Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1619]
Мини-фанфики [2346]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4561]
Продолжение по Сумеречной саге [1230]
Стихи [2325]
Все люди [14642]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13773]
Альтернатива [8924]
СЛЭШ и НЦ [8342]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [152]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3916]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 января

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Круговорот / Revolve
Белла собирается отомстить за смерть отца пирату Эдварду Мэйсону, но сама не замечает, как влюбляется в него. Пират Эдвард Мэйсен в замешательстве, уж слишком странные чувства в нём будит Иззи - неуклюжий парнишка из его команды. Ах да, на дворе 1690 год.
Перевод от Тэя.
Мини. Завершен.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Его личный помощник
Белла Свон, помощница красивого, богатого и успешного бизнесмена Эдварда Каллена, следует совету друзей влюбить Эдварда Каллена в себя.

Кровавое Рождество
Эта история о любящей сыновей Эсми, творившей зло. О Белле - жертве этого зла. О её мести обидчикам. О любви, которая живёт в наших сердцах несмотря ни на что!
Средневековье, вампиры

The Fallout
16 марта 2006 года мир изменился, Каллены потеряли все, что им было дорого. Им пришлось найти свой путь в Новом мире.

Харам
Разве может настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции.

Летний отдых
У Изабелы Свон есть всё, о чём она могла только мечтать: дом, прекрасные родители и любимый молодой человек. Но всё меняется, когда она едет на летний отдых к отцу, который недавно купил дом в городе Форкс.

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 12977
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Star Crossed. Глава 5

2017-2-24
18
0
Глава 5


BPOV

— Императрица, посланница Мэрэлис просит вашего присутствия в своих покоях. Принц Каранель хотел бы поужинать, — сказала моя служанка Джерасси. — Император Эдвард ждет вас в тронном зале.
— Спасибо, Джерасси, — ответила я, закрыв книгу. Мы уже как несколько часов находились на Форксе. После хороших новостей Совет старейшин объявил, что церемония соития пройдет по истечению трех дней, накануне Хиснари. Маркус настаивал на том, чтобы не проводили время друг с другом, за исключением приема пищи и требуемых совещаний. Должна удостовериться, что платье подготовят, а Эдвард встретится со своим посланником Деметрием, чтобы укомплектовать команду.
Я убедилась, что одета подобающе. Надела длинное темно-синее платье без рукавов. Оно облегало лиф и струилось по бедрам. Взяв кольцо со стола, я надела его на палец и вышла из комнаты. Плавно ступая в тронный зал, увидела, что Эдвард сменил свою униформу Галактического флота. Королевские портные одели его в голубо-серые брюки с синей рубашкой и бледно-голубой пиджак. На куртке был прикреплен его коммуникатор от «Вольво» и фазер, который располагался на поясном ремне. На мгновение увидела в нем своего отца. Единственное, чего ему не хватало – венца вокруг головы и камня йоти на кольце. Эдвард повернулся, тяжело дыша, когда увидел меня. Он потянулся внутрь пиджака, и достал цветок кинка (прим. перев.: глубокий фиолетовый цветок, похожий на каллы). Лепестки переливались фиолетовым, мерцали в заходящем солнце.
— Каждый раз, когда я тебя вижу, ты становишься все красивее, — пробормотал он, вручая цветок. Мое лицо запылало, а пятна засветилась. Его губы прижались к шее, вдыхая запах. — Ти-ан махну те-атии са-ахари (прим. перев: сигнарианская фраза: «Ты мое сердце, я твоя душа. Моя любовь к тебе навсегда»).
— Не могу дождаться того момента, как скажу это перед своим народом, — сказала я, целуя его ладонь. — Нашим народом.
Эдвард криво усмехнулся и предложил мне руку. Взяла ее с нетерпением, провожая в столовую, где принимали пищу с Мэрэлис, Каранелем, Маркусом и Дидимой.
— Думал о том, что станет с твоей работой в Галактическом флоте?
— Я останусь в команде «Вольво», пока ситуация с алфансами не урегулируется, — пояснил Эдвард, когда мы шли по мраморным коридорам дворца. — После этого, придем к выводу вместе, что делать дальше. Не решусь сказать, что насовсем откажусь от этого. Это все, что знаю, Белла. То, чем я жил. Мое место рядом с тобой, но звезды...
— Они взывают к тебе? — спросила я.
— Да, — ответил он. — Буду выполнять свою работу, что бы ни случилось. Просто хочу иметь возможность изучать звезды и секреты, скрытые в них. Путешествие среди звезд привело меня к тебе.
Я мягко улыбнулась. — Если мы хотим войти в состав Федерации, не сможешь ли ты по-прежнему оставаться капитаном звездолета, но держась при этом поближе к планете Сигнариан? — изъяснила я.
— Не знаю. Это не то, о чем мы должны думать сейчас, — заметил Эдвард. — Сама мысль о нахождении вдали от тебя, даже в другой комнате, заставляет меня нервничать. Действительно, не знаю, о чем думать и что делать.
— У нас есть время, ти-атии, — пробормотала я, направляя его в королевскую столовую. Брат увидел меня и сразу побежал ко мне, даря теплое объятие. — Каранель, я рада вернуться домой, брат.
— Эли сказала, что ты нашла супруга, — объяснил Каранель, его голос звучал нечленораздельно и искажено. Я кивнула. — Это он?
— Да, Каранель. Знакомься, это Эдвард, — сказала я, представляя их друг другу.
— Эднерд? — спросил Каранель, морща нос.
— Почему бы тебе не звать меня Эдом? — нежно проговорил Эдвард, подавая брату руку.
— Эд? — повторил Каранель. Он посмотрел на моего супруга, наклонив голову в сторону. Каранель оглянулся на меня, его брови нахмурились. — Ты любишь мою сестренку?
— Очень сильно, Каранель. Я сделаю все для нее. Для тебя тоже, — пробормотал Эдвард.
— Даже дашь мне дополнительные пирожные Нари? — спросил Каранель, его фиолетовые глаза лукаво замерцали. Эдвард рассмеялся, кивая. Итак, Каранель одобрил моего супруга, обняв Эдварда своими руками. Брат был крупным для сигнарианца, размером почти с Эммета, и Эдвард казался рядом с ним маленьким. Он отшатнулся, похлопав по плечу Каранеля. — Ты поиграешь со мной в джиджири? (прим. перев.: игра, в которую играют мужчины и мальчики, смесь крикета, джай-алай и футбола)
— Я не знаком с джиджири, Каранель. Может ты мне покажешь? — сказал Эдвард, тепло улыбаясь брату. Слезы наполнили глаза, зная, что Эдвард полюбил моего брата, несмотря на его недостатки: детскую непосредственность, запертую в теле взрослого мужчины. Каранель взволнованно кивнул, побежав к компьютеру, чтобы скачать правила игры.
— Никогда не видел Каранеля таким счастливым, — задумался Маркус. — Он доверился вам, Эдвард, очень быстро. Обычно шарахается от незнакомцев. Его связь к вам такая же, как у сына к отцу.
— Очаровательно, — пробормотал Эдвард. Он повернулся ко мне, увидев слезы. — Белла, пожалуйста, не плачь.
— Я счастлива, — сказала я, оборачивая руки вокруг талии Эдварда. — Каранель из мужчин общался лишь с Норексом. Но, как ты мог видеть, Норекс не самый приятный парень, а Маркус не тот тип человека, чтобы играть с ним в джиджири.
— Он сломает каждую кость в моем теле, — хмыкнул Маркус.
— Я должен бояться? — спросил Эдвард, когда сел рядом со мной. Каранель вернулся, неся с собой гладкий черный планшет. — Это правила, Каранель?
— Да, — сказал он, шлепаясь на пол рядом с Эдвардом. — Мы должны придумать какую-нибудь защиту для тебя. Я уверен, что Белла не обрадуется, если на церемонии у тебя будет лицо в шрамах.
— Наверное, нет, — Эдвард усмехнулся. — Покажи мне, как ты играешь.
Каранель монополизировал все время Эдварда во время приема пищи. Мой бедный супруг едва притронулся к ней, потому что брат болтал так радостно. Эдвард внимательно слушал, и обратился с просьбой о помощи лишь раз. Речь Каранеля была невнятной, и его трудно было понять из-за задержки в развитии. Ему было почти двадцать, но ум был как у шестилетнего мальчика. Он никогда не знал отцовской любви. Норекс терпел его. Он помогал ему, заботился о нем, когда я не могла. Согласна, Эдвард не был его отцом, но станет братом. Очевидно, Эдвард готов выступить в этой роли добровольно, давая ему ту любовь, которую Каранель желал.
После ужина Каранель утащил Эдварда на поля к югу от дворца. Они разместились в специально сделанном центре для брата, приспособленном к его размеру. Каранель любил забираться на различные вещи, но когда играл на детских площадках, они рассыпались под его тяжестью. Он нырнул в небольшое здание. Эдвард снял свою куртку, протягивая ее мне.
— Твой брат легко может надрать мне задницу в этой игре, — сказал Эдвард, его зеленые глаза наполнились трепетом.
— Я уже связался с Кунанном. Он находится в режиме ожидания, — пояснил сухо Маркус. Дидим рассмеялась, поцеловала его руку, а Эдвард громко сглотнул. Каранель побрел назад, сбрасывая охапку оборудования. — Что это, Каранель?
— Вещи, — ответил он, шлепаясь вниз на короткий газон. Брат посмотрел на моего друга, о чем-то долго размышляя. — Я считаю, нам нужно начать с этого.
Он подбросил большой шар. Он был мягким и грязным. Эдвард поймал его, крутя в своих больших руках.
— Играем?
— Полагаю, справлюсь, — усмехнулся Эдвард. Брат побежал. — Каранель, не думаю, что смогу забросить так далеко. Подойди немного ближе, хорошо?
Каранель остановился и вернулся, находясь теперь примерно в ста метрах от Эдварда. С точностью, что я могу заметить, Эдвард кинул мяч Каранелю. Брат не смог поймать его, но радостно побежал доставать мяч, когда пропустил. Я села на траву, наблюдая за тем, как мой супруг и брат бросали этот грязный, жалкий шарик из одной стороны в другую.
Маркус сиял, неловко присев на землю рядом со мной.
— Вам не нужно здесь оставаться, — упрекнула я.
— Он выступает в роли наставника, — объяснила Дидим. Я выгнула бровь.
— Аро и Кай опасаются, что вы решите закрепить связь до церемонии, — объяснил Маркус, его пятна засветились красным от стыда. — Верю в вас, но они настаивали на том, чтобы вы соблюли все правила.
Я фыркнула.
— На вас лежит большая нагрузка, желаете закрепить связь, но пока не сможете это сделать, — мягко улыбнулся Маркус, кладя свою руку на мою. — Однако вы должны знать, что ваш брат обожает Эдварда. Это случилось мгновенно.
— Они могут обмениваться мыслями? — спросила я.
— Нет, но Каранель смотрит на Эдварда с уважением и любовью. Их связь уникальна и это исходит от них обоих, — просиял Маркус, глядя на них. — У него никогда не было этого, Нирабелла. Мужчина, который любил бы безоговорочно, независимо от его ума.
Я посмотрела на мою пару, всхлипывая от счастья. Я мысленно сказала, используя человеческий язык: — Эдвард, я люблю тебя... спасибо за то, что любишь моего брата...
— Как его не любить, Белла? Он удивительный человек, и я вижу, что обожает тебя.

— Каранель, пришло время сна, — сказала Мэрэлис.
— Уже пора? — спросил Каранель, его плечи резко опустились. — С Эдом очень весело!
— Ты сможешь увидеть Эдварда завтра, Каранель, — успокаивала Мэрэлис, когда он упал туда, где мы сидели. Эдвард прибежал с ним и присел рядом со мной. Связав наши пальцы, он поцеловал мое запястье.
— Каранель, я знаю, что мы только познакомились. По словам Деметрия, у меня должен быть свидетель. Кто-то должен заменить меня, если со мной что-то случится, чтобы присмотреть за твоей сестрой, — пробормотал Эдвард, глядя на брата. — Ты будешь моим свидетелем?
— Я слишком янхеш (прим. перев.: глупый, долбоеб), — сплюнул Каранель, его пятна засветились оранжевым от злости. — Норекс так сказал.
— Норекс сам янхеш, — сказал Эдвард, глядя на брата, ярость вызвала на коже моей половинки красные пятна. — Хочу, чтобы им был ты. Знаю, ты любишь свою сестру, и всегда будешь защищать ее, верно?
— Да. Нирабелла, любит меня, когда никто другой этого не делает, — всхлипнул Каранель, большие слезы скатились по щекам. — Кроме Эли и Марка.
— Ты будешь стоять рядом со мной, Каранель, и выступишь в качестве свидетеля? — надавил Эдвард. — Я люблю тебя.
— Правда? — прошептал Каранель. Эдвард кивнул. Все заплакали в этот момент. С громким воплем, Каранель подскочил к нему, оборачивая свои мускулистые руки вокруг его шеи. Они опрокинулись, когда Каранель сказал Эдварду: — Я буду твоим свидетелем, Эд! Ти-ун фей-рене. (прим. перев: сигнарианская фраза, я люблю тебя, мой брат).
С большим трудом мы разделили Эдварда и Каранеля. Мэрэлис повела брата к себе в комнату, травля его обещанием, что завтра он увидит Эдварда в первый прием пищи. Вставая, я обернула руки вокруг талии Эдварда. Его чистый аромат давал спокойствие то, что мне было нужно, как и его сильные руки вокруг меня.
— Ты дал моему брату то, что ему было нужно больше всего, — пробормотала я, прижавшись к груди. — Любовь.
— Его легко полюбить, — успокаивал Эдвард. — Возможно, Розали сможет взглянуть на его медицинскую карту. Я знаю не так много о сигнарианской физиологии, но может быть там есть то, что поможет нам разобраться, как помочь ему?
— Его мозг был лишен кислорода, и он навсегда останется ребенком, — объяснил Маркус. — У нас есть передовые медицинские знания, и даже лучшие и талантливые врачи не смогли помочь Каранелю.
— Пошлю их к Роуз, — сказала я. — Какой план на завтра, Маркус?
— Из сообщения, которое я получил от адмирала Каллена, «Эксельсиор» должен прибыть завтра вместе с двумя другими суднами: «Интерпайд» и «Энтерпрайз». Торжественная церемония встречи Федерации запланирована днем, после обеда прием в бальном зале, — объяснил Маркус. — Ваш наряд у Джерасси в номере, а вы должны носить парадный мундир, император.
— Так странно, что это адресовано мне, — подумал Эдвард. Я кивнула, целуя его в щеку.
— До сих пор не привыкла к этому, — мысленно усмехнулась я.
— Вы, наверное, устали, — предположила Дидим. — Почему бы вам не пойти отдохнуть, завтра поговорим о предстоящих днях? — мы оба кивнули, пожелав Маркусу и Дидим спокойной ночи. Вернулись в тронный зал, стоя перед большим, богато украшенным ковром, лежащим поверх светлого мрамора.
— До завтра, — пробормотал Эдвард, целуя шею. — Ты встретишься с моей семьей.
— Я взволнована. Хочу увидеть, на кого ты больше похож: на маму или отца, — подразнила я.
— Такой же как отец: сильный и высокий. Но, мои черты лица и цвет волос от матери. Моя младшая сестра, Элизабет выглядит наоборот. Ее цвет волос, как у отца, но больше похожа на маму, — хихикнул Эдвард. Он зевнул, посылая мне робкий взгляд. — Мое тело не привыкло к вашим дням. Как долго они длятся?
— Тридцать два земных часа, — сказала я. — Ты, действительно, устал, — он восхитительно сморщил нос, робко на меня смотря. — Спи спокойно, любимый.
— Я, — пробормотал он, притягивая меня в объятия. Его губы коснулись моего лба, и он отстранился, лицо приняло страдальческий вид. Охранник прокашлялся, меня ласкали мысли Эдварда. — Я люблю тебя больше жизни, Нирабелла.
Он повернулся на каблуках и отправился в императорский люкс.
— Только два дня, Эдвард, — напевала я в голове. — И тогда мы закрепим нашу связь.
— Черт возьми, да!
— Ты взволнован, ти-ани?
— спросила я, улыбаясь, проскользнув в комнату.
— Мягко сказано, ти-атии, — сказал он. Его воображение взяло верх, любовь ко мне была подавляющей, он показал мне, что хотел сделать накануне церемонии единения. Я всхлипнула, мысленно желая себе спокойной ночи, думая о непреодолимом желании моей половинки.

xx STAR CROSSED xx


Вскоре после первого приема пищи, я понеслась в комнату, чтобы переодеться для встречи с адмиралом Калленом, его женой, капитаном Эсми Каллен, и президентом Федерации, Елеазаром Митаком. Также на борту «Энтерпрайза» находится небольшая делегация от Совета Федерации, чтобы понаблюдать за нашим присоединением. Подписать документы я должна была вместе с Советом старейшин. Эдвард официально не «император» пока мы полностью не закрепим связь. Джерасси и ее помощница, Лаурин, накрутила волосы, скрепив их моей тиарой с иоти камнем. Я надела одно из наиболее формальных платьев. Оно было зеленовато-голубым с синим поясом усыпанным драгоценными камнями. Одно плечо осталось голым, я была так похожа на маму. Единственное, чего не хватало – ее кулона с иоти камнем. Он был кремирован вместе с ней, и никогда бы стала носить его.
— Императрица, пора, — пробормотала Джерасси, помогая мне с обувью. — Прежде чем вы уйдете, император Эдвард дал мне это, — она протянула мне черный гладкий ящик с мозаичным перламутровым гребнем. — Он прекрасен, императрица. Вы знаете, что это?
— Смею предположить, это герб семьи Эдварда? — заявила я. — Могучий образ, но так прекрасен.
— Императрица, я волнуюсь. Пожалуйста, откройте его, — захихикала Лаурин. Я покраснела, пятна засветились тепло-синим. Открыв ящик, нашла красивый кулон, сделанный из иоти и других драгоценных камней, которые не узнала. Внутри на крышке была написана записка от моего ти-ани. Плавно двигаясь, села на диван и развернула записку.

«Моя дорогая, фиоргхра,
Это слово на древнем гэльском языке, означающее «любовь». Моя семья происходит из Ирландии и Англии, так что это язык моего народа. Я никогда не понимал его смысла, пока не встретил тебя, Нирабелла. Ты – моя истинная любовь, душа, вторая половинка, и я сделаю абсолютно все, чтобы остаться на твоей стороне. Несмотря на мое истощение, я не смог уснуть. Хотел быть ближе к тебе. Провел большую часть ночи, работая с компьютером на «Вольво», чтобы найти идеальный подарок.
Сделал это.
Ненавижу, что это не артефакт, а всего лишь реплицированная копия, но кулон носил мой предок Эмили, которая в свое время была принцессой. Камень очень похож на ваш иоти. Они называются лунными камнями на Земле. Он не такой розовый, как ваш. Камень на вершине – голубой топаз. Пусть это будет считаться «примеркой», ведь королевский цвет – синий. Заключительный камень – аметист. Фиолетовый подобает королевской власти на Земле.
Надеюсь, что ты наденешь его сегодня, когда твой мир станет частью Федерации. Я так счастлив, что Форкс и его колонии будут добавлены к этой гордой и легендарной коллекции планет, культур и умов. Федерация будет защищать Форкс от алфансов, пока я лично буду защищать тебя и брата. Вы оба так дороги мне. (Правда, к тебе все относится бесконечно больше, фиоргхра).
Люблю тебя больше жизни, Нирабелла. Не могу дождаться того момента, как мы, наконец, будем вместе.

Со всей любовью,
Эдвард».


— Не плачьте, императрица, — пожурила Джерасси, присев напротив меня. — Вы должны пройти перед своими подданными через десять минут.
— Извини, — усмехнулась я, вытирая лицо, все еще сжимая красивую записку от ти-ани к груди. — Лаурин, ты сможешь помочь мне с этим? — спросила, протягивая ей кулон. Она подняла мои волосы, повесив его на шею. — Спасибо.
— Чтобы объединить все это, императрица, — улыбнулась Джерасси. — Вам понадобится еще одна вещь, — она бросилась в личные покои. Несколько минут спустя она вернулась с двумя большими серебряными манжетами. Надев их на руки, я поднялась. Джерасси кивнула, поправляя платье. И последний шаг, она прикрепила соответствующий платью шлейф к спине. Медленно кивнув, я приготовилась к встрече с адмиралом Калленом и президентом Митаком.
Войдя в тронный зал, я увидела собравшихся вельмож и сановников. Эдвард стоял, высокий и гордый, он надел мундир Галактического флота. Был в черных брюках и длинной белой тунике. Ткань на его плечах оказалась темно-синей, а к груди прикреплен коммуникатор. Драпировка прикреплена к телу с помощью пояса, так же, как носил мой отец. Он был глубокого синего цвета, завязанный в замысловатый узел на бедре Эдварда. Его зеленые глаза пропутешествовали к моим, и он криво улыбнулся.
/i]— Кулон великолепно на тебе смотрится, фиоргхра. Нравится ли тебе он? — спросил он.
— Я полюбила его, ти-ани. Хотела бы упасть в твои объятья,[/i] — вздохнула я. Он кивнул, посылая мне ментальный поцелуй. Поднявшись на возвышение, встала перед троном. Двери открылись и вошли люди с императорской гвардией. Высокий мужчина, одетый во все белое: имел полупрозрачную светлую кожу и белые глаза, выглядел по-царски. Адмирал Каллен находился слева от него, одетый в форму подобную Эдварду. Женщина, стоявшая рядом с адмиралом Калленом, была очень похожа на Эдварда. Справа от человека в белом, стоял мужчина среднего роста, с блестящей лысиной. Его униформа оказалась такой же, как у Эдварда за вычетом пояса.
— Императрица Нирабелла – лидер людей Сигнариана, пожалуйста, позвольте нам представить президента Федерации, Елеазара Митака, адмирала Карлайла Каллена и капитана Жан-Люка Пикар(д)а (прим. автора: Мне просто пришлось это сделать. Я должна была. «Он номер один»), — объявил императорский глашатай.
— Добро пожаловать на Форкс, господин президент, адмирал и капитан, — произнесла я, посылая им знак мира и приветствия. — Рада, что вы прибыли благополучно.
— Спасибо, что позволили нам приехать на вашу прекрасную планету, императрица Нирабелла, — сказал президент Митак. Его голос был глубокий и резонансный, звучащий, как трубчатые колокола. Я сошла с помоста и приняла его протянутую руку. Он глубоко наклонился, прижав холодный лоб к моей руке. — Очень сожалею о смерти вашего отца, императора Шарля. Адмирал Каллен сказал, что он был честным и хорошим человеком.
— Лучший, господин президент, — печально улыбнулась я. — Позвольте мне представить Вам – наш Совет старейшин, Аро, Кай и Маркус. Они выступают в качестве консультативной группы, и правят в мое отсутствие, — они поклонились и пожали руку адмирала, президента и капитана. — С нетерпением жду присоединения к Федерации, господин президент.
— Как и мы с нетерпением ждем вас, — пропел президент Митак. Он кивнул адмиралу Каллену, который вытащил большой свиток, располагая его на столе в тронном зале. — Перед тем как подписать, вы и ваш Совет старейшин должен присягнуть Федерации.
— Конечно, — улыбнулась я. Тут же, стоя позади меня, Аро, Кай и Маркус встали в одну линию.
— Пожалуйста, поднимите правую руку, — велел президент Митак. Мы все исполнили его мягкую команду. Он говорил тихо и благоговейно, пока речь шла о присяге. После того, как мы повторили его слова, он задал один вопрос. — Клянетесь ли вы соблюдать и выполнять правила объединенных планет Федерации и премьер-директивы?
— Что такое «премьер-директива», господин президент? — спросил Кай.
— Сбор правил, которые все планеты Федерации соблюдают по отношению к другим мирам, которые не так технологически продвинуты, как мы, — ответил адмирал Каллен. — Это наш руководящий принцип. Он запрещает любому члену Галактического флота вмешиваться во внутреннее развитие инопланетных цивилизаций. Мы не можем использовать наши технологии и давать их цивилизациям, которые технологически находятся не на той же странице, как и остальная Федерация.
— Понимаю, — сказал Кай.
— Это свидетельствует о том, что планета или цивилизация готова для нас, когда они способны совершить скачок в развитии, — добавил Эдвард со своего места на помосте. — Сигнариане добились этого почти сто лет назад. Единственное, что их удерживало – отсутствие дилитиевой руды на Форксе и отдаленных планетах.
— Мы обещаем соблюдать правила объединенных планет Федерации, и эту премьер-директиву, — сказала я, одаривая Кая строгим взглядом. Совет старейшин повторил это.
Порывшись своем белом пиджаке, президент Митак извлек древнее перо.
— Это перо было впервые использовано при подписании мирного договора землян и турлинцев – вида, который вступил в контакт с ними, когда они воспользовались своим первым прыжком, чтобы добраться на более дальние расстояния, почти четыреста лет назад. Эти два народа образовали Федерацию с единой миссией – исследование Галактики. С каждым дополнением к объединенным планетам Федерации, это перо используется как символ единения и доброй воли. Президент Митак наклонился и поставил свою подпись с завитушками.
— Императрица Нирабелла? — я взяла ручку, подписывая свое имя от Сигнариан. — Капитан Каллен, вы офицер Федерации, который поручился за Сигнариан и Форкс. Ваша подпись окончательная. Эдвард подошел к столу, взяв перо, поставил свою подпись, криво улыбаясь.
Протягивая руку, президент Митак мягко улыбнулся. Я пожала его холодную руку.
— Добро пожаловать в Федерацию, императрица.

xx STAR CROSSED xx


Прием и ужин были восхитительны. Мы разделили некоторые из наших лучших лакомств с высокопоставленными чиновниками Федерации. Я надела темно-синее платье. Все были там, в том числе Норекса и его супругу Лианетту. Мой дядя уставился на меня, ненависть заполнила комнату. Не могла позволить его взгляду нервировать меня. Игнорируя, я играла роль императрицы, поблагодарив гостей и улыбаясь каждому новому слову.
Незадолго до полуночи, прием закончился, и все присутствующие были приглашены на торжественную церемонию нашего единения с Эдвардом. Посмотрела на свою половинку. У нас было очень мало времени, чтобы побыть рядом друг с другом. Он находился с президентом Федерации, и капитаном Пикар(д)ом до самого вечера или разговаривал со своей семьей. Мы были разделены, но в конце дня, проведем церемонию, и наконец-то сможем завершить нашу связь.
Долго не могла заснуть после того, как переоделась в леггинсы и тунику. Я лениво играла с новым кулоном и желала солнцу рано встать. Чем раньше оно появится, тем раньше свяжусь с ти-ани. В конце концов, я прилегла только для того, чтобы меня разбудили Джерасси и Лаурин.
— Императрица, капитан Каллен и мисс Элизабет в комнате. Они хотели бы позавтракать с вами, прежде чем начнут готовиться к церемонии единения.
— Спасибо, — сказала я, потирая глаза. — Вы можете доставить завтрак сюда? Маффины и чай с корнем тала-рут. Спросите у капитана Каллена и мисс Элизабет, что они хотели бы, — они кивнули, оставив меня в покоях. Я закрутила волосы и надела простое платье. Позаботившись о потребностях, вошла в другую комнату, чтобы наконец-то поговорить с мамой и сестрой Эдварда.
— Приветствую, капитан, — сказала я, посылая ей теплый одобрительный жест.
— Я больше не капитан. Просто Эсме, — сказала она с легким акцентом. — Это моя дочь, Элизабет. Она вернула приветствие, прежде чем притянула в объятия. Я хихикнула, отвыкла от такой ласки. — Надеюсь, ты не против объятий. Я не скучная, как другие капитаны Галактического флота. Люблю веселиться.
— Мама, ты пугаешь бедную девочку, — пожурила Элизабет, ее голос грубый и хриплый. Эсме отступила назад, все еще держа мои руки. — Мама не понимает понятие «личные границы».
— Тише, — хихикнула Эсме. — Просто хотела узнать, наконец, женщину, которая украла сердце нашего дорогого Эдварда.
— Пожалуйста, присаживайтесь, — сказала я, указывая на удобный диван. — Джерасси и Лаурин скоро вернутся с едой, чтобы поесть. Они спрашивали, что вы хотели?
— Чтобы они не принесли, всему буду рада, — сказала Эсме, махнув рукой пренебрежительно. — Еда вчера вечером была очень вкусной. Пряной, но вкусной. Будет ли она на праздновании вечером?
— Моя мама имеет склонность мыслить животом, — хихикнула Элизабет. — Я точно такая же. Когда еду в новое место, должна попробовать что-нибудь из местной кухни.
— Я была только в Форске и на Лапуш. Из-за моего статуса, как коронованной принцессы, мне не позволена роскошь – путешествия. Безопасность превыше всего. Могла пользоваться репликатором, пока была на борту «Вольво», — я хихикнула.
— Подражатель не то же самое, — вздрогнула Эсме, ее нос сморщился. — Он имитирует еду. Это не так хорошо, как могло бы быть. Я люблю это турулианское блюдо – рагу с никайей (прим. перев.: турулианская колбаса, очень острая и используемая в рагу). Я пробовала то, что предлагает репликатор – нормально. Но на родной планете Турулиан? За это блюдо можно умереть.
Мы провели утро, попивая чай с тала-рут. Я объяснила феномен запечатления, и как редка связь с Эдвардом. Элизабет задавала вопросы, относящиеся к сегодняшней церемонии, а Эсме была просто на седьмом небе, что Эдвард заключает брак по любви. Мы провели почти все утро за разговорами. Так было, пока Джерасси и Лаурин не напомнили мне о времени.
Джерасси и Лаурин подготовили меня к церемонии соития. Я позволила себе очень долго отмокать в ванной. Очистила тело с помощью кинки (цветок, похожий на каллу). Хотела хорошо пахнуть для супруга. Заканчивая с ванной, я вытерлась и надела на тело легкий шелковый халатик. Джерасси и Лаурин сняли его, чтобы подготовить тело для соития. Моя кожа была покрыта душистыми маслами. С каждой клеточки тела были удалены волосы, за исключением завитков между ног и волос на голове. С помощью небольшой кисти, Джерасси и Лаурин краской написали «ти-атии миру, те-ани миру, са-ахари (прим. перев: одна душа, одна любовь, навсегда)» под грудью на древнем сигнарианском.
Как только тело было подготовлено, они вновь одели одежду и стали завивать волосы. Это была замысловатая прическа, мои шоколадно-коричневые локоны сплетались с короной. Когда прическа была готова, Джерасси и Лаурин нанесли макияж своими ловкими руками. Глядя в зеркало, я увидела, что не похожа на Нирабеллу. Я выглядела как моя мать, Рианелла.
— Императрица, мы подготовим ваши апартаменты для закрепления связи, — пробормотала Лаурин. — Посланница Мэрэлис поможет вам надеть платье.
— Спасибо, — сказала я, нервничая. Прошла туда, где оно висело. Это было струящееся, светло-голубое платье, которое держалось на одном ремне. Должна быть полностью обнаженной под ним. Никакого нижнего белья. Вздрогнула от мысли, что случится после нашей церемонии. Да, нам придется пережить празднование, но потом, Эдвард и я будем вместе. Его руки будут на моем теле. Его губы коснутся моих. Наши тела будут соединяться в самых интимных отношениях, полностью скрепляя связь и души.
Навсегда.
Вошла Мэрэлис, одетая в белый халат, который оттенял тело в самом выгодном свете. Вокруг талии был синий пояс и камень, расположенный между ее бровей. Белый – цвет скорби. Сегодня будет сложный день для Мэрэлис, не имея возможности, отпраздновать церемонию единения с любимым Джамелем, и напоминание об атаке на нее.
— Как Каранель? — спросила я, посмотрев на мою лучшую подругу.
— В порядке. Он и Эдвард играют иктой (прим. перев: сигнарианская игра, китайские шашки), — улыбнулась Мэрэлис. — Подслушала их разговор, Каранель будет сопровождать тебя до Эдварда, прежде чем остановится, чтобы занять свое место в качестве свидетеля Эдварда.
— Каранель займет место отца? Отдаст мою душу Эдварду? — спросила я, мои глаза наполнились слезами. Мэрэлис кивнула, обнимая меня. — Он понимает?
— Эдвард объяснил ему, используя человеческие понятия, но да, Каранель понял. Он принял эту ответственность со всей серьезностью, — объяснила Мэрэлис. — Теперь, давай подготовим тебя к большому дню, — сказала Мэрэлис, помогая снять одежду и надеть то платье. Закрепив ремень, она улыбнулась. Добавила украшения к образу: императорское кольцо и два серебряных браслета со вчерашнего дня. Также одела кулон Эдварда на шею. Последним шагом стала обувь. Я скользнула в нее, поднявшись, ощутила плавающих летучих мышей лиокиров (прим. перев: большая летучая мышь, размером с сокола, которая живет на планете Форкс) в животе. — У тебя есть какие-либо вопросы о том, что будет после праздника?
— Нет. Помню наши разговоры про соитие и скрепление, — я покраснела. Пятна зашипели только от одной мысли – ощущения теплой кожи Эдварда на моей.
— Хорошо, — тихо сказала Мэрэлис, взяв мои руки. — Знаю, что Кунан дал тебе инъекции, чтобы предотвратить цикл, и ты не сможешь забеременеть.
— Не могла бы справиться с этим, поверх всего остального. Ты знаешь так же хорошо, как и я, что сигнарианские женщины восприимчивы к беременности, мы сумасшедшие. Приняла эту инъекцию дважды, и не была в восторге, — вздрогнула я.
— Это то, что делает соединение еще более животным, — сказала Мэрэлис, посылая мне лукавую усмешку. — Джамель и я были связаны, когда была восприимчива к зачатию ребенка, как раз перед смертью. Это было самое удивительное, что когда-либо делали. На самом деле, мы зачали ребенка, но я потеряла его, когда был поглощена горем по поводу смерти моего супруга.
— Ох, Мэрэлис, — выдохнула я, беря ее за руку.
— Это было к лучшему. Не смогла бы ухаживать за ребенком без Джамеля, — сказала Мэрэлис, сжимая мои пальцы. — Теперь, не грусти. Сегодня счастливый день. Ты станешь парой со своим ти-атии супругом. Давай, мы должны отвести тебя к месту церемонии. Это то место, где были связаны твои родители, Нирабелла.
Я улыбнулась и пошла с подругой в лес к востоку от императорского дворца. Там были поставлены светло-голубые палатки. Кайус и Аро сидели там, разговаривая с моим братом в приглушенных тонах. Брат был одет в серые брюки, свободную голубую рубашку и темно-синюю куртку с королевским синим поясом завязанным на груди. Его каштановые волосы были приглажены, и он надел корону вместе со своим иоти кольцом.
— Каранель, ты такой красивый, — пробормотала я, направляясь к ним. — Похож на отца.
— Я скучаю по нему, Нирабелла, — тихо прошептал Каранель. — Хочу быть похожим на отца, но я янхеш (прим. перев: ублюдок, очень глупый)
— Нет, ты не он, — ответила я сурово, взяв его лицо в свои руки. — Может быть, ты не так умен, как отец, но у тебя доброе сердце, которым ты любишь. Я горжусь, что ты мой брат. Всегда буду гордиться тобой, Каранель. Кто тебе сказал, что ты янхеш?
— Дядя Рекс, — промолвил Каранель, его пятна засветились от стыда. — Он не любит меня.
Я поджала губы, желая найти Норекса и врезать ему в нос.
— Услышал это, Белла, — Эдвард вмешался в мои мысли. — Заманчиво. Поверь мне. Он достал, что это священная земля, мы осквернили ее. Маркус близок к тому, чтобы наброситься на него.
— Он сможет? Пожалуйста?
— взмолилась я мысленно. — Он назвал моего брата янхеш. Это...это...
— Ужасно. Мне хочется ударить его в нос,
— Эдвард зарычал.
— Императрица, пора, — сказала Джерасси. Она была одета в красивое голубое платье. Ее светлые волосы были завиты и скользили вниз по спине. Мое тело задрожало, и Каранель обнял меня. Его лицо весельчака ушло, оно сменилось на бесстрастную королевскую маску. Мы быстро научили его. Хотя Каранель и был умственно отсталым, выглядел нормально. Вы бы не узнали это, пока не поговорили с ним. Я научила его смотреть гордым, надменным и пустым взглядом, когда действовал в качестве члена королевской семьи.

— Каранель, спасибо, что сопроводил меня к Эдварду, — сказала я, когда мы подошли к концу коридора. Он был длинным и усыпанным белыми лепестками.
— Он – твоя душа и любовь, Нирабелла, — пробормотал Каранель. — Почему бы мне не сделать это?
Я встала на цыпочки и поцеловала брата в щечку. Он покраснел. Мэрэлис поправила мое платье еще раз, среди снующих на свои места людей и наших почетных гостей. — Я люблю тебя, Белла. Ты всегда будешь моей сестренкой
— Я тоже люблю тебя, Каранель, — всхлипнула, когда взяла его за руку. Мы шли по длинному проходу. Пыталась рассмотреть все, что могла. Над нами плавали цветы, которые были такими ароматными, что сделали воздух сладким. Ближе к передней части прохода, увидела советника Маркуса, стоящего на возвышении, покрытом цветами тика и кинка (как каллы). Он был одет в синюю церемониальную одежду. Справа от Маркуса стоял Эдвард, одетый аналогично Каранелю, кроме пояса, у него он был светло-синим, соответствующий моему платью. На бедре была закреплена брошь с камнем иоти, что принадлежала моему отцу. На голове Эдварда была диадема с иоти.
Приближаясь к платформе, Каранель и я низко поклонились. Маркус начал церемонию, выступая на древнем сигнарианском, и рассказывая историю о первой связи. Когда он закончил, Маркус улыбнулся моему брату.
— Кто отдает императрицу этому человеку, чтобы она воссоединилась с его душой?
С отработанным акцентом, Каранель четко ответил: — От имени матери и отца – я, — произнес он. Каранель поцеловал меня в щеку и соединил наши с Эдвардом руки и занял свое место позади моего супруга. Мэрэлис встала, и прошла следом за мной.
Маркус снова начал говорить на древнем сигнарианском. Я встала так, чтобы взять обе руки Эдварда. Его мысли ласкали меня.
— Нет слов, Нирабелла. Ты самая красивая женщина, которую я когда-либо видел. Не могу поверить, что ты моя, а я твой.
— Всегда буду твоей,
— проворковала я. Мир вокруг нас не существовал. Были только Эдвард и я, держась за руки и готовясь к нашему окончательному скреплению связи.
Почувствовала легкий толчок в спину и покачала головой. Маркус улыбался снисходительно. Послышалось несколько смешков среди наших гостей.
— Брачные узы стары, как этот мир. Гравитация не удерживает нас на земле, наш супруг делает это. Ваше солнце, луна, звезды – все связано, с одними скрепленными узами. Ваша ти-атии связь настолько редкая, что встречалась всего два раза. Вы не соединяете души. Ваша душа уже одна. Мэрэлис, можешь подать мне пояс?
Мэрэлис вручила ему королевский синий пояс. Эдвард и я придвинулись друг к другу, продевая пальцы вместе. Маркус обернул пояс вокруг наших соединенных рук. Он читал обет связывания на древнем сигнарианском, бормоча о том, что наши души навсегда соединены и связаны, наша любовь преодолеет все вокруг нас, и станет самой главной. Я почувствовала усиление через ментальную связь. Глаза Эдварда заблестели, как изумруды на его бледной коже. Когда Маркус поручил Мэрэлис и Каранелю держать нас за плечи, меня чуть было не сбила прочность нашего соединения. Пальцы Эдварда сжались на моих и его глаза потемнели.
— Оба повторяйте за мной... ти-ани махну, ти-атии са-ахари, — пробормотал Маркус.
Благоговейно мы повторили фразу: «ти-ани махну, ти-атии са-ахари».
— Связь почти завершена, — сказал Маркус. — Пожалуйста, закрепите ее синеллем (прим. перев: поцелуем).
Мэрэлис и Каранель слегка толкнули нас друг к другу. Щеки Эдварда запылали, а губы приоткрылись. Он медленно наклонил голову и его губы остановились у моих. Я встала на цыпочки, перекрывая разрыв между нашими губами. Наша связь взорвалась в головах, обернув вокруг нити страсти, любви и преданности. Сладкие губы плавно Эдварда оторвались от моих, и он положил мои руки на свое быстро бьющееся сердце под грудью.
— Ти-атии миру, ти-ани миру, са-ахари, — радостно сказал Маркус. Наши гости повторили эти слова, и тепло окружило Эдварда и меня.
Оторвавшись друг от друга, мы отдышались. Розовые губы Эдварда были опухшими, а глаза светились ярким зеленым цветом. Он криво улыбнулся, прикоснувшись к моим губам еще раз, прежде чем повернулся и пошел вниз по проходу, сквозь падающие цветы тика. Наши руки все еще были связаны поясом, что немного затрудняло ходьбу. Пройдя в палатку, где ждали начала торжественной церемонии, Эдвард выпустил наши руки, и теплые пальцы прошлись вниз по моим пятнам. Я почувствовала, как тело реагирует, желая совокупиться с ним.
— Я твой, — прошептал он, его пальцы все еще ласкали пятна на моей шее. Они зашипели, даря мне удовольствие. — Ты моя...
— Да, — выдохнула я. Он наклонился вперед, целуя нежно губы. Мои руки переместились в его волосы, запутываясь в мягких прядях. Наши губы двигались тихо и вяло, но обещая более интересное продолжение. Любовь изливалась в каждом поцелуе. Я хотела соединиться с ним телом и остаться в его объятиях навсегда.
— Императрица, — позвала Мэрэлис снаружи палатки. — Гости собираются во дворец. Осталась официальная часть с объявлениями.
Мы оторвались друг от друга. Глаза Эдварда засветились ярче, и я могла почувствовать все его эмоции: радость и возбуждение. Буквально, почувствовала, это прижатое к моему животу.
— Это реально, — пробормотал Эдвард, его пальцы изучали мои пятна. — Я чувствую нашу связь. Чувствую все, фиогхра (прим. перев: истинная любовь).
— Это будет усиливаться со временем, — сказала я. — К сожалению, не можем пропустить все, отдавшись нашей связи, ти-атии. Мы должны сделать пару фотографий, — Эдвард надувшись выглядел очаровательно. Я поцеловала его, потому что могла. Переплетая пальцы вместе, мы вышли из палатки. Маркус широко улыбнулся. — Что?
— Думал, что ваша связь была сильной, но теперь? — ответил Маркус. — Она освещает все вокруг вас. Хочу, чтобы все смогли увидеть ее. — Эдвард держал меня ближе к себе, прижимаясь к моей щеке. Я таяла от его сильного тела. Возможно ли это, но усмешка Маркуса стала шире.
— Нам нужно вернуться к помосту, прежде чем солнце сядет ниже горы, императрица, — сказала Мэрэлис, ведя нас обратно к алтарю. Солнце сияло на том месте, где мы провели церемонию теплым и медовым светом. Каранель стоял с адмиралом Калленом и его женой Эсми. Они разговаривали с моим братом. С острым слухом сигнарианцев, я смогла услышать их похвалу Каранелю за то, что он такой замечательный брат. Каранель покраснел и спрятался за своими руками, его королевская маска исчезла.
Дворецкий фотограф поймал нас и даже сделал несколько традиционных фотографий. Почти спустя час после церемонии, мы, наконец, отправились в танцевальный зал в большом дворце. Эдвард и я сели за стол перед своими почетными гостями. На нем была наша еда, плюс человеческие традиции: первый танец и торт. Торт был подходящей частью, так как завтра пройдет Хиснари. Дворцовые пекари испекли большой торт, который выглядел как большое пирожное Нари. Гости получили уменьшенную версию. Каранелю досталось два, так как он любит пирожные Нари.
У нас были также традиционные сигнарианские блюда. Эдвард с превеликим удовольствием кормил меня как можно чаще. Его руки всегда прикасались ко мне, а его глаза были теплыми и зелеными, переливающимися в свете зала. Я поцеловала его в губы, укрепляя нашу связь, и становясь достаточно возбужденной. Знала, что у моего платья много-много слоев, но влажность между ног становилась неудобной.
После того, как мы закончили с едой, Эдвард и я вышли в центр зала. Норекс и его выводок сидели недалеко от края платформы, где стояло большое пирожное Нари. Он брезгливо смотрел на меня. Я проигнорировала его, нарезая торт с супругом. Стоя рядом с Эдвардом, мы кормили друг друга куском пирожного Нари. Мы скрепили наш союз поцелуем, и Эдвард проводил меня до передней части платформы. Эдвард взял меня за руки, держа одну мою руку над его отчаянно бьющимся сердцем. Зазвучала старая земная песня, и мы стали качаться в такт музыке. Как только музыка закончилась, Эдвард опустил голову и прижал свои губы к моим. Наша связь потрескивала. Я вздрогнула в его руках, нуждаясь соединиться с ним.
— Всем встать, императрица Нирабелла и император Эдвард, — произнес советник Аро. — Благослови вас Господь обоих... — начал он хлопать в ладоши, и зал взорвался аплодисментами, когда все встали. Эдвард и я пошли к выходу из зала. Мы остановились у стола, у которого стояли адмирал Каллен и его семья, вместе с президентом Митаком. Мой супруг пожал руку мужчинам и обнял своих мать и сестру. С жестом мира, Эдвард и я покинули бальный зал. Мы отправились в сторону моих покоев, где хотели наконец-то закрепиться в качестве супругов.
— Нирабелла! Эд! — позвал Каранель, ерзая у двери. — Я знаю, что не увижу вас, но рад за вас обоих. Брат обнял меня, держа меня крепко. — Ти-ан фей-рене. Я люблю тебя, сестра, — он посмотрел на Эдварда, ярко улыбаясь. — Ти-ун фей-рене. Я люблю тебя, брат.
Эдвард обнял Каранеля и потер спину. Когда они разъединились, Каранель вернулся к королевской маске. Он поклонился, вяло отправившись в зал.
— Наслаждайся пирожными Нари, — сказал Эдвард. — Они находятся в твоих покоях, — Каранель повернулся, взволнованно сияя и помахав Эдварду, прежде чем проскользнул внутрь зала. Мой супруг повернулся ко мне, его глаза хищно сияли. — Теперь, наконец, мы сможем побыть наедине.
— Да, — выдохнула я. Эдвард обольстительно улыбнулся, схватив меня в объятия. Он начал идти в противоположном направлении от моей комнаты. — Ти-атии, это другой путь, — хихикнула я.
— Дерьмо, — фыркнул он. Морща нос, он опустил меня и посмотрел на меня смущенно. — Веди. Очевидно, не знаю, куда.
Я прикусила губу, теребя руку. Наше путешествие обратно в мои апартаменты прошло быстро. Используя свою ладонь, открыла дверь и втащила Эдварда внутрь. Настроив компьютер, чтобы запереть дверь, и открыть только в чрезвычайных ситуациях, прислонилась к твердой древесине, глядя на Эдварда. Его глаза изучали мои светящиеся пятна и тело.
— Прежде чем мы потеряем себя, я хочу отдать тебе кое-что, — сказал Эдвард. — Это дал мне советник Маркус. Его носила твоя мать, — он полез во внутренний карман куртки и извлек небольшой бархатный мешочек. — В человеческой культуре, женщина носит кольцо, чтобы показать, что она состоит в браке. Очевидно, у нас все гораздо больше, чем это, но я хочу, чтобы у тебя было что-то, что всегда напоминало бы меня и нашу семью. Иоти камень носила твоя мама. Само кольцо от моей семьи. Поработав с ювелиром прошлой ночью, после приема, оно было создано, — он вручил мне кольцо. В комнате иоти камень мерцал в свете свечи. Я вспомнила свою мать с ним, только у нее был браслет. — Ты будешь носить его?
— Всегда, — прошептала я. Эдвард улыбнулся, поднимая левую руку и надевая кольцо на мой безымянный палец. — Человеческие мужчины носят кольца?
— Да, — ответил Эдвард. — На одном пальце, — я тихо усмехнулась, подходя к сейфу, где хранила вещи отца. Изначально мы хотели их выставить напоказ, но кто-то попытался украсть из Императорского дворца. Поэтому заперла их в своем номере. Найдя то, что искала, вернулась к Эдварду. — Это принадлежало отцу. Носил его все время, кроме того дня, когда ушел в бой. Это редкий иоти камень, даже более редкий, чем те, что мы носим, — я подняла его, и камень засветилась. — Он светится. Хотя только в нашей атмосфере. У нас есть газы, которые реагируют с камнем, заставляя светиться. Только император может носить его. Поскольку ты император и мой супруг, можешь носить его, — я надела иоти камень на палец левой руки, но он был слишком большим. Руки отца были довольно большими. Эдвард надел его на указательный палец, мягко улыбаясь.
— Буду носить его с честью, моя Белла, — прошептал он.
— Ювелиры изменят размер, — я нервно захихикала. Он кивнул, взяв мое лицо в свои руки. Его теплый взгляд встретился с моим. Они снова засветились. — Так красива...
— Это только для тебя, любимая, — пробормотал Эдвард. Мое тело содрогнулось, пятна переливались, нуждаясь в его прикосновении. — Чувствую, что скоро выскочу из своей кожи. Нуждаюсь в тебе так сильно
— Спальня, — прошептала я, целуя его губы. Я взяла его за руку, ведя его в личные покои. Вся комната, каждая плоская поверхность была заставлена мягкими, горящими свечами. Их фитили были обработаны раствором, который делал пламя, мерцающим светло-голубым. Мои постельные принадлежности были заменены на темно-синее постельное белье. Эдвард осмотрел комнату, но его глаза остановились на мне, глядя голодными глазами.
- Сегодня мы закрепим нашу связь. Наши души воссоединятся раз и навсегда, она станет единой. Я потянулась к ремню, который держал платье на теле. С легким движением запястья ремешок открылся, и платье скользнуло вниз по телу на пол.
— Боже мой, — прошептал Эдвард, его глаза путешествовали вверх по моему телу. —Совершенство...ты...нет слов, Белла... — руки заскользили по моим рукам и обхватили лицо. Нежным поцелуем он привлек меня ближе к своему телу. Мои пальцы сжали его куртку, желая чтобы между нами ничего не было. Я стянула ее, и она упала на мраморный пол с мягким стуком. Эдвард отстранился, откидывая пояс вместе с верхней одеждой. Мои пальцы проворно работали над пуговицами рубашки, когда дотронулась до теплой, мягкой кожи. Прижимая ладони к груди, скользнула ими вверх и вниз по туловищу. Он вздрогнул, снимая с себя рубашку, и обернул свои сильные руки вокруг меня. Его губы нашли мои, требовательно целуя. Его мысли были исключительно обо мне, моем теле и нашей любви, повторяя собственные мысли.
Я медленно отстранилась и упала на колени. Добравшись до брюк, начала расстегивать их.
— Белла, нет, любимая...
— Мы ждали этого, — пробормотала я.
— Не сегодня, фиогхра, — сказал он, помогая мне подняться. — Это наш вечер связи, и хочу показать тебе, как сильно тебя люблю. Я хочу лелеять и поклоняться тебе, Белла. Не хочу, чтобы преклонялась передо мной. Ты императрица. Не должна стоять на коленях.
— Ты говорил это раньше, — пробормотала я. — Когда мы разговаривали с Маркусом...
— И буду твердо стоять на своем, Белла, — сказал он, его голос источал силу. Он поднял меня на руки и понес в сторону кровати. Осторожно положил меня на темные атласные простыни. Заполз на кровать со мной, воспарив над моим телом. — Я хочу, вкусить, целовать и любить каждый дюйм твоего прекрасного тела, императрица.
Губы Эдварда нашли мои, и я ахнула, когда почувствовала, как тело супруга прижимается ко мне. Кожа была такой теплой, такой мягкой и совершенной мужской. Моя рука потянулась к его волосам, пока он нежно целовал меня. Чувствовала, как светящиеся пятна шипят и просят больше. Руки Эдварда двинулись вниз по моему телу, пробежав одним пальцем вдоль него.
— Они все время уходят вниз, любимая. Твои пятна являются одной из многих вещей, которые люблю в тебе.
— Прикоснись ко мне, — взмолилась я, голос страстно звучал. Он поцеловал меня, проводя руками вдоль тела.
— Знаю, что они светятся, но пятна такие теплые, что мою руку покалывает, — Эдвард задумался. Губы Эдварда нашли мою шею, и, высунув язык начал лизать пятна. Я дрожала от удовольствия, желая почувствовать всего его. Руки продолжали свое движение по моему телу, прежде чем достигли груди, нежно гладя. Вдруг супруг сделал так, что бы оказалась на его коленях. Рот Эдварда скользил вниз, пока моя грудь не оказалась между его зубами. Глядя на меня, зеленые глаза горели, несомненно, как у меня. Наши души желали быть связаны, и глаза были окном этой связи.
Мои руки запутались в мягких шелковистых волосах Эдварда. Он снял диадему, надел на церемонию только после того, как мы сели за трапезу. Он сказал, что не привык к этому. Мэрэлис забрала ее и поместила в его каюту, заперев в сейф. Я могла беспрепятственно касаться волос супруга.
— Белла, моя Белла, — ворковал он в своем разуме, когда его рот вернулся к губам. Руки обернулись вокруг тела, прижимая меня к мускулистой груди. Наши поцелуи росли с огромной интенсивностью и страстью. Возбуждение между ног было мокрым и скользким, покрывающим кожу.
— Я люблю тебя, — прошептал он, мягко укладывая меня на простыни, и прижимая к ним. — Всю тебя.
— Эдвард, ти-атии, — вздохнула я. Он криво улыбнулся, целуя рот, прежде чем спустился вниз к телу. Пальцы заскользили по коже, дразня пятна. Он поцеловал мою грудь, смотря на меня влюбленными глазами. Губы двинулись дальше вниз по телу. Двигаясь вдоль бедра, его руки нежно разжали мои ноги. В своем сознании он показал мне, что намеревается сделать. Сигнарианские мужчины были внимательными любовниками, насколько я знаю, но не в такой степени. — Это то, что делают люди?
— Да, и женщины находят это очень приятным. Хочу сделать это для тебя, Белла, — сказал он тихо. — Если ты не...
— Пожалуйста, ... я хочу почувствовать тебя везде, — выдохнула я мысленно, не полностью уверенная в своем голосе.
Это было всем, что Эдвард хотел услышать. Он перевел взгляд на интимное место между ног. Место, которое только он сможет увидеть. Ощутила рычание, и Эдвард наклонился, целуя нежно нижние губы. Тело взорвалось от ощущений. Пятна не светились, но горели. Каждый дюйм кожи горел. Эдвард урчал между ног, его язык дегустировал меня, встряхивая мои складки. Не спрашивая, ноги раздвинулись еще сильнее, желая, чтобы он увидел меня всю, чтобы попробовал всю меня. Интимность этого акта сделала меня еще более возбужденной. Доказательством тому было то, что возбуждение просачивалось из меня, и, несомненно, на язык и губы Эдварда.
Когда он добавил к ним свои пальцы, думала, что умру от экстаза. Его движения были нежными и плавными, вторгаясь внутрь тела. У него голова шла кругом, разрываясь между «жестким» и «мокрым». Предположила, что это хорошо, потому что он продолжал сексуально целовать меня там. Вдоль всего тела я ощутила покалывание. Оно исходило из тех мест, на которых целуя, сконцентрировал свое внимание Эдвард. Мои бедра двигались, прижимаясь об его пальцы, а руки вцепились в простыни. В беззвучном крике, выгнулась на кровати, чувствуя нечто удивительное. Эдвард должно быть остановился, потому что в своих мыслях, он наблюдал за мной, когда мое тело взорвалось огнями.
Я рухнула, на кровать тяжело дыша. Эдвард подполз, собрал меня в охапку, нежно целуя.
— Это было самое восхитительное, что я видел, фиогхра. Так происходит со всеми сигнарианцами?
— Огни? — спросила я, пробегая пальцами по его редким волосам на животе. — Не знаю. При разговоре с Мэрэлис, она никогда не говорила о том, что ее тело взрывалось огнями, при ... — мои пятна зашипели в ожидании.
— При оргазме, — промурлыкал Эдвард, его губы нашли мои. — Как я сказал, это было восхитительно, — он поцеловал их. — Красивая.
Его губы пропутешествовали к моим щекам: — Прекрасная. Он прижался к моему уху и шепнул: — Безупречная… Хочу заняться с тобой любовью, Белла. Моя великолепная Белла.
— Пожалуйста, — выдохнула я, когда руки заскользили вниз по его телу, чтобы снять штаны. Впрочем, их уже не было. Закусив губу, я приподнялась и посмотрела на Эдварда.
— Ты видел меня. Так что это было бы справедливо.
Эдвард засмеялся: — Не кокетничай, любовь моя.
— Что значит «коокетничать»? — спросила я.
— Кокетничать, — поправил он. — Это значит беззастенчиво пялиться. Мне нечего скрывать. Я полностью твой, фиоргхра.
— Хочу коснуться тебя, — вздохнула я. — Ты такой красивый, Эдвард, … но что это за маркировка на твоих ребрах? Она похожа на ту, с крышки шкатулки, в которой был кулон.
- Это герб моей семьи. Постоянная татуировка на коже. Ее не смыть. Она там навсегда, — ответил он. Эдвард перевернулся, чтобы я смогла рассмотреть ее внимательно. Она была красивой, закрученная черным и синим, блистала на бледной коже. Провела пальцами по татуировке, прослеживая ее. Он вздрогнул, и кожа затряслась будто бы от небольших ударов.
— Сделала тебе больно? — спросила я, убрав руку.
— Совсем наоборот. Чувствую себя удивительно, — вздохнул супруг. Я улыбнулась, наклоняясь вперед, и прижимаясь открытым ртом к татуировке для поцелуя. Эдвард тихо застонал, продолжила целовать его со сладким запахом кожу. Это напомнило мне фрукт фиорин (прим. перев: сочетание яблока, базилика и ванили (аромат), обладает вкусом груши и терпкостью пряностей), пряный и терпкий, но с едва уловимой сладостью. Мои руки заскользили по его телу, пока не достигла его мужественности. Была рада, что посмотрела информацию о мужской анатомии. Он был больше, чем у любого на планете Сигнариан, с закругленным верхом. Кожа покраснела, и он дернулся. Я прикусила губу, глядя на возбуждение.
— Он не укусит, Белла.
— Сигнарианские мужчины не настолько одарены, — покраснела я. — Похоже на это, но гораздо меньше, — я смотрела на него, широко улыбаясь. — Хочу почувствовать тебя. Всего тебя. Внутри меня.
Наклонившись, поцеловала моего супруга, моего ти-атии. Его руки обвились вокруг меня, и он перекатился на кровати так, чтобы стать выше меня.
— Войду медленно, фиоргхра, — пробормотал он. — Сожми мою руку, если станет больно, и я перестану.
— Ты никогда не сможешь навредить мне, — прошептала я. — Может быть, это мой первый раз, сближения с тобой, но я знаю, что никогда не причинишь мне боль.
Он мягко улыбнулся, наклоняясь вниз, чтобы прижать свои губы к моим. Руками обхватил лицо, когда держался на своих локтях. Мои ноги были расставлены и сбалансированы вокруг его бедер. Я почувствовала его твердость напротив моей женственности. Отстранившись, он посмотрел мне в глаза.
— Ты – мой мир. Моя причина, чтобы дышать, Нирабелла, — он поместил свою мужественность у моего входа. — Люблю тебя, ти-ани махну, ти-атии са-ахари.
Он скользнул внутрь меня, и я ахнула, мои пятна закипели. Ощутила связь, плотно оборачивающуюся вокруг нас, вжимающего его поглубже в мое тело. Ждала, что станет больно, но не почувствовала ничего, кроме экстаза. Это сделал Эдвард.
— Господи... не знал, любовь моя.
— Эдвард, — всхлипывала я, схватившись за лицо, и глядя в его светящиеся зеленые глаза, осыпающие меня своей любовью. С каждым томным толчком, мое зрение обострялось, и красота лица Эдварда увеличивалась. — Ти-ани махну, ти-атии са-ахари, — захныкала я мысленно. Он мягко улыбнулся, целуя меня с таким почтением, что думала, что разрыдаюсь от счастья, радости и удовольствия. Мы были так связаны вместе, что не знала, где заканчивался он, и начиналась я. Впервые в жизни почувствовала себя полной, целой и непогрешимой.
— Моя Белла. О, боже, — он задыхался, его лоб прижался к моему. — Каждый дюйм моей кожи... я не могу это описать. Не хочу, чтобы это останавливалось.
Это наш последний шаг для скрепления связи. Мы, действительно, едины сейчас, мысленно застонала, когда мои губы нашли его, страстно целуя. Пятна замерцали, засветились, когда Эдвард делал эти вещи своим языком. Его толчки стали куда более решительные, и меня сейчас качало с ним, желая получить его еще дальше внутрь.
— Белла, я так близко, фиоргхра, — он задыхался, руки сжимали меня. Мои ногти впились в его спину. Он дрожал, ритм супруга дал сбои. Я сжала его, теряя себя в нашем завершении связи, нашей связи. Эдвард зарычал, когда тело вдруг остановилось. Почувствовала, как он изливается внутри меня. Пятна взорвались огнями радуги, когда пережила свое удовольствие, мужественность дернулась внутри моего тела. Он медленно возвращался в себя, после излива, пока не выскользнул. Мои пятна все еще светились, и, вероятно, останутся такими еще в течение длительного времени. Он попытался откатиться прочь, но держалась за него.
— Я придавлю тебя.
— Нет, мне это нравится, — сказала я, глядя красивое лицо. — Мне рассказывали о силе связи, но никогда не думала, что это может быть настолько одурманивающим. Не хочу снова надевать одежду. Просто хочу тебя. Только тебя.
— Ты не получишь никаких жалоб от меня, — Эдвард усмехнулся, когда встал со своего места и взял меня за руки.
— Ты куда? — прошептала я.
— Я плохой супруг, если не позабочусь о тебе, фиоргхра, — сказал он, кланяясь, когда слез с кровати. Побрел в ванную и вернулся с белой тканью. Нежно он вытер мои ноги и женственность, которая теперь чувствовала доказательство нашей связи. Это была восхитительная боль та, которую не хотела игнорировать. Он закончил ухаживать за мной, и вернулся в ванную, бросив ткань внутрь. Когда он зашагал обратно в спальню, я, действительно, рассмотрела моего супруга. Его тело было сильным, гибким и мускулистым. Плечи были широкими, а его талия тонкой. Было очевидно, что он проявлял отличную заботу о своем внешнем виде. Я взглянула на его мужское достоинство и даже в расслабленном состоянии, оно было впечатляющим.
— Я вижу, что ты смотришь, — рассмеялся он, забравшись обратно на кровать и притягивая меня в теплые объятия.
— Ты мой, поэтому могу смотреть столько, сколько захочу, — хихикнула я, проследив пальцами его мускулистый торс.
— Я твой, — сказал он, его пальцы заскользили вверх и вниз по моей спине. — Если бы мы могли просто остаться здесь и быть счастливыми...
— Ну, у нас есть три дня, прежде чем обязаны будем покинуть эти апартаменты, — сказала я, запутывая пальцы в его чуть влажных волосах.
— А как же президент Федерации? Присоединение к Федерации? Существует много всего, что предстоит сделать, Белла, — ответил Эдвард.
— Есть, но Совет старейшин дает время на нашу связь, супруг, и еще, — объяснила я. — Твой отец разговаривал с президентом Митаком. Я слышала, как он обсуждал это с ним во время ужина.
— Ты их услышала? Я никогда не думал, что у сигнарианцев такой сильный слух, — Эдвард усмехнулся, его рука по-прежнему гладила светящиеся пятна. — Итак, три дня? Хмммм...?
— Да, ти-атии, — сказала я. — Три дня, чтобы побыть с тобой. Только с тобой. Никаких угроз алфанцев, кораблей-невидимок или злых дядек.
— И без одежды, — ухмыльнулся Эдвард.
— Мне нравится, как это звучит, — проворковала я, накрыв его губы своими, и мы погрузились в нашу связь во второй раз.

От переводчика:
В следующей главе нас ждут впечатления Эдварда об этой церемонии, о закреплении связи с Беллой. И ложка дегтя, в виде драмы, связанной с алфансами.
Ну, а пока, поделитесь своими впечатлениями, как вам церемония?






Небольшая викторина с маленькими, но приятными бонусами за участие.

1) Каким будет первый указ Эдварда? (подсказка: Норекс будет с этим связан)
2) Кто сделает первый шаг навстречу друг другу, Элис или Джаспер, а может быть Маркус подтолкнет их?

Благодарим нашу замечательную бету (Алину)за быструю и качественную редакцию главы.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-22693-5
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Герда (18.07.2016) | Автор: Переводчик: Stasya765
Просмотров: 1263 | Комментарии: 39 | Теги: эдвард, Каранель, Мэрэлис, Нирабелла


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 39
+1
38 Tusya_Natusya   (08.08.2016 22:23)
Я как представила себе церемонию, так захотелось на ней побывать. Красивое событие. А его продолжение... Горячая главка получилась)
Мне кажется, первым указом Эдварда будет выдворение Норекса из королевского дворца. Я бы вообще предпочла его полное изгнание, но так как он принадлежит королевской семье, думаю, сделать это не получится. А жаль!
А по поводу Элис и Джаспера, то тут им, скорее всего, Маркус поможет. Или же Джаспер спросит об этом. Он же задавал вопросы Эду, может и к Элис с ними же подойдёт.
Спасибо за новую главу)))

0
39 Герда   (09.08.2016 10:07)
Церемония, и правда, получилось красивой, но многое осталось за кадром, как и пикантные сцены biggrin

Спасибо за комментарий и участие в викторине, ответы записала. wink

+1
32 Nikarischka   (27.07.2016 02:58)
УХ! Какая горячая глава! Такие сильные эмоции! Но, действительно, думала, что стоит им остаться наедине, как все преграды падут и слова просто исчезнуть. Но они ещё и поговорить успели и кольцами обменяться. Могу только представить, чего им стоило стоять и вести светские беседы. Думается мне, что им не дудут провести наедине все три дня и обязательно произойдёт какая-нибудь чрезвычайная ситуация. Но будем надеяться, что всё-таки я не права.
По-моему первый указ Эдварда будет такой: написать красной краской на лбу Норекса слово янхеш (или как там правильно дебил по-сигнариански). Я бы так поступила. Но это всё шуточки, и, наверное, он прикажет разорвать Лапуш на мелкие кусочки. Больше ничего не могу придумать полезного.
А про вторую сладкую парочку, Элис и Джаспера, могу с уверенностью сказать, что Элис после своей травмы не сделает первый шаг. Вероятнее всего, что и Джаспер тоже немного застенчив в этом плане, ему гораздо комфортнее на поле брани. Так что я думаю, что Маркус будет в роли сводника. Он-то всё видит!
Спасибо большое за перевод! С нетерпением жду следующую главу!

0
34 Герда   (27.07.2016 09:57)
Они слишком любят друг друга, заботятся, чтобы с разбегу прыгнуть в карьер, не хотят испугать свою половинку страстью, да и страх, наверное, есть, все же для них это все впервые, неизведанная территория. Но они справились biggrin И теперь у них впереди три дня - удовольствия и ласки happy
Ответы приняла и записала, спасибо за комментарий. wink

+1
31 Noksowl   (26.07.2016 19:31)
Счастливого трехдневного медового месяца Эдварду и Белле! И чтобы никто не помешал им! smile

Спасибо за перевод новой главы

0
33 Герда   (27.07.2016 09:55)
Хи-хи, да, Белла и Эдвард счастливо проведут эти три дня, не знаю, получится ли кому-нибудь им помешать biggrin
Спасибо за комментарий. wink

+1
27 prokofieva   (24.07.2016 20:46)
Спасибо огромное , шикарно описана , свадебная церемония .

0
30 Герда   (25.07.2016 08:46)
Спасибо за комментарий. wink

+1
26 kotЯ   (23.07.2016 15:51)
Эх, так "пугали" этим ,,особенным поцелуем", что я уж тут напридумывала себе, что только они прикоснуться губами, произойдёт взрыв, торнадо! Они улетят в какое-то особое место...или прямо при всех начнут рывать с себя одежду sad А всё так чинно, с остановками... biggrin

+1
29 Герда   (25.07.2016 08:43)
Хи-хи, все будет впереди, Эдвард - джентльмен, боится обидеть Беллу и поэтому вот так скован, и хочется, но не делает. biggrin
Спасибо за комментарий. wink

+1
35 kotЯ   (30.07.2016 15:56)
Нет, нет я не о том. Просто все так боялись, что бы не поцеловались в губы, словно это послужит спусковым крючком и она забеременеет biggrin

+1
36 Герда   (30.07.2016 21:35)
Ааа, так все возможно, физиологию и прочие особенности Сигнариан мы еще не знаем. biggrin

+1
37 kotЯ   (01.08.2016 12:36)
biggrin Смешно. Спасибо

+1
25 natik359   (22.07.2016 18:13)
Ура! Можно порадоваться за Эдварда и Беллу, наконец-то связь завершена и они теперь одно целое.
И про викторину. Думаю первый указ Эдварда, будет, чтобы Норекс не приближался к Каранелю или что-то типа-того.
а вот второй вопрос, все же думаю Джаспер сделает первый шаг. Хотя может и Маркус приложит руку.

0
28 Герда   (25.07.2016 08:42)
Эдвард и Белла наконец-то счастливы, и мы пусть и не надолго, но можем вздохнуть спокойно. wink
Ответы приняли и записали, спасибо за комментарий. wink

+1
23 pola_gre   (21.07.2016 16:33)
Наконец-то прошла долгожданная церемония соития smile

Спасибо за главу!

0
24 Герда   (22.07.2016 10:11)
Да, вот и прошла эта церемония, а все остальное будет еще очень долго длиться. biggrin
Спасибо за комментарий. wink

+1
21 bitite_zum   (20.07.2016 14:33)
Красивая церемония!
Спасибо за перевод.

0
22 Герда   (20.07.2016 21:28)
Церемония, и правда, была очень замечательной.
Спасибо за комментарий. wink

+1
17 Annaly   (20.07.2016 01:18)
Потрясающая глава. Спасибо огромное за перевод. Эх эти 3 дня

0
20 Герда   (20.07.2016 09:01)
Спасибо за комментарий. Эти три дня для них будут волшебными biggrin

+1
16 riddle   (19.07.2016 22:16)
Большое спасибо за главу!

0
18 Герда   (20.07.2016 08:59)
Пожалуйста. wink

+1
14 siana13   (19.07.2016 13:52)
Спасибо большое за главу!

0
15 Герда   (19.07.2016 21:37)
Пожалуйста. wink

+1
13 nel_tiby   (19.07.2016 12:39)
Красивая церемония!! Хотя, я ожидала большего масштаба, все-таки свадьба императрицы и у них редкая связь. Не каждый день такое значимое событие.
Эд такой милый с Каранелем))))
Спасибо за перевод.

0
19 Герда   (20.07.2016 09:00)
Церемония,и правда, красивая, но многое осталось за кадром biggrin Иначе только бы на описание церемонии ушла бы целая глава, а так обо всем чуть-чуть happy Эд и Каранель станут хорошими друзьями, уже это очень заметно. Они очень милые.
Спасибо за комментарий. wink

+1
11 Stessi   (19.07.2016 09:23)
спасибо за главу

0
12 Герда   (19.07.2016 09:28)
Пожалуйста. wink

+1
5 ирбис11   (19.07.2016 06:07)
Спасибо!

0
10 Герда   (19.07.2016 08:17)
Пожалуйста. wink

+1
4 робокашка   (19.07.2016 00:27)
наконец-то им позволили порцию счастья

0
9 Герда   (19.07.2016 08:17)
Точно, капля в три дня. wink

+1
3 эль4649   (18.07.2016 23:58)
Спасибо

0
8 Герда   (19.07.2016 08:17)
Пожалуйста. wink

+1
2 Lepis   (18.07.2016 23:44)
Спасибо

0
7 Герда   (19.07.2016 08:17)
Пожалуйста. wink

+1
1 Rara-avis   (18.07.2016 22:58)
Настюш, впредь попробуй уменьшить размер некоторых особо крупных фото, а то растягивает безумно сильно вширь. wacko biggrin wink

0
6 Герда   (19.07.2016 08:16)
Будет сделано. wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: