Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1656]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4725]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2386]
Все люди [14976]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14221]
Альтернатива [8966]
СЛЭШ и НЦ [8789]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4336]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Books from Forks
Колокольчик над дверью магазина пропел новую песенку, что-то типа «а во-от и о-он». Я посмотрела в сторону входа с надеждой — вот сейчас на пороге появится таинственный незнакомец, и я сразу пойму, куда двигаться в истории, которую пишу.

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Sleeping with a Monster/В постели с чудовищем
Мари Свон-Кук (или все-таки Белла?) живет в постоянном страхе. Почему? Потому что быть замужем за чудовищем по имени Джеймс опасно… Мари (так Мари или Белла?) решается бежать от своего мужа и начать новую жизнь под другим именем (другим ли?) На жизненном пути она встречает… Кого? Правильно, Эдварда. Сможет ли она ему доверять после того, что пережила с Джеймсом? Узнаете, прочитав этот фанфик.

Кошка в маске серой мыши
Из серой мышки в охотницу - вот какая метаморфоза произойдет с Эмили Левел, над которой хотел подшутить любимчик школы Боб Хорей.
-Хотел влюбить в себя серую мышку, поспорил? А вот и не выйдет!
История о том, как может измениться человек под действием злости.

Незабудки. Forget Me Knots
Жизнь – сложное и причудливое сплетение событий: эротичных, приносящих удовлетворение или бескомпромиссно немилосердных. Многие из этих нитей распутываются, но зачастую следы – свидетели удручающих ран, чересчур скверных для исцеления. Крайне тёмная история с уклоном в небезопасные, экстремальные игры: эротическое связывание шибари, ограничение дыхания и… более жуткие вещи.

Уничтожающее пламя
Шесть лет назад он сломал её. Новая Белла — женщина, которая всё держит под контролем. Что произойдёт, когда Эдвард войдёт в конференц-зал, возвращаясь в её жизнь в качестве нового клиента?

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11717
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Прекрасный палач. Глава 4. Одиноко

2018-11-17
18
0
Когда я въехала в Корнингтон, на дворе уже стояла поздняя ночь. Стук копыт Буяна терялся в канонаде ливня, и не думавшего заканчиваться. Мысли мои были пусты; их вытеснило желание согреться, выпить воды и заснуть, молясь, чтобы сны в эту ночь обошли меня стороной.

Окна домов были темны, что неудивительно – в такой-то час! Я с трудом могла различить их силуэты в поглотившей меня темноте. Глаза, опухшие от слёз, отказывались работать, словно не в силах больше справляться с атаковавшими их в этот день образами. В висках стучали имена Мэри и Эдварда, в горле комком стояла картина, описанная Мэри – папа на пороге моей комнаты, его неживые глаза смотрят в потолок… Я не реагировала на них. Сил не осталось.

Улицы городка мутной чередой проплывали мимо. Сколько раз я уже проехала мимо нужной двери? Сколько часов провела здесь, призраком проплывая под струями дождя? Буян громко заржал, и я тряхнула головой, пытаясь взять себя в руки. Мне нужно было отдохнуть. С утра станет легче.

Ах, эта сладкая ложь…

Осмотревшись, я поняла, что оказалась на площади. Впереди высилась часовня, и её терявшийся в ночи купол увиделся мне омерзительным. Где был Бог, когда моего милого папу убивали? Куда он смотрел, когда крик Мэри оборвался в сумерках? Неужели они заслужили это? Неужели я заслужила?

Слёзы не пришли – вместо них щёки обожгла злость.

Раньше я бы зашла в церквушку, упала на колени и погрузилась в молитву, но не сейчас, когда я как никогда нуждалась в помощи и защите. Я больше не верила Богу.

Развернув Буяна, я стиснула зубы и направила его в нужную улочку. Долго щурилась, пока не разглядела потрёпанную вывеску с наковальней.

Кузница.

Эхо стука в дверь испуганной пташкой билось в окна, и я как та же пташка втянула голову в плечи. Хотелось стать незаметной, беззвучной; даже сердце колотилось слишком громко, выдавая меня преследователям. Они чудились мне повсюду, выглядывали из-за углов и прятались в тенях. Раздавшийся в ночи скрип испугал меня до смерти, и уздечка выскользнула из ослабевших пальцев.

- Ты кто?

В проёме кузницы стоял коренастый седой мужчина. Он недовольно хмурился, оглядывая меня с ног до головы, явно не впечатлённый увиденным. Не знаю, как я сама реагировала бы на такую полуночную гостью – вымокшую до нитки, в дорогом, но грязном платье, дрожащую и… жалкую.

- Меня послала к вам Мэри, сэр, - прохрипела я. Голос, истерзанный рыданиями и молчанием последних часов, отказывался подчиняться. - Я Мари Каллен…

Кузнец помрачнел ещё сильнее и, больно схватив меня за руку, потянул в темноту. Растерявшаяся, потерянная, я послушно следовала за ним, даже не думая сопротивляться. Готовая на всё, что угодно, лишь бы не нужно было вновь скакать в неизвестность сквозь дождь.

- Значит, слухи правдой оказались, - бормотал он, таща нас с Буяном за собой.

- Слухи? - осторожно спросила я.

- Дыма без огня не бывает, говорю, - пояснил он, остановившись и звякая чем-то. - В последнее время всякое слышал про ваше имение. - Он резко замолчал и вскинул голову. Резкий взгляд мокрой тряпкой хлестнул по щекам. - Что с Мэри?

- Она… - Я сглотнула, откашлялась, попробовала ещё раз: - Она…

Глаза кузнеца блеснули и пропали: отвернувшись, он начал отпирать темневшую перед нами дверь.

Стоило той открыться, и меня окутало долгожданное тепло, запахи сена и лошадей. Мозолистая ладонь снова сжала моё запястье, хотя в этом не было нужды – я и так всем телом подалась к долгожданному укрытию.

- Значит, так, - заговорил кузнец, когда мы оказались внутри. - Завтра утром чтобы я тебя здесь не видел. И сегодня бы не пустил, но раз Мэри, - он запнулся, откашлялся, - раз Мэри попросила, на ночь можешь остаться. Мне проблемы не нужны, своих хватает, а если Мейсон прочухает, где ты спряталась, мне не сдобровать, и семье моей тоже. Поняла?

Горло сжалось от отчаяния, и я смогла только кивнуть. Он не мог этого увидеть, но всё равно продолжил размеренным хриплым голосом, который резал уши до крови.

- Коня и платьишко своё оставишь мне, я за это тебе вещей нормальных дам и еды на первое время.

Не этого я ждала, отправляясь сюда. Чего? Я не знала. Наверное, укрытия, за которое была готова заплатить, работая на кузнеца. Теперь же каждое его слово, резкое и правдивое, раздевали меня догола, оставляя ни с чем. Сделав судорожный вдох, я прошептала, еле сдерживая слёзы:

- Но он всё, что у меня осталось. Куда я без Буяна?

- Я люблю лошадей, - проворчал кузнец, и в его голосе мне почудилась нежность. - Будет твой Буян сыт и доволен, а если с собой заберёшь, долго вы вместе не протянете. Это же как рулетка, как знать, кто именно его себе захапает? А захапают непременно, можешь мне поверить.

Он был прав, конечно, но мне всё равно хотелось обхватить Буяна за шею, вскочить на него и унестись в ночь. Хотелось закричать: “Не отдам, моё!” - как, будь моя воля, я не отдала бы ни папу, ни Мэри, ни Эдварда. Но вместо этого я разжала онемевшие пальцы, выпуская уздечку и чувствуя, как сердце, и без того раскрошенное на кусочки, разбивается ещё и ещё раз.

- Позаботьтесь о нём, - прошептала я едва слышно.

Я знала, что никогда не смогу простить себе это предательство.

- Вот и славно, - хмыкнул кузнец. - Сейчас принесу тебе одежду и еду. И помни, чтобы с рассветом ушла отсюда, пока любопытные не нагрянут.

Его голос растворялся в шорохах конюшни, я не понимала, о чём он говорит. Мне больно не было холодно, но тело всё равно колотила дрожь. Хотелось лечь, закутаться во что-нибудь сухое и спать, пока всё произошедшее не станет глупым кошмаром.

Но вместо этого мою шею вдруг сдавила грубая рука, перекрывая воздух. Я забилась в его хватке, вновь оказавшись испуганной пташкой.

- Если из-за тебя у моей семьи будут неприятности, я тебя из под земли достану, - прорычал он, встряхивая меня легко, как котёнка. - Завтра утром чтобы тебя здесь не было! Поняла?

Я попыталась кивнуть, но его рука мешала опустить подбородок. И без того кромешная тьма стала плотнее, сгущаясь вокруг меня. “Может, так даже лучше”, - успела я подумать, прежде чем оказалась на полу, кашляя и глотая ртом воздух.

- Спи, - кинул мне кузнец и вышел из конюшни.

Ощупывая пол, с кружащейся головой, я забилась в угол и обхватила себя руками. Во рту стоял металлический привкус, от которого к горлу подступала тошнота, но я не позволяла себе поддаться ей. Пытаясь отвлечься, прислушивалась к фырканью лошадей, среди которых не могла различить дыхание Буяна. Я уже потеряла его.

Когда, моргнув, я открыла глаза, стены уже освещали далёкие отголоски первых лучей солнца. Всё тело ломило, язык пересох и распух, в голову впивались раскалённые иглы боли. Осмотревшись, я встретилась взглядом с Буяном. Тот был в стойле, рассёдланный, он прял ушами и тихо фыркал, всматриваясь в моё лицо.

Всхлипнув, я отвернулась.

У дверей меня ждала сумка с едой и стопка одежды. Штаны, которые я подвязала найденной в углу верёвкой, уродливые башмаки и выцветшая рубашка – настолько старая, что понять, какого цвета она была изначально, я так и не смогла. Из хоть и потрёпанной, но девушки я превратилась в грязного оборванца.

Рядом с одеждой я увидела ножницы и долго вертела их в руках, не понимая, зачем они мне. Растрепавшиеся волосы падали на глаза и раздражали, мешая думать, и лишь в очередной раз заправляя их за уши, я прозрела.

Зажмурившись, я поднесла ножницы к лицу и отстригла первую прядь. Клацанье лезвий показалось мне похожим на выстрел.

Я отрезала свои локоны, оплачивая ими свою дорогу в никуда. “Лучше так”, - думала я, представляя, что со мной могут сделать на улицах и понимая, что знаю слишком мало, чтобы вообразить полную картину.

Закрывая за собой дверь конюшни, я чувствовала, что оставила там себя.

***

Еду у меня украли в первый же день.

На задворках деревушки, названия которой я не знала; так быстро, что я не успела понять, кто это сделал и как. В одно мгновение сумка лежала рядом, а в следующее всё, что мне осталось – это прислушиваться к удаляющемуся топоту ног и смеху.

Моя жизнь продолжала утекать между пальцев, пока я беспомощно смотрела на её стремительный побег.

Я старалась держаться подальше от людей, проводя дни в лесах и около рек. Питалась ягодами, больше ничего съедобного самостоятельно я добыть не могла. На самом деле, даже эта еда в любой момент могла меня убить, я не помнила, какие из плодов ядовиты. Но в итоге я выжила.

Повезло. Какая ирония виделась мне в этом слове!

Башмаки, отданные мне кузнецом, были крепкими, но слишком большими. Уже к вечеру второго дня я истёрла ноги до крови. Когда не могла идти – садилась прямо на землю, снимала обувь и смотрела на стекающие по ступням рубиновые капли, не зная, что ещё делать. Оказывалась рядом с рекой – промывала раны, ждала, пока вода высохнет, и ковыляла дальше. Я боялась останавливаться – казалось, стоит мне найти убежище и задержаться там больше, чем на несколько часов, и люди Мейсона учуют запах своей добычи.

По ночам я пыталась убедить себя, что люди опаснее выдуманных страхов, прячущихся в темноте, однако каждый день заканчивался одинаково: я из последних сил ковыляла к домам, если те встречались на пути. Большую часть ночей я встречала в одиночестве, посреди лесов, чувствуя себя последним человеком на земле. Заснуть тогда не удавалось – я вздрагивала от каждого шороха, уверенная, что вот-вот меня растерзают хищники. Спала я только если оказывалась неподалёку от деревень или отдельных домишек. Никогда не осмеливалась постучать в них, довольствуясь далёкими отсветами окон, за которыми сновали силуэты. Там, внутри, наверняка было тепло и вкусно пахло едой, дети резвились, родители журили их, пряча улыбки… Думать об этом было больно, но боль была лучше забвения. Скитаясь по лесам, постоянно голодная, испуганная, вздрагивающая от каждого шороха, я чувствовала, что окончательно теряю себя. Начала разговаривать вслух – только чтобы не забыть звук собственного голоса. Пела, разгоняя нависший надо мной ужас. Бывали дни, когда меня гнала вперёд злость и упорство; чаще только воспоминания о папе и Мэри способны были поднять меня с земли.

Время перестало иметь значение. Я не считала дни и уж тем более часы, проводя их в полубессознательной дымке. Так было легче. Не хотелось осознавать, кем я стала; во что превращалась. Большую часть времени я ощущала только голод и боль – они владели моим существованием. Наверное, я так и продолжала бы бесцельно блуждать, если бы однажды не услышала вдалеке шум голосов.

Их не спутать ни с чем. Прибой, стук дождя, вой зверей – всё не то. В гуле, который сначала показался мне лишь видением, была жизнь, от которой я так отвыкла. Он вырвал меня из забытья одиночества, сорвал корку с полузаживших ран, и я стояла, задыхаясь, ошеломлённая потоком эмоций. Пусть в нищете, пусть без достоинства и блеска, но я хотела жить. Папа с Мэри спасали меня не для того, чтобы я превратилась в грязное животное, скитающееся по лесам.

Я знала, что возвращаться – опасно. И не потому, что меня мог найти Мейсон-старший; никто бы не узнал в вонючем мальчишке, которым я стала, ухоженную леди, которой я была – казалось, целую вечность назад. Больше всего меня страшили улицы. Я понятия не имела, как на них выживать. Взлелеенная отцом, окружённая роскошью, выросшая, как цветок в теплице, я слышала о трудностях жизни беспризорников в городах только от мамы, а та, конечно, рассказывала малую толику, не подозревая, что её дочери могут пригодиться эти знания.

Ужас волнами проносился по телу, а я делала шаг за шагом, идя на знакомые звуки, чтобы вскоре выйти из-под сени деревьев, за которой меня ждали высокие дома, море.

И, конечно же, люди.

***

- Эй, крыса!

Я сжалась, услышав знакомые голоса. Взгляд панически заметался по проулку, ища пути к спасению, но меня зажали в угол – опять.

- Нашёл для нас что-нибудь?

Пальцы сминали кусок плесневелого хлеба: лакомство, которое я добыла для себя после долгих и унизительных копаний в горах мусора. Честь и достоинство давно забылись, сокрушённые терзавшим моё тело голодом. Я не ела уже два дня, живот болел, голова кружилась, но покрывавшие кожу синяки напоминали, что лучше отдать несчастную краюшку, чем снова оказаться избитой.

- Крысёныш, ты оглох?

“Я Мари Каллен!” - хотелось мне выкрикнуть в эти грязные лица. - “Наследница Карлайла Каллена, а крысы тут – вы”. Слова звучали фальшиво даже оставаясь невысказанными. Я с трудом верила себе, и с каждым днём прежнее имя казалось всё более чуждым. Мари Каллен не оказалась бы в припортовом городке, кишащем ворами, пиратами и беспризорниками. Мари Каллен не стала бы копаться в мусоре в поисках пищи. Мари Каллен скорее умерла бы, чем позволила назвать себя крысой.

Стиснув зубы, я протянула свой хлеб высокому мальчишке с сальными рыжими волосами, убранными в хвост. Тот довольно осклабился, демонстрируя отсутствие передних зубов, и вполсилы толкнул меня в плечо. Удержаться на ногах всё равно не получилось, и я, нелепо взмахнув руками, приземлилась рядом с вонючей лужей, с плеском погрузив в неё левую ладонь.

Беззубый и его друзья захохотали.

- Крысёныш, - блезгливо выплюнул кто-то из них.

Я не знала, кто, да и какая разница? Прячась от своего позора, я низко наклонила голову, жалея, что отстригла волосы, за которыми могла бы спрятаться. Здесь многие ходили с длинными волосами, не тратя время на приведение себя в должный вид. Взрослые пираты и мелкие воришки – все они сливались в сплошной поток, где мне не было места.

Оторвав взгляд от земли, я поняла, что осталась одна. Стайка Беззубого ушла незаметно – или, может, я снова отключилась, на несколько минут или часов, кто знает? В последнее время я часто теряла сознание.

Было темно и громко. Этот город затихал лишь в предрассветные часы, когда перепившие мужчины, выложившись до последнего, отрубались прямо на улицах или столах трактиров. В эти минуты затишья по улицам начинали сновать тени – девчушки, которые казались моими ровесницами, в развратных платьях, с размазанной по лицу косметикой. Куда они бежали, оглядываясь и придерживая юбки дрожащими пальцами? Я не знала. И надеялась, что не узнаю никогда.

Сейчас же со всех сторон доносились крики, песни, звон бьющегося стекла и время от времени выстрелы. Я давно перестала вздрагивать от них. Хотела бы сказать, что уже мало чего боялась, но это было бы ложью: вот в проулке застучали по камням чьи-то сапоги, раздался пьяный мужской смех, и я поползла назад, пытаясь найти укромный угол.

- Клянусь, Джо, попадись мне сейчас собака, трахнул бы и её.

- Тебе стоило оприходовать ту цыпочку, пока была возможность.

Первый голос громыхал так, что мне казалось, стёкла домов вокруг вот-вот лопнут. Второй, тихий и неуловимо склизкий, пугал меня даже больше.

- Ты знаешь мадам, она бы яйца мне оторвала, я в вишенках и так на плохом счету. Но никто не мешает…

- Смотри, Кривой, твои желания исполняются со скоростью ветра.

Голоса замерли надо мной, но я боялась смотреть. В спину впивались кирпичики стен, которые не могли меня защитить. Я сидела, зажмурившись, молясь, чтобы меня не трогали, а просто прошли мимо. Я больше не Мари Каллен, я крыса, измазанная в помоях, и это до сих пор служило мне лучшей защитой.

Когда мою щёку сжали грубые пальцы, я тихо взвизгнула, не в силах совладать с собой.

- Какая гладкая у тебя кожа, парнишка.

В ушах стучала кровь. Рванувшись, я хотела юркнуть мимо громилы, скрыться в паутине улочек, но меня поймал Джо. Он пах морем и дымом, и меня чуть не вывернуло наизнанку от этого когда-то обожаемого мной запаха. Я знала, что теперь его возненавижу.

За его руками было не уследить – вот он держал меня за предплечье, а вот уже запустил одну в волосы, второй оттягивая ворот рубашки. Я пыталась прикрыться, но не успела.

- Да это девчонка!
- Джекпот, дружище.
- Тебе уже делали хорошо, малявка?

Дальше я не различала слов, всё слилось в шум прибоя, и волны обрушивались и обрушивались на меня, забиваясь в лёгкие. Кажется, я кричала. Кажется, пыталась сопротивляться. Часть меня была неподвижна и готова ко всему – она, уже омертвевшая, ждала, когда всё закончится.

Грубые руки царапали кожу, стягивая с меня штаны. Суетливые, мягкие, как у женщины, ладони сжимали грудь, и мне хотелось расплакаться от неуместной мысли, пришедшей из прошлой жизни – жаль, что это не Эдвард. Мой Эдвард.

Мне казалось, что я уже потеряла всё, но эти двое должны были отобрать последнее. Закрыв глаза, я перестала бороться.

И всё исчезло. В ушах продолжало шуметь, но руки, тошнотворно-мужские руки больше не шарили по телу, не щипали до боли, не стремились в места, казавшиеся мне сокровенными. На секунду показалось, что я умерла, и эта мысль принесла с собой волну неудержимой радости. Я умерла! Больше не будет унижений, и я увижу папу, и…

Кто-то потянул меня за плечо, заставляя сесть, и я открыла глаза.

Вокруг был всё тот же проулок, а в нём – удаляющиеся, чуть прихрамывающие фигуры. Я упорно отказывалась смотреть на обладателя сжимавшей меня руки, но от его запаха было некуда деться.

Он был медовым, липким и сладким до горечи.

- Тебе повезло, - раздался его голос у моего уха. Мягкие, словно пёрышки птенца волосы коснулись щеки.

Успокаивающе.

- Разве? - шепнула я.

Рука отпустила моё плечо, и тут же почему-то стало холодно. Я судорожно стянула на груди остатки рубашки, понимая, как глупо выгляжу. Грязная, с разорванными в клочья штанами, только что чуть не…

Из горла вырвался полузадушенный всхлип, испугавший меня саму. Как давно он копился глубоко внутри, подавленный, невозможный? За ним последовал ещё один, и ещё, и вот я уже рыдала у ног незнакомца.

- Мне уйти? - холодно осведомился он, отстраняясь, и я поняла, что готова вцепиться в его сапог, как клещ, только бы не отпускать.

Мне было плевать, кто он. Убийца, головорез – без разницы; для меня он стал спасителем.

Я наконец вскинула голову и тихо вскрикнула: он оказался слишком близко. Один его глаз смотрел на меня и словно сквозь, казался бездонным, цвет его терялся в ночи. Второй же – белый, слепой, погружённый в изрезанную шрамами кожу, по всем правилам должен был скрываться за чёрной повязкой.

Но для этого человека не существовало правил. Даже я знала это, как знала и его имя.

- Так что? - Его дыхание липло к моему лицу, словно пыльца. В иной ситуации я, наверное, умерла бы от ужаса, оказавшись так близко к нему, но не сейчас. Абсурд моего существования достиг своего максимума, и, отважно глядя на свирепейшего капитана здешних морей, я выпалила:

- Возьмите меня к себе. Я могу…

- Ты не можешь ничего, - лениво перебил он, выпрямляясь. Теперь он возвышался надо мной, словно столетний дуб, и я была лишь мышкой у его корней. Бесполезной, безымянной.

- Я могу… - Теперь я прервалась сама. Вспомнила руки, жадно хватающие меня, прожигающий жар пальцев между ног, тяжёлое дыхание у уха и снова начала задыхаться. Но что у меня оставалось, кроме этого? Моя жалкая жизнь никому не была нужна, в отличие от последнего, что когда-то принадлежало Мари Каллен. Поэтому, сглотнув, я прошептала: - Я невинна.

Он вздохнул и покачал головой, прикрыв здоровый глаз. Всё внутри меня оборвалось от отчаяния и облегчения одновременно. Он не захотел меня!

- Ты немой Билли, ясно? Я принесу тебе одежду, но пока меня не будет, советую сбежать отсюда и никогда больше не показываться на глаза ни мне, ни другим капитанам. Тебе не понравится на борту, и ещё меньше понравится в трюме, так что на твоём месте…

- Вы не на моём месте, - прошептала я. - Я дождусь вас.

Он молча скрылся в темноте, а я всё смотрела ему вслед, вспоминая слепой глаз, ничем не примечательный плащ, отсутствие украшений и одинокий револьвер на бедре. Я не могла поверить, что только что согласилась отдать себя в рабство единственному капитану, которому не давали кличек, чьё имя я слышала тут и там, и каждый раз его произносили с испугом и трепетом – что мальчишки, так любившие унижать меня, что суровые матросы, только спустившиеся на берег. Его имя преследовало меня с первого дня в этом городе, это имя я слышала в своей прошлой жизни, оно мелькало тут и там, словно хищный призрак, скользящий среди смертных.

Прижавшись к стене и притянув колени к груди, я невидяще смотрела перед собой и пыталась привыкнуть к звучанию слов, которых давно боялась и которые стали для меня спасением.

Я шептала: “Джаспер Уитлок”, - и казалось, что стонущие неподалёку волны вторят мне, благоговейным шуршанием омывая это имя. Даже замолчав, я слышала его снова, и снова, и снова, понимая, что сбежать уже не получится.

Но разве у меня был выбор?


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/41-36977-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Aelitka (28.02.2018)
Просмотров: 567 | Комментарии: 16


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 16
0
15 terica   (02.03.2018 19:56)
Бог мой! как жалко девочку - ни приюта, ни помощи, ни сочувствия...
Цитата Текст статьи ()
Если из-за тебя у моей семьи будут неприятности, я тебя из под земли достану, - прорычал он, встряхивая меня легко, как котёнка. - Завтра утром чтобы тебя здесь не было! Поняла?
Он, как и все, трус, до смерти боится старшего Мейсена, но мог ведь отнестись к ней помягче. И осталась Мари совсем одна...в жестоком и опасном мире.
Оборванная, голодная и чуть не изнасилованная...
Капитан Джаспер спас ей жизнь..., а дальше уже без вариантов - он единственный, кто стал защитником.
Большое спасибо за замечательную новую главу - такую эмоциональную. напряженную и тяжелую.

0
16 Aelitka   (02.03.2018 22:24)
Здравствуйте! Очень-очень вам рада!
У кузнеца свои приоритеты,и его тоже можно понять: если Мэри, помогая своей хозяйке, не выжила, то и он боится той же участи. Думаю, его логика такова: лучше запугать, чтобы точно послушалась, а то будешь с ними цацкаться, так проблем потом не оберёшься. Он совсем не злодей, просто... обычный мужчина, в ответе за свою семью.
Джаспер для Мари и правда - единственный путь к спасению. Но тот будет тернистым, вне всякого сомнения sad
Спасибо вам огромное за комментарий, как всегда вдумчивый и уместный! happy

0
13 Саня-Босаня   (02.03.2018 15:07)
Описание скитаний Мари такие реальные - создается ощущение полного погружения в мрачную и опасную атмосферу скитаний героини. Она почти превращается в животное. Существование на инстинктах. Но тем не менее, когда запахло морем, куда она стремится, Мари все же сопротивляется насильникам - в ней еще остался страх лишиться последней ценности для нее - невинности.
Личность Джаспера интригует - интересно узнать его в деле. Но во всяком случае, при всей его грозности, он не лишен чувства сострадания.
Ну и Мари деваться, собственно, некуда - только на корабль вместе с ним, какие бы неприятности ее бы не ожидали в плавании.
Aelitka, спасибо за продолжении истории!))

0
14 Aelitka   (02.03.2018 15:28)
Я очень старалась сделать всё как можно более приближенным к реальности, хотя самой было героиню жалко. Но в то время сомневаюсь, что у неё был выбор - или так или уж со скалы головой вниз ( Или сдаться Мейсону, что, по сути, то же самое.
Джаспер неоднозначный человек, но то, что он не бездушный монстр - это точно. Во всяком случае, не для всех wink
И выбора у Мари нет. Вряд ли она смогла бы выжить на улицах. Если бы не появление капитана, всё шло к печальному завершению.
Тебе спасибо, что пришла, прочитала и прокомментировала!

0
9 prokofieva   (01.03.2018 07:05)
Спасибо за главу . Хорошо , что Даспер появился вовремя .

0
12 Aelitka   (01.03.2018 14:14)
Вам спасибо, что отозвались на приглашение. Джаспер и правда пришёл вовремя, неизвестно, что стало бы с Мари, не проходи он мимо...

0
8 Svetlana♥Z   (01.03.2018 01:29)
Как-то плохо себе представляю полуслепого Джаспера. Но встреча получилась очень своевременной. Уверена, Джаспр не подозревает, кого именно он спас и надеюсь не пожалеет! happy wink

+1
11 Aelitka   (01.03.2018 14:13)
Отсутствие глаза не мешает Джасперу видеть всех насквозь happy По канону)))
А насчёт того, знает-не знает и пожалеет-не пожалеет уже можно прочитать в следующей главе. Немножко happy
Огромное спасибо, что читаете и комментируете!

0
7 робокашка   (28.02.2018 23:29)
Впечатление, что Мари клюет весь белый свет sad и девушка вынуждена сделать выбор в единственно подвернувшейся ситуации. Либо умереть.

0
10 Aelitka   (01.03.2018 14:12)
А как ещё, с учётом её положения? Не осталось людей, готовых пойти против Мейсона-старшего, а на улицах заботиться о ней некому, к сожалению( На фоне того, что она уже пережила, спаситель-Джаспер не мог не показаться ей удачным защитником. Но, конечно, не стоит забывать, кто он...
Спасибо за комментарий!

0
5 tess79   (28.02.2018 19:35)
Ах, какая богатая эмоциями глава, а я кажется ее в одну секунду "проглотила" happy Вот и встала наша Белла на путь пиратства... вернее на первую его ступеньку ступила. Сердце мое так за нее разрывалось, что я прямо расцеловать готова чудом появившегося Джаспера! Будь он хоть и вовсе без глаз! wink Алена, спасибо дорогая!!!

0
6 Aelitka   (28.02.2018 20:55)
Танюша, ты чудо! Я и не рассчитывала, что ты так быстро прискачешь, но это приятный сюрприз, вне всяких сомнений smile
Прынц из Джаспера так себе, но на безрыбье, как говорится...
Безумно я соскучилась по твоим эмоциям happy Спасибо за них! Безграничное!

0
3 NJUSHECHKA   (28.02.2018 19:14)
Спасибо

0
4 Aelitka   (28.02.2018 19:15)
Вам спасибо, что читаете )

0
1 Lepis   (28.02.2018 15:52)
Саасибо

0
2 Aelitka   (28.02.2018 17:37)
Вам спасибо, что прочли!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]