Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1616]
Из жизни актеров [1601]
Мини-фанфики [2390]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4586]
Продолжение по Сумеречной саге [1256]
Стихи [2334]
Все люди [14605]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13971]
Альтернатива [8919]
СЛЭШ и НЦ [8444]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4018]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 августа

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Always On My Mind
Когда же я впервые услышала об Эдварде Каллене? Когда же это началось... Помню, что его имя было повсюду – на носках и жевательной резинке, картах и губной помаде… Его фотографии ярко светились в витринах… И вот один яркий летний день изменил мою жизнь навсегда...

Сделать шаг...
Жизнь Эдварда похожа на лестницу. Он уверенно шагает вверх и быстро достигает вершины. Шаг - и он выпускник лучшего Университета страны. Шаг - и он возглавляет крупнейшую строительную компанию США. Шаг - и он любим самой красивой девушкой Штата. Последняя ступень и последний шаг - покупка кольца и... Сделать этот шаг - просто? Может и так, но не тогда, когда этот шаг первый...

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Неслучайное молчание
Эдвард Каллен - сын одного из самых успешных бизнесменов Карлайла Каллена и не менее известного дизайнера Эсми Каллен. Парень избалован не только деньгами родителей, но и женским вниманием. Первый красавец университета и просто невероятно обворожительный парень. Но его жизнь меняется. Он совершает самый отвратительный поступок, на который способен мужчина. Но любой поступок имеет последствия.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15507
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Список. Глава 20. Революция № 9

2017-8-22
18
0
Число 9,
Число 9,
Число 9…

«Revolution 9»*, «The Beatles», Yoko Ono


«Она выглядит такой вымотанной», — отметил Эдриан, как только подошёл к Гермионе, покинувшей бюро международных перемещений и портключей.

Она, правда, попыталась изобразить бледную, вымученную улыбку, но надолго её усилий не хватило.

Скинув саквояж Эдриану под ноги и безвольно свесив обе руки вдоль тела, она прильнула к его груди и пробормотала:

— До чего же приятно вернуться…

— Тебя не было всего три дня, — напомнил он и крепко обнял её.

— Всё равно. Прекрасно, что я вернулась, — пробубнила она, сонно вздохнув. — Я была рада повидаться с Гарри и Роном и в который раз попыталась убедить их бросить это бесполезное дело и уехать вместе со мной… Но всё же… Так приятно вернуться домой.

Эдриан улыбался, слушая её бессвязный лепет. Он догадывался, что Гермиона имела в виду. И прекрасно понимал намерение её друзей не сдаваться: им спасение жизни Гермионы Грейнджер не казалось «бесполезным делом». Для них это было чрезвычайно важно.

Желая поддержать, он ласково погладил её по спине, а затем поднял с пола саквояж. Подхватив Гермиону под руку, он свернул куда-то вбок и повлёк её за собой по лабиринтам коридоров и кабинетов Министерства.

Когда они вышли в огромный Атриум и двинулись мимо каминной сети, Гермиона спросила:

— Куда мы идём?

— Вон туда, — мотнул он головой, указывая на другой выход.

И они прошли к старой железной решётке, за которой находилась выцветшая красная телефонная будка, служившая одновременно и пропускным пунктом, и лифтом для посетителей Министерства. Гермиона не поинтересовалась, почему они вышли именно здесь, а Эдриан сам ничего объяснять не стал. Как только они выбрались наружу, он молча указал на маггловский мотоцикл.

Искренняя улыбка осветила её лицо.

— Серьёзно? — удивилась она.

— Ага. В городе поведу я, но как только покинем Лондон, попробую научить тебя вождению и дам порулить. Давай закрепим саквояж, а потом прыгай мне за спину, и тронемся в путь.

Пригладив волосы, Пьюси надел ей на голову шлем, приторочил к седлу сумку, а затем, усевшись на мотоцикл, знаком показал, чтобы она устраивалась позади него.

Примостившись за спиной Эдриана, она обхватила его руками за талию и, когда первый порыв воздуха ударил в лицо, закрыла глаза. Ей было хорошо. Гермиона чувствовала себя свободной. Ветер унёс с собой её печали, грехи и страхи.

Она ощутила, что неотвратимо движется навстречу чему-то пугающему и неизведанному. Чувство это преследовало её с тех самых пор, как она услышала о проклятии и узнала предначертанную ей судьбу. Да, Гермиона понимала, что обречена, но при этом чувствовала себя странно свободной. Как будто впервые в жизни была готова полностью и беспрекословно принять жизнь во всех её проявлениях. К тому же с тех пор, как узнала, чем всё закончится дня неё, она не пожалела ни об одном из совершённых поступков: Гермиона не собиралась больше терять время даром, впустую раскаиваясь о чём-либо, совершённом в прошлом, настоящем или будущем.

Не время было тонуть в тревогах и сомнениях. Она не имела права и дальше игнорировать собственную жизнь. В тот момент, когда узнала, что её ждёт, Гермиона решила взять от жизни всё, что можно, и на время забыть о смерти. Надо сказать, что это отчаянное стремление смогли понять очень немногие люди…

Эдриан Пьюси, сидевший сейчас на мотоцикле перед ней, первым поддержал её и сказал, что всё понимает. На самом деле понимает отчаянно-страстное желание обрести свободу… Свободу любить, выбирать… И свободу умереть так, как у Гермионы Грейнджер никогда не хватало смелости жить…

Эти мысли вполне естественно потянули за собой воспоминания о том, как всё началось…

***

Её коллеги по экспедиции, Алекс и Элисон, умерли, когда каждому из них исполнилось двадцать семь лет.

Как такое могло случиться? Очень просто: все считали, что проклятие — это чепуха, бабкины сказки.

Когда экспедиция прибыла в Перу, никто не верил, что пещера на самом деле проклята. Однако, когда (как и было предсказано) один за другим в свой двадцать седьмой день рождения скончались два из трёх членов экспедиции, все сомнения были откинуты. Слухи оказались правдивыми: они умерли, потому что были магглорождёнными. Как и Гермиона, которая всё ещё была жива.

Несколько месяцев все посвящённые упорно старались разгадать тайну проклятья и древних рун, начертанных в той пещере, но в конце концов для Гермионы всё это уже не имело значения. Алекс и Эллисон всё-таки умерли, а она, несомненно, станет следующей в этой печальной очереди.

«Жизнь порой несправедлива к нам, но смерть ещё более груба и жестока — она лишает последнего шанса».

Эта трагедия сводила Эдриана Пьюси с ума. Он во всём винил только себя. Эдриан признался, что до него доходили слухи о проклятии, однако он, как и все вокруг, не поверил в них. Если бы он только мог предположить, чем закончится экспедиция, то никогда бы не послал магглорождённых, не достигших двадцатисемилетия, исследовать пещеру, в которой, как предполагалось, Воландеморт спрятал ряд опасных темномагических артефактов.

В конечном итоге пещера оказалась пуста, а единственное, что обнаружили в ней опасного и темномагического — проклятье, о котором, оказывается, было хорошо известно каждому члену волшебного общества Южной Америки. После нелепой, ужасной смерти двух членов экспедиции Эдриан не просто оказался в опале у Министерства, но и подпал под серьёзные подозрения. Каких только вопросов ему не задавали…

«Вы знали о том, что угроза реальна? Были ли вы (как ваш дед) сторонником Воландеморта? Как вы относитесь к магглорождённым? Хотели ли вы причинить им какой-либо вред? Может, вы желали смерти Гермионе Грейнджер?»

Гермиона знала, что Эдриан никому зла не желал. И жалела его почти так же сильно, как и себя. Однажды, после допроса в Министерстве, он заявился к ней в квартиру пьяный, практически раздавленный чувством вины и, мечась туда-сюда по комнате, с горечью признался:

— Помимо того, что, вероятней всего, я лишусь работы, против меня могут выдвинуть обвинения, могут осудить в Визенгамоте и даже оправить в Азкабан… Гарри Поттер и Рон Уизли угрожали убить меня… А мне жаль, ужасно жаль!.. И я совсем не желал тебе смерти… Потому что люблю тебя… Очень сильно… Я знаю о существовании анти-заклятья, но никто… никто даже слушать меня не хочет! Существует один древний текст (я его видел однажды в Запретной секции Хогвартса), который, насколько я помню, как-то связан с той пещерой и проклятьем… Но мне же теперь никто не позволит отыскать его. Ведь я больше не глава отдела. Меня отправили в административный отпуск…

Гермиона хотела сказать, что ей, конечно, жаль его, но у неё своих неприятностей полный набор: например, всего восемь месяцев, которые ей осталось жить… Но все-таки она затащила его на диван, почти силой напоила горячим кофе и внимательно выслушала.

Пьюси несвязно бормотал что-то о том, что анти-заклятье каким-то образом завязано на группе из трёх человек (ведь «три» — это само по себе сильное магическое число!).

Некоторое время Гермиона слушала его теорию, отвлечённо наблюдая за рождественскими огнями, мерцающими на елке в углу гостиной, и пыталась постигнуть смысл того, о чём он рассказывал, но, по правде сказать, слова его больше всего напоминали пьяный бред.

По словам Эдриана, то, что её день рождения приходился на девятый месяц, было чрезвычайно важно: ведь число «девять» получается, если три умножить на три… Когда Гермионе останется всего шесть месяцев жизни, ей необходимо сменить работу и место жительства… А самое главное, повторил он несколько раз — чтобы разрушить проклятие, три человека должны почувствовать истинную любовь друг к другу.

Она невольно засмеялась и попросила:

— Повтори-ка.

Устало склонив голову ей на колени, Пьюси подтвердил:

— Истинную любовь, Гермиона. Истинную любовь между тремя людьми. Нужны не просто двое мужчин, которые бы полюбили тебя, но которые к тому же очень любят друг друга, — он приоткрыл глаза, словно желая проверить: до конца ли ей понятно то, о чём сейчас идёт речь.

— Да… Я понимаю, Эдриан… — протянула Гермиона, всё ещё не понимая, к чему он ведёт, и погладила его по волосам, когда он завозился, поудобнее устраиваясь на боку.

— Может быть, змеёныши помогут, — пробормотал Пьюси, снова устало прикрывая веки. — Надо найти двух из них, кто влюбится в тебя, и чтобы они любили друг друга. Тебе надо попробовать, Гермиона.

— Хм, — рассеянно пробормотала она, всё ещё поглаживая его волосы.

Гермиона понятия не имела, о чём он говорил.

«Что за «змеёныши» такие?»

Тут Эдриан открыл глаза, потянулся к ней и, ухватив её запястье, снова замер, бормоча:

— Ты должна попробовать…. Двое мужчин, которые любят тебя и друг друга одинаково сильно. Ты поняла? Чтобы снять проклятье… Я уверен, это должно сработать! Ты — третья по счёту из проклятых. С первыми двумя ничего не вышло бы, но с тобой всё получится! Я читал предсказание, написанное рунами в старинных фолиантах. Езжай в Хогвартс и увидишь сама…

Веки его медленно опустились, и, погрузившись в сон, он умолк.

Гермиона задумалась над словами Эдриана, и до неё постепенно начало доходить, что именно он пытался ей втолковать.

На следующее утро она встретилась с Гарри и Роном и, трепеща от волнения, попросила у лучших друзей помощи в самом трудном деле: она спросила Гарри, не против ли он заняться с ней любовью? Оправдывая теорию Пьюси тем, что она и сама видела ту же самую древнюю рукопись, написанную рунами, Гермиона добавила, что это, может быть, единственный способ спасти её жизнь… Ведь она… уже занималась раньше сексом с Роном… А Рон и Гарри — словно родные братья и по-настоящему любят друг друга…

Гарри выполнил её просьбу (о чём они сразу же оба пожалели!).

Однако теория Эдриана не сработала, как бы сильно все посвящённые на неё не надеялись…

Ну что же, Гермиона должна была предполагать, что этим всё и кончится.

На следующий день Билл Уизли просканировал её специальными заклинаниями, чтобы убедиться, что проклятие исчезло. Но всё осталось по-прежнему.

Гермиона была полна стыда и раскаяния. Она поверить не могла, что настолько неточно истолковала руны, непоправимо исказив их смысл. И решила, что теперь заслуживает лишь презрения, навсегда потеряв уважение Гарри. Утешало только одно: по крайней мере, её позорное «навсегда» через восемь месяцев закончится.

Однако Гарри Поттер остался Гарри Поттером. Он и не собирался её презирать. Ему была вполне понятна её просьба, он даже поддержал подругу, сказав, что согласен на что угодно, лишь бы появился шанс спасти её жизнь. И она по-прежнему может рассчитывать на любую его помощь.

На следующий день, встретив Пьюси в Министерстве, Гермиона сообщила, что его теория на практике не сработала.

Эдриан был в ярости! Он запретил ей заниматься самодеятельностью и заорал, что она совершенно ничего не поняла! Опешив от подобной реакции, Гермиона сначала согласилась, но в процессе разбирательства они ужасно поспорили, а в самый напряжённый момент даже воспользовались палочками. Закончилось всё настолько плохо, что кто-то даже вызвал авроров… И Гарри Поттера с Роном Уизли — в том числе… В итоге было решено, что Гермиона бросит работу, а остальные заинтересованные лица направят все усилия на поиски анти-заклятья.

Однако, оказалось, что у Пьюси существовали собственные планы на её счёт. Которые он и начал продвигать без ведома Гермионы. Он стал упоминать о ней на каждом заседании клуба змеёнышей. Ненавязчиво, между делом: фраза там, слово здесь. Как бы невзначай навёл Нотта на мысль, что пустующее чердачное помещение можно превратить в красивую жилую квартиру. Как ни странно, Тео ни разу не спросил: с чего вдруг Грейнджер должна жить на чердаке именно его дома? Вместо этого, он всё обустроил там для неё, только потому что Эдриан попросил его об этом.

Однажды поздно вечером, накануне того дня, когда Гермиона должна была переехать в новую квартиру, Пьюси вновь пришёл к ней в гости. Она только что выписалась из госпиталя Святого Мунго и как раз упаковывала последние вещи.

Эдриан постучал в приоткрытую дверь и, застряв на пороге, словно на незримой огненной черте, опасной для жизни, спросил:

— Готова перебраться на новое место жительства?

Гермиона окинула комнату взглядом и ответила:

— Думаю, сегодня я останусь ночевать здесь. Уже слишком поздно, а я так устала. Отправлюсь туда утром.

Она присела на краешек разобранной постели. Эдриан только сейчас заметил, что на ней надета лишь ночнушка, да ещё тапочки. Скинув обувь, Гермиона спрятала ноги под одеяло.

Пьюси промолчал и коротко кивнул. С тех пор как она призналась, что занималась любовью с Гарри Поттером (как будто больше не с кем было!), напряжённость между ним лишь нарастала с каждым днём.

«Неужели она действительно настолько бестолковая? Неужели она действительно подумала, что я именно ЭТО имел в виду, когда рассказывал об анти-проклятии?»

Хотя, возможно, напряжённость была вызвана его словами о том, что он питает к ней глубокие чувства? Он не знал точно.

— Ну, — выдавил Эдриан как-то неестественно медленно, словно через силу, — тогда я пойду… И вернусь завтра, чтобы помочь тебе с переездом.

— Тебе не обязательно уходить, — уверила она, протягивая руку. — Можешь остаться.

Кое-как растянув губы в издевательской усмешке, он поинтересовался:

— Остаться? С какой целью?

— Просто так… Разве ты не этого хочешь? Эдриан, у меня всего лишь шесть месяцев жизни. Я не знаю, чего ты ждёшь от меня. Оставайся, если желаешь остаться. Уходи, если захочешь уйти. Решение за тобой.

Он медленно подошел к кровати и сел рядом.

— Думаю, я мог бы остаться… Ненадолго…

Тишина между ними загустела и наполнилась жаром, когда Гермиона, опёршись на руку, потянулась к нему и поцеловала в щёку. Она попыталась отодвинуться, но почувствовала, как тёплые ладони легли ей на спину и слегка придержали, не позволяя вернуться на место. Эдриан медленно откинулся на кровать, по-прежнему не отпуская её из рук, увлёк за собой, бережно укладывая поверх собственного тела и крепко прижимая. Пытаясь удержать равновесие, Гермиона скользнула по его колену ногой и, удобно пристроив её между сильными бёдрами, отчётливо ощутила под собой внушительную выпуклость.

— Гермиона, я здесь, чтобы помочь… Просто убедиться, что всё идёт как надо… Искупить собственные глупые ошибки… Прости за то, что поставил тебя в неловкое положение, выдав собственные чувства. Не думай, что я жду от тебя любви или … ещё чего-то взамен, — сдавленно бормотал он, ласково поглаживая её по спине дрожащими руками.

— Не знаю, что тебе сказать… — прошептала Гермиона и, склонив голову ему на грудь, где гулко бухало сердце, добавила: — Я не хочу умирать, Эдриан.

— Я тоже не хочу твоей смерти, — горько отозвался он. — И должен честно предупредить: занятия любовью со мной (или с Гарри Поттером) не спасут тебя. Однако это не значит, что тебе не сможет помочь ещё кто-то.

Вскинув на Эдриана взгляд, она коснулась его нижней губы и, чуть надавливая, нежно провела по ней большим пальцем.

— Я не стала бы заниматься с тобой любовью ради того, чтобы спасти МОЮ жизнь. Может быть, я хочу заняться с тобой любовью, чтобы спасти ТВОЮ…

Вспышка какого-то чувства мелькнула на его лице. Возможно, это было удивление. Или обманутые надежды. Или… Что бы это ни было, Гермиона могла понять Эдриана, поэтому тут же поправилась:

— Я займусь с тобой любовью, потому что действительно хочу этого, а я так устала отказываться от того, чего на самом деле желаю… У меня осталось не так уж и много времени, так почему бы мне не заняться именно сейчас тем, чего я хочу?

Придвинувшись ближе, Гермиона склонилась над ним и снова поцеловала, на этот раз в губы. Дыхание у Пьюси сбилось окончательно, и она, поёрзав так, чтобы удобней расположиться на его теле, отчаянно и безоглядно начала целовать его.

Эдриану казалось, что он видит сон, прекрасный сон… Или просто валяется в обмороке, и у него начались видения… Потому что не могло на самом деле свершиться то, что происходило с ним сейчас!

Когда Пьюси шёл к ней сегодня вечером пьяный, он, конечно, фантазировал о том, что это может случиться… когда-нибудь… Но даже не предполагал, что мечта сбудется сегодня! Однако вот они: на её кровати вместе, Гермиона лежит на нём и они неистово, лихорадочно целуются… И это чудесно!

Эдриан всё ещё не принимал активного участия в происходящем, потому что наслаждался тем, что она сейчас творила с ним. Он не загадывал, как далеко Гермиона собиралась зайти, но надеялся, что они всё-таки займутся любовью.
Правая рука словно сама собой скользнула ниже и крепко сжала её ягодицу, сминая ночную рубашку, комкая её на талии, открывая взгляду шёлковые трусики, и Эдриан снова подумал, что это всё-таки сон: то, что происходит, слишком прекрасно, и он не заслужил подобного в реальности.

Он шумно выдохнул, потому что Гермиона начала нетерпеливо ёрзать на нём и бедром задела ноющую от напряжения плоть. Она тут же приподнялась и уселась между его ног. В этом положении она не могла больше целовать Эдриана в губы, зато принялась раздевать его, быстро расстёгивая длинную вереницу пуговиц. Распахнув рубашку, она склонилась над ним и начала целовать его широкую грудь и затвердевшие соски. Пальцы поглаживали мягкую гладкую кожу, губы невесомыми, обжигающими поцелуями спустились к животу и вернулись обратно, обласкали шею, оставив розовую отметину в ложбинке над ключицей.

Потом Гермиона снова отстранилась, ненадолго, лишь для того чтобы расстегнуть его брюки. Рука потянула вниз язычок молнии, высвобождая на волю болезненно напряжённый член. Чтобы удержать рвущийся наружу вскрик, Эдриану, словно какому-то зелёному юнцу, пришлось с силой прикусить нижнюю губу.

Лишённый одежды, он больше не мог оставаться безмолвным и недвижимым соучастником этого сладкого безумия, поэтому крутанулся так, чтобы оказаться сверху, скользнул рукой от её колена вверх, по мягкой коже бедра к тазовой косточке, и ещё выше, позволив дрожащим от сдерживаемого желания пальцам чуть расслабиться на плоском животе. Покрывая поцелуями шею и плечи Гермионы, он быстрым движением стянул с неё трусики и, продолжая ласку, провёл ладонью выше, бережно, словно драгоценную чашу, обхватил ею грудь, скользнул ещё выше, потянув ночную рубашку вверх. Гермиона помогла, сняв её через голову и отбросив на пол.

Некоторое время Эдриан просто любовался её телом, омываемым тёплым струящимся светом лампы, стоящей на прикроватной тумбочке. Гермиона Грейнджер была прекрасна, но ни единым словом он не смог бы передать то, что чувствовал сейчас, любуясь ей.

Мягко обхватив ладонью её грудь, он благоговейно замер и лишь спустя несколько секунд начал ласкать, нежно водя по розовому соску подрагивающим пальцем. Он хотел распробовать Гермиону, насладиться ей, но не раньше, чем доведёт её до безумного, головокружительного возбуждения. Самыми кончиками пальцев он коснулся её ступни и медленно, почти невесомо повёл по обнажённой коже незримую огненную линию от лодыжки к колену, поднялся по бедру, задержав руку на талии. Навис над ней и впился в губы жадным, голодным поцелуем.

Эдриан целовал её так крепко, так отчаянно, что был уверен: скорей всего своими действиями он причиняет Гермионе боль. Накрыв ладонью её грудь, он восхитился тем, насколько точно, насколько безупречно они соответствовали друг другу. И невольно задался вопросом:

«Совпадём ли мы во всём остальном столь же идеально?» — но тут же отбросил глупые мысли и продолжил целовать её шею.

Когда горячий, влажный рот Эдриана принялся ласкать вторую грудь и сомкнулся над сладким твёрдым от возбуждения соском, рука его скользнула по изящному подрагивающему телу вниз, к сомкнутым бёдрам.

Гермиона запустила ладонь в его волосы, массируя пальцами затылок, огладила мускулистое плечо, снова вернула руки на его затылок, провела по крепким мышцам груди, широким плечам, гладким бицепсам. Прильнув к нему, она вжалась затвердевшими сосками в его грудь, и он тут же обхватил руками её талию, прижал к себе ещё сильней, спустился ладонью ниже, смяв упругое полушарие ягодицы.

Вклинившись коленом между её ног, он опустился на Гермиону всем телом, легонько провёл по груди костяшкам пальцев, самыми кончиками очертил нежный холмик и прильнул к нему горячими губами. От его поцелуев, попеременно ласкавших то одну грудь, то другую, соски напряглись ещё сильней, и Эдриан с наслаждением втягивал их затвердевшие ягодки жаждущим ртом. Он облизывал их, перекатывая языком, оттягивал, прикусывал и сжимал, время от времени приподнимая голову, чтобы полюбоваться налившимися кровью тёмно-розовыми припухшими вершинками.

Пока он продолжал осыпать жаркими жалящими поцелуями её шею и груди, рука его скользнула ниже по влажному от испарины и поцелуев телу, словно изнутри мерцавшему в тусклом свете ночной лампы, и от его прикосновений шелковистая кожа покрылась мурашками. Сейчас Эдриану казалось, что он горит заживо, и погасить терзающее изнутри пламя может только Гермиона Грейнджер.

Он чуть приподнялся, слегка прижав её левую ногу собственным телом, правую же согнул в колене и осыпал поцелуями внутреннюю часть бедра. Но вскоре выпустил из рук, судорожно переводя дыхание. Эдриан изо всех сил пытался сдерживать себя и не торопить события. Он сполз ещё ниже и, прильнув щекой к самому низу живота, обнял Гермиону за талию. Он чувствовал непреодолимую потребность узнать её, на собственном опыте испытать: какова на вкус Гермиона Грейнджер. Целуя нежную кожу подрагивающих бёдер, он скользнул ладонью между ними. Палец закружил по напряжённому комочку плоти, тело её потянулось навстречу ласкающей руке, и Эдриан наконец накрыл губами вожделенную цель.

Гермиона ахнула и, судорожно вцепившись пальцами в его волосы, раскрылась ещё шире. Он остановился лишь на мгновение, чтобы взглянуть на её лицо. Она была так прекрасна, что у Эдриана перехватило дыхание, и всё, на что он оказался способен — желать её ещё сильней, ласкать ещё более страстно и требовательно.

Он подвёл Гермиону к самому краю, но в последний момент прижал к постели, подминая под себя, и осторожно вошёл в неё, проникая всего лишь наполовину, пытаясь сдержать накатывающую волнами страсть. Эдриан весь внутренне сжался, хмурясь от напряжения, когда услышал тихий всхлип, а затем решительно толкнулся, погрузившись до конца, начиная двигаться впёред-назад, скользить и вторгаться всё глубже. Два тела слились в идеальном ритме: его, нависающее над Гермионой, и её, с готовностью принимающее Эдриана.

Словно утопая в охвативших эмоциях, она вцепилась в его плечи, крепко обняла за шею и потянула к себе для ещё одного поцелуя. Эдриан восторженно ответил ей и, ощущая накатывающее блаженство, уткнулся в ложбинку возле ключицы, пытаясь заглушить громкий стон. Гермиона же, стараясь сдержать рвущийся наружу вскрик, прикусила кожу на его плече. Они кончили практически одновременно: Эдриан первым, она — спустя один удар сердца.

Он прижал всё ещё вздрагивающую, задыхающуюся Гермиону к себе и потянулся за одеялом. Накрыв обоих, заключил её в объятья, словно маленького ребёнка, поцеловал в макушку и, нежно, успокаивающе поглаживая по спине, тихо спросил:

— Это больше никогда не повторится, не так ли?

И Гермиона вдруг разрыдалась.

Потому что понимала, о чём спрашивает Эдриан. Потому что знала, что он прав. Не имело значения по какой причине этого не произойдёт: из-за того ли, что у неё почти совсем не оставалось времени или из-за того, что она не любит его… Неважно. Он был абсолютно прав: их близость никогда больше не повторится. И Гермионе стало бесконечно, невыносимо грустно.

Эдриан тоже прекрасно понимал это, поэтому лишь ещё крепче обнял её.

«Я хочу всё сделать правильно, потому что просто не могу поступить иначе. Я должен ей».

***

Он вернул Гермиону в действительность, окликнув по имени, когда остановил мотоцикл на обочине проезжей части. К этому времени они уже выбрались за город. Сидя верхом, Эдриан пнул боковой упор, чтобы мотоцикл не свалился, соскользнул с сиденья и помог Гермионе сойти на землю.

Не выпуская её ладони из своей, он признался:

— Блейз рассказал всем, кроме Тео, что ты скоро умрёшь.

Гермиона замерла от охватившего её ужаса и, словно не поверив собственным ушам, в замешательстве уставилась на него.



* — «Revolution 9» — на мой неискушённый взгляд чистая психоделика, не зря же там поучаствовала Йоко Оно, да и период был такой, когда Леннон, не шутя, увлекался наркотиками. Каждый, несомненно, найдёт для себя что-то своё, подходящее к ситуации, описываемой в главе (лично я несколько строк нашла))).
Ссылка: http://www.amalgama-lab.com/songs/b/beatles/revolution_9.html


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/205-36972-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: irinka-chudo (04.03.2017) | Автор: переведено irinka-chudo
Просмотров: 254 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
3 Svetlana♥Z   (16.04.2017 15:59)
Очень необычная история. Спасибо.

0
4 irinka-chudo   (16.04.2017 17:44)
соглашусь))) Необычная.
И вас спасибо!

0
1 Bella_Ysagi   (04.03.2017 20:46)
спасибо

0
2 irinka-chudo   (04.03.2017 20:47)
всегда пожалуйста)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]