притянула к себе.

– Сейчас, Эдвард, – простонала она. – Ты нужен мне сейчас.

Меня не нужно было просить дважды.

Я отодвинул свои бедра назад, чтобы убедиться, что находился в правильно положении, и толкнулся в нее одним плавным движением.

Блять… Белла… Ах…

Она была такой теплой и влажной, а ее стеночки пульсировали вокруг меня по всей длине, когда я вышел из нее, прежде чем погрузиться вновь. Ее бедра отвечали на мои движения, прижимаясь ближе ко мне и тем самым позволяя входить всё глубже. Я был чертовски близок. Ощущение того, как она двигается вместе со мной, подводило меня к краю всё ближе и ближе.

Мне хотелось, чтобы она была так же близка к разрядке, как и я. Я хотел чувствовать ее, хотел слышать так же, как накануне вечером. Я еще никогда не был свидетелем чего-то настолько сексуального, как Белла в оргазме…

…на моем члене…

Я положил пальцы на ее клитор и начал потирать его, размазывая по нему ее собственные соки, подводя ее ближе к кульминации. Я стал двигаться быстрее в ней, и мои пальцы тоже ускорились. Ее стоны становились всё громче, ее хватка на моих волосах становилась всё крепче, когда она снова и снова отвечала на мои движения.

– Я близко, Белла… прошу, кончи, малышка… пожалуйста.

Мои слова словно были тем переключателем, в котором она нуждалась, и, откинув голову назад и прижавшись ко мне вплотную, Белла выкрикнула мое имя, а стеночки ее «киски» сжались вокруг меня сильно и влажно.

Вот оно… мое… имя… на ее… губах…

Я толкнулся еще дважды, глубоко и жестко, и взорвался внутри нее.

Ах… Господи… ах… бля…

Я никак не мог сформулировать связное предложение или мысль. Всё, что я мог, это держаться за нее, пока мы оба спускались с самых удивительных высот, на которые я когда-либо взлетал. Я всегда знал, что никогда больше не притронусь к наркотикам, но теперь я был в этом уверен. Белла была моим наркотиков; она дала мне то интенсивное ощущение удовольствия, которое было лучше, чем любое дерьмо, которое я пробовал когда-либо прежде. Мое сердце молотом колотилось в груди, в то время как я чувствовал, что ее дыхание замедляется, а голова расслабленно откидывается на подушку.

Я вышел из нее и нежно поцеловал в щеку.

– Теперь вот это я буду называть пробуждением по просьбе [обычно по просьбе постояльца гостиницы; вместо будильника. – Прим. пер.], – хихикнула Белла, когда я взял с тумбочки салфетку, чтобы вытереться. – Думаю, это должны ввести в отелях по всему миру в качестве стандарта. – Она повернулась ко мне, и потянулась, словно кошка, подняв руки над головой.

Всё, что я мог делать, это улыбаться ей, как идиот.

Она так прекрасна…

Я наклонился и нежно поцеловал ее в губы, отстранившись, когда почувствовал, что ей становится нечем дышать.

– Доброе утро, – ухмыльнулся я, прежде чем поцеловать ее в лоб. – Как ты себя чувствуешь? – У этого вопроса был еще и неочевидный подтекст.

Как она себя чувствует после того, что случилось между нами? Нормально ли она отнесется к тому, что мне хотелось еще? Чувствует ли она себя лучше? Не болят ли ее синяки?

Она повернулась на бок так, чтобы оказаться лицом ко мне, и прижалась к моему боку.

– Честно? – спросила она, уткнувшись лицом в мою грудь. Я кивнул, не в силах стряхнуть с себя крошечный намек на панику, зародившуюся во мне от ее вопроса.

Она повернула свою голову ко мне и посмотрела в глаза.

– Не думаю, что когда-либо чувствовала себя счастливей, чем сейчас.

Она улыбнулась, и мое сердце взволнованно забилось в груди. Она была счастлива. Я сделал ее счастливой. Я взял ее за подбородок и притянул к себе ее лицо, чтобы иметь возможность подарить ей длинный, медленный поцелуй, потому что, честно говоря, это дерьмо было золотом. Она взяла в ладони мое лицо, когда поцеловала меня в ответ, позволяя своему языку мягко скользить по моему.

Господи, я снова твердею…

Я глубоко вдохнул и надул щеки, когда Белла поцеловала меня в прямо в солнечное сплетение. Положив голову на мой живот, она смотрела на меня; тепло ее щеки жгло мою кожу. Я посмотрел на нее сверху вниз, положив руки за голову. Легкая улыбка коснулась ее губ.

– Что? – улыбнулся я в ответ.

Она покачала головой и пожала плечами.

– Только ты, – она улыбнулась, а я закатил глаза в притворном возмущении, когда она тихонько засмеялась; ее тело нежно прижималось к моему.

– Исчерпывающе, – сказал я, щелкнув ее по носу пальцем.

– Ты снова это сказал, – улыбнулась Белла. Я непонимающе уставился на нее.

Я что, сказал ей то, что уже говорил раньше? Я смотрел на нее, вскинув бровь, ожидая, что она прольет для меня свет на сказанное.

Великолепный румянец разлился по ее лицу и вспыхнул на шее и небольшом участке ее груди, который был мне виден.

– Малышка, – пробормотала она. – Ты только что снова меня так назвал.

Я попытался вспомнить, что говорил, пока занимался с ней любовью, но честно не мог вспомнить ни одного гребаного слова, которое бы слетало с моих губ. Я был слишком увлечен роскошной женщиной, которая практически заставила взорваться мой долбаный мозг. Тем не менее, я помнил, что говорил ей, когда нашел у бассейна в доме моих родителей. Она просила меня отвезти ее домой, и я был так рад, что она в порядке и безопасности, что мои губы зажили своей жизнью. ДЕРЬМО. Я вдохнул через нос и уставился на ее волосы.

– Ага, – пробормотал я.

Я не знал, понравилось ли ей то, что я сказал, или же она посчитала меня слишком прямолинейным, но в тот момент, когда я обнимал ее на скамейке, это казалось таким правильным. Я хотел защитить ее и позаботиться о ней, и те слова выразили все мои чувства.

– Прости, – вздохнул я.

Она приподняла голову, и лицо ее приобрело хмурое выражение.

– А с какой стати ты извиняешься? – спросила она, выглядя такой великолепной с растрепанными волосами, обрамлявшими ее лицо.

– Ну… я… в смысле… ты не против? – пробормотал я, чувствуя разливающееся по телу облегчение, когда Белла снова улыбнулась.

– Эдвард, – Белла медленно заскользила вверх по моему телу, ее грудь мягко и идеально вдавливалась в меня, – ты можешь называть меня, как тебе угодно. – Затем она поцеловала меня долгим, теплым поцелуем, заставившим мое сердце биться чаще. Она отстранилась и потерлась кончиком своего носа о мой. – Малыш, – прошептала она.

В ответ на ее слова я зарычал и перевернул ее так, чтобы оказаться над ней, между ее ног, удерживая себя на весу. Она засмеялась и сверкнула на меня глазами. Я взглянул на нее, пребывая в совершеннейшем восторге. Для меня Белла была такой потрясающей, такой ослепительной, что я ничего не мог поделать со своим офигевшим видом.

– Блин, ты прекрасна, – тихо прошептал я.

Она перестала смеяться и положила ладонь на мою щеку. Я почувствовал, как ее ноги поднимаются по сторонам от моих бедер, и дышать стало нечем, когда она сомкнула их за моей спиной, зафиксировав на одном уровне с собой.

– Мисс Свон, – прошептал я, наклоняясь к ее губам, – вы пытаетесь соблазнить меня?

Она улыбнулась, приблизившись к моему рту, и задвигала бедрами так, что жар между ее ног прошелся по всей моей длине, которая еще никогда не была более твердой и жаждущей ее. Я со свистом набрал полную грудь воздуха и ответил таким же движением, чувствуя, как всё мое тело реагирует на ее тихий стон.

– Эдвард, – прошептала она, обвивая меня руками за шею.

Большего и не требовалось. Я расположился у ее входа и медленно толкнулся в нее, простонав вместе с ней от возобновившегося контакта.

Мое имя на ее губах…

Мы еще дважды занимались любовью: один раз – на моей кровати, второй – в душе.

Просто невероятно, насколько действительно ненасытной была моя потребность в ней, но каждый раз, когда я входил в нее или прикасался к ней так, что заставлял стонать и вздыхать, я нуждался в большем. Я хотел всё больше и больше. Теперь, когда мне было позволено прикасаться к ней так, как долгое время я мог только мечтать, я не мог остановиться.

И что делало всё еще даже еще более опупенным, так это факт, что Белла хотела этого не меньше, чем я.

Я стоял, готовя Белле какие-то тосты, пока она одевалась, когда мне вдруг пришла в голову мысль о том, как тяжело будет держаться от прикосновений к ней, когда мы будем на людях или наедине. Я знал, что лучшим выходом для нас будет держать всё в тайне, но я не был уверен, что мое тело, особенно мой член, будет со мной заодно. Другая проблема состояла в том, что мне нужно было обсудить этот чертов вопрос с Беллой. Мне не хотелось, чтобы она чувствовала, что это является чем-то иным, кроме как моей потребностью защитить ее и убедиться, что она в безопасности, и поэтому я не хочу сообщать окружающим, но я также понимал, что, вполне возможно, мы по-разному видим сложившуюся ситуацию.

Мой телефон завибрировал в кармане: две СМС-ки – от Элис и Эммета. Я ответил Элис, написав ей, что Белла в порядке и что она может приехать позже. Эммет спрашивал о наших утренних занятиях в зале. Я взглянул на висевшие на стене часы и увидел, что уже без пяти восемь. Я осознал, что мне едва удалось поспать, но чувствовал себя просто потрясающе! Я ответил ему, написав, что буду в половине девятого.

Я надкусил свой тост, когда Белла появилась у подножия лестницы, и улыбнулся ей, едва она вошла на кухню. Она села на табурет на противоположной стороне барной стойки и улыбнулась мне, когда я поставил перед ней тарелку с тостом.

– Спасибо, – она взяла тост и откусила немного.

Я не мог оторвать взгляда от ее чертовски привлекательного рта и того, каким безумно сексуальным он был. Ее губы были такими розовыми и полными, и я вдруг понял, что хочу ощутить, как они прикасаются к моему телу. Я прочистил горло и отхлебнул кофе, очень стараясь не думать о Белле, дабы успокоиться и избавиться от эрекции, которая причиняла дискомфорт.

– В девять у меня встреча с Джейкобом, – пробормотала она.

Да уж, чертовски давно пора было это сделать…

– Оу? – удивленно воскликнул я, стараясь сделать это как можно спокойней. Я знал, как жалко чувствовать такой прилив ревности, но давайте возьмем в расчет тот факт, что он разговаривает с ней и бросает на нее взгляды как кобель на сучку, у которой течка.

Так, говоришь, ты – Каллен? Как там поживает твой стояк?..

– Да, всего лишь последние приготовления к сегодняшнему вечеру.

Белла выглядела слегка растерянной.

– Премьера, – улыбнулась она.

– Ах, да-да, – я пожал плечами. – Точно. – Я допил свой кофе и отставил чашку. – Джейн пойдет?
Белла кивнула, и я выдохнул с облегчением.

Я был ревнивым ублюдком, но мне было насрать…

Белла доела свой тост и встала, чтобы отнести свою тарелку к посудомоечной машине. Как только она привстала, я обхватил ее за талию и притянул к себе так крепко, чтобы она не могла выпутаться из моих объятий. Так приятно было чувствовать свободу в выражении своих чувств к Свон, что казалось почти уголовным преступлением отказывать себе в этом.

Уголовным, но таким правильным…

– Белла, – прошептал я ей на ухо, вдыхая полной грудью ее запах. – Нам нужно кое о чём поговорить. – Я почувствовал, как она немного напряглась, прежде чем повернуться ко мне лицом.
На нем было написано так много всего: страх, желание, замешательство, что я положил ладонь на ее щеку, чтобы попытаться успокоить.

– Это пустяки, но я считаю, что это важно для… – я остановился и глубоко вдохнул, – …нас.

Выбранное мной слово подействовало успокаивающе, и выражение лица Беллы смягчилось. Я взял ее за
руку и отвел к дивану, на который она присела, с трепетом вглядываясь в мое лицо.

– Белла, прошлая ночь… – начал я, пробегаясь рукой по своим волосам. – Прошлая ночь и это утро были…
– Я искал подходящее слово, но получалось не очень. Ни одно слово не могло описать мои чувства прошлой ночью, или этим утром, или прямо сейчас. Она потянулась ко мне и положила свою ладонь на мою. Я поднял взгляд и увидел, что Свон улыбается мне.

– Я знаю, Эдвард, – пробормотала она, потирая большим пальцем тыльную сторону моей ладони. – Все в порядке.

Я выдохнул и кивнул, поблагодарив Господа за то, что она понимала, что я пытаюсь сказать.

– Белла, я говорил тебе, что обстоятельства изменятся, как только мы… – я улыбнулся и глубоко вдохнул, – …сделали то, что сделали. – Я наблюдал, как она вновь заливается великолепным розовым румянцем, который так сильно подчеркивал ее и без того выделяющиеся губы. – И они изменились, – продолжил я, стараясь сосредоточиться.

Прочистив горло, я подался вперед, опершись локтями на колени.

– Белла, ты как никто другой знаешь, какой может быть моя жизнь. И вчера я пытался объяснить тебе, что такой образ жизни не для всех. Меня каждый день фотографируют то тут, то там, и приватность – совсем не то, чем я могу похвастать, – я криво усмехнулся. – Поэтому, в результате, каждый раз, когда что-то в жизни важно для меня, я стараюсь это не афишировать так долго, так только могу. Я стараюсь убедиться, что люди в моей жизни, не являющиеся публичными персонами, будут защищены любой ценой.

Я посмотрел на нее, чтобы увидеть реакцию на мои слова. Она откинулась на спинку дивана и скрестила руки на груди, а выражение ее лица было чертовски бесстрастным.

– Белла, ты одна из тех людей, кто для меня важен, и я хочу быть уверен, что ты в безопасности и под защитой от папарацци и журналистов, которые стервятниками кружат над моей жизнью, – я вздохнул и на секунду прикрыл глаза, пытаясь подумать о том, что могу сказать, чтобы заставить ее понять. – Возьмем, к примеру, Джаспера и Элис. Элис понимает, что происходит, когда внимание общественности приковано к семье, которой она принадлежит. Она знает, что из себя представляет пресса, и на что они способны. Так что она с Джаспером, но людям известно о ней не так уж много. – Я услышал вздох Беллы и посмотрел на нее – она сидела, глядя в пол.

Это было именно тем, чего я опасался. Я знал, что она не поймет, насколько чертовски напуган я был тем, что может сотворить с ней пресса, и поэтому не хотел предавать наши отношения огласке. Как я мог объяснить ей это, не давая повода решить, что причина заключается в чём-то ином, о чём она могла подумать? Следует ли мне сказать ей, что это всё потому, что я ее люблю? Не сделает ли это ситуацию только хуже?

Мои размышления прервал Эммет, ворвавшийся через парадную дверь.

– Йоу-йоу, детки! Как жизнь молодая?

Я продолжал смотреть на Беллу, отчаянно желая узнать, о чём она думает. Ее взгляд был прикован к полу, но я понимал, что она расстроена. Но как еще я мог ей это объяснить?! В сердечных делах я был ебнутым имбецилом и не мог найти слов, чтобы должным образом выразить свою мысль.

– Белла, – прошептал я, когда Эммет вошел в гостиную.

– Привет, ребятки, – Эммет замер, очевидно, почувствовав явно не охуенную атмосферу в комнате. – Всё в порядке?

Белла повернулась к Эммету и широко улыбнулась, хотя эта улыбка так и не коснулась ее глаз.

– Привет, Эммет. Я в порядке, спасибо, – она быстро подтянулась и пошла к барной стойке, чтобы взять свою сумочку. Затем она вернулась к Эммету и коснулась его руки. – Спасибо тебе за всё, что ты сделал в среду вечером, Эммет. Это очень много значит.

Эммет кивнул и похлопал ее по руке.

– Пока ты в порядке, моя прелестница Динь-Динь, это всё, что имеет значение, – ухмыльнулся он.
Белла повернулась ко мне, но так и не посмотрела в глаза.

Бля, ебаное дерьмо…

– Мне нужно идти. Могу я одолжить твой Вольво? – пробормотала она.

– Да, конечно… гм, – я прошел мимо нее в кабинет и взял ключи.

Белла проследовала за мной, и я передал их ей, позволяя своим пальцам задержаться на ее ладони.

– Белла…

Она не глядя схватила ключи и вышла через парадную дверь, унося с собой мое сжавшееся сердце. Я стоял, прислонившись головой к стене, совершенно, блять, раздавленный тем, что она не поняла, что я пытался сделать, заботясь о ней и только о ней.

* * *


– Мы начнем с кардионагрузки или силовой тренировки? – прокричал из кухни Эммет, но я уже выходил в дверь вслед за Беллой.

Когда я нагнал ее в гараже, она как раз поставила свою сумку на пассажирское сидение. Мое сердце разлетелось на осколки, когда она повернулась ко мне лицом, в выражении которого не было ничего, кроме боли и гнева.

– Белла, прошу, поговори со мной, – взмолился я. Я понимал, что мое поведение сейчас граничит с состояние какой-нибудь плаксивой сучки, но мне это было совершенно до задницы. Я должен всё сделать правильно. – Ты не можешь уйти, не сказав ни слова о том, что у тебя на уме. Мне, блять, интересно, ты меня ненавидишь или нет; и вернешься ли ты вообще?

Подойдя к ней, я вздохнул и провел рукой по своим волосам.

– Белла, я просто… Я хочу… Я просто… – Я снова замолчал. – Твою мать! – заорал я, хлопнув ладонью по окну с пассажирской стороны. – Блять, почему я никогда не могу нормально выразить то, что имею в виду?

Я повернулся к ней и увидел, что выражение ее лица изменилось. Боль исчезла, а на ее месте появилось беспокойство. Я начал выходить из себя, поэтому лупил себя ладонями по бедрам.

– Белла, я просто хочу, чтобы ты была в безопасности, – прошептал я, гладя себе под ноги. – Я хочу защитить тебя от ублюдков, которые тут же слетятся, почуяв, что запахло жаренным, – выдохнул я, проводя ладонями по своим волосам.

Я не знал, что еще сказать. Не знал, понимает ли она и хочет ли вообще, блять, понять.

– Я просто хочу сделать всё, что в моих силах, чтобы позаботиться о тебе, – пробормотал я, запихивая руки в карманы.

Когда рука Беллы коснулась моего запястья, я забыл, как дышать. Я посмотрел на нее и увидел, что она пытается встретиться со мной взглядом. Свон нежно улыбалась мне.

– Увидимся позже, мистер Каллен, – прошептала она, оставляя нежный поцелуй на моей щеке.

Голова пошла кругом, когда ее губы задержались на моей коже, и я приобнял ее за талию, чтобы не упасть. Она отстранилась от меня и улыбнулась, охрененно сексуальная и чертовски красивая.

Я кивнул и улыбнулся в ответ.

– Хорошего дня, мисс Свон.

Я придержал дверцу, пока Белла забиралась в машину, а потом стоял и наблюдал, как она выруливает по дорожке в сторону ворот.

Я побрел обратно к дому, чувствуя себя так, словно плыву по воздуху, и врезался прямо в Эммета, который стоял в дверях спортзала с огромной блядской ухмылкой на лице. Я посмотрел на него, выражая полное презрение, но знал, что улыбка, которую я пытался скрыть, просто так не исчезнет.

– Что? – спросил я, скрещивая руки на груди.

– Эдва-ард, – проговорил он нараспев, – хочешь чем-нибудь поделиться? – Эммет прищурился, а его ухмылка сменилась широкой улыбкой.

– Не с тобой, – ответил я, толкая этого мудака вниз по лестнице, в сторону спортзала.

– То есть, вы с Динь-Динь станцевали горизонтальное танго, и ты совсем не хочешь поделиться этим со мной? – недоверчиво спросил он.

Я обернулся, чтобы посмотреть на него и спросить, как он, блять, догадался, и тут же понял, что выдал себя сам.

Он широко раскрыл рот и показал на меня пальцем.

– Ха-а-а! – проревел он, вглядываясь в выражение моего лица. – Каллен, ах ты пес шелудивый!

– Эммет, – предупредил я. – Серьезно, не смей.

Он громко рассмеялся и поднял руки в знак капитуляции.

– Ладно, ладно, но, честно говоря, пора бы уже Эдди-младшему найти себе какую-нибудь «киску».
Я непонимающе нахмурился, уставившись на него.

– Эммет, пожалуйста, скажи, что это не ты только что придумал прозвище моему пенису! – воскликнул я, качая головой.

– Ой, да расслабься ты, – рассмеялся он, похлопав меня по спине. – Ты же перепихнулся, мужик, пора отдохнуть!

Я начал заводиться и повернулся к нему, срывая полотенце с его плеча.

– Эммет, – рявкнул я, швыряя полотенце в сторону беговой дорожки. – Это совсем не то, – закричал я. – Она не такая. Это другое… Я… я просто не вижу ее такой. – Мой голос стал тише, только когда я почти договорил свою тираду.

Эммет подошел ко мне и положил руку мне на плечо, по-приятельски его сжав.

– Я знаю, мужик, – пробормотал он.

Я удивленно уставился на него, и тут на меня словно тонна кирпичей свалилась.

Конечно же, он знал. Он знал, потому что чувствовал то же самое к Розали. Он любил Розали.

Я понимающе улыбнулся, и он улыбнулся в ответ.

– А теперь вперед, кисуля, – ухмыльнулся он. – Прокачай железо, как настоящий мужик!

Мы два часа вкалывали в спортзале, а потом еще час плавали. Я почувствовал себя спокойней и раскованней, зная, что Эммет понимает мои чувства. Он больше не упоминал об этом даже вскользь, и я знал, что он никому не расскажет, пока я не разрешу.

Я чувствовал себя немного виноватым, потому что Эммет стал невольным свидетелем нашей с Беллой первой ссоры о том, почему я не хочу сообщать людям о нас с ней, но он был членом семьи, и я знал, что если попрошу его, то он унесет это с собой в могилу.

Мы как раз перекусывали, когда в дверь вошли Элис и Белла. Едва я увидел ее, мое сердце заколотилось в груди, и мне пришлось приложить усилия, чтобы напомнить себе, где и кем я был, что нельзя встать и подойти к ней. Это не значит, что я не хотел ставить Элис в известность – она моя сестра, я люблю ее и доверяю ей, – но я понимал, что сначала мы с Беллой должны сами определиться, что между нами и что делать в первую очередь.

– Привет, Эдвард, – пропела сестра, целуя меня в щеку.

– Здравствуй, сестра моя. Как дела? – с улыбкой спросил я, прежде чем быстро подмигнуть Белле, которая ухмыльнулась и залилась румянцем.

– Я в порядке, потому что знаю, что с Беллой всё хорошо, – она бросила на меня мрачный взгляд. – Спасибо, что держишь меня в курсе, Эдвард.

Я пожал плечами и откусил свой бутерброд.

– Итак, как прошла встреча? – спросил я Беллу, задаваясь вопросом, сколько времени ушло у Джейкоба Блэка на то, чтобы раздеть ее взглядом.

Бассейн, кровать и душ… Выкуси, ублюдок!

– Ага… хм… вы должны быть готовы к четырем, – пробормотала она, отбрасывая рукой свои волосы.

Я уставился на нее, слегка озадаченный. Она подняла глаза и встретилась со мной взглядом, прежде чем снова посмотреть на свой телефон, который только что гудел. Через секунду я осознал, что ей так же тяжело вести себя непринужденно, когда рядом другие люди.

Это будет труднее, чем я думал!

– Без проблем, – усмехнулся я, глядя на часы. – Уверен, вы сделаете из меня красавца всего за три с половиной часа, так ведь, Элис? – я улыбнулся сестре, закатившей глаза.

– Да, но немало времени уйдет на то, чтобы скрыть член, торчащий у тебя во лбу, – парировала она.
Эммет с Беллой разразились хохотом. Я знающе посмотрел на Беллу, подняв брови и ухмыльнувшись, а она покраснела до корней волос.

– Плюс, мне еще нужно помочь Белле подобрать наряд для…

– Я не пойду, – перебила Белла, протестующе подняв руку, – в смысле, на бал.

Мы все уставились на нее, совершенно недоумевая.

– Почему? – тихо поинтересовался я.

Я должен был честно признать, что присутствие Беллы рядом со мной было единственным, что могло заставить меня пройти через пиздец, творящий на афтепати после премьеры.

Среди всех этих лезущих без мыла в жопу исполнительных, ебанутых журналистов и остальных, менее льстивых членоголовых, только она на этом празднике была бы единственно реальной. Я знал, что Джаспер тоже пойдет, но большую часть вечера он проведет с Элис.

Даже моя проклятая грудная клетка сжалась при мысли, что Беллы не будет рядом со мной.

– Ну, потому что это все ваши штучки для знаменитостей, а я… – она кивнула самой себе, поковырявшись в телефоне, – я просто не вхожу в их число.

Мое сердце разбилось к ебеням, когда я понял, в какую сторону уходит наша беседа. Белла думала, что ей нет места рядом со мной. Она считала, что недостаточно хороша.

Нахуй всё…

– Белла, не смеши меня, – улыбнулась сестра. – Ты больше, чем кто-либо из присутствующих там идиотов, удостоишь нас своим присутствием.

Элис закатила глаза, но Белла покачала головой.

– Действительно, – Свон улыбнулась сначала Элис, потом мне, но я так и не смог удержать ее взгляд. – Буду заниматься своим делом; нужно убедиться, что в театре всё идет по плану, а потом я вернусь сюда, – пожала плечами она. – Это не проблема, – Белла взяла со стойки свою сумку. – Я собираюсь принять душ, – она развернулась и направилась вверх по лестнице.

– С ней точно всё в порядке? – спросила Элис, глядя на меня.

Я помотал головой и пожал одним плечом. Я действительно не имел никакого гребаного понятия, была ли Белла в порядке, и это доводило меня до помутнения рассудка.

– Как думаешь, это из-за Джеймса? – шепотом спросила сестра, нахмурено сведя брови на переносице.

Мне даже не приходило это в голову. Блять, я был таким бесчувственным ублюдком. Последняя вечеринка, на которую я взял Свон, закончилась оскорблениями от Тани и нападением Джеймса. А потом я открыл свой большой блядский рот! Не удивительно, что Белла не хотела идти.

– Я пойду и… хм… посмотрю, всё ли у нее в порядке, – пробормотал я, поднимаясь из-за стола и срываясь вверх по лестнице.

Я пошел в свою спальню, но она оказалась пуста, а дверь в ванную была распахнута настежь. У меня пересохло в горле. Белла вновь вернулась в отведенную ей комнату. Я медленно направился в гостевую спальню и постучал в дверь.

– Входи.

Я толкнул дверь и тихо вошел, закрывая ее за собой.

Белла стояла у кровати, завернувшись в полотенце, душ был включен, и облака пара начали прорываться из приоткрытой двери в ванную.

– Ой, я думала, что это Элис, – кротко улыбнулась Свон.

– Извини, – ответил я, пряча руки в карманы.

– Не страшно, – она повернулась, чтобы положить на кровать пару джинсов. – В чем дело?

Мне стало неуютно от ее будничного тона, и я уставился в пол, пытаясь поободрать правильные слова.

– Белла, мне жаль, что ты считаешь, будто не должна идти на сегодняшний вечер, – начал я. – И я сожалею о том, что случилось с Джеймсом. – Она смотрела на меня и уже открыла рот, чтобы что-то сказать, но я перебил: – Я сожалею, что меня не было там, чтобы остановить его, и сожалею о том, что тебе наговорила Таня. Мне жаль, что тебя расстроили ранее сказанные мною слова; и жаль, что моя жизнь такая, какая есть, и что поэтому ты не чувствуешь, что можешь в нее вписаться.

Я посмотрел на Свон и увидел, что она скрестила руки на груди и закусила губу.

– Но, – я шагнул к ней, – Белла, я не сожалею, что ты являешься частью моей жизни. И не сожалею о том, что произошло между нами прошлой ночью. Мне не жаль, что ты спала в моей постели, и не жаль, что этим утром я снова занимался с тобой любовью, – я сделал еще один шаг в ее сторону и заметил слезы в ее глазах. – Я не жалею, что этим вечером хочу видеть тебя рядом с собой, и не жалею, что испытываю необходимость оберегать тебя и окружить заботой. – Я поднял руку к ее лицу и стер слезинку, скатившуюся по левой щеке. – Потому что, Белла, только этого мне и надо.

Прикрыв глаза, она прижалась щекой к моей ладони, прежде чем броситься ко мне, обнимая руками за шею, и уткнуться в плечо.

Я обнял ее за талию и приподнял к себе, чтобы провести носом и поцеловать ее шею, прежде чем подобраться к ее губам. Наши языки встретились, лаская и соприкасаясь, а поцелуй получился таким долги, теплым и влажным.

– Белла, твой вкус… и ощущения… так приятно… – выдыхал я между поцелуями, чувствуя, как она тихонько постанывает мне в рот. Ее ноги обнимали меня за талию; я подошел к кровати и, не разрывая контакта наших шуб, мягко опустил девушку на постель. Мои руки забрались вверх по бедрам к ней под полотенце, и Белла вздрогнула, когда мой большой палец коснулся ее влажной «киски».

– О, Эдвард, – простонала она мне в волосы, когда я коснулся ртом ее шеи, облизывая, дегустируя и целуя ее нежную кожу.

Мое имя…

– Эдвард? – голос Элис раздался где-то у подножия лестницы, но звук шагов говорил о том, что она поднимается.

Я хладнокровно прикидывал, что же делать. Я буквально чувствовал, с каким замешательством на меня смотрит Белла. Я выругался и поднялся с нее, услыхав, как Свон хихикает над моими попытками скрыть стояк, отчетливо заметный под трениками.

– Да, Элис, – отозвался я из-за двери. Я оглянулся на Беллу, которая сбросила полотенце на пол, подмигнула мне и направилась в душ. Ее совершенная попка исчезла в дверях под моим пристальным взглядом.

Едрены пассатижи...

Я открыл двери как раз в тот момент, когда Элис оказалась на верхней ступеньке.

– С ней всё в порядке? – прошептала она, заглядывая в комнату поверх моего плеча.

С ней не просто всё в порядке, дорогая сестренка. У нее всё опупенно…

– Да, ей станет лучше, как только она примет душ, – ответил я, как можно безразличней. – Так-с, где мой костюмчик? – я попытался быстро сменить тему.

– Она пойдет на сегодняшний вечер? – сестра скрестила руки на груди, чувствуя, что что-то произошло.

Обладатель награды актер Каллен? Чушь собачья…

– На самом деле, я не знаю, Элис, – честно ответил я, прежде чем показать на нее пальцем. – И даже не думай использовать свое влияние, чтобы надавить.

Она надула губки и кивнула.

– Я просто хочу, чтобы Белла чувствовала себя комфортно, – пробормотала сестра. – Эдвард, я хочу, чтобы рядом с нами она чувствовала себя в безопасности, даже после того, что сделала Джеймс.
На лице Элис была смесь гнева и беспокойства за подругу. Потому что – я осознал это – именно подругами стали Элис и Белла. Они стали хорошими подругами, и сестра заботилась о Свон.

Обняв Элис одной рукой за плечи, я подвел ее к верхней ступеньке.

– Я тоже хочу этого, Элис, – мягко улыбнулся я. Поцеловав сестру в макушку, я мягко оттолкнул ее от себя. – А теперь иди отсюда, раздражающая маленькая заноза в моей заднице, чтобы я мог помыться.
Элис подмигнула мне и унеслась вниз по лестнице.

Мое сознание буквально заполнилось необходимостью хоть ненадолго присоединиться к Белле в душе, но, как только мой член буквально запрыгал от радости при этой мысли, я понял, что нужно дать Свон немного времени, чтобы обдумать мои слова. Я осознал, что если она не пойдет сегодня на вечеринку, то это не будет полной катастрофой, потому что, когда я вернусь домой, она всё еще будет здесь, а это было важнее всего на свете.

Белла, Джейн, Эммет, Элис и я сели в ожидающий нас лимузин в пять минут пятого. Я выдохнул с облегчением и посмотрел на нежно улыбающуюся Беллу, сидящую напротив меня.

– Итак, мы приезжаем туда, где-то час-полтора уйдет на рукопожатия, автографы и интервью, которыми занимается Белла, а затем фотосъемка в театре, – сказала Джейн, просматривая информацию, указанную на страницах ее планшета.

– Цель определена, задача поставлена, – я улыбнулся как можно более воодушевленно.

На самом деле, премьеры были тем, что я не любил больше всего на свете. Съемки фильма были созданием чего-то такого, что отличается от съемок на красной дорожке. Я понимал, что это часть актерской профессии, но это не означало, что это дерьмо должно мне нравиться.

– К Джасперу внимание будет приковано в то же самое время, так что придется сделать несколько снимков и с ним, – усмехнулась Элис.

– Ты подобрала ему миленький костюмчик? – спросил я, поправляя свой галстук.

– Конечно, – ответила сестра, показывая мне язык.

Я закатил глаза и наблюдал за тем, как Бела вздрагивает, стараясь не расхохотаться.

Она сидела, вся такая великолепная и чертовски сексапильная даже в черных узких джинсах и синем топе с открытыми плечами, удачно оттеняющем ее кремовую кожу. Я сидел и думал над тем, каково было бы лизнуть ее ключицы, и решил, что если бы выпала такая возможность, то это первое, что бы я с ней сделал.

Крики и визг толпы, собравшейся у театра, оглушали, даже пока сидишь в автомобиле. Машина остановилась, и Эммет вышел первым, придерживая дверь открытой, когда под шквал криков и вспышек фотокамер появился я.

– Боже мой, – пробормотал я Эммету, который улыбнулся мне а-ля «лучше ты, чем я».

Элис исчезла в театре, но Белла и Джейн держались в трех шагах позади меня, пока я махал толпе. Джейн вывела меня из объятий визжащих девиц, когда те начали совать мне в руки снимки, DVD-диски и одежду, чтобы получить автограф. Некоторые даже умудрились подставить части тела, на которых я расписался быстро и без хлопот. Мне давали цифровые камеры, чтобы сделать групповое фото с толпой позади меня, плюшевых мишек, цветы и нижнее белье. Всё это было довольно привычной рутиной и совсем меня не удивляло. Эти люди ждали приезда актеров больше, чем самой премьеры, поэтому не я скупился на время, проведенное с ними.

Уровень криков в разы повысился, когда приехал Джаспер, машущий рукой и улыбающийся, выглядя таким же офигевшим, как и я. Мы всегда вместе хохотали над нелепостью нашей работы и сраным абсурдом, каковым всё это являлось в действительности. Мы вместе стояли перед вспышками фотокамер, словно под обстрелом. Нет, ну серьезно, сколько нужно снимков меня, стоящего просто так?

– Ты в порядке, чувак? – спросил Джас, когда мы повернулись для еще одного фотосета.

– Да, всё хорошо. А ты?

– Да, вполне сносно. Как Белла?

Я слегка напрягся и посмотрела на нее, но Свон была занята разговором с Джейн.

– Она в порядке. Потрясена, но держится молодцом.

Когда мы снова повернулись, я расслабился, потому что от постоянной необходимости улыбаться сводило скулы. Я размышлял над тем, чтобы рассказать Джасперу о нас с Беллой, потому что знал, что он будет только рад за меня.

– Прости, что меня не оказалось рядом, – пробормотал он, слегка сжимая мое плечо.

– Да уж, – ответил я, – нас обоих там не было, друг.

Интервью перед театром были однообразными и повторяющимися, но я улыбался и смеялся каждый раз, когда было нужно. Всё стало немного интересней, когда настал черед Дианы Хадден. В очередной раз она чертовски безобразно флиртовала, даже коснулась своей рукой моего зада. Я немедленно повернулся, чтобы взглянуть на Беллу, но она, похоже, ничего не заметила, потому что была занята следующим интервьюером.

– Увидимся на вечеринке, – выдохнула журналистка, когда мы закончили.

– О-кей, – усмехнулся я.

Да ебаный в рот, может эта женщина не понимает намеков?..

Мы зашли в театр, и я заметил, что Белла стоит снаружи и наблюдает, как люди кружат вокруг актеров, включая меня. Она выглядела такой уязвимой, и тогда я понял, что мое решение бороться, несмотря ни на что, было единственно верным. Я должен был убедиться, что с ней всё в порядке, что она выбралась из того круга хаоса, в котором находилась в такие вечера, как этот. Я подошел к ней и улыбнулся. Свон улыбнулась в ответ, и ее глаза засверкали. Мне хотелось поцеловать ее, обнять и сказать, что со мной она в безопасности, но я, блять, не мог этого сделать.

– Всё хорошо? – спросил я, засунув руки в карманы, чтобы справиться со своей тягой прикоснуться к девушке.

– Да, просто немного выбивает из колеи, – кивнула она и тихонько рассмеялась.

– Прям некое безумство, верно? – согласился я, и спросил с надеждой в голосе: – Ты идешь смотреть фильм?

– Да, – кивнула Белла и усмехнулась. – Я слышала, что это хороший фильм. Но, судя по всему, главный герой немного деревянненький. – Она рассмеялась, прикрывая рот рукой.

– Да неужели? – спросил я, улыбнувшись в ответ и изогнув бровь, а она быстро кивнула.

Я смеялся вместе с ней. Мне нравился этот ее способ успокоиться, и со мной он сработал почти мгновенно.

– Ты всё еще уверена на счет вечеринки? – спросил я, хотя и знал, что она уверена, но ведь существовал крошечный шанс, что Белла передумает.

– Да, – Свон медленно кивнула и уставилась на свои туфли.

– Ладно, – я постарался произнести это как можно менее разочарованно. – Тогда увидимся позже, когда я вернусь?

Она снова кивнула, и мое сердце пустилось вскачь.

Белла будет там, ждущая меня, в моей постели.

Мне будет чертовски трудно дождаться.

Фильм был хорош, и я был доволен качеством готового продукта. Правда, большую часть фильма я провел глядя на Беллу, сидевшую на два ряда ниже меня. Она не отрывала глаз от экрана, но я был уверен, что поймал ее взгляд, когда мой персонаж признавался в любви своей экранной девушке. На короткий миг мне даже стало интересно, а как бы я признался Свон в своих чувствах к ней? На экране это выглядело так чертовски просто, но я знал, что в реальной жизни дела обстоят совсем иначе. Каждый раз, когда я смотрел на Беллу, мое сердце разрывалось от необходимости сказать, что я люблю ее, но я знал, что еще слишком рано, да и у нас есть много других вопросов, требующих безотлагательного обсуждения.

Фильм закончился, и все мы отправились обратно в фойе, где уже подавали шампанское. Джаспер подошел ко мне и, широко улыбаясь, протянул руку.

– Отлично поработал, чувак, – улыбнулся он. – Эта хрень должна собрать все известные награды.

Я мягко рассмеялся.

– Не слишком прибедняйся, Уитлок. Ты должен быть чертовски хорошим актером, – он усмехнулся и толкнул меня в плечо. – А где Элис?

Джаспер отхлебнул из своего бокала.

– Она везет Беллу обратно к тебе домой, затем переоденется к вечеринке, ради которой все мы тут собрались, – он посмотрел на свои часы, – минут через десять.

– Прекрасно, – пробормотал я, закатив глаза.

– Ой, да ладно тебе, Эдвард, – рассмеялся Джаспер. – Тебе всего-то часик нужно поторговать здесь своим лицом, а потом можешь быстро и безболезненно слинять домой.

Я осушил свой бокал шампанского и медленно кивнул. По правде говоря, если бы у меня был выбор, то я бы уже сейчас сидел в чертовой машине на пути домой. Но Джаспер был прав, и мне нужно провести здесь всего час своей жизни, а потом можно валить на все четыре стороны.

Комната, где проходила вечеринка, была чертовски изысканной. Убранство отлично соответствовало духу фильма, а прибавить к этому платья и костюмы – и всё это место выглядело фантастически. Мы с Джаспером направились к бару, где я вызвал у него приступ смеха, когда попытался спрятаться от Дианы Хадден.

– Серьезно, мужик, эта женщина пиздец как опасна, – прошипел я почти бьющемуся в истерике Джасперу. – Она даже ущипнула меня за задницу!

Уитлок захохотал еще громче, почти заплевав меня пивом.

– Ну, это только до тех пор, пока ты с ней не перепихнешься, мужик, – улыбнулся Джас. – Даже если она опасна.

Я отвернулся от него и быстро осмотрел комнату, пытаясь утешить себя образами Беллы подо мной, на мне, возле меня, в бассейне…

Дерьмо…

– Эдвард, ты хочешь мне что-то сказать? – Джаспер с подозрением уставился на меня.

Я раздраженно развел руками.

– Господи, да что это со всеми? Неужели всё написано прямо здесь? – я указал на свое лицо.

– Ты просто не умеешь врать, Эдвард, – рассмеялся Джаспер. – И никогда не умел. Но это то, что делает тебя хорошим актером. – Он отпил из бокала, по-прежнему глядя на мой лоб. – Ита-а-ак, – он сделал неопределенный жест рукой. – Таня?

Страдать сразу расхотелось, и я поднял голову.

– Бля, чувак, можно хоть немного веры в меня? Кроме того, если я когда-нибудь хоть на шаг приближусь ко всему этому дерьму, то сдам свой член в камеру для дезинфекции.

Джаспер снова рассмеялся, но резко умолк. Я повернулся к нему, но выражение его лица говорило само за себя.

– Динь-Динь? – тихо пробормотал он.

Я сделал глубокий вдох и слабо кивнул. Он присвистнул и сделал большой глоток пива.

– Давай уже, говори, – сказал я, ожидая неизбежного потока дерьма о том, что это была плохая идея и бла-бла-бла.

Но Джас просто посмотрел на меня и улыбнулся.

– Эдвард, я никогда раньше не видел тебя таким, каким ты стал с ней. Твои действия, твои слова и твое поведение по отношению к ней так и кричат, что ради нее ты готов броситься под пулю или что-то в этом роде, – улыбнулся Уитлок. – Я понимаю твои чувства, друг, и рад за тебя. – Он осторожно похлопал меня по плечу. – Только не облажайся.

Я рассмеялся, не сомневаясь в непогрешимой мудрости его слов.

– Эдвард.

Я замер при звуках этого чертова визгливого, гнусавого голоса. Медленно повернувшись, я посмотрел на Таню, стоящую с неподдельно сердитым выражением лица.

– Таня, – ответил я.

Я попытался отвернуться от нее, но она положила руку мне на плечо. Джаспер, всегда такой поддерживающий друг, воспользовался возможностью осмотреть помещение.

Еблан…

– Чего тебе, Таня? – спросил я совершенно скучающим тоном, до усрачки таким же обыденным и надоевшим, как и притворство, что она мне нравится. После того, что она сказала о Белле, я был бы вполне счастлив приложить ее прелестную головку о стойку бара, у которого стоял.

– Я просто хотела, чтобы ты знал, что прощаю тебя. – Я недоуменно нахмурился. – Знаю, тем вечером ты был не в духе, и сказанное было совсем нехарактерным для тебя… – она отпила свой напиток. – Я прощаю тебя.

– Ну ничего себе! Спасибо, Таня. Я действительно ценю это.

Она совершенно проигнорировала мой сарказм и придвинулась ближе. Я отступил на шаг и наткнулся спиной на барную стойку.

– Нам предстоит совместная фотосессия, Эдвард, поэтому между нами не должно быть никаких недомолвок. Так что я решила поступить как хороший человек и предложить мир. – Она улыбнулась, абсолютно уверенная в своей брехне. – Но есть кое-что, о чем ты должен знать, Эдвард. – Ее похотливый тон, такой же, как и два вечера назад, заставил меня закатить глаза. Таня положила свою руку на мою и легонько сжала. – Мое предложение всё еще в силе.

Я как раз собирался сказать ей, куда она может засунуть свое пиздо-сраное предложение, когда мое внимание привлекло то, что было, вероятно, наиболее захватывающим зрелищем, свидетелем которого я когда-либо являлся.

Осторожно спускаясь вниз по лестнице, шла Белла, выглядя, как чертов ангел. На ней было надето черное платье, усыпанное стразами, которые на свету сияли и переливались от черного до пурпурного и серебристого. Оно обтекало каждый изгиб ее тела так, как мне бы хотелось всю оставшуюся жизнь.

Я понял, что мне придется купить Элис что-то чертовски дорогое!

Я наблюдал за тем, как Свон спустилась к подножию лестницы, и поставит свой напиток на стойку.

– Извини, Таня, но пришел кое-кто, рядом с кем находиться намного приятней, чем с тобой, – я прошел мимо нее, так мягко, как только мог, и направился к Белле, на которую бросал взгляд каждый мужчина, стоявший около нее.

Отвалите, придурки…

Я остановился в двух футах от Свон, отчаянно борясь с желанием взять ее за руку и раствориться в ней.

– Привет, – пробормотала она, глядя на меня из-под опущенных ресниц.

– Привет, – выдохнул я, не в силах отвести от нее глаз.

Я прочистил горло и окинул ее взглядом с головы до пят.

Срань господня, да она просто потрясающая.

– Итак, мисс Свон, вы всё же нарядились в платье, – я улыбнулся и потер подбородок, стараясь сосредоточиться на ней, а не на том непрошенном образе, который заполнил мое сознание.

Белла покраснела и развела руками.

– Рада, что вам нравится, – улыбнулась она.

– Нравится, – ответил я и махнул рукой в сторону бара, спрашивая: – Выпьем?

Она улыбнулась и пошла впереди меня.

Я заказал два бокала шампанского, и, всё еще не в состоянии оторвать от девушки глаз, прошел с ней в
кабинку в дальней части ресторана. Свон села напротив меня и отпила из своего бокала.

– Итак, – многозначительно сказал я.

– Итак? – переспросила она, криво усмехаясь.

– Белла, ты же сказала, что не придешь, – я наклонился над столиком, чтобы наш разговор стал чуть более личным. – Ты говорила, что не хочешь идти.

Она пожала одним плечом, и платье снова засверкало в свете.

– Я передумала, – бесхитростно ответила она.

– Ох, – совершенно потерянно произнес я.

Что такого изменилось, заставив ее прийти? Что-то или кто-то? Элис?

– Я много думала о твоих словах, Эдвард, – выдохнула она. – И поняла, что даже не дала тебе возможности объяснить всё должным образом. – Она отпила из бокала. – Прости мне мое поведение. Прости, что оставила тебя на вечеринке одного, и прости, что не была здесь с тобой весь вечер. – Я открыл рот, чтобы ответить, но она продолжила: – Но я не сожалею о том, что случилось между нами, и не сожалею о том, что хочу быть частью твоей жизни, тайной или какой-либо иной. И мне не жаль, что этим утром я снова занималась с тобой любовью.

Я улыбнулся от того, что она повторила мои слова, наклонился еще ближе и прошептал:

– Мне тоже.

Я снова взглянул на нее, принимая всю красоту и изящество, пока она сидела и водила пальцем по ободку бокала.

– Это платье, мисс Свон, может привести к неожиданным последствиям, – пробормотал я, чувствуя, как мое тело почти болезненно твердеет.

– Дай угадаю, – тихонько засмеялась она, закатив глаза. – Оно милое?

Я улыбнулся и покачал головой.

– Белла, – проговорил я низким голосом, – ты, без сомнения, самое прекрасное создание, которое я когда-либо видел.

Она коротко вздохнула и снова поднесла к губам бокал. Румянец, незамедлительно вспыхнувший на ее щеках, ласкал кожу и добавлял образу девушки великолепия.

Мы помолчали пару минут, просто глядя друг на друга, пока озорная улыбка не озарила ее лицо.

– К чему бы это? – улыбнулся я, как всегда заинтригованный ею.

– Я просто поняла, что мне еще есть за что просить прощения, – ухмыльнулась она.

У меня перехватило дыхание, когда я почувствовал, как ее ступня под столом поднимается вверх по моей ноге, направляясь к промежности. Я немного передвинулся, когда она стала побираться всё ближе и ближе к моему уже стоящему по стойке «смирно» члену. Пришлось задержать дыхание и подавить стон, когда ее ступня добралась до цели, а пальчики стали танцевать от моего основания к кончику.

– И что бы это… могло… быть? – с придыханием спросил я, отчаянно стараясь не кончить.

Белла медленно водила по мне вверх-вниз, надавливая и дразня меня своими пальчиками. Свон нащупала кончик моего члена и провела вверх, прежде чем вернуться и начать круговые движения ступней вокруг него, заставляя меня закатить глаза и немного откинуть голову.

– Черт побери, Белла! – вздохнул я.

Свон ухмыльнулась и убрала ступню. Я не знал, то ли мне поцеловать ее, то ли схватить за ногу и положить ее обратно. Она наклонилась над столом, скрестив руки так, что ее груди сошлись вместе, выглядя чертовски великолепно.

Бля, да она всерьез намерена меня добить…

– Прости, Эдвард, – прошептала она, – но я только что осознала… – она закатила глаза, – что забыла надеть нижнее белье.

Да ты, блять, издеваешься надо мной…

Мой рот открылся с громким чпоком, а член стал больше, чем был.

– Белла, – прошептал я, – ты играешь со мной?

– Чертовски верно, мистер Каллен, – хихикнув, кивнула она.

Я вскинул бровь, погладывая на девушку.

Кто же знал, что она такой секс-котенок…

– Ну, в таком случае, – я изобразил свою самую лучшую кривоватую ухмылку, зная, что на каком-то уровне это окажет на девушку воздействие, – предлагаю переместить наши задницы в машину.

Белла сглотнула, а я в это время наблюдал за тем, как двигается ее горло.

– Это еще почему? – невинно спросила она.

– Потому что я хочу отвезти вас домой, мисс Свон, – прошептал я, – чтобы трахаться с тобой, одетой в это платье, аж до самого воскресенья.

Я не знал, не перегнул ли своими словами палку, но быстро успокоился, услышав стон, сорвавшийся с ее губ, и увидев страсть и желание, мелькнувшие в ее глазах.

– Эдвард, – выдохнула она, медленно моргая.

– М? – спросил я, потягивая из своего бокала и наблюдая за тем, как ее грудь поднимается и опускается из-за ускорившегося дыхания.

– Отвези меня домой, – голод и отчаяние на ее лице заставили мое сердце пуститься вскачь.

Я наклонился к ней и еще раз улыбнулся, прежде чем произнести:

– Конечно, малышка...


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-15233-35
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Deruddy (09.03.2016) | Автор: Переводчик - Deruddy
Просмотров: 2411 | Комментарии: 39


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 39
0
39 lyolyalya   (Вчера 21:38)
Спасибо за главу. Жаль, что Белла не поняла стремления Эдварда защетить ее от всего хауса что окружает Каллена. Но она на примере все увидела и осознала.
И да... Эдвард круто осадил Таню. Жаль что это не слышала Белла
А она еще та штучка, смогла завести одним только предложением biggrin
Ох, что же будет дальше... страшно интересно biggrin

+2
38 Svetlana♥Z   (07.07.2016 02:45)
Что это было? С Беллой, а? surprised wink

+1
37 Mari:)   (02.06.2016 23:35)
Милости))) :3

+1
36 Lana4858   (23.03.2016 12:36)
Ждем продолжение. Спасибо.

+1
35 Nickylichka   (17.03.2016 17:20)
Эдвард открылся с новой стороны. Вот до чего воздержание доводит.

+2
32 Snow_Queen   (14.03.2016 18:02)
Как же сладко-то...)))
Благодарю - за главу)

+1
34 Belka♥l   (14.03.2016 23:10)
Сладкости ещё впереди wink

+1
31 oxi   (14.03.2016 13:38)
so sweet...

0
33 Belka♥l   (14.03.2016 20:56)
Рады, что Вам понравилось wink

+2
29 ♥Ianomania♥   (13.03.2016 12:19)
Они прекрасны happy happy

+1
30 Belka♥l   (13.03.2016 12:53)
Наши милашки happy

0
25 Коломийка   (12.03.2016 07:48)
happy Замечательно) Спасибо огромное за перевод!

0
28 Belka♥l   (13.03.2016 02:08)
Всегда пожалуйста happy

+1
24 lenyrija   (12.03.2016 06:38)
Вряд ли у Эдварда получится долго скрывать свои чувства по отношению к своей помощнице, да и ревнивое внимание других женщин, той же Тани, может создать историю на пустом месте, а тут и взгляды, и прикосновения, и совместные уходы с вечеринок... Нужно искать равновесие и ни в чем не признаваться или... Жениться? А что, хороший выход! Спасибо за продолжение, наполненное положительными эмоциями

+1
27 Belka♥l   (13.03.2016 02:08)
Цитата
Вряд ли у Эдварда получится долго скрывать свои чувства по отношению к своей помощнице, да и ревнивое внимание других женщин, той же Тани, может создать историю на пустом месте


Я тоже ставлю на то, что его терпение вот-вот лопнет и продержится не сумеет больше он, нежели Белла smile

Цитата
Жениться? А что, хороший выход!


Мне кажется, что пока для них это запретная территория biggrin

Цитата
Спасибо за продолжение, наполненное положительными эмоциями


Вам спасибо за отзыв и прочтение smile

+1
23 RibekN   (11.03.2016 23:01)
happy спасибо за главу, так приятно видеть ее искусительницей, а не запуганным котенком...

+1
26 Belka♥l   (13.03.2016 02:05)
спасибо за отзыв и прочтение smile
Да, Белла начинает раскрываться - и за этим очень приятно наблюдать happy

+1
20 Natavoropa   (11.03.2016 12:44)
Они долго шли к близости, теперь нужно наверстывать столько упущенного времени, у них это хорошо получается, а без мелких недоразумений еще ни одна пара не обошлась. smile
Спасибо.

+1
22 Belka♥l   (11.03.2016 16:08)
Именно так, мелкие недоразумения smile Но наша парочка с итальянским характером, так что ссоры будут ой-ой-ой какие жаркие cool

+1
19 terica   (11.03.2016 12:05)
Цитата Текст статьи
Я и раньше знал, какое удовольствие доставляет мне прикосновение к ее губам своими, но на этот раз за этим не стояло никакого притворства, никакого сценария, никаких отговорок, кроме того, что я был влюблен в нее и нуждался в ней больше, чем в чем-либо за всю свою испорченную жизнь,
Хорошо, что он смог отпустить отпустить свою прошлую испорченную жизнь и простить себя...
Цитата Текст статьи
Я хотел, чтобы она была в моей жизни, в моей постели, в моем сердце, и вот когда она была во всех трех, мне нужно было убедиться, что там она и останется.
Слова, выражающие принятые им чувства..., слова, определяющие его настоящее и будущее. Страстные, горячие, ненасытные - наконец-то все мечты и желания воплотились в жизнь...И как долго он планирует держать их отношения в тайне... Большое спасибо за очень чувственное продолжение.

+1
21 Belka♥l   (11.03.2016 16:07)
Считаете, что он смог себя простить? smile Мне кажется он себя ещё будет долго корить sad

Узнаем скоро на сколько долго он сможет выдержать все эти тайные ужимки - мне кажется, терпение не его самая сильна сторона wink

Спасибо за отзыв и прочтение!

+2
10 natik359   (11.03.2016 00:33)
Сейчас в их отношениях очень много страсти, интересно долго удастся Эдварду скрывать эти отношения? Жду с нетерпением продолжения!

+1
18 Belka♥l   (11.03.2016 09:04)
Мне кажется, хоть и именно он выступает "за" скрытие отношений на данный момент, всё равно именно его терпение и лопнет biggrin

+1
9 esme_kallen   (10.03.2016 21:23)
Спасибо))

0
17 Belka♥l   (11.03.2016 09:03)
Спасибо за отзыв и прочтенеи! happy

+1
8 rar   (10.03.2016 20:39)
Потрясающая глава! Спасибо огромное!

0
16 Belka♥l   (11.03.2016 09:03)
Рады,что Вам понравилась smile

+1
7 lenuciya   (10.03.2016 17:16)
Эдвард такой защищающий wacko

+1
15 Belka♥l   (11.03.2016 09:02)
Он тут постоянно будет таким wacko Мне кажется, что это отголосок профессии sad

+1
6 Dunysha   (10.03.2016 16:56)
невозможно такое читать находясь на работе wacko wacko
спасибо за главу

+1
14 Belka♥l   (11.03.2016 09:02)
biggrin В следующий раз выставим предупреждение tongue

+1
5 робокашка   (10.03.2016 16:51)
эти игры ого-го как подзаряжают их обоих

+1
13 Belka♥l   (11.03.2016 09:01)
Игры, веселье и море секса - ребята наконец-то вошли в свою колею happy

+1
4 Lepis   (10.03.2016 16:33)
Спасибо

0
12 Belka♥l   (11.03.2016 09:00)
Спасибо Вам за отзыв и прочтение! smile

+2
3 Bella_Ysagi   (10.03.2016 13:35)
Спасибо

0
11 Belka♥l   (11.03.2016 09:00)
Спасибо за отзыв и прочтение smile

+1
1 Vodka   (10.03.2016 12:51)
Какие они игривые и ненасытные))
Таню правильно заткнул!!
Эду очень повезло с такими друзьями как Джас и Эм)
Спасибо за главу))

+2
2 Belka♥l   (10.03.2016 13:30)
Игривость только начинается cool Ребятки наконец-то будут разгоняться biggrin
С друзьями такими редко везет, так что тут Вы правы - Эдварду действительно повезло!
Спасибо за отзыв и прочтение smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]