Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1684]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2589]
Конкурсные работы [26]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4849]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2396]
Все люди [15161]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14411]
Альтернатива [9016]
СЛЭШ и НЦ [9037]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4361]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за декабрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Горячий снег
Приключения заколдованного принца-дракона и девушки из будущего.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Волчица
Твой первый учитель — твое собственное сердце (индейская пословица)

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Fault
Из-за ужасного происшествия в средней школе Белла одинока и живёт по течению. Годы спустя она потихоньку возвращается к жизни с помощью раскаявшегося Эдварда и своего нового друга Джеймса. Её жизнь начинает налаживаться, но что если не всё вокруг является тем, чем кажется?

Она того стоит
Отчаяние и одиночество привели Беллу Свон в самую высокую точку Форкса – на крышу водонапорной башни. Городская пожарная команда отправляет к ней новичка Эдварда, чтобы уговорить не спрыгивать.

Неспящий в ночи
Блейз сыт по горло постоянными перепихонами Драко и Гермионы.

Маленькие радости жизни
У агента Аарона Кросса никогда не было времени на маленькие радости жизни, так что можете себе представить его удивление, когда он обнаружил, что доктор Марта Ширинг всё своё время посвящает именно им. В тот день на судне он понял, что большинство людей живёт именно ради таких вот маленьких радостей.



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9794
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!


Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ. 

Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами – вы сможете написать (или перевести) истории о любых персонажах - сумеречных, собственных или героях тех фандомов, которые любите, каноничных парах и нет. Полная свобода фантазии!

Более подробно ознакомиться с темой конкурса и правилами приема работ вы можете здесь:

Организационная тема


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Make a Wish (Загадай желание).Глава 7. Быть с тобою рядом целый век мало мне... Тейлор. Часть 2.

2020-2-18
18
0
Глава 7. Быть с тобою рядом целый век мало мне... Тейлор. Часть 2.
The Police - Every Breath You Take (With Lyrics)

***

В приемном покое больницы нас уже ждал доктор Лоренс, который, следуя врачебной этике, ни словом не обмолвился о том, что произошло накануне, конечно же, сходу узнав мисс Ларину, а сразу же пригласил нас обоих в свой кабинет.
Я знал этого человека с тех пор, когда сам был ребенком. Столько всего случилось за прошедшие десять лет, и всегда доктор оказывал помощь по первому вызову, порой просто, как добрый друг и советчик, хранитель семейных тайн.
Вот и сейчас я без ужимок представил ему Марину, как свою девушку, прекрасно зная, что доктор Лоренс не будет задавать лишних вопросов.
Поприветствовав нас, он лишь заметил, что время порой летит незаметно: еще вчера он залечивал мои ушибленные коленки, а сегодня я уже с девушкой пришел.
Мы с Мариной переглянулись, смущенно улыбаясь, тем самым подтверждая, что мы вместе, но об этом известно только самым близким. Пока. На том приветствие закончилось, и доктор начал прием.

Заполнив карточку со слов Марины, он попутно задавал ей вопросы, справляясь о самочувствии. Марина на всё отвечала коротко и осторожно посматривала в мою сторону. Чего боялась? Сболтнуть лишнего, еще больше заставив меня волноваться за нее? Зря. Я, так или иначе, выспрошу потом все у врача.
А вот он как раз смотрел на меня тяжелым взглядом, когда я встревал в их с Мариной разговор, поэтому, прежде чем начать осмотр пациентки, попросил меня подождать за дверью. Я, было, заупрямился, но вызванная медсестра замерла в дверях, тем самым, дав понять, что мое дальнейшее присутствие нежелательно.
Делать нечего, пришлось более получаса проторчать в пустом коридоре. В конце концов, я не выдержал и постучался, а открыв дверь, увидел, что доктор Лоренс уже сидит за рабочим столом и что-то записывает.
Мне позволили войти и помочь Марине одеться, а затем нам выдали направления на обследования и рекомендации на первое время. На мои попытки высказаться, что лангет наложен неправильно, доктор Лоренс уверил, что врачи скорой помощи надежно зафиксировали вывихнутую руку, и посоветовал поменьше волноваться по пустякам.
Но самое главное, Марину отпустили домой, поскольку пребывать в больнице необходимости не было. Услышав это, я на все был согласен, даже ежедневно привозить ее сюда на осмотр. А что касалось Марины, то она и вовсе светилась от счастья, будто бы уже поправилась окончательно, и постоянно теребила мою ладонь, желая поскорее покинуть больничные стены.
Была, правда, еще одна причина: Валькирия обзвонилась с самого утра, и потому мы с Мариной решили встретиться с друзьями в парке, в котором когда-то прошло наше с ней первое свидание.
Учитывая, что данное место никогда не являлось многолюдным, сейчас нам это было на руку. Теперь не только мне, но и Марине приходилось соблюдать осторожность в перемещениях по городу, папарацци могли подловить на каждом углу, да и люди разные встречались, мало ли, у кого что на уме.
Я впервые задумался о том, чтобы нанять еще одного телохранителя, но пока не спешил говорить об этом Марине, не хватало ей сейчас лишних волнений.

- Сколько же таблеток понавыписывали! И, что мне всех их надо будет принимать? – Моя девушка перебирала пальчиками рецепты, но потом запихнула все обратно в сумку и спустила ее в ноги.
- Раз столько выписали, значит, так положено. Будешь пить таблетки согласно расписанию. Я лично прослежу.
- Фу, меня уже заранее тошнит. – Она сморщила носик.
- Серьезно?
- Что?
- Тошнит. – Я скосился на Марину.
- Сейчас уже нет, но в больнице, когда делала томографию, снова было плохо, поэтому не думаю, что впихну в себя хоть что-то из съестного, Тейлор.
- Мы что-нибудь легкое и вкусное закажем, идет?
- Можно я просто посижу со всеми вами, нагуляю аппетит и дома пообедаю, обещаю тебе. Пожалуйста, Тей. – Она с мольбой перехватила мой тяжелый взгляд. И я сдался:
- Хотя бы чай с тостами закажи, милая, не годится, если ты забьешь себе желудок одними лишь таблетками. – В мыслях засел навязчивый вопрос, и я понимал, что если не выясню, сам себя изведу сомнениями. – Марин, а что сказал врач?
- По поводу?
- Твоих обмороков и тошноты.
- А… он объяснил эти симптомы следствием удара, в результате которого и гематома образовалась, но сотрясения нет, как такового, просто сильный ушиб. На снимках не выявлено никаких внутренних повреждений. Не волнуйся. Со временем все пройдет.
- Ну, понятно…
- Что-то не так, Тейлор? – Естественно, она уловила недосказанность, сквозившую в моих вопросах.
- Просто я тут подумал… Ты, случаем… не беременна, honey?
- О, Боже мой! – Марина прижалась и положила голову мне на плечо. – Ну, ты и шустрый, милый, за две недели, что мы не виделись, я, по-твоему, уже настолько глубоко беременной оказалась, что меня тошнит каждый час, и обмороки проходу не дают.
- Я в таких вопросах не профи, пойми. А, что рановато?
- Ты еще начни присматриваться, а не наметился ли у меня живот? – Она улыбнулась, я почувствовал. – Тей, мы ведь обычные люди и не в кино живем, а в реальной жизни.
- Так ты не беременна? – Я, не отрываясь, следил за дорогой.
- Я не беременна, Тейлор.
- Уверена? – не отставал я. – Марина, мы ведь не всегда… в тот день, когда мы в последний раз… было же, что в какой-то момент мы позабыли о средствах защиты.
- И, что? С кем не бывает. Конечно, рискованно было заниматься любовью без средств контрацепции, но все обошлось – не всегда подобные порывы заканчиваются рождением ребенка.
- И все же покажись специалисту.
- Какой же ты упертый! – стукнув меня кулачком по плечу, Марина снова отодвинулась. – Хорошо, я запишусь на прием к гинекологу, но это ни к чему. Тейлор, спустя три дня, как ты уехал, у меня всё было.
- Что было? С кем было?
- Эй, мистер, утихомирь свою ревность и пораскинь мозгами, что такое у меня могло быть, после чего я могу с уверенностью на 99,9% утверждать, что не беременна.
- Оу! Я… Эм… Ладно, понятно всё, дальше можешь не объяснять. – Мои скулы вспыхнули от догадки об этой потаенной особенности женского организма.
- Хвала небесам, сообразительный ты мой!
- Значит, покупка голубых шариков откладывается до лучших времен? – нашел в себе силы встретиться с ней взглядом, миновав пикантные подробности о тех самых днях, которые, к счастью, не застал во времена пребывания в теле Марины.
- Дурачок. – Она прихлопнула меня ладошкой по руке. – Скажи, Тейлор, ты, правда, был бы рад, если бы у нас… Если бы я вдруг сообщила, что жду ребенка?
- Марина, я тебя люблю, и если бы ты сообщила мне эту новость, то я, конечно, поддержал бы тебя. Просто, думаю, пока рано планировать детей. Как ты считаешь?
- Ты прав, рано, но мне было важно узнать твое мнение.
- Знаешь, honey, после вчерашнего кошмара я на многое взглянул по-другому, столько всего передумал и перечувствовал, пока ждал тебя. – Марина не спешила убирать ладошку с моей руки, и меня трогала ее забота. – Волнение за тебя, страх, боль и апатия, когда, казалось, потерял тебя навсегда. – Облизнул пересохшие губы. – Поэтому узнай я сейчас о ребенке, расценил бы, как награду за все переживания, а не незапланированную беременность.
- Я уже почти жалею, что не беременна. – Марина со смущенной улыбкой наблюдала за мной.
- Успеешь еще, желанная моя. – Перехватив ее ручку, я поцеловал в раскрытую ладонь. – Всему свое время, как только встанем на ноги, ты освоишься в Америке, и почувствуем, что готовы к этому этапу наших отношений, то родим малыша…
- Не верится, милый, еще вчера я уже мысленно прощалась с тобой, а сегодня, слушая твое признание, я как никогда ощущаю всю полноту жизни, желание осуществить все свои задумки и осознание, что это не сон, а самая что ни на есть реальность. – Глаза моей девушки засияли серебристыми искорками. – Как же хочется жить! Вместе с тобой!
- У нас вся жизнь впереди, верь мне, Марина.
- Я верю.
- И в данный момент у нас с тобой на повестке дня только… домашний питомец. – Я подмигнул своей любимой. – А дети подождут.
- Дорогой, не волнуйся, как только немного приду в норму, снова начну принимать противозачаточные, и все будет, как прежде. – Марина со смущенной улыбкой наблюдала за мной. – Впредь ты не вскружишь мне голову своими соблазнами, я буду контролировать свои и твои желания.
- Да? Ну, посмотрим, у кого из нас двоих это лучше получится.
- Тейлор, ничего страшного не произошло, да, мы слегка увлеклись и то лишь потому, что очень соскучились.
- Согласен, - я с шумом выдохнул, пытаясь унять собственное смущение. – Более того, я и за эти две недели успел соскучиться по тебе, но…
- Тейлор!.. – Марина потянулась за поцелуем.
- Эй, не отвлекай меня! – Я тотчас же сбавил скорость и притормозил у обочины. – У тебя начисто отсутствует инстинкт самосохранения, любимая моя. – Как можно строже пожурил я эту непоседу, обнимая двумя руками и прижимая к себе, а ее возможный ответ сорвал поцелуем…
Какое это было счастье снова и снова целовать свою девушку, чувствуя, как она отвечает мне, как льнет к моему разгоряченному телу, как подстраивается под каждую ласку, позволяя прикасаться так, как я пожелаю…
- … Родной, купишь противозачаточные, когда поедешь в аптеку за лекарствами? – тяжело дыша, прошептала мне на ухо Марина.
- Солнышко, ты себя в зеркальном отражении сегодня утром видела? – Я прижался губами к ее пылающему лбу. – Видела. И я видел.
- На что ты намекаешь?
- Я не намекаю, а говорю прямо: никакого секса, пока ты не поправишься.
- И как долго ждать? – Обиделась. На меня? Будто я был виноват в ее увечьях!
- Пока последний синяк не пройдет, – выплеснул на нее свои обиды из-за невозможности заняться с этой девушкой любовью ближайшей ночью.
Почему жизнь так несправедлива?
- Я и не планировала затащить тебя в постель сегодня же! – взбрыкнула моя Марина. – Дней через десять-пятнадцать лангет снимут, уверена, к тому времени и головные боли прекратятся.
- Вот тогда и поговорим.
- Но таблетки-то купить можешь?
- Не надейся провести меня, honey, никаких противозачаточных в доме, пока ты не придешь в норму. – Я прикусил синюю жилку на ее шее в отместку за свои страдания.
- Убивец! – Цепкие пальчики правой руки вцепились в мои волосы.
- Ты подраться хочешь? Нет, я не понял, ты меня на драку провоцируешь, что ли? – опустив ладони на ее попу, незлобно прорычал я. – Любимая, я выиграю по любому.
- Я тебя не боюсь, – передразнивая меня, прорычала мне в губы Марина. – Рано или поздно ты поддашься мне…

***

Yiruma - River Flows in You

Жизнь постепенно входила в размеренную колею, выдвигая на первый план ежедневные хлопоты и заботы и, так или иначе, стирая из памяти ощущение пережитого.
Если закрыть глаза на увечья, которые получила Марина, начавшийся судебный процесс и нового друга из России – Алексея, можно было смело утверждать, что в нашей с ней судьбе наступила белая полоса.
Мы были близки, как никогда раньше.
Моя девушка удивилась поначалу, когда я сказал ей, что беру перерыв в творчестве на несколько месяцев, но по ее счастливой улыбке окончательно удостоверился, что все делаю правильно.
Сейчас мое место было рядом с Мариной. Она нуждалась в моей поддержке, моей заботе. В моем присутствии, наконец.
Да мне и самому было необходимо держать ее в поле своего зрения, поэтому я старался как можно реже отлучаться из дома, только если возникали дела, требующие моего присутствия.
А так…
Мы с Мариной следовали негласному, только нам двоим известному, расписанию, ведь каждый из нас в душе желал именно этого…

Утро начиналось с поцелуев и признаний, неважно, просыпался я первым и будил свою девушку, или же она шептала мне о своей любви и звала из царства Морфея.
Реабилитационный период занял гораздо больше времени, чем предполагалось изначально, но стоило отдать должное моей Марине – она держалась молодцом, беспрекословно выполняя все указания врачей, правда, порой случались небольшие срывы, но они были делом обычным.
Совместная жизнь в доме моих родителей воплотила загаданное на двоих желание – я успокоился после бешеного марафона, на который порой походили прошедшие дни, в течение которых были и признания, и разочарования. Марина, естественно, скучала по своим близким, и мы старались, как могли, отвлечь ее от грустных мыслей.
Конечно же, родителей Марине никто заменить не мог, и они приехали сразу после случившегося. Репортеры пасли их и в московском аэропорту, а по прилету в Лос-Анджелес уже встречали папарацци. Мой отец и агент голову сломали, придумывая, каким образом устроить встречу нашей русской девушки с родителями в спокойной, а значит, засекреченной обстановке. Ведь их прилет был ожидаем, а потому местные СМИ подогревали интерес в надежде первыми заполучить ответы на самые волнующие вопросы.
Но дабы не изобретать велосипед, пришлось применять давно избитый ход с заметанием следов, в результате моя девушка благополучно дождалась встречи с родителями у нас дома, в то время как отель, в котором те должны были остановиться, сверкал в свете вспышек целых двое суток.
Наши друзья ежедневно навещали и справлялись о здоровье. Поскольку Марина находилась на больничном до тех пор, не снимут лангет, и не посещала школу, в которой ее уже заждались, Валькирия и Мэдлин все свое свободное время проводили у нас, щебеча о последних сплетнях. И как раз в такие часы я не мешал девушкам общаться, со спокойным сердцем оставляя любимую в надежных руках, чтобы заняться своими делами.
Вечерами в гостиной собиралась вся наша семья, бывало, мы просто смотрели какой-нибудь фильм или обсуждали произошедшее за день. Иногда моя девушка так и засыпала, положив голову мне на плечо – давало о себе знать не совсем еще стабильное состояние ее здоровья, головные боли снимались при помощи лекарств, а обмороков я вообще, как огня, боялся. К счастью, они случались не часто.
И все же.

Бывали ночи, когда ей не спалось, и тогда я составлял компанию. Мы часами говорили о том, что случилось с нами обоими. С самого начала. Вспоминали первые дни знакомства, по памяти воспроизводили моменты признания и клятвы в любви, не сговариваясь, не касались темы расставания – только последних дней перед примирением.
Находясь в нашей комнате, скрытой ото всех сумраком ночи, я как никогда был счастлив, наблюдая за своей Мариной и наслаждаясь каждым мгновением. И время, казалось, шло нам навстречу, как будто замедляя ход, предоставив возможность просто побыть вдвоем, делясь самым сокровенным, а именно приоткрывая душу друг другу.
Я поведал ей, как давно ждал именно этого, как мечтал и томился, тогда как она давно уже могла переехать в мой дом, но сама себе дала отсрочку. А мне так необходимо было ее присутствие, чтобы делиться радостными событиями или же просить совета, да просто прикасаться к ней, засыпать в ее объятиях.
И моя honey давала мне все, в чем я нуждался, слушала, утешала, ласкала, согревала, целовала… Я сам не замечал, как проваливался в глубокий сон…

Мои сны, все, как один, заканчивающиеся кошмарным видением уезжающего в серый туман автомобиля…
И ни разу еще мне не удалось успеть добежать до машины и вызволить оттуда свою девушку, так или иначе она ускользала от меня, исчезала, таяла во сне рассеивающимся серым туманом…
Я звал ее, сжимал простыню вспотевшими ладонями, но слышал в ответ лишь удары собственного сердца – я искал… и на ощупь касался желанного тела, прижимал свою Марину к себе, вдыхал ее запах и успокаивался до нового/старого кошмарного сна…

Спустя три недели Марине сняли ненавистный мне лангет, но когда она вышла из кабинета врача, то по-прежнему держала левую руку прижатой к телу, а в правой – назначение на массаж.
Я ободряюще улыбнулся и поцеловал ее в левую щечку, на которой почти невидимым контуром проступал синяк.
Всю дорогу до дома моя девушка загадочно улыбалась, не сводя с меня глаз, а я молча вел машину, думая о своем…
Как только мы заехали в гараж, и автоматические ворота опустились, скрыв нас на время от всех и вся, Марина потянулась к ремню безопасности, но я опередил ее, щелкнув замочком – своим, затем ее, убрал ремень с ее плеча и опустил руку на талию…
Марина прочла мои мысли, а может, увидела желание, горевшее в моих глазах, и с нежностью ответила на поцелуй, позволяя вжать себя в сиденье. Не встретив привычного сопротивления в «лице» лангета, я позабыл обо всем на свете, соскучившись по самому желанному телу…
Нажав нужную кнопку, привел сиденье в лежачее положение и навис над своей девушкой, не переставая целовать, шептать слова любви… В ответ Марина дарила такие сладкие поцелуи, тихонько постанывая мне в губы, но едва обнимала – боялась шевельнуть больной рукой.
И тут мне окончательно снесло крышу от ощущения этой малышки в моих руках!
Движимый лишь собственными инстинктами, я, пуговицу за пуговицей, расстегнул на ней знакомую блузку, под которой виднелся не менее знакомый бюстгальтер небесного цвета, имеющий застежку спереди.
- Тей... – жарко прошептала мне на ухо Марина. Ее хрипловатый голос был пронизан таким желанием, что я окончательно уверился в правильности своих действий:
- Не волнуйся… зубы в ход не пущу… - тихонько засмеявшись, прошептал я и двумя пальцами расстегнул застежку, скользнул под хлопковую ткань и накрыл ладонью соблазнительную нежную округлость.
Марина выгнулась под моим телом и тотчас же напряглась, млея от прикосновений, а я не переставал гладить и сжимать, целовать и покусывать, сосредоточившись только на ощущениях. Своих. Ее. Наших.
В подсознании мелькнула мысль о припрятанной в недрах белья упаковке презервативов… Собственно говоря, а почему бы и нет? Может, я зря накручивал себя, и нам уже можно…
- Тейлор…
- Я с тобой, honey… - в надежде услышать от нее разрешение на продолжение, нетерпеливо произнес, не прекращая целовать бархатистую кожу. – Я так соскучился по тебе…
- Милый, подожди… остановись… пожалуйста…
- Что случилось? – Я, наконец, посмотрел на нее. – Ты в порядке? Что не так? Марина!
- Помоги мне… подняться… - Она лежала с прикрытыми глазами и приложив ладонь здоровой руки ко лбу. – Голова кружится… Не могу, Тейлор…
- Эй-эй, все будет хорошо. – Мои желания растворились на волне страха. – Давай потихоньку. – И потянул ее на себя. – Вот так. Не волнуйся, я рядом и не дам тебе упасть в обморок.
- Спасибо. – Любимая часто и глубоко дышала, смотря прямо перед собой.
- Прости меня.
- За что?
- За то, что не в силах был сдержаться. – Я помог застегнуть бюстгальтер, а после и блузку. – Больше такого не повторится, пока окончательно не поправишься.
- Это ты прости меня. – Она виновато улыбнулась и прижалась ко мне, оставив нежный поцелуй на моей шее. – Сложно со мной, да?
- Перестань, ты ведь не виновата в том, что случилось, honey.
- Я совсем тебя измучила.
- Зато представь, какая выдержка у меня выработается к периоду, когда начнутся съемки новых фильмов и промо-туров! – Я свел всё в шутку.
- Успокоил, него сказать, – усмехнулась моя Марина. – Я тоже соскучилась, ты ведь знаешь… Я хочу тебя. – Слова прозвучали едва слышно, но запали в самое сердце, заставив кожу покрыться мурашками.
- И я тебя хочу. – Поцеловал в пунцовую щечку.
- Тейлор, обещаю, что скоро приду в норму.
- Придешь, куда денешься. – Я приобнял ее за плечи. – Ничего. Все пройдет. Пройдет.

***

Дом встретил нас солнечным светом, проникающим сквозь неплотные занавески и освещающим гостиную. Солнечные зайчики играли в догонялки, скользя по предметам интерьера, отражаясь в зеркальной плазменной панели, мерцая на лепестках цветов, стоящих в вазе.
Я зажмурился и улыбнулся Марине, в ответ она засмеялась и обняла меня за шею одной рукой, вторую прижала к моей груди и потянулась за поцелуем… Который прервали звуки, раздающиеся из гостиной на втором этаже.
- Чёрт! Долго еще Макена собирается мучить несчастный рояль, изнывающий под ее ручонками? – прорычал я в желанные губы.
- Не сердись, Тейлор, она пока берет первые аккорды. – Марина запустила ладошку в мои волосы на затылке. – Кто знает… Может, в будущем она станет не менее знаменитой, чем ее братец, играя музыку великих композиторов или же собственного сочинения.
- Пока она играет только на моих нервах. – Я поморщился, услышав очередной звонкий аккорд.
- Пойдем со мной. – Марина потянула меня за собой, взяв за ладонь, и я, как завороженный, поднялся за ней по лестнице и вошел в гостиную, где сестренка оттачивала мастерство пианистки.
- Привет! – поздоровалась моя девушка.
- Hello! О, тебе сняли лангет! Поздравляю! – Макена крутанулась на мягком стуле в пол-оборота.
- Спасибо. – Марина оперлась локтями о рояль.
- Макена, ты оформила себе прописку в этой комнате, я не пойму?
- Ничего подобного, братик, я учусь играть. – Она показала мне язык.
- Дорогая, позволь мне? – Марина обошла меня и поравнялась с Макеной.
- Конечно. – Сестра уступила место.
- Уф… Надеюсь, пальцы меня не подведут. – Марина сделала глубокий вдох, взглянула на меня – я ободряюще улыбнулся, и прикоснулась тоненькими пальчиками к черно-белым клавишам белоснежного рояля.
С первых же аккордов гостиную наполнили переливчатые мотивы потрясающей мелодии, которая лилась из-под рук чудесной девушки, способной сквозь ноты передать чистоту своей души, поведать о прекрасном, заставляя сопереживать и проникнуться красотой чистейшего звука.
С моих губ не сходила улыбка, пока я наблюдал, как зачарованно Марина играет на рояле, как она увлечена и сама наслаждается тем, что делает.
И я в который раз в душе возблагодарил Бога за то, что все мои желания потихоньку сбывались, несмотря на проделки недругов, удары судьбы, зависть и презрение бывших лживых друзей.
Мы с Мариной преодолели все, что выпало на нашу долю, сумев сохранить самое главное – взаимное чувство.

Я влюбился в милую скромную девушку, краснеющую по любому поводу, вечно неуверенную в себе, пасующую перед препятствиями, но искреннюю и добрую, способную поддержать словом в трудную минуту. Я жаждал оберегать и защищать ее от всех невзгод, но и тут Марина проявила характер, еще будучи неспособной постоять за себя, она принимала кардинальные решения. И надо отдать ей должное, моя девушка с честью справилась с трудностями, вернув себе доброе имя, вернув меня. Она изменилась, но не изменила себе.
По-прежнему моя Марина находилась сейчас рядом со мной, все такая же любимая, влекущая к себе.
Самая желанная девушка на свете.

***
Марк Дженкинс действительно был профессионалом своего дела. Хоть мне и не позволяли присутствовать в кабинете отца, Марина все равно потом мне всё рассказывала, и как я понял, ее старались максимально оградить от судебного процесса. Но вылазки в суд все же не удалось избежать.
Тот день надолго запомнится нам жутким ажиотажем – Марина почти час просидела в машине, не решаясь выйти, а я ругался с отцом и адвокатом и чуть ли не приказывал разворачиваться и уезжать. Так уж получилось, что папарацци пасли нас не только у главного входа, оккупировав и запасной, через который основной свидетель и участник событий должна была пройти сразу в зал суда, дать показания и так же максимально тихо уехать в неизвестном направлении. Чтобы в итоге оказаться дома.
В результате нашей перепалки у Марины разболелась голова, но, приняв таблетку, она вняла убеждениям адвоката Дженкинса и проигнорировала мои слова, то есть согласилась довести начатое до конца и уверила меня, что справится.
Я диким взглядом провожал ее хрупкую фигурку в окружении телохранителя и адвоката, отнекивающихся от навязчивых репортеров, и сжимал руки в кулаки, не слыша отца.
Пока шел процесс, мы поменяли машину на другую, чтобы более не привлекать к себе внимания. И как только Марина показалась из здания суда и добралась до приоткрытой дверцы авто, рванули с ненавистной стоянки, оставив позади толпу жаждущих сенсации.

По приезду домой моей девушке стало плохо от пережитого волнения, и она снова упала в обморок в тот момент, когда я помогал ей выйти из машины. Внеся ее домой и уложив на диван в гостиной, я с тревогой наблюдал за тем, как мама приводит ее в чувство, но никого из родных больше не слушал, беспокоясь за здоровье Марины. Как только эта борец за справедливость пришла в себя, я заявил родителям и адвокату, что увожу Марину из города на несколько дней. Нам необходим отдых.
И пусть весь мир подождет!

***

Al Bano & Romina Power- C'è Una Luce

На следующий день мы с ней уехали в загородный дом моих родителей. Тихое местечко, которое мама с папой облюбовали спустя несколько лет после свадьбы. На очередную годовщину отец преподнес маме ключи от домика у озера, и частенько бывало, что отпуск они проводили именно там, желая побыть вдвоем.
Моя любимая чувствовала себя превосходно, даже лекарства утром приняла без возражений, во всем меня слушалась, собираясь в дорогу, и щебетала, как птичка, в предвкушении нескольких дней безмятежного спокойствия.
Я и сам не верил, что так легко удалось склонить ее на свою сторону и увезти ото всех жаждущих внимания.
Всю дорогу меня преследовал некий эффект дежавю в том смысле, что подобные прогулки уже случались у нас с Мариной, и все же как разительно теперь отличалось душевное состояние и настрой каждого из нас.
Любимая девушка наслаждалась своим нынешним положением, перестав бояться, сомневаться в себе, скрываться и скрывать свои чувства. А я больше не громоздил воздушных замков, беспокоясь за нее, абсолютно уверенный в том, что никакие расстояния не разлучат нас с Мариной.

Одноэтажный домик моих родителей скрывался в тени деревьев, и мы могли не волноваться, что кто-то из случайных прохожих нарушит наше уединение.
Оставив вещи и собранную провизию в машине, мы направились к дому, и у самого порога я не удержался и подхватил свою Марину на руки, отчего она лишь счастливо засмеялась, но позволила внести себя внутрь, где чувствовался стиль, присущий нашей семье. Еще бы! Мама и тут приложила свою руку, полностью декорировав загородный дом, и пока я устраивал своей девушке экскурсию, она имела возможность лишний раз в этом убедиться.

С первых же минут пребывания здесь у нас обозначился вопрос ночевки, а именно в какой из комнат спать?
Вначале я повел Марину в свою комнату, но при виде моей второй холостяцкой кровати она поморщила носик и отрицательно покачала головой. Я поддержал, и сам успев привыкнуть к комфортному сну в новой постели.
Комната Макены, отделанная в лучших традициях романтических голливудских фильмов, пестрила всевозможными оттенками розового. Я закатил глаза, а Марина прыснула в кулачок и прикрыла дверцу в девичий уголок моей сестры.
Больше всего надежд мы возлагали на комнату для гостей, но и тут нас постигло разочарование: две односпальные кровати располагались на приличном расстоянии друг от друга. Я почесал затылок и предложил их сдвинуть, на что Марина фыркнула, высказав предположение, что в итоге мы либо оба будем жаться к центру, либо теснить друг дружку к краю одной из кроватей. Еще она заикнулась о моей неуемной силе и о том, что я во сне могу и отодвинуть кровать также легко, как и придвину ее сейчас. Я чуть пополам не согнулся от смеха, когда она представила себя, вскакивающую в полудреме от того, что оказалась на полу, провалившись во сне между кроватями.
Открыв дверь в спальню родителей, мы замерли на пороге, немигающими взглядами уставившись на широкую двуспальную кровать, затем переглянулись друг с другом и также молча прикрыли за собой дверь.
Оставалась последняя комната, которая всегда служила своего рода вместилищем для вещей, которые мы перевозили из города, поскольку рука не поднималась избавиться от них – таким образом, устраивался склад.
Я махнул рукой и направился, было, в комнату для гостей сдвигать кровати, но Марина все же решила осмотреть дом целиком и полностью. Когда она заулыбалась, стоя на пороге складской комнаты и поманила меня рукой, я воспрянул духом.
И не зря! Ну, мама! И когда она успела навести тут порядок?
Светлая просторная комнатка была заполнена вещами и предметами интерьера, знакомыми мне с детства, только отремонтированными и получившими вторую жизнь в этом доме. Стеллажи с книгами, шкаф для одежды, бывший письменный стол отца, танкетки и софа, так любимые мамой. Дополняли всё новехонькие занавески и огромных размеров диван, который при раскладывании удовлетворял всем нашим требованиям.
Наша комната.

Находясь вдали от людей, не просто за десятки километров, а именно в уединении, я как никогда был спокоен и умиротворен. И пусть каждый новый день в точности копировал предыдущий, именно об этом я мечтал, так долго ждал именно этого.
Наши мобильные телефоны были доступны лишь родителям, да и те старались лишний раз не беспокоить, наверняка, в душе понимая, нам с Мариной надо побыть наедине.
Я купался во внимании и сам окружал заботой. Предугадывал ее желания и млел от нежности, которая сквозила в ее словах, с которой она прикасалась ко мне, которой так не хватало во время разлуки.
Мы спали по десять-двенадцать часов в сутки, много времени проводили на природе, пересмотрели всю домашнюю фильмотеку, готовили вместе. Я устраивал прогулки к озеру, которое располагалось неподалеку, а Марина учила меня печь блины.

Я кружился вокруг нее, как волчок, припасая ингредиенты, пока она раздавала указания, не в состоянии пока многое делать самостоятельно из-за ослабленной руки. В какой-то момент я перестарался в своем стремлении, вскрыв бумажный пакет с мукой, создал облако мучной пыли и, конечно, не удержался – чихнул. Марина всплеснула руками и погнала меня с кухни, я принялся извиняться, но из-за еще больше поднявшегося облака снова чихнул. И тогда она рассмеялась над моей непосредственностью и произнесла на своем родном языке фразу, которую я не понял, но, на всякий случай, поблагодарил.
Первый мой блин вышел комом – Марина наблюдала, закусив губу.
Второй я соскреб со сковородки под ее едкие, но шутливые замечания.
Третий наполовину не пропекся, и как я не уговаривал свою девушку попробовать – она ни в какую не соглашалась, бегая от меня вокруг кухонного стола.
Четвертый сгорел, потому что мы с Мариной увлеклись поцелуями.
А вот на пятый я любовался, не решаясь съесть такой кулинарный шедевр, но потом уступил его своей учительнице, за что был вознагражден еще одним медовым поцелуем.
Дальше увлекаться я ей не позволял, но тем настойчивей становилась моя Марина, желая соблазнить меня, во что бы то ни стало…

***

За окном шелестела листва, лениво гоняемая тихоокеанским ветром, теплый влажный воздух проникал в комнату, принося с собой запах зелени и непередаваемое ощущение вечернего успокоения.
Я расположился на разложенном диване и, положив ноут себе на колени, неспешно набрасывал текст, гоняя туда-сюда замысловатые фразы…
Вдруг дверь неслышно приоткрылась, и в комнату вошла Марина, в руках она держала высокий бокал:
- Милый, я подогрела тебе молока. – Она тихонько прикрыла за собой дверь.
- Сахар положила? – не отрывая глаз от монитора, спросил я.
- Конечно.
- А где мое печенье?
- Ой! – Кажется, она растерялась. – Я про печенье как-то не подумала. Хочешь, сейчас принесу?
- Расслабься, Марина, я пошутил. – Усмехнувшись, я посмотрел на свою девушку поверх ноута. Стройные загорелые ножки, вместо домашней обуви лишь шерстяные светло-синие носочки с забавными белоснежными помпонами по бокам. Оказывается, собирая дочь в Америку, миссис Ларина зачем-то положила ей их, видимо, решив, что Марина замерзнет в одну из жарких Лос-анджелесских ночей. Моя же девушка нашла им более практичное применение, прихватив с собой в загородный дом родителей. Коротенькие шортики обтягивали упругие бедра и попку, майка на тонюсеньких бретельках приоткрывала вырез на ложбинку груди, вздымающейся от каждого вдоха.
Копна каштановых волос была собрана в незамысловатый пучок, из которого выпала пара прядок, завитками ложась на шею. Больше всего на свете я желал заключить эту красоту в свои объятия, прижать эту девушку к себе и не отпускать до утра, ощущая всем телом каждое прикосновение этих соблазнительных изгибов, задыхаясь от ее запаха, слушая ее хриплые стоны.
Но моим порывам не суждено было сбыться, так как Маринины головные боли все еще давали о себе знать, хоть обмороки и прекратились, недавно снятый лангет явил нам ослабленную левую руку, которую теперь необходимо было массировать и разрабатывать, а синяки медленно, но неумолимо исчезали с ее нежной кожи. Я поборол вздох и улыбнулся сквозь раздирающую меня изнутри жалость к любимой девушке: – Иди ко мне, honey.
- Что ты делаешь? – Она подошла к дивану и, забравшись на него с ногами, прижалась ко мне. – Пишешь что-то, Тейлор? – И заглянула в монитор.
- Да, так… Пытаюсь изложить некие задумки. – Я приобнял Марину.
- …Как же я соскучился по тебе, дорогая… Я так хочу, чтобы ты уловила между строк, что я по-прежнему твой и душой, и телом. Поверь, мне сейчас также тяжело, как и тебе. Я всегда буду любить тебя, переживать и скучать в разлуке. – Из уст Марины текст звучал, словно мелодия, зеркально отображающая мои мысли. – Похоже, мне никогда не понять, как тебе удалось воплотить в жизнь то заветное желание, которое связало нас навсегда. – Я почувствовал ее улыбку, что звучала в голосе, и возликовал, осознав, что ей нравится то, что она читает. – Приснись мне сегодня, пожалуйста, исполни мое желание, любимая. Я всего лишь хочу увидеть тебя во сне, о большем и не прошу…. – Она замолчала, а мне внезапно захотелось послушать продолжение, но, к сожалению, его я пока не успел записать.
- Что скажешь? – Я замер в ожидании.
- Так красиво, Тей. – Серые глаза заволокло от нахлынувших эмоций. – Сумерки. Луна. И одно лишь желание…
- … Загаданное в ночь полнолуния. Одно желание на двоих, – вспомнив последние минуты накануне повторного перемещения, дополнил я слова Марины.
- Я так скучала по тебе, Тейлор. – Она, казалось, заглядывала в самую душу. – Так скучала! Разрывалась от желания позвонить, чтобы услышать твой голос, но еще больше желала увидеть, оказаться рядом, прикоснуться…
- Я чувствовал то же самое, honey, – легонько растирая костяшками пальцев ее правое плечико, прошептал я. – Совсем обезумел от тоски. Сил уже не было находиться вдали от тебя, хоть из дома беги, честное слово!
- Но ведь мы и сбежали, разве не так, милый?
- Поначалу я так боялся не найти тебя в нашем лесу, – приоткрывая завесу в сокрытую ото всех тайну, признался я. – Но потом вдруг ощутил, что ты где-то здесь, не близко, но рядом. И точно так же зовешь меня.
- А у меня создалось ощущение, будто бы я оказалась, наконец, дома, но получается, так оно и было - мы с тобой жили там… когда-то. Так странно всё. Больше похоже на сказку, волшебную историю, но в нее веришь, как ни во что прежде, потому это настоящее.
- Я тебя всюду отыщу, даже не сомневайся в этом, родная. Из тысячи голосов узнаю твой.
- Средь множества взглядов уловлю твои глаза, Тейлор.
- Твой образ, однажды запавший в душу, не сотрется вовек, honey.
- Я всегда буду принадлежать тебе, любимый… - прервала-таки наше признание поцелуем, на который я ответил со всей нежностью. - Родной мой, я разделяю все твои мысли, изложенные на виртуальных страницах. За потрясающим текстом скрыты сильные чувства и рвущие душу эмоции.
- Я знал, что ты поймешь, как никто другой, ведь мы оба прошли через расставание. – Я погладил ее по щеке тыльной стороной ладони.
- Но, что это? Сценарий? – Марина отпила молока из бокала.
- Пока, скажем так, электронный дневник, в котором я хочу изложить нашу с тобой историю. – Я обхватил ее ладошку, сжимавшую бокал, и тоже отпил теплое лакомство, любимое мною с детства. – А в будущем… может быть, я решусь снять фильм по этому сценарию.
- А может, и правда, все киношные истории основаны на реальных событиях? Люди всегда хотят верить в то, что и в жизни порой все случается, как в фильме, в финале которого все герои обретают долгожданное счастье. Но если брать за основу правдивость событий, то получается, что ничего невозможного нет, надо просто очень желать и верить, а еще делать все возможное для осуществления своей мечты.
- Как знать, может, ты и права. – Я согласно кивнул. – Как думаешь, стоит попытаться?
- Я уверена, у тебя все получится, милый. – Она снова сделала глоток, и теперь молочная пена осталась над верхней губой, и только было, любимая собралась слизнуть пенку языком, как я запротестовал:
- Тшш… Подожди… Позволь мне… - И взяв ее за подбородок, притянул поближе к своему лицу и захватил верхнюю губу, собирая молочные пузырьки с самых желанных губ на свете. Марина прикрыла глаза, опустив ресницы, и потянулась за поцелуем, позволяя мне проникнуть глубже…
Я тоже последовал ее примеру и сомкнул веки, отдаваясь эмоциям, переместился на нижнюю губу, провел по ней языком и скользнул в податливый ротик Марины, овладевая ею и увлекая за собой, стремясь зацеловать, вдыхая ее запах, замирая на теплых губах и вновь срываясь, утоляя жажду насыщения с каждым последующим движением...
- Тей… Тейлор… - Меня обдало жарким дыханием, когда Марина позвала, оторвавшись от моих губ.
- И почему я раньше никогда не пил молоко с медом? – Я улыбнулся ей в губы и открыл глаза. – Ты такая сладкая, honey.
- Так вот почему ты называешь меня «honey», - она потянулась и поставила бокал на прикроватную тумбочку. – Я ассоциируюсь у тебя с медом? – Теплая ладошка легла мне на живот поверх футболки.
- С самых первых минут, как я увидел тебя вживую, а не в отражении зеркала. – Я наблюдал, как Марина закрыла ноут, даже не выключив его, и тот незамедлительно был перемещен вслед за бокалом, затем она снова приобняла меня. – С того момента, как впервые прикоснулся к тебе, уже мечтая о поцелуе. – Я продолжил признание, вспоминая о первой встрече. – Когда заглянул в эти прекрасные серые глаза, покорившие меня раз и навсегда.
- Милый, я просто таю каждый раз, слушая твои признания… - Любимая девушка прижалась губами к моей щеке и незаметно переместилась на шею, оставляя нежные поцелуи.
Я и сам не понял, когда наступил тот переломный момент, в результате которого Марина успела перехватить инициативу и, кажется, задалась целью соблазнить меня...
Когда ее нетерпеливая ладошка скользнула за резинку спортивных штанов, я напрягся, резко прижав ее ладонь своею:
- Так, стоп! Дальше дороги нет. – И перехватил ее взгляд.
- Пусти меня! – Она надавила пальцами на низ живота, и я почувствовал напряжение в паху. Чёрт! Еще не хватало, чтобы Марина это заметила, и тогда ее точно ничто не остановит. – Пожалуйста, Тейлор, ты ведь тоже хочешь, я знаю… - простонала она. – Пусть это случится…
- Случится, но не сегодня, Марина. – Я был непреклонен, несмотря на жгучее желание. Ну почему она лишь подогревала мой интерес, а не пыталась хотя бы понять?
- Почему? – Эта малышка начинала капризничать. – Грех не воспользоваться моментом, пока мы одни в доме.
- Дело в не этом. – Я все-таки отнял ее ладошку от своего тела и прижался к ней губами. – Родная, давай еще немного подождем, вот когда ты окончательно поправишься, тогда все будет, и столько раз, сколько пожелаешь, родители, спящие за стеной, уж точно мне не помеха.
- Снова ждать? – Марина насупилась и вырвала ручку. Я вздохнул. – Тейлор, тебе не кажется, что мы с тобой все время ждем! Ночи, проведенные вместе, я на пальцах пересчитать могу! – Она приподнялась на левой руке и попыталась принять более удобное положение, чтобы продолжить уговоры, но вдруг вскрикнула, рухнув на спину: - Блин!!... Боже мой, как же больно!
- Маленькая моя, ну, о каком сексе может идти речь, сама подумай. – Я в беспокойстве склонился над ней. – Ты принимала таблетки, Марина?
- Дда… - Она зажмурилась крепко-крепко.
- Я, конечно, не против, чтобы ты кричала в постели, но не от боли же! – принялся растирать ее больную руку.
- Прости меня, Тейлор. – Сквозь плотно зажмуренные веки пробилась слезинка и медленно скатилась, растаяв в волосах у виска.
- Не надо плакать, и ты не виновата в том, что произошло, honey. – Конечно, я без слов понял ее беспокойство обо мне.
- Видишь, как со мной сложно, я, то бросаю тебя, то болею, и в итоге ты вынужден… - Она не договорила, снова скривившись от боли.
- Марина, посмотри на меня. Пожалуйста, посмотри. – Глаза цвета серебра в обрамлении мокрых ресниц распахнулись, и у меня сжалось сердце оттого, с какой любовью они смотрели на меня. – Ничего со мной не случится, если мы еще немного повременим с сексом… Сложно, конечно, сдерживаться, когда ты рядом, но я ведь не сексуальный маньяк, который просто жаждет заполучить в свои руки самую желанную девчушку. – Я специально произнес эти слова, состроив гримасу и, придав лицу угрюмое выражение бандита из подворотни, легонько пощекотал свою девушку по ребрам.
- Тейлор, мне щекотно. – Марина заулыбалась сквозь слезы и не больно прихлопнула меня правой ладонью по руке. – Ты ведь прекрасно понял, что я имела в виду – последний раз мы занимались любовью еще в Москве, а это было почти полтора месяца назад. Полтора месяца, Тей!
- И, что ты от меня-то хочешь? – Я подтянул резинку штанов, которые Марина снова успела стащить вниз по бедру. Бессилие оттого, что я был не в силах уступить ее желанию, грозило обернуться злостью.
- Я хочу быть с тобой. Хочу, чтобы ты любил меня. Хочу доставить тебе удовольствие. – Обиженная на меня девушка неслышно притопнула пятками по мягкому одеялу, приподняв ножки. – Неужели, я так много хочу, Лотнер?
- В данный момент, да, – отрезал я, наблюдая за ее движениями.
- Ладно, будь, по-твоему. – Она шмыгнула носиком и смахнула рукой невидимые слезинки. Вот ведь актриса! – Тогда вообще не прикасайся ко мне! Отодвинься и не смей прижиматься во сне, понял? Пусти меня, Тейлор! – Марина отпихнула меня двумя руками, снова вскрикнула и отвернулась от меня, сжавшись комочком и обняв саму себя.

Несколько минут мы лежали молча, она время от времени всхлипывала, но даже не шевелилась, а я замер, не решаясь нарушить ее просьбу, которую она, естественно, выкрикнула с обиды.
Не зная, чем заполнить затянувшуюся паузу, я не спеша допил молоко, пока оно не начало остывать, потом выключил ноутбук и снова взглянул на маленькую фигурку, мечтая заключить эту реву в свои объятия.
Эх, найти бы только повод! Надо как-то отвлечь Марину, предложив альтернативный вариант.
“Альтернативу сексу? Дожил, Лотнер!”– усмехнулся я про себя.
Спустя еще минут пять мне в голову пришла-таки одна идея, и я полез мириться:
- Солнышко, хочешь, завтра по дороге в Лос-Анджелес заедем на авто-площадку, и я поучу тебя вождению? – вкрадчиво спросил я, положив руку ей на талию.
- Я тебе поражаюсь, Тейлор, значит, за руль мне садиться уже можно? – Тем не менее, любимая не сбросила мою ладонь, а это уже многое означало, и я осмелел, протиснув вторую руку под ее талию и прижав Марину к себе:
- Я покажу тебе самые азы, научу трогаться с места и припарковываться, к тому же нам ведь надо разрабатывать твою руку, вот и будешь крутить руль, – пояснил я, водя носом по оголенному плечу, затем поцеловал, еще раз, и еще.
- Хорошо, я согласна. – Марина приняла ласку. – Только обещай мне, что не будешь сильно ругаться, если я вдруг перепутаю газ с тормозом.
- Обещаю…. – расслабленно выдохнул я, вновь получив доступ к телу. – Мир? – улыбнулся ей в волосы.
- Перемирие, – с нежностью произнесла моя девушка.
- Вредина. – Я погладил ее плоский животик, слегка надавливая ладонью на то место, где располагалась родинка – аккурат, чуть ниже пупка.
- Я вредина?! – встрепенулась от моей ласки Марина. – Сейчас вот ты сам меня провоцируешь, Лотнер!
- Я всего лишь требую справедливости, – не прекращая гладить, пояснил я.
- Ты о чем? – Она часто-часто заморгала.
- Перемирие надо бы скрепить чем-то существенным… Поцелуй меня.
- Эх… Что ж мне с тобой делать! – нарочито притворно пробурчала Марина, разворачиваясь в моих руках. – Ну, раз кроме поцелуев мне больше ничего не светит в ближайшее время... – Она уткнулась мне в плечо, с трудом сдерживая улыбку, – придется довольствоваться малым.
- Поцелуй меня! – Я уже требовал, а не просил, так как сам желал зацеловать ее, но ждал, что первый шаг все-таки сделает Марина.
- Иди ко мне… - Любимая, казалось, прочла мои мысли, тотчас же притянув к себе здоровой рукой за шею и прильнув к моим губам.
И тогда я жадно набросился на нее, вкладывая в поцелуй всю страсть, которая требовала выхода, жаждала удовлетворения и томилась в ожидании дня, когда можно будет забыть обо всех и вся, отдавшись этим ручкам, что прижимали к себе, этим губам, что сложились с моими воедино, каждой частичке этого тела, которое я желал тем больше, чем дольше не смел прикоснуться по-настоящему.

Мы больше ни о чем не говорили, лишь целовались – долго, сладко, пробуя друг друга на вкус, смакуя и даря наслаждение, не в силах остановиться.
Марина не переходила к активным действиям, и я успокоился, испытывая вместе с любовью безграничное чувство благодарности, поэтому не возражал, когда она потянула края моей футболки вверх, и сам стащил ту через голову.
Горячие ладошки легли мне на грудь, и я прикрыл глаза, позволяя ее прикасаться, гладить, целовать… Перелег на спину и тут же ощутил, как Марина нависла сверху, обжигая своим дыханием…
Вынул заколку из Марининых волос - густые локоны каскадом заструились по ее плечам и приятно защекотали мою кожу, когда любимая девушка вновь начала покрывать нежными поцелуями мое тело, так истосковавшееся по ней…
Мои руки опустились на ее бедра, стиснули их, с силой прижав к своему паху…
Маринины ручки вцепились мне в волосы, но левую она тут же отняла, прижав ее к себе, и я подавил вдох, понимая, что малейшее неловкое движение, пусть и осознанное, причиняет ее боль.
- Тей… Тейлор… – с надломом прошептала мое имя Марина.
- Было хорошо, но мало… Что ж, с прелюдией закончили. – Я провел ладонями вверх по упругой попке и обнял свою Марину за талию. – Все пройдет, маленькая моя.
- Я ни на что не способная горемычная дуреха! – плаксиво простонала она, с тоской в глазах смотря на меня.
- Кажется, мы это уже проходили, радость моя. – Я легонько прихлопнул этой девчонке по попе и вновь по-хозяйски положил руку на желанную часть тела. – Ты у меня теперь смелая, сильная, уверенная в себе девушка, которой я горжусь и которую очень люблю.
- И я люблю тебя. – Она заулыбалась, млея от моих прикосновений – я это чувствовал.
- Вот поправишься, и тогда я тебя замучаю, – шутливо прорычал я и, потянувшись, прикусил ее за нежную кожу под мочкой уха. – Где крем от ушибов?
- В сумке, – вздохнула Марина, сползая с меня, чтобы я мог принести лекарство.
- Давай-ка смажем твои синяки. – Я полез в сумку, что лежала в кресле, и достал тюбик с лечебным согревающим бальзамом.
- Ой, Тей, не получается… - Марина попыталась стянуть майку через голову, но боль в руке не позволила этого сделать, и та застряла на полпути.
- Подожди, я сейчас помогу, - присев сзади, я подцепил края майки и потянул ее вверх, помогая Марине избавиться от вещицы.
- Уф!... – Она подхватила волосы правой рукой и, закрутив их, подняла, чтобы мне было легче смазывать синяки. Я чуть поддался вперед, засмотревшись на профиль любимой девушки: вздернутый носик, губы, которые она прикусывала, тоненькая шейка, округлая грудь, планомерно вздымающаяся при каждом вздохе, и упругий животик. – Тейлор! – Марина слегка склонила голову и посмотрела на меня из-под полу опущенных ресниц. – Не отвлекайся, пожалуйста. Я жду.
- Да, конечно. – Я сглотнул, подавив желание, выдавил на ладонь бесцветную жидкость и принялся аккуратно растирать багровые, местами приобретшие грязно-желтоватый оттенок, синяки.
- Ну, как там мои дела? – Марина попыталась разглядеть себя, оборачиваясь назад в пол-оборота.
- Медленно, но верно идешь на поправку, – как можно бодрее ответил я, не сводя глаз с покалеченного тела. – Готово, мисс. – И завинтил тюбик, после бросив его на тумбочку. – Нет, не надевай ее… оставь так, – заметив, что любимая снова потянулась за майкой, попросил я. – Я сам согрею, honey.
- Ого! – Марина лукаво улыбнулась и стянула носочки. – Ложимся спать?
- Давай, завтра особо долго не поспим, в город пора возвращаться, тебе в понедельник в школу ведь, а нам еще на авто-площадку заехать надо бы. – Я вскочил с дивана и подошел к окну, приоткрыв его, тем не менее, плотно зашторил гардины, и комната тотчас же окуталась полумраком.
Стащив на ходу спортивные штаны, я юркнул под одеяло и прижал Марину к себе.
- Милый... – Марина прислонила теплые ступни к моим щиколоткам.
- Не вздумай шалить… пожалуйста, – простонал я ей в губы и поцеловал. Так хотелось забыть обо всем, вжать эту малышку в диван всем телом и… Чёрт! Как же я хотел ее!
- Не буду, я ведь чувствую, как тебе тяжело, – выдохнула мне в губы моя Марина и перевернулась на правый бок, уютно устроившись в кольце моих рук.
Я заправил выпавшую прядку ей за ушко и погладил поврежденное плечо, спустился до локтевого сгиба, а затем и до ладошки… Марина молча наблюдала за моими действиями…
Я сплел наши пальцы и согнул ее ручку, таким образом, обнимая за талию и прижимая к себе… Согревающий бальзам начинал потихоньку действовать, и вскоре я уже ощутил приятный покалывающий холодок в районе солнечного сплетения, зато моей девушке было тепло, а еще у меня создавалось почти эгоистичное чувство, будто бы я своим телом «залечивал» ее ушибы и синяки. Обнимал, ласкал, целовал, убаюкивал… А она улыбалась, замерла в моих объятиях и потихоньку засыпала, изредка приоткрывая глаза взмахом длинных ресниц, но вскоре сомкнула веки, прошептав полусонное:
- Спокойной ночи, Тейлор...
- Good night, honey... – тихонько отозвался я и тоже прикрыл глаза, подстраиваясь под вздохи Марины.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/57-11646-1#1998478
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Виточка (11.02.2020) | Автор: ProstoLe/Mariela
Просмотров: 25


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями