Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3655]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь. Белла / Эдвард / Закончен / от автора Харама

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Останусь пеплом на губах
Белла Свон - девушка, болеющая раком легких, которая совершенно не цепляется за жизнь. Она уверена, что умрет и никто в обратном убедить её не может, но однажды, в один из вечеров она встречает парня, от которого так и веет любовью к жизни



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9951
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Литературные дуэли

Массовая битва. Группа 5. Легенда об Эльдаре, победившем зверя

2016-12-5
52
0
Название: Легенда об Эльдаре, победившем зверя

Фандом: Собственное произведение

Заявка: Собственное произведение. Конфликт с родителями. родители не одобряют выбор дочери жениха. между молодыми любовь взаимная. парень "не чист на руку" есть грешки за спиной. любовь побеждает люди остаются вместе. как разрешится конфликт с родителями - выбор остается за автором, как и возраст героев, их социальное положение. жанр на усмотрение автора.

Жанр: фэнтези, сказка, экшен, романтика
Пейринг: Эльдар/Ильветта

Саммари: Сердце Эльдара бьется жарче, едва он видит красавицу Ильветту, в окружении преданных слуг. Но кто она, и кто он? Простой сын столяра, почти никто в маленьком королевстве Искельвинд. Как доказать, что он достоин дочери короля? Как не выдать при этом тайну своего рождения?




Болтовня прихожан, простых разнорабочих, многочисленных прачек, пекарей, жен, достойных мужей и даже озорников-детей стихла, когда узкую, мощеную желтоватым булыжником улочку почтила своим присутствием принцесса Ильветта. Облаченная в простой светлый наряд с неброской золотой вышивкой, с заплетенными в тугую косу белокурыми волосами, она степенно спускалась вниз, плавно покачивая изящными бедрами и укрываясь от дневного солнца под летним зонтом. Рядом с ней подобострастно семенили слуги, не понимающие, зачем хозяйке вздумалось отправиться в нищенский квартал. Простолюдины же, также удивленные появлением знатной дамы, почтительно ей кланялись.

С присущим ему звериным чутьем Эльдар убрал ногу с рычага, позволяя станку остановиться. Держа в руке недоделанный дубовый брусок, вскорости должный превратиться в безделицу, которую мать распишет и продаст для украшения чьего-то дома, Эльдар замер, удивленно вслушиваясь в наступившую тишину, разрезаемую лишь легкими шагами. Его сердце внезапно забилось в четыре раза быстрее, отправляя сильнейший жар к лицу и ногам, когда он повернул голову, убедившись, что интуиция не обманула и сама Ильветта явилась сюда, на скромную улочку ремесленников Искельвинда.

Он был так уверен, что Ильветта пройдет мимо, что даже забыл поклониться, когда девушка, не спеша сложив зонтик и отодвинув тонким пальчиком висячие деревянные побрякушки на входе, вошла под низкий потолок скромной лачуги и со сдержанным любопытством огляделась вокруг. Лишь когда его отец, Якоб, находившийся в глубине мастерской, стал нашептывать все взволнованней и быстрее о почтительности к будущей королеве, Эльдар неуверенно склонил голову. Понимал, что в его жесте слишком много пренебрежения, но от шока позабыл о хороших манерах.

К счастью, принцесса не придала значения невольному нарушению этикета, обратившись к нему просто, без высокомерия. Ее щечки при этом запылали ярким румянцем, зажигая в сердце Эльдара ответный огонь, а глаза цвета августовского моря, светло-светло-зеленые, с золотыми лучиками, сияли как два маленьких солнца на прекрасном юном лице.

- Я видела твои работы, ты настоящий мастер, - сказала она, протягивая ему необработанный кусок красноватой древесины. – Мне нужна новая шкатулка. Возьмешься?

В момент, когда пальцы красавицы случайно коснулись грубой ладони Эльдара, огненный язык прожег его сердце жидкой лавой, учащая дыхание. Он опомнился только благодаря испуганному шиканью отца, удивившись лишь одному – что принцесса сама не отдернула руку. Она смотрела на него ясно и открыто, словно тоже попала под влияние какой-то необъяснимой магии, как и он. Но Эльдар не мог знать, о чем она думает. Рядом с его двухметровой фигурой она выглядела маленькой и нежной, но ее власть почти равнялась королевской, и она могла сурово наказать любого, чье поведение покажется ей неучтивым, несмотря на то, что слыла доброй дочерью короля.

- Каштан, - перевел Эльдар внимание на брусок, гладко отшлифованный со всех сторон, но неровной формы. – Редкая в наших краях древесина.

- Я нашла его на берегу моря, - кивнула принцесса, довольная догадливостью столяра. – Должно быть, его занесло издалека.

- Соленая вода сделала его крепким, - улыбнулся Эльдар, поглаживая кончиком пальца овальные узоры. – Принцесса, у вас будет самая красивая шкатулка в Искельвинде, а может и за его пределами! – пообещал он.

- Я зайду через пару дней, - удовлетворенная Ильветта взглянула на молодого мастера из-под пушистых ресниц, и он задохнулся от божественного сияния ее зеленоватых глаз, обладающих чарами ворожеи, не иначе. Полные губы изогнулись в понимающей, хоть и немного смущенной, улыбке, когда принцесса сделала шаг назад, собираясь уходить. Слуги попятились, освобождая дорогу. А Эльдар, вновь забыв поклониться принцессе, долго смотрел ей вслед, не в силах отвести взора и сдержать трепета.

- Не твоего поля ягода, и думать о ней забудь, - резко прервал мечты сына Якоб, как только шаги сиятельной особы стихли вдалеке, а шлейф тонкого женственного аромата перестал волновать ноздри влюбленного юноши. Отец, должно быть, только-только смог перевести дух от напряжения и теперь смотрел на Эльдара с нескрываемым негодованием.

Молодой мастер покрутил в руке брусок каштана, благоговея от мысли, сколь долго касались пальцы принцессы гладкого дерева. Его сердце вновь наполнилось жаром при воспоминании, как ее пальцы касались и его самого…

- Я завоюю ее на ежегодном турнире, - поклялся он, пугая отца. – Если смогу одержать безусловную победу, король выполнит любую мою просьбу без ограничений. И это будет Ильветта, я возьму ее.

- Откуси свой язык, наивный мальчик, - понизив голос, Якоб схватил сына за локоть, принуждая слушать. – Простолюдин не может вызывать на поединок благородного воина, это оскорбление. С того момента не будет тебе пощады. Ты не сможешь одолеть всех.

- Ты сомневаешься в том, что я смогу убить ради принцессы? – все еще витая в облаках, Эльдар, будучи внушительного роста и телосложения, с мужественными, хоть и юношескими еще, чертами лица, выглядел не грозно, а нелепо. Но Якоб знал, какими безрассудными и глупыми делает мужчин любовь.

- Ты знаешь – тебе нельзя сражаться, - отпустил он руку сына, торопясь вернуться за станок – ремесленникам приходилось постоянно трудиться, чтобы свести концы с концами. Принцесса щедро заплатит за шкатулку, но не стоило пускать дело на самотек.

- Я смогу справиться с этой проблемой, отец, - поклялся Эльдар, садясь за свое приспособление и под разными углами вертя каштановый брусок, чтобы выбрать, с какой стороны начать обточку. Сосредоточиться мешало лицо Ильветты, отпечатком застывшее перед его мысленным взором, самое прекрасное на всем белом свете. Мечты уносили его вперед, на ежегодный боевой турнир, когда в Искельвинде соберутся все рыцари соседних королевств, чтобы померяться силами. Победитель получит все, что попросит.

Эльдар не хотел думать о том, как часто невыполнимые просьбы приводили к кровопролитным войнам между королевствами. Ведь он мечтал лишь о девушке – не о чьих-то землях.

Впав в задумчивость, Эльдар чуть было не пропустил мимо ушей очередную тираду отца об осторожности и сдержанности. Он был и останется в этом городе чужаком, хотя взрослел вместе со всеми. Даже без тайны своего рождения он отличался от здешних нордов ростом и цветом волос, шириной плеч и огромной силой, которую приходилось прятать, чтобы не привлекать лишний раз и без того пристальное внимание. Казалось бы, уж прошло время, когда соседи шептались, провожая взглядом бегущего вместе с другими темноволосого мальчишку, сплетничая, от кого нагуляла ребенка плетенщица Исольда, жена Якоба. Но и по сей день Эльдар замечал косые взгляды, когда нес слишком большую связку дров, или поднимал переполненную тяжелую корзину, или отправлялся в лес с висящим за спиной изогнутым топором, достойным громадного орка, а не тщедушного человека – шедевром местного кузнеца.

К счастью, жители Искельвинда за странностями Эльдара не видели суть. Если бы они догадались, чей в действительности он сын, то давно прогнали бы его из деревни или, что вернее, убили. О том и выговаривал ему сейчас отец, призывая не совершать ошибок и оставаться незаметным. Достаточно было того, что он из-за внешних отличий вызывал подозрения, но если выйдет на арену, беды не миновать. Среди знати было много таких, кто вспомнит по чертам лица юноши его настоящую мать, поймет, откуда в молодом теле столько могучей силы. Тогда не избежать Эльдару верной смерти, и его семье заодно, потому что растили его.

- Выбери девушку с нашей улицы, попроще да поглупее, - внушал отец, не в первый раз стараясь образумить сына. – Вон, дочка булочника, глаз с тебя не сводит. Женишься – и люд отстанет от тебя, наконец.

- Да она смотрит так на каждого, - передернул плечами Эльдар при одном воспоминании о толстушке Гретте, не способной войти ни в одни двери. – И я не люблю ее!

- В том-то и смысл, - кивнул Якоб, с беспокойством поглядев на сына, чье лицо почти светилось от чувств к недоступной красавице Ильветте. – Ты не должен поддаваться эмоциям, любовь – это то, что тебя погубит.

- Я не верю в это, - прошептал Эльдар, не желая отказываться от собственного счастья, которое горело и сверкало в его груди, наполняя ее живительным теплом. Разве мог он связать свою жизнь с нелюбимой женщиной только ради того, чтобы не выделяться среди других? Осторожничать, остерегаться, прятать суть только потому, что он отличается. Почему отец думает, что у него нет шанса быть, как все, обычным человеком? Испытывать те же радости, оставаясь собой?

- Ты знаешь – я прав, - проворчал отец, будто отвечая на мысли сына.

***

Ильветта была удивлена застать отца обеспокоенно вышагивающим туда-сюда вдоль окна. Заложив руку за спину, чуть наклонившись вперед, король Искельвинда - Родмир, - облаченный в длинный, до пола, вышитый золотом кафтан, выглядел сосредоточенным и серьезным.

- Ты звал меня? – спросила дочь.

Накануне Искельвинд посетили гости – обычное дело перед ежегодным турниром, который должен был стояться через пару месяцев, на исходе лета. На этот раз, правда, они прибыли из-за моря, на большом трехмачтовом корабле с головой неизвестного зубастого животного, украшающей нос судна. Возможно, это были торговцы, желающие заключить сделку в новых землях, но почему отец не смотрит дочери в глаза?

- Взгляни, Ильветта, - позвал Родмир, предлагая девушке посмотреть в телескоп, стоявший на трех изогнутых золоченых ногах возле окна.

Еще более удивленная, Ильветта послушалась. Телескоп, обращенный к морю, показал огромную армаду кораблей, плавно покачивающихся на темно-синих волнах. Десятки, а может, сотни. И отчего-то сердце Ильветты вдруг сжалось в предчувствии большой беды.

- Да, - покивал отец, подтверждая опасения. Седые волосы, чуть выбившиеся из-под короны, находились в беспорядке, а под глазами залегли тени, словно Родмир не спал всю долгую ночь.

- Кто это? – взволнованно спросила Ильветта, ощущая безвозвратно утекающую сквозь пальцы беззаботную юность, предвкушая наступление тяжелых времен для их маленького королевства и – почему-то – лично для нее. Ведь иначе не стал бы отец звать ее так срочно, с самого утра, для серьезного разговора.

- Князь южных земель, Беренгар Пиренейский, ищет порт на севере для гарнизона своих солдат.

- Будем с ним биться? – ужаснулась Ильветта: вот и для Искельвинда закончились добрые мирные времена. Войны, не затихающие никогда, впервые докатились до земли Ледяных Ветров. Холодный и небогатый плодородными почвами север обычно не привлекал жадных и страшных завоевателей, но все когда-то меняется.

- Наше королевство слишком маленькое, чтобы сражаться, - покачал седой головой Родмир, грустно глядя на дочь. В его взоре читалось горестное прощание. – Мне удалось заключить мир с Беренгаром. Ему незачем разорять наши земли и убивать наш народ, если мы покоримся ему без кровопролития.

- Ну, это… думаю, хорошо? – рассудила дочь, не представляя еще, какова цена мира. Им с отцом придется покинуть Искельвинд, перебравшись в отдаленное от города место? Быть может, они могли бы переехать в замок у реки, куда Родмир с гостями часто ездил охотиться. У Искельвинда будет новый король – и это лучше, чем тысячные смерти мирных жителей. – Отец, ты поступил мудро.

- Чтобы скрепить союз наших королевств, Ильветта, ты станешь женой Беренгара, тогда мы не утратим власть над нашими землями, - огорошил Родмир дочь неожиданной новостью. Лишь чувство собственного достоинства и привитые с детства манеры удержали ее на месте, не позволив в ужасе отшатнуться. Сердце заколотилось, но разум понимал, что королевские дети и так нечасто имеют выбор: браки между представителями соседних королевств – нередкое явление, многие невесты бывают обещаны даже до рождения.

Конечно, слова отца застали Ильветту врасплох, но на самом деле это действительно был наилучший выход: став королевой, дочь защитит и королевство, и отца, и преданный ей народ, подскажет супругу тонкости правления, поможет наладить дружбу с соседями и, что немаловажно, останется жить в родном доме.

- Объявление о помолвке состоится завтра, на главной площади в честь новобрачных будет организован праздник. А сама свадьба пройдет на родине жениха, в Пиренее. Там вы и будете жить, пока я еще полон сил и могу сам позаботиться о стране.

- То есть, мне придется уехать? – огорчилась Ильветта – шокирующие новости сыпались одна за другой, подготовиться к ним не было возможности.

- Ты еще слишком молода, чтобы занять мой трон, - нахмурился отец. – Я смог выторговать отсрочку – глядишь, Беренгару окажется достаточно позволения иметь здесь гарнизон и он не захватит все близлежащие королевства. Пока будешь жить в Пиренее и ублажать молодого мужа, возьмешь его под каблук и усмиришь жажду наживы. Привыкай ко взрослой жизни, дочь моя. Политикой зачастую руководят вовсе не короли, а те, кто стоит за их спиной и действует хитрее.

- Ох, ты прав, - вздохнула Ильветта, печально смиряясь с обрушившейся долей. В воспоминании некстати всплыло лицо молодого столяра, чьи искусные работы она находила в собственном дворце, будь то дубовый стол с изогнутыми, украшенными необычными узорами ножками, или красивые высокие вазоны для горшечных цветов, стоявшие в зеленом саду.

Ильветта не ожидала, что мастер окажется настолько молод и красив, когда решила явиться к нему в лачугу с заказом. Его внешность была так же необычна, как изделия, выходящие из его рук. Принцесса надеялась, что он успеет сделать шкатулку до ее отъезда, и в далекой заморской стране Ильветта будет вспоминать родной край, глядя на узоры на дереве.

***

Город готовился к празднованию. Злые языки шептались, что в Искельвинд прибыл претендент на руку и сердце Ильветты, но Эльдар не хотел в это верить. Неужто ему не суждено побороться за благосклонность принцессы наравне с другими воинами на ежегодном турнире? Неужто у него не будет даже шанса исполнить свою мечту?

Раскрутив в руке топор, молодой столяр метнул его в дерево, находящееся на расстоянии сотни локтей. Звонко вибрируя, лезвие вошло до рукояти, распоров кору прямо посередине ствола. Только в лесу Эльдар мог не притворяться, вымещая отчаяние на несчастном дереве и пытаясь утихомирить ярость. Грудь горела огнем, а мышцы рук наливались невиданной силой, которую он подавлял в черте города. Хорошо, что сейчас его не видел отец…

Медленно шагая за топором, Эльдар рассеянно оглядывал серебристые вершины скалистых гор вдали, куда ему было запрещено ходить, зеленые кусты, откуда раздавался шорох снующих в прелой листве мышей и попискивание птенцов в птичьих гнездах. Когда-то давно примерно в таком же месте, как здесь, Исольда нашла его, - плачущего новорожденного младенца, завернутого лишь в кусок обгорелой тряпицы и спрятанного в корнях большого дерева. С тех пор Исольда стала ему матерью, а Якоб – отцом.

Эльдар не жалел о собственной доле – уж лучше расти и жить среди людей, чем стать тем, кем ему было уготовано. Он искренне старался оправдать надежды родителей. Хотя порой и злился, как сейчас, когда понимал, что мир несправедлив, и ему снова в который раз придется наступить на горло амбициям и смириться с малым.

От нового броска еще одно дерево почти раскололось надвое, и молодой столяр схватился за голову, закрыл глаза, тяжело дыша и обуздывая силу. Отец был прав: любовь делала его безумным, неосторожным и опасным. Он должен был забыть принцессу, если хотел нормальной жизни. Он должен был вернуться засветло, сдавшимся и спокойным, чтобы порадовать веривших в него, оберегающих, любящих родителей.

Уткнувшись лбом в разломанный ствол, чувствуя запах вытекающей густой смолы, Эльдар мысленно помолился богине леса, попросил прощения за причиненную боль, ища у природы силы и дальше бороться. Затем подхватил связку толстых веток, которые позднее превратятся в различные изделия, и бодро зашагал домой, гадая, успеет ли повидать принцессу Ильветту в последний раз, или она отплывет, так и не вспомнив о заказанной у нищего мастера шкатулке.

Каково же было его удивление, когда он вошел в мастерскую и, сбросив с плеча связку, увидел точеную женскую фигуру в глубине помещения и суетящегося вокруг нее отца, услужливо заглядывающего в глаза посетительнице. Даже без свиты и вездесущих слуг, даже одетую в простой темный плащ, с головы до пят скрывающий дорогие одежды, Эльдар не мог не узнать принцессу, и его горячее сердце пустилось вскачь – от счастья, что он через секунду вновь увидит прекрасные глаза, от страха, что по глупости чуть не пропустил долгожданное появление.

Девушка обернулась, заслышав звуки, и вновь Эльдар пораженно застыл, забыв поклониться или хоть как-то проявить уважение. В руках у красавицы лежала готовая шкатулка, лучшая из всего, что молодой столяр когда-либо вырезал. Лицо Ильветты светилось неподдельным восхищением, служившим лучшей платой за работу. Гладкая кожа ее щек вдруг окрасилась нежным румянцем, а в зелени глаз замерцала радость при виде Эльдара, как будто принцесса его ждала.

Она быстрее обычного прошла вперед, улыбаясь открыто и задирая голову – так Эльдар был высок. На этот раз он опомнился быстрее – благодаря грозному предостережению отца, - и склонил голову перед дочерью короля, как и подобает по этикету.

- Она прекрасна! – Ильветта говорила восторженно и остановилась слишком близко, словно забыла о своем положении знати и обращалась к ремесленнику на равных. Ее прекрасные белые кудри сегодня были распущены по плечам, лишь у висков закреплены серебристыми заколками, делая девушку неотличимой от простых горожанок. Это взволновало юношу, возрождая надежду на то, что его чувства могли бы быть взаимны, будь у него время. – Ты сотворил чудо!

В ее руках отшлифованная деревянная вещица блестела и играла гранями узора, а на крышке был идеально вырезан герб Искельвинда.

- Ты не поставил подпись мастера, - улыбнулась Ильветта, протягивая шкатулку столяру, словно не замечая, в какое замешательство приводит юношу своей случайной близостью.

- У меня нет подписи, - смутился Эльдар, неуверенно принимая изделие из рук принцессы и страшась, что она заметит, как он невзначай вновь касается ее кожи своими грубыми пальцами, мечтая продлить это мгновение навечно.

- Сделай ее для меня, - щеки красавицы заалели сильнее. – Я хочу увезти с собой частичку истинного Искельвинда, напоминание о доме.

Слова принцессы отрезвили влюбленного юношу, и он, нахмурившись, опустил взгляд, не желая больше видеть в глазах Ильветты радость – теперь он был уверен, что она предназначалась не ему. Должно быть, королевская дочь радовалась грядущему замужеству, а он, Эльдар – всего лишь наивный юный мечтатель, создавший удачную вещь.

Взяв нож, он быстро изобразил на дне шкатулки витиеватую букву «Э» и отдал принцессе. Та улыбнулась шире, но почему-то, показалось Эльдару, с грустинкой. Все это время отец напряженно и внимательно наблюдал за молодыми.

- Спасибо, мастер, - поблагодарила Ильветта, забирая изделие и поправляя плащ так, чтобы скрыть свою внешность. – Я буду помнить тебя.

Прижав шкатулку к груди, принцесса изящно обогнула застывшего вновь столяра и покинула лачугу ремесленника, низко склонив голову в капюшоне.

Как только ее шаги затихли вдали, Якоб потряс парчовым мешочком, набитым золотыми монетами.

- И все же – я рад, что она уплывает, - заявил отец упрямому сыну. – Ее замужество вернет тебе рассудок.

- Ты слышал, что она сказала? «Я буду помнить тебя»… – прошептал Эльдар, слова принцессы медовой патокой разливались по ушам. Если он и думал минуту назад, что должен забыть принцессу и быть примерным сыном, то теперь в нем снова расцвели неукротимые мечты. – Корабль отплывает завтра. Я попрошусь на него.

***

Принцесса нервничала. С самого утра на главной площади собирался народ. Ремесленники, воспользовавшись возможностью, открыли ярмарку, а танцовщицы, певцы и циркачи спонтанно выступали, веселя знать и зарабатывая шляпой. Веселье наполнило город, не ведавший, что он лишь случайно избежал кровопролитной войны. Жениха принцессы готовились встретить почестями и богатым пиршеством.

Но Ильветта была неспокойна. Одетая в самое лучшее платье, с уложенными в высокую прическу белокурыми волосами, украшенными рубиновой диадемой, принцесса готовилась увидеть будущего мужа впервые на сцене, как и все. Дорогой гость не спешил познакомиться с невестой, хотя, по словам отца, ее красота сразила его еще накануне, когда он увидел портрет дочери короля на стене. Только благодаря этому Родмиру удалось заключить с Беренгаром столь выгодный мир.

Ильветта не знала, что за человек достанется ей в мужья, будет он нежен или суров, красив или уродлив, молод или стар. Он пришел как завоеватель, а значит, вряд ли славился добротой. Однако она надеялась, что он проявит к ней великодушие и будет любить и беречь жену, как и положено.

Фанфары известили честной народ о появлении королевской семьи, выход правителя и его дочери был встречен гулом и звонкими аплодисментами. Ступая по натертым до блеска плитам постамента к трону, Ильветта невольно осматривала ликующую толпу. До тех ровно пор, как ее взор не зацепился безошибочно за темное пятно среди сотен белокурых голов.

Норды земель Ледяных Ветров рождались со светлыми волосами, редко у кого встречался даже русый. Но этот резчик по дереву поразил Ильветту еще в первую встречу: в его буйных, упрямыми волнами лежавших на плечах темно-каштановых волосах цвел огонь. А черно-карие глаза, казалось, проникали прямо в душу и были так не похожи на блеклые голубые, зеленые или серые глаза нордов. Столяр, к тому же, был выше на добрую голову любого живущего здесь мужчины, и так широк в плечах, что смог бы поднять руками целый дом. Ильветта не могла взять в толк, как такой огромный, кажущийся неповоротливым человек мог столь виртуозно управляться с хрупким деревом и создавать из него столь удивительно миниатюрные и прекрасные вещи.

В задумчивости Ильветта и не поняла, что долго, слишком долго смотрит на простого подмастерье, выделив его из всей толпы и не отводя взгляд. Он не кричал, не хлопал в ладоши и не прыгал, как делали остальные горожане, приветствуя королевскую семью. Не улыбался и не свистел, но стоял, словно большая нерушимая скала, игнорируя движение вокруг себя людской массы. И смотрел на нее в ответ, разумеется.

Слишком поздно Ильветта осознала неловкий момент и отвела взгляд, залившись яркой краской стыда. К счастью, ее смущения никто и не заметил, а если и увидел, то списал на волнение перед встречей с женихом.

Последний, к слову, уже стоял рядом с троном, протягивая невесте руку и почтительно склонившись к ее ладони для приветственного поцелуя. Мысли Ильветты все еще витали вокруг столяра, ярким всполохом выделяющегося среди однородной толпы горожан, когда она обратила взор на мужчину, собирающегося стать ей мужем. Коренастый и невысокий, он все же не был лишен шарма: черные, как смоль, волосы убраны в тугой хвост, темные глаза хитро сверкали из-под густых бровей, плутовства заостренным чертам лица придавала к тому же узкая бородка и подкрученные кверху тонкие усики. Резкие движения и скоро произнесенная фраза на непонятном языке делали его похожим на хищную птицу, собирающуюся спикировать на добычу. Но во взгляде при этом читалось несомненное восхищение.

- Вы прекрасны, моя дорогая, - добавил жених на нордском наречии, демонстрируя безусловную подготовленность к встрече и острый ум.

- Спасибо, - поблагодарила принцесса скромно, усаживаясь на трон с правой стороны от отца и теряя интерес к пиренейцу сразу, как только он исчез из поля зрения, заняв свое место. Но когда Ильветта вернула взор толпе, столяра в ней уже не было. И отчего-то девушку огорчило, что он ушел. В то мгновение будто оборвалась ее сердечная связь с родным домом, причиняя юной душе принцессы первую взрослую боль.

***

Запрокинув голову и прикрыв ладонью глаза от слепящего солнца, Эльдар смотрел на корабль короля Родмира, снаряжаемый в долгий морской путь галдящими, бегающими по пирсу, таскающими грузы проворными матросами. Тонкие мачты, казалось, пронзали небо. Чайки с криками летали вокруг, ожидая выброшенных за борт объедков. А волны, размеренно бьющие в деревянный борт, покачивали судно, заставляя протяжно скрипеть.

- Навались! – раздался возле Эльдара сердитый окрик, сопровождаемый звонким щелчком кнута и дружным кряхтением. Шестеро плохо одетых портовых рабочих на пределе сил, плечами толкали огромный тюк наверх, где с борта судна тянули его за канаты еще четверо.

- Эй, ты чего стоишь! А ну, подсоби! – на сей раз окрик предназначался Эльдару, и выглядел надсмотрщик так грозно, что невозможно было ему не повиноваться.

Перехватив поудобнее перевязь на спине, с аккуратно обернутыми материей необходимыми в пути вещами, молодой столяр охотно выдвинулся на подмогу. Нескольким рабочим пришлось уступить ему место - шириной плеч он один заменял сразу двоих. А дело пошло споро – р-раз, и тюк легко поднялся на три локтя, освободив светловолосых нордов от груза, еще толчок, и тюк перевалился через борт, придавив не успевших отскочить матросов, судя по недовольным стонам.

- Ты кто такой? – сурово обратился к новобранцу надсмотрщик, хмуря брови и складывая губы в тонкую линию.

- Эльдар, лесоруб, сын столяра.

- Пойдешь на корабль, Эльдар? – смекнул надсмотрщик, что привлек к работе постороннего человека. – Нам нужны сильные руки.

- Пойду! – выдохнул новоиспеченный матрос – именно за этим он сюда и явился, не надеясь так легко стать частью команды, но в случае неудачи собираясь пробраться в трюм тайком. Отец и мать, узнав об его намерении, чуть ли не силой пытались запереть его дома. Но в жизни любого молодого мужчины наступает момент, когда родители утрачивают роль наставников, а юноши должны выбирать собственный путь. И путь Эльдара отныне совпадал с судьбой Ильветты.

«Любовь погубит тебя, сын мой, - плакала Исольда, слезами пытаясь отвадить сына от безрассудства. – Твоя мать, чтобы защитить тебя от страшной участи, пожертвовала собой! И ты собираешься подвергнуть свою жизнь опасности, предав память об ее жертве! Опомнись, Эльдар, принцесса все равно не станет твоей, а любовь к ней лишь усугубит твое положение!»

«Я справлюсь, ма, - виновато, но твердо спорил молодой столяр, бережно обертывая в дорогу любимый топор в старое покрывало, хотя и понимал, что на корабле тот вряд ли ему пригодится. Зато на турнире, где можно будет вызвать на поединок мужа Ильветты и избавиться от него – да. – Я же не прошел инициацию до конца и не собираюсь этого делать».

«Не нравится мне твоя затея, - сетовал Якоб, устало покачивая головой и наблюдая за упрямыми сборами сына с безграничным сожалением. – А вдруг морской дракон тебя почует?»

«Морского дракона никто не видел уже тысячу лет, па, - отмахнулся Эльдар. – Да и горный дракон – досужие вымыслы, чтобы пугать ребятишек. Я был не раз рядом со скалистой грядой! И коли дракон бы существовал на самом деле, давно б учуял меня и выполз со мной сразиться!»

«Не шути над святым, Эльдар, - строго оборвал отец самоубийственно опасное бахвальство сына. – Ты был слишком молод, чтобы представлять угрозу для дракона и выманить его из норы! Но теперь, когда ты достиг нужного возраста, тебе тем более нужно держаться от чудовищ подальше!»

«Я и не собираюсь дразнить морского дракона, отец, – возразил Эльдар, вешая перевязь через грудь за спину. – Но я отправляюсь за Ильветтой. Без нее мне не жить».

«Пусть идет, - утомленно опустилась Исольда на стул, прощаясь полным грусти взглядом с названным сыном. – Ему было уготовано великое будущее, и не в наших силах уберечь его от судьбы, удерживая зверя в клетке – что бы мы ни делали, магия его настигнет, здесь или в море, все равно. Большому сердцу нужен простор, а выбор свой он уже сделал – я верю. Эльдар не сможет всю жизнь прожить вполсилы, прячась от людских очей, Якоб. Отпусти его».

И вот теперь влюбленный юноша был на шаг ближе к своей мечте, проснувшись до восхода солнца и уже надраивая палубу наравне с другими юнгами, с восторгом вдыхая свежий встречный ветер и плавное покачивание корабля на покатых волнах. Соленые брызги приятно охлаждали разгоряченную работой кожу, бриз упруго надувал поднятые паруса. А боцман, весьма довольный новым приобретением в виде сильного и мускулистого Эльдара, способного заменить сразу десятерых работников, уже прикидывал, каким полезным навыкам будет выгоднее обучить молодого матроса.

Куда ни кинь взор, со всех сторон королевское судно сопровождали корабли армады Беренгара, будто конвоиры ведут побежденное судно в свой порт. Угроза вибрировала в воздухе, несмотря на мировое соглашение и грядущую пышную свадьбу, должную породнить два королевства.

Солнце взошло, и Эльдар по примеру других моряков скинул рубаху, подставляя теплым лучам обнаженный торс. Боцман учил его вязать морские узлы, когда на корме к завтраку появился король со свитой. Беренгар тоже был здесь – одетый во все черное, будто ворон среди лебедей, готовящийся к кровавому пиру. Его солдаты сопровождали хозяина охранным полукругом, в то время как король Родмир и его дочь выглядели хрупко и беззащитно на собственном судне.

Эльдар отвлекся, когда Ильветта, с бледным усталым лицом, свидетельствующим о бессонной неуютной ночи, присела на любезно поданный Беренгаром стул. Принцесса повернула голову, будто почувствовав внимание Эльдара, и ее глаза расширились, когда она заметила молодого столяра среди других моряков.

Ярость, сжигающая сердце юноши при виде приторной обходительности Беренгара, сменилась ликованием в мгновение ока, как только он осознал, что Ильветта узнала его. Принцесса не обманула, что будет помнить. Ее обещание не было пустым звуком, а он не стал для нее одним из тысячи обыкновенных горожан. И, может быть, размечтался Эльдар, в ее просьбе поставить подпись на шкатулке скрывалось нечто большее, чем просто каприз знатной дамы.

Вопрос короля и одновременно нетерпеливый оклик боцмана отвлекли внимание молодых друг от друга. Внимательно повторяя морской узел, Эльдар ощущал, что горит не только его лицо, но и сердце, и парящая в облаках душа.

***

Ильветта места себе не находила. Положение, в котором оказалась она, ее отец и все королевство, могло быть и хуже, но все же ей не нравилось, что в порту Искельвинда остались пять пиренейских кораблей, в то время как король покинул свое государство, оставив его беззащитным перед десятками чужаков, рассеявшихся в городе.

Родмир возражал, что ни за что не позволит дочери одной плыть в другую страну, и лично проследит, что Беренгар выполнил сделку и взял Ильветту в законные жены. Один корабль против сотни – как капля против целого водопада. И, хотя Беренгар вел себя почти безупречно - с погрешностью на обычаи своей страны, которых она не понимала, - Ильветту не оставляло беспокойство.

Да еще непрестанная качка мешала девушке спать. Каюта казалась душной, а наклон судна туда-сюда не убаюкивал, а напротив – вызывал головокружение и желание выйти на свежий воздух. Что Ильветта в конце концов и сделала, когда на второй день пути половину ночи бессмысленно проворочалась в постели.

Прохладный соленый воздух тут же прогнал тошноту, когда принцесса, вцепившись побелевшими пальцами в деревянный борт, уставилась на яркую лунную дорожку на мерцающей поверхности моря. Она была одна здесь: рулевой на носу да дозорный где-то на мачте не считались свидетелями ее слабости. Печально провожая глазами убегающие волны, отдаляющие ее от дома с каждой минутой, Ильветта чувствовала себя потерянной, внезапно лишенной юности и беспечного детства. Она, конечно, знала, что когда-нибудь у нее появится муж, но все же надеялась, что добрый и любящий отец позволит ей самой сделать выбор. Она представляла себе ежегодный турнир – десятки рыцарей, бьющихся за право покорить ее сердце, - но не завоевателя, говорящего на чужом языке, обладающего непонятными ее культуре манерами и привычками, получившего ее руку как взятку за мир.

Ильветте было нелегко смириться с судьбой, и все же она пыталась увидеть в Беренгаре хорошие черты: он был любезен и, очевидно, влюблен, щедро осыпал девушку комплиментами и обещаниями большего. Он мог оказаться убийцей, тираном, но выглядел человечным и милым, так что принцессе не следовало жаловаться на выпавшую долю.

Она вздохнула, качая головой и поворачиваясь к морю спиной, вытирая соленые брызги, упавшие на лицо, пытаясь выкинуть из головы тяжелые думы и вспомнить о чем-то приятном. Увы, когда она не думала о Беренгаре, то все ее мысли устремлялись к тому выделяющемуся среди толпы столяру, каким-то чудом оказавшемуся вместе с ней на корабле. Она не знала, что это значит. Он преследует ее? Однако отчего-то Ильветта была не напугана такой возможностью, а, к величайшему своему удивлению, тайно рада. Это теплое чувство растекалось в ее груди, как бывало в детстве, когда она с замиранием сердца ждала от отца подарка в честь дня своего рождения или выезжала в другое королевство на первый в своей жизни бал… Это чувство было странным, неуместным, необъяснимым, но, абсолютно точно, приятным. Как предвкушение и ожидание какого-то волшебства.

Ильветта повернула голову и с изумлением обнаружила, что уже на палубе не одна. Тот, кто только что прочно занимал ее мысли, тоже был здесь, точно как она минуту назад, глядя на водную гладь и сжимая большими сильными пальцами корабельный борт. Обнаженный по пояс, молодой столяр еще больше отличался от всех других людей. Мускулы рук и груди были необыкновенно большими, еще вчерашним утром поразившими взор юной принцессы, когда она увидела его среди других моряков. Волнистые волосы чуть ниже плеч развевались на ветру, подчеркивая мужественные скулы и накачанную шею. Свет луны, отраженный от морской поверхности, мерцанием озарял напряженное лицо.

Ильветта вжалась в борт, но было поздно: столяр увидел ее, то ли услышав взволнованное дыхание, то ли заметив колыхание на ветру подола длинного плаща. Принцесса даже помыслить не могла того, что произойдет потом - как мало понадобится юноше времени, чтобы взлететь по лестнице на корму судна и оказаться прямо перед ней. Задохнувшись, Ильветта потрясенно смотрела снизу вверх на впечатляюще высокого матроса, посмевшего настолько приблизиться к своей принцессе, что она чувствовала кожей его жар. Все разумные мысли покинули голову девушки, обнажив ее беззащитность перед могучим молодым мужчиной.

- Принцесса… - пробормотал он почти растерянно, будто и сам не ожидал от себя такой наглости.

- Как ты оказался на борту? – спохватилась дочь короля, вынужденная отступить на шаг под обжигающим, слишком пристальным, проникающим в самую душу взором гиганта.

- Это была моя судьба, - просто признал Эльдар, вспоминая, как быстро, легко, случайным образом был вовлечен в матросские будни. – Я должен был последовать за тобой. С тех пор как увидел тебя в мастерской, я ловил каждый взгляд, и ты, принцесса, щедро меня ими награждала…

- Я? Награждала?.. – пролепетала Ильветта, заливаясь пунцовой краской и прикладывая ладонь к вздымающейся груди. Теперь она была напугана, - нет, очень смущена. Но еще не настолько, чтобы позвать охрану или убежать в свою каюту. Слова столяра застали ее врасплох, вызывая неспособность действовать верно, в соответствии с правилами этикета и воспитанием.

- Я тоже чувствую это, - прошептал Эльдар, заметив жест принцессы и положив руку напротив собственного сердца, бьющего в грудную клетку изнутри. Оно росло, распирало ребра, лизало беспощадным огнем, а зеленые глаза прекрасной девушки, широко распахнутые, ясные, выдавали не те чувства, что положены – не ужас, не злость и не осуждение видел в них Эльдар, а робкое, испуганное, затаенное ожидание его дальнейших слов и действий.

- Что ты себе позволяешь, - пробормотала принцесса, отступая еще на один шаг, упираясь спиной в выступающую мачту и разрывая манящий контакт глаз, отчего Эльдара настигло отрезвление. Что он только что натворил? Низкородный нахал, посмел намекнуть дочери короля, что она его намеренно завлекала?

Однако слова извинения застряли в горле: Ильветта все еще не ушла, не закричала и не пообещала сурово наказать его. Это опять вселило в сердце честолюбивого юноши надежду.

- У меня есть кое-что для тебя, - спохватился он, торопливо вытаскивая из складки штанов припрятанное сокровище. Ильветта удивленно подняла взор: на ладони столяра лежала маленькая фигурка искусно вырезанного из каштана единорога – известного оберега от несчастий. Ильветту поразила не только идеальность формы, точность деталей и гладкость дерева, но слова, что Эльдар сделал это именно для нее. Смущенная вконец, перепуганная, но восхищенная, Ильветта неуверенно протянула руку, забирая прекрасный подарок, хотя должна была, безусловно, бежать отсюда без оглядки.

- Я клянусь, - горячо прошептал Эльдар, хватая ладонь принцессы в ту же секунду, как ее пальцы сомкнулись вокруг деревянной фигурки. Ильветта ахнула, потрясенно уставившись в темные, горящие жарким огнем глаза столяра, сделав всего одну попытку отнять руку, но замерев, когда поняла, что попала в несокрушимый капкан. В котором, вопреки отчаянным воплям разума, ей было приятно, а не страшно находиться. Горячая кожа матроса согрела ее, тепло растекалось по венам будто пьянящая река, полностью лишая воли и рассудка. Словно в тумане Ильветта слушала дальнейшие слова: - Клянусь, что избавлю тебя от него. Ты не пробудешь его женой долго, я вызову его на турнире, и ты вернешься домой, к отцу.

Сердце принцессы затрепетало от странного чувства. Как будто Эльдар пообещал вернуть ей самое-самое дорогое – счастливое время детства, которое Беренгар собирался украсть.

- Глупый, глупый мастер, - польщенно улыбнулась она, упираясь свободной рукой в могучую грудь, защищаясь невольно от смущающей близости этого огромного, храброго, умеющего поразить мужчины. Словно настоящий огонь опалил ее ладонь, столь горяча была кожа, а сердце, казалось, ударяет с той стороны как в барабан, отозвавшись на несмелое прикосновение принцессы подобно живому существу, живущему внутри. – С чего ты взял, что мне это нужно?..

- Ты хочешь замуж за этого чужеземца?! – воскликнул столяр.

Ильветту охватила странная тоска, когда она расслышала в голосе юноши горестное разочарование. С изумлением она поймала себя на желании сберечь его преданность, не потерять. Горячие обещания мужчины вселили в сердце девушки неоправданную надежду на возвращение к прежней жизни, которую она отдала в счет мира на своей земле. Это искушение было столь же сладким, сколь и неправильным.

Как бы велико ни было желание принцессы вернуться домой, но предложенное Эльдаром походило на заговор. Ее замужество должно было спасти королевство от войны, но если Эльдар убьет Беренгара, месть чужеземцев будет страшной. Она не могла этого допустить. Должна была забыть о себе, приняв груз ответственности за королевство.

- Как тебя зовут, мастер? – смирившись, спросила принцесса, поняв, что до сих пор не узнала имени мужчины.

- Эльдар.

- Ты молод, Эльдар, и так далек от политических страстей. Твое горячное желание спасти свою принцессу очень льстит мне! И я не забуду того, что ты хотел сделать для меня. Но ты должен отступиться, - Ильветта подняла глаза, разглядывая мужественное и решительное лицо юноши в бледном свете луны и ловя себя на мысли, что, будь он знатного рода, она могла б его представить рядом с собой. Уж точно Ильветта обратила бы внимание на его высокую фигуру, облаченную в доспехи, когда бы начался турнир. На троне он смотрелся бы получше ее мудрого отца, а в качестве мужа был бы добрым и сильным защитником. Но он оставался ремесленником, а ей уготована роль будущей королевы, которой не место рядом с простым столяром, даже если представить, что он мог бы стать достойным правителем. – Моя судьба мне не принадлежит, Эльдар, и ты должен с этим смириться, как сделала это я. Беренгар будет хорошим мужем, а Искельвинд благодаря этому замужеству и дальше сможет процветать. Так нужно. Оставь попытки.

Ильветта смотрела в горящие решимостью темные глаза, и Эльдар тоже смотрел неотрывно на принцессу.

- Да будет так, - уступил он внезапно.

Облегчение, что она спасла жизнь этому необычному мужчине, смешалось с тоской.

- Это плаванье – не твоя судьба, - опустила взгляд принцесса, искренне надеясь, что помогает храброму юноше. Ее рука все еще лежала поверх его груди, ладонь все еще чувствовала обжигающий жар и сильное биение, но теперь оно стало тише, будто также, как и его хозяин, смирилось с предначертанной ему участью. – Возвращайся домой, к тому, что хорошо умеешь. И когда я вернусь, то надеюсь еще увидеть созданную тобой красоту – моя шкатулка не прослужит вечно, и мне понадобится новая.

Пока Ильветта говорила, Эльдар, нахмурившись, упрямо качал головой. Его ладонь легла поверх руки принцессы, прервав ее слова и вновь заставив ахнуть. Обе ее ладони теперь оказались во власти горячего великана, и вновь все слова разбежались из ее головы, едва обретенная способность трезво мыслить растаяла как дым. В который раз Ильветта замолчала, испуганно и потрясенно глядя снизу вверх.

- Я не намерен возвращаться домой, мой путь лежит туда, куда и твой, - проговорил Эльдар как клятву, и жар его кожи, коснувшись запястья, опять зажег в венах принцессы настоящий огонь, на этот раз, казалось, добравшись до самого сердца. И, словно покрытое льдом, внезапно начавшим таять, сердце принцессы забилось в унисон с большим, горячим ритмом Эльдара, соединенное с ним прочным, необъяснимым волшебством. – Я останусь с тобой и буду присматривать за ним – пусть молится всем своим богам, чтоб из твоих прекрасных глаз не упало ни единой слезинки! Он будет мужем, что ж – я буду твоим слугой. Ты же хотела забрать с собой частичку Искельвинда? Я целиком гораздо лучше подписи на дне шкатулки!

Ильветта учащенно задышала, растерявшись и чувствуя слезы в глазах. Может, и было правильнее прогнать заносчивого столяра, да разве же могла принцесса отказаться от соблазна иметь рядом преданного друга, когда должна была остаться одна-одинешенька в незнакомой стране? Ильветта была юна и неискушенна, она совсем недавно вышла из незрелого возраста и вовсе не думала, что так быстро окажется отлучена от отца, от родного дома, от привычных и дорогих сердцу вещей. И Эльдар предлагал в своем лице надежность и опору, которых ее только что лишили.

Нет, она не в силах была прогнать его. Все, чего ей хотелось теперь – это разрыдаться на его могучей груди, приняв обещание помощи.

Конечно, воспитание удержало Ильветту от этого опасного поступка. Сморгнув влагу, она смогла просто кивнуть.

- Ты, правда, этого хочешь?

- Всем сердцем! – поклялся Эльдар, и Ильветта поверила, чувствуя, как в ответ на слова усиливает биение его горячее молодое сердце, ударяя прямо в ладонь.

- Пусть будет так.

***

Эльдар не спал. Его одолевало видение – прекрасные глаза Ильветты, цвета августовского моря, очень близко от его лица, ее хрупкие продрогшие ладони в его руках, его признания, на которые он непонятным чудом осмелился. И ее согласие. Разве мог он поверить в то, что случившееся на палубе корабля лунной ночью – не сон? Разве мог надеяться, решаясь сесть на корабль и уплыть в абсолютную неизвестность, что завоюет доверие принцессы вместо сурового наказания за дерзость и недопустимую развязность?

Однако это было именно так: его самые смелые надежды оправдались, и он может рассчитывать пусть не на руку и сердце Ильветты – это было бы уж слишком самонадеянно, - но на ее расположение и благодарность.

Она так смотрела на него там, на палубе… Эльдар пытался выбросить из головы мысли о взаимности, но не мог избавиться от чувства, что, будь он принцессе неприятен, она не стала бы его даже слушать и уж тем более не позволила безнаказанно коснуться ее руки, удерживать ладони. Она бы кричала, угрожала, звала на помощь. Но вместо этого она часто дышала и выглядела ожидающей, а не испуганной. Мучимый надеждой, будущий слуга принцессы сомкнул веки только к утру.

Следующий день выдался сложным, потому что Эльдар постоянно искал глазами Ильветту вместо того, чтобы выполнять указания боцмана и учиться матросскому делу. Взор юнги нет-нет да и скользил по точеной фигурке, облаченной в белое платье, усыпанное узорами золотых нитей, следил за изящными и выверенными жестами принцессы, берущей и ставящей бокал вина, за движением полных губ, когда девушка говорила. Порой Эльдар ловил на себе ответный взгляд, и тогда время и звуки переставали для него существовать. В такие мгновения он чувствовал себя обнадеженным и счастливым. В другой раз, даже когда Ильветта не смотрела на него, ее щеки вдруг наливались краской смущения, а палец начинал накручивать прядь светлых волос, и тогда юнга не мог избавиться от наваждения, что принцесса сквозь расстояние чувствует его взгляд, и он ее волнует.

День выдался сложным еще и потому, что проклятый Беренгар оказался чересчур наблюдательным и ревнивым. Эльдар почти не смотрел на пиренейца, чтобы не терять присутствия духа – иначе он находился бы в ярости день напролет. Зато Беренгар, судя по всему, очень даже обратил внимание на переглядывание невесты с каким-то матросом.

Вечером, когда был заново перетянут такелаж с учетом переменчивого ветра, и дневная смена отправилась спать, Эльдар, не спеша уходить в трюм к остальным матросам, смотрел на медленно встающую луну в надежде, что дождется принцессу. Все произошло стремительно, и даже имея отличный слух, юнга не мог предположить, что ему готовят засаду. На горло внезапно опустилась петля, и юноша глазом не успел моргнуть, как оказался притянут к мачте и обездвижен охранниками Беренгара, лихо связавшими его запястья за спиной. Пытаясь освободиться рывком, он только сделал себе хуже, затянув петли туже и чуть не удушив себя.

С ненавистью смотрел он на маленького черноволосого человека, медленно подходившего к нему и вынужденного задирать голову, чтобы смотреть в лицо. Пыхтя и брызжа слюной, Эльдар не мог сказать ничего членораздельного, лишь сверкал глазами в темноте и рычал как связанный, но не побежденный зверь.

- Ты кто? – прошипел Беренгар, прижав к горлу Эльдара шпагу – странную, непохожую на оружие Искельвильда, металлическую штуку, слишком тонкую, чтобы напугать даже ребенка. Однако, довольно твердую и с острыми краями, понял Эльдар, когда она опасно надавила на его кожу.

Юноша пожалел, что не взял с собой любимый топор – тогда у него была бы возможность покончить с Беренгаром прямо сегодня. Но ему пришлось вспомнить, что вокруг в черной дали плывет армада кораблей, и если он нападет на главнокомандующего, неминуемо начнется война, которой и пытались избежать Родмир с Ильветтой.

- Эльдар, сын столяра, лесоруб, - прохрипел юнга покорно – его время еще не пришло, но позже у него еще будет шанс отомстить за унижение черноусому завоевателю.

- Кем ты был при дворе в Искельвинде? Говори! – зашипел Беренгар. – Принцесса знает тебя! Кем ты ей приходился?

- Никем, клянусь, - прохрипел Эльдар, изо всех сил пытаясь усмирить гордыню и возрастающую силу, с которой мог не совладать. Жар поднимался изнутри, заставив его кожу вспотеть, и юнга боролся за контроль над непокорным телом, желающим сражаться. – Хотел повидать море. А принцесса – просто очень красива, господин, глаз не отвести…

Такой ответ неожиданно удовлетворил Беренгара, и он понимающе усмехнулся.

- Я буду следить за тобой, сын столяра, - угрожающе приподнялся он на носочки, чтобы стать выше, и надавил лезвием сильнее на горло юнги, так что из-под металла просочилась кровь. – Еще раз увижу, что смотришь на принцессу – пущу на корм рыбам! Ты понял меня?

- Да.

Беренгар сделал знак, и стража отпустила путы, но не сняла их. Эльдар мог дышать, но по-прежнему был лишен подвижности.

- Ночь у столба охладит твой пыл, матрос, - назидательно произнес усатый чужеземец, отняв лезвие, но нарочито постучав им напротив сильно бьющегося сердца юнги, приподнимающего накачанную грудь. – Уж больно ты горяч для норда.

И пиренейцы ушли, оставив Эльдара позорно привязанным к мачте. Наверное, они рассчитывали, что никто не придет к нему на помощь, да только не учли нечеловеческой мощи, кроящейся в бугристых мышцах силача. Эльдару следовало бы выучить урок и подождать утра, да только он был не из тех, кто покорно примет участь, тем более от рук врага. Напрягшись, юноша легко разорвал веревки, оставившие на его запястьях лишь легкие красные следы.

Но не суждено ему было спать этой ночью. Ворочаясь с боку на бок на неудобной постели до самого рассвета, он мучился от ненависти, сжигающей душу дотла. В мыслях он убивал Беренгара разными способами, но самое огромное удовольствие получал, давя его собственными руками, как паршивую собаку. Тонкая шея сминалась в огромных пальцах, глаза выкатывались из орбит, а черные усики искривлялись над приоткрытым в предсмертном хрипе ртом. Настанет миг, и мужчины сразятся ни на жизнь, а насмерть, Эльдар это знал! Нужно было лишь набраться терпения.

Мерная качка и протяжный скрип деревянных рей, шелест разрезаемой судном волны, запах пота и храп матросов, спящих вповалку, окружал Эльдара. К этим звукам он уже привык. Поэтому удивился, расслышав нечто выбивающееся из общего ритма: хрум-плюх-шшш, хруп-плюх-шшш. Это было не что иное, как мягкий плеск весел. Будь молодой столяр обычным человеком, ни за что не различил бы этих звуков сквозь толстые переборки корабля. Но Эльдар не был обычным человеком.

Прокравшись в темный угол, он приложил ухо к влажному дереву, напрягая отличный слух. Переборки будто исчезли, и юнге тут же стали доступны низкие голоса. Один из которых он не спутал бы ни с каким другим, особенно после сегодняшнего унижения! Жаль, чужеземного языка он не знал, но точно понял – готовится заговор. Иначе зачем бы новоприбывшие в лодке говорили так тихо и так осторожно рассеивались бы в глубине корабля без ведома законного короля?

Невидимой тенью Эльдар следовал за Беренгаром, закрыв глаза и весь обратившись в слух. Ему пришлось перебежать к другому борту судна, чтобы разобраться, что же задумал пиренеец.

- Только три капли, не забудь, Сагрид.

- И я стану главным поваром королевства? – Эльдар узнал голос младшего кока и сощурил глаза в неверии.

- И получишь лучший дом Искельвинда в придачу, - раздалось одобрительное похлопывание по плечу. Беренгар подкупил слабовольного мальчишку сладкими обещаниями, легко найдя предателя среди слуг Родмира.

- Почему я не могу накапать сразу десять капель, господин? Меня могут поймать за нечестивым делом. Почему вы не убьете его сразу?

- Король стар. Если заболеет и умрет в течение нескольких дней, никто не заподозрит в этом отраву. Но если выпьет воды и упадет замертво, все поймут, что виновен яд! Я враг, подумают на меня, начнется битва, и мне придется убить всех на этом корабле. Принцесса меня возненавидит. Разве таким ты видишь будущее Искельвинда? С завоевателем во главе и народом, раздираемым яростью и готовящим восстание? Милый Сагрид, коли есть способ хитростью выиграть войну, зачем вступать в бой? Король умрет, и все решат, что от просто не перенес плаванья. Тогда всем нам можно будет не возвращаться в Пиренею Безутешная Ильветта возведет меня на трон законно и прямо сейчас, не придется ждать, покуда немощь сама одолеет старого короля. Жители Искельвинда будут видеть во мне спасителя, а не завоевателя. А ты, мой друг, получишь все, что захочешь, за свою помощь. Иди скорей, пока тебя не хватились на камбузе. Сделай дело хорошо, и я осыплю тебя золотыми монетами.

Эльдар не мог больше ждать, он должен был уберечь отца Ильветты от смерти. Юноша видел, как день ото дня правитель Искельвинда становится бледнее, реже выходит из своей каюты, ссылаясь на недомогание, но только сейчас, благодаря случайности, смог узнать причину его нездоровья.

Освободив свой любимый топор от тряпицы, Эльдар бросился спасать короля. Он собирался рассказать о коварном замысле Беренгара до того, как взойдет солнце и вынесут отравленную воду к столу.

***

Одетая к завтраку, Ильветта расчесывала волосы, когда раздались крики и возня со стороны двери. Обычно принцесса не высунула бы и носа при звуке бряцанья оружия и стонов, но сегодня она узнала голос.

- Ильветта! – звал он ее надрывно, будто решался вопрос жизни и смерти. – Ильветта, быстрей!

Это был Эльдар, чье лицо она непрерывно вспоминала после их ночного разговора, чья обнаженная по пояс, мускулистая и блестящая от пота фигура постоянно привлекала ее взор, выделяясь среди других моряков. Что он делает здесь? Как осмелился?

Распахнув двери, принцесса застала ужасающую картину: шестеро ее стражей готовились к бою, выставив мечи и обороняя королевские покои со всем мужеством, а в глубине коридора пред ними возвышался Эльдар. У его ног валялись два мертвых воина в черных одеждах из свиты Беренгара, которых тот приставил ее охранять – из рассеченных голов густо стекала алая кровь, в руках у гиганта-столяра блестел огромный топор наизготовку, размером и мощью достойный орка.

- Скажите охране не трогать меня, и я не трону их, - крикнул Эльдар. – Ваш отец в опасности! На корабле есть предатель!

- Впустите его! – быстро сообразила принцесса, беспокоясь о жизни отца, в последние дни очень усталого и жалующегося на головную боль и слабость. Прирожденный мореплаватель, он никогда прежде не страдал от морской болезни, и слова Эльдара пугающе подтверждали неоформленные подозрения принцессы. – Пропустите, я ему доверяю!

- Беренгар задумал отравить короля, - зашептал Эльдар, едва войдя в покои в сопровождении встревоженной стражи и занимая почти все пространство от пола до потолка. – Он не собирается плыть в Пиренею – он выманил вашего отца из города, чтобы избавиться от законного короля и занять его трон хитрым путем. Обещав золотые монеты, подкупил младшего кока, и тот добавляет в напитки Родмира яд. Нужно спешить, принцесса! Любой глоток может стать для вашего отца последним!

- Как ты это узнал? – опустила Ильветта ладони на трясущиеся от ярости руки мужчины, все еще сжимающие древко топора. Он выглядел страшным в гневе, но в его темно-карих глазах сверкало искреннее беспокойство, и Ильветта ему верила.

- Подслушал, - прошипел взбешенный Эльдар, с трудом владея дыханием. – Поднимайте всю стражу, пока не стало слишком поздно. Ночью прибыла лодка с воинами Беренгара, они повсюду прячутся на вашем корабле! Стоит вашему отцу испустить последний вздох, и чужеземец займет его место, подавив любое сопротивление!

- Посмотрим, - ужаснулась принцесса, раздавая указания стражникам собрать всех. Двое бросились исполнять приказа, а Эльдар и Ильветта в сопровождении оставшихся четверых побежали на палубу, где уже был накрыт завтрак на богато обставленном столе, под первыми лучами теплого утреннего солнца. Вокруг трапезничающих толпились стражники, и лишь принцесса могла разорвать круг, прорвавшись к отцу до того, как он выпьет яд.

Они опоздали: Родмир и Беренгар уже завтракали, снизу, с палубы высоко на корме можно было разглядеть их головы – бледное, зеленоватое лицо короля и хитрую усмешку пиренейца, поднимающего бокал и предлагающего будущему свекру присоединиться.

- Нет, отец! – закричала Ильветта, но шум волн и болтовня на палубе заглушил ее призыв. Матросы поворачивали головы к бегущей процессии стражей во главе с принцессой, бросали драить палубу и неуклюже расступались – слишком медленно, чтобы дочь успела.

- Папа! – взывала принцесса, завидев, как тот подносит к губам бокал, как рот Беренгара искривляется в торжествующей улыбке.

- Поздно, - прохрипел Эльдар, выхватывая из-за спины топор. С необычайной ловкостью раскрутив его в руке, размахнулся и отправил оружие прямо, казалось, в голову Родмиру. Принцесса ахнула, наблюдая, как лезвие, поблескивая на солнце с каждым витком, приближается к отцовскому лицу, вслед за ее вскриком гул потрясенных возгласов прокатился во все стороны, от стражников до матросов. А затем бокал разбился, щедро обрызгав осколками и водой короля и стол, а топор с упругой вибрацией воткнулся в носовую мачту.

- Что такое?! – вскочил король, круглыми глазами оглядывая столпившихся внизу людей, зацепившись взором сначала за высокую фигуру Эльдара, а затем обратившись к дочери.

Все люди притихли, и наступившую внезапно тишину вспорол лишь ядовитый возглас Беренгара:

- Ты! – сплюнул он, испепеляя взглядом только лишь одного Эльдара, как личного врага.

- Он хотел отравить вас! – громко крикнул молодой столяр, показывая пальцем на ненавистного чужеземца. – Сагрид, ваш кок, с ним заодно, я собственными ушами слышал их разговор.

- Да как ты смеешь обвинять меня, матрос! - взрычал Беренгар, выхватывая шпагу и указывая наконечником на посмевшего бросить ему вызов нахала, и его охранники, как по приказу, все как один выхватили оружие, обступив хозяина. Их расположение позволяло взять в кольцо и доверчивого короля, но королевские стражники уже успели сделать это первыми, защищая правителя и вытаскивая тяжелые мечи, по сравнению с тоненькими лезвиями пиренейцев выглядевшие намного солиднее.

В мгновение ока ситуация переменилась от спокойствия к звенящей в воздухе войне. Откуда ни возьмись появились пиренейцы в черных боевых доспехах, угрожая и простым матросам, и принцессе с ее стражниками, но пока не предпринимая действий. Посланники Ильветты выволокли сопротивляющегося и визжащего младшего кока на палубу, вытряхивая из него правду.

- Ты же получил все, что хотел! – удивленно повернулся Родмир к Беренгару, как только ему передали крошечную бутылочку с желтоватой жидкостью, найденную в кармане предателя Сагрида – тот самый яд.

- Не все, - ухмыльнулся черноусый пиренеец, разворачивая острый наконечник шпаги в сторону короля с явным намерением довести начатое до конца, даже если не вышло с вероломным отравлением. – Ты пытался обхитрить меня, старик, подсунув дочь и думая купить у меня мир, сохранив за собой королевство. Ты не хотел открытой войны, потому что проиграл бы – что ж, ты получил битву на своих условиях, коварство за коварство! Мне нужен Искельвинд! Не важно, взяли бы мы его штурмом или обманом!

- Ты выманил меня, и здесь мы беззащитны… - прошептал побледневший король, осознав размах сотворенного Беренгаром предательства.

- Не обольщайся, миролюбивый норд, - усмехнулся пиренеец, наступая на короля и его стражников с выставленным оружием наизготовку, - ты и в стенах своего города был не сильно от меня защищен!

Первые удары стали о сталь огласили начало битвы. Внезапно принцесса оказалась окружена воинствующими мужчинами, с рычанием кидающимися друг на друга, звон скрещивающихся клинков и криков резал уши. Эта война была проиграна еще в Искельвинде, и Ильветта знала, что единственному кораблю Родмира не устоять против армады, плывущей на расстоянии сотен локтей от него. Когда капитаны заметят бойню на нордском судне, они поспешат на помощь Беренгару, и все будет кончено. Однако и без подмоги пиренеец мог одержать верх над стражниками короля – воинов в черных доспехах оказалось на удивление много, и преданные матросы, бросающиеся на врага с голыми кулаками, падали замертво один за другим.

Она думала, что быстро умрет от случайного удара. Однако широкая спина Эльдара всегда успевала защитить ее. Каким-то чудом столяр раздобыл чей-то меч и теперь орудовал им направо и налево с такой невероятной силой и виртуозностью, что запросто валил одним ударом четверых. Притом свободной рукой легко переставлял принцессу с места на место, умело укрывая от битвы.

Очень скоро они оказались на деревянной лестнице, ведущей на корму, расшвыривая по пути пиренейцев, и добрались до короля, прячущегося за оставшимися тремя стражниками, мужественно сражающимися против пятерых черных рыцарей и самого Беренгара. У них не было шанса. Но теперь к ним присоединился Эльдар, выхвативший свой топор из мачты и раскручивающий его наподобие пращи над головой так устрашающе, что пиренейцы разом отступили.

Ильветта бросилась к отцу, раненому в правую руку, которой он все еще пытался сжимать меч и сражаться вместе с другими. Но силы его были на исходе – пусть яд еще и не убил его, однако его действие ослабило старого мужчину.

- Бегите, спрячьтесь в своей каюте! – закричал Эльдар королю и принцессе, жмущимся за его спиной. – Убедитесь, что они в безопасности, - добавил он королевским стражникам, давая понять, что справится один.

Ильветта в ужасе, но с невольным восхищением смотрела на наступающего гиганта, на два локтя возвышающегося над низкорослыми пиренейцами. Шестеро против одного, лучшие воины Беренгара, защищенные металлическими доспехами, против обыкновенного столяра, не прикрытого даже рубахой. И, однако, он уверенно отражал все атаки и уклонялся от коварных ударов. Кожа его блестела от пота и крови – Ильветта надеялась, что чужой. А громогласный боевой крик был похож на рев взбешенного зверя.

Преодолевая ступени и помогая отцу идти, переступая через трупы подданных и врагов, Ильветта все время оборачивалась, страшась увидеть Эльдара поверженным, но раз за разом он брал верх – и с каждым взмахом топора, казалось, становился все массивнее и необузданней. Откуда в простом ремесленнике столько нечеловеческой силы? Как может он в одиночку выстоять против умелых бойцов, участвующих не в первой войне?

В последний раз Ильветта обернулась перед спасительной глубиной жилого отсека: на палубе все еще сражались стражники и вооружившиеся матросы против редеющего отряда Беренгара, а на носу продолжал махать топором ее рьяный защитник – Эльдар, неуязвимый и непобедимый воин, злой как берсерк, обладающий столь огромным количеством непостижимых умений.

Принцесса верила всем сердцем, что он победит.

Но также знала, что им все равно не выстоять против целой армады, великое мужество удивительного столяра не поможет им спастись… И, ведя короля в покои, она понимала, что все норды сегодня умрут. И все же, смерть в бою была лучше безвольной капитуляции, Ильветта ни о чем не жалела.

***

Они остались один на один. Вокруг на палубе, корме и носу – лежали трупы, и лишь Эльдар с Беренгаром продолжали упоенно биться, не уступая друг другу. Сила топора не могла одолеть ловкость шпаги и увертливость ее обладателя. Как ни старался Эльдар, не достать ему было чужеземца, хотя лучшие его воины уже полегли.

Один из пиренецев пытался поджечь парус, чтобы подать условный сигнал другим судам, но покатился с отрубленной рукой. Другой – хотел затрубить в рог и лишился головы. Беренгар остался один, и все же он не был трусом, сражаясь с легкой, ироничной, почти восторженной ухмылкой на устах.

- Где твои шрамы, сын столяра? – насмехался он, легко маневрируя между телами и натянутыми брасами. Прячась за потерявшими управление реями, он мог безнаказанно полосовать шпагой врага и быстро отступать, в то время как Эльдару для размаха топора нужно было много места.

Неглубокие царапины от смешного оружия Беренгара не волновали Эльдара – в пылу сражения он не чувствовал боль. Однако слова чужеземца имели большое значение: пиренеец знал больше, чем кто-либо другой. И, очевидно, встречал в своей жизни подобных Эльдару, или хотя бы слышал о таких.

- Где та отметина, что прошлой ночью я тебе оставил? – выкрикнул черноусый враг, легко уклоняясь от свистящего удара топора, разрезавшего пустой воздух.

На секунду столяр невольно замер, прикрыв рукой шею, на которой должен был остаться порез – кожа была гладкой, а ухмылка противника – приводящей в бешенство.

Зарычав, Эльдар бросился в атаку, желая стереть врага с лица земли, и вместе с ним умрет его тайна. Но нелегко было дотянуться до умелого фехтовальщика, неспроста ставшего во главе целого огромного войска. Топор рассекал лишь воздух в том месте, где черноусый только что стоял, зато Эльдар почти всякий раз получал тычки металлическим острием – не смертельные, зато по капле отнимающие разум, превращающие гиганта в настоящего зверя.

Эльдар чувствовал, как непереносимый жар распирает его изнутри, рвет грудную клетку, увеличивает мышечную массу и лишает рассудка. Отец не зря держал сына подальше от драк, от сжигающей душу ярости, от любых сильных чувств, способных сорвать наносной пласт человеческой сути и высвободить прячущееся в глубине чудовище. «Нельзя тебе сражаться», - говаривал Якоб заботливо. «Любовь погубит тебя, сынок», - добавлял он, качая головой. И теперь все его предсказания сбылись – Эльдар был в миге от того, чего всю жизнь старательно избегал. А коварный Беренгар подливал масла в огонь, словами и ударами принуждая юнгу раскрыться.

- Как тебе удалось прожить незамеченным среди людей так долго? Как же они не поняли, слепцы, что приютили и вскормили погибель собственную?

- Замолчи! – разъяренно рычал юноша, тщетно пытаясь ударить хитрого провокатора, вспрыгнувшего на рею, куда тяжелому и крупному Эльдару трудно было взобраться.

- Принцессе будет интересно узнать, кому она доверилась, - ухмыльнулся пиренеец, забираясь выше, где противнику станет еще сложней сражаться.

- Я не такой! – бесился Эльдар, балансируя на одной ноге и держась рукой за канаты.

Брови чужеземца иронично взлетели вверх, удар кончика шпаги по лицу юнги вышел как пощечина. Запахло кипящей кровью, марево жара взметнулось ввысь от разгоряченного тела Эльдара. Он знал, что рана мгновенно зажила, но уже никак не мог остановить это – ярость делала его безумным и неуправляемым.

- Ты не можешь вечно бегать от своей судьбы, глупец, - насмехался Беренгар, забираясь на самую тонкую рею, откуда ему самому уже было не сбежать, но зато загоняя в неудобное положение и врага. - Как думаешь, твои друзья и родные примут тебя, когда узнают, кто ты есть? И сколько времени понадобится твоей возлюбленной принцессе прежде, чем она отдаст приказ загнать тебя и убить?

- Ты не посмеешь рассказать! – Эльдар замахнулся, но застыл, когда клинок врага вошел в его плоть почти по самую рукоять, пронзив насквозь грудную клетку. Столяр ощущал, как скользит холодная сталь рядом с бушующим сердцем, выходит из спины, а потом движется обратно, прервав его дыхание. Беренгар выжидал, заговаривал зубы и отвлекал внимание, чтобы нанести серьезный удар, как только враг потеряет всяческий контроль и допустит оплошность.

- О, думаю, и без меня это всем теперь будет ясно, - ухмыльнулся пиренеец, демонстрируя перепачканный клинок, с которого капала вниз дымящаяся кровь – неоспоримое доказательство нечеловеческой сути качающегося перед ним мужчины. А затем указал острием вниз, на палубу, и Эльдар увидел Ильветту, закрывшую руками рот и полными ужаса глазами взирающую наверх.

- Тебе конец, - прошептал Эльдар, раскручивая топор в руке – бежать Беренгару было больше некуда.

- Не спорю – с твоею силой мен победить легко, - удерживаясь на самом краешке реи, коварный пиренеец выставил дымящееся лезвие шпаги далеко-далеко, как перстом указывая в сторону горизонта, над гладким синим простором бесконечной соленой воды, обманчиво безопасной и мирной. – Но сможешь ли ты победить царя морского, драконий выкормыш?

Пальцы разжались, и шпага легко полетела вниз, унося в океан единственную надежду Эльдара. Беренгар сделал шаг мимо реи, не дожидаясь удара топора, и спрыгнул вниз, но Эльдар не смотрел, разбился ли враг насмерть, ударившись о далекую палубу, или отделался лишь сломанными ногами, - в ужасе и отчаянии он наблюдал, как волны приняли дань. С мягким всплеском окровавленный металл вошел в волну, вспоров спокойные воды и утягивая их воронкой на глубину. Кровь Эльдара пробудила спящую магию, и уже никто б не смог остановить того, что грядет.

- Беги, Ильветта, - молил Эльдар одними губами, не в силах повернуть голову и вновь увидеть ужас в любимых глазах. Перехватив покрепче топор, держась рукой за канат, он мог смотреть лишь на увеличивающуюся воронку воды, слушать поднимающийся из недр океана гул, сигнализирующий о пробуждении зверя.

- Дракон, дракон! – закричали люди на палубе, показывая пальцами за борт, туда, где в соленых волнах рождалось чудовище. Внезапно завывший ветер крутил воронку, складывая соленые капли в гигантскую зубастую морду, будто бы вылезающую из воды. Раскрытая пасть громогласным рычанием возвестила о скорой битве, прозрачные лапы оттолкнули массивное тело вверх, высвободились необъятные крылья, задевая почерневшие тучи.

С новым рыком появился длинный шипастый хвост – морской дракон, о котором никто не слышал целое тысячелетие, явился во всем своем устрашающем великолепии, поднявшись в небо и низвергая потоки воды.

- Бегите, уходите все! – закричал Эльдар столпившимся внизу людям, которым грозила неминуемая смерть от когтей, зубов или огня хищника. Редкий воин был способен справиться с драконом – о таких слагались легенды в веках, но никто твердо не знал, как именно смельчакам удавалось одолеть чудовище. Это могла быль великая магия или хитроумный обман, но силой, достаточной для того, чтобы убить дракона, обладали немногие.

С криками ужаса люди побежали прятаться в трюм, хотя и знали, что морское чудище все равно всех погубит, сожжет и потопит корабль. Наверху остались только несколько стражей, прикрывающих принцессу, отказавшуюся уходить. Эльдар не видел, что она осталась, круглыми глазами наблюдая за массивной фигурой храброго защитника, державшегося за тонкую мачту на верхней рее центрального паруса корабля.

Дракон проревел, взмыв в небо, желтые его глаза безошибочно нашли соперника, посмевшего бросить вызов и посягнуть на морское царство. Эльдар ощутил, как его звериная часть окончательно сбрасывает внешнюю оболочку, обнажая до сих пор скрытое от людского взора естество, как оно преображает его внешность, позволяя использовать силу на полную катушку. Жар, живущий в сердце так много долгих лет, теперь нашел причину вырваться на волю, - он плясал вокруг юноши будто ярко пылающий щит, превращая гладкую человеческую кожу в непробиваемые естественные доспехи.

- Это моя судьба, это моя судьба, - бормотал он, глядя в глаза взбешенной рептилии, сложившей крылья и падающей в стремительном пике прямо на него.

Толкнувшись ногами, Эльдар качнул корабль на правый борт, а когда тот распрямился, увеличивая силу его удара, взмахнул топором, пытаясь задеть брюхо дракона между расставленных широко когтей, на кончиках которых блестели прозрачные капли смертоносного яда.

Дракон взревел, выпуская огненную струю, промахнувшуюся мимо судна, замахал крыльями, порождая штормовой ветер, вновь поднимаясь ввысь на второй заход.

И вновь качнул Эльдар корабль, заваливая его на правый бок, чтобы подпустить чудовище пониже и дотянуться до незащищенного брюха. На этот раз огненная пасть клацнула огромными ядовитыми зубами слишком близко, в лицо Эльдару попала струя огня, сжигая кожу и опаляя распущенные волосы; топор, скользнув по чешуйчатой морде, не причинил никакого вреда.

Потому и прожил морской дракон целую тысячу лет, что морские сражения считались самыми сложными, ведь сыны драконов не умели ни летать, ни плавать. Застывшие на половине развития, они ждали часа, когда смогут раскрыть свои крылья, преобразиться. Но для того, чтоб завершился процесс превращения, им нужно было сначала убить собственного отца.

Смекалка всегда была присуща человеку, а не змию. Обрубив канат на такелаже, Эльдар обвязал одним его концом древко топора и затянул узел потуже. Он заревел, вторя крику дракона и раскручивая со свистом топор, а затем метнул его в подлетающего грозного хищника. Острое лезвие на этот раз нашло цель, сочно воткнувшись между тугих ребер и заставив зверя кричать от боли. Он заложил вираж, дернув корабль за собой, отчего высокая мачта жалобно заскрипела, а Эльдар чуть не сорвался вниз, слушая испуганный хор людских голосов с палубы и из трюма. Он вспомнил, что все еще наполовину человек. Прекрасное лицо Ильветты всплыло перед внутренним взором, заставив его взвыть о потерянной навсегда любви.

Дернув за веревку, он вернул себе оружие, освободив корабль от веса мечущегося хищника, и с отчаянием принялся ждать нового пике. Разве у него был выбор? Он должен был победить или умереть…

Снова и снова сходились противники в смертельной схватке, каждый раз теряя какую-то часть себя. Корабль Искельвинда горел в нескольких местах, фок-мачта была поломана и нос судна разбит. Одно крыло дракона было порвано в нескольких местах, а с брюха капала кровь цвета моря, - он стал уставать, с каждым разом взлетая все ниже и ниже. Правая рука и грудь Эльдара были обожжены, раны не успевали зажить до того, как он получал новые. Но дракон был стар, очень стар, и давно не участвовал ни в одном бою. Молодой, сильный духом и телом Эльдар имел преимущество.

Раскрутив топор, он использовал хитрость, присущую человеку, метнув оружие так, чтобы оно закрутило канат вокруг горла хищника наподобие петли. И уверенными рывками притянул к себе пасть, не давая зверю выпутаться и заставляя его злобно рычать, молотя крыльями воздух в бесполезной попытке вырваться на свободу. Наступив на веревку ногой, прижав голову твари к скрипящей и стонущей рее, Эльдар с яростью смотрел в бешено вращающийся желтый глаз, в котором читалось ожидание приближающегося поражения. Подняв топор обеими руками, юный столяр замер на мгновение перед решительным ударом, который лишит чудовище головы. За пару секунд, пока он медлил, вся его жизнь проплыла перед глазами – лицо Ильветты, неясные легенды, передающиеся из уст в уста, беспокойство матери и отца об его тяжелой доле и желание избежать неизбежного превращения в зверя, все годы, потраченные впустую на противостояние своей судьбе.

«Нельзя тебе сражаться, сынок, стремись обуздывать силу, - учил Якоб, заменивший родного отца. – Всякий раз, когда позволишь себе порывы ярости, ты будешь на шаг отдаляться от человека, становиться на шаг ближе к той сути, от которой тебя пыталась уберечь любящая мать. Не позволяй ее жертве пропасть зря».

«Держись подальше от гор, - умоляла Исольда, заменившая погибшую мать. – Близость дракона пробудит твою истинную природу, и ты не сможешь ей противостоять. Чем дальше ты находишься от породившего тебя чудовища, тем больше веры, что ты навсегда останешься с нами как человек».

«Знаете, почему дракон всегда убивает, но некоторых девушек похищает живыми? – вещал пастырь, учивший паству поклоняться человеческим богам. – Это древний инстинкт обновления рода, дракон растит себе преемника, а также соперника для будущих боев ради подтверждения собственной силы. Раз в несколько десятилетий чудовище выходит на охоту, выбрав самую красивую девушку из всех. Незавидная у нее судьба: родить сына, который станет зверем, позабыв доставшуюся от матери человеческую суть. В последний раз дракон бывал в наших землях шестнадцать лет назад, и это значит, что вскоре нам будет явлен новый, молодой дракон – настанут тяжелые времена для Искельвинда, ведь молодому зверю нужно больше пищи, больше девушек. Дань будет собираться ежегодно, пока зверюга не постареет.

- А что если сын дракона предпочтет остаться с людьми? – не удержался от вопроса юный Эльдар, единственный темноволосый, с жарким карим взором ребенок среди голубоглазых светлоголовых нордских детей.

- Кощунство, - одернул пастырь нетерпимо юного спорщика. – Драконья суть всегда будет брать над человеком верх, он будет расти жестоким, совершать убийства. Такому не место среди людей! Дракон должен быть драконом, а человек – человеком. Так повелось издревле, чтобы люди не забывали, насколько слабы и смертны. Чтобы не забывали молиться богам, прося о милосердии».

Юноша помнил, как больно ему было услышать тогда эти слова. Его заклеймили изгоем еще до того, как узнали, каков он на самом деле.

Но разве имело значение это сейчас? Пастырь был прав – нельзя сопротивляться предначертанной судьбе. Он перешел черту, вступив в сражение с драконом. И, победив его, не сможет продолжать прежнюю жизнь.

«Твоя мать пыталась спасти тебя, уберечь от ужасной участи, - рассказывала Исольда. – Она дала тебе шанс на человеческую жизнь, верила, что если ты будешь жить среди людей, не превратишься в зверя. Борись, Эльдар. Пусть выбор будет за тобой».

«Отец, я справлюсь с этим», - самонадеянно обещал Якобу Эльдар, отправляясь вслед за Ильветтой на край земли. Обещал, не зная, что на самом деле его ждет. Не зная, с каким именно зверем придется сразиться.

И теперь молодой столяр, глядя в желтый вращающийся глаз, в последний раз прислушался к судорожному дыханию любимой, стоявшей внизу, желая бороться до конца и выиграть сражение с самим собой, но чувствуя какой-то частью сердца, что прощается с Ильветтой навсегда. Победит или погибнет сегодня – принцесса для него потеряна. Что выберет он? Смерть от ядовитых когтей дракона или от рук стражников по приказу короля?

- Убей его, убей дракона, - вклинился в его затуманенный разум коварный голос врага. Беренгар, израненный падением с большой высоты, лежал среди разломанных деревянных бочек, пристально следя за сражением зверя - и сына зверя, - рассчитывая на верный исход. – Убей же дракона, сын столяра. Убей. Займи его место…

И Эльдар вдруг прозрел. Все, услышанное им в легендах и сказаниях, все слова пастыря и отца, собственные предчувствия сложились в цельную картину. Это была битва не между ним и драконом. А между человеком и зверем внутри него самого. Нет и не будет у него шанса остаться среди людей. Если победит хищника – сам станет морским чудовищем. Займет его место – таково предначертание его рождения, именно об этом твердил Беренгар. И никогда, никогда больше не вспомнит Ильветту, не утонет в мерцающей зелени ее прекрасных глаз, не почувствует разрывающей сердце любви и не сможет гадать, любит ли девушка в ответ или видит в нем простого слугу, нищего столяра, способного дать ей лишь красивые деревянные побрякушки. Он забудет отца и мать и, вполне вероятно, убьет их во время охоты в облике безмозглой рептилии. А Ильветту похитит, чтобы использовать как сосуд для рождения нового монстра.

Беренгар все шептал, мечтая о смерти врага, но Эльдар уже сделал выбор. Притянув за петлю страшную драконью морду поближе к себе, глядя в безумный желтый глаз, в котором не видно было и толики разума, он прохрипел:

- Мне не нужна твоя жизнь, я не хочу твое царство. Если в тебе осталась хоть капля человеческой души – лети прочь, оставь меня в покое, спасай нас обоих. Я отпускаю тебя. И не смей! Не смей возвращаться сюда!

Зверь заревел, почуяв ослабленные путы. Из его желтых глаз исчез предсмертный страх, зато вернулась ярость. Но не было в них разума, на который так рассчитывал Эльдар – человек, все еще не завершивший превращения. Людская часть дракона давным-давно умерла.

Рывком освободившись от каната, зверь сделал взмах, выставляя чешуйчатые лапы вперед. И прежде, чем взлететь, он полоснул огромными когтями, на которых блестели прозрачные капли яда, своего врага. Раскинув руки, молодой столяр рухнул с реи, выронив любимый топор. Падая камнем вниз, он не жалел ни о чем: это был его выбор – остаться человеком, даже если за этот выбор придется умереть от ядовитых когтей дракона или же по приказу короля.

***

Ильветта ходила туда-сюда, заламывая руки в ожидании вердикта лекаря. Жив или мертв ее могучий защитник? Девушка не знала, и эта неизвестность убивала не хуже, чем мог убить сам дракон.

Она с содроганием вспоминала окончание битвы. Только секунду назад ей казалось, что Эльдар победил, и вдруг он, раскинув руки, стал падать вниз. Удар о палубу разорвал сердце принцессы. Мир замер на время, пока девушка в бесконечном ужасе ждала стона или вздоха. Такой сильный и храбрый мужчина не мог проиграть, это было нечестно! Как же ей остаться в этом мире теперь одной, без него?

Дракон получил то, что хотел – смерть врага – и улетел, оставив разбитый, выпотрошенный и исполосанный когтями, наполовину сожженный корабль медленно дрейфовать в океане, дожидаться окончательной гибели. Где-то вдали раздались людские крики – вымещая нерастраченную злобу, зверь принялся теперь и за другие суда, он не остановится, пока все не потопит, армада Беренгара была обречена. Но Ильветту мало интересовал дракон и чужеземные завоеватели, слезы текли по ее щекам.

Она осталась совсем одна, стражники погибли, прикрывая принцессу и тех, кто затаскивал раненых в трюм. Когда все защитники полегли, матросы пытались уговорить дочь короля перейти в безопасное место, но она приказала им убираться, не в силах оторвать взора от мускулистой фигуры на рее, борющейся с чудовищем.

И когда Эльдар упал вниз, Ильветта тут же бросилась к нему, позабыв о том, что сама из знати, а он – из нищих, о том, что он оказался наполовину не человек. Иначе откуда бы в нем взялось столько силы, чтобы сразиться с драконом? Ильветта видела его преображение на мачте, но в тот момент ей было все равно, кто он – ведь тот, кто спасает других ценою собственной жизни, не мог сам стать зверем. Она поверила ему тогда ночью на палубе, верила и теперь всей душой.

Страшные черты, искаженные в сражении, медленно исчезали, обнажая ужасные раны на груди, возвращая лежащему на палубе великому воину прежний облик, - будто данная ему при рождении сила уходила прочь. Ильветта боялась, что дракон-победитель отнимет вместе с даром и душу Эльдара, в подобных битвах не могло быть ничьей. Упав на колени, принцесса просила мужчину не умирать.

- Ильветта… - пробормотал Эльдар, с трудом захрипев. Грудная клетка его двигалась тяжело, жар исходил из разорванных ран.

- Я здесь, - отозвалась принцесса, смотря в наполненные страданием темные глаза. Яд дракона убивал очень мучительно, и Ильветта представить себе не могла, насколько больно сейчас ее мужественному спасителю. Она сморгнула слезы, дрожащей рукой касаясь могучей изувеченной груди. – Мне очень жаль.

- Драконий яд не может убить меня, - шепнул Эльдар, вдруг поднимая руку и касаясь щеки Ильветты. Она не вздрогнула и не отстранилась, не убежала прочь, не закричала и не рассердилась на него. – Лишь твоя ненависть способна сделать это.

- Моя? Ненависть? – непонимающе распахнула принцесса глаза. Разве могла она ненавидеть того, кто, не щадя живота своего, бился за нее?

- Ты видела схватку и знаешь теперь, кто я, - удивился Эльдар, его шершавые пальцы скользили по коже Ильветты, вызывая у девушки дрожь и отчаянное нежелание смерти могучего воина. – Твоя охрана вправе убить меня. Среди людей мне не место…

- Твое место рядом со мной, ты сам мне сказал, - соленые капли слез падали вниз, попадая на покрытое кровью лицо мужчины, измученное и бледное. – А тех, кто мог донести, никого не осталось в живых. Здесь только я – и я сохраню твой секрет, будь уверен.

- Разве ты не боишься? – взгляд юноши все сильнее тускнел, жизнь уходила постепенно и неумолимо из его поверженного тела. – Зверь, живущий во мне, однажды опять вырвется на свободу. Ты знаешь это.

- Ты победил его раз, победишь и еще, - покачала принцесса головой, умываясь слезами, но прекрасный воин больше не слышал ее – глаза его безмятежно закрылись в беспамятстве, а с губ сорвался глубокий затихающий вздох.

Прибежали слуги. Несколько матросов подняли большое тело с палубы и унесли прочь, пообещав Ильветте, что сделают все, что смогут. Ей оставалось лишь ждать. И она молилась, чтобы боги пощадили Эльдара за его невероятную храбрость.

Печальный лекарь вышел, наконец, из каюты, предназначенной для высокопоставленных гостей – принцесса приказала лечить Эльдара только здесь. Разве могла она оставить его в грязном трюме? Смельчака, пытавшегося спасти их всех?

- Никогда не видел, чтобы после яда дракона прожили так долго, - сказал лекарь прежде, чем Ильветта войдет. – Этот матрос очень сильный, но вы должны понимать, принцесса, что он все равно умрет. Я ничего не могу поделать с этим – я врач, а не маг.

Эльдар лежал на большой и мягкой кровати: глаза закрыты, руки вдоль тела, кровь смыта, но поперек туловища тянулись четыре глубоких борозды, одна через шею и правое плечо, вторая рассекала грудь, открывая потрясенному взору принцессы трепещущее сердце, третья и четвертая разрезали живот. Ильветта прикрыла руками рот, чтобы не закричать навзрыд. Ей было больно видеть мужчину таким.

Она присела, горько плача и беря большую шершавую руку Эльдара в ладони. Он не пошевелился, лишь грудь иногда приподнималась для редкого слабого вздоха.

- Ты спросил, боюсь ли я тебя. Так вот, я не боюсь, - сказала Ильветта вслух, даже если воин не мог сейчас ее услышать. Тяжелым камнем грусть навалилась на принцессу, серьезные, совсем не детские думы одолевали ее в последние несколько часов. – Там, на мачте, ты сделал выбор, и я теперь делаю свой. Не важно, что дано нам при рождении, Эльдар, а важно то, кем мы вырастаем. Нас отделяет с тобой целая огромная река – ты безродный столяр, а я дочь короля, ты сын дракона, а я всего лишь человек. Но перед смертью все равны, Эльдар. И так ли важно, насколько глубока эта река? Отбросив лишнее, мы оба – просто люди. И мы сумеем, верю, эту реку переплыть. Ты сделал выбор. Следующий шаг – мой.

- Ты, главное, живи, - взмолилась Ильветта, не слыша больше вздохов и испуганно дрожа. Сжимая руку воина, она нависла над его безжизненным лицом. Глаза ее наполнились слезами горя, ведь все ее решения не значили ничего, если Эльдар умрет. – Ты мне сказал, что яд дракона тебя убить не может, только ненависть моя. Так что же ты лежишь? Вставай! Ведь если твое слово – правда, ты никогда не сможешь умереть. Ведь я тебя не ненавижу. А люблю…

Крупная прозрачная капля скатилась по щеке принцессы и, задрожав, упала вниз, исчезнув в страшной ране. Закрыв глаза, Ильветта, плача, силилась понять, когда успела так глубоко увязнуть в чувствах к обыкновенному столяру, никакими судьбами не предназначенному ей даже на роль слуги, не то, что суженого. И признала, что сердце ее дрогнуло сразу, когда она впервые увидела его в той темной лачуге, с невероятной красоты деревянной безделушкой в больших накачанных руках. Его горящий взор пронзил насквозь ее душу, а образ его мужественного лица не выходил из головы потом ни на час! Ильветте потребовалось много дней, чтобы признать свои чувства, но теперь она понимала, что связана с Эльдаром навсегда.

Тяжелый вздох – первый за несколько безмолвных минут ожидания смерти – заставил принцессу распахнуть глаза. Слезы Ильветты все еще падали вниз, и каждая из них преображала тело мужчины: грудь Эльдара выгнулась дугой, голова запрокинулась, и на глазах у изумленной принцессы раны затягивались, оставляя после себя лишь зажившие белые шрамы.

- Что такое? – захрипел Эльдар, резко садясь и хватаясь за мучительно быстро бьющееся сердце.

Ильветта все еще держала его ладонь, слезы стояли в ее счастливых глазах.

- Случилось чудо, - прошептала она, не отнимая руки и не пытаясь убежать. – Моя любовь излечила тебя.

***

Этой истории суждено было превратиться в легенду. Легенду об Эльдаре, победившем зверя. Но лишь принцесса знала, что победил Эльдар не дракона, а зверя внутри себя.

Погибло в той схватке много матросов и стражников, но много осталось и живо. Подняли люди оставшиеся паруса да отправились в обратный путь, домой. А огромная армада завоевателей была разгромлена. Лишь горстка уцелевших кораблей да те, которые толклись в порту Искельвинда, вернулись в Пиренею, принеся новость о могучем северном короле, повелителе морского дракона. И никто никогда больше не совался на земли нордов, боялись.

Сам Беренгар не дожил до конца пути, разъяренные матросы казнили его за смерти, которые тот посеял. Тайна Эльдара ушла в могилу вместе с ним.

Король Родмир поправился. А едва ему стало лучше, как сын столяра пришел просить руки его дочери.

Не сразу уступил добрый король странной просьбе. Долго думал правитель Искельвинда, но понимал, что лучшего мужа и защитника Ильветте и не сыскать. Да и видел, что дочь любит всем сердцем.

Все само собой уладилось: по возвращению в Искельвинд король щедро наградил Эльдара за мужество, за спасение дочери и королевства, пожаловав ему титул и сундук золотых монет. Посему смог молодой воин принять полноценное участие в ежегодном турнире и завоевать сердце и руку прекрасной Ильветты законным путем.

Влюбленные поженились и жили долго и счастливо на земле Ледяных Ветров, и правили справедливо и милосердно.

И родились у них три сына, и были их дети сильными, как отец, на четверть сынами драконьими… но это уже другая история, а наша – закончена.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/365-36521-1
Категория: Литературные дуэли | Добавил: Валлери (26.09.2016)
Просмотров: 514 | Комментарии: 21


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 21
0
20 Noksowl   (01.10.2016 01:50)
Великолепная получилась история! Получила истинное удовольствие от прочтения! Понравились герои этой сказки. Принцесса такая рассудительная, верна долгу перед своим народом. Приняла доводы отца, не думая о себе. Также прямо изложила Эльдару сложившееся положение вещей, что он правильно ее понял и отступился. Благородные они оба, самоотверженные. Не требуют все и сразу. Готовы довольствоваться малым...
Вот, зачем Беренгару травить короля? Он все равно хозяин положения и, можно сказать, захватил Искельвинд без единого выстрела. Наследница – его невеста, считай королевство у него в кармане. Его жадность до наживы его же и сгубила. Не спешил бы он, то все сложилось бы для него удачно. Король дожил бы сколько ему отмерено. Королевство Искельвинд досталось бы Беренгару. Эльдар охранял бы Ильветту, и на большее не мог претендовать...
Но конец истории, несомненно, меня порадовал happy
Спасибо за историю! Удачи в битве!

+1
19 Satellite_Heart   (30.09.2016 18:58)
История сама по себе очень интересная, и Автор действительно поднял огромную планку. Но как по мне, сильно перестарался и перегорел... Для легенды слишком много ненужных моментов, для сказки слишком тяжела речь. Кстати о речи, мне правда, было очень сложно читать. Это единственная история с конкурса, при которой читая один абзац, я забывала о чем был предыдущий. dry Но все же, основной посыл схватила, о чем и расписываю.
Конечно, в первую очередь, хотелось бы отметить сам антураж. Мне нравится, что все в одном стиле и духе, все вещи подпадают под описанное время, все имена олицетворяют собой древние королевства. Также как и образы, каждый раскрыт настолько идеально, что даже не к чему придраться. А эти эпитеты, что каждый раз всплывали в описаниях, лишь придавали яркости и эффектности тексту. Сразу видно богатый запас.
Поразил финал. Это несомненно лучшая часть истории, и то, что Эльдар не победил Дракона, а именно победил врага внутри себя - звучит очень сильно и глубоко. Сразу наталкивает на кучу раздумий о жизни.
Но все же мне не хватило самой заявки... В любом случае, желаю удачи! wink

+1
18 lyolyalya   (30.09.2016 15:29)
Спасибо большое за шикарную историю. Не знаю, такое написать всего за неделю! Это просто шик! Или я знаю, кто Автор истории, или просто я чего-то не понимаю! Скорей всего первое! biggrin
При прочтении, я себя поймала на мысли что читаю с открытым ртом! surprised Ну просто шикарно! Я вот тоже задаюсь вопросом, как такой амбал, как наш Эльдар смог при таких габаритах, делать такие шикарные изделия из дерева? surprised Прям Левша воплоти! happy
Что касается самой истории, то я не представляю, как мне комментировать ее, только потому, что все это до безобразия шикарно и интересно!
Я, после прочтения истории, понимаю, кто будет наш победитель! Браво! Аплодирую стоя и склоняю голову перед талантом Автора!
Я прочитала историю вчера, и только сегодня нашла в себе силы отписаться и написать коммент. К слову, мне все эти приключения снились ночью! Спасибо за фонтан эмоций!

Я прочитала историю вчера, и только сегодня нашла в себе силы отписаться и написать коммент. К слову, мне все эти преключения снились ноцью! Спасибо за фонтан эмоций!

+1
17 Merith   (29.09.2016 13:14)
У меня сложилось такое чувство, что автор считает своих читателей чересчур забывчивыми и напрочь лишенными фантазии. Я с первого раза прекрасно запомнила, что глаза у принцессы зеленые, а волосы светлые. Зачем повторять это раз за разом? Уже к середине рассказа эти настойчивые повторения начали злить, а еще всякие лишние, на мой взгляд, дополнения к действиям. Автор настолько залюбовался своими героями, что безжалостно убил динамику, чему способствовали и их мысли, просто полотна мыслей в диалогах. Ну не могут люди столько всего передумать, пока переводят дух, чтобы закончить фразу, а принцесса может и делает это постоянно (в какой-то момент я начала сомневаться, что она человек). Если все внимательно читать, просто забываешь начало ее монолога, пока дойдешь до конца))))
Еще было много забавных оборотов, вроде "слова принцессы медовой патокой разливались по ушам" (я представила себе эту картину). Бросилась в глаза накачанная шея и грудь героя, мне этот эпитет показался излишне современным, равно как "использовать силу на полную катушку". И возможно, я бы не обратила внимание на такие неточности, если бы не контраст витиеватых деталей и этих неожиданных выражений. Хотя в таком внушительном тексте не удивительно что-то потерять. Это подвиг написать такой объем неделю... я насилу дочитала до конца.
Стоит отметить также богатый словарный запас автора, особенно по части корабельных снастей, зоологии и медицины))))
К концу прочтения возникла стойкая ассоциация с "Он-Дракон". Сказка вышла хорошая, особенно финал, но от заявки автора унесло бурным потоком фантазии. Удачи в битве!

0
21 leverina   (01.10.2016 12:53)
К концу прочтения возникла стойкая ассоциация с "Он-Дракон".
А мне напомнила "Не время для драконов". Нисколько не в упрёк - ведь в этой истории для драконов как раз самое время, пусть время это и на исходе, и драконья сущность тонкой струйкой вливается в людскую...
Вообще история - одна из лучших!

0
16 Galactica   (29.09.2016 12:35)
Отличная, увлекательная история. Продуманные образы, хороший язык и, конечно же, интрига, которая удерживает внимание до конца истории. Правда, указанное в заявке "не чист на руку", имеет здесь несколько иной смысл, т.е. у парня за спиной есть тайна, причем тайна темная... ну, как-то так. Автору спасибо за интересную сказку, которую можно и детям почитать.

0
15 kotЯ   (29.09.2016 08:53)
Чудесно. Радует и размах работы и её содержание.
Теперь по заявке: там в конце предоставлялось несколько пунктов на выбор самого автора. Но то, что выбрал автор!!!... Мне даже трудно было не то что между строк, между слов увидеть в ней фэнтези. Видимо, имея дар, автор это смог разглядеть между буквами заявки. biggrin Это был первый шок.Дальше больше. Но это всё приятности. Очень жалко, что такая великолепная история, не дотянула до полного исполнения заявленому.

0
14 Svetlana♥Z   (29.09.2016 01:53)
Спасибо Автору за чудесную легенду. Возможно, давно я сказок не читала, но для меня интрига происхождения Эльдара оставалась до его тайны в битве с драконом. И фразу "драконий выкормыш" я восприняла буквально, как персонажа восточной сказки, выкормленного молоком дракона.
Для описания восторга у меня нет слов, разве, что согласится с мнением очарованных легендой читателей. Вот ещё одна мудрая сказка на этом конкурсе, которую, хоть сейчас можно и нужно проиллюстрировать, издать и выпустить в свет. smile
Спасибо! happy

0
13 hatcherbutt   (28.09.2016 19:19)
Очень красивая история любви<3Спасибо!

0
12 Василина   (28.09.2016 13:12)
Ой,я ещё забыла спросить про это!
Цитата Текст статьи
Сам Беренгар не дожил до конца пути, разъяренные матросы казнили его за смерти, которые тот посеял. Тайна Эльдара ушла в могилу вместе с ним.

Это как же матросы поняли что Беренгар вызвал дракона?Как бы так-то понятно:шпага-Эльдар-кровь-море-дракон.Но не мог же Эльдар выпасть из цепочки?Или просто уронив шпагу в море,можно вызвать дракона? wacko Хотя,чо возьмёшь с тупой матросни.главное вовремы направить её гнев в нужное русло cool
А может они его за что другое грохнули?

+1
11 Василина   (28.09.2016 13:03)
Поскольку работа на мой взгляд бессовестно хороша,то и придирки мои будут беспрецедентны happy По Тришке и кафтан wink
Мне всё понравилось бла-бла-бла,это и так понятно,но! на фоне общего гладкого текста, очень грамотного и выдержанного в стиле, встречались мелочи (может быть),но в данном случае бросающиеся в глаза.
Цитата Текст статьи
а танцовщицы, певцы и циркачи спонтанно выступали, веселя знать и зарабатывая шляпой.

Что значит "спонтанно выступали"?Шлялись бесцельно по городу и вдруг-"О! А не выступить ли нам?!" surprised
Очень меня порадовало, что в далёкой северной сказочной стране судя по всему проводятся турниры по бодибилдингу.По крайней мере среди знати.Принцесса определённо понимает смысл слова "накаченный" по отношению к мышцам человека.Может и сама со штангой приседает,чтоб попка была упругая? happy Поэтому сразу оценила
Цитата Текст статьи
накачанную шею.
Цитата Текст статьи
накачанную грудь.
столяра wink
Вот ещё мой любимый момент
Цитата Текст статьи
торопливо вытаскивая из складки штанов припрятанное сокровище.

Крутые складки на штанах!В них можно носить мелкие предметы.Они горизонтальные чтоль эти складки? dry
Цитата Текст статьи
Посмотрим, - ужаснулась принцесса,
Эта фраза конечно спорная,но я не верю,что именно это слово вербально выражает ужас.
Приятно поразил уровень образованности населения.Сын столяра неплохо разбирается в систематике позвоночных biggrin
Цитата Текст статьи
убьет их во время охоты в облике безмозглой рептилии.

Но самое неизгладимое впечатление на меня произвёл уровень медицины
Цитата Текст статьи
вторая рассекала грудь, открывая потрясенному взору принцессы трепещущее сердце,

surprised Лекарь собака даже не заштопал парня! angry Да в сущности ну и хрен с ним!Он же ни разу не видел,чтоб после яда дракона выживали.Подумаешь.личная просьба принцессы,чо она понимает,соплячка cool
Уважаемый автор,не воспринимайте только это серьёзно и не принимайте близко к сердцу. wink Сказка мне действительно очень понравилась. Я с удовольствием приду после конкурса на форум,чтоб перечитать историю и обсудить ваши гневные ответы на мои дурацкие вопросы smile

0
9 Эlиs   (28.09.2016 02:55)
По насыщенности текста - здорово! А по сюжету для меня было бы интереснее, окажись Беренгар ничего таки парнем, а Эльдару пришлось бы выбирать: бить или не бить biggrin Юношеский максимализм, неправильная интерпретация жестов принцессы, ярость, злость, ревность и - облом, ибо надо меньше фантазировать biggrin А потом ласточкой в море становиться драконом - красота и безнадега.
А вообще спасибо.

UPD: Черт, хэ прописан в заявке. Окей, никаких вопросов нет)

0
8 Солнышко   (28.09.2016 01:13)
История очень понравилась, несмотря на то, что я не особо люблю сказки. Но сюжет интересный, герои объемные, детали продуманные... Тут и любовь, и приключения, и мораль... В общем, отлично.
Насчет заявки... А парень "нечист на руку" и с грешками - это имеется ввиду, что он такой, какой родился, это, что ли? smile Спасибо за историю!

+1
7 Oxima   (27.09.2016 19:55)
Ну и высокую же вы задали себе планку, Автор! Это же только первый тур! biggrin
А если без шуток, то работа просто потрясающая! Впечатляет все: объем, продуманность идеи, проработка деталей, глубина раскрытия характеров, богатый язык, качество текста. Неужели это в человеческих силах - написать работу такого высокого уровня за неделю? Я преклоняюсь перед вашим талантом и работоспособностью, Уважаемый Автор (или все-таки – Авторы wink ?)
Одним словом, во время голосования по критерию «общее впечатление» мне явно не хватит шкалы smile .
История получилась очень «сумеречная», а Эльдар мне напомнил лучшие воплощения образа Джейкоба – своим упорством, верностью, внутренним огнем (даже этой вырезанной из дерева фигуркой носорога). И, конечно же, способностью укрощать в себе зверя.
Мне вообще очень понравились описания главного героя – вот это разнообразие огненных эпитетов, оно было просто великолепным.
Единственное, что слегка омрачает мой восторг – почти не раскрыт конфликт отцов и детей, на котором делал акцент автор заявки. Но надеюсь, что остальные достоинства работы служат достаточной компенсацией этому.

+1
6 Farfalina   (27.09.2016 15:31)
Ой, писала коммент к этой истории, а тут вдруг обнаружила, что его нет(( Видимо, мобильная версия даёт сбой(
Что я хотела сказать: что распечатаю историю и сделаю из нее книжку, которую буду читать дочери! Это эпохально, это целый мир, это о победе над самом собой. Здесь мораль, здесь чувства. Все.
Спасибо!

+1
5 case   (27.09.2016 10:35)
Я очарована этой историей! Вот уж точно - настоящая легенда! Спасибо за романтику и благородство, за осуществление мечты и способность самому вершить свою судьбу))) удачи!

+1
4 Валлери   (26.09.2016 23:10)
Думала сегодня не дочитаю, так длинно))
Неплохая вышла сказка. Есть сюжет, есть интрига, хотя я как то быстро догадалась кто главный герой. Мне всегда было интересно, а как драконы девушек беременеют? Понятно что сказка, там все возможно, но хотелось бы хоть разок узнать, как)

По поводу воплощения - ну, все пункты вроде бы учтены, хотя для меня воплощение все же не очень точное, про родителей совсем как то мало получилось, хотя в заявке это важная часть сюжета. Но ведь родители против? Против, значит можно считать, что автор все же выполнил условие)

В любом случае, спасибо, читать было интересно!

+2
10 Василина   (28.09.2016 11:01)
Цитата Валлери
а как драконы девушек беременеют? Понятно что сказка, там все возможно, но хотелось бы хоть разок узнать, как)

biggrin biggrin biggrin Ты хочешь просто узнать или попробовать? wink
Если просто узнать,то они предположительно рептилии,а если так,то выбрасывают из клоаки свои копулятивные мешки с хм...копулятивным органом,а дальше всё по плану. cool Если дракон типа змея,то у него копулятивный орган "двойной" ,так что тут есть простор для фантазии tongue

+1
3 ira2760   (26.09.2016 22:48)
Прочитала!!! Восторг просто. Чудесная история, написана легко, увлекательно. Спасибо автору и удачи в дуэли.

+1
2 _LudMiLa_   (26.09.2016 21:26)
Я в полном восторге, браво автору!

0
1 Sensuous   (26.09.2016 15:37)
Ох, я в восторге!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]