Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1684]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2589]
Конкурсные работы [26]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4849]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2396]
Все люди [15161]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14411]
Альтернатива [9016]
СЛЭШ и НЦ [9037]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4361]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за декабрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Она того стоит
Отчаяние и одиночество привели Беллу Свон в самую высокую точку Форкса – на крышу водонапорной башни. Городская пожарная команда отправляет к ней новичка Эдварда, чтобы уговорить не спрыгивать.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Горячий снег
Приключения заколдованного принца-дракона и девушки из будущего.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Кровь за кровь
Небольшой американский городок. Мирный быт простых обывателей. Молодая семейная пара. Заказное убийство, в котором что-то пошло не так.

Блог Медсестры Свон
Ночная медсестра Белла Свон ведет личный блог о своем опыте работы в больнице. Когда доктор Каллен попадает в отделение интенсивной терапии, влечение между ними неоспоримо растет, но смогут ли они остаться профессионалами своего дела? Эпические сцены и напряженность на протяжении всего рассказа вам обеспечены.

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Одна такая
- Нет, - пораженно выдохнул Стефан, взирая на перепачканное кровью лицо любимой. – Нет, - громче выпалил он, словно раньше не понимал, на что на самом деле может быть
способен его злой брат.
Отношение к критике: буду рада критике, принимаю в любой форме.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9837
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!


Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ. 

Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами – вы сможете написать (или перевести) истории о любых персонажах - сумеречных, собственных или героях тех фандомов, которые любите, каноничных парах и нет. Полная свобода фантазии!

Более подробно ознакомиться с темой конкурса и правилами приема работ вы можете здесь:

Организационная тема


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Make a Wish (Загадай желание).Глава 7. Быть с тобою рядом целый век мало мне... Тейлор. Часть 3.

2020-2-18
18
0
Глава 7. Быть с тобою рядом целый век мало мне... Тейлор. Часть 3.
The Alan Parsons Project- Eye in the Sky SaveFrom.net

Помимо всего прочего была еще одна важная составляющая нашей нынешней жизни: популярность Марины, набирающая обороты с каждым днем. И как бы моя любимая девушка ни пыталась свести на нет все разговоры и ажиотаж вокруг собственной персоны, интерес к ней только возрастал. Видимо, у нее был врожденный дар - притягивать к себе людей… Кто знает, может, это передалось ей сквозь поколения от той сказочной ворожеи, пленившей на века бесстрашного оборотня.
Только помимо меня ее внимания жаждали десятки людей, приходившие на различные телевизионные шоу, куда приглашали Марину и еще несколько человек, переживших тот рейс. И после эфира я еще часа два просиживал в тонированной машине, ожидая свою девушку, общающуюся с теми, кто желал выразить свое признание, поблагодарить за близкого друга или родственника, что летели в одном самолете с Мариной, или же просто нуждался в совете.
Несколько раз Джим договаривался об интервью новостным каналам, и тут Марина попадала в родную стихию, с легкостью отвечая на вопросы касаемо профессии ее отца и своих детских мечтах. Тему катастрофы ведущие старались едва затрагивать, так как данный пункт Джим чуть ли не выделил красным шрифтом. А мне ничего другого не оставалось, как наблюдать за своей девушкой, сидя в зрительном зале (в переносном смысле, конечно). В общем, я, сам того не ожидая, оказался по «ту сторону баррикад», ловя каждый ее взгляд, обращенный в камеру, смеясь вместе с ней над очередным вопросом того или иного телеведущего, просматривая фотографии, которыми пестрил интернет, ежедневно пополняя различные новостные ресурсы.
Естественно, многие рекламные компании, запускающие линию молодежной одежды или косметики, тут же засыпали Марину предложениями, желая видеть ее лицом очередного бренда. Но и тут наш агент подсуетился и отобрал стоящие внимания «заявки». С его легкой руки мисс Ларина подписала два выгодных контракта на год вперед.
Разумеется, она все согласовывала со мной, что, безусловно, было приятно и ценилось, а также сближало еще больше.
Я с радостью делился опытом, давал советы, как реагировать на курьезные вопросы и не пасовать перед неожиданными выпадами со стороны незнакомых людей. Хорошо, что вопрос с телохранителем решился сам собой, как только Марина заключила контракт с Джимом – это являлось главным приоритетом.
Что греха таить, мне стало спокойнее, ведь находиться с ней рядом постоянно я мог и не мог одновременно. Времени на то, чтобы сопровождать эту девушку всюду у меня было вагон и маленькая тележка, а вот возможность действительно находиться вблизи сводилась к нулю по причине того, что Марина всячески отнекивалась от малейших намеков с моей стороны - обнародовать наши отношения.
Я внимал советам родных и агента, что данное известие произведет эффект «взорвавшейся бомбы». Еще бы! Только-только закончился промо, и четвертая часть Сумеречной Саги била все рекорды по кассовым сборам – наша троица и так была у всех на устах, а я потихоньку готовился к съемкам в сиквеле «Одноклассников».
Прознай папарацци о том, что Марина Ларина – девушка Тейлора Лотнера, нам же проходу не дадут!
А пока они строили предположения, с кем может встречаться мисс Ларина, и в круг кандидатов на сердце русской красавицы чуть ли не под номером один входил Алексей – молодой человек, к которому я замучился ревновать, злясь на каждый его звонок моей девушке. А также пара-тройка ребят из ее класса, с которыми Марину видели выходящей из школы. И это несмотря на то, что помимо этих парней мою девушку окружали и другие одноклассники и одноклассницы, но папарацци рыскали в поисках сенсации. Мелькали в заголовках блогов и имена популярных актеров или певцов, с которыми Марина пересекалась на том или ином шоу. Стоило ей лишь перекинуться парой слов или посмотреть в сторону кого-то, тут же разносились сплетни.
Конечно, в этом списке нашлось место и мне, даже больше, чем остальным. Во-первых, у нас был общий агент, и несколько раз нас всех вместе заставали выходящими из ресторана или же около офиса. Во-вторых, моя машина попадала в кадр возле школы, когда я приезжал за Мариной, и как мы ни шифровались, наш роман продолжал обрастать легендами. В-третьих, моя девушка держала свою личную жизнь под запретом, не давая комментариев на эту тему, и еще больше подогревала интерес к своей персоне.

***

Этот ее воздыхатель из России! Не зря я заволновался, едва заприметив его возле моей девушки!
Не прошло и двух дней после ее прилета домой, как Марина засобиралась «на свидание» - именно так я и расценил ее утренний созвон с этим русским парнем…

- … Хорошо, тогда до встречи. – Моя девушка скользнула пальчиком по сенсорному дисплею новехонького iPhone, осторожно положила на кухонный стол мой подарок и пригубила чай.
- Кто звонил? – поинтересовался я, как ни в чем не бывало, продолжив завтрак.
- Ты в курсе, что это был Алексей. – Она потянулась за тостом.
- Как он себя чувствует? – Я перехватил поджаренный хлебец и, смазав его маслом, протянул Марине.
- Спасибо, Тейлор. – Любимая сонно улыбнулась: снова полночи не спала из-за прострелов в руке. - Более-менее, рентген показал сильнейший ушиб, я не вдавалась в подробности, но Леша говорил что-то про смещение позвонков…. Надеемся, что обойдется без операции.
- Надеетесь? – Упершись локтями о стол, я обхватил себя руками и внимательно посмотрел на Марину.
- Я перекинулась парой слов с его мамой…
- Уже и с мамой познакомилась?
- Тейлор! – Она выдержала мой взгляд. – У тебя завтрак стынет.
- Ты собираешься поехать к нему?
- Да. – Марина со звоном поставила чашку на блюдце: свежезаваренный зеленый чай плескался о стенки. – Я хочу навестить его, я обещала, и ему нужна поддержка... Ты против?
- Нет, почему же… – Откинувшись на стуле, я в задумчивости потер шею. – Поехали.
- Отвезешь меня, милый? – Марина поднялась из-за стола так быстро, насколько это было возможно, учитывая ее нынешнее состояние, и подошла ко мне.
- Не просто отвезу, а сопровожу к нему в палату. – Я развернулся в пол оборота и усадил свою девушку к себе на колени. – Познакомишь нас?
- Конечно. С радостью. – Она прижалась к губам в мимолетном поцелуе и обняла меня за шею одной рукой. – Только...
- Что? Я помешаю общению? – измученный необузданной ревностью, не сдержавшись, произнес я.
- Нет, конечно. – Любимые серые глаза посмотрели осуждающе. – Просто Леша лежит не в одной из частных клиник, куда меня возишь ты, а в муниципальном госпитале.
- И, что с того?
- Не боишься привлечь внимание к себе, да еще и в компании меня?
- Наоборот. Пусть тебя почаще видят рядом со мной, более того, чем быстрее все прознают о нас, тем скорее ты согласишься стать моей девушкой… официально.
- Милый, я и так твоя. Только твоя. Какое нам дело до всех? – Она нежно теребила мочку моего уха – было щекотно и жутко приятно. – Давай подождем немного, Тейлор, пока вся эта шумиха не уляжется.
- Утрясется дело с судом, обязательно закрутится что-нибудь еще. – упрямился я, прижимая свою девушку к себе. – Смысл ждать-то, honey?
- Я беспокоюсь за тебя.
- Не понял?
- За твою карьеру, – нехотя пояснила Марина. – Макена показывала сообщения с твитов, которые полны предположений о том, что таким образом ты пиаришься за счет меня, и вообще мой перелет был заранее спланирован, чтобы привлечь внимание и сделать рекламу. Пишут еще и о засекреченном проекте, в котором мы с тобой должны будем сняться, вот ты и явил меня всему миру таким образом. И не сегодня-завтра мы объявим себя парой, тем самым наберем достаточную Фан-базу для последующего успешного продвижения проекта.
- Но ты ведь знаешь, что все это неправда, милая моя. – Я уткнулся носом ей в шею.
- Знаю, но так обидно становится от того, насколько люди способны все представлять в искаженном виде.
- Зачем ты читаешь весь этот бред? Я поговорю с сестрой, чтобы впредь не подсовывала тебе ничего подобного. – Не зная, на ком сорвать зло, я нацелился на Макену. – Говорили же ей, чтобы зря не беспокоила тебя, а она!..
- Все она правильно сделала, Тейлор! – Естественно, Марина тотчас же вступилась за сестренку. – Я должна быть в курсе, иначе как пойму, что правильно, а что нет? Как поступить и чего ожидать? Не ругай Макену. – Она взяла мою чашку и отпила кофе маленькими глотками.
- Ладно, тогда пообещай больше не волноваться, по поводу и без, из-за тех небылиц, что придумывают люди, пусть это и касается нас обоих, касается меня, не переживай сильно, я привык к этому, поверь. – Обняв ладонью ее ладошку, сжимавшую чашку, я тоже пригубил кофе и с любовью посмотрел на Марину: - И все-таки кофе с привкусом твоего поцелуя самый вкусный, honey…
- … Люблю тебя. Очень-очень, – в губы прошептала мне она. – Поехали, Тейлор.

В приемном покое госпиталя нас задержали больше обычного, во-первых, из-за большого скопления людей: прибывших больных и родственников, во-вторых, из-за Марины, с которой хотели пообщаться совершенно незнакомые нам люди. Я лишь на секунду оставил ее одну, чтобы протиснуться к стойке приемного покоя и узнать, в какой палате лежит пострадавший Алексей Липатов, и можно ли навестить его. Медсестра, разумеется, сразу же узнала меня и поспешила помочь, дав точную информацию и разрешение.
Марина уже находилась в окружении нескольких человек – поэтому, нацепив кепку козырьком чуть ли не на нос, я поспешил увести ее подальше, не обращая внимания на недоуменные взгляды в спину.
Перед дверью в палату моя девушка переглянулась со мной и постучала, а затем приоткрыла дверь и прошла внутрь, я потоптался пару секунд на пороге и последовал за ней…
- Привет! – с теплотой в голосе поприветствовала она незнакомого мне соперника.
- Маришка! – Он… стоял в пол-оборота к нам, облокотившись рукой о подоконник. Рядом с кроватью примостились костыли. – Привет. – Осторожно обнял ее, как только она подошла ближе, и только тогда заметил меня, но не спешил разрывать объятий. – Ты не одна…
- Леша, вот это сюрприз – ты уже в состоянии подняться с кровати! – воскликнула Марина, ничуть не смутившись уточнением парня, которое, как мне показалось, прозвучало с сожалением. – Познакомься, это Тейлор – мой бой-френд. – Она обернулась и подарила полный нежности взгляд. – Подойди… – Одними губами прошептала мне.
- Hello.
- Hi, I’m Taylor. Pleased to meet you. How are you? – Я прикрыл за собой дверь, подошел и протянул руку в знак приветствия.
- Алексей. И я рад знакомству. – Он пожал руку и, наконец, отлепился от Марины. - Относительно хорошо себя чувствую, спасибо. – На неплохом английском, пусть и с акцентом ответил он мне. Ну, что ж. По крайне мере дальнейшее общение будет происходить на моем родном языке, что определенно радовало.
- Да вот пытаюсь потихоньку вставать. – Он глаз с нее не сводил.
- Рада это слышать, я знала, что все будет хорошо, видишь, шок прошел, и ты постепенно восстанавливаешься.
- Сама-то как, Марина? – Я поежился, услышав обращение к моей девушке из уст молодого человека, который явно неровно к ней дышал.
- Ничего серьезного, ушибы, царапины, вывих, – смеясь, перечисляла она, попеременно поглядывая на нас обоих. – Но больница мне не грозит, буду лечиться дома. Под присмотром Тейлора. – Все же задержалась на моем лице чуть больше. Я оттаял.
- Ты и сама понимаешь, что чем чаще и внимательней будешь прислушиваться к рекомендациям врачей и соблюдать режим, тем быстрее поправишься, honey, – с любовью в голосе негромко проговорил я, кладя руки ей на плечи и слегка облокачивая на себя. Теперь уже я стальным взглядом посмотрел в глаза Алексею – пусть сразу осознает, кто тут в приоритете.
- Как твой плюшевый медвежонок, Мариночка? – Парень отвел взгляд первым и снова улыбнулся моей девушке.
- Он в мастерской, его латают. – Любимая и не думала скидывать моих рук, дыша со мной в унисон. – Портниха уверила, что мишка будет краше, чем прежде, – с нежностью в голосе сказала она о нашем любимце. – И тут ее телефон заверещал негромкой мелодией – заставкой к «Рассвету». – Простите, - Марина глянула на дисплей: - Мама звонит, я отвечу ей. – Посмотрела на меня.
- Конечно. – Я отступил на шаг назад. – Передавай привет от меня.
- Я быстро. – Она взглянула на Алексея и направилась к двери, ведущей из палаты, попутно отвечая на звонок.
Мы остались один на один. Взгляд парня забегал, то скользил по мне, то в сторону, то в окно. Я же скрестил руки на груди и со спокойствием буравил его взглядом:
- Спасибо тебе.
- За что? – Он уперся рукой о широкий подоконник, видимо, стоять на ногах все еще было трудновато.
- За то, что был рядом с ней в трудную минуту, поддержал и спас от нападок того психа. Спасибо.
- Я поступил так, как поступил бы каждый, будь он на моем месте. – тяжко выдохнул Алексей, стиснув зубы.
- Давай помогу добраться до кровати, – предложил я помощь.
- Не надо, я сам. – Он неуверенно шагнул, выставив руку вперед в желании поскорей ухватиться за край больничной койки, чтобы удержать равновесие – и чуть не упал прямо на моих глазах.
- Держись, ты!
- Я сам!
- Сам, сам. – Я успел подхватить этого упрямца и, закинув его руку себе за шею, перехватил поудобней и медленно довел до кровати, помог усесться и лишь тогда отступил, сам теперь заняв место у окна. – Значит, операции не будет? – Он удивленно посмотрел на меня. – Марина мне все рассказала.
- Думаю, что нет. – Леша пожал плечами. – Сегодня мне назначили курс физиотерапии, буду восстанавливаться.
- Это хорошие новости, – искренне произнес я. – Знаешь, однажды на съемках во время исполнения трюка я угодил аккурат мимо матраца и чуть ключицу себе не выбил, и все из-за того, что не подрасчитал собственные силы. Рука потом еще недели две ныла, мешая нормально работать, и часть трюков пришлось взять на себя дублеру, так как время поджимало. Я так боялся, что меня затаскают по больницам и тем самым прервут съемочный процесс, но к счастью, все обошлось. Поэтому я рад, правда, рад, что опасность миновала, и ты идешь на поправку.
- Жить буду. – Он усмехнулся, слушая мой нехитрый рассказ. – Как только американские врачи разрешат покинуть больничные стены, вернусь домой, в Москву.
- А твоя девушка? – Алексей снова удивленно вскинул брови. – Да. Марина и это рассказала мне. – Спокойно ответил я на его немой вопрос.
- У меня нет девушки. – Опа-на! Я опешил, но виду не подал. – Я летел в Лос-Анджелес на первую встречу с девушкой, с которой познакомился на одном из сайтов знакомств, но как выяснилось, общался я с младшей сестрой, а не с той, чью фотографию мне прислала Татьяна. Она позвонила мне вчера и все объяснила, испугавшись реакции родителей из-за всего того, что случилось, просила прощения, твердя, что я ей очень понравился, вот она и завязала online-знакомство, используя аккаунт сестры.
- Сколько же ей лет?
- Пятнадцать.
- Ну, ты и попал.
- Все, что ни делается – к лучшему. – Он улыбнулся чему-то своему, а я заволновался, понимая, к чему клонит этот русский поклонник.
- О ней забудь. – Интересно, он так и будет изумленно реагировать на каждое мое слово? – Я в курсе всего, что произошло.
- Марина искренна с тобой, а еще она очень доверчива. – Алексей искоса взглянул на меня.
- Я знаю, какая она, поверь, я знаю ее лучше, чем кто бы то ни было.
- Тогда чего ж ты засуетился? Приревновал? Испугался?
- Ни то. Ни другое. Ни третье. – Я пошел ва-банк. – Просто защищаю свое.
- От меня? Я не причиню ей зла!
- Охотно верю. – Я прикусил губу и часто заморгал. Не от того, что занервничал, просто начинал терять терпение. Как бы мне не было жаль парня, пострадавшего ни за что – он метил мне в соперники, ни черта не зная, сколько нам с Мариной всего пришлось пережить, когда его еще и в помине не было в ее жизни. Всё, через что мы с ней прошли, выстояв против всех и вся в желании сохранить то чувство, взаимное чувство, которое свело нас однажды – навсегда останется только между нами, и распинаться перед этим спасателем я не собирался. – Только не в этом ведь дело, верно? Марина вольна в своем выборе, но тут ты заведомо в проигравших, приятель, поэтому не строй планы в отношении нее понапрасну.
- Хм… интересный у нас с тобой разговор вырисовывается. – Алексей оперся обеими руками о кровать, пытаясь усидеть, терпя боль – на его лице читалась усталость и бессилие перед тем, что он изменить не в состоянии. Это относилось как к телесным травмам, так и душевной муке, которой он терзался. – Испепеляем друг друга из-за одной единственной девушки, словно вампир и оборотень, да, Джейк? – Он хитро взглянул на меня исподлобья. – Или ты у нас благородный Эдвард, который с легкостью готов отпустить Беллу, прекрасно зная, что она никуда не уйдет?
- О, насколько ты, однако, осведомлен о Сумеречном мире. – Я только что, было, не аплодировал, чувствуя, что еще вот-вот, и закиплю. – Ладно, давай полистаем Сагу, а может, и перепишем альтернативный вариант развития событий.
- О чем ты? – Он явно напрягся. А чего, собственно говоря, ожидал? Что я прогнусь и молча проглочу все, что он мне скажет? Тоже мне, умник выискался!
- О том, что, если бы Белла была со мной, то есть с Джейком. Изначально. Я бы, во-первых, не бросил ее, ни при каких обстоятельствах. И никуда бы не отпустил от себя. А во-вторых, появись в ее жизни так называемый друг по имени Эдвард, мечтающий заполучить мою девушку, я бы пресек всю его любовь на корню, – тихо, но грозно произнес я, выдерживая сопернический взгляд. – Благородство – вещь хорошая, но не когда дело касается взаимоотношений, в которые пытаются вклиниться посторонние воздыхатели. Эдвард бы сутками круги вокруг резервации наматывал на своем «Volvo» в надежде вытащить Беллу на свидание, именно на свидание, но ничего бы у него не получилось. Я бы не позволил ему разбередить ее состояние, вынуждая делать выбор, прекрасно зная при этом, что она принадлежит другому. То есть мне. Давно. Безоговорочно.
- Вот, значит, как ты рассуждаешь… Джейкоб. – Он признал за мной право оборотня. – Но с чего ты решил, что я уже влюблен в Марину? Мы недавно познакомились, и я хочу общаться с ней, дружить, встречаться.
- Ты не уловил еще, что моя девушка все мне рассказывает? Абсолютно все.
- Ты блефуешь сейчас, Лотнер. – Алексей усмехнулся уголками губ.
- Мне неважно, что ты там чувствуешь – разбирайся со своими чувствами сам, но не смей вовлекать во все это Марину.
- Она самостоятельный человек, а не твоя собственность.
- Я не допущу, чтобы она страдала, метаясь между нами, не желая причинить боль каждому из нас, но будучи вынуждена все-таки огорчить проигравшего, то есть тебя.
- А если им окажешься ты? – Нет, я, конечно, слышал о том, что наглость – второе счастье, но чтобы вот так мне в наглую заявляли о том, что!..
- Марина – моя, и я никому ее не отдам. – Я вцепился в края пластикового подоконника. – Прознаю, что ты подбиваешь клинья, вмиг прерву ваше общение, поверь мне, Марина здесь больше не появится.
- Это угроза?
- Это мое слово, и дважды повторять я не намерен.
- … Хорошо, подождите нас, скоро поедем домой. И я тебя целую. Пока, Макена. – В палату вернулась Марина, а вслед за ней показалась медсестра, которая сразу же прошла к Алексею, поставила на прикроватную тумбу контейнер, из которого виднелись шприцы и пузырьки с таблетками.
- Все в порядке, honey? – Я подошел к своей девушке.
- Да. – Она отдала мне iPhone. – Обе мамы успокоились, наконец. – Услышав эти слова, я не смог не улыбнуться. – И одна из них ждет нас к обеду.
- Поехали домой, я хочу побыть наедине,– признался ей и, не удержавшись, с нежностью коснулся припухшей щечки.
- Сейчас поедем, я только попрощаюсь, хорошо? – глядя на меня влюбленными глазами, спросила Марина.
- Конечно. – Чувствуя ее рядом с собой, я снова расслабился. – Подождать тебя за дверью?
- Зачем? – Она искренне удивилась. – Тейлор, Тейлор… – И я склонил голову, будто нашкодивший мальчишка, понимая, что откровенного разговора мне не избежать. Ну и пусть. Я на все был согласен, лишь бы она вот так и смотрела всегда: чуть укоризненно, но с любовью.
И я с ответным чувством наблюдал, как она подошла к парню, произнесла самые обычные слова, попрощалась, обещаясь позвонить и справиться о здоровье, а затем вернулась ко мне:
- Пойдем?
- Пойдем. – Я приобнял ее за плечи. – Выздоравливай, Алексей. – Кивнул на прощание парню и увел свою Марину из палаты.

***

Michael Bublé - Close Your Eyes SaveFrom.net

И все же я ревновал.
Изнывал от ревности, остро реагируя на каждый его звонок, скрепя сердце, отпуская Марину навестить этого Алексея в больнице, скрежетал зубами, наблюдая за ними во время эфира. Какими глазами он смотрел! С каким трепетом соприкасался с ней руками! Как старался предугадать любое ее действие, чтобы опередить на миг и протянуть ладонь! Как жадно ловил каждое ее слово! Интересно, он вообще замечал, каким идиотом выглядит со стороны?!
Я попросту ревновал и ничего не мог поделать с собой.
Конечно, Марина каждый вечер успокаивала меня в нашей комнате, твердя, что ей никто не нужен, кроме меня. И я, вроде как, приходил в себя, не выпуская эту девчонку из своих объятий, целуя жадно, ненасытно, слушая ее признания и вторя в ответ о своей любви. Но стоило начаться новому дню, и все повторялось вновь.

«- Нет!! Пожалуйста, подожди!.. – Я ненавидящим взглядом смотрел вслед растворяющейся в дождливом тумане машине. – Пожалуйста... Марина!
“- Тейлор, – вдруг отчетливо прозвучало в сознании. – Милый. Тейлор!”
- Ты не можешь… вот так… не уходи… – Дождь сыпал ледяными каплями, орошая мое лицо, намачивая футболку – но по спине катился холодный пот. – Марина!..»
Я резко сел в кровати. Встрепенулся от очередного кошмара, не в силах уже справиться со страхом, окольцевавшим мою душу. В горле пересохло настолько, что сглотнуть было больно, руки подрагивали, затылок покалывало ломящей болью, а по спине на самом деле катился пот, липкий, предательский пот.
- …Тшш… Тихо, милый. – Оказывается, я еще и разбудил Марину! Вот чёрт! – Все уже прошло, все позади. – Она прижалась к моей спине.
- Прости меня, honey, – прохрипел я, кашлянул, но тем самым в горле засаднило еще сильнее, я зашелся кашлем.
- Подожди, сейчас воды дам. – Марина потянулась к пластиковой бутылочке, что теперь постоянно стояла на прикроватной тумбе, ведь моя пострадавшая девушка ежедневно принимала обезболивающие таблетки.
Запустил руки в волосы и постарался кое-как справиться со сбившимся дыханием, прикрыл глаза – и снова взору предстала до невозможности жуткая картина, я встрепенулся, прогоняя наваждение.
- Вот, держи. – Она протянула мне бутылку с водой.
- Спасибо… – Я с жадностью принялся утолять жажду.
- Ну, как ты? – Марина присела ближе ко мне. – Полегче?
- Да, я в норме, не переживай. – Попытался улыбнуться, только получилось как-то вымученно.
- Ты меня напугал. – Она провела ладонью по моим волосам.
- Я не нарочно… так получилось… – Поставив пустую бутылку на тумбочку, вновь вернулся к своей Марине.
- Тейлор, я переволновалась за тебя. – Она погладила меня по щеке. – Горишь весь. – Опустила ладошку на плечо, замерла чуть выше груди. – И сердце колотится, будто стометровку за пять секунд пробежал.
- Иди ко мне. – Притянул ее к себе, усадил на колени и обнял крепко-крепко. – Теперь, когда ты рядом, мне спокойнее.
- Что случилось, хороший мой? – Она согревала теплом своего тела, и это несмотря на то, что я реально пылал, но каким-то чудодейственным образом прикосновения Марины дарили успокоение, приводя мое расшатанное состояние в порядок. – Приснилось что-то?
- Неважно. – Отнекиваясь, потерся лбом о ее плечо и снова спрятался в родных объятиях.
- Как это, неважно, Тей? – любимая с укором прошептала мне на ухо. – Ты меня звал. Во сне, а мне никак не удавалось добудиться тебя.
- Так ведь тебя же звал, а не другую… Чего ж ты разволновалась, радость моя? – Я попробовал отшутиться.
- Ты устал, я чувствую это. – Ее голос задрожал. – Намаялся со мной за этот месяц, и вот он, результат.
- О чем ты говоришь, honey?
- Сколько бессонных ночей ты провел, пока я вот так вскакивала по ночам от боли, стонала во сне, температуря, и еще эти обмороки.
- Марина, не переворачивай все с ног на голову. – Я сжал ладонями ее талию. – Ты уже намного лучше себя чувствуешь, и это тут вообще ни причем.
- А, что тогда? Поделись со мной, Тейлор! Не умалчивай, пожалуйста. – Она всматривалась в потемках в мои глаза, ища ответа на свои вопросы.
- Припомнился день твоего перелета, только и всего. – Я не выдержал – отвел взгляд.
- Что именно? – Ох, она слишком глубоко копала! Я не был готов изливать душу в потаенных переживаниях, поэтому разом «поставил точку»:
- Не будем ворошить прошлое, Марина. Уверен, эти воспоминания горьки как для меня, так и для тебя.
- Я и не утверждаю, что они радужные, но поговорить-то на эту тему мы можем!
- Не сегодня. – Я запнулся. – Не сейчас.
- Ладно…
Мы замолчали, думая каждый о своем, даже не смотрели друг на друга, просто находились рядом. Вместе. Я обнимал, а она легонько касалась моей щеки, теребила мочку моего уха, потом вдруг посмотрела, провела пальцами по моим губам и поцеловала.
Невесомо так… словно, просто прижалась, замерла на моих губах…
Я прикрыл глаза и ответил, лаская ее губы…
Марина отклонилась, но я уже потянулся следом… Прося еще…
И тогда она завладела моими губами… моими чувствами… мной…
Я откинулся на спину, притянув ее на себя, но, не прерывая поцелуй, как ненасытный, жаждал удовлетворения…
Она успела ухватить края одеяла и теперь накрыла нас обоих с головой – сразу стало еще темнее и жарче… Оттого, что ее губы и руки, казалось, были повсюду, целовали и стискивали, шептали и гладили, снова оставляли поцелуи на моем лице и касались всюду, как бы я не взбрыкивал…
- …Эй, куда потянулась?
- Спроси еще, зачем!..
- Прекращай, говорю!!
- Смотрите, какой изнеженный…
- Ты меня с ума сведешь!.. Чёрт, Марина!
- Какой горячий…
- Ты о чем?.. Иди сюда…
- Мм… Дай отдышаться… Лоб у тебя горячий…
- А я уж было, подумал, ты о нем…
- О чем ты подумал?
- Мне жарко!.. Раскутывай нас уже!..
- О чем ты подумал, милый?..
- Ты упираешься коленкой!
- Я надавливаю…
- Не смешно! И мне не щекотно…
- А как тебе? Расскажи, что чувствуешь?..
- Мне страшно!
- Меня боишься? А почему смеешься тогда?
- … Да, не тебя… Поцелуй еще…
- ...Я и на большее способна…
- Куда ты все время сползаешь?
- Пусти меня, ну?..
- Повремени с этим…
- Я помогу, и я хочу…
- Руку из моих трусов вынимай!.. Вынимай, я сказал!
- …Не сопротивляйся, Тейлор, позволь хоть так… хоть тебе… раз меня пока держишь на расстоянии…
- Марин… Не заводи меня!.. Убирай руку!
- Тейлор, я начинаю сомневаться в собственных возможностях и в твоих желаниях...
- Да, я сейчас взвою от своих желаний!! А тебе, похоже, совсем меня не жаль.
- Ну, так я и хочу…
- Не надо удовлетворять меня подобным образом. – Я откинул одеяло и вдохнул поток прохладного ночного воздуха.
- Не хочешь? – Даже во тьме я ощутил, как Марина раскраснелась.
- Если быть точным, не этого хочу. – Я сжал любимую соблазнительницу в своих объятиях. – Ты нужна, вся, без остатка.
- Я твоя…
- Правда?
- А ты сомневаешься, Тейлор? – Похоже, она обиделась.
- Просто уточняю.
- Нет, ты меня обижаешь! Мало того, что отталкиваешь которую ночь подряд, так еще и ревнуешь без причины!
- Не хочу говорить об этом Алексее! Поскорей бы он уже улетел обратно в Россию. – Легонько задрав на Марине топ, я гладил разгоряченную спину, касаясь позвонков, спускаясь до копчика и норовя скользнуть под шортики.
- Ревновать к Леше все равно, что ревновать к Райану или Максу. – прохрипела моя любимая.
- Райан и Макс не вздыхают по тебе и не смотрят влюбленными глазами, когда ты рядом с ними! – Я все же не сдержался и полез «на запретную до поры до времени территорию». Да, теперь сам распустил руки с приставаниями!
- Просто у них уже есть девушки, а у Алексея пока нет – вот ты и вообразил себе невесть что!.. Тейлор! – Она выгнула спину и заметно напряглась от моих откровенных прикосновений. – Давай сменим тему?
- Увиливаешь?
- Разозлюсь сейчас! Не заводи меня!..
- Понимаешь теперь, что Я чувствую?
- …Я, в отличие от тебя, согласна на продолжение! – Она приподнялась на вытянутых руках.
- Согласна, но не готова. – Я с нежностью пощекотал свою любимую девушку.
- Прекращай! Мне щекотно! – Она упиралась ладонями в подушку по обе стороны от моей головы, было видно, что хотела оттаскать меня за волосы, но все еще удерживала равновесие.
- Смотрите, какая изнеженная… – не прекращал я, к тому же передразнивая Марину.
- Тейлор, ты изверг! – прорычала моя honey, но вдруг тихонько вскрикнула и, внезапно, ослабев, рухнула на меня: – Блин! Не могу...
- Рука?
- Нормально… сейчас отпустит, – со стоном выдохнула Марина.
- Oh, honey!.. – Я перевернул нас и навис над Мариной. – Сильно болит? Добаловались!
- Пожалей лучше, а не ругайся. – Она прижималась ко мне пострадавшим плечом – всегда так делала, пристраиваясь перед сном, и только когда боль отступала, засыпала.
- Может, лекарство примешь? – Я прижал эту малышку к себе.
- Перед сном принимала. Не хочу больше. – Марина замотала головой. – Ты-то как? Успокоился?
- За меня не волнуйся, о себе думай. Для меня ты важнее всех на свете, Марина моя.
- Твоя, Тейлор. – Она всхлипнула. ¬– Пожалуйста, не сомневайся в моих чувствах.
- Не буду, обещаю тебе… Я же пошутил, солнышко… Знаю, что ты любишь… И сам люблю тебя… Очень люблю… – Легонько целовал свою девушку, шепча слова признания. – …Давай спать, родная… Постараюсь больше не будить до самого утра...
- Да, уж постарайся, – изнеженно прошептала моя желанная. – А то я так с тобой не высплюсь совсем…
- Вот, значит, как! Теперь ТЫ меня во всем подряд обвинять будешь, honey? – Я потянул за края одеяла. – А были времена, когда сама просила прощения по поводу и без… – Мечтательно закатив глаза, я укутал нас обоих.
- Сейчас договоришься, Лотнер! – ущипнула меня под ребро Марина.
- Ауч! Дерешься?! Ну, держись теперь, Ларина! И не говори потом, что я не предупреждал!.. – Я накрыл нас одеялом, прижался губами к теплому ротику… И мы продолжили с того, на чем остановились.

***
Иногда моя девушка злилась, собираясь на «очередное свидание» с этим... товарищем. Взбрыкивала, называя меня бесчувственным истуканом, кричала, что замучилась разубеждать меня в том, что я придумываю себе больше, чем есть на самом деле, и все равно уходила к нему. В такие моменты домочадцы старались обходить нас обоих стороной, предпочитая не вмешиваться и не подливать масла в огонь благими намерениями помирить. И правильно, кстати, делали. Я бы все равно никого слушать не стал, лишь сыпал бы обидами на всех и вся. А Марина отнекивалась, сводя все на нет – вот ведь регулировщик конфликтов!
И только за запертой дверью нашей комнаты ей удавалось достучаться до меня, когда моя обидчица возвращалась домой, а я спустя время остывал. И тогда страсти утихали, уступив место смирению с обстоятельствами и покорности. Я внимал ее разумным доводам, соглашался, позволял прикоснуться к себе и с наслаждением прижимал свою Марину, увлекая в постель… Ночь принадлежала только нам двоим.
А наутро мы, как ни в чем не бывало, спускались в столовую, крепко держась за руки, и улыбаясь всем, и друг дружке. Родители лишь переглядывались между собой, наверняка, вспоминая самих себя в молодости.
Но ведь у них тогда были свои трудности и переживания. Их имена не гремели на весь мир, их фотографии не попадали на обложки журналов, их не преследовали папарацци в желании запечатлеть дорогостоящий кадр.
Наши мамы и папы старались поддержать, но им не дано было знать обо всем, что происходило у нас с Мариной. В свою личную жизнь мы не посвящали никого. А недомолвок и выяснений у нас хватало!

Al Bano & Romina Power - Al Ritmo di Beguine SaveFrom.net

- Валечка, конечно, придем! Ждите нас завтра… И я тебя целую, дорогая. – Марина сбросила звонок, краем глаза я наблюдал за ней: - Валькирия и Макс отмечают годовщину своего знакомства. Мы приглашены.
- Мм… И сколько они там уже знакомы? – Я с усердием копался в ящике для инструментов в попытке отыскать необходимый гаечный ключ.
- Три года. – Послышался звук вскрываемой банки coca-cola. – Надо бы придумать, что им подарить… Может, твой байк подгоним к дверям пансиона, а, Тейлор? – Она подошла ближе и присела рядом на корточки.
- Оригинально, но свою игрушку я не отдам. – Забрав из ее ладошки ледяную колу, посмотрел на свою девушку. – Даже если бы Макс и Валькирия отмечали пятилетие со дня знакомства.
- Я все равно найду предлог, чтобы избавиться от мотоцикла!
- Еще слово, и я отправлю тебя в пансион. – Прижался к ее щечке холодными губами.
- Ай!
- Дай, поцелую… Ну, пожалуйста, honey… Марина, блин! – Не удержавшись, я шмякнулся на задницу, так и не дотянувшись до желанных губ, поскольку моя девушка вскочила на ноги, мстя мне за ремонтируемый Харлей.
- Ты такой забавный, милый! – Она уже вовсю смеялась над моим проколом.
- Какой я? А, ну-ка повтори сейчас же? – Рыкнув, я резво поднялся на ноги и рванул к ней.
- Не поймаешь! – взвизгнула моя Марина, забегая в обход деревянного стола.
- Иди сюда, говорю! – Я бросился за ней, на ходу оступившись о завалявшуюся гайку, и в сердцах чертыхнулся, чем еще больше рассмешил свою любимую шалунью.
- Так я тебе и далась! Поймай сначала, Тейлор! – Марина забежала за стеллаж, уставленный различными инструментами и предметами быта.
- Марина, не сдашься сама – возьму в плен и замучаю! – На всякий случай, как можно суровей пригрозил я, заворачивая вслед за ней по ту сторону стеллажа. – Что, милая, тупик?
- Кто умудрился поставить здесь тумбу? – сверкнув глазищами, тем не менее, с явным поражением в голосе пробурчала Марина.
- Я и умудрился. Утром еще. – Нарочито медленно шел к своей «жертве». – Она мне мешалась, вот я и задвинул тумбу к стеллажу, преградив один проход. А на фига он?
- Так нечестно, – пролепетала моя девушка, вытягивая ручки вперед: - Только попробуй защекотать меня, Тейлор!... Я завизжу так громко, что родители прибегут!
- Конечно… – С легкостью заведя ей руки за спину, я прижался всем телом, склонился к любимому личику и с жадностью поцеловал в губы, не встретив сопротивления с проигравшей стороны.
- …Мой любимый… – Марина расслабилась в моих объятиях. – Еще… Тей… Тейлор… – Я ничего не говорил в ответ, только целовал нежную кожу, вдыхал запах желанной девушки, стиснул ее обеими руками, слегка приподнял, усаживая на тумбу. – …Давай закроемся в гараже?.. – Ее предложение прозвучало как гром среди ясного неба, мгновенно вернув меня на землю: насилу оторвавшись от шеи Марины, я только тогда заметил, что ее юбка, благодаря моим стараниям, задралась вверх по бедрам; моя же футболка вообще валялась на полу. Эта плутовка ногами обхватила меня за талию и сама жалась, вцепившись одной ручонкой мне в волосы на затылке – вторую старательно приложила к моей груди.
- А, давай! – Сурово стрельнув глазами, кивнул я, отступил на шаг назад и, придерживая Марину за талию, помог ей соскочить с тумбы. – Обними меня.
- Ну,.. я тогда дверь на замок запру сначала? – Она явно растерялась.
- Я, кажется, попросил тебя обнять меня.
- Тейлор…
- Марина, обними меня. За шею обними.
- Ох, ладно. – Она стиснула ладонью правой руки разгоряченную кожу на моей шее, вторую ручку осторожно приложила к моему прессу.
- Двумя руками. – Я не шевелился. – Ну, же! – Марина тоже замерла, даже глаза не решалась поднять на меня. – Что не так? Неужели, так сложно обнять меня двумя руками? – Задав наболевшие вопросы, я резко подбил ее под локоть, заставляя вскинуть левую руку мне на плечо.
- Ай, Тейлор!.. – Естественно, эта соблазнительница вскрикнула и уткнулась носом мне в шею, при этом жалобно застонав.
- Что и требовалось доказать! – пробурчал я, сунув руки в карманы джинсов.
- Пожалей… пожалуйста…
- А меня кто пожалеет, Марина? – Не выдержав, вновь схватил свою девушку за плечи, оттолкнув от себя. – Ты обо мне подумала? Каково мне будет, когда ты вот так вот вскрикивать начнешь?
- Тей… – Ее личико исказилось гримасой боли.
- Что, Тей? Мне, что прикажешь делать в заведенном состоянии? Не обращать внимания на твои стоны и продолжать? Или прерываться, натягивать штаны и бежать за болеутоляющим? Ты ж меня без ножа режешь, honey!
Я всматривался в родные глаза цвета туманной дымки, и душу разрывало на части – я обижался на нее и в тоже время сам только что обидел, выплеснув свое отчаяние. А Марина умела давить на жалость! И хоть я это прекрасно понимал, все равно поддавался, стоило заметить наворачивающиеся слезинки на ресницах.
- Прости меня... – Марина попыталась обойти меня, но я не пропустил:
- Ну, и куда ты собралась?
- Не буду тебе мешать… ремонтировать байк. – Она шмыгнула носиком, но позволила снова обнять и прижать к себе.
- Ты мне не мешаешь, солнышко. – Не выдержал и пожалел. Куда ж я теперь от нее денусь-то! – Сильно я маханул, да?.. – Марина, оскорбленная в самых лучших своих чувствах, согласно кивнула. – Ну, прости…. Пожалуйста, прости, – оставляя невесомые поцелуи на ее личике, молил я о прощении.
- Тейлор, я не хотела, чтобы всё вышло таким вот образом, правда, не хотела. – Марина стиснула мои запястья, жмурясь, когда я касался губами ее глаз.
- Я знаю…
- Не сердись на меня.
- Не буду... – Накрыл медовые губки губами и в наслаждении прикрыл глаза, отдаваясь эмоциям, отдаваясь той, которая просто прижалась ко мне, не обнимая, но спрятавшись в моих объятиях, и целовала, целовала…
Как по закону подлости, самый сокровенный момент примирения прервал мобильник, заверещавший пришедшим сообщением.
- …Мм... подожди, милый… Все потом…
- …Я гляну, кто там пишет, хорошо? – «Отпросился» и побежал к байку, рядом с которым валялся телефон, «вскрыл» конвертик: – Honey!
- Хорошие новости? – Марина тихонько подошла следом и закинула мою футболку на сиденье Харлея.
- Альба ощенилась, – радостно выдохнул я и посмотрел на свою девушку. – Наш с тобой питомец появился на свет.
- Тейлор! Наконец-то! – Личико Марины озарила счастливая улыбка. Хвала небесам! От счастья, переполняющего душу, я подхватил свою любимую русскую девчонку и закружил. Легонько. Осторожно.
- Ты как? Голова не кружится?
- Я прекрасно себя чувствую, не волнуйся, – с воодушевлением ответила Марина. – Когда мы сможем забрать щенка домой?
- Думаю, через несколько дней.
- Конечно, малыш должен какое-то время побыть с мамой, подрасти, набраться сил… Мне не верится, Тей!
- Мне тоже. – Я поцеловал ее. Еще. И еще. – Марин, нам надо решить с именем.
- Есть идеи? – Она задумчиво закусила нижнюю губу и посмотрела на меня в ожидании.
- Да я тут накануне как раз мысленно перебирал всех киношных собак-героев… Может, назовем щенка, выбрав кличку какого-нибудь экранного пса?
- Мм… Бетховен? – Марина прыснула в кулачок, но ждала моей реакции.
- Зря смеешься, я о нем и подумал в первую очередь.
- Тейлор, я обожаю этот фильм.
- Я тоже, но мы ведь не сенбернара в семью берем, honey!
- Нет, не сенбернара… Волчонка. – С нежностью произнесла моя девушка.
- Ну, можно сказать, и волчонка. – Я прижал Марину к себе, вспоминая, как у нас впервые зашел разговор о породе собаки - мы практически сразу совпали в выборе. Сибирский хаски. С Альбой я встретился на одном из фото сетов для журнала Seventeen и был с первого взгляда покорен этим очаровательным созданием. Тогда же познакомился и с хозяйкой питомника, в котором жила эта самка. Мы разговорились с заводчицей, и я обмолвился, что мечтаю когда-нибудь завести собаку, именно такую, как Альба – не только схожую внешне, но и характером. И тут меня обрадовали, признавшись, что в скором будущем Альбу планируют сводить с одним породистым кабелем, а напоследок вручили визитную карточку питомника. Мой звонок пришелся вовремя: Альба как раз вынашивала щенят, и это мы с Мариной посчитали добрым знаком, в который раз обрадовавшись, что сбывается еще одно загаданное на двоих желание. – Нам надо подобрать ему самое лучшее имя!
- Эм, Тейлор, у меня есть на примете одна кличка…
- Так, чего же ты темнишь! Говори, Марина! – Нетерпеливо перебил я.
- Джастер. Как тебе? – Она замерла взглядом на моем лице.
- Необычно. – Я попробовал «поиграть» словом: - Джастер… Джас.
- Скорее, загадочно, так? – Она лукаво улыбнулась мне, а затем пояснила: - Имя «Джастер» означает загадочный, а еще добрый и приветливый.
- Хорошие характеристики, – одобрительно закивал я, все больше склоняясь к этой кличке – как на слух легла, и щенку идеально подойдет, хоть мы его еще и не видели.
- Значит, решено?
- Да. Окончательно и бесповоротно. Пусть будет Джастером. – Я погладил ее по изболевшемуся плечу.
- Пусть… – Любимая снова прижалась сильней.

***
Все больше дней отделяли нас от тех страшных суток, о которых до сих пор вспоминалось с содроганием. И как следствие – увечья, полученные Мариной, наложили определенный отпечаток на мое нынешнее отношение к девушке. Жалость и сострадание, наполнявшие мое сердце в период, пока моя honey проходила курс реабилитации, желание защищать и оберегать ее ото всех напастей, усилили мою любовь во много раз. Хотя разве можно было любить ее сильней, чем я любил? Оказывается, можно.
И вместе с тем я боялся. Да, боялся причинить ей физическую боль, потому и держался на расстоянии, не позволяя уговорить себя, как ни старалась Марина. Я прекрасно видел все ее попытки соблазнить меня, но после того случая в машине с опаской относился к любому роду проявлениям страсти. Мы могли ночь напролет говорить, целовались до изнеможения, засыпали в объятиях друг друга. Но не больше.
С тех пор, как Марина прилетела в Лос-Анджелес, мы еще ни разу не занимались любовью.
Видит Бог, я сдерживался из последних сил, злясь на себя за то, что в который раз отказываю ей в том, на что она имеет полное право. На нее за то, что нет-нет, да и вскрикивала от боли, хваталась за руку и закусывала губу, смотрела виноватым взглядом и продолжала вести себя, как ни в чем ни бывало. На весь белый свет, который ни черта не знал правдивую историю наших отношений!
Оттого я и изнывал от ревности, боясь в первую очередь, что Марину уведет какой-нибудь щегол. А она, устав ждать проявления внимания с моей стороны, возьмет и порвет со мной.
Святые угодники! Да, я до такой степени накручивал себя, что мог вообразить подобную несуразицу! Марина не бросит, и мне прекрасно было это известно, но блин, наблюдая, как она выходит из школы в сопровождении одноклассников, как она фотографируется с поклонниками, как общается с нашими общими знакомыми по цеху шоу-бизнеса, я позволял своей буйной фантазии переходить за крайности.
А однажды она вышла в сопровождении Джордана и незнакомой мне девочки. Но судя по тому, как они общались, несложно было догадаться, что та приходилась сестрой Джордану. Из-за этой девчонки завертелась вся та заварушка с подменой результатов тестирования, и хотелось надеяться, что наша разлучница вняла всем убеждениям и пришла в себя, пережив болезненную влюбленность в кумира, то есть в меня.
Джордан… Мне казалось, он изменился, появилось в этом парне некое смирение и уважение не только к той девушке, на которую он смотрел влюбленным взглядом, но и к окружающим. Но вот Марина, наоборот, оставалась верной себе, то есть вела себя, будто ничего и не произошло.
Прощалась со всеми у ворот школы и спешила к машине. Спешила ко мне. Бросала учебники на заднее сиденье и юркала в теплый уютный салон авто, где тотчас же тянулась за поцелуем, шепча о том, как соскучилась, пусть мы и не виделись всего-то несколько часов. Мою душу разрывало от переполнявшего ее счастья, когда я обнимал и целовал свою honey, твердя про себя о том, что она моя. Только моя. И увозил ее ото всех, радуясь возможности побыть вдвоем, прежде чем Марина сорвется на очередные съемки шоу или фото-сет с прилагающимся интервью для журнала.

***
- Ну, же, давай, отнимай мяч, Джас! – Я ловко увертывался от пса, обводя того вокруг носа вычурными пируэтами, не позволяющими перехватить волейбольный мяч. – Смелей, приятель, я ведь поддаюсь! – Оббежав своего домашнего питомца, я в два шага преодолел расстояние и, подпрыгнув, забросил мяч в корзину. – Пять:ноль! – Джастер гавкнул и бросился за мячом. – Сам виноват, что прозевал, – засмеялся я, наблюдая, как пес со всех лап мчится ко мне, таща в зубах мячик. – Не прокуси только, а то прервем наш чемпионат из-за технических неполадок. – Я взял мяч и присел перед щенком на корточки. – Ты мой хороший. Самый лучший пес в мире. – Погладил любимца по гладкой шерсти, почесал за ушами, сжал морду, отчего тот увернулся, но снова высунул язык, намереваясь лизнуть меня в знак огромной собачьей любви. – Не надо этих телячьих нежностей, слышал меня, Джас! – Я едва устоял на ногах, когда питомец забросил передние лапы мне на плечи. – Прекращай, а то хозяйке пожалуюсь! – И тут он снова незлобно гавкнул, стоило мне лишь упомянуть о нашей Марине. – Знаю, что тебя этим не запугаешь, ты ведь у нас избалован до невозможности. – Я поднялся с корточек. – Ну, что? Еще партию, и ужинать? Сыграем? Подавай! – И увел у него мяч из-под носа. – Кто-кто корма с утра мало ел? Джастер – ты слабак. Кому расскажи, что у меня такой пес, засмеют. – Потешался я над питомцем, уверенно ведя к корзине. – Шесть:ноль! Без обид, приятель, но ты проиграл. – И только тут я заметил, что щенок не кружится возле моих ног, а сидит ко мне спиной, смотря…
Я проследил за его взглядом и обомлел…
Возле машины, опираясь рукой на приоткрытую дверцу, стояла самая красивая девушка на свете…
Ботиночки на высокой шпильке, стройные ножки, облаченные в обтягивающие джинсы черного цвета, белоснежный топ, переливающийся на солнце бесчисленной россыпью стразов, коротенький иссиня-черный плащ довершал всю картину. Цепочки с подвесками на тонкой шее, кольца, украшающие пальчики, солнцезащитные очки, служащие ободком для волос, каскадом ниспадающих до талии. Влекущие бриллиантовым серым блеском глаза в обрамлении пушистых ресниц, природный румянец на щечках и пухлые губы, созданные для поцелуев, но сейчас они расплылись в улыбке, видя, как Джастер рванул к хозяйке с приветственным лаем.
Узнал свою Марину.
Она отпустила Умберто, прихлопнув дверцу машины, и, не боясь, что пес может запачкать одежду, присела перед ним на корточки и обняла за шею двумя руками. Гладила и что-то тихонько говорила своему любимцу, а тот в нетерпении переминался с лапы на лапу. Никак, жаловался на меня! Потершись носиком о мокрый нос Джастера, Марина, наконец, обратила свой взор на меня, а то я уж совсем никчемным себя почувствовал рядом с ней: в спортивных шортах и майке, да еще и потный оттого, что носился больше часа по площадке, играя в волейбол.
Она сама преодолела оставшееся расстояние между нами, и, когда поравнялась со мной, по-прежнему не сводя глаз и не переставая улыбаться, ни слова не говоря, обняла, прижала к себе, зарылась рукой мне в волосы, вторую положила мне на грудь и прошептала:
- Я соскучилась.
- Мы тебя заждались. – Я стиснул ее в объятиях вместе с брендовыми шмотками, вдохнул родной медовый аромат, который не могли разбавить никакие духи. – Ты потрясающе выглядишь, honey.
- Спасибо, дорогой.
- Я поначалу и не признал в тебе свою милую Марину.
- Эй, Тейлор, это я! – Она так мило заморгала длиннющими ресницами.
- Я верю, верю, просто еще не убедился окончательно. – Я засмеялся, не сводя глаз с ее губ. – Моя красавица!
- Тейлор, это всего лишь результат работы стилистов. – Она потерлась щечкой о мою щеку.
- Брось, ты с такой легкостью и непринужденностью носишь все эти вещи, даже мне в новинку наблюдать твой теперешний облик, а ты, оказывается, была рождена для такой жизни, но почему-то скромничала.
- А, так дело не только в вещах? – Марина лукаво улыбнулась. – Милый, приятно слышать, что со стороны все выглядит так… легко, но пока я только учусь и осваиваюсь, а еще стараюсь не подвести тебя.
- И тебе это прекрасно удается. – Я тронул ее губы, пробуя блеск на вкус. Мятный. – Вкусно. – Облизнул губы и прикоснулся снова, замерев приветственным поцелуем.
- … Тей… Тейлор… – Марина переняла инициативу, целуя жадно и ненасытно, прижимаясь к моей пропитанной пОтом майке, она не сдерживала себя и меня молила о том же. – Ты меня любишь?
- Люблю… – Выдохнул я в желанные губы.
- И ты исполнишь любое мое желание?
- Конечно…
- Давай сбежим ото всех! – Ее глаза смотрели в ожидании. – Сегодня же!
- Зачем нам сбегать из дома, когда через пару дней родители вместе с Макеной улетают в Париж? – Я отнял от груди ее левую ручку и поцеловал запястье.
- Снова даешь себе отсрочку? – прищурилась моя девушка.
- Как ты себя чувствуешь, honey?
- Прекрасно я себя чувствую! Лучше всех! – Рука, зарывшаяся в волосы, стиснула их и с силой потянула назад. – Я тебя не чувствую рядом с собой вот уже который день!
- Ауч! Ты что делаешь? Больно же! – Конечно, я преувеличивал, но подыграл ей.
- Сколько можно, Тейлор?
- Когда ты заканчиваешь прием лекарств?
- Через две недели. – Маринины глаза еще больше распахнулись от догадки. – Нет!
- Да! – Я кивнул. – Да, милая моя, да! Пройдешь обследование, вот тогда и поговорим.
- Твоя забота переходит все границы, Лотнер!
- Ужинать будешь? – Я резко сменил тему, не желая переливать из пустого в порожнее. – Мама приготовила что-то вкусное, я знаю.
- Буду! – Она обиженно надулась. На секунду. – Ты даже представить себе не можешь, насколько я голодна, – прорычала моя соблазнительница. – Так и съела бы тебя!
- Я так понимаю, от твоих приставаний меня даже Джас не защитит. – Я скосил взгляд на пса, крутящегося возле наших ног.
- Не впутывай ребенка в наши отношения.
- Ребенка? Этот молодой телок чуть было не завалил меня сегодня. – Услышав такое в свой адрес, наш пес громко гавкнул.
- А с его точки зрения всё выглядит наоборот: это ты его задирал и всячески подначивал. – Марина посмотрела на Джастера обожаемым взглядом. – Правда, мой хороший?
- Я так и знал, что он нажалуется тебе вперед меня! – Я с удовольствием включился в игру, и только наш питомец разнервничался, будто на самом деле отстаивал свое мнение. А может, так оно и было?
- Люблю вас обоих! – Она вновь посмотрела на меня.
- Пойдем в дом, я хочу после ужина еще в магазин автозапчастей съездить.
- Снова зависнешь в гараже до ночи? – возмущенно причмокнула губами моя девушка. – Учти – обижусь до такой степени, что запрусь в комнате, и будешь ночевать в гараже со своим байком!
- Я к тебе в окно влезу.
- А я и его закрою! – Марина притопнула каблуком.
- Я тебе закрою!
- Возьмешь меня с собой в магазин?
- Посмотрю на твое поведение. – Так или иначе, я чувствовал себя хозяином положения, прекрасно понимая, что ничего из того, чем она грозит, Марина не сделает.
- Я буду себя хорошо вести, правда-правда. – Оттенок серого искрил плутовством, но при этом, любимые глаза смотрели со всей преданностью. – Соблазнять не буду, но с готовностью поддамся соблазнению с твоей стороны.
- Ты чудо! – Я обнял ее покрепче и приподнял над землей. – Счастье мое!
- Мое счастье… – Эхом отозвалась Марина. Обняла за шею двумя руками и склонила голову к моему лицу, и я вновь коснулся своей судьбы, растворившись на самых желанных губах…

2 дня спустя…

- Чёрт!! – Гаечный ключ провернулся и сорвал резьбу. – Что б тебя! – В сердцах выругался я, отвинчивая сбитый болт, никак не желающий крепиться.
“Ну, и хрен с тобой! – Чертыхнувшись в который раз за вечер, я с шумом побросал инструменты в ящик и, поднявшись с корточек, протопал к столу, где находились вода и тряпки”.
Починка байка сегодня никак не клеилась, ладно, чего уж там утаивать от самого себя, настрой в последнее время был хуже некуда, и все из-за того, что я срывался на всех и срывал собственные планы. Некоторые предпочитали делать вид, что не замечают моих всплесков, списывая все на взрывной характер, но близкие, например, Райан, конечно, выведали, в чем истинная причина моих терзаний.
Друг, только узнав, что мы с Мариной застряли в букетно-конфетном периоде, покрутил пальцем у виска, причем, у моего, и чуть ли не в приказном порядке велел отправляться в постель к русской красавице. Не удержался и припомнил мне тот злосчастный период, когда мы с Мариной были в разлуке, мою тоску по любимой девушке и вечное нытье, которым я умудрился извести всех близких. А теперь получалось, что я целенаправленно избегал близости со своей Мариной, мучая себя и ее, создавая проблемы там, где их нет. Райан так и заявил. По-своему он был прав, но окончательное решение принимать все-таки мне.
Конечно, кроме него, никто в подобные мужские дела и не лез, и все же ранние откровенные разговоры на кухне с мамой, пока остальные домочадцы спали, накладывали определенный отпечаток, стоило мне услышать ее беспокойство и волнение за мою девушку.
Да и русская мама не отставала, названивая раз в два дня, справляясь о самочувствии, требуя меня к трубке, чтобы подтвердил, что ее дочери лучше день ото дня. Я подтверждал, пасуя под строгим взглядом Марины, но нет-нет, да вворачивал, что ни в коем случае не позволю ей прервать курс лечения во избежание рецидива. Моя honey тут же пыталась вырвать трубку, шипя мне, что обязательно схлопочу от нее за эти ляпы. Но я оставался непоколебим.
В своем мнении, в своих доводах, в своем желании защитить эту глупышку. А она с каждым днем все меньше и меньше прислушивалась ко мне, мало того, провоцировала, уговаривала, соблазняла…

Со стороны улицы донесся звук подъезжающей к дому машины, затем отчетливо слышимый стук каблучков по асфальтовой дорожке, ведущей к гаражу…
Я замер, стиснув тряпицу, не оборачиваясь, вспоминая, сколько раз Марина уже пыталась закрыться со мной в этом самом гараже. Ей-богу! Если сейчас она приблизится, я не сдержусь и возьму ее прямо на этом самодельном столе для складирования инструментов. И пусть потом кричит от боли.
К чертям все – сама напросится!
Шаги затихли – она замерла на пороге? Так чего же медлит, если я давно готов? Или ей особое приглашение вдруг понадобилось?
Тяжело дыша, я резко обернулся: никого. Показалось? Нет. Определенно, нет. Марина вернулась домой, но не зашла…. Смирилась? Отступила? А может, разлюбила? Расхотела?
“И чего ты добился, идиот? – мысленно корил я себя, прикрывая гараж и направляясь к дому. – Не хватало еще сейчас разругаться в пух и прах, пока родители в отъезде. – Я закрыл за собой входную дверь, прислушиваясь к внутренним звукам, которыми жил дом. – А, что если она пакует вещи? Марина!”
Тут в ванной комнате, находящейся на втором этаже, послышался звук включаемой воды.
Я расслаблено выдохнул, понимая, что снова накрутил себя: никуда она не уходит, не собирается бросать меня и, возможно, даже не обижена. Моя любимая наверху, принимает душ и готовится ко сну, значит, все в порядке.
Она у меня умница – сама все прекрасно понимает: я ведь не просто так избегаю ее, всего лишь берегу, забочусь, ограждаю от излишней боли.
Но как же я хочу свою девушку! Господи, Боже! Замкнутый круг какой-то. И сколько еще вот так вот страдать понапрасну? Быть рядом с ней, но в тоже время не вместе, обнимать, прикасаться, но не иметь возможности овладеть, снова заявив на нее свои права. Каждый день, как день Сурка в плане наших с Мариной интимных отношений, заканчивающийся ее полным поражением против моего железного «нет», как бы она ни уговаривала, ни соблазняла, ни обижалась. И пусть в душЕ я на все уже давно был согласен, покорен ею и готов загладить свою вину, проведя не одну бессонную ночь в объятиях самой желанной девушки, моей девушки, все свои стремления и желания я пресекал.
Неважно, что чувствую я, Марина важнее всего на свете. Поэтому пусть все идет своим чередом, а значит, без каких-либо изменений… пока.

Джастер развалился на ковре в гостиной и занимался своим любимым делом: смотрел телевизор, а именно подложил пульт под лапу и постоянно жал на кнопки, оттого экран пестрил всевозможными программами вперемешку с рекламой и клипами.
- Опять стащил пульт со стола? – Я присел перед ним на корточки и убрал «игрушку». – Спи давай, Джас. – В ответ пес обиженно зарычал: вот и этот тоже обижен на меня! – Не рычи мне тут, а то во дворе ночевать будешь, понял? – Джастер вскочил на все четыре лапы и негромко тявкнул. – Эй, приятель, на минуточку, я тут хозяин, ясно? – Питомец фыркнул и убежал на свое законное место, подстилку под лестницей. – Мда… вот и покомандовал. – Я выключил телевизор и запихнул пульт между подушками. – Отбой, Джас. – Прошествовал к полусонному псу. – Сейчас хозяйка из ванной выйдет, не мешай ей отдыхать. Эту-то просьбу выполнить сможешь? – Джастер прижал морду к полу и накрыл нос лапой. Послушался! – Ясное дело, ради Марины ты готов быть тише воды, ниже травы. Вот ведь подхалим растет в семье! – Я легонько прошелся ладонью ему по ушам и отправился в ванную, расположенную на первом этаже…
Там включил воду до упора, скинул впопыхах замасленную футболку, джинсы с боксерами и, шагнув в душевую кабинку, подставил себя под охлаждающие струи воды.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/57-11646-1#1998478
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Виточка (11.02.2020) | Автор: ProstoLe/Mariela
Просмотров: 29


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями