Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2723]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [25]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4862]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15286]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14640]
Альтернатива [9123]
СЛЭШ и НЦ [9110]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4499]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Крылья
Пробудившись после очередного ночного кошмара, Белла не помнит, кто она и как попала в это место. Стоит ли ей доверять людям, которые её окружают? Так ли они заботливы и добры, как хотят казаться? И что если в зеркале Белла увидит правду?
Мистика, мини.

Мама, расскажи мне сказку на ночь
«Мама, расскажи мне сказку про добро и зло, про добрых фей и злых волшебников» - просит маленькая Тэмми свою маму. Но так ли уж эта сказка остается выдумкой?

Хижина в лесу
Вот уже двадцать лет полиция не может поймать опасного преступника. В рождественскую неделю Чарли, как всегда, предостерегает Беллу не ходить в одиночку, но она все равно идет в лес за ёлкой. Кого она найдет в заснеженной хижине в самой глубине леса?

Красота внутри
Отправившись на рождественскую вечеринку, Эдвард надеется провести время с коллегой, которой интересуется уже много месяцев. Оттолкнет ли ее его слепота или позволит увидеть ее в другом свете?

Perfect Lie
В один прекрасный миг жизнь Беллы Свон меняется. Из бедной, влачившей почти нищенское существование девушки она превращается в одну из богатейших жительниц США. Но все может снова измениться. Ведь ее маленький мирок создан благодаря лжи. Вся ее жизнь - безупречная ложь. Что она выберет: лгать дальше, чтобы спасти свой мир, или сказать правду...и в итоге снова все потерять?

Тень Света
Чувства пронизывают пространство и время. Выбор любить или ненавидеть изменяет нас и целый мир вокруг.

Давай, Белла, или Демон из Прошлого
Изабелле Каллен тридцать лет. У неё превосходный муж, замечательные дети, любимая работа, большая семья и множество близких друзей. Но как с ней связана череда страшных, жестоких убийств? И почему все следы ведут в прошлое?

Кровные узы
Белле Свон не повезло: она перешла в нашу школу в последнем классе, когда дружба между школьниками давно распределена и новеньких не жалуют в компаниях. К тому же ее отец был шерифом, не раз разгонявшим молодежные вечеринки, что априори превращало ее в объект лютой ненависти особенно разнузданных учеников.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11746
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Серьезный проступок. 23 глава. Вброс и прессинг

2021-9-23
18
0
[Вброс и прессинг — атакующая стратегия, при которой шайба сначала попадает в зону соперника, а затем атакующая команда пытается завладеть шайбой на изгибе за воротами]


На следующее утро я проснулась от незнакомого запаха накрахмаленных простыней и знакомого аромата Эдварда. Придвинулась ближе к нему и зарылась носом в редкие медные волоски на груди, вдыхая. Каллен издал сонное, но довольное бормотание и потер ладонями мои плечи.

Я еще раз поцеловала его теплую, пахнущую сном кожу, и он перевернулся на спину, потянув меня за собой так, что я легла ему на грудь. Наши ноги переплелись, и я играючи провела пальцами по твердому изгибу его плеча. В постели с Эдвардом. Невероятно.

— Просыпаться с тобой — потрясающе, — пробормотал он, не открывая глаз.

Я улыбнулась и поцеловала твердый и соблазнительный изгиб грудных мышц. Мы долго лежали так; плавное движение его груди убаюкивало, возвращая сонную дремоту. Но разум постоянно возвращался к событиям прошлой ночи.

Я вздрогнула от восторга, вспоминая об удовольствии, которое он мне доставил прежде, чем мы уснули. Эдвард почувствовал это и невнятно, вопрошающе мурлыкнул, натягивая одеяло на плечи. Я прижалась крепче, пытаясь вернуться в счастливый сонный кокон, но в голове всплыло еще одно воспоминание. И очень не хотело уходить. Какое-то время я переживала из-за этого, прокручивая мысль в голове снова и снова. Нужно поговорить с Эдвардом.

Должно быть, он почувствовал мое напряжение. Сонно застонав, провел рукой по лицу; другая все еще покоилась на моих плечах. Эдвард пару раз сонно моргнул, глядя в потолок, а потом с улыбкой посмотрел на меня.

— Доброе утро. Кажется, ты полностью уничтожила меня прошлой ночью.

Мне удалось улыбнуться в ответ, но беспокойство не уходило с лица.

— Белла? Ты в порядке? — Эдвард положил обе руки мне на плечи, слегка приподнимая. Теперь он, нахмурившись, осматривал мое тело. — Я ведь не сделал тебе больно прошлой ночью, правда?

— Нет, нет, — заверила я, наклоняясь, чтобы быстро поцеловать его. Попыталась ослабить хватку, чтобы снова оказаться в объятиях. — Все отлично, — обеспокоенные зеленые глаза все еще блуждали по моему телу в поисках повреждений, и я протянула руку, чтобы разгладить морщинку между его бровями. — Правда, Эдвард, я в порядке.

Наконец, он встретился со мной взглядом.

— Тогда в чем дело?

Я выдохнула, пульс дрогнул, и нервное напряжение повисло в воздухе. Положила подбородок ему на грудь, не отрывая взгляда.

— Ты расскажешь мне о Кэрол?

Эдвард вздрогнул и быстро отвел взгляд, проводя рукой по волосам. Когда он снова решился на меня посмотреть, то нахмурился еще сильнее. В глазах появилась настороженность.

— Зачем?

Я опустила взгляд, мой палец нервно очерчивал круг на его обнаженной коже.

— Затем, — мой голос стал тихим и неуверенным. — Я просто… хочу знать, — лишь на мгновение подняв взгляд, снова посмотрела на палец. — Ты сказал, с кем ты не спал — с Таней и Бри, но никогда не говорил с кем спал. Ты сказал, что уже занимался сексом. Это было… это было с Кэрол?

Неужели это она научила его обращаться с женским телом? Неужели это она?.. Я стиснула зубы, борясь с внезапно накатившей волной ревности и желания найти брюнетку и вырвать ей волосы. А потом, может быть… поблагодарить ее? Боже, у меня раздвоение личности.

Эдвард сел и, слегка отстранив меня, нервно запустил пальцы в свои волосы. Я наклонилась, чтобы взять с пола футболку и надеть ее. Было неловко разговаривать об этом обнаженной — я чувствовала себя беззащитной. Эдвард слегка повернулся, наблюдая за мной с грустным и сожалеющим выражением лица. Натянув простынь на голые колени, он взял меня за руки и уставился на них.

— Уверена, что хочешь знать? Уверена, что хочешь об этом говорить?

— Д-да, — я попыталась сказать это твердо, но голос дрожал от волнения. Одновременно хотелось и не хотелось слышать о сексуальном опыте Эдварда. Желудок скрутило, и внизу живота поселилось странное щекотное ощущение.

Изумрудные глаза метнулись ко мне, и Эдвард сильнее сжал мои руки.

— Белла, я люблю тебя. Я никогда ни к кому не относился так, как к тебе. И это правда. Я никогда не хотел этого делать… никогда не хотел никого так, как тебя. Я расскажу о Кэрол, если хочешь… Но я не хочу, чтобы это причиняло тебе боль, не хочу видеть тебя такой расстроенной. Это случилось еще до нашей встречи. И лучше бы этого вообще не было… — он сделал глубокий вдох. — Просто очень странно говорить об этом с тобой. Не хочу, чтобы между нами что-то изменилось после этого.

Я прокрутила слова Эдварда в голове. Размышляла, сколько боли причинят мне слова о том, что он занимался сексом с другой девушкой. Мое бурное воображение явно ударит по самооценке после этого. По крайней мере, остается надеяться, что все обойдется.

Я посмотрела на родное лицо. Вид у Эдварда был очень болезненный. Выдавив из себя ободряющую улыбку, положила ладони ему на щеки.

— Я тоже люблю тебя, Эдвард. Так сильно. Но я должна знать. В противном случае это постоянно будет раздражать меня. Но мне ведь не о чем беспокоиться, правда? — неожиданная мысль ударила мне в голову, и я со страхом подняла глаза на Эдварда.

— Что? Нет, нет! — он наклонился и пылко поцеловал меня. — Я давно не был… не видел Кэрол.

— Значит, ты все-таки с ней спал, — я спрятала лицо за завесой волос.

— Да, — тихо признался Эдвард, нежно проводя ладонями по моим плечам. — Спал, — он указал на изголовье кровати и медленно прислонился к нему. — Позволишь обнимать тебя, пока я буду рассказывать? Пожалуйста.

Я быстро легла ему на грудь, нуждаясь в его утешающих объятиях так же, как и он нуждался в моих.

— Я познакомился с Кэрол, когда навещал Эммета и Роуз. Они дружат с первого курса. Кэрол была хорошенькой и веселой. Она знала, что я младший брат Эммета, но понятия не имела, насколько младший, — Эдвард поудобнее устроился на подушках. — Кэрол… она очень любила секс. И я ей очень нравился, — он наклонил голову, и я увидела его насмешливую полуулыбку. Откинула голову ему на плечо, и он ласково погладил меня по волосам. Напряжение потихоньку утихало.

— Это случилось еще до начала занятий в школе. Я пробыл здесь пару недель, пока родители были в отпуске. Приходилось проводить с Кэрол много времени, но меня это не тяготило. Она была милой, веселой и… ну, — Эдвард слегка сжал меня. — Мы виделись каждый раз, когда я навещал Эммета и Роуз.

Я весело фыркнула, и Эдвард снова слегка сжал меня.

— Мои визиты прекратились после начала учебного года, и она встретила кого-то в Сан-Диего, — он замолчал. — Мы оба уехали в разные города, понимаешь? Кэрол мне нравилась, правда, но… Я не любил ее, и она не любила меня. Мы просто… веселились. И я многому научился, — Эдвард посмотрел на меня сверху вниз. В изумрудных глазах плясало веселье. Меня радовало, что мы можем беззаботно говорить на эту тему. — Она мне нравилась, но не пойми меня неправильно. Она чувствовала то же самое… Кэрол просто была добра к мальчику-девственнику, который очень-очень хотел секса. Она была готова научить меня… и я с удовольствием учился.

Я улыбнулась. Маленький девственник. Эдвард. Он ненавидел делать то, чего не умеет достаточно хорошо. И если чувствовал, что чего-то не знает, то делал все возможное, чтобы узнать об этом как можно больше.

— Итак… — он громко выдохнул. — Это Кэрол.

— Хм, — я села, все еще обнимая его за талию, и быстро, но нежно поцеловала в уголок рта. — Значит, Кэрол — единственная девушка, с которой ты спал?

Эдвард выглядел смущенным, и я удивленно выгнула бровь.

— Ну, эм… нет. Была еще одна девушка, она уже училась в университете. Но я спал с ней только один раз, — быстро добавил он, защищаясь. — Я просто хотел убедиться, что получу те же… результаты?.. Как в случае с Кэрол.

Я уставилась на Эдварда, и он начал нервничать.

— Это все, клянусь. И я никогда не хотел никого так сильно, как тебя. Ты даже не представляешь, Белла…

Я рухнула на кровать, хихикая. Теперь Эдвард ошарашенно уставился на меня. Только мой парень с обсессивно-компульсивным расстройством и склонностью к самоконтролю мог переспать с кем-то лишь для того, чтобы убедиться, что его сексуальные умения закрепились. Только Эдвард… Я начала смеяться еще громче. Боже, как я его люблю!

— Я очень рад, что тебе весело, — начал Каллен, опускаясь на колени передо моим телом, лежащим ничком на кровати. — Но не думаю, что ты должна смеяться, когда я рассказываю тебе истории моего сексуального опыта, — он опустился на меня, накрыв с головы до ног. Взял мои руки и прижал их к матрасу по обе стороны от головы. Я перестала смеяться. Эдвард был все еще обнажен.

— Итак, Кэрол… Кэрол…

Эдвард провел нижней губой по моей ключице, оставляя на ней влажный след. Это безумно отвлекло, но я решила попробовать еще раз.

— Значит, Кэрол — это та девушка, благодаря которой ты научился всему этому… типа дивана? — при воспоминании о той ночи промежность резко запульсировала. — И тому, что лежит в твоем ящике?

— Хм, может быть, немного. Но диван — это то, чтобы было только с тобой.

— Неужели? — я откинула голову назад, когда Эдвард нежно поцеловал меня в челюсть. Я была рада — очень рада, — что он только мой и ничей больше. Пусть Кэрол и научила его всем этим вещам, но счастливой он делает только меня. И я была полна решимости с этого момента вместе открывать новое. Только вдвоем.

— Честно, — шею обдало его горячим дыханием. — Есть еще много вещей, которые я хочу сделать именно с тобой, Изабелла, — зловеще прошептал Эдвард. — У меня было много времени, чтобы строить извращенные фантазии о тебе.

— Правда? — если он думает, что я так легко отступлю, то глубоко ошибается. Давай, малыш. Давай, давай. — Я не могу ждать.

Эдвард рассмеялся и приподнялся на руках. В зеленых глазах блестело веселье и счастье.

— Значит, у нас все хорошо? — спросил он.

Я кивнула и подняла голову, чтобы поцеловать его сочные губы. Я могу иметь дело только с одной девушкой из его прошлого; вторая не в счет. Но было облегчением, что их число не было легионом. Кэрол, может, старше, опытнее и красивее меня, но мечтает-то Эдвард обо мне. Это я лежу голая с ним в постели.

Я надела только футболку, и Каллен определенно это заметил.

— У нас все хорошо, — заверила я. — Спасибо, что рассказал. Я люблю тебя, Эдвард.

— Я люблю тебя, — пробормотал он и опустил голову. Его сотовый неожиданно завибрировал на тумбочке рядом с кроватью. Эдвард застонал и прижался своим лбом к моему прежде, чем скатиться и ответить на звонок.

— Хорошо, спасибо, — ответил он после короткой паузы. Закончив разговор, Эдвард повернулся ко мне. — Это Розали. Она сейчас придет сюда.

— Который час? — спросила я, ища глазами часы. — Вот дерьмо! — перевела взгляд на Эдварда. — Тебе лучше одеться, пока она не пришла. Твоя мама может постучать в дверь.

Эдвард мгновенно поднял с пола шорты и натянул их на узкие мускулистые бедра. Он наклонился над кроватью, чтобы быстро поцеловать меня, а затем убежал в душ. Я вскочила следом, чтобы собрать упаковки от презервативов, разбросанные по ковру.

***


Мы вернулись в Форкс, к реальности. Новый семестр казался громом среди ясного неба после нашей маленькой фантастической поездки в Калифорнию. Я поцеловала своего мальчика в канун Нового года. Мечтала об этом несколько долгих лет. Команда Эммета одержала победу на национальном чемпионате, а это было как глазурь на великолепном торте. Поездка была похожа на путешествие в другой мир, где знаменитые люди с хорошими связями ухаживают за Эмметом и Роуз. Даже к нам с Эдвардом они были не менее добродушны. Удивительный и ошеломляющий опыт.

Нам с Эдвардом удалось попасть в один класс по химии. Биологию мы закончили в прошлом семестре. Единственное, что хотелось бы изменить — это расписание: мои бесплатные уроки как раз выпадали на тренировки Эдварда. Зато с Элис и Анжелой у нас расписание совпало, так что было весело. В конце концов мы с Эдвардом решили брать пропуски в библиотеку на час, чтобы побыть в относительном уединении. Мы сидели за тем же столом, что и в прошлом семестре, так что у меня было хотя бы немного свободного времени с друзьями и Эдвардом.

К концу января хоккейный сезон подошел к завершению. Команда Эдварда должна была выйти в плей-офф, а потом, возможно, и в чемпионат штата. После этого Каллен начнет играть в лиге, а это означало, что его расписание после школы не сильно изменится. Просто он начнет чаще ездить на игры, а по выходным — больше тренироваться. На последней игре регулярного сезона они катались против наших главных соперников из средней школы Порт-Анджелеса. Эдвард казался более напряженным, чем обычно, по мере приближения дня игры.

— Неужели они так хороши? — спросила я, когда мы сидели на трибунах ледовой арены в пятницу вечером. Эдвард, как обычно, общался с Хоккейными Богами, но теперь выглядел гораздо более нервным.

— Очень хороши, — ответил он, сцепив руки между коленями и уперев локти в бедра. — Это довольно серьезное соперничество между школами. Личное, я думаю.

Я с любопытством посмотрела на Эдварда, он сидел нахмурившись.

— Личное? Почему?

Он глубоко вздохнул и поднял взгляд на лед. Так и сидел несколько секунд. Потом покачал головой и вытер ладони о джинсы.

— Просто как факт. Пойдем, я отвезу тебя домой.

Ладно…

Что-то беспокоило Эдварда, и я не знала, были ли это просто нервы или что-то другое. Обычно он не был так взвинчен перед игрой, но это последний матч в сезоне. Ему нужно было завоевать место в плей-офф штата. Место, которое даст ему больше шансов попасть в лигу. Эдвард отвез меня домой, остановив машину на подъездной дорожке. Он наклонился, чтобы поцеловать меня. Это было так же волнующе и пьяняще, как всегда, но я чувствовала, что его мысли далеко отсюда. Слишком скоро он отстранился и вышел из машины, чтобы проводить меня до двери.

— Я люблю тебя, — прошептал Эдвард и в последний раз нежно поцеловал меня в губы. — Прости, что веду себя сегодня как последний ублюдок. Увидимся завтра?

— Конечно. Я тоже тебя люблю, — я провела пальцами по густой брови и положила ладонь ему на щеку. — Отдохни немного, ладно?

Он кивнул с улыбкой. Той самой кривоватой улыбкой моего Эдварда. Повернул голову и прижался губами к моей ладони. Я смотрела ему вслед, пока он шел к машине, слегка ссутулившись и засунув руки в карманы. Нахмурившись, я открыла входную дверь и вошла в прихожую. Эдвард определенно чем-то встревожен.

Он позвонил на следующее утро и казался уже более похожим на самого себя. Я почувствовала облегчение. Джаспер и Элис заехали за мной позже этим же утром. Мы отправились к Калленам, где провели большую часть дня, смотря фильмы и отдыхая вместе. Карлайл отвез Эдварда на арену за пару часов до игры, а мы с Элис и Джаспером пошли перекусить в закусочную.

На арену мы добрались достаточно рано, чтобы посмотреть разминку команд. Я была рада увидеть Эдварда расслабленным и готовым. Как всегда. Перед началом игры я увидела Карлайла и Эсми, пробирающихся по лестнице к сиденьям. Я помахала им со своего места в секторе «В» студенческой секции. Родители Эдварда помахали мне в ответ, но Эсми выглядела напряженной. Должно быть, тяжело смотреть, как твоего сына бьют о борта. Так же тяжело, когда это твой парень.

Когда заливочная машина расчистила лед для начала игры, я с легким удивлением заметила Чарли и его помощника Марка, стоящих в коридоре, ведущем к раздевалкам. Очевидно, они оба на службе, так что нет ничего необычного в том, чтобы увидеть их там. С тех пор, как я начала встречаться с Эдвардом, отец пару раз появлялся на играх. Но он ни словом не обмолвился, что придет сегодня. Я с любопытством наблюдала за ними несколько минут, а потом обратила все свое внимание на лед. Команды уже вышли на каток, чтобы в последний раз прокатиться по нему перед игрой. Через пару минут игроки выстроились в линии для исполнения национального гимна.

Игра началась.

С самого начала стало очевидно, что эта игра будет тяжелее, чем предыдущие. Соперничество между командами было ожесточенное — ни одна из них не уступала ни в скорости, ни в защите. Я съежилась и поднесла руку ко рту, когда Эдварда особенно сильно ударили о борт. Игрок соперника, воспользовавшись тем, что лайнсмены отвлеклись, с силой толкнул моего хоккеиста лицом в стекло. Шлем наклонился и почти слетел, и я смогла увидеть ярость в изумрудных глазах. Незнакомый хоккеист развернулся и сильно толкнул другого игрока, перехватив у него шайбу.

[прим. переводчика: Лайнсмен — помощник судьи, находящийся у одной из границ крайних линий площадки]


— Черт, — услышала я шипение Джаспера. Он со злостью наблюдал, как игрок «Порт-Анджелеса» катится прочь. Я записала его номер — двенадцать и фамилию — Лукард. Мудак.

Команда соперника после первого периода лидировала на одну шайбу, но наши ребята вернулись и забили две во втором периоде. Причем Эдвард помогал в попадании в обоих случаях. Лукарда это явно разозлило. Он неотступно следовал за Эдвардом, толкал, подставлял клюшку под коньки и постоянно мешал. В третьем периоде Эдвард перехватил передачу команды соперника и на невероятной скорости понесся по льду. Его товарищам пришлось постараться, чтобы не отстать и избежать офсайда.

[прим. переводчика: Офсайд — положение «вне игры»]


Команда противника бросилась догонять Эдварда, но он был достаточно быстр, чтобы успеть нанести удар по их воротам. Каллен бросился вперед и, жонглируя шайбой на крюке своей клюшки, сделал короткий, но мощный взмах, посылая резиновый диск в ворота соперника. Он пролетел под массивными лапами вратаря и с оглушительным лязгом ударился о сетку. Толпа вскочила на ноги с одобрительным ревом, и Эдвард поднял руки над головой, размахивая клюшкой и кулаком.

Уже знакомый мне игрок «Порт-Анджелеса» катился прямо на него с выставленной перед собой клюшкой и даже не думал сбавлять скорость. Он беспощадно ударил Эдварда по плечам. У того не было ни малейшего шанса увидеть приближающегося игрока и защититься от удара. Шлем Эдварда слетел, и его самого выбросило вперед прежде, чем он рухнул на лед со страшным хрустом. В толпе раздался полный ужаса вздох, и арена погрузилась в гробовую тишину.

Я вцепилась в волосы на висках, в смятении глядя на лед. Горячие слезы обожгли щеки. Эдвард медленно поднялся на четвереньки, тряся головой, словно пытался стряхнуть с нее паутину, и с его лица брызнула кровь. Я поднесла руки ко рту, встала и пошла, не зная куда. Мне просто хотелось убедиться, что он в порядке. Я резко остановилась, когда Эдвард поднялся на ноги, повернулся к парню, который нанес удар, и, кинув перчатки на лед, бросился к нему.

Толпа снова взревела, когда он сделал круговой замах и встретился кулаком с челюстью Лукарда. Шлем того отлетел назад, высвобождая длинные потные светлые волосы. Эдвард схватил Лукарда за ворот хоккейного свитера и стянул его через голову, хоккеисты кружились и наносили друг другу удары. Судьи подскочили и попытались разнять их вместе с парой других игроков. Два лайнсмена, наконец, смогли оттащить Эдварда, пока судья и игрок противника уводили Лукарда к скамейкам. Я видела, как Каллен борется с хваткой мужчин, яростно крича на игрока соперника. По его лицу струилась кровь, и он нетерпеливо вытер ее рукавом.

Доктор Каллен уже пробирался сквозь толпу, направляясь к раздевалкам.

— Сейчас вернусь, — сказала я Элис, и она сочувственно сжала мое запястье. Лезть через людей оказалось трудной задачей, но я, наконец, добралась до выхода. Спустилась по лестнице и побежала к раздевалкам, оглядываясь в поисках Карлайла. Надеялась, что он сможет провести к меня Эдварду, но его, конечно, нигде не было. Я нерешительно остановилась в коридоре, прямо перед дверью в раздевалку. Я не была уверена, стоит ли просто врываться… но мне необходимо было знать, в порядке ли Эдвард.

К двери подошел парень, похожий на сотрудника, и я протянула руку, чтобы остановить его.

— Простите, — поспешно сказала я, когда он обернулся. — Не могли бы вы сказать, что с Эдвардом? Эдвард Каллен?

Парень ласково улыбнулся.

— Он в норме. Сотрясения мозга нет, только сильный порез. Доктор сейчас его осматривает.

— Спасибо, — искреннее ответила я, с облегчением выдохнув. Прислонилась к стене и, закрыв глаза, откинула голову назад. Я пробормотала благодарственную молитву и в конце концов вернулась к Элис и Джасперу.

— Как он? — взволнованно спросила подруга, и обеспокоенное лицо Джаспера тут же возникло между нами.

— Он в норме, но я его не видела. Карлайл в раздевалке, осматривает его.

Я разделила свое внимание на игру и коридор, ведущий к раздевалкам. Лукард получил штраф за нарушение правил и запрет на игру за удар по Эдварду. На сегодня он закончил. Наконец, Эдвард вышел из раздевалки и направился к скамейке запасных. На его брови крест-накрест были приклеены два пластыря. Карлайл задержался у входа на арену, и я пробралась к нему через людей, получая сочувственные взгляды тех, кто знал меня, и раздраженные взгляды тех, кто не знал.

— С ним все будет в порядке? — спросила я, наконец добравшись до доктора Каллена. Он успокаивающе обнял меня за плечи.

— Да, — голубые глаза ласково смотрели на меня, но я видела беспокойство и напряжение в них. — У него довольно неприятный порез над глазом, который придется зашивать, но я не стал делать это здесь. Шрам будем меньше, если я займусь им в больнице, — Карлайл еще раз ласково сжал мои плечи. Я прикусила губу, глаза наполнились слезами. — Все будет хорошо, Белла, правда. Ты же проследишь, чтобы он приехал в больницу сразу после игры?

Я энергично закивала.

— Вы же будете там?

— Да, — Карлайл похлопал меня по плечу и отошел. — Нужно сообщить Эсми, что с Эдвардом все в порядке, иначе она будет штурмовать лед. Скоро увидимся.

Я вернулась на свое место, чтобы рассказать все Элис и Джасперу. Мы выиграли, но Эдвард на лед больше не выходил, и я видела разочарование и гнев на его лице. Джаспер и Элис сидели рядом со мной на трибунах, пока люди расходились, а заливочная машина заканчивала чистить лед.

— Вы, ребята, идите. Я хочу подождать Эдварда. Позже позвоню вам и все сообщу. Хорошо?

— Не хочешь, чтобы мы подождали с тобой? — спросила Элис, заботливо касаясь моей руки.

— Нет, но спасибо. Все будет хорошо, — мы втроем вышли с трибун и направились к главному входу. — Увидимся позже.

Джаспер взял Элис за руку, и она помахала мне, пока он выводил ее из здания. Вскоре в холле осталась только я. Как раз собиралась отправляться на поиски Эдварда, когда в коридоре, ведущем к раздевалкам, появился Тайлер Кроули.

— Привет, Белла, — поприветствовал он меня, закидывая огромную сумку на плечо. — Каллен еще там. Сказал, чтобы ты зашла. Подумал, ты будешь волноваться. Дверь слева с надписью «Короли льда», — Тайлер усмехнулся, заметив мое недоверчивое выражение лица. — Все в порядке, остальные уже ушли. Никаких бродячих хоккеистов-нудистов, — он добродушно подмигнул и ушел.

Я шла по коридору, пока не нашла нужную дверь. Надеялась, что Эдвард выйдет сам, но этого не произошло. Пришлось зайти. Я медленно толкнула тяжелую металлическую дверь, боясь, что его либо здесь нет, либо я попала не туда. Меньше всего хотелось наткнуться за ней на какого-нибудь странного полуобнаженного хоккеиста. Если только это не Эдвард…

Я не была готова к тому, что увидела. Эдвард стоял без рубашки, бронзовые волосы намокли и прилипли ко лбу. И он сжимал в руках красивую рыжеватую блондинку. Должно быть, я издала какой-то звук, потому что обе головы резко повернулись ко мне… Самодовольная, понимающая улыбка расплылась на красных губах. Таня.

— Простите, — холодно сказала я. Мне совсем не было жаль. Я встретилась глазами с испуганным Эдвардом, и он мгновенно оттолкнул ее. Холодным взглядом встретилась с довольной до неприличия Таней. — Я думала, ты закончил выносить мусор, Эдвард.

— Белла!..

Я развернулась и помчалась по коридору. Ярость в моей груди расцветала ярко-красными хризантемами. Если останусь, то за свои действия не ручаюсь. Я так волновалась за Эдварда. Мысли были полностью сосредоточены на надежде, что он не был серьезно ранен… и теперь… эта мерзкая сука! Сегодня ночью мои эмоции были на пределе; на игре дрожала от страха, а теперь от гнева.

Я толкнула дверь, которая, как мне показалось, вела в главный холл. Желала поскорее оказаться в прохладном ночном воздухе. Но оказалась в совершенно другой комнате, заполненной коньками, клюшками и другим оборудованием, названия которого не знала. Я сжала кулаки и поднесла их ко лбу в полном отчаянии.

Прошло совсем немного времени прежде, чем я услышала, как дверь за мной с грохотом распахнулась, а затем тихо закрылась. Эдвард. Я не только чувствовала его энергию и силу, с которой уже была на одной волне, но и… кто еще это мог быть? Я прижала кулаки к бокам и закрыла глаза, кипя от злости. Ждала, когда он заговорит.

— Белла, — глубокий и ровный голос эхом отдался внутри меня, и я зашипела. — Белла, все не так… Я имею в виду… ты знаешь… — Эдвард раздраженно выдохнул и попробовал еще раз. — Знаю, звучит совершенно глупо, но это не то, что ты думаешь. Она просто появилась и… — вырвался короткий невеселый смешок. — Черт, это так глупо. Даже я бы не поверил. Позволишь объяснить?

Я фыркнула.

— Что объяснить, Эдвард?

Он помолчал секунду, пытаясь понять мое настроение.

— Объяснить, что я не знал, что она будет там. Я переодевался, ждал тебя, обернулся, а там она. То есть… я знаю, о чем она думала, но клянусь, я понятия не имел…

Я оборвала его и, развернувшись, наконец посмотрела ему в лицо. Сердце колотилось от гнева и разочарования.

— Думаешь, я не знаю, что она пыталась тебя подставить? Тупая, коварная, рыжая сука.

Лицо Эдварда окаменело от шока.

— Ты… знаешь?

Я снова фыркнула.

— Дай мне успокоиться, Эдвард. Думаю, я знаю, как ты выглядишь, когда возбужден, а когда зол. И в тот момент твое лицо было злым.

— Мое… лицо… было… злым, — Эдвард медленно повторил мои слова, потирая пальцами уголки рта и подбородок. Пытался полностью осознать тот факт, что я не злюсь на него.

— Считаешь меня дурой? — я сама удивлялась своему состоянию сильнейшего раздражения. — Будто я могла подумать, что ты захочешь поцеловать ее. Я знаю, как ты выглядишь, когда хочешь кого-то поцеловать. Будто я настолько глупа, что попалась на дурацкую неоригинальную сценку. Таня не понимает этого, да? Она серьезно ничего не знает ни о тебе, ни обо мне, раз подумала, что я куплюсь на это. Чего она ожидала? Неужели действительно думала, что я на тебя рассержусь? Что мы расстанемся, и ты бросишься в ее объятия? Что за глупая маленькая шлюха.

— Белла, — веселый голос Эдварда прорвался сквозь мои разглагольствования и напор ярости, который я извергала.

— Гм? — я резко замолкла и впервые внимательно посмотрела на него.

Моя любимая полуулыбка заиграла в уголках его полных губ.

— Боже, какая ты горячая, когда злишься.

Я не смогла ничего ответить. Дыхание покинуло мое тело, а все мысли вылетели из головы. Эдвард стоял с обнаженной грудью, мокрый от пота, одетый только в самые тонкие и тесные черные компрессионные штаны. Они сидели очень низко и очерчивали каждый изгиб и выпуклость мускулистого тела. То, что не скрывали, они подчеркивали —пресс, линии мышц на бедрах, темный след волос, спускающийся от пупка… Я сглотнула, огонь внутри стал уменьшаться со скоростью света.

Улыбка Эдварда сменилась смущением и опасением.

— Что? — настороженное спросил он.

Я даже не могла представить выражение своего лица в тот момент. Чистая похоть сменила чистую ярость, бушевавшую во мне.

Эдвард с подозрением уставился на меня.

— Белла, что? — внезапно на его лице отразился ужас. — Ты ведь не собираешься плакать, правда?

Я преодолела небольшое расстояние между нами и прыгнула в объятия Эдварда. Он протянул руки, чтобы остановить или поймать меня. Но я была уверена, что он поймает. Знала, что так будет всегда. Я прижалась открытым, ищущим ртом к его, язык толкнулся в него, а руки запутались во влажных темных волосах.

Эдвард удивленно хмыкнул то ли от неожиданного нападения, то ли от моего веса, то ли от того, что я засунула свой язык ему в глотку. Не знаю. Да мне и все равно. Мои руки скользнули вниз, чтобы погладить плотный, тонкий материал, обтягивающий упругие изгибы его задницы, и я почувствовала взрыв влажного жара между ног.

— Господ Иисусе, Эдвард, что это на тебе? — я слегка отстранилась, задыхаясь. Его лицо было в нескольких дюймах от моего; жесткое, сосредоточенное и напряженное. Я не смогла сдержать легкой усмешки. — Вот это твое возбужденное лицо, — прошептала я самодовольно.

Эдвард посмотрел мне в глаза, и веселье отразилось на его лице.

— Черт побери, Белла, заткнись.

Ловкие пальцы спустили мою куртку и быстро расстегнули пуговицы на термобелье. Эдвард обнажил мой черный кружевной лифчик с маленькими красными бантиками и застонал, зарывшись лицом между моих грудей. Я ухмыльнулась. Только ощущение его зубов, расстегивающих последнюю застежку моего лифчика, могло оторвать мои руки от фантастической гладкой ткани, покрывающей его потрясающую задницу. Я запуталась пальцами в его влажных шелковистых волосах.

— Боже, да, — простонала я, когда обжигающий жар его рта накрыл мой сосок. Он сосал так долго и так интенсивно, что у меня закружилась голова. Я ухитрилась обхватить ногами его стройные бедра, в результате чего его слегка прикрытая эрекция оказалась вровень со слишком толстой тканью моих джинсов на промежности. — Эдвард, — всхлипнула я и, откинув голову назад, потерлась о него.

Каллен пошатнулся и врезался в длинную деревянную скамью, стоящую у задней стены. Мы хихикнули и снова жадно накинулись друг на друга. Его язык скользил по моим губам, поглаживая и посасывая, а руки исследовали мои бедра, поднимая меня выше и крепче прижимая к впечатляющей эрекции. Еще одна волна жара пронзила меня.

— Мои джинсы прочь, — выдохнула я, борясь с железной хваткой Эдварда, чтобы освободиться от сковывающей одежды. Я не могла ждать ни секунды. — Сейчас. Пожалуйста! — он усадил меня на скамью и дернул пуговицы.

Я еще раз мельком взглянула в его напряженные, затуманенные похотью глаза. Тонкие ноздри раздувались от нетерпения. Да, это определенно его возбужденное лицо. Я задрожала в предвкушении. Все будет хорошо.

Я начала носить презерватив в лифчике… ну, на всякий случай. Сцена с Эмметом перед Рождеством напугала меня до чертиков — я бы ни за что не стала таскать презервативы в кармане после случившегося. Не хотелось бы оставить их в прачечной или где-нибудь еще, а потом упустить шанс заняться любовью с Эдвардом.

Он поймал серебристый квадратик, когда тот выскользнул из чашечки лифчика. Каллен поднял меня повыше и слегка опустился на колени, чтобы проверить мою готовность. Издав удовлетворённое мурчание, он толкнулся внутрь. Я вскрикнула от умопомрачающих ощущений. О, Боже. Да!

Каллен зашипел в ответ и подхватил мои ноги локтями. Подняв их, он толкнулся еще раз, и я закричала от неожиданно глубокого проникновения. Эдвард входил и выходил из меня снова и снова; широкие плечи вздымались от усилия. Я откинула голову назад и наслаждалась жесткостью каждого толчка. Его зубы резко сомкнулись на моем соске, именно так, как мне нравилось, и мои бедра непроизвольно дернулись в ответ.

Я вцепилась в его потные плечи прежде, чем наконец сдаться и ухватиться за жесткую деревянную спинку скамьи, об которую ударялась при каждом толчке. Выгнула спину, насколько позволяла хватка Эдварда, и переместила таз для еще более глубокого проникновения. При следующем толчке член куда-то уперся, и я взорвалась, содрогаясь. Нечто восхитительное разрывало меня изнутри, и я крепко сжала Эдварда в себе. Он продержался всего несколько толчков, пока пульсация моего оргазма не заставила его стонать и дрожать вместе со мной, освобождаясь в мое лоно.

Мы обмякли, прижавшись друг к другу. Эдвард стоял на коленях, положив голову мне на грудь. Его рука медленно опустилась вниз, и мои ноги свободно скользнули по его бедрам. Мы простояли так Бог знает сколько времени, а потом у него вырвался тихий низкий смешок. Эдвард поднял голову и посмотрел на меня с довольным, но удивленным выражением лица. Мы дружно рассмеялись, обнимаясь и прижимаясь друг к другу. Боже, это было почти так же хорошо, как оргазм. Почти.

— Какого хрена это было? — ухмыльнулся Эдвард, откидываясь назад. — Господи, Белла. Ты в порядке?

— Угу, — пробормотала я, улыбаясь как идиотка. — Мне может понадобиться помощь, чтобы вытащить занозы из задницы, — мои пальцы пробежались по пластырям, закрывавшим порез над левой бровью.

Эдвард осторожно прикусил внутреннюю сторону моего бедра.

— Мм… я вырву их зубами.

Я рассмеялась.

— Это должно быть интересно, — моя рука скользнула по его лицу, шее и твердым мускулам на груди. Эдвард вздрогнул, и я бессильно опустила руку. Сытая и измученная, я все еще ощущала покалывания во всем теле. Внезапно мои глаза распахнулись, и я резко села, лихорадочно оглядываясь вокруг.

Эдвард с любопытством посмотрел на меня, вопрошающе подняв бровь.

— Что-то потеряла?

— Это… твои штаны, — ответила я, рассматривая одежду, разбросанную по всему полу. — Ради Бога, скажи, что мы не потеряли их и они еще целы!

Густая бровь поднялась еще выше.

— У тебя вдруг появилась страсть к спортивному снаряжению? Компрессионные штаны?

Я наклонилась вперед и, обхватив его лицо ладонями, коснулась кончика его царственного носа своим.

— Милый, как ты смотришь на пластыри, подходящие по стилю к моему лифчику?

Эдвард резко отклонился в сторону и сунул мне в руки тонкую материю.

— Вот они!

Я самодовольно улыбнулась и застегнула лифчик.

— Так и думала.

Эдвард хитро посмотрел на меня.

— Держись за них, mia Bella. Они пригодятся для костюма Спайдермена.

[прим. переводчика: mia Bella — моя Белла/красавица]


Черт побери, я опять промокла.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/111-38639-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: hopelexxx7 (28.07.2021) | Автор: hopelexxx7
Просмотров: 501 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 4
1
4 Танюш8883   (07.08.2021 09:58) [Материал]
Белла всё меньше напоминает влюблённую школьницу и всё больше искушённую жрицу любви. Спасибо за главу)

1
3 JeJe   (31.07.2021 01:14) [Материал]

1
2 Concertina   (28.07.2021 23:31) [Материал]
Белла своего не упустит, правильно делает! И всякие шлюшки только разжигают страсть молодых.
Ребята, вперёд! К новым свершениям!

1
1 робокашка   (28.07.2021 16:31) [Материал]
Занозы в заднице - это слишком актуально crazy