Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Протяни мне руку - 2. Сохранить свое счастье
Вот оно счастье - ты идешь и держишь ее за руку, смотришь в ее глаза. Но сможешь ли ты все это сохранить? Что еще ждет счастливую семью Уитлок? Новые испытания или отголоски прошлого? на что пойдут герои чтоб сохранить свое счастье?

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9952
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Преломление. Глава 14. Протяни руку к чуду

2016-12-7
17
0
«В жизни каждого бывают моменты, когда следует броситься
в пропасть, чтобы наконец убедиться в том, что всегда умел летать».
Макс Фрай


14.1.
POV Джаспер


После Рождества мы вернулись в Итаку, а Белла продолжила учёбу в колледже. Дни снова полетели мимо. Как бы ни складывались обстоятельства, не было смысла в кардинальной смене планов в данный момент.

Рождество изменило многое. Исчезла необходимость умалчивать и лгать, скрываться, придумывая той или иной степени правдоподобности истории. А главное, мы знали, что Белла полна жизни и радости, с надеждой смотрит в будущее.

Они с Эдвардом почему-то не стали перезваниваться, но затеяли оживлённую переписку, передавая письма то через Элис, то через Эсми или Карлайла. Я ощущал приливы ликования, накрывающие волной Эдварда при вскрытии очередного конверта. Эмоциональный шквал был столь силён, что я не всегда мог сдержать удар, невольно раздавая полученную энергию окружающим. После одного из писем Эдвард не поднимался из-за рояля почти целые сутки. Зато результат того стоил. Дивная мелодия, нежная, трогательная, чуть грустная, сразу же напомнила всей семье Беллу.

Каждый раз когда Белла выбиралась к Чарли, Элис летала в Форкс. А по возвращении Эдвард затевал с сестрой долгие беседы, впитывая мысли и воспоминания о Белле, прогоняя меня прочь и супя брови, когда я пытался украсть любимую. Шансов умолчать о чём-либо у Элис не оставалось, пусть и возникло бы подобное желание.

Лишь к концу весны мы решились приехать в Форкс втроём. Минул год с того момента, когда Эдвард, оказавшись между жизнью и смертью, стал вампиром. Год трудов и работы над собой. Непростой год!

Несмотря на то, что я отлично помнил то смутное время, наши переживания за Эдварда и особенно за Беллу, возникало ощущение, что прошло намного больше времени – три года, а то и все пять. Я боялся задуматься о том, сколько событий произошло с момента переезда нашей семьи в Форкс.

Эдвард ощущал на себе влияние времени больше, чем все мы, вместе взятые. Не зря всё-таки недавно обращённых вампиров называют новорождёнными. По мере мелькания перед глазами десятилетий, а то и столетий, время становится песком, пересыпающимся под ногами, но первый год – особенный период. Младенчество вампира, когда формируются его взгляды, самым тяжёлым испытаниям подвергается выдержка, а в итоге – вырабатываются привычки. Я знал это лучше многих: моя жизнь слишком отличалась от привычного Калленам уклада до встречи с Беллой.

Успехи Эдварда впечатляли: до Форкса мы добирались на самолёте, уверенные в брате, как никогда, не тратя время на бесконечные переезды через материк на машине. Эдвард отлично держался, но по-прежнему перестраховывался. Прямых рейсов из небольшого аэропорта Итаки не было, поэтому нам пришлось лететь до Нью-Йорка и лишь оттуда – в Сиэтл. Переполненный аэропорт Нью-Йорка заставил нас понервничать, но всё прошло, как и предсказывала Элис, гладко, а в Сиэтле нас встречали Карлайл и Эсми.

Правда, когда дело касалось Беллы, мы старались просчитать каждый шаг, наша осторожность нередко граничила с паранойей. Слишком велика цена малейшей ошибки, чтобы полагаться на удачу.

Ещё в Итаке, в одном из разговоров, я снова припомнил обстоятельства нашей первой встречи с Элис, тот факт, что я не ощущал жажды её крови, хотя моё самообладание не окрепло. В памяти всплыли мысли Элеазара на этот счёт. Я улыбнулся, вспомнив его фразу, что вряд ли у меня возникнет шанс подтвердить или опровергнуть эту версию. Тогда он спросил: «У тебя есть человек настолько близкий?» В то время я не мог такого представить, но теперь у меня такой человек появился.

Мы немало надежд связывали с этой неясной теорией: если Эдвард научится отключать свой дар, оставался шанс, что заодно может на время отступить жажда. И тогда он, подобно мне когда-то, сможет находиться рядом с Беллой, не боясь причинить вреда, что исполнило бы самое заветное желание Эдварда.

Последние недели до отъезда в Форкс Эдвард посвятил экспериментам на семье, пытаясь целенаправленно не читать наши мысли и блокируя их невольную атаку на свой разум. Опытам сопутствовал переменный успех. Элис удавалось углядеть в будущем лишь осколок беседы, причём тот же самый, что и несколько месяцев назад. Никаких перемен, что с одной стороны радовало, с другой – не умиротворяло.

Правильность теории выпало проверить, как и стоило того ожидать, мне. Впрочем, для меня год тоже не прошёл впустую: наконец-то я мог утверждать, что привык к некогда казавшемуся диковинным образу жизни. Присутствие Элис, её поддержка вкупе с необходимостью показывать пример Эдварду подстёгивали моё саморазвитие. Поэтому чистоту эксперимента будет трудно соблюсти; я, в принципе, старался теперь не реагировать на приступы жажды, они всё меньше имели надо мной власти.

К тому же было одно но: эмоции Беллы я теперь ощущал, как любого другого человека или вампира. После взаимодействия с даром Серхио её щит работал вполовину, отчего мой дар реализовывался полномасштабно. Зато от телепатии Эдварда защита действовала, что делало наш план крайне зыбким: как мы сможем понять, удалось ли Эдварду погасить свой дар вместе с жаждой?

Однако держать этих двоих вдалеке друг от друга значило провоцировать ещё более щекотливые ситуации. Поэтому мы ехали в Форкс, осознанно идя на авантюру.

***


– Джас, Белла приехала из Сиэтла несколько часов назад, она дома. Так что как только вернёмся с охоты, ты идёшь к ней, – привычно раздавала указания Элис. Она всё успела распланировать и теперь распределяла роли в предстоящем спектакле. – Чарли дома нет, вы будете вдвоём. Не торопись и не геройствуй – от тебя требуется только подстраховка. Я вижу общение с Беллой в завтрашнем дне, то есть судьба не должна ничего нам подкинуть.

Чуть раньше остальных закончив охоту, мы сидели на поваленном стволе старого, замшелого дерева, обсуждая планы на вечер. Природа скинула зимнее оцепенение, вокруг нас расцветала всеми возможными красками весна. Где-то в выси слышался гомон птиц.

Элис смотрела вдаль, временами сверля меня взглядом. Я видел её переживания: за Эдварда, за меня, за себя. На её хрупкие плечи всё-таки падало излишне много ответственности. Пусть сейчас она гораздо лучше владела своим талантом, чем год назад, увидеть всё – невозможно, поэтому поводов для волнения у Элис оставалось вдоволь.

– Элис, у нас всё получится! – Я, как мог, пытался её подбодрить. – Ты была абсолютно права, утверждая, что стимул – это очень весомо. А у Эдварда он есть. Ещё какой!
– Всё это, конечно, верно, – согласилась Элис, – но я напрочь не понимаю, что мы будем делать дальше…
– Ты про Беллу?
– Да. Может, я слишком тороплюсь… – Она подняла на меня глаза, и я отчётливо понял, что она имеет в виду: эти двое друг без друга не смогут жить. – Мне трудно предположить развитие ситуации, приводящее к разрыву этих отношений. Значит, рано или поздно возникнет вопрос о трансформации Беллы. И как быть с Чарли…
– Мне кажется, что нам стоит решать проблемы по мере их поступления, – попытался я отвлечь любимую от обременительной темы. – Сейчас задача обезопасить общение нашей парочки.
– Джас… – вздохнула она. – Я видела Беллу вампиром. Опять. Конкретное время этого видения определить не могу: слишком ускользающая картинка. Ясно, что произойдёт это не через двадцать лет.
– Ты уверена, что это… – Начал я, однако маленькая изящная ладошка легла на мои губы, чем я воспользовался, поцеловав её.
– На сто процентов, – усмехнулась она. – Думаешь, не отличу вампира от человека?
– Ты права, они вряд ли смогут существовать друг без друга, – сдался я. – А тогда выход видится только один…
– Помнится, когда-то ты этот вариант не рассматривал, – хмыкнула Элис, прищурив глаза. – В этом плане вы с Эдвардом похожи и по ходу совместного времяпровождения – всё больше и больше.
– Элис! – возмутился я. – Ты тогда была в полном неведении, к тому же я не знал, что ты чувствуешь ко мне и насколько это серьёзно. Я хотел для тебя нормальной жизни! Ситуация с Беллой в корне иная!
– Мой милый…
Элис встала, подошла ко мне и замерла рядом, заключив моё лицо в ладони. Её удивительные, искрящиеся янтарём глаза оказались так близко.
– Можно подумать, что Эдвард – твой брат, а не мой. Это сейчас ты думаешь, что для них нет другого выхода. А если бы на месте Беллы была я? Согласился бы ты на обращение?

Я задумался. Мою проблему тогда решила судьба, но какие планы вынашивала эта капризная дама в отношении Беллы и Эдварда, мы не могли знать. Я, как никто, понимал Эдварда сейчас, но что бы я делал на его месте?..

Будь это не Белла, я бы начал рассуждать о людской жизни, о детях и внуках. Тех ценностях, что так важны для обычного человека, но которые навсегда потеряны для вампиров. Белла была единственной из нас, кто никогда вслух не сожалел о своей доле. И была в том абсолютно искренна. А вот одиночество всегда было её главным страхом. Одиночество сердца… Поэтому я, в общем-то, не сомневался в решении Беллы.

Другой вопрос состоял в том, как его осуществить с наименьшими потерями. Об этом преждевременно рассуждать. Вдобавок Белла всегда обладала потрясающим самоконтролем. Судя по рассказам Серхио, после обращения она не будет новоиспечённым вампиром. Скорее опять станет собой. Тогда, возможно, с Чарли не придётся расставаться насовсем, оставляя его одного. В любом случае не нам принимать такое решение, а Белле. Если не лукавить, я был бы рад полноценному возвращению сестры – мне очень её не хватало.

Я задумался настолько глубоко, что не сразу понял: Элис ждёт ответа, пока её чуть встревоженный взгляд и лёгкое пожатие руки не вернули меня с небес на землю.

– Будь ты на месте Беллы, – решил я всё-таки ответить на вопрос, – я бы целиком принял твоё мнение и поддержал его. Ибо твоё счастье – это моё счастье. Иначе для меня быть не может!

Любимая нежно поцеловала меня в ответ, взяла за руку и потянула в сторону дома: настала пора возвращаться, меня ждала встреча с Беллой, от которой во многом зависело наше общее будущее.

***


Смеркалось, когда я подошёл к дому Свонов. В гостиной приветливо горел свет, Белла ждала меня. Я не боялся за её безопасность: я всё-таки достаточно был уверен в себе. Хотя волнение, конечно, присутствовало. Впрочем, как и у Беллы – его я ощутил, постучавшись в дверь и услышав неровные шаги.

До сих пор я отключал свой дар скорее интуитивно, нежели осознанно, более того, выработанное за последние годы самообладание позволяло не прибегать к этому способу. Сейчас же я постарался отключиться от чужих эмоций, оставляя только свои.

Белла открыла дверь и застыла в проёме, сосредоточенно на меня глядя. Я привлёк её к себе, обнимая.

– Я соскучился, – тихо произнёс я, всматриваясь в родное лицо. Она шикарно выглядела! – Очень рад тебя видеть, сестрёнка. Ты даже не представляешь, насколько.
– А как я соскучилась! – улыбнулась она.

Мне показалось, что я одновременно вижу двух девушек: Беллу-человека, которая сейчас стояла передо мной, и Беллу-вампира. После возвращения памяти что-то неуловимо изменилось в её взгляде и облике, она очень сильно стала походить на себя прежнюю. Сейчас я словно заново вернулся к моменту нашей эпохальной встречи в Центральном парке Нью-Йорка.

– Проходи, Джас, – отступила она в сторону, пропуская меня внутрь. – Не стой в дверях. Я не боюсь тебя.
– Уверена? – уточнил я, состроив устрашающую гримасу и облизываясь для пущего эффекта. – Ты же теперь человек. И… очень ароматно пахнешь.
– Думаешь, меня это пугает? – рассмеялась она.
– Думаю, нет, – повёл плечами я, устав удивляться причудам сестры. – Тебя мало чем можно было испугать. По-видимому, теперь страх вообще не имеет над тобой власти. Наверное, ты себя необычно чувствуешь?
– Странно, необычно, временами – неуютно, – кивнула Белла. – Словно у меня раздвоение личности. Я и человек и вампир. Знать больше других людей на Земле – тоже странно. Правда, многое постепенно забывается: человеческая память не в состоянии удержать такой объём информации. Защитный рефлекс, наверное, чтобы не тронуться рассудком, но связанное с моими родными и близкими, я забывать не собираюсь.
Мы прошли в гостиную и устроились друг напротив друга в глубоких мягких креслах. Опираясь лишь на зрение и слух, я пытался анализировать собственные чувства, сосредотачиваясь на них, не позволяя читать реакцию Беллы через её эмоции.
– Джас, каковы твои ощущения? – полюбопытствовала сестра, похоже, не переставая думать о будущей встрече с Эдвардом. – Дар работает?
Я опять с трудом утерпел, чтобы не окунуться в её эмоции, настолько сильным было любопытство. Большая часть из них отражалась на лице Беллы, но за долгие годы я привык к полной картине, и довольствоваться малым было трудно.
– Белла, боюсь, что провалю весь эксперимент, – виновато улыбнулся я. – Только сейчас до конца это осознал.
Она напряглась, между бровей залегла тревожная складка.
– Я слишком хорошо за последнее время научился держать себя в руках, – не скромничал я. – И такие вещи ушли на уровень неосознанного. А твоя безопасность одним из моих главных приоритетов была и всегда будет!

Белла бросила на меня резкий взгляд, потом встала и вышла на кухню, жестом попросив не двигаться с места. Я аккуратно впустил внутрь себя внешний мир, стараясь понять, что Белла испытывает. И мгновенно осознал: главным фактором для Беллы на настоящий момент была решимость. Страхом не пахло. Волнения – минимум. Я уронил голову в ладони, пытаясь договориться с собой, и не оплошать в дальнейшем.

– Джас! – Голос Беллы раздался совсем близко, я ощущал вспышки тепла в непосредственной близости от себя. – Посмотри на меня.
Я поднял глаза и незамедлительно выскочил из кресла, отпрыгивая в дальний конец комнаты: Белла неспешно кухонным ножом провела по пальцу. Выступила капля алой крови. Меня обуял ужас от возможных последствий происходящего.
– Белла! – закричал я, стараясь оказаться как можно дальше от неё, но ближе к выходу. – Что ты творишь?!
– Ага, – последовал саркастический ответ. – Ещё и разговаривает. Удивительно. А проанализировать сможешь что-то? Ты сейчас мои эмоции ощущаешь? Давай, Джас, надо довести эксперимент до конца.
Чёрт. А ведь Белла права. Я преисполнился страха, едва не паникуя, но все эмоции были только моими. Да и жажда… её не было. Я находился в паре ярдов от крови человека, но не чувствовал жажды! Скорее срабатывали рефлексы: я знал, что обязан ощутить жажду и ожидал её.
– Белла, не рискуй, пожалуйста! – взмолился я.
– Ладно-ладно, – примирительно произнесла сестра, выходя опять на кухню и оставляя меня одного. – Сейчас пластырь найду, не убегай только. Я же вижу: ты отлично себя контролируешь. Никакой опасности для столь хранимой вами моей хрупкой человеческой жизни.

Она вышла на кухню, а я, наконец, смог перевести дух и попытаться осмыслить произошедшее. Меня мучил один вопрос: видела ли разыгравшуюся только что сцену Элис? Если да, почему, чёрт побери, не предупредила? Я был склонен предположить, что моя ненаглядная просмотрела эпизод до конца и, не видя опасности, отдала события на откуп мне.

Белла!.. В эти минуты она вела себя как в прошлой вампирской жизни. Когда она хладнокровно подошла к незнакомому вампиру на грани безумия в ту грозовую ночь в Центральном парке. Когда бежала за мной многие мили, а потом сидела рядом на крутом обрыве под проливным дождём, возвращая мне – меня. И потом, когда, не сомневаясь, совершила прыжок в неизвестность, отдав свою вечность ради спасения Элис.

Из кухни донёсся лёгкий запах дезинфицирующего средства, шорох ящика с медикаментами, а потом Белла возвратилась в гостиную, смотря на меня очень добро, но чуть насмешливо.

– Джас, – журила она, – ну вот сколько мы с тобой знакомы, а я всегда верю в тебя больше, чем ты – в себя. С самой первой встречи!
– Не стоило так рисковать, – проворчал я. – Ты человек теперь, сестра! И я для тебя представляю немалую угрозу!
– Какую? – округлила глаза девушка. – Что я стану обратно вампиром?
– Как минимум, – согласился я, – а если…
– Даже не произноси это вслух! – оборвала меня на полуслове Белла. – Лучше попытайся описать свои ощущения. Опыт удался. И всё-таки хотелось бы понять, в какой мере тут твоя великолепная выдержка, а в какой – способность выключать дар.
Я задумался, анализируя то, что ощутил несколько минут назад:
– Думаю, и то, и другое, – подытожил я. – Сложно разделить. При виде крови… Не верю я в такую свою выдержку, как бы ты меня ни хвалила! Думаю, что это как раз отключённый дар помог – твоих эмоций я не засёк. Непосредственно перед твоей выходкой я проводил эксперимент и проверял, работает ли мой талант. Сбоев не было.
– Значит, испытания прошли успешно, – скорее утвердительно, чем вопросительно проговорила Белла.
– Со мной, наверное, да, – вынужденно констатировал я, поспешно добавив: – Мне же не год от роду!
– Джас, мне надо повидаться с Эдвардом! – Белла смотрела на меня умоляюще, во взгляде стояли невыплаканные слёзы. – Я очень люблю и тебя, и Элис. Вы, кажется, взялись не просто опекать меня, а решили заточить в темницу, лишая воли. Вы перегибаете палку!
Брови нахмурились, карие глаза гневно буравили меня. Я отпустил дар наружу, стараясь полностью ощутить чувства Беллы: решимость, лёгкое волнение, чуточку недовольства.
– Сестра, – очень серьёзно обратился я, – ты понимаешь, что цена ошибки крайне высока? Для всех нас? Никто не останется в стороне, если что-либо случится!
– Я верю в Эдварда, – в тон мне ответила Белла, – и верю в тебя с Элис.
– Упрямая… – проворчал я и вынул из кармана мобильный телефон.

Я собирался звонить Элис. Пусть приезжают. Будь что будет, а я буду верить в лучшее.

14.2.
POV Элис


После отменной охоты я неслась сквозь густые заросли к месту встречи с Джаспером. Деревья вокруг звенели и пели, солнечные лучи высвечивали все оттенки молодой зелени, но моё настроение совершенно не соответствовало окружению. Попытки увидеть будущее в столь значимых деталях, чтобы спокойно разложить события по полочкам и сделать правильные, однозначные выводы, никак не удавались. Я постоянно натыкалась на белые пятна в видениях, и это меня основательно нервировало.

Недавно исполнился год, как Эдвард стал вампиром. Он прошёл немалый путь, осваиваясь в новом для него мире. Самым сложным, наверное, для него было смириться с тем, что, вопреки привычному здравому смыслу и впитанным с детства законам мироздания, в жизни есть место сверхъестественному. Мало того, брат стал теперь частью ранее отвергаемой мистики. Для людей он – Эдвард Свон – был мёртв. Зато существовал Эдвард Каллен, обращённый год назад талантливый член клана вампиров-вегетарианцев.

Однако существовал в обычном мире один человек, знающий больше всех о таинственной стороне жизни. Встречи именно с этой девушкой Эдвард ждал с особым нетерпением. Они виделись на Рождество, но та встреча была столь мимолётной! Нынче настало время проверить нашу теорию, а при удаче – рискнуть и сделать решительный шаг. Как назло, именно это долгожданное событие я никак не могла увидеть в будущем. Что же это за своевольный дар?

Джаспера я нашла на небольшой поляне посреди труднопроходимого леса. Он сидел на стволе поваленного дерева, в глубокой задумчивости уставившись в переплетения ветвей в чаще. Я видела его переживания: по напряжённой позе, по стиснутым рукам. Я тихо села рядом, опустив ладонь на его судорожно сжатые пальцы.

– Джас, не нервничай так, – попыталась успокоить его я. – Я знаю: ты в любом случае не способен ранить Беллу. А если всё будет плохо, Эдварда мы к ней не пустим, да он и не пойдёт.
Джас повернул голову и опять застыл, пристально глядя на меня. В данный момент я завидовала дару Эдварда.
– Не молчи! – Через несколько минут я не выдержала затянувшейся тишины. – Говори! Что не так? Ты Эдварда знаешь не хуже меня, а в чём-то – намного лучше.
– Элис, я не знаю! – отчаянно воскликнул он.

Я тоже не знала. Старалась углядеть результат затеи, но, как водится, видела совсем не то, что нужно. То какую-то семейную охоту, то себя, бегущую через лес к океану. А потом и вовсе – Беллу и Эдварда, на их зелёной полянке, вдвоём. Хотя последнее видение меня скорее порадовало: значит, ничего плохого не должно произойти.

Я для себя уже всё решила и не видела контраргументов: Белла и Эдвард друг без друга не могут. Именно этот свершившийся, по крайней мере, для меня, факт становился отправной точкой всех размышлений.

Главными проблемами оставались жажда Эдварда и будущее Чарли. Если первый вопрос решало время и, как я надеялась, результаты сегодняшнего эксперимента, то второй оставался открытым. Я отлично понимала Беллу: в сложившихся обстоятельствах она не видела для себя будущего в человеческом обличье. А уж если встреча пройдёт удачно, тем более. Я не раз уже видела её снова вампиром, но время данного события определить было невозможно.

– Джас, Белла тебя ждёт… – тихо проговорила я.
– Знаю. Я тоже жду этой встречи. – На его губах играла улыбка, которая появлялась, лишь когда речь заходила о Белле. – Я-то с ней точно встречусь. Эдвард же…
– Джас, Белла приехала из Сиэтла несколько часов назад, она дома. Так что как только вернёмся с охоты, ты идёшь к ней, – привычно выдала указания я, всё распланировав заранее. – Чарли дома нет, вы будете вдвоём. Не торопись и не геройствуй – от тебя требуется только подстраховка. Я вижу общение с Беллой в завтрашнем дне, то есть судьба не должна ничего нам подкинуть.

Мы ещё долго сидели в глубине леса, пытаясь решить, что делать дальше. Вопросов было куда больше, чем ответов, но в основном они могли подождать. Встречу же Эдварда и Беллы откладывать было жестоко по отношению к ним обоим.

***


Джас ушёл к Белле, а я ещё долго бродила по лесу недалеко от дома в попытках рассмотреть будущие события. И тут перед глазами мелькнуло решение Беллы форсировать события при встрече с Джаспером. Она в своём репертуаре: ничего и никого не боится. Я чуть не сорвалась с места, но вовремя осознала: эксперимент удался, результат превзошёл все ожидания. Джаспер, всё ещё испытывающий некоторые проблемы с жаждой, даже не дёрнулся в сторону столь легкодоступной человеческой крови. Элеазар всё-таки очень мудрый и опытный вампир, и его теория очередной раз нашла подтверждение в данной ситуации.

Эдварда я обнаружила в комнате на втором этаже: он лежал на диване, устремив немигающий взгляд в потолок. Конечно, он услышал меня на подходе, но и не думал двигаться с места: ждал, пока я заговорю вслух.

– Эдвард, через полчаса нас с тобой ждут в доме Свонов, – тихо сообщила я самую главную новость, проверяя его реакцию.
Эдвард подскочил на кровати, результаты долгой медитации полетели к чёрту. Глаза запылали янтарным пламенем.
Нет, так дело не пойдёт. Надо как-то его успокоить.
– Если ты не готов… – негромко начала я, опускаясь в кресло.
– Элис, теперь и ты сомневаешься? – прервал он меня на полуслове. В голосе слышалась обида.

Конечно, наши планы невозможно утаить от семьи, а реагировали все очень по-разному.

Эсми просто волновалась. Мы для неё все были родными детьми, терять кого-то из нас она была не готова.

Розали разозлилась не на шутку и обозвала меня авантюристкой, считая, что мы действуем наудачу и что можно подождать ещё несколько месяцев, а то и лет. Мы впервые дошли практически до открытой ссоры, но ситуацию спас Карлайл, вдруг встав на мою сторону. Его авторитет был непререкаем в семье, и его мнение, что слишком долгая разлука не пойдёт на пользу ни Белле, ни Эдварду, значительно снизило накал. Первую острую реакцию Розали Эдвард не мог не заметить и был порядком обижен недоверием. К тому же в мыслях он мог прочитать куда больше, чем прозвучало вслух.

– Если бы я сомневалась, ты бы даже не приблизился к Форксу, – ответила я на его негодование. – Просто риск достаточен, и не стоит его увеличивать понапрасну. Тебе необходимо сохранять хладнокровие.
– Элис, ты не раз говорила: это вопрос стимула, – напомнил мне брат, глубоко дыша и постепенно успокаиваясь. – Поверь, у меня он значительный. Я не могу жить без Беллы. А жить я хочу.
– Это меня очень радует, – улыбнулась я. – Я тебе верю, кроме того, вижу, что эксперимент Джаспера прошёл на «ура». Так что собирайся.

Когда раздался телефонный звонок, мы с Эдвардом уже мчались через лес к дому Свонов. Для начала я собиралась поменяться с Джасом местами и подготовить Беллу, оставив Эдварда на попечение моей второй половинки, поэтому попросила любимого выйти из дома через несколько минут.

Зайдя в гостиную, я застала Беллу в большом мягком кресле. Поза была расслабленной, но руки – сжаты, а взгляд устремлён в потолок. Я улыбнулась про себя: чем-то её поза и выражение лица напомнили мне Эдварда час назад и Джаспера ранее в лесу. Забавно, насколько мы копируем друг друга временами, насколько бываем похожими.

– Элис! – Белла встрепенулась, кидаясь обнять меня. – А где?..
– Не всё сразу, дорогая, – улыбнулась я, слыша её учащённое сердцебиение. – Ты была так беспечна с Джасом, зная его, пускай уже несущественные, проблемы с жаждой, а сейчас вдруг нервничаешь!
– Я не боюсь вампиров, их жажды, – усмехнулась Белла, поднимая на меня вдруг потяжелевший взгляд. – Дело в другом!
Я вздохнула. В этих сомнениях в себе, в неуверенности в чувствах Эдварда и в возможности этих чувств, в принципе, была вся Белла.
– Знаю я это «другое»! Глупости! – отпарировала я. – Он для встречи с тобой готов горы свернуть – это ли не доказательство?
– Не знаю… – покачала она головой.
– Пойдём наверх, быстро приведём тебя в порядок, пока Джаспер готовит Эдварда, – прервала я попытку очередного сеанса самокопания и потянула Беллу к лестнице.

В ответ донёсся покорный вздох. При других обстоятельствах Белла заспорила бы, но сейчас ей хотелось выглядеть наилучшим образом. Впрочем, я не собиралась тратить много времени: через несколько минут Белла была готова, не прекращая при этом изводить себя.

Она так искренне верила в силы и способности других – тот же Джаспер был ярким примером. Так же отчаянно она сомневалась в себе, сейчас – ещё и в том, что нужна Эдварду.

Через щель в шторах на окне спальни Беллы я видела, что Эдвард и Джаспер уже стояли внизу. Эдвард не сводил глаз с окна, Джас, впрочем, тоже. Я знаком дала понять им, что мы спускаемся.

Белла вернулась в гостиную, я же пошла открывать. Напряжение витало в воздухе, но, открывая дверь, я вдруг осознала, что мы с Джаспером нервничаем не меньше Эдварда и Беллы. Их страстное желание встречи перебивало все страхи, при этом они умудрялись сомневаться в чувствах друг друга! Уму непостижимо. Для нас же главной выступала ответственность за двоих влюблённых, за семью.

Мы зашли в гостиную, и Эдвард с Беллой с трудом удержались на месте, чтобы не кинуться друг к другу. Это был разговор долгих взглядов, неожиданных искренних порывов. Мне так хотелось оставить их одних… Мы с Джасом чувствовали себя лишними, беседа не клеилась, попытки разговаривать о семье или об учёбе тонули в долгих паузах.

Наконец, моё терпение лопнуло. Взяв за руку Джаспера, я решительно вышла в коридор, оставляя влюблённых наедине. Лишь подумав про себя: «Эдвард, я тебе доверяю», я в ответ поймала благодарный, пусть и слегка испуганный взгляд.

Конечно, мы не оставили ребят совсем без присмотра, на такую небрежность мы не имели права. Тонкая перегородка между гостиной и прихожей не была препятствием для вампирского слуха, но даже такое уединение стало для них подарком. Для Эдварда с самых первых минут жизни в ипостаси вампира искреннее доверие было лучшей мотивацией.

Прошло минут двадцать, в течение которых мы с Джасом простояли, не шелохнувшись, когда я вдруг услышала шум двигателя подъезжающей машины.

– Чёрт, Джас! Это же Чарли! – Я уже видела через окно, как Чарли паркует машину. Я настолько была поглощена Беллой и Эдвардом, что забыла о нём. – Ему нельзя видеть Эдварда!
– Успеем! – уверил Джаспер, жестом и даром утихомиривая мою панику.

Я влетела в гостиную и увидела потрясающую сцену: Белла сидела в кресле, Эдвард положил голову ей на колени, устроившись у ног. Девушка гладила его по голове, перебирая отливающие бронзой локоны, второй держалась за ладонь Эдварда. Кажется, им даже не нужны были слова, чтобы понять друг друга.

Жаль было разрушать идиллию. Очевидно, что теперь их встречи участятся. Наши переживания не пропали даром, всё удалось!

Чарли уже входил в дом, когда Эдвард неслышной тенью скользнул на второй этаж. Белла стояла со мной в прихожей, прощаясь. Я подумала, что, может, к лучшему было появление Чарли – расстаться Белле и Эдварду без внешнего вмешательства было бы тяжко. Брать на себя такую жестокость мне не хотелось, хотя пришлось: никто не мог предсказать, насколько хватит выдержки Эдварда.

Я заметила, что врождённая внимательность не утаила от отца Эдварда возбуждённость Беллы, её блестящие глаза.

– Здравствуйте, Чарли! – Я попыталась отвлечь внимание на себя. – Как вы?
– Элис! Рад тебя видеть, – искренне улыбнулся он. – Ты просто волшебница, так положительно влияешь на Беллу!
– Я стараюсь! – Последовал абсолютно откровенный ответ: я же действительно старалась изо всех сил!

Я наскоро попрощалась и выскользнула из дома, догоняя Эдварда и Джаспера, которые, пользуясь порядком сгустившейся темнотой, уже должны были выбраться через второй этаж. Я видела грусть в глазах Чарли. Минул всего лишь год, и, радуясь за Беллу, он до сих пор оплакивал сына. И долго будет ещё скорбеть, если мы эту ситуацию не исправим.

***


После первой удачной встречи Эдвард уже не мог расставаться с Беллой – встречи стали регулярными. Если раньше в Форкс при любом удобном случае из Итаки прилетала только я, теперь мы приезжали вдвоём, а иногда втроём: мне не хотелось надолго разлучаться с Джаспером.

На семейном совете, который состоялся после памятного рандеву брата с Беллой, мы не стали форсировать события до тех пор, пока Белла не окончит год в колледже. Все мы мечтали о единой семье, но пока не видели средства претворить это в жизнь, не причинив никому вреда. Особенно Чарли, которому досталось за последний год немало и отразилось на его здоровье. Белла теперь бывала в Форксе каждые выходные, составляя отцу компанию, но для неё было тяжко скрывать своё счастье: ведь почти каждый приезд в Форкс знаменовал встречу с Эдвардом, а узнать об этом Чарли не должен был ни в коем случае. Оставалось лишь поддерживать в нём убеждение, что у Беллы с кем-то завязался роман. Впрочем, в данной версии была весомая доля правды.

Эдвард не прекращал тренировок, посвящая им всё свободное время. По первой встрече стало очевидно, что ему стоило колоссальных усилий контролировать свою животную натуру. Если со временем Джаспер легко научился сознательно отключать свой дар и жажду вместе с ним в присутствии Беллы, то Эдварду всё давалось намного сложнее. Мыслей Беллы он не слышал, что создавало дополнительные сложности. Брат шаг за шагом их преодолевал. С каждым днём, с каждой встречей его выдержка крепла. Даже главный скептик семьи, Розали, убедилась, что в свиданиях Беллы и Эдварда нет большой опасности.

Сквозь щит Беллы беспрепятственно проникал Джаспер, спокойно манипулируя её эмоциями, а я видела её будущее наравне со всеми. При этом Белла была неподвластна телепатии Эдварда, отчего он вскипал: мысли девушки его, по понятным причинам, интересовали больше, чем чьи-либо; он был готов обменять свой талант лишь на призрачную возможность удовлетворить свою пытливость. С другой стороны, эта особенность только распаляла интерес Эдварда к Белле. Как и в первые дни жизни вампиром, для него редкие минуты тишины были подарком, а когда рядом находилась только Белла, ничто не нарушало идиллии.

Я знала по рассказам Джаса, что Белла в бытность вампиром умела снимать щит целиком. Скорее всего, в таком случае Эдвард смог бы прочитать её мысли. Уже тогда такое давалось Белле нелегко, а в человеческом облике все попытки и вовсе терпели крах. Белла посмеивалась, говоря, что только после обращения, поддразнивая Эдварда, сможет пустить его в свои мысли.

Тема обращения Беллы время от времени всплывала в разговорах, в мыслях, в моих видениях. Притом что Белла не представляла себе дальнейшей человеческой жизни, Эдвард не хотел лишать её возможностей, которые это будущее предоставляло ей, в чём его безоговорочно поддерживала Розали. Их аргументы были небезосновательны, но Белла не хотела и слушать.

Я по-прежнему регулярно видела Беллу вампиром, а однажды увидела девушку в белом длинном платье в живописном месте среди зелени и древних развалин. А как воплотить видения в реальность, я так до сих пор и не понимала.

14.3.
POV Эдвард


Если первая встреча с Беллой стала для меня чудом, то каждая последующая превращала жизнь в волшебную сказку. Видеть глаза Беллы, слышать голос, говорить с ней. Слышать сердцебиение, такое живое и настоящее, улавливать его малейшие изменения. Подмечать мельчайшие детали драгоценного облика, манеру говорить или наклонять голову в моменты задумчивости. Я узнавал Беллу заново и с каждой минутой любил сильнее.

Я не представлял себе жизни без Беллы, а чувство пропасти между нами не исчезало. Каждую бесценную минуту, проведённую рядом с ней, я помнил, что она теперь человек и что судьба предоставила Белле уникальный шанс; возможно, выйти замуж и родить детей. Имел ли я право лишать её этого?

Я был твёрдо уверен: нет. Меня не могло убедить ни непоколебимая уверенность Беллы в неотвратимости её вампирской жизни, ни видения Элис. Я периодически слышал внутренний голос другого существа, более мудрого и рассудительного, чем тот молодой парень, которым я привык себя считать. Это существо мечтало о вечной жизни рядом с любимой, и его спокойные, логичные, лишённые ненужных эмоций доводы со временем было всё труднее игнорировать. Невольно прислушиваясь, я то и дело строил планы, как нерушимо привязать Беллу к себе.

Больше всего на свете мне хотелось стереть из её памяти горькие воспоминания о проведённом вдали от меня времени, когда Белла была уверена в моей смерти. Я не слышал её мыслей, и пускай мы никогда не разговаривали об этом, Белла раз за разом переживала страшные мгновения во сне, и моё не бьющееся сердце разрывалось от боли и вины, живущих в Белле столько времени, разъедая изнутри, давя тоской и безнадёжностью, оставляя глубокие шрамы.

Услышав от Элис о старой ели, которая, упав поперёк входа непоправимо изуродовала нашу любимую поляну, я ещё зимой убрал несчастное дерево с глаз долой. Сделанного показалось мало, поэтому я ещё не раз наведывался в столь близкий сердцу уголок, старательно воплощая в жизнь вдруг возникший у меня план.

Тогда меня осенило привезти на поляну Беллу, надеясь, что новые впечатления помогут выгнать из сердца тягостные воспоминания. Пришлось ждать немало, но тем слаще был итог. Одна её улыбка была способна остановить мир, а затем запустить бег времени для меня.

Я готов был на всё, чтобы моя сказка стала реальностью. В какие-то моменты я не мог поверить, что держал в руках изумительную девушку, молодую и красивую, которая обладала столетней мудростью и всё равно любила меня. Меня, молодого вампира, прожившего на свете чуть больше восемнадцати лет. Я слишком хорошо осознавал, насколько ничтожны мои знания и опыт по сравнению с Беллой. Тем больше ценил то сокровище, что досталось мне по счастливому недоразумению или воле судьбы.

Последние месяцы я зачастил среди людей, и даже борьба с жаждой не доставляла мне столько хлопот, сколько попытки перебороть злость и крайнее недовольство мыслями многих представителей рода человеческого. Секс, деньги, власть, чтобы иметь секс, деньги – и так по кругу. Изредка я слышал в мыслях что-либо иное. Тем большую ценность обретала с каждым днём для меня семья, тем весомее виделась заслуга Карлайла, который был центром нашего мира, его духовной основой.

Приезжая в Форкс, я проводил много времени рядом с ним, впитывая накопленные знания, перенимая бесценный многолетний опыт. Меня неоднократно посещали мысли о том, что короткая человеческая жизнь не давала возможности усвоить её уроки. Возможно, изначально создатель всего вокруг предполагал, что мы сможем полноценно передавать детям накопленный за жизнь опыт, но насколько же малая доля доставалась им! Мой дар позволял мне видеть гораздо больше обычных людей и даже вампиров, поэтому горечь ситуации была куда явственнее. Самое прискорбное, что исправить ситуацию было мне не по силам. Я мог лишь наблюдать, делать выводы, учиться. Каждую прожитую минуту и секунду.

***


Одним дождливым летним вечером Карлайл с Беллой всё-таки поведали мне о превращении Беллы, что я давно хотел услышать. Её, молоденькую девушку, он нашёл в одном из французских монастырей.

Небольшой бедный монастырь был затерян во французской провинции, в густых лесах Лангедока, на немалом расстоянии от побережья. Редко кто из посторонних появлялся возле этих старых стен. Воспоминания Карлайла, не потускневшие за полторы сотни лет, позволили мне, словно воочию, увидеть те места: можжевельники в несколько метров высотой, отвесные скалы, болота – сплошную зелень.

Ранней весной в болотистой туманной местности зародилась эпидемия тифа, стремительно собирая смертельную жатву, и когда Карлайл забрёл в те места, монастырь напоминал скорее склеп. Из всех обитателей в живых осталось лишь двое: старый священник и юная девушка-послушница. Священник, который пытался достойно, по мере своих сил проводить в мир иной сестёр-монахинь, то ли молитвами, то ли волей провидения был храним от заразы. А семнадцатилетняя девушка уже долгое время пребывала при смерти: её съедала чахотка. Она лежала в дальней келье, пришедшая болезнь не стала покушаться на чужую добычу.

По тем временам Карлайл уже начинал врачебную деятельность. Чтобы не вызывать лишних подозрений, он никогда не задерживался в одном месте и выбрал для себя стезю странствующего монаха-врачевателя. Промышляющих богоугодными делами скитальцев в то время по дорогам ходило немало, поэтому ненужных кривотолков он не вызывал, легенда служила неплохим прикрытием.

Зайдя на монастырский двор, учуяв запах смерти, Карлайл счёл, что там перевелись живые, однако навстречу вышел пожилой священник. Худой и бледный, с трудом держащийся на ногах от усталости.

– Зря ты сюда зашёл, добрый человек, – поздоровался старик, осеняя Карлайла знамением. – Здесь побывала страшная болезнь – тиф, и в живых никого не осталось.
– Совсем никого? – удивился Карлайл. – Я не боюсь тифа, им я болел когда-то, говорят, по второму разу молния не бьёт в одно место.
– Я жив до сих пор одной молитвой, но дни мои сочтены, я очень стар, – сокрушался старик. – В монастыре остались я и молодая сирота, но она тоже долго не протянет: у неё чахотка.
– Я могу чем-то помочь? – участливо поинтересовался Карлайл.
Ему не раз удавалось спасать человеческие жизни, иногда в ситуациях, кажущихся безнадёжными.
– Вряд ли… – вздохнул старик. – Поэтому если не боишься, переночуй у нас. Уже темнеет, места вокруг глухие, а завтра уходи. Нечего живым делать в этом месте. Оставь всё на волю Всевышнего.

Не возражая, Карлайл остался на ночь, а наутро обнаружил, что престарелый священник тихо скончался во сне. Похоронив старика, вампир вспомнил, что тот упоминал об умирающей сироте и отправился её искать. Идеальный слух вампира уловил еле слышные стоны в глубине жилой части монастыря, и за массивной дверью в тесной комнатушке с единственным стрельчатым окном, сквозь которое виднелся кусочек голубого весеннего неба, он обнаружил девушку, почти ребенка. Болезненная худоба и мертвенная бледность, тихие постанывания, перемежающиеся изнуряющим кашлем и хрипами, – в ней едва теплилась жизнь. Стоило войти, как она открыла глаза.

– Кто вы?
Голос был еле слышным и скрипучим, но тёплый взгляд карих глаз поразил ясностью таящихся в них мыслей.
– Я странствующий врач, здесь оказался случайно, – тихо сообщил Карлайл. – Отец Жерар, к сожалению, умер ночью.
– То есть в живых осталась только я, если это можно назвать жизнью, – прозвучала наполненная горькой иронией фраза.
Со вздохом глаза девушки закрылись, казалось, на несколько слов она потратила последние силы.
– Вы разрешите осмотреть вас? – Карлайл осторожно приблизился к больной. – Я весьма сведущ в медицине, возможно, смог бы облегчить ваши страдания.
– Нет никакого толку, – раздался очередной скрипучий смешок, столь странный в устах такого юного создания. – Я уже давно умираю, только почему-то смерть воротит от меня нос. Видать, я в чём-то провинилась перед Господом, что он не желает забирать меня. Поэтому не думаю, что ваш талант в силах мне помочь. Однако если хотите…
Карлайл замолчал, заново переживая события тех далёких дней, то нелёгкое решение, которое ему надо было принять. В воспоминаниях я видел лишь внимательные глаза Беллы.
– Как вас зовут? – поинтересовался Карлайл.
– Изабелла. – Голос девушки срывался, но она упрямо выговаривала фразу за фразой. – Я не знаю фамилии. Пятнадцать лет назад меня подкинули на порог монастыря в плетёной корзине на удивление сестёр. Наш монастырь слишком далёк от Парижа, да и вообще от обитаемых мест, чтобы часто происходило подобное.
– Если бы я мог вам помочь… – Покачал головой вампир, проникаясь уважением к силе духа умирающей, которая даже в таком состоянии умудрялась проявлять характер в каждом слове.
– Сделайте что-нибудь! – пробормотала она. – Я даже встать с постели не могу, не говоря уже о большем. Вы уедете, и тогда даже похоронить меня будет некому.
И тогда Карлайл решился. Ему опостылело одиночество, но мысль о том, чтобы отнять жизнь и скрасить этим постигшее его вечное бытие, казалась кощунственной. И вот судьба вдруг предоставила такой шанс.
Пока Карлайл рассказывал, Белла безмолвствовала, внимая каждому предложению, наблюдая за моей реакцией. Под конец истории неожиданно заговорила:
– Я смутно помнила те дни и встречу после превращения, – произнесла она. Голос звучал глухо, словно надломленный. – Всё было как в тумане. Ранней весной в монастыре, где я провела всю человеческую жизнь, началась эпидемия тифа. При первых же признаках к нам перестали приезжать даже из отдалённой деревни, откуда обычно привозили продукты. Хотя в основном мы обеспечивали себя самостоятельно: при монастыре было обширное хозяйство. Я заболела ещё осенью и лежала в дальней келье, почти никого не видя. Сначала за мной присматривала одна из старых монахинь, сестра Анжелина. Она вырастила меня, и когда я заболела, продолжала за мной ходить, приносить мне еду и питьё, а также делилась новостями о том, что происходило в монастыре и за его пределами. Потом вдруг она пропала, не придя утром, а вечером зашёл отец Жерар и сообщил, что сестры Анжелины не стало.

Белла вздохнула и отвернулась, смотря в окно на дождевые потоки. А я в который раз пожалел о том, что лишён возможности слышать её мысли. По лицу было заметно, что она переживает минувшие события заново.

Сложнее всего было представить, что прошло полтора века. Я до сих пор не мог принять до конца тот факт, что жизнь вампира теоретически может быть бесконечна.

– Когда накануне вечером перед приездом Карлайла отец Жерар навестил меня, – продолжила Белла через несколько минут, – я пребывала где-то между сном и явью. Кашель почти не досаждал мне, что случалось всё реже. Священник сообщил мне, что чувствует приближение смерти, предложив исповедоваться и причаститься. Потому известие, принесённое Карлайлом утром, не стало для меня сюрпризом. Другое дело – приход Карлайла, человека из большого светлого мира, где оставалась жизнь. На тот момент я настолько истомилась полужизнью, что малодушно желала лишь скорой смерти. Моя интуиция подсказывала, что красивый молодой врач с удивительными светлыми глазами легко мог помочь мне в этом затруднении.
– Белла была воспитанницей монахинь, – заполнил возникшую паузу отец, – и просить о смерти не могла, да и не стал бы я такому содействовать.
– Ты дал мне жизнь, настоящую жизнь, – перебила его Белла решительным взмахом руки. – У меня никогда не было родителей, поэтому своего спасителя я приняла как отца. Мне было непросто осознать изменившийся мир, только присутствие Карлайла, его взгляды на жизнь, неоценимый опыт позволили пройти через выпавшее на мою долю испытание, смириться и жить дальше.
– Ты не жалеешь? – не удержался я.
– Нет. И никогда не жалела, – уверенно и бесстрастно ответила Белла. – С годами я смогла поменять свои взгляды, хотя в Бога или некую высшую силу верю до сих пор. А вот возлюбленной Серхио принять иную жизнь так и не удалось...

В карих глазах Беллы мелькнула тоска: она скучала по дорогому другу, а он опять где-то пропадал, не подавая вестей уже довольно давно. Я знал историю его жизни: прочитал в мыслях Элис когда-то давно. И понимал, что до сих пор рана Серхио не зажила, но пока не угасла надежда, что обещанное свидание когда-нибудь состоится, он не прекращал поиски.

После того вечера у меня возникло яркое желание не просто соединить свою судьбу с судьбой Беллы навсегда, а сделать это в тех местах, где началась её жизнь, – во Франции. С помощью Карлайла я разыскал на картах место, где когда-то располагался монастырь. Если верить сведениям путеводителей и атласов, в настоящий момент местность заброшена, монастырь так и не восстановили, лишь изредка там появлялись историки и археологи в поисках древностей. Я понимал, что для воплощения идеи придётся съездить в Лангедок и продумать всё в деталях, но к таким длительным самостоятельным путешествиям я ещё готов не был.

Впрочем, оставалось ощущение, что в данном вопросе судьба была на моей стороне. Однажды я углядел видение Элис: Белла в длинном белом платье среди зелени и живописных развалин. Я узнал местность: несмотря на царившее вокруг запустение, нетрудно было опознать монастырь из воспоминаний Карлайла. Невозможно выразить, насколько я обрадовался этому.

***


Целый месяц мы провели в Форксе, не разлучаясь с Беллой ни на минуту. Я проводил ночи в кресле в спальне Беллы, а со временем она стала засыпать в моих объятиях. Мы лучше узнавали друг друга, всё отчетливее понимая, что жизнь врозь для нас не возможна.

В начале августа я всё-таки решился на шаг, пусть не продуманный до конца, но терпение моё иссякло. Я хотел услышать заветное «да». Я страстно желал, чтобы Белла Брендон вновь стала Беллой Каллен.

Эскиз кольца нарисовала Элис, по её же просьбе украшение изготовил ювелир в Нью-Йорке, отправив его в Форкс.

В тот день все уехали на охоту, оставив нас с Беллой наедине. Для меня наступил решающий миг. Перед отъездом Элис, отведя меня в сторону, долго наставляла меня насчёт осмотрительности. Пока она говорила, я успел уловить удивительное видение. От сестры не укрылась вспышка моей радости, но она сокрушённо покачала головой, полная сомнений и тревог:

– Я это уже видела многажды. Отрывками, зачастую расплывчатыми, – взволнованно подтвердила она. – Ты был так увлечён подготовкой, что мне удалось скрыть это. Будь осторожен, я очень тебя прошу. Ближайшие события вновь укрылись от меня за пеленой, а печальный опыт свидетельствует, что после такого начинаются непредвиденности, далеко не всегда приятные. Утешившие тебя видения не исчезают. Судя по всему, вы оба полны решимости…
– Элис. – Попытался заговорить я, собираясь уверять сестру, что буду контролировать каждый шаг, но она не позволила.
– Я никому ничего не сказала, – прервала она меня. – Как вы решите, так и будет.

Мороз пробежался по моей и без того холодной коже. В мыслях сестры я видел безграничное доверие, которое я обязан был оправдать.

Лёгкий поцелуй на щеке – и всё. Мы с Беллой остались вдвоём.

14.4.
POV Белла


Я расхаживала по комнате, как по клетке. Нервы были на пределе. За последние пару месяцев мы не раз встречались с Эдвардом, и перед каждым свиданием я начинала торопить время. Мне не хотелось с ним расставаться ни на минуту, впрочем, Эдвард был со мной солидарен. Мы старались наверстать упущенное время, месяцы, проведённые порознь. Если ты – человек, а твой любимый – молодой вампир, а караулит вас целая семья, отнюдь не обделённая талантами, – нас круглосуточно опекали. Даже уединяясь, мы понимали, что рядом находится кто-то из нашей семьи, а Элис бдит за нами.

И вот, редкая возможность побыть вдвоём. Я приехала из Сиэтла в Форкс накануне, после успешной сдачи экзаменационной сессии. Эдвард в последнее время постоянно мотался между Итакой и Форксом, то оставаясь с Эсми и Карлайлом, то уезжая к ребятам, стараясь подгадывать своё расписание, чтобы мы могли пересекаться как можно чаще. Впрочем, у Элис и Джаспера семестр тоже подходил к концу, и они планировали скоро наведаться в Форкс. Сегодняшний вечер принадлежал только нам двоим.

Мы договорились встретиться на нашей любимой поляне. Я не была там с Рождества, боясь, что плохие воспоминания испортят мои впечатления о чудесном уголке, но сегодня Эдвард уговорил меня на поездку. В его обществе я уже не боялась прошлого, оно не имело надо мной власти.

Я подхватила с вешалки ветровку и вышла к машине. На улице было пасмурно, в небе висела полупрозрачная взвесь то ли из тумана, то ли из мелкого дождя. От обилия зелени вокруг она казалась тоже зелёной. Я настояла, что до парковки доеду сама и встретимся мы там, а не у моего дома. Мне была необходима эта поездка через город и лес, чтобы договориться с собой, унять внутреннюю панику. Как бы я ни храбрилась, мысли о том, что Эдварда нет на этом свете и никогда не будет, так просто из себя не вытравить.

Когда я заехала на стоянку, Эдвард уже ждал меня, прислонившись к мотоциклу, скрестив на груди руки и не сводя глаз с дороги. Весь в чёрном по старой привычке, волосы в типичном для него беспорядке, светло-янтарные глаза сияли внутренним огнём. И удивительная улыбка. Живой. Настоящий! Вспоминая мой предыдущий визит сюда, я до сих пор не верила в то, что вижу.

Я только припарковала машину рядом с мотоциклом, а Эдвард уже распахнул дверь, подавая мне руку. Я коснулась кончиками пальцев протянутой ладони и ощутила, как по телу забегали электрические разряды.

– Привет!
Его глаза были двумя солнышками, разогнавшими тучи на моём личном небосводе.
– Эдвард… – тихо произнесла я, с трудом справляясь с дрожью в голосе.
Мгновение – и я оказалась в его несмелых объятиях.
– Белла, моя Белла, – бормотал он, зарываясь лицом в мои волосы. – Мы не виделись чуть меньше месяца, а мне показалось, что прошла вечность. Я истосковался.
– Я знаю… – смущённо пробормотала я, заливаясь краской.
– Ты готова?
Он чуть отстранил меня, изучая. Я улыбнулась в ответ:
– Нет, но пойдём.
– Пойдём? – поднял брови он. – Слишком медленно. Ты же знаешь, терпение не мой конёк. Ты мне доверяешь?
– Всегда!

Усмехнувшись, он протянул ладонь, в которую я вложила свою. Сильное движение – и я у него за спиной. Я, конечно, догадалась, что прогулка будет лихой. Но забыла только, какой скоростью обладает вампир, тем более – молодой и полный сил. Я не боялась. Во мне проснулись воспоминания о пробежках через лес, которые всегда дарили столько незабываемых эмоций в прошлой жизни. Вот и теперь для меня существовали только две вещи: скорость и близость Эдварда. Всё остальное отошло на задний план.

Путешествие заняло всего несколько минут. Вскоре Эдвард бережно опустил меня на ноги. Впереди маячил просвет между деревьями: остаток пути мне предстояло пройти пешком. Эдвард развернул меня к себе лицом и нежно взял за руки:

– Помни, это только наше место, – проникновенно произнёс он. От волнения я с трудом разбирала его слова. – Я больше года грезил привести тебя сюда. Зато теперь знаю: мечты сбываются, и нам всё по силам. Выбрось из головы всё плохое. Когда-то давно, когда я только приехал в Форкс из Майами, мне постоянно снились сны. В них была эта самая поляна, но кого-то не хватало. Я постоянно кого-то искал…
– Эдвард… – прошептала я, уткнувшись носом в прохладную кожу его куртки и ощущая, как румянец снова заливает мои щёки.
Он поднял моё лицо, я ощутила гладкость холодных пальцев, коснувшихся моего подбородка:
– Белла! – упрекнул он. – Я искал тебя! Ты же отлично это знаешь!
– Я так странно себя чувствую… – попыталась объяснить я. – Последнее время я живу как будто с раздвоением личности. Вот сейчас обе части меня рады быть здесь.
– Пойдём, тебе понравится, – краешком губ кривовато улыбнулся он.

Сцепив руки, мы пошли вперёд. Я отчаянно трусила, несмотря на уверения Эдварда, и лишь крепкая, пусть и бережная хватка его пальцев не позволяла мне сбежать.

Вот и мой любимый кедр, служивший воротами на чудесную поляну. Я насилу отогнала тяжёлые воспоминания, подняла взгляд от земли… и застыла в недоумении.

Поляна стала прежней. Громадная ель, упавшая год с лишним назад, испортившая неповторимую красоту, исчезла. А на её месте красовалась зеленью деревце с меня ростом – пушистая ёлочка с молодыми отростками, тянущимися к свету.

– Эдвард! – выдохнула я, видя его лукавую усмешку. – Ты же не читаешь моих мыслей! И я никому об этом не рассказывала. Откуда?..
– Ты рассказывала. Во сне! – засмеялся он. – Ты во сне бываешь более разговорчивой, чем наяву. Поэтому твою тайну сначала узнала Элис, а потом и я.

Пытаясь скрыть смущение, я шагнула на свет из тени деревьев. Солнце по-прежнему пряталось за пеленой облаков, но всё равно было светло. Высокая трава – мне она доставала практически до пояса – зыбилась от лёгкого ветерка. Там и здесь виднелись цветы. Высоченные ели и кедры охраняли заветное место, но наша маленькая ёлочка не казалась здесь чужеродной. Ей явно нравилось новое место обитания. Я усмехнулась собственным мыслям.

– Над чем ты смеёшься?
Эдвард не мог прочитать моих мыслей, но наблюдал он за мной очень пристально. В его глазах сверкнуло любопытство.
– Это деревце напоминает меня, – объяснила я. – Помнишь, я говорила про раздвоение личности? Та старая поваленная ель – тоже я. Какой была до приезда в Форкс. Вроде бы в лесу и среди родных, но совсем одинока. Корни меня не держали. Хватило одной бури… Так что даже не знаю, сколько мне лет – полторы сотни или всего лишь восемнадцать.
– А какая разница? – пожал плечами Эдвард. – Ты – это ты. И это самое главное.
– Тебя не смущает, что я старше тебя на сто с лишним лет? – лукаво уточнила я.
Он расхохотался:
– Белла! Хоть тысяча, поверь, – ответил Эдвард, внезапно оборвав смех. – Главное, чтобы это перестало смущать тебя. Может, я тебе не нужен такой, молодой и зелёный… особенно теперь, когда ты всё помнишь.
– Глупый! – улыбнулась я, пытаясь не утонуть в нежности и грусти его взгляда.
– Ага, – кивнул Эдвард, – ещё какой глупый. И сейчас я совершу ещё одну глупость. Очень надеюсь, что моя вездесущая сестрёнка не помешает.
Договорить он не успел: зазвенел телефон. Можно было спорить на что угодно – Элис.
– Да, Элис, – фыркнул Эдвард в трубку, состроив гримасу. – Да! Я буду осторожен!
Он убрал телефон в карман и обернулся ко мне:
– Пыталась, не получилось. Иди сюда.
Я застенчиво шагнула навстречу и опять оказалась в объятиях Эдварда. Его холодные ладони обхватили моё лицо – я прикрыла глаза.
– Белла, если ты боишься…
– Глупый! – повторила я. – Мне нечего бояться, когда ты рядом.
Он улыбнулся. От его глаз разбежались лучики тепла, но в их глубине таилось напряжение. Я видела, как борется в нём желание и благоразумие.
– Белла, ты моя жизнь, понимаешь? – очень серьёзно проговорил он. – Без тебя – нет меня. Просто нет…
Твёрдые губы накрыли мои. Поцелуй был осторожным, робким, но от нежности захватывало дух…
– Белла… Я люблю тебя! – тихо промолвил Эдвард, когда я снова уткнулась лицом в его грудь. – Я знаю, ты тоже меня любишь: ты говорила об этом во сне. И всё же я хочу услышать это наяву – можно?
Меня переполнило такое ощущение счастья, что просто сказать эти слова я не могла. Я поднялась на цыпочки, обхватила ладонями его лицо и сквозь поцелуи прошептала, стирая навсегда свои застарелые сожаления:
– Люблю… Люблю… Люблю тебя!

***


Это был удивительный месяц. Мы почти не расставались с Эдвардом, то мотаясь по лесам, то сидя в особняке у Калленов вместе со всей семьёй. Эдвард ночевал в кресле в моей комнате. Теперь я знала об этом. То упоительное, что было между нами, не позволяло дышать и жить друг без друга. Разлука на несколько дней казалась непереносимой. Мы с дрожью ждали осени, когда мне придётся уехать в Сиэтл. У нас с Эдвардом возникали мысли перевести меня в колледж в Итаку, но семья не сомневалась: жить в доме у вампиров мне нельзя, а одну в общежитии меня поселить не могут. Я же не маленькая девочка, в конце концов! А в Сиэтле я комнату делила лишь с хрупкой Анжелой, и ничего плохого со мной, без присмотра, за год не произошло.

В начале августа все родственники уехали на охоту, оставив нас с Эдвардом вдвоём почти на сутки. Элис долго что-то внушала ему перед отъездом, отчего я пожалела, что не обладаю вампирским слухом.

Проводив родных, мы загнали мою машину в гараж и поднялись по лестнице в дом.

– Эдвард, а что вы такое с Элис обсуждали перед отъездом? – полюбопытствовала я.
– Сюрприз! Узнаешь, не сомневайся! – улыбаясь, ответил он.
– Эдвард! – нахмурилась я.
Сюрпризы я никогда не любила.
– Тс-с-с! – легко поцеловал он меня в обиженно сомкнутые губы. – Не дуйся. Всё узнаешь. Ты когда-то мне писала, что хочешь посидеть и послушать, как я играю на рояле?
– А рояль…
– Пойдём, – потянул он меня за руку. – Наша семья справедливо решила, что я больше времени провожу тут, чем в Итаке. И что в гостиную гармонично впишется рояль. Правда, Элис решила, что два одинаковых – это перебор. Поэтому там рояль – белый, а тут – чёрный.
– Ох! – выдохнула я в изумлении, делая шаг в гостиную и оглядываясь.
– Вот именно! – улыбнулся Эдвард. – В общем, они с Эсми выбрали подходящий и вчера вечером его привезли.

Знакомый интерьер изменился: два белых кожаных дивана сдвинули к стене, а на освободившемся месте появилось небольшое возвышение с великолепным чёрным роялем посередине.

За окном темнело. В просторной комнате царил полумрак, но разгонять его не хотелось. Эдвард зажёг свечу в высоком старинном канделябре. Звёздочка пламени почти не давала света, но вносила сказочные нотки в атмосферу. Эдвард сел за инструмент, пробежался по клавишам, точно пробуя их на вкус.

Я же, как некогда в своих грёзах, устроилась на полу, прислонившись спиной к стене. Для меня сейчас существовал только Эдвард – и удивительная музыка, которая полилась из-под его пальцев.

Не знаю, сколько длилось это волшебство. Время исчезло, вдруг потеряв важность. Я долго сидела, как заворожённая, не в силах шелохнуться. Потом переместилась за спину любимого музыканта в нестерпимом, обжигающем желании оказаться ближе. А он играл; одна непревзойдённая мелодия сменяла другую, окутывая меня невесомой негой.

Вот, наконец, зазвучали аккорды, которые я впервые услышала на присланном мне с письмом диске. Это была та же музыка, однако в чём-то она неуловимо изменилась. В ней появились ликующие нотки счастья, в то же время она преисполнилась уверенности и нежности. Доиграв, Эдвард снял руки с клавиш рояля и развернулся. Мы застыли, впитывая друг друга, переживая неповторимый момент.

Поцелуй стал продолжением чарующей мелодии. Через несколько бесконечно сладких тягучих минут Эдвард подхватил меня на руки, взлетел по лестнице, ни на секунду не размыкая губ. Мы сплелись в объятиях, даря себя друг другу. Очень скоро на нас уже не осталось одежды, только два тела среди белых простыней. Мелодию, которую играл Эдвард несколько мгновений назад, теперь исполняли мы вдвоём.

– Ты уверена?
Потемневшие глаза, наполненные волнением и страстью, неотрывно смотрели на меня. Голос чуть охрип от волнения.
– Да!
– Не пожалеешь? – Страх попытался прорвать заслоны. – В данный момент я представляю для тебя самую большую опасность в этом мире.
– Никогда! – Я прогнала испуг так решительно, как только могла. – Ты никогда не будешь опасен для меня. Только не для меня.
– Я люблю тебя!
Нежное и ласковое. Безбрежное море взаимности.
– Я люблю тебя!

Страстное и горячее. Лёд и пламень, жизнь и смерть. За это я готова была отдать жизнь. И смерть. И вечность в придачу, лишь бы нас никогда никто не смог разнять.

Я видела, как Эдвард сдерживается, стараясь не причинить мне боли; знала, что это должно стоить ему немалых усилий, но мысли тонули в тумане ощущений. Все посторонние звуки слабели: тихий вздох удовольствия Эдварда значил больше, чем громовой скрежет спинки кровати, на которой он вымещал избытки силы, пытаясь не покалечить моё хрупкое человеческое тело.

С каждым поцелуем, с каждым прикосновением исчезала я – прежняя Белла. И та, которая больше ста лет провела в одиночестве, мечтая о переменах. И та, в которую она превратилась: молоденькая девушка, ничего не знающая о жизни. Они ушли куда-то, давая дорогу той мне, которой было суждено, наконец, появиться на свет. Настоящей мне. Отдавая себя целиком Эдварду, я наконец-то обретала себя.

Губы, руки… Лёд кожи вампира казался раскалённым добела, каждая секунда тянулась вечно, даря новый мир. Мы стали продолжением друг друга. И даже резкая вспышка боли не испортила совершенства картины. А ставшие из янтарных чёрными глаза не испугали.

А потом уже не было тел. Не было вампира, не было человека. Не было Эдварда и Беллы. Осталось только ощущение невыразимого счастья в слившемся в унисон полукрике-полувздохе. Нас соединила нить, которую никто уже не мог разорвать. Вампир любит однажды, а мы оба были вампирами, пусть я и была заключена в человеческое тело. Теперь я точно знала – ненадолго. Я отчётливо понимала, каких усилий требовала от Эдварда наша близость. Невероятных, запредельных. И тем сильнее хотелось мне разделить с ним своё счастье. Не заслонённое страхом и болью.

А потом я провалилась в самый счастливый сон. Сон под охраной любимых холодных рук.

***


Наверное, я спала долго, очень долго. Лишь спустя много часов небытие постепенно уступило место реальности, а сквозь смежённые веки я ощутила луч солнца, прокравшийся сквозь шторы.

Улыбнувшись, я решилась взглянуть на окружающий мир. И тут же увидела потемневшие от тревоги любимые глаза.

– Белла?
Голос был чуть хриплым. Никаких сомнений: Эдвард был взволнован и напуган.
– Эдвард? – я попыталась скопировать его интонацию, поднимая руку к родному лицу.
– Ты?..
Голос сорвался от волнения. Он так держался, но теперь, похоже, терпение балансировало на грани. Всякая выдержка, даже стойкая, подкреплённая открытиями Джаспера, имела пределы. Впрочем, меня это не волновало. Страха по-прежнему не было.
– Я более чем в порядке, – поспешила я ответить на немой вопрос. – Я люблю тебя!
– И я люблю тебя. Но произошедшее… Прости! – в любимых глазах появилась боль.
– За что? – удивилась я. – За то, что я стала счастливейшим существом на этой грешной земле? Судя по твоему выражению лица, пока я спала, ты получил выволочку. Я даже догадываюсь, от кого.
– Звонила Элис, – подтвердил он. – Они скоро подъедут.
– М-м-м-м…
Я притянула руками голову Эдварда и поцеловала любимые губы. Он мигом откликнулся на поцелуй. Мы бы продолжили дальше, но тут раздался звонок.
– Чёрт! – выругался он, приподнимаясь на руках надо мной и протягивая руку к телефону. – Элис!
– Не снимай, – хмыкнула я.
– Ты не знаешь её? – коротко рассмеялся Эдвард, вновь мимолётно касаясь меня губами и поднося к уху трубку.
Да уж, я знала её. Если Элис действительно надо, она нас найдёт и на том свете. Где угодно.
– Да, хорошо. – Эдвард был спокоен, судя по всему, Элис на этот раз не собиралась на него ругаться. – Спасибо за предупреждение!
– Белла, – взгляд Эдварда выражал непонятную мне тревогу, – через полчаса тут будут все. А у меня осталась невыполненная задача. Я хотел сделать всё вчера вечером, но….
– Нашлось более важное занятие? – засмеялась я.
– Подожди, не перебивай меня. – Прохладная ладонь закрыла мне рот, и я тут же её поцеловала. Эдвард потянулся и достал из выдвижного ящика небольшой предмет, перевязанный белой атласной лентой. – Белла… Я понимаю, что в постели подобное смотрится пошло, но я упустил шанс всё сделать правильно, а ждать сил у меня не осталось. Ты когда-то была Каллен, я же носил фамилию Свон. Потом всё поменялось, сейчас ты – Брендон, я – Каллен. Я хотел бы восстановить историческую справедливость. Белла Брендон, ты согласна стать Беллой Каллен?
Онемев, я приняла из рук Эдварда коробочку.
– Да, всё должно быть наоборот, и я…
– Подожди, – перебила я Эдварда. – Как правильно, так и есть. Ты…
– Я предлагаю тебе выйти за меня замуж, – теперь он прервал меня, – стать миссис Эдвард Каллен. Нравится?
Его голос чуть дрожал от волнения, а я не могла подобрать слова. Что могло заставить Эдварда, который родился и вырос в современном мире, попросить руки девушки? Нынче замужество не в моде, я хорошо успела это понять. А ему никто не прививал тех установок, которые были приняты столетия назад.
– Белла, – улыбнулся он, как будто очередной раз читая мои мысли, – у нас впереди вечность, а мода меняется. И я хочу привязать тебя к себе всеми мыслимыми и немыслимыми способами.
– То есть ты согласен с тем, что мне пора перестать быть хрупкой и человечной? – уставилась на него я, не в силах поверить в услышанное.
Дискуссии о том, как долго мне оставаться человеком, успели надоесть всем, но приемлемого решения пока так и не нашлось.
– Я так и не услышал ответа, – проигнорировал вампир моё изумление.
– Если у нас, в самом деле, впереди вечность, то да! Я готова стать миссис Эдвард Каллен.
– Если? – Эдвард изогнул бровь, глаза от волнения почернели.
– Всегда, – улыбнулась я, притягивая его к себе. – Просто мне одной жизни с тобой будет мало.
Его руки вокруг меня, и губы – везде. Меня затопило счастьем – своим и его, нашим. Я снова погрузилась в сказку, захлёбываясь в ощущениях.
– Белла, открой!

Эдвард с трудом оторвался от меня, его глаза вновь стали чёрными как смоль, как этой ночью. Я не боялась за себя, скорее, опасалась за любимого: мы постоянно забывали, что Эдварду от роду чуть больше года, настолько поразительным было его самообладание.

Я потянула за ленточку, развязала и начала распутывать кокон из красивой обёрточной бумаги. Неожиданно один край оказался острым, кольнув, когда я неосторожно провела по нему рукой. По моему запястью медленно скатилась капля крови.

Тёмно-синяя коробочка упала с глухим стуком на пол из моих враз ослабевших рук. Холодные губы слизнули каплю.

Меня пронзило взглядом Эдварда: глаза стали провалами в бездну. Никогда больше я не спутаю страсть и жажду в глазах вампира!

Потом осталась лишь жгучая боль: острые зубы впились в мою руку, забирая алую влагу жизни.

– Эдвард, нет!!! Отойди! Оставь её!

Обычно ласковый голос Элис звучал яростно, она почти шипела. Сквозь боль я не заметила её появления. Не слышала, как Элис ворвалась в дверь.

Оглушительный грохот. Одни ледяные губы сменились другими, сквозь пелену забытья я поняла, что Элис старается отсосать яд из укуса.

– Элис, не надо… – слабо протестовала я. – Пусть всё свершится…
– Белла, молчи! – на секунду отрываясь, она разъярённо шикнула на меня.
– Элис! – хриплый голос Эдварда раздался откуда-то издалека, сопровождаемый глухими звуками падающей мебели.
– Уйди, Эдвард! – Элис оторвалась от моей руки – жжение сразу же прекратилось. – Я же просила тебя быть осторожным! Как ты мог?
Подруга сплюнула в сторону кровь, которую не хотела глотать. Обернулась к застывшему в дверях Джасперу, который мёртвой хваткой удерживал на месте рвущегося ко мне Эдварда. Я уже не сомневалась: Элис хочет прогнать Эдварда.
– Элис, нет! – попыталась я вмешаться. – Не делай этого…
– Белла, не сейчас! – глаза Элис грозно полыхнули, когда она обернулась ко мне. – Я могла не успеть, понимаешь?
– Я бы просто стала вампиром, – возразила я надсадно.
– Рано! – уверенно проговорила она, успокаиваясь. – Ещё слишком рано!
– Почему?
– Не знаю, – её красивое лицо исказилось смертной мукой. – Поверь, это преждевременно!

Слушая наш разговор, Эдвард замер, перестав дёргаться в железных тисках брата. В его устремлённом на меня взгляде колыхался безмерный океан вины. Потом он перевёл взгляд на Элис. Брат и сестра бессловесно смотрели друг на друга несколько показавшихся бесконечными мгновений.

– Джас, отпусти его, – тихий голос Элис прозвучал громче взрыва многотонного снаряда. – Не держи. Пусть идёт, куда хочет.

В комнату ворвался ледяной ветер из распахнутой двери. Жалобный скрип ступеней лестницы рыданием рассёк воцарившуюся тишину. Послышался глухой хлопок.

Кажется, для меня всё было окончено. Сеанс пребывания в личном раю можно считать законченным.

– Эдвард, нет!

Крик вырвался из горла помимо воли, голос сел. Мир вокруг стремительно наполнился едва слышным тихим звоном разбивающегося хрусталя. Как наяву, я увидела, как вдребезги разлетается только что обретённый мир, где я могла быть счастлива. Скорее всего, навсегда.

------------------
От автора:

Как я и говорила, с возвращением воспоминаний испытания героев не закончились. За всё надо платить, и эта прописная истина привела к очередному «моменту преломления». Да, Судьба позволила Эдварду оказаться рядом с Беллой намного раньше, чем можно было предположить, но она же подкинула ему испытание. Очень хотелось бы услышать мнение любимых читателей: выдержал Эдвард его или нет? И версии, почему Элис остановила брата, мне тоже любопытны. Жду ваших комментариев под статьёй и, конечно же, интересного общения на форуме!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/40-15681-24
Категория: Альтернатива | Добавил: Миравия (12.03.2016) | Автор: Миравия
Просмотров: 1441 | Комментарии: 43 | Теги: Альтернатива Сумеречной Саги


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 43
0
39 larapace   (31.03.2016 23:05)
Отличная история!!!! Неужели Элис увидела что Белла беременная?? Очень жду продолжение!!!!!! Можно меня в ПЧ!?

0
40 Миравия   (Вчера 11:18)
Не увидела. У Элис просто сработала интуиция: у неё отличное чувство времени!

0
38 ёжик-ужик   (30.03.2016 12:18)
Спасибо.

0
41 Миравия   (Вчера 11:18)
wink всегда пожалуйста

0
37 Dunysha   (25.03.2016 16:02)
спасибо за главу. вот Маш ты всегда так красиво все распишешь а в конце горькую пилюлю выпишешь sad . пойду на форум (медленно шаркая ногами, чешу затылок)

0
42 Миравия   (Вчера 11:19)
Это еще ж не конец)))) А сплошной флафф был бы не интересен)

0
36 Noksowl   (19.03.2016 12:11)
Интересная история у Беллы. Жизнь в церкви и отразилась на ней, то какая она стала: ее доброта и забота о других, а не о себе...
Свадьбы не дождались, но удивляться не приходится: Эдвард - современный парень. Хотя во время беременности, а это около месяца, можно успеть и свадьбу сыграть. Первые шаги для этого уже сделаны: кольцо есть, предложение сделано, место свадьбы выбрано...
Думаю, Элис увидела в видении, куда Эдвард собирается убежать и что это временный порыв, поэтому она и сказала Джасперу отпустить его. Если бы она увидела, что Эдвард хочет оставить Беллу навсегда, то тогда действовала по другому: попыталась поговорить с ним и отговорить.
Ну а если Эдвард все таки принял решение оставить Беллу, то все равно его ему не удастся осуществить. Если Белла забеременела, то он сможет быть в дали от нее от 2 недель (когда обнаружится беременность) до месяца (когда будут роды). После родов же Беллу обратят. Но это, опять же, не решает вопрос с Чарли, а ведь именно из-за него не хотели ее обращать.
Насыщенная получилась глава, столько много нового и интересного, спасибо

0
43 Миравия   (Вчера 11:20)
Вопросов еще много. Да и не будем забывать: Эдвард - мальчишка. Как бы не старался выглядеть взрослым, здесь он именно что очень-очень молод. Ведь в наше время взрослеют куда позднее.

0
30 rar   (15.03.2016 22:58)
Спасибо! Великолепная глава! Я тоже склоняюсь к мнению, что у них будет ребенок.

0
31 Миравия   (16.03.2016 15:29)
Так на самом деле и название главы этой говорящее, правда?))) Спасибо за похвалу, очень приятно!

0
29 Lepis   (13.03.2016 23:08)
Спасибо

0
32 Миравия   (16.03.2016 15:29)
Всегда пожалуйста!

0
28 Alice_Ad   (13.03.2016 23:05)
Спасибо за главу! Шикарно! Неужели она беременна?как поведет себя эдвард? С нетерпением жду продолжения.

0
33 Миравия   (16.03.2016 15:30)
Эдвард пока удрал... И его поведение - главный вопрос. Но и на него найдётся управа. Что касается продолжения, то задерживать долго не планирую wink

0
27 Olga_Malina   (13.03.2016 22:47)
Никогда бы не могла подумать что мне настолько сильнь понравиться читать историю от разных лиц... Это потресающе. Почему рано, я же прпаильно поняла что обратили ее молодой 15 летней девушкой, может как это сыграло свою роль. Когда я читаю историю в то же время, мне грустно, что не каждый может встретить или понять что встретил вторую половинку. И от этого очень грустно

0
34 Миравия   (16.03.2016 15:31)
Оль, отлично тебя понимаю. Вампирам в этом плане везёт - у них есть вечность, чтобы отыскать, а не короткая жизнь.

Беллу обратили, когда ей было около 17. Плюс она вернулась в человеческое обличье, в котором существует уже больше года. Так что возраст тут, по сути, ни при чём.

Я рада, что моё неоднозначное решение писать от разных лиц понравилось!

0
25 Hecata   (13.03.2016 18:50)
Огромное спасибо за долгожданную,для меня, главу!Как мне кажется у наших голубков зародился киндер, который станет для вех сюрпризом))) Очень буду ждать продолжения

0
35 Миравия   (16.03.2016 15:32)
wink Сюрпризы еще ждут - это я могу обещать. И очень радуюсь, что главы ждут любимые читатели) wink

0
18 чиж7764   (13.03.2016 16:26)
Что-то я ТАК расстроилась в самом конце!.. Всё здорово было, медленно время текло к счастью, общими усилиями приближали момент, когда больше не надо будет расставаться... И ночь была такая, что голова уже от описания кружиться начинает!.. И вдруг - блинский блин!
Эдвард, ну, пожалуйста! Ну куда тебя понесло???
А может такое быть, чтобы она уже в этой ночи счастья понесла? Ведь яд не успел никуда всосаться и там всё классно должно быть.

0
24 Миравия   (13.03.2016 17:29)
Ну рано еще было почивать на лаврах. РАНО! Немножко придётся подёргаться, попереживать за любимых героев... Но уже недолго осталось, правда) Я рада, что герои вызывают сопереживание - значит, трудились мы с Танюшей не зря) wink

0
26 чиж7764   (13.03.2016 22:00)
Отож! Вы с Танюшей вообще молодцы! Выписываю Оскар... wink

0
17 tess79   (13.03.2016 15:16)
Машенька, спасибо за главу!!! Вот так поворотец!!! happy happy happy

0
23 Миравия   (13.03.2016 17:27)
wink Я стараюсь, чтобы не было скучно) Спасибо тебе за красоту)

0
16 Саня-Босаня   (13.03.2016 12:52)
Цитата Текст статьи
с возвращением воспоминаний испытания героев не закончились. За всё надо платить, и эта прописная истина привела к очередному «моменту преломления»

Естественно - сюжет, слава тебе господи, не топчется на одном месте, а имеет свое логическое развитие.
Было бы странно, если бы Эдвард не "сорвался" - ведь настолько сильно об этом пеклась вся семья Калленов. Иначе бы получилось слишком идеально.
Маш, спасибо за новую главу! ))))
Танюшке посылаю благодарность за редактирование! smile

0
22 Миравия   (13.03.2016 17:27)
Пока рано для "идеально", Лен) Сама понимаешь. Да и топтаться - скучно. Мы еще не все узелки развязали, чтобы почивать на лаврах biggrin

0
15 РаСсВеТсОлНцА   (13.03.2016 12:15)
спасибо за главу - ожидание себя оправдало!!!! happy

0
21 Миравия   (13.03.2016 17:26)
Очень приятно, когда результаты трудов твоих ждут. Спасибо! Надеюсь, и последние главы себя оправдают) wink

0
14 Рейна8890   (13.03.2016 10:38)
очень интересная романтическая глава с грустным концом! очень надеюсь что у героев все будет хорошо они это заслужили!

0
20 Миравия   (13.03.2016 17:26)
То, что рано или поздно будет - я обещаю! Вопрос когда? Впрочем, и тут всё более-менее очевидно: через 2 главы и бонус - где-то в эпилоге))) biggrin

0
13 MissElen   (13.03.2016 01:29)
Неужели и тут будет свое Новолуние?! Так все хорошо было - свидания, признания, поцелуи и, наконец, любовь ... закончившаяся такой трагедией! Эх, видно поторопились ...

0
19 Миравия   (13.03.2016 17:25)
В какой-то мере будет... Куда денешься от Эдварда с его характером? Он у нас такой...)

+1
6 kolomar   (12.03.2016 18:08)
Облом по полной.На сколько Эдвард теперь уйдёт?.Брачная ночь без крови не обошлась, а царапина на руке переросла в бурю? .Cомневаюсь я в такой кровеустойчивасти ДЖАСПЕРА.Чтобы выдержал каплю крови а Эдвард нет .Глава до слёз прямо.СПАСИБО.

0
12 Миравия   (12.03.2016 19:04)
Спасибо за комментарий! В отличии от канона у меня всё вверх ногами, поэтому как раз такой-то расклад и сложился. Эдвард - совсем молод, и, несмотря на способность отключать дар вместе с жаждой капля крови оказалось последней... Мало того, щит Беллы не позволяет ему понимать, отключен дар или нет. Что касается Джаспера, то тут ситуация во многом иная по сравнению с Сумерками: выдержка куда лучше, тренировки было куда больше, плюс он может контролировать данный момент за счёт "отключения" дара. Связь Джаса и Беллы тут куда сильнее, чем в каноне, что не может не влиять на контроль. В другом смысле, но Белла Джасперу не менее дорога, чем Элис. Я уж молчу о долге...

+1
5 Стефания   (12.03.2016 16:40)
беднягу чувство вины заест, а ей опять страдать...
спасибо!

0
11 Миравия   (12.03.2016 19:02)
Вот эта мысль точно в цель. Это же Эдвард! Да, чуть другой, да, родился куда позднее... Но данная черта никуда не делась, она не зависит от времени появления на свет. А Белле придётся непросто - это факт.

+1
4 na2sik80   (12.03.2016 16:30)
Эх Эдвард.....после ночи любви спалиться на капле крови.....

0
10 Миравия   (12.03.2016 19:01)
Возможно и не спалился бы, если бы не было ночи любви... перебор... Спасибо за комментарий!

+1
3 galina_rouz   (12.03.2016 14:53)
Спасибо за главу

0
9 Миравия   (12.03.2016 19:01)
Благодарю за поддержку!

+1
2 riddle   (12.03.2016 14:48)
Спасибо за главу

0
8 Миравия   (12.03.2016 19:00)
Всегда пожалуйста!

+2
1 prokofieva   (12.03.2016 14:31)
Может Белла родит ребёнка , пока человек , поэтому рано становиться вампиром ? Спасибо , очень интересная глава .

0
7 Миравия   (12.03.2016 19:00)
Мысль любопытная, мне она нравится. Поглядим, сбудется ли? Элис ведь не видит и не видела никогда полукровок, а в данном случае еще и не видит "переломных" событий, что для неё большая проблема. Спасибо за комментарий!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: