Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1633]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4860]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15272]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14624]
Альтернатива [9081]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4498]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Бронзовый закат
Белла со школьной скамьи влюблена в Эдварда Каллена, но он не замечает серую мышку. Изменится ли это после совместного путешествия через полстраны?
Байкеры, секс, тату и первая любовь. Мини.

Другая история «Как приручить дракона»
А что если изменить первую встречу Иккинга и Беззубика?

Второй шанс
Эдвард оставил Беллу несколько лет назад, и боль давно уже не терзает ее, как прежде. Пока однажды перед ней не появляется Элис с шокирующими известиями, способными вновь перевернуть ее мир.
Рождественская альтернатива. Мини.

Первый поцелуй
Встреча первой любви через пятнадцать лет.

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?

Кровные узы
Белле Свон не повезло: она перешла в нашу школу в последнем классе, когда дружба между школьниками давно распределена и новеньких не жалуют в компаниях. К тому же ее отец был шерифом, не раз разгонявшим молодежные вечеринки, что априори превращало ее в объект лютой ненависти особенно разнузданных учеников.

«Последняя надежда»
В стародавние времена могущественные маги умели не только проклинать, но и дарить надежду. Пусть и превращали путь к спасению в одну сплошную загадку для своих далеких потомков.

Кукла
В Форкс падает метеорит, и Эдвард замечает, что поведение Беллы пугающе изменилось.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 477
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 47
Гостей: 40
Пользователей: 7
msdaiana, nvlisaynskaya, Endorphin, Jora02021988, angel_from_skies
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Код ДНК. Глава 13. Осознание неизбежности

2021-6-18
18
0
EPOV

Осознание неизбежности душило меня так же сильно, как и понимание того, что я мог вот так легко забыть о человеке, который, казалось, был мне настолько дорог. Я так хотел уберечь ее от всего, что мне нужно было изначально просто уйти из ее жизни, или забрать ее и уехать далеко, или… Было так много этих чертовых «или»! А я просто не узнавал себя в поведении и мыслях, словно наблюдал за совсем чужим мне человеком со стороны. Это все… что произошло и происходило, настолько выбило меня из собственного гребаного равновесия, что, казалось, Эдвард, мать его, Каллен, благодаря щелчку пальцев Таноса превратился в чертову космическую пыль.
Сцепив зубы до скрипа и сжав пальцами волосы, я прорычал. Тело свело странной судорогой. Я хотел убраться из тесного салона, который производил на меня неимоверное давление, и просто бежать, чтобы оказаться рядом со своей сахарной девочкой практически в мгновение ока. Но я понимал, что это было нереально. В моей голове сменилось несколько сценариев, и предательское восприятие реальности с больным сознанием не показало мне ни одного хорошего финала. Так не могло быть. Все должно быть хорошо. Никто не заслуживает платить по счетам Калленов в их междоусобице.
Карлайл кивнул своему амбалу, сидящему рядом с водителем, словно одобряя то, что мы однозначно превышаем позволенную на этом участке дороги скорость. Движение становилось плотнее. Мы только доезжали до города. Это могло значить, что впереди пробка. Нет, только не сейчас! Время и так тянулось чертовски медленно, а предчувствие надвигающейся бури меня не отпускало.

- Нам с тобой о многом нужно поговорить, - ровным тоном сказал Карлайл.
Тишина нарушилась в тот самый момент, когда я меньше всего ожидал диалога. Мне было достаточно просто чувствовать себя на иголках здесь, рядом с ним, в самом центре котла гребаных проблем и происшествий. А еще я ожидал… чего угодно, но не спокойствия и не разговоров.
Я поднял на него глаза в недоумении. Сейчас старший брат смотрел на меня так, словно ничего не было… совсем, и сейчас нам пришла пора решить некоторые вопросы из-за того, что я просто не ночевал дома. Или не придал значения той самой сделке, которую он так долго готовил. Я словно вернулся на несколько лет назад, в то время, когда все, что мы могли с ним делать, это бодаться рогами, а затем запивать это виски, разговаривая до утра о том, как было бы хорошо владеть этим миром. Но, хотя я и был уверен в своих словах тогда, на вершине всегда видел Карлайла, ведь это был его путь, его мечты, его желания. Мне нужно было тогда совсем другое. Тогда. И… сейчас.
- Эдвард, тебе не пятнадцать. Времена твоего бунтарства давно уже прошли. Пришла пора отвечать хоть за что-то…
Его голос дрогнул, едва не сорвавшись на крик, но после пары слов брат был опять спокоен как обычно. Внешне, по крайней мере. Он хотел вразумить меня? Но кому сейчас это было нужнее? Я видел, как брат ведет безмолвные диалоги с собой, подбирая слова или пытаясь сдержать себя в руках, ведь первое было на него так непохоже. Карлайл закурил. Медленно, словно думая, нужно ли ему это, ведь он так редко курил в салоне своего автомобиля. В приоткрытое окно, танцуя, потянулась струйка дыма.
- Это бессмысленный разговор, - закивал головой я, понимая, что утеряно слишком много времени и возможностей, чтобы что-то исправить. Особенно между нами. Братские отношения и семейные узы давно остались за бортом моего существования, а вера в родство на кровном уровне уже не была такой всепоглощающей, в силе которой убеждала нас мать. Любовь к ней… к женщине, что дала нам жизнь, держала нас вместе, она же и разорвала эту порочную семейную связь, указав каждому на его место у стола. Указать Карлайлу мне на мои же ошибки сейчас самое время, да и его право, правда, этого уже не исправить. Но я могу попробовать хоть что-то отстроить и изменить… и кого-то защитить. Приложить гребаные усилия и сделать все, что от меня зависит.
- Смерть Розали — это результат твоих поступков, брат!

Его голос был спокоен, в то время как во мне уже закипал вулкан эмоций. Карлайл назвал меня братом, и от этого внутри прошла странная дрожь. Я так давно не слышал этого по отношению к себе в таком тоне… тоне, который говорил, что не было этой пропасти длинною в несколько лет. И все, что мне удалось, это просто тяжело вздохнуть.
Я хотел возразить, но понимал, что он был прав. Все, что происходит сейчас, результат того, что предшествовало этим событиям. Событиям, к которым привел мой выбор. Я пожинаю плоды. Плоды своих мыслей, решений, поступков, выборов. Это моя ответственность, от которой я бежал, но едва останавливался, она меня настигала. Обманывал себя, что делаю кому-то лучше, отрекаясь от кровных связей и предназначения судьбы. Вилял путями жизни, веря в то, что управляю хоть чем-то. Отказывался от предназначений свыше во благо детским играм. А сейчас все покатилось к чертям. Из-за меня.
- И пожар в баре тоже не случаен, поверь мне, - бросил Карлайл, протягивая мне пистолет.
- Какой пожар? – я в ступоре уставился на Карлайла, то ли от того, что старший брат, словно что-то зная наперед, дает мне гребаную пушку, то ли от того, что после слов о пожаре мне стало чертовски не по себе.
- Бар Ньютона подожгли. Эдвард, чем ты занимался последние дни? – вырвался у Карлайла смешок.
Я хотел спросить, есть ли жертвы, но вспомнил, что моя сахарная девочка звонила к Карлайлу, а значит, была цела. Остальные меня мало заботили.
Ерзая на сидении, крепко сжимая в руках оружие, что практически моментально в объятиях моих рук стало горячим, я чувствовал, как от волны жара, что пронеслась по позвоночнику, осталось странное ощущение, словно меня с головой прямо с холода засунули в сауну.
- Джеймс думает, что это я убил Роуз, - выдохнул я, попытавшись взять себя в руки, вытирая рукавом испарину на лбу, - это, скорее всего, его рук дело.
- Возможно. Но пожар произошел раньше инцидента с Розали. Джеймс что-то затеял, но это совсем другой разговор, поверь.

Но я уже не знал, во что верить. Слишком много необъяснимых происшествий за последнее время не могли быть совпадением. Пришла пора начинать складывать собственными усилиями этот гребаный пазл. Узнать, какого черта хочет Джеймс, кроме явных вещей. Понять, кто такой, мать его, Аро, и зачем он искал меня у Лорана. И найти корни связи моей девочки с этим гребаным миром, чтобы просто убрать ее с линии огня.
Нужно начинать делать это прямо… сейчас. Но я моментально забыл, о чем думал, едва посмотрел в окно и задержал дыхание. Мы подъехали к бару. И хотя где-то в закромах подсознания я ожидал увидеть что-то похуже, картина все же привела меня в шок. Разводы на дороге, заколоченная однотонными листами древесины пара окон, новые и, по виду, временные двери, следы от языков пламени по зданию, полоски копоти и несколько мешков мусора возле входа.

- Меня не было рядом с ней, когда я был так ей нужен, Карлайл! – взмолился я. – Я никогда, черт подери, не нахожусь рядом с теми, кому я, нахрен, нужен!
Брат помедлил с ответом, но выражения его лица я не видел. Мы оба прекрасно понимали, о чем, а точнее, о ком я говорю, но развивать эту тему больше не было смысла.
- Она в порядке. Физически, по крайней мере. Да и с баром не все так плохо в целом, - Карлайл похлопал меня по плечу, когда мы вышли.
- Я был нужен ей… - в один единственный момент она нуждалась во мне, - а меня не было рядом.
- Жалеть себя будешь позже, - схватил меня за плечо Карлайл и кивнул в сторону. Его глаза уже не были так добры, как несколько минут назад, да и всем телом брат напрягся, до боли сжимая мое плечо сквозь куртку. И я понял, почему он так поменялся в лице. На противоположной стороне улицы стоял черный спорткар Джеймса.

Мыслей не было. Если наш братец здесь, добром это вряд ли все закончится. Не чувствуя ничего, кроме всепоглощающего страха потерять еще кого-то, я рванул к бару и оцепенел перед самим входом: раздался хлопок. Выстрел. Заложило уши, а от нахлынувшего страха потемнело в глазах. Мне хватило мгновения, чтобы оцепенеть и представить то самое страшное, что могу там увидеть, а затем взять себя в руки и рвануть на себя гребаную отделяющую меня от всего дверь.

Девочка. Моя сладкая сахарная девочка. Смотрела на меня снизу-вверх. Обреченная. Ее большие испуганные шоколадные глаза были полны слез. Растрепанные волосы прилипли к мокрым и раскрасневшимся щекам. Она смотрела на меня так, словно я был призраком. Смахнув слезы, страх в ее глазах плавно сменялся животворным ужасом от понимания произошедшего. Она не верила, что вот он я, пришел. Потеряла веру в меня… Но нужен ли был я ей еще? Я так привык быть один, что в самый горячий момент перестал заботиться о ней, хотя был обязан. Я обещал. И я должен был быть здесь, рядом с ней.
Но дело было далеко не во мне, и я не сразу это понял и проанализировал. Я потерял сноровку и слишком долго реагировал на факторы опасности, не придавая им особой важности. Девочка пошатнулась. Ее пухлые приоткрытые губы дрогнули, плечи затряслись под накатом новой волны страха, но хрупкое женское тело уже действовало.
С ее губ сорвалось только одно имя, и она упала на колени.
- Эммет, - прошептала еле слышно она, хотя это должно было быть криком.

МакКарти лежал у ее ног на полу, под ним расплывалась лужица теплой тягучей крови. Белла осмотрелась, словно понимая, что помощи ждать неоткуда, ее маленькие белые ладошки судорожно прижимали к ране какую-то тряпку, которую она достала из-за спины. Моя девочка сжималась от боли, ее слезы падали на МакКарти, оставляя на одежде мокрые следы, и она что-то шептала ему, просила остаться с ней или молилась всевышнему. Я не знал. Я только видел, как она страдает, и всем своим естеством хотел прекратить это.
Но не все было так просто. Между нами оставалась еще одна преграда.

- Я все думал, когда же ты придешь, - хихикнул Джеймс и поднял руку, готовя следующий выстрел, - кровь за кровь, братец.

Я не знаю, как я успел хоть что-то предпринять. Ступор во мне сменился гневом. Я чувствовал, как бесконечная ярость течет по моим венам и набирается в кулаках. Потребность защитить, спасти ее стала основным моим инстинктом.
Перехватив Джеймса за запястье, я вывернул пистолет. Раздался выстрел, и треск битого стекла. Пуля попала в бар. Но у меня не было времени заботиться о мебели или прочем, что касалось этого места. Я хотел уничтожить его, убить, стереть эту гребаную ухмылку с чертового лица своего кровного родственника, который принес мне чертовски много боли в последнее время. Сейчас я расставил приоритеты, и… черт подери, выбрал Беллу, а не Джеймса.
Костяшки свело, когда моя рука встретилась с челюстью брата.
Следующий удар мне не удалось нанести. Карлайл перехватил мою руку, тем самым словно выводя меня из странного транса, появившись в нужный момент, или он просто стоял позади меня, ожидая, что же предпримет его непутевый младший брат. Было плевать, я просто был чертовски рад, что он остановил меня, ведь я попросту бы… убил Джеймса.

- Хватит, - тихо произнес Карлайл. – Эдвард, помоги Белле, я здесь сам.
- Я… - отшатнулся я от Джеймса, который, глядя на Карлайла, более не улыбался.
- Белла, Эдвард, - повторил Карлайл.
В глазах начало светлеть. Режим замедленной съемки понемногу начал меня отпускать. Парочка головорезов Карлайла уже держала Джеймса и, скрутив, выволакивала его из бара.
Странную тишину нарушили только всхлипывания Беллы.

Карлайл протянул мне телефон.
- Действуй, - произнес он без какой-либо эмоции, словно я, мать его, был гребаным запрограммированным солдатом.
«911, слушаю вас», - раздалось на том конце.
- Ранен офицер полиции. Угол девятой и седьмой. Бар «Тики-ти». Вас встретят. Он потерял много крови. Быстрее… пожалуйста, - шептал я в сотовый.

Мой голос дрожал. Я никогда раньше не замечал такого за собой и не собирался начинать таким быть, и в какой-то момент поймал себя на мысли, что не могу это контролировать. В один миг я просто превратился в того самого подростка, у которого рушилась вся жизнь. Опять по кругу были кровь и руины. И боль. Что бы я ни делал, где бы я ни был, с кем бы я ни был, все сводилось к тому, что заложено в начальном коде моих гребаных клеток: убивать и защитить. Но смогу ли я?
Вот теперь точно пришла пора переключать выключатель…

В один момент я, казалось, протрезвел от эмоций, словно все эти годы был не в себе, а сейчас… больше не был не тем блуждающим во тьме пареньком, что угоняет тачки из гребаной вредности и ждет, пока его грохнут. Мне хватило мгновения и гребаного принятия того, что происходит! Оглядевшись на все, что просто сгорало вокруг оттого, что я так или иначе причастен к этому в реальности, я понял для себя, что больше бежать некуда. Я не могу прятаться от самого себя и от того, кто я есть, в каком мире родился, и уж тем более от того мира, который на уровне моего гребаного ДНК преследует меня без выходных. Если я хочу… изменить что-то, я должен быть тем самым Эдвардом Калленом, который возьмет себя в руки, спрячет за себя Беллу и сделает так, чтобы больше никогда ей не довелось пережить то, что сегодня.
И я принял выбор. Трезво и осознанно, отдавая, наконец-то, отчет гребаным действиям.

- Карлайл, - бросил я, возвращая ему телефон, - увезите Джеймса отсюда, пока не явились чертовы копы, мы сами позже с ним разберемся!
Таковы были наши семейные правила. И без капли сомнения сейчас я принимал это решение во благо нас всех. Карлайл довольно ухмыльнулся и кивнул одному из головорезов, стоявших возле меня. Третий из нашей семьи, сплевывая кровь, что сочилась из разбитой губы, рассмеялся и зашипел, но права говорить ему никто не давал. Джемса просто выволокли отсюда, не давая возможности произнести ни слова. Не знаю, что до конца я видел в его глазах, но страх однозначно там присутствовал. Джеймс боялся Карлайла. А сейчас… боялся и меня.
Карлайл не сказал ни слова, просто спокойно развернулся на пятках и направился к выходу. Старший брат был уверен во мне и своим молчанием дал мне это понять. Но я не ждал этого, как и не наблюдал за его действиями. Все, что меня интересовало сейчас – это Белла! Я посмотрел в большие испуганные и удивленные глаза моей девочки, которые все еще видели во мне призрака, и опустился рядом с ней на колени.
У нас слишком мало времени, а она слишком испугана, и мне остается только верить, что моя девочка справится с той легендой, которую я ей преподнесу.
- Белла, к вам ворвался грабитель, мародер, думал, здесь никого нет, но вы были здесь…
- Но…
- Повторяй, сахарная, - я схватил ладошками ее лицо, от соприкосновения кожу пробило зарядом тока. – Остальное потом. Сейчас просто повторяй.
- Ворвался грабитель, - всхлипывала она, но с каждым словом ее голос ставал все напористее.
- Молодец, девочка моя, а теперь еще крепче прижимай рану, - я снял рубашку и приложил к ладоням Беллы, помогая прижимать ранение. Эммет вздохнул.
- Держись, МакКарти, ты нужен нам, - пробормотав, я поднялся.

Раздался вой сирен. Теперь уже простыми разговорами не обойтись. Запустив пальцы в волосы, пытаясь трезво соображать, я на мгновение закрыл глаза. Но короткое пребывание в темноте показалось мне тянущейся вечностью. Пустой. Удушающей. Холодной. Я вернулся в сознание, когда меня просто кто-то толкнул в плече. Вокруг началась суматоха. Парамедики суетились возле Эммета, копы с яростью прожигали во мне дыры. А моя девочка стояла чертовски бледная и напуганная, с опущенными вдоль тела покрытыми кровью лучшего друга руками и наблюдала за происходящим. Она была не готова. Никто, черт подери, к такому никогда не будет готов! Поэтому я просто обязан быть рядом. Глубоко вдохнув, я подошел к Белле и приобнял ее за плечи.
- Все хорошо, сахарная. Все будет хорошо, - прошептал я на выдохе в ее волосы. – Тебе нужно умыться и привести себя в порядок.
- Но… Эммет. Я поеду с ним, - пробубнила она, не отрывая взгляда от картины, как бессознательного МакКарти взваливают на носилки и поднимают.
- Я отвезу тебя, - тихо и ровно произнес я, увидев в открытую дверь, как мою машину подогнали к бару. Карлайл вездесущ, в этот момент я понимал это как никогда четко.
Моя девочка кивнула и отступила от меня на шаг, а затем неожиданно повернулась.
- Ты… ты подождешь меня… здесь? – казалось, Белла впервые за сегодня посмотрела на меня нормально. Она была разбита, и я понимал это, а еще знал, что она боялась, что я снова, нахрен, брошу ее. Но я не собирался этого делать. Больше, мать ее, никогда!
- Я буду ровно на этом месте, сахарная, - четко произнес я, словно опасаясь, что ей придется объяснять каждое произнесенное слово.
Белла замешкалась, еще какое-то время смотрела на меня, колеблясь в своих следующих действиях, а ее приоткрытые губы дрожали, словно она выговаривала слова, которые мне не суждено было услышать. Но так оно и было. Ее глаза слегка расширились, губы округлились, а затем она произнесла кое-что.
- Кейс… чертов кейс, - наконец-то я услышал слова, которые все еще не предназначались мне, но были вслух произнесены моей девочкой, прежде чем она снова посмотрела на меня, - передай это… Карлайлу!
Белла быстро сгребала в охапку стопку бумаги, оставляя на некоторых листах кровавые следы, пока не поняла этого. Недолго думая, вытерла руки о себя, затем кое-как уложила оставшееся в кейс и, ткнув мне его в руки, исчезла за дверью уборной.
- Карлайлу, - перед тем как сбежать, снова выдохнула она.

Кейс… сейчас я держал в руках что-то чертовски важное. Ядерный чемоданчик мира вне закона. Это было сродни сундучка Пандоры, в котором на белых листах оказались расписаны сотни гребаных грехов, подписанных кровью семьи Каллен. Видит Всевышний, я не хотел его не то чтобы открывать, но и держать в руках, но разве у меня был гребаный выбор? Оставалось верить, что в моих руках эта хрень будет во благо. Кроме того, замок на этом сраном ларце уже был сорван, кое-что из тайн сбежало и темной тучей висело над моим спокойствием и разом над благополучием не только моей девочки, но и гребаного мира. Это было то самое время, когда мне впору бы пришелся черный мышиный пуленепробиваемый плащ и гребаный бетмобиль. Но все, что я имел, это неопределенность приправленную безысходностью.
- Мистер Каллен, - ко мне подошел один из парней старшего брата, но меня передернуло от того, насколько деловито он ко мне обращался. Карлайл, не дожидаясь официального признания от меня, дал всем понять, что я опять в семье? Что, черт подери, такого должно происходить в этом сраном городе, чтобы Карлайл позволил мне вернуться домой через открытые парадные двери? Я не знал, но ощутил: это было мое приглашение вернуться в семью. Гребаное, мать его, праздничное приглашение.
Я повернулся. Мне протянули ключи от моей машины, стоявшей через дорогу, а я в свою очередь протянул кейс, хотя было бы многим лучше отдать его лично. Но я не мог оставить Беллу. Ни на мгновение. Не сейчас. А если этот парень здесь, брат, вероятно, ему доверяет. Но я… уже не доверял никому, пока снова не поднял глаза и не увидел едва заметно кивнувшего мне брата на той стороне улицы.
- Передай это… Карлайлу, - сухо бросил я.
Парень кивнул, крепко сжимая ценный груз.

- Каллен, ты думаешь, подружка прикроет тебя, и тебе все сойдет с рук? – позади меня раздалось шипение, которое наждачной бумагой прошлось по моему затылку. Проблемы, видимо, не собирались заканчиваться, а только начинались. Рычание из моей груди вырвалось само собой.
Я нехотя повернулся и увидел двух мускулистых парней. Они были одеты в обычную одежду: серые брюки и черный вязаный свитер на одном и ветровка поверх рубашки, заправленной в синие джинсы, на втором. Единственное, что уличало их в чем-то – это пистолет, висевший в кобуре, по каждому на парня. Каста Маккартни. Подоспели.
- Я не причастен к этому, Пол, - сказал я более резко, чем нужно было, но потом поймал себя на мысли, что какого черта я вообще должен оправдываться или что-то говорить этим двоим.
- Ну конечно, - бросил он смешок, делая шаг в мою сторону, - только ты тут как тут. Как мило совпали звезды.
Да, на самом деле, сегодня действительно так совпали звезды. И хотя я и был причастен к этому через Джеймса, но не я сводил счеты с МакКарти, и когда он выкарабкается, а он обязан это сделать, Эммет попросту вдолбит это своим последователям. Так что с одной стороны я, мать их, здесь ни при чем!
- О, я забыл тебя спросить, где мне находиться? – ядовито выплюнул я. Пол напрягся, борясь с желанием врезать мне, ведь с огромной вероятностью именно эти мысли посетили его гребаную голову. Да и всем своим видом именно Пол, а не второй, Джейк, сжал руки в кулаки, сцепил зубы и тяжело дышал через неестественно раздутые ноздри.
- Ты чертов преступник на месте преступления, Каллен, - чеканил он каждое слово, выплевывая на меня свои мысли, словно он был кем-то намного выше меня, - и я могу…
- Эдвард? – подошла Белла и, испуганно посмотрев на парней, инстинктивно сделала шаг за меня, аккуратно впиваясь пальчиками мне в локоть, но хватило только одного ее присутствия, чтобы сгладить напряженность, повисшую в воздухе. Одному Богу только известно что могло бы быть, если бы моя сахарная девочка подошла минутой позже…
Я прокашлялся, выравнивая тон своего голоса и тем самым давая понять, что для нее уж точно эти двое не несут опасность.
- Белла, познакомься: Пол и Джейк – левая и правая рука МакКарти, - в моем голосе прозвучало больше яда, чем я ожидал, на что Джейк фыркнул, но ровно до того момента, пока на его лице не появилась странная улыбка, в то время как он разглядывал мою все еще настороженную девочку. Что? Какого черта, парень? Во мне вспыхнул огонь, и это, видать, не осталось незамеченным чертовым Блеком. Джейк ухмыльнулся, поймав мой пропитанный ненавистью взгляд, и больше не терял времени зря, делая очередной шаг.
- Наслышан, миссис Ньютон, - ухмыльнулся Джейк. – Эммет частенько говорит о вас. Белла посмотрела на меня, словно в ожидании чего-то, затем еще немного помолчала, прежде чем что-то предпринять. Видать, МакКарти не спешил знакомить подружку с сотрудниками. И это внимание со стороны Джейка ввело ее в странный ступор.
- Я… больше… моя фамилия Свон, - растерянно смотрела на нас Белла, а потом она как-то напряглась, словно сделала глубокий вдох, но забыла выдохнуть. – Кажется, нам пора за Эмметом в больницу.
Она словно сердито притопнула ножкой и, развернувшись на пятках, зашагала к выходу, дернув меня за руку. Мне хватило нескольких секунд, чтобы понять, что происходит. Она убегала! Убегала отсюда… от того, что тут произошло, от того, что ей напомнили о неудачной партии, от себя самой, в конце концов. И бежала туда, где осталась надежда на что-то родное для нее самой. Это не странно – то, что она хотела быть рядом с Эмметом. Он единственный, кто держал ее в этом чертовом городе. Хотелось верить, что и я был таким же якорем для нее, но пока стопроцентная уверенность была только в МакКарти.

- Эй, - когда я сделал шаг, Пол схватил меня за руку, за что получил от меня не самый доброжелательный взгляд, - в какую больницу его повезли, знаешь?
- В центральную, - бросил я, вспоминая, что и сам спросил об этом на бессознательном уровне, и, вырвав руку, зашагал за Беллой.

Когда я покинул пропахшее гарью помещение, то нашел ее не сразу. Солнце слепило, но грело, и дуновение ветра отразилось мурашками на коже моих рук. Футболка - не наилучшее решение в такую погоду, но больше мне нечего было надеть, ведь рубашка окровавленной тряпкой осталась лежать на полу бара. Я закурил, желая перезагрузиться, и лишь еще раз осмотревшись, увидел Беллу и направился к ней. Слегка дрожа и обнимая себя руками, моя сахарная девочка стояла возле моей машины по ту сторону дороги. Спутанные волосы, припухшие глаза, приоткрытый ротик и пустой взгляд. Следи крови ее лучшего друга на одежде. Легкое постукивание пальцами. Она походила на душевнобольную. Хотя я и понимал, что это совсем не так. Я открыл ей дверь, приглашая сесть на переднее пассажирское сидение, что она и сделала на гребаном автомате. Я понимал ее. Я прекрасно, мать вашу, осознавал, как ее поедают изнутри волнение и мольбы за МакКарти. Я так хотел, чтобы она хотя бы согрелась, хотя знал, что нервную дрожь не унять. Я включил печку, пока мы ехали. Но даже печка не спасала ситуацию, ее по-прежнему знобило. Белла большую часть дороги не говорила и даже не смотрела на меня. Между нами что-то сломалось, и я чувствовал это каждой клеточкой своей чертовой души. Но когда она, наконец-то, решила заговорить, ее голос был предельно спокоен. И это испугало меня до чертиков. «Сломалось» - стучало в висках.

- Где ты был? – наконец-то нарушила тишину она. Не криком. Не требованием. Просто измученным спокойствием. И глаза. Белла смотрела на меня. – Нет, я понимаю, это не мое дело, и если хочешь, не рассказывай, просто… не делай так со мной, пожалуйста…
Она словно мольбу произнесла последние слова. Голос задрожал на финише предложения, выдавая ее наигранное спокойствие, а паникой вмиг пропитался воздух в салоне. Она перебирала нервно пальчиками край куртки и опять смотрела куда-то в пустоту.
- Ты не так все поняла, - завертел головой я, подбирая слова, словно от странного юношеского гребаного стыда, не отрывая глаз от дороги. – Это твое дело… Просто… черт, с чего бы начать… Столько всего произошло. Мой мир… он… иной и… сложный, Белл. Ты столько не знаешь. Убили дочь судьи Хэйла. И… Черт. Это не важнее тебя, сахарная, но все навалилось… и я в спешке оставил телефон…
- Поэтому Джеймс пришел ко мне? – перебила мой бессмысленный поток слов она и резко посмотрела на меня, выжидая, а я, словно последний трус, все еще смотрел исключительно вперед.
- Он думал, что я причастен…
- А ты причастен? – резанула она, и мне стало не по себе. Моя сладкая девочка сомневалась во мне? Что она подумала…
- Что?! Нет, Белла, нет!
На мгновение я посмотрел на нее. Машину слегка повело в сторону. Она жаждала ответов, а я не знал, что могу ей сейчас дать. Я, черт подери, не знал, с чего начать.
- Тогда почему он так думал? – давила напором вопросов она, не отрывая от меня взгляда.
Я выдержал паузу. Пытался дыханием привести мысли в порядок и подобрать слова, но ничего, нахрен, не удавалось.
- У меня были дела… и он искал повод… это все слишком сложно…

Это все, нахрен, действительно сложно!
Причины наших распрей с этим из Калленов были так глубоки, что уже казались практически нереальными и выдуманными. Возможно, если бы кто-то спросил, с чего все началось, эта ненависть и борьба за место под солнцем, никто бы и не вспомнил первопричины. Наше противостояние с Джеймсом было длиною в целую жизнь. Это все, мать вашу, не просто. А эта злость, витавшая между нами, или, я бы сказал, которую излучал именно мой брат, была настолько сильной, словно мы не поделили что-то сейчас. Джеймс имел причины думать, что я причастен, ведь видел меня возле суда, и он сам дал мне пищу для злости, кинув в лицо новостью про ребенка и свадьбу. Я бы не смог причинить вред Розали. Ни за что. Но в большей степени, не обращая внимания на правду, Джеймс просто хотел верить в то, что я плохой, и что это я сделал, не разбираясь ни в чем. Так было бы легче. Да и братец давно искал обычный повод поставить точку в наших «отношениях», чтобы все были счастливы. Все, включая и нашего старшего брата, который, в моем понимании, просто не хотел марать руки. Раньше я так думал. Но сейчас… не знаю, я был в замешательстве и сбит с толку. Поведение Карлайла все изменило и давало мне странную еле уловимую в воздухе надежду вернуться к своим истокам. Нет, я не хотел бизнеса и всеми силами пытался бы этого избежать, хотя сейчас уже понимал, как призрачна эта надежда, но я… хотя бы мог приходить в отчий дом, чтобы вспомнить то, кто я есть и какой была моя семья. Белле не объяснить этого. Да и с чего было бы начинать этот весь разговор, основанный на неопределенности? Хотя, вероятно, в данный момент, на этом этапе гребаной жизни, пока я не разберусь с этим сам, не решу, что делать дальше, и не буду уверен в том, каков будет завтрашний день, я попросту не хотел ей что-либо говорить.

Напряжение, повисшее в воздухе, поставило гребаную точку в этом нихрена не конструктивном диалоге между нами. Я так ей больше ничего и не сказал. Она просто вздохнула, закусила губу и, слегка съехав глубже на сидении, уставилась в окно. Белла устала ждать от меня ответа, поняв, наконец-то, что разговор наш закончился. А я… я не знал, что должен сказать. Это было странно, на самом деле. Чуть ранее я назвал ее во всеуслышание своей девушкой, подобно урагану ворвался в ее жизнь, а сейчас попросту чувствовал себя чужим.
Далее мы ехали молча: я пытался угомонить рой мыслей в голове, а она молча смотрела на дорогу, кусала и без того припухшие губы и подрагивала, словно глотая немые слезы.

Припарковавшись возле больницы, я повернулся и прижал Беллу к себе, насколько это было возможно. Я больше так не мог. И это напряжение, оно сводило меня с ума. Да, быть может, сейчас я не найду нужных слов, но моя сахарная девочка должна понимать, что это просто такая ситуация, и между нами по-прежнему все хорошо. Насколько это возможно. Я просто хотел побыстрее остановить чертову тачку и чувствовать Беллу рядом, обнимать ее, что я, собственно, сейчас и делал. Ее аромат, за которым я невероятно соскучился, ворвался в легкие с неведомой силой. Она была рядом. Моя. Настоящая.
И я знал, что Белла сейчас делала: надумывала себе, что она мне не нужна. Но это было не так. Все было не так. Просто… пока еще не время!
- Я расскажу тебе все как-нибудь. Обещаю, сахарная. Расскажу все, что захочешь знать, и дам тебе выбор - сбежать или остаться рядом. Но сейчас… не спрашивай и… не уходи, - шептал я, целуя мягкие волосы.

Белла ничего не ответила. Едва сдерживая слезы и с усилием соблюдая быстрый шаг, который вот-вот хотел сорваться в бег, она неслась к центральному входу больницы. Когда мы оказались внутри, я снова был под пристальным взглядом проходящего мимо персонала, а также заметил пару парней Карлайла, дежурящих на этаже.
Ми проторчали в больнице несколько часов, пока длилась операция. Я прекрасно понимал, каким сложным было пулевое ранение и как усугубило дело то, что помощь начали оказывать не сразу, да еще и кровопотеря, и черт знает сколько еще... Я понимал, но сделать ничего не мог. Ни тогда. Ни сейчас. Чувствовать себя бесполезным и одновременно думать, что происходит, было не наилучшим для моего уставшего организма вариантом. Поэтому я просто время от времени приносил девочке кофе, обнимал ее за плечи и каждый раз говорил, что все будет хорошо. Да, черт подери, я врал. Но так было лучше. Отправившись за очередным стаканчиком второсортного кофе из автомата, я позвонил Карлайлу, который ответил слишком быстро и был чертовски немногословным.
- Эдвард, просто приезжай сюда как только сможешь. Это ящик Пандоры, брат. И его открыли. Нам нужно о многом поговорить. Срочно. И не по телефону.
Да, разговор - это то, что было нужно. Хотя нет! Мне, нахрен, было нужно разобраться во всем этом дерьме и понять, наконец-то, кто такой этот Аро и почему Джеймс чувствует себя королем этого гребаного мира!
Но было еще кое-что. Точнее, кое-кто. Сейчас, когда этот улей уже расшевелили, защищать мне придется не только свою сахарную девочку. Есть еще кое-кто, не менее важный. Джаспер и Элис. Они, мать вашу, семья!
Набрав другу сообщение, чтобы тот забирал малышку и убирался в безопасное место, а я наберу его, как только смогу, я вернулся в комнату ожидания с очередным бумажным стаканчиком, наполненным не особо вкусным второсортным кофе. Белла была сама не своя. Нервы грызли мою девочку слишком сильно. Она то ходила кругами, то сидела на диване в комнате ожидания, поджав коленки к груди, глотала слезы и практически бросалась на проходящих за стеклом врачей. А сейчас, просто прижав к себе ручки, казалось, боролась с желанием грызть ногти, но ей это не очень – то и удавалось.
- Почему… почему так долго, - она поймала меня взглядом. Моя девочка была словно чужая, совсем не похожа на ту сладкую девочку, с которой я проводил время несколько дней назад. Эти чертовы несколько дней все изменили и, возможно, пустили коту под хвост. Но мне некого было винить.
- Это нормально, сахарная. Операции длятся долго, - я подошел к ней, протягивая стаканчик, который она взяла дрожащими руками и опустилась на зеленую кушетку, все еще смотря на меня, словно ожидая, что я снова скажу, что все будет хорошо. Но я не мог этого сказать. Больше не мог. Меня учили никогда не говорить такого пациенту или родственникам, ожидающим решения Всевышнего. Мы, врачи, только делали то, что угодно высшим силам, в меру своего ума и возможностей. А я уже и так наговорил лишнего, давая ей ложные обещания. И чем больше времени проходило, тем больше я понимал, что она может возненавидеть меня за очередное обещание, если МакКарти не выкарабкается. – Если бы что-то было не так, нам бы сообщили.
Белла слегка расслабилась, пригубила стакан с кофе и даже позволила мне ее обнять, пока мы разбавляли тишину только нашим дыханием.

Пол, Джейк и еще пара парней из команды Эммета тоже вскоре были здесь. Перешептываясь время от времени, они то и дело бросали на меня испепеляющие взгляды, но мне было плевать. Мы с этими ребятами всегда были по разные стороны закона, и только дело случая, что они позволяют себе на меня так смотреть. Будь все иначе… но было как есть, и мы, просто прожигая друг друга ненавистными взглядами, ждали новостей. А потом к Белле подошел один из них. Джейкоб Блек. Накачанный короткостриженый сопляк, оказавшийся за неизвестные мне заслуги возле довольно прошаренного Эммета. Джейк что-то рассказывал моей девочке, потирал ее плечо, и она… улыбнулась. В этот момент во мне что-то разбилось. Стало трудно дышать. Волна горечи, что образовалась где-то в районе желудка, вызвала странную тошноту. Она так легко отстранилась от меня, но так легко поддалась обаянию незнакомого парня.

Не в силах больше на это смотреть, я просто молча покинул комнату ожидания, боковым зрением поймав ее взгляд. Мне нужно было собраться, но я, черт возьми, не мог. Она была моим лучиком света в этой кромешной тьме, и я не собирался ее отпускать. Я хотел бороться за нее, но нужно ли было это ей? Я не знал. Что, если ей не нужно это все? Что, если ей не нужен я? Тучи собственной бесполезности сгущались, погружая меня во тьму, не спрашивая на то моего желания.

- Эд, - мне на плечо легла тяжелая рука, когда я стоял в коридоре неподалеку от входа в комнату ожидания, наблюдая за суматохой здешнего мира.
Повернувшись, я посмотрел на Эрика. Его глаза были уставшими, а свободная рука сжимала хирургическую шапочку.
- Как прошла операция? – спросил я. Выражение лица Эрика никогда не менялось, поэтому предугадать что-то было нереально даже для меня, того, кто знал его уже больше десяти лет.
- Все хорошо. Были, правда некоторые проблемы, но сейчас состояние стабилизировалось, и я думаю, что все будет хорошо. Но ты же сам знаешь…
- Спасибо, - выдохнул я и пожал ему руку. – И, Эрик, мне нужно еще одно одолжение…
- Только ненадолго, - улыбнулся он и зашагал в ординаторскую, что находилась в конце коридора.

Это было то, что нужно моей девочке, и я не собирался ждать. Оттолкнувшись от стены, я бросился к комнате ожидания и, схватив Беллу за руку, потянул за собой.
- Пошли.
- Куда? – слегка испуганно выкрикнула она, спотыкаясь. – Эдвард, с Эмметом что-то случилось?
- Нет, милая, все хорошо, - притянув ее к себе, я поцеловал ее волосы, а потом протолкнул в палату. Она ойкнула, оторопев.

Эммет лежал на большой кровати весь в трубках и проводках. Он совсем не был похож на того здоровяка, который всплывал в памяти, словно это ранение заставило его похудеть килограммов этак на десять. Его лицо было очень бледным, а под глазами залегли тени. Но это все было поправимо. Постельный режим и витамины, и совсем скоро он будет как новенький. Особенно учитывая то, какая возле него суетилась медсестра.
- Этот парень чертовски уперт, - хихикнула она нам, видимо, будучи в курсе нашего несанкционированного проникновения сюда, - он даже из-под наркоза и седативных препаратов умудряется выбираться, так что, думаю, скоро он будет в строю.
Я заметил, что у Эммета полуоткрыты глаза, и он пристально наблюдает за стройными формами девицы в халате. Гребаный МакКарти.
- Я оставлю вас, если вдруг что, позовете, - она подмигнула Эммету, вложив кнопку вызова в его руку, не забыв при этом нежно провести пальчиками по его ладони, что, похоже заметил только я, и выскользнула из палаты.
- Белла, нас пустили ненадолго, - я подтолкнул ее к МакКарти.

- Эммет, - кинулась она к нему, наконец-то выйдя из своего странного транса, вытирая на ходу слезы.
- Эй-эй, все хорошо, - прохрипел здоровяк едва слышно.
- Я так волновалась. Зачем ты это сделал, дурак, - Белла прижалась к нему, а я стоял в стороне и просто наблюдал за происходящим.
У них была странная, но довольно сильная связь. Белла относилась к нему так бережно, аккуратно прижимаясь, в то же время боясь сделать ему больно, и то и дело смахивала слезы, словно чтобы Эммет не узнал, что она плачет.
- Ну, твоего телохранителя не было же рядом, - с сарказмом бросил он, - а я тебя предупреждал не связываться с Калленом.
Рассмеяться у Эммета не получилось. Его лицо скорчилось в странной гримасе, и он прокашлялся. Но да, суть его предложения я уловил.
- МакКарти, по-моему, тебя никогда никто не слушался. Я вообще не понимаю, как ты так долго продержался на руководящей должности, - бросил в ответку я, словно наконец-то был замечен в этой комнате, хотя, скорее всего, меня он ждал больше, чем подругу.
- Белз, милая, ты не оставишь нас наедине? – осторожно, тоном, который я не слышал уже очень много лет, слово за словом четко произнес Эммет.
- Но… Эм? – запротестовала моя сладкая девочка, бегая своими большими удивленными шоколадными глазами туда - обратно то на меня, то на друга.
- Я позже к тебе зайду, и мы все обговорим, - улыбнулся я и поднял руку, словно произносил клятву, – слово бойскаута.

Но Эммет проигнорировал меня, продолжая смотреть на Беллу. Его глаза излучали столько любви и теплоты, что мне в какой-то момент даже стало не по себе. Мог ли я любить ее настолько преданно и сильно, как он? Мог ли я вот так просто безвозмездно защитить ее собой? Ответ для меня решился сам собой, и я осознал, что этот ответ знал довольно давно. Мог. Она стала моим воздухом. Моим толчком с бездны, в которую я падал. Она стала моей целью и моей манией. Она стала частью меня, и я сделаю все, чтобы она была цела и счастлива.
Но сейчас, от осознания того, что МакКарти что-то знает, мне было не по себе.

- Ладно, ладно, - побежденно произнесла Белла, целуя Эммета в щеку и поднимаясь с его кровати, - большие мальчики хотят поговорить, я поняла.
- И сделаешь мне небольшое одолжение?
- Конечно, Эмм, - накрыла его ладонь своей Белла.
- Пожалуйста, позвони Джесс, - Эммет посмотрел на пакет с вещами, лежащий на кресле в углу.
Меня мало интересовало, кто такая Джесс, но Белла, видимо, была в курсе. Кивнув, она достала из пакета телефон, еще раз посмотрела на друга, а затем на меня.
- Сладкая, выпей кофе и успокой парней Эммета после того как сделаешь звонок, - легко взяв ее за руку, тихо сказал я.
Белла просто в очередной раз молча кивнула и спряталась за дверью.

В палате повисло молчание, которое нарушал только шум от аппаратуры. Эммет прокашлялся и застонал. Эта наигранность, что все хорошо, эта маска была игрой для малышки Би. МакКарти любил ее, черт возьми, и заботился о ней. И делал он это лучше, чем я. Даже сейчас, находясь одной ногой по ту сторону мира сего, он изображал из себя все того же парня, превозмогая боль. Только сейчас я понимал, насколько хреново он себя чувствует.

- Спасибо, - выдохнул я, нарушая тишину.
- К черту благодарности, - прохрипел он, и я уже знал, что он дальше скажет.
- Эммет, я здесь ни при чем… - начал я, но он меня перебил.
- Как ты мог вообще втянуть ее во все это? – зло в пустоту бросил он.
- С этим мы вроде уже разобрались… - рявкнул я и опустился на стул возле койки.
- Ладно, Каллен, это позже. У нас чертовски мало времени, и я скажу тебе то, чего не знает никто, кроме меня и парней из моей команды. Грядет буря. Тебе нужно спрятать Беллу. Увези ее куда хочешь, за границу, на необитаемый остров, да в конце концов запри в особняке у Карлайла, где полно охраны! Джеймс расшевелил чертов улей. Мы не могли понять, кто всем заправляет, так как хвосты всегда отрубались. Эффект ящерицы, в курсе? Когда никто не знает, кто перед ним.
Я кивнул, а Эммет, прокашлявшись, продолжил.
- Примерно год назад твой не особо умный брат заключил сделку с дьяволом. Его зовут Аро. Он хочет перевести весь свой бизнес с Италии сюда. Наркотики, шлюхи, правила писаны кровью. Этот тип настроен решительно. И поверь, у него здесь очень много приверженцев. А ваша семейка у него на пути, что там, что здесь, в Штатах, тем более, что вы не такие сговорчивые, как Джеймс. Единственный, кто сдерживал Аро – был твой отец, а сейчас все наследие твоей семьи один из твоих братьев просто отдает в руки безумцу. И он захочет добраться до тебя, если еще не добрался.
- Не добрался, как видишь, - сухо бросил я, - пока что.
- Сделай так, чтобы ее не было рядом, когда наступит этот момент!

Эммет прокашлялся опять. Его взгляд был тяжелым. Как бы он ни хотел сопротивляться седативным и морфию, препараты были сильнее. И операция. МакКарти обессилел, его губы подрагивали, а слова начинали путаться. Ему нужно отдыхать, набираться сил, а не рассказывать мне гребаные истории, сбивая тем самым все показатели приборов. Но он хотел успеть все сказать до того, как вырубиться. Поэтому говорил так быстро и коротко, и поэтому выпроводил Беллу из палаты.

- Защити ее, Эдвард, пожалуйста, - прошептал Эммет, схватив меня за рукав. – Пока я не вернусь в строй.
- Я разберусь, - бросил я и вышел из палаты.

Выйдя, я прижался к холодной стене возле входа в палату. Парочка проходящих санитаров покосились на меня, но я дал понять, что все хорошо. Правда, это было ложью. Наигранной правдой для мира. Я дрожал. Мои ладони вспотели, и я не мог собраться. Теперь все части пазла начали складываться в единую картину. В голову из памяти пришел разговор некого Аро в кабинете Лорана, когда мы с Джаспером неожиданно нагрянули в наше логово. Эммет не врал. В городе действительно что-то происходило. Неужели я был настолько слеп? Или наивен, думая, что смогу скрыться от правды и себя самого? Нужно прийти в себя. Успокоиться. Белла. Мне нужна моя сладкая девочка – мой катализатор спокойствия и якорь в этом мире.
Отдышавшись, я направился в соседнее крыло.
Возле комнаты ожидания стояла Белла в окружении парней и держала в руках два стаканчика с кофе. Моя девочка изменилась. Она больше не плакала, ее руки не дрожали, а на щеках был здоровый румянец. Они о чем-то разговаривали, но, увидев меня, Белла тут же направилась навстречу, вероятно, теперь обескураженная моим видом.
- Все хорошо? – испуганно спросила Белла, протягивая мне кофе.
- Да, - кивнул я, делая глоток горячего ароматного напитка, так вовремя включающего мне мозги, - Эммету нужно отдохнуть.
- Что он сказал? – выжидающе посмотрела на меня моя девочка, и я утонул в ее глубоких шоколадных глазах.
- Попросил, чтобы я заботился о тебе, – улыбнулся я. – Поехали?
Она утвердительно кивнула, на удивление слишком быстро согласившись, и отошла на шаг в сторону. Я же сделал несколько шагов к парням, ожидающим от меня хоть чего-то.

- Вас не пустят к нему всех. Кто-то один пусть идет быстро и на минуту, пока никто не пришел, - Пол, казалось, прорычал в ответ, но я проигнорировал это, - и… пусть один из вас всегда будет у палаты. Не оставляйте его без охраны!
- Каллен, ты не хочешь ничего больше сказать? – подался вперед Джейк.
- Ваш папочка в сознании, он все расскажет вам лично, - с сарказмом бросил я и, обняв Беллу за плечи, повел ее к выходу.

- Что это значит? – испуганно спросила Белла, прижимаясь ко мне.
- Грядет что-то плохое, сахарная. Очень плохое. И мы должны придумать, что с этим делать, - выдохнул я, обнимая свою девочку одной рукой, а стакан с кофе другой.
- Куда мы едем? Я хочу быть рядом с Эмметом, - залепетала она. – Может, я все-таки буду…
- Будешь, обещаю, – кивнул я, подталкивая ее к выходу и замечая низкий тонированный седан на противоположной улице, тот же, что был у бара, когда Эммета забирали в больницу. Это не копы. И не парни Карлайла. Это третья сторона, а значит, они знают где мы и что делаем, и докладывают это тому, кому мы мешаем. - Сначала нам нужно отвезти тебя в безопасное место. И лишь тогда мы позаботимся об остальном.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/41-9698-10#3571427
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Only_Platinum (10.05.2021) | Автор: Only_Platinum
Просмотров: 242 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 4
0
4 blacky23   (29.05.2021 13:29) [Материал]
Только сейчас прочитала эту главу. Радует что Эдвард наконец вспомнил про Беллу со всеми этими проблемами)

0
3 Танюш8883   (14.05.2021 17:31) [Материал]
Когда только Эдвард успел так сильно привязаться к Белле. Спасибо за главу)

1
2 JeJe   (11.05.2021 00:31) [Материал]
klass, spasibo smile

1
1 правовед   (10.05.2021 21:08) [Материал]
спасибо за новую главу wink