Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13560]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь. Белла / Эдвард / Закончен / от автора Харама

В лунном свете
Через несколько секунд меня бережно положили на прохладную постель и укрыли одеялом. Уплывающим сознанием я успела заметить небольшую улыбку на губах Деметрия, который выходил из комнаты. А может, мне это просто показалось…

Уму непостижимо!
Приключения дорогого милого ботаника Медвежонка и его обожаемого Лютика.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

DOZOR
Ночь, машины, дороги, километры… Скорость, заборы, подвалы, крыши, лестницы, стены, деревья… Свет, тьма, эмоции, чувства, драйв, экстрим, адреналин...
Это нужно чувствовать... Это нужно пережить... Через это нужно пройти... Белле Свон… и NE_людI... Добавлена 50 глава!

Конкурс Фан-Артов "Говорят, под Новый Год..."
Наступает самое волшебное время года – Новый Год и Рождество! Поэтому, дорогие фотошоперы, давайте воплотим в жизнь все ваши фантазии на тему зимы, Рождества, волшебства и любви.
Работы будет разделены на три категории:
- Сумеречная Сага
- Драма
- Романс

Первый этап: Прием заявок по 6 декабря включительно или пока не наберется 50 заявок.

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1875
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Ангельская пыль

2016-12-4
21
0
Наконец ты счастлив, как никто на свете,
Ангельская пыль тебя уносит вверх.
Только ей подвластны и восторг, и ветер,
В жидких небесах звучит твой смех.


***


Голова была неподъёмной. Хотелось провалиться в небытие и никогда оттуда не возвращаться. Боль пронзала насквозь, подобно ножу, входящему в подтаявшее масло. А потом некто крайне жестокий хватался за рукоятку и начинал проворачивать. Медленно, чтобы каждая зазубрина чувствовалась, каждая оборванная ниточка воспринималась, как последняя. Обычные, в сущности, для меня последние три года мысли. Пора бы привыкнуть, но не получалось. Да я и не сильно старалась. Зачем?

Настойчивый звонок будильника разрывался над ухом, убеждая отказаться от крамольных мыслей о сне до полудня. Через несколько минут механический трезвон слился с женским голосом, в котором отчётливо выделялись визгливые, на уровне истерики нотки.

– Белла, если немедленно не встанешь, я не знаю, что сделаю!

Я отмахнулась и заткнула уши, отворачиваясь к стене. Но сон был безвозвратно утерян. Сознание возвращалось медленно, нехотя. Воспоминания о предыдущем вечере не отличались ясностью. Припомнилась большая гостиная дома в одном из пригородов Чикаго, вся в клубах дыма, множество людей, снующих туда-сюда. И глубокое кресло в углу, занятое мной в самом начале вечера. Кто-то предлагал выпить - я отказывалась. Поступали иные предложения, но были отвергнуты ещё быстрее. Постепенно на меня перестали обращать внимание, позволяя утонуть в грёзах, укутываясь подаренным чувством защищённости и покоя.

– Белла! – Голос Джорджи, моей соседки по комнате, и в обычное время не отличавшийся мелодичностью, а сейчас казавшийся хуже во стократ, прервал мои размышления о прошедшем дне. – До начала лекции осталось двадцать минут! Ты прогуляла вчера все занятия, если не появишься, будут неприятности. Тебе оно надо?

Со вздохом я развернулась на спину и открыла глаза. Лицо с переизбытком косметики нависало прямо надо мной, серые глаза метали молнии, а ярко-рыжие кудряшки угрожающе подпрыгивали. Захотелось повторить жест и махнуть рукой, прогоняя назойливого призрака, но я понимала, что Джорджи не отстанет. Мало того, она была права. Если после вчерашнего загула мы не появимся на лекциях, могут начаться проблемы. А мы делали всё, чтобы избежать излишнего внимания к нашей компании.

– Джо, я услышала, - пробормотала я, сморщившись. – Заткни будильник, голова болит!
– Милая, – вдруг сменила гнев на милость подруга. – Нам высидеть до ланча, а потом приедет мой братик. И я обещаю, головная боль пройдёт, всё будет хорошо... Никаких кошмаров! А то ты своего Эдварда опять во сне звала.
– Джорджи! – прервала её я, чувствуя, как от одного имени в груди снова поворачивается тупой нож.
– Вставай немедленно! – Мучительница внезапно сорвалась на крик, не обратив внимания на мои слабые протесты. Я не удивилась: для Джорджи были характерны подобные перепады настроения, за два года достаточно плотного общения я успела привыкнуть к её характеру.

Никаких кошмаров – это соблазняло. Воспоминания даже спустя три года причиняли боль, и время совершенно не торопилось меня лечить. Стоило закрыть глаза, и перед внутренним взором мелькала зелень форкского леса, в лёгких чувствовался прохладный, насыщенный влагой воздух, а в ушах набатом – любимый голос, произносящий простые слова: «Ты не нужна мне, Белла!»

Я скривилась, мечтая забыться навсегда, выбросить из памяти те минуты. Но я по-прежнему помнила каждое мгновение. И стоило расслабиться, как фильм из картинок прошлого снова начинался в моём личном кинотеатре. Круглосуточный сеанс. День Сурка.

Понимая, что от Джорджи отделаться не получится, я подскочила с кровати и отправилась в душ. Тугие струи прохладной воды ударили в тело, смывая остатки ночного забытья, возвращая к жизни. Но расслабиться не дали. Недовольный стук в дверь напомнил об убегающем времени, призывая поторопиться.

Через несколько минут мы уже ехали на машине Джорджи к учебному корпусу. День хмурился, недовольный наступающей осенью. С неба то и дело срывались крупные капли, расходясь кругами в лужах. Порывистый ветер словно стремился отобрать у прохожих одежду, чтобы спастись от приближающихся холодов.

– Милая, – обратилась подруга ко мне, заставив скрипнуть зубами – я ненавидела это словечко, – мы сегодня погуляем от души, причём в тесной компании. Но потом ты останешься на две недели одна. Я уезжаю в Нью-Йорк к родителям, дела семейные, и звонить буду редко. Джейсон договорился о моём отсутствии. Он обещал за тобой присмотреть.
– Но… – воззрилась на неё я, пытаясь осознать предстоящий подвиг.

Джорджи стала для меня домкратом уже давно, даже разъезжаясь на каникулы, мы не прекращали общение. Когда-то, при первом знакомстве, она мне напомнила Элис, но ощущение растаяло, а Джорджи осталась рядом, взяв надо мной шефство. Стоило ей оставить меня в покое, как я впадала в апатию, и вытащить меня оттуда было непросто, поэтому дёргать подруга не прекращала, ценя свои усилия.

– Ничего, тебе на пользу пойдёт, – хмыкнула она. – И уже найди денег. Отцу, матери напиши, скажи, что на лечение. По сути, не соврёшь даже. Братик добрый, но и его запасы не бесконечны, скоро привезут новую партию, за которую надо будет платить. Ты отказалась общаться ближе с Джейсоном, а это было куда более простым решением. Со своей девушки он не стал бы за удовольствие тянуть денег. Подумай хорошенько.

Джейсон, брат Джорджи, был на два года старше, учился в нашем колледже, но жил не в общежитии, а снимал собственный дом. Он крутился вокруг меня давно, недвусмысленно предлагая взять на обеспечение в случае, если я буду к нему благосклонна. Но каждый раз я делала вид, что не замечаю намёков. Соседка хихикала, говоря, что я зря отказываюсь от шикарного любовника, готового пойти ради меня на многое, но такие разговоры я пресекала на корню.

– Джо, я не желаю обсуждать этот вопрос, – оборвала её я и на этот раз. – Я найду деньги.
Обещать легко, но как сделать? Отец и мать присылали небольшие суммы, плюс за отличную учёбу на первом и втором курсе я получала небольшую стипендию, но то были капли в море. Просить у родителей денег под предлогом необходимого лечения значило привлечь ненужное внимание. От Рене в такой ситуации можно было ожидать чего угодно: появления в Чикаго первым же самолётом или приказа приехать в Финикс – это меньшее из того, что следовало ожидать. С Чарли ситуация была хуже: у него были все шансы догадаться, что творится с дочерью, если предоставить хоть малейшую зацепку, всё-таки он был полицейским с огромным опытом.

– Хорошо, решишь без меня, – кивнула подруга, паркуя машину. – Всё, разбежались. В четыре будь на месте, подойдут ребята. Как добраться до дома Джейсона, ты знаешь, если мы вдруг разминёмся. На, держи, - протянула она мне таблетку и бутылку с водой.
– Что это? – подняла вопросительно брови я.
– Да не отравлю, – хихикнула Джорджи, открывая дверь и пуская в прогретый салон автомобиля промозглый ветер. – Хорошая таблетка, позволит продержаться до вечера.

С помощью ли чудодейственной пилюли, или лишь на остатках силы воли – не знаю, но я дотянула до ланча. Правда, под конец боль уже запустила щупальца в моё тело, заставляя то и дело морщиться. С меня медленно сдирали кожу, безжалостно разрезая нитки, которыми была зашита дыра в груди, возникшая в том проклятом сентябре. Разговаривать удавалось с трудом, я могла лишь сидеть и тупо смотреть на преподавателя остановившимся взглядом. Время от времени приходилось заставлять себя двигаться, вспоминая наставления Джорджи: никто не должен узнать нашей тайны. Но каждый вынужденный жест воспринимался как жалящий удар хлыста. Что ж, мне было не впервой хранить большие секреты. Правда, знание каждого мне всегда слишком дорого обходилось.

Есть не хотелось, и я, не дожидаясь куда-то провалившуюся Джорджи, пешком отправилась к дому Джейсона. Два квартала – отличное расстояние для прогулки.

Жилище брата Джорджи было традиционным местом для наших гулянок, поэтому я спокойно зашла через незапертую дверь, бросила на вешалку куртку и отправилась в гостиную. Подруга уже была тут. Она сидела на коленях высокого белобрысого парня, чья рука гладила округлую коленку девушки, всё выше и выше поднимая юбку. Рядом в кресле развалился долговязый ярко-рыжий парень с россыпью веснушек на носу – хозяин дома. Он снисходительно посматривал на парочку в кресле, что-то неспешно потягивая из бокала.

– О, Белла! – расплылся в плотоядной улыбке Джейсон, поднимаясь навстречу. – Девочка, ты, небось, исстрадалась за день? После вчерашнего?
– Я ей чудо-таблетку с утра дала, – захихикала Джорджи, отсалютовав мне бутылкой, - так что всё с ней в порядке. Но лучше обрадуй девочку поскорее. От выпивки она же опять откажется.

Не теряя времени, мы прошли на кухню, я уселась на стул. Джейсон бросил на меня резкий взгляд:
– Может, тебя уколоть? У меня есть, – предложил он. – Кажется, на понюх тебя слабо берёт. Сестра вон и от обычной дозы отказалась, выпивкой обходится. Ей хватило вчерашнего, боится передозировки. А про тебя сказала, что ты ночью опять кошмарами мучилась. Лекарство прекратило помогать?
– Уколоть? – вздрогнула я, про себя проклиная подругу за излишнюю болтливость. – Нет, не надо. Я боюсь. И всё помогает, просто не так быстро, как сначала было.
Джейсон расхохотался:
– Я делаю лучше медсестёр в клиниках уколы, – похвалился он. – Давай руку, дорогая. Будет тебе продвинутое лекарство. Правда, не гарантирую, что оно потом не потеряет действенность, тут ничего не поделаешь. Хотел бы я знать, что привело такую примерную девочку сюда, – пробормотал он, беря в руки шприц. В нос ударил запах спирта, заставляя сморщиться.

Я сделала вид, что не заметила последней части фразы: об этом я никогда никому не расскажу. Джорджи тоже подробностей не знала, думая, что Эдвард – мой бывший молодой человек, бросивший меня ещё до колледжа.

Надо отдать должное, неприятных ощущений почти не возникло. Видать, я прошла слишком длинный путь от пугающейся уколов и вида крови школьницы до сегодняшней Беллы, чтобы бояться такой малости. Зато облегчение я почувствовала намного быстрее, Джейсон оказался прав. Сознание заволокло сладким туманом, напряжение, терзающее непрерывно уже три года, отошло в сторону. Тело постепенно погружалось в эйфорию. Нож вынули из раны, боль ушла.

– О! – засмеялся Джейсон, впиваясь взглядом в моё лицо. – Другое дело. А то пришла мегера-мегерой. Если бы ты ещё меня поцеловала… Я бы и от большего, впрочем, не отказался.

На мои плечи легли тяжёлые мужские руки, лица коснулось дыхание.

– Иди к чёрту, – беззлобно послала я парня, быстро скидывая с себя ладони, вставая и направляясь в комнату, слегка покачиваясь на ходу.

Упав в объятия мягкого кресла, я прикрыла глаза, чувствуя, как постепенно наваливается тяжесть, кости плавятся, даря телу полное расслабление. Меня словно заматывали в плотный ватный кокон, ограждая от всех неприятностей. Проблемы отступили, даря долгожданную передышку. Я по опыту знала, что ненадолго, но уже несколько часов были подарком. Несколько часов без боли – таков теперь был мой личный потолок счастья.

Я потеряла счёт времени. В комнате стояла тишина, нарушаемая чуть слышными тоненькими стонами: Джорджи с кавалером удалились наверх, догадаться, чем они заняты, было нетрудно. Джейсон мне не мешал, занятый своими делами, и я глубже и глубже тонула в калейдоскопе из цветных картинок, мелькающих перед внутренним взором, наслаждаясь теплом и свободой от боли.

Вдруг на плечо легла горячая рука, выдернув в реальный мир.

– Милая, мне уйти по делам надо, вернусь не рано, будьте как дома, – прошептал Джейсон мне на ухо, обжигая кожу огнём дыхания, заставляя ёжиться. – Завтра я к тебе загляну, мы обсудим вопросы оплаты. Я предложу альтернативу, но лучше бы ты согласилась на моё предложение. К нашему взаимному удовольствию.
– Джейсон, не начинай, – фыркнула я, отгоняя его рукой. Он поймал мои пальцы, сжал, а потом наклонился. Неожиданно холодные губы угодили куда-то в шею, но и этого хватило, чтобы поставить меня на грань истерики. Я вскочила на ноги, не соображая, что делаю.
– Ой, напугала, – невозмутимо поднял брови Джейсон, выпрямляясь и отступая. – До завтра, красавица. Я буду ждать нашей встречи.

С издевательским смешком он удалился, а я вынуждена была несколько минут глубоко вдыхать и выдыхать, пытаясь подольше сохранить состояние блаженного покоя.

Но попытка была обречена на неудачу: спустя несколько минут с улицы раздался шум подъезжающего автомобиля, крики, а потом в дверь кто-то настойчиво зазвонил. Джорджи, спотыкаясь на ходу, спустилась вниз, пытаясь как-то пригладить торчащие во все стороны волосы и застегнуть криво надетую блузку. Кавалер её, похоже, уже успел удалиться.

– Откройте, полиция! – раздался окрик.

Джорджи сделала мне большие глаза и отправилась открывать, продолжая гладить себя по голове. В коридоре стояли двое внушительных полицейских, державшие Джейсона, руки которого сковывали наручники. Похоже, у нас возникли крупные проблемы…

***


Мы с Джорджи отделались лёгким испугом. При нас наркотиков не было, в нашей комнате в общежитии колледжа их тоже не обнаружили. Разразился, конечно, скандал, но, в конечном счёте, нас сочли жертвами, которых сбил с пути Джейсон. К счастью, мне уже исполнился двадцать один год, так что Рене и Чарли ни о чём не узнали: о совершеннолетних студентах никто родственникам ничего докладывать не стал, учитывая отсутствие весомых последствий происшествия.

Другое дело – родители подруги. Мистер и миссис Уилсон приехали на следующий же день, привезли адвоката для попавшего в тюрьму сына и забрали Джорджи домой, не обращая внимания на вопли о том, что она уже совершеннолетняя. Позднее она прислала сообщение, что вернётся через две недели. Джейсон ждал суда, и попытки устроить ему выход под залог ни к чему не привели.

Я осталась одна. Пока Джорджи ещё была тут, она пару раз откуда-то доставала дозы, но теперь я не знала, куда деться. Боль терзала сильнее и сильнее, а лекарства не было. Я словно вернулась в своё состояние на три года назад, только тогда оно не было усугублено пагубным пристрастием.

Всё более тяжёлым грузом на меня наваливались воспоминания, мешая дышать, разговаривать, передвигаться. Я застывала, глядя в одну точку, погружаясь в разрывы души, исчезая в тканях иного мира, который пропал из моей жизни навсегда. Часами сидела неподвижно, вспоминая помимо воли мельчайшие детали прошлого.

Тогда, после ухода Эдварда, несколько месяцев выпало из моей жизни, но потом Чарли вынудил меня выползти из кокона и начать действовать. Под угрозой отправления в Финикс я худо-бедно, но закончила школу. Занималась домашними делами, подрабатывала в магазинчике миссис Ньютон. И ждала. Впрочем, напрасно.

Вскоре вопрос встал о колледже. Вот тогда и возникла мысль о том, что в Форкс Каллены никогда не вернутся, а где-то в другом месте могла и произойти встреча. Я уехала, втайне надеясь, что расстояние излечит боль. Постаралась убежать ото всех, кто пытался заботиться, расспрашивать. Туда, где меня никто не знает.

Выбор пал на Чикаго. Мне хотелось побывать в городе, где родился Эдвард. Побродить по улицам, которые знали его ещё человеком. Где-то глубоко внутри жила отчаянная надежда, что Эдвард когда-нибудь навестит родной город, и тогда я смогу ещё раз его увидеть. Я отдавала себе отчёт, что вероятность такого события ничтожно мала, но отбросить последнюю соломинку была не в силах. Это отдавало мазохизмом, но было лучше жизни под присмотром матери или отца.

Переехав, я постаралась погрузиться в учёбу, но боль никуда не уходила, продолжая терзать. Чёрная дыра в груди на месте сердца не зарастала, и все положительные эмоции исчезали, поглощённые ею без следа. Я уходила из дома по вечерам, минуя резные ворота, погружалась в кварталы Старого Города, теряясь в ином времени и пространстве, мили и мили отмеряя ногами по узким улочкам, проложенным между старыми домами из красноватого кирпича. Каждое здание я разглядывала, думая, что оно видело Эдварда человеком, временами мысленно разговаривая с памятниками архитектуры. Игры воображения были настолько живыми, что на опустевших улицах, залитых дождём, я то и дело встречала того, кого так стремилась найти, но не в облике идеального вампира, а человеком, одетым по моде начала двадцатого века, молодым красивым мечтателем…

Каким-то чудом я умудрилась ни разу не влипнуть ни в какую историю, гуляя по ночам. И даже неплохо училась, пока в мою жизнь не вошла очередная волна перемен.

По счастливому стечению обстоятельств целый год я прожила в комнате одна, и лишь в начале второго курса ко мне подселили соседку - хохотушку Джорджи Уилсон. Она была на год младше и полной моей противоположностью. Девушка вечно была поглощена нарядами, косметикой, парнями и вечеринками. Общей чертой у нас было разве что упрямство. Новая соседка, не обращая внимания на мои протесты, взялась за меня всерьёз, вовлекая в свою жизнь, не пускала гулять в одиночестве, заставляла слушать музыку, ходить в кафе, что-то обсуждать. Её любимым увлечением оказались парни, и она меняла их очень часто, не переживая сама и не думая о чувствах других.

Однажды, уже весной, наслушавшись моих криков по ночам, Джорджи выдала, что знает, как мне помочь, раз я не желаю идти к психоаналитику. И, не услышав возражений, познакомила с братом. Дурочка, я не сразу поняла, от чего именно мне стало так хорошо… Подруга уверяла, что от таких доз не возникает привыкания, но мне, в общем-то, было всё равно. Стоило белому порошку раствориться в организме, как я избавлялась от проблем. Начинала жить, словно белёсая пыль, попадая в лёгкие, затыкала дыру, позволяя дышать. Отказаться от такого счастья, однажды попробовав, я уже была не в силах.

Поначалу с меня не требовали денег. Но скоро вопрос возник. И на данный момент все мои накопления были потрачены, как и невеликие деньги, которые временами присылали родители. Мне была необходима доза, а взять её было неоткуда. А Джорджи не возвращалась.

Я перестала есть. Под глазами залегли глубокие тени. За исключением колледжа не выходила из дома, потому что становилось всё труднее контролировать вспышки агрессии, направленной на всех одновременно и ни на кого конкретно. Болела каждая клеточка. Пока лекарство действовало, оно закрывало провал в пустоту, но стоило пройти живительному эффекту, как меня затягивало в ничто целиком и терзало, терзало… Бесконечно.

Не выдержав, я бесцеремонно устроила обыск в вещах соседки и на дне чемодана обнаружила клочок бумаги с телефоном и пометкой «друг Джейсона, для дела». Зная братца подруги, я не сомневалась, что такой человек сможет помочь с моей маленькой проблемой. Оставалось порадоваться, что записка не попалась в руки полиции.

Трясущимися пальцами я набрала несколько цифр.

– Да, – ответил густой бас.
– Меня зовут Белла, я подруга Джорджи и Джейсона Уилсонов, – представилась я. – Мне нужна ваша помощь. В деликатном вопросе.
– Как интересно! – голос собеседника наполнился непередаваемой иронией. – Только вам? Или ещё кому?
– Только мне, - резко ответила я, понимая, что такой человек должен опасаться полиции. – Не сомневайтесь.
– Хм, ну тогда приезжайте к Гарфилд-парку, посмотрим, смогу ли я вам помочь. У южного входа через полчаса. Успеете? – словно устраивая мне испытание, поинтересовался он.

Я прикинула расстояние. С натяжкой, но шанс успеть был. Конечно, одной в такой район ездить не следовало бы, тем более на ночь глядя, но у меня выхода не было. Выпотрошив остатки имеющихся денег, я заскочила в машину и понеслась к месту встречи.

Мужчина подошёл не сразу, мне пришлось простоять минут пятнадцать, дёргаясь от взглядов прохожих и ледяных порывов ветра, с трудом справляясь с терзающим меня ознобом. Спасителя я приметила издалека: высоченный брюнет с чертами, выдающими его латиноамериканское происхождение, размашистым шагом вышел из-за угла, кого-то высматривая. На лице при виде меня мелькнуло удивление, но стоило мне произнести пару слов, как он велел следовать за ним.

После полученной дозы я сидела в машине, чувствуя, как растекается по венам чистое удовольствие, возвращая меня из безумия боли и холода в небо, к солнцу. Как по кирпичику выстраивался забор, сохраняя меня в целости и сохранности вдалеке от жестокого мира, согревая. За спиной выросли крылья, и вскоре я уже не сидела в старой машине на обочине одной из улиц неблагополучного района Чикаго, а парила в небесах, наполненных жидким восторгом…

***


Минула ещё неделя, а Джорджи так и не вернулась, и мне пришлось вновь звонить Риксу – так звали поставщика. Денег больше не было, в долг он отказывался выдавать хоть что-то, утверждая, что это против правил. Пометавшись, я сдала в ломбард золотые серёжки и цепочку, подаренные родителями на совершеннолетие, а затем разместила объявление о продаже машины. Полученных денег хватило, чтобы продержаться достаточно долго.

Но вскоре и эти деньги закончились.

Осознавая в моменты просветления, что всё зашло слишком далеко, я попыталась перетерпеть нестерпимое. Получалось плохо. Боль, озноб, отёки. Невозможность съесть хоть что-нибудь. Сжав зубы, я заставляла себя ходить на занятия. Старалась учиться. Впрочем, разум отказывался воспринимать информацию, думая лишь об одном: мне необходимо лекарство.

В муках минуло дней пять. И вот однажды мне на глаза попалось объявление о требуемых донорах крови. За вознаграждение. Решив, что в том моё счастье, я отправилась в медицинский центр.

И вскоре я стояла под проливным дождём у дверей клиники с листком бумаги, на котором было напечатано несколько скупых строчек вместо вожделенных денег. И ещё одним – направлением на лечение, которое я тут же выкинула в ближайшую урну. Для кого-то строки могли стать приговором. В моём теперешнем состоянии они стали спасением. Небо сжалилось надо мной, ответив на молитвы. Скоро всё будет кончено…

Заглянув в общежитие, я собрала по комнате остатки вещей, которые могли быть проданы. Набралось немного. Подумав, ещё раз обыскала половину Джорджи. Пару золотых побрякушек и навороченный аудио-плеер, найденный в дальнем углу шкафа, стали моей добычей.

Знакомый старьёвщик уже привык меня видеть в своём тесном магазинчике и без проблем, не задавая вопросов, выложил сумму наличными. Выйдя на улицу, я пересчитала купюры. Можно было назначать новое свидание с Риксом…

Через несколько часов я лежала в траве на берегу озера, скрытая деревьями ото всех. Мне было хорошо… Ветер трепал деревья, гонял облака, складывая из них фигуры. А я смотрела в бездонное небо остановившимся взглядом, погружаясь с головой в блаженную негу.

– Эдвард, – произнесла я любимое имя, обращаясь к синеве неба, мелькающей в разрывах облаков. – Представляешь, я теперь могу звать тебя по имени… Впрочем, знаю, не слышишь. Ты где-то далеко, в своем весёлом «отвлечении»… Если бы я могла остаться тут навсегда…

Вдруг я услышала голос, его голос. Зовущий. Убеждающий свернуть с пагубного пути. Я отмахнулась, беззаботно смеясь от взметнувшейся волны счастья. Я не ожидала такого подарка от лекарства. Последний раз голос я слышала ещё в Форксе, когда совершала всякие глупости вроде катания на мотоциклах или прыжков со скалы. Он и тогда убеждал меня быть осторожнее. А я до сих пор жалела, что Джейк не позволил мне прыгнуть с высокого утёса в ледяную воду. Мы тогда поссорились, и я отказалась с ним общаться. Мой друг был… слишком живым. И слишком за меня беспокоился. Я не желала губить кого-то ещё помимо себя и сделала всё, чтобы прервать общение. Но и глупости пришлось прекратить, так как вскоре я уехала учиться в Чикаго.

И вот, спустя два с лишним года, такой подарок.

Мне неважны были слова. Ни тогда, ни сейчас. Главное, слышать. А слышала я тогда, когда приближалась к опасной грани…

***


Вернувшись после очередной прогулки в комнату под утро, я проспала почти весь следующий день. Но на сей раз кошмары после дозы никуда не делись. Очень скоро меня начал колотить озноб, и я снова и снова видела одно и то же: лес, зелень и спину любимого вампира, удаляющегося от меня. Раз за разом. Холодный голос, безразличный. Совсем не такой, какой я слышала на берегу. Одна и та же фраза. Лёд в глазах.

Проснулась я с одной мыслью: мне нужны деньги. И чем скорее, тем лучше! Бросив взгляд в зеркало, я ужаснулась: после сна волосы слиплись, свисая немытыми сосульками, под глазами залегли синяки, оттеняющие желтовато-бледную кожу. Кофта была измазана в какой-то грязи.

Мозг лихорадочно работал в поисках выхода. Всё, что можно было продать ценного, было давно продано. Родители… не помогут. Я не желала, чтобы Чарли или Рене узнали о моём состоянии. К счастью, в медицинском центре будут молчать - таковы их правила.

Вариант оставался один. Не теряя времени, я бросилась под душ. Волосы, косметика с упором на плотный тональный крем, удобная тёмная одежда, частично заимствованная в гардеробе подруги…

Ещё во время одиноких ночных прогулок по Старому городу, до знакомства с Джорджи, я обратила внимание, что там многие беспечно относятся к сохранности домов. Открытые окна первых этажей, запертые на хлипкие замки двери. Никогда не думала, что результаты таких наблюдений когда-нибудь могут мне пригодиться, но жизнь решила иначе…

Погода способствовала: лил проливной дождь, вечер плавно переходил в ночь. Накрутив немало кругов по одному из благополучных кварталов, я увидела искомое: приоткрытое окно первого этажа. Оставалось надеяться на отсутствие хозяев. Мне повезло: на звонок в дверь и последующий стук в окно в доме никто не отозвался. Натянув на руки перчатки, я пролезла в щель, конечно же, разорвав куртку…

Через несколько часов я уже звонила Риксу, назначая встречу.
– Девочка, ты банк, что ль, ограбила? – хохотнул он, забирая деньги и усаживая меня в кресло, так как себе я колоть так и не научилась. – Хорошо выглядишь, куда лучше предыдущего раза. Лекарство помогает?
– Как видишь, – хмыкнула я.
– А может? – Глаза блеснули, губы растянулись в хищной улыбке, пока он искал вену на сгибе локтя.

Я окинула его взглядом: по-своему он был хорош собой. Иссиня-чёрные волосы, завязанные в хвост, высокий рост, мускулистая фигура, украшенная живописными татуировками, смуглое лицо и почти чёрные глаза. Но до такого я ещё не скатилась. Я передёрнула плечами, вспоминая свою реакцию на прикосновение губ Джейсона. После такого никакое лекарство не спасёт.

– Не может, Рикс, прости, – ухмыльнулась я, поднимаясь на ноги в стремлении оказаться в машине до того, как меня накроет долгожданная эйфория. – Созвонимся.
– Бывай, пташка, – легко попрощался он.

После этой встречи я в маленьком магазинчике приобрела длинный узкий нож и теперь носила его в сумочке. Мало ли. Мне слишком часто приходилось бывать в конуре Рикса, а находилась она в малопривлекательном райончике, далеко от респектабельных кварталов Чикаго. Да и при моих посещениях Старого города нож мог пригодиться.

Прошло две недели. Я не раз пыталась позвонить Джорджи, но её телефон неизменно отвечал длинными гудками. Похоже, подруга не собиралась возвращаться в колледж. Впрочем, меня устраивал такой расклад. На занятия я ходить перестала, но до конца семестра выгнать меня из кампуса не должны были. Мысль ночевать на улице всё-таки не прельщала, но уже не так и пугала. Постепенно я смирялась с тем, что рано или поздно моя жизнь придёт и к этой точке. Какая, в конце концов, разница? Ни с кем кроме Джорджи я в колледже не общалась, задуматься о странностях моего поведения было некому. В этом плане я была спокойна. С родителями поддерживала связь через интернет: еще какое-то время они ничего не должны были заподозрить. А потом все закончится.

Дни превратились в сплошной поток, скрученный жгутом разноцветный шнур, в котором переплетались периоды невыносимой боли, часы ночной охоты на пустые квартиры и счастья после очередного свидания с Риксом. Я не сомневалась, он догадывался, что дело нечисто, но не подавал виду. Я приносила ему деньги и не приводила копов, остальное парня не волновало. В конце концов, его занятие тоже не отличалось законопослушностью.

Пару раз я оказывалась на грани провала, и мои развлечения могли подойти к концу, окончившись в тюрьме. А однажды могла завершиться и жизнь. Тот день внёс разнообразие в мои кошмары, теперь я в них видела не только Эдварда…

Ночь подходила к концу, а мне никак не удавалось найти подходящий дом. Похоже, кражи заставили хозяев ответственнее относиться к накопленному добру, и вот уже третья ночь проходила впустую. Чувствуя, как озноб начинает колотить тело, а внутри одна за другой рождаются вспышки неконтролируемой злобы, я свернула в узкий переулок, чтобы хладнокровно обдумать дальнейший план. Терпение было на исходе, мне нужны были деньги.

Наконец мне попалась на глаза дверь, которая могла поддаться усилиям. Провозившись минут пять, я ступила в тёмную прихожую.

Похоже, в доме давно никто не жил. Стояла мёртвая тишина, всё вокруг покрыто толстым слоем пыли. Оставалось надеяться, что под покровом заброшенности я смогу отыскать нечто ценное…

Но стоило мне потянуть на себя одну из дверей, как в проёме нарисовался тёмный силуэт, чьи контуры тускло подсветила заглядывающая в комнату через грязное окно луна. Я сдавленно вскрикнула от неожиданности и попятилась к выходу. Незнакомец шагнул, позволяя разглядеть всклокоченные волосы, массивную фигуру, живописные лохмотья, лицо с породистым носом и квадратным подбородком. Я отшатнулась, спиной выходя на улицу, и только там смогла оторвать взгляд от гипнотизирующих провалов в темноту, служивших странному человеку глазами.

Я бросилась бежать, но споткнулась через несколько шагов, растянувшись на неровном сыром асфальте.

Он приближался неспешно, не произнося ни слова, словно был уверен в том, что я не смогу удрать. С трудом я сумела заново подняться на ноги. По всему телу расходились крупные волны дрожи.

– Какая юная девушка, ночью, да еще и без присмотра, – прохрипел он, отбрасывая с лица сальные патлы неопределённого цвета. – И зачем-то в чужом доме… Потревожила меня… Но я не против, честное слово.
– У меня нет денег, – замотала головой я, стараясь совладать с пропавшим голосом, собирая силы для броска прочь. За спиной маячил свет фонарей, мне надо было преодолеть полсотни ярдов до спасения.
– Нет денег? – тонкие бледные губы растянулись в улыбке. – Значит, расплатишься иначе. Я думаю, что ты это умеешь, – продолжил он, резко хватая меня за руку и оголяя сгиб локтя. – Да, верно… Таких я вижу издалека. Не рыпайся, девочка, - зловонное дыхание коснулось моей щеки. – Я дам то, что тебе надо, и не возьму денег…

Пока он говорил, я лихорадочно ощупывала внутренний карман куртки, где хранила кинжал. Даже в том состоянии, в котором я пребывала, мысль об ударе живого человека ножом вселяла ужас, но последние его слова убедили меня в том, что другого выхода нет. Несмотря на вынесенный мне приговор, умереть вот так, в руках страшного незнакомца я была не готова.

Задержав дыхание, я замерла, не двигаясь, и лишь когда он запустил пальцы обеих рук в мои волосы, рванула нож из кармана и со всей силы воткнула его в податливое тело и дёрнула обратно. Руки мгновенно разомкнулись, даря свободу. Чёрные глаза распахнулись во всю ширь, а изо рта вырвался невнятный хрип.

И тогда я побежала. Спотыкаясь, падая, я неслась со всех ног, лишь бы оказаться максимально далеко от страшного места. Вскоре я оказалась у реки, под мостом. Адреналин схлынул, я села на холодные камни, не в силах сдвинуться с места, уронив голову между коленей. На меня накатывали приступы тошноты, тело тряслось в ознобе. Открыв глаза, я в неверном свете утра увидела, что мои руки испачканы в крови, а у ног валяется стилет, которым я убила человека.

Я сползла по скользким камням к реке, окуная руки в ледяную воду, силясь смыть жуткие следы с рук и лезвия. Разум метался, не видя выхода. Я убила человека… Да, я защищалась, он угрожал мне. Но стоило закрыть глаза, я вновь видела жуткое квадратное лицо с чёрными провалами глаз, едкую ухмылку на губах.

Когда окончательно рассвело, я смогла подняться на ноги и медленно поплелась по скованным утренним морозом улицам к общежитию. Чудом не попавшись никому на глаза, прокралась в свою комнату. Ужас содеянного въелся в мысли, не позволяя думать ни о чём ином. И я знала, что существует лишь один путь к спасению: свидание с Риксом могло подарить желанную передышку. Но денег у меня не было…

Простояв около получаса под горячим душем, я смогла худо-бедно унять нервную дрожь. Забралась под одеяло, надеясь отключиться хотя бы ненадолго, но попытка заснуть провалилась. Стоило закрыть глаза, как я опять видела или лес и спину Эдварда, или лицо бродяги из заброшенного дома в лунном свете.

Осознав безнадёжность затеи, я оделась, выбирая тёплые вещи. Бессонная ночь и долгий перерыв после дозы давали о себе знать, меня покачивало, потряхивало и мутило. Оглядев ещё раз комнату, дававшую мне приют больше двух лет, я закинула рюкзак с вещами на плечо и вышла. Где-то внутри родилось понимание: я сюда не вернусь. После произошедшего меня, скорее всего, будут искать… Следовало укрыться где-то.

Выйдя наружу, я увидела, что соседняя дверь приоткрыта. Я была мельком знакома с хозяйками комнаты: две девушки на год моложе меня, весёлые и красивые. Похоже, кто-то из них забыл закрыть дверь, убегая на занятия. Что ж… Если я здесь больше не собиралась появляться, ничто не мешало воспользоваться предоставленным шансом. Тем более что тогда успела бы поймать Рикса сегодня, так как не представляла, смогу ли добыть денег ночью и потом дотянуть до утра.

Не сказать, что добыча была богатой, но на удовлетворение насущных потребностей должно было хватить. Через час я покинула магазин старика, занимавшегося скупкой краденого, отправляясь к Риксу.

Но удача мне изменила. Поставщик появился дома лишь к ночи, когда я окончательно примерзла к ступенькам крыльца его дома. Кинув колючий взгляд, он затащил меня внутрь.

– Белла, ты с ума сошла, – прошипел он, стоило двери захлопнуться. – Я просил тебя звонить заранее! По твоему виду только дурак не поймёт, что тебе от меня может быть нужно. Если ты пришла сказать, что у тебя нет денег, жалеть не буду, не рассчитывай. Альтернатива платы одна, а на неё ты не пойдёшь, это я уже хорошо усвоил.

Мужчина практически волоком довёл меня до комнаты и бросил в кресло.

– Рикс… – Я сморщилась, стараясь не смотреть в его сторону. Онемевшими руками из рюкзака вынула пачку купюр и бросила на стол. – Замолчи. И сделай мне хорошо.
– Мне не нравится твоё состояние, Белла, – внезапно сменил тон Рикс. – Я, конечно, зарабатываю на тебе деньги, но я же не чудовище полное. Мне тебя жалко. Ты погубишь себя окончательно. Джейсона убить мало за то, что он подсадил тебя на эту отраву.
– Не стоит меня жалеть, – усмехнулась я. – Уже делай, пожалуйста. Иначе я сойду с ума.

Сжавшись в клубок, я стоически перенесла укол. Рикс через несколько минут всунул мне в руки большую кружку с горячим кофе и бутерброд.

– Я не хочу, – возмутилась я вяло, хотя не ела, должно быть, уже несколько дней…
– Будешь спорить – не получишь больше от меня ничего, – огрызнулся мужчина, зажимая моими слабыми пальцами еду, чтобы не уронила.

Я с неудовольствием подавила приступ тошноты.

– Белла, – окрикнул меня он, когда находился уже в дверях. – Сиди здесь, никуда не уходи. Ешь и пей, если не хочешь, чтобы я накормил тебя насильно. Слышишь?
– Не надо меня жалеть, Рикс, – повторила я, чувствуя, как мышцы, пробыв в напряжении уже не один день, постепенно начали расслабляться. – Я этого не заслуживаю…

***


На улице я оказалась глубокой ночью. В голове приятно шумело, ноябрьский вечер был неожиданно тёплым. Я не спешила, наслаждаясь моментом подаренного счастья, которые со временем становились короче и короче. К тому же идти мне было некуда. Рикс предлагал остаться, но я слишком хорошо понимала, какова может оказаться цена за приют, поэтому дождалась, пока он отвлечётся, и удалилась, не прощаясь.

Тёплый ветер трепал волосы, я дышала полной грудью. Кошмары затаились, даря кратковременную, но столь необходимую передышку. Я шла, куда глаза глядят, особо не задумываясь о дороге. И вскоре за это поплатилась.

В одном из глухих неосвещенных переулков путь внезапно преградили двое мужчин. Испуг схватил за горло, прорываясь через эйфорию. В голове вспыхнули воспоминания многолетней давности, когда вот так же глупо я попалась на улицах Порт-Анджелеса. Тогда меня спас Эдвард, но теперь не следовало рассчитывать на такую удачу.

– О, какая пташка, – проговорил один из них. – Эй, Билл, смотри, кто тут. Ты, кажется, скучал? Развлечение само пришло.

Я сжала в кармане ручку недавно отмытого от крови ножа.

– Только приблизьтесь.
– Девочка, твоя железячка не поможет, а полиция сюда не суётся, – рассмеялся второй мужчина, заметив моё движение. – Она хороша, отнесём на базу? Похоже, под кайфом, думаю, потом ничего не вспомнит. Да и добавить можно, у меня есть. Веселее будет. В таком состоянии цыпочки на что угодно готовы.

Нож улетел, звеня, в темноту по щербатому асфальту, выпав из выкрученной руки, а меня поволокли по тёмному переулку прочь от освещённых кварталов. Билл открыл огромную железную дверь в какой-то ангар и вдруг замер, всматриваясь в чёрный провал проёма.

– Тут кто-то есть, – ругнулся он, сделав шаг вовнутрь. – Ты запирал дверь?
– Конечно, – последовал уверенный ответ. – Да какой-нибудь бродяга забрёл, ты же знаешь, сколько тут бездомных шатается, и замки им не помеха.

Поставив меня на пол и велев не мешать, мои похитители двинулись в поисках незваного гостя. Но стоило им сделать пару шагов вглубь, как из темноты навстречу вышел мужчина. Худой. Высокий. Тёмные волосы с бронзовым отливом. Медленно он поднял голову. На меня чёрными глазами с глубоко залёгшими под ними тенями смотрел тот, о ком я думала три года постоянно.

– Э-эдвард? – заикаясь, проговорила я, решив, что у меня начались галлюцинации.
– Отпустите её! – прозвучал тихий приказ, наполненный едва сдерживаемой яростью. Оковы чужих пальцев на моих руках тут же распались. – Убирайтесь!

Идеальное лицо исказилось в гримасе злобы. Он сделал маленький шаг, и похитителей сдуло ветром. В отличие от меня, у других людей с инстинктом самосохранения все было в порядке. Хлопнула дверь. Мы остались одни.

– Белла?.. – Эдвард тут же шагнул ко мне. – Как ты сюда попала? О чём ты, скажи мне, думала? Ты представляешь моё удивление, когда я увидел тебя в мыслях этих…

Он остановился в метре, напряжённо вглядываясь, словно не мог подойти ближе. Не в силах выносить идиотизм ситуации, я осела на бетонный пол и захохотала, заходясь в безумной истерике.

– Господи, – сквозь смех взмолилась я. – За что? Зачем ты караешь и его, и меня? Эдвард, меня принесли прямо к тебе в руки. Ты когда-то хотел моей крови. Так сделай это! – закричала я, вскакивая на ноги и сдирая шарф с шеи. – Убей меня наконец-то, прекрати мучения! Думаю, моя кровь осталась вкусна для тебя, если это тоже не было ложью. Или ты галлюцинация? Эти двое обещали добавить… Они успели по дороге это сделать?

Холодные руки обхватили меня за плечи, зажав тисками. Злость уступила место изумлению, которое постепенно сменялось ужасом. Я думала, что вампиры не могут бледнеть, но в этот момент убедилась в ошибке.

– Белла, – проговорил он, впиваясь в меня взглядом. – Белла… Что ты несёшь?
– И голос его, – нервно хихикнула я, упираясь руками в мужскую грудь. – И холод рук, и твёрдость тела. Какая интересная галлюцинация, слишком материальная. Надо уточнить будет, что ребята подмешали в порошок. Мне нравится. Это куда лучше голосов. И как умудрились подсунуть его мне так, что я не засекла. Только вот вид у тебя не слишком цветущий. Впрочем, всё равно. Пахнешь ты по-прежнему…
– Белла, я не призрак, – покачал головой Эдвард, поддаваясь моему напору и отстраняясь, позволяя мне разглядеть своё лицо в неверном свете, проникающем в ангар через окно под потолком.

Глаза были чернее ночи и полны такой тоской и болью, что меня передёрнуло, вытряхивая в реальность из мира наркотических грёз. Я отвернулась на несколько секунд, зажмурилась, прогоняя истерику, и вновь перевела взгляд на Эдварда. Он никуда не исчез.

Я протянула руку и дотронулась до гладкой щеки, большим пальцем обводя скулы и горькую складку губ. Эдвард перехватил ладонь, аккуратно сжимая. Осмелев, я наклонилась, прижимаясь к руке и вдыхая неповторимый запах. Да… с этим наркотиком никакие уколы не сравнятся. Однажды повстречав Эдварда Каллена, я познала ту зависимость, с которой могла справиться лишь смерть… И вот после долгих лет я вновь могла коснуться источника непередаваемого наслаждения.

Теперь я рассматривала все странности, поначалу не бросившиеся в глаза: пятна на видавшей виды одежде, пыль на ботинках, грязь в волосах и слишком глубокие синяки под чёрными глазами. Столь памятная мне идеальная красота утратила искру, помутнела и погасла. Страшнее всего был дикий взгляд. Никогда не видела вампира таким голодным. Но голод был мелочью по сравнению с поселившейся в глубине взора пустотой. Стоило мне ещё раз пересечься с Эдвардом взглядом, как я уверилась в том, что он материален. Не могло моё воображение создать такой образ: надломленный, мёртвый, лишённый стержня.

– Белла… – снова повторил моё имя он, будто заново пробуя его на вкус. – Неужели это ты, Белла?

Эдвард не сводил с меня глаз, и постепенно лицо искажалось всё больше, словно он внезапно обрёл возможность читать мои мысли и увидел, чем была заполнена пустота моего существования после нашей последней встречи.

«Ты не нужна мне, Белла», – всплыли из глубин памяти слова, отрезвляя в одно мгновение, не позволяя утонуть в тумане эйфории. Что поменялось за это время? Если не была нужна тогда, то почему понадобилась сейчас?

– Что, так плохо выгляжу? – фыркнула я, вырываясь и отходя от него. – Или стал хуже запах? Да, та Белла была куда вкуснее наркоманки со стажем.
– Почему, ответь! – чёрные глаза полыхнули неожиданной яростью. – Кто заставил тебя пойти на такое?
– А ты разве не знаешь? – горько усмехнулась я, опуская голову под тяжестью внезапно пришедшего осознания. Всё просто. Эдвард, как всегда, взвалил на себя вину за происходящее в моей жизни и теперь собрался всеми силами исправлять ситуацию. Не интересуясь моим мнением.

Сладкая пелена грёз распалась, словно рассечённая лезвием кинжала, обнажая действительность. Боль вернулась мгновенно, ударив с такой силой, что несколько мгновений я не могла сделать ни вздоха. Тело рвало на куски, к горлу подкатывала тошнота. Казалось, эффект от принятой недавно дозы растворился, возвращая меня в состояние до встречи с Риксом. Я вынуждена была несколько раз заставить себя глубоко вздохнуть, прежде чем смогла произнести хотя бы слово. Эдвард попытался приблизиться, но я выставила вперёд руки, защищаясь.

– Спокойно, – замотала головой из стороны в сторону я. – Если помнишь, ты отправил меня жить собственной жизнью. И теперь за неё не в ответе.

Казалось, он опешил от такой реакции. Лицо отразило растерянность, Эдвард даже отступил назад от неожиданности.

– Белла, о чём ты говоришь? – через несколько мгновений нашёлся он с ответом. – Я всегда считал, что ты должна жить полноценно! Не то, что я вижу сейчас… Белла, что ты с собой сделала?! Покидая тебя, я надеялся, что ты сможешь прожить нормальную человеческую жить. Но и сейчас ещё не поздно…
– Нет уж, – зло прервала его я. – Не получится. Поздно. Ты тоже обещал не вмешиваться, но появился на моём пути. Тем самым нарушив обещание. Мы квиты.

Чёрные глаза наполнились потрясением, смешанным с жалостью. Во мне взметнулась волна ярости: в последней я не нуждалась. Эдвард не понял главного: мне не нужна обычная человеческая жизнь. Я дошла до края и не собиралась возвращаться. Да и шансов на возвращение не осталось. Я уже стояла на высокой скале, у подножия которой лежала бездонная пропасть, подёрнутая дымкой тумана. Остался лишь шаг, который я скоро сделаю, обретя покой. Наконец-то всё закончится. А Эдвард сможет освободиться от нелепой случайности своей вечной жизни – влюблённой в него по уши глупой девчонки по имени Белла.

– Я не отпущу тебя, Белла, - неожиданно жёстко возразил он, хватая меня за руку. Его черты вдруг обрели жизнь, а глаза засверкали решимостью. – Мы отыщем Карлайла, он должен быть в Итаке. Позволь ему помочь. Он спасёт тебя. Зависимость излечима.
– Эдвард, как ты не понимаешь? – заорала я. Мой голос взметнулся в темноту над головами, порождая эхо. Испугавшись возникшего шума, я продолжила тихо: – Мне никто уже не поможет. Я больна, Эдвард. Куда серьёзнее, чем ты думаешь.
– Нет, – он протянул руки, привлекая меня к себе, гладя по голове, успокаивая. – Мы найдём путь.
– Бывают безвыходные ситуации, – проговорила я, отступая от зовущих рук и не позволяя себе ни на минуту расслабиться. Я слишком хотела упасть в его объятия, но ни в коем случае не должна была себе этого позволить. – С которыми не в силах справиться ни ты, ни Карлайл.

Покопавшись в заполненных мусором карманах куртки, я вынула смятую бумажку и протянула ему. Несколько строк, выученных наизусть. Приговор. Результат анализа на ВИЧ – положительный… Вампир пробежал глазами написанное и поднял на меня обезумевший взгляд. Я зажмурилась. Неужели можно настолько чувствовать вину за безразличного тебе человека, чтобы так переживать? Невозможно сыграть так. Даже Эдвард не может. На краткий миг я пожалела о том, что сказала ему. Дура! Лишь добавила вины. Теперь сложнее будет убедить его уйти. Но сделанного не вернёшь.

– Эдвард, я не хочу жить, понимаешь? – тихо произнесла я. Агрессия ушла без следа, оставив лишь бивший непрерывно озноб. – Сейчас уже не хочу. Пока была в Форксе, меня держал папа. Но я уже давно одна. Чарли привык к пустому дому. И судьба предоставила мне шанс прекратить мучения. Уйти. Поэтому отпусти меня. В произошедшем нет твоей вины. Ты свободен.

Он не произнёс ни слова, и я ощутила, как тону в пропасти наполненного отчаянием взгляда. Время набатом стучало в ушах, ведя обратный отсчёт до начала моего личного апокалипсиса. Понимая, что моей воли не хватит надолго, я развернулась и побежала.

Эдвард мог меня поймать за два мгновения, но не стал, что утвердило меня в принятом решении. Я не нужна ему. Это всего лишь вина. Она пройдёт.

Я пронеслась пару кварталов, но начала задыхаться. Пришлось перейти на шаг. В голове один за другим взрывались вопросы, на которые я никогда не получу ответа. Что Эдвард делал в этом ангаре, да и вообще в Чикаго? Почему так плохо одет, разве он не живёт с семьёй? Была ли случайной встреча?

Бездумно сворачивая то в одну сторону, то в другую, я оказалась в центре города. Ночь постепенно истаивала, луна сначала укуталась облаками, а потом упала за горизонт. Улицы заволок стылый туман, погружая в тишину и небытие. Эйфория давным-давно утонула в песках прошлого, а после неожиданной встречи результат лекарства пропал, как утренний туман под первыми лучами солнца. Я ощущала только безмерную усталость, желание исчезнуть из пределов столь жестокого ко мне мира. Я не жалела себя. Всё, что произошло, было следствием моих решений. Но предел был близок, стоило протянуть руку.

Постепенно я добралась до моста через реку Чикаго. Внизу неслись мутные холодные волны. Я замерла, осенённая простой идеей. Как просто! Один шаг, и меня примет ледяная вода, чтобы никогда больше не отпускать… Всё равно я уже мертва. Давно мертва.

Решение созрело мгновенно. Держась за поперечины, я с трудом взобралась на перила и вновь уставилась вниз. Река шумела, завлекая. Обещая вечный покой, на сей раз без обмана.

Я могла прыгнуть давно. И в этот момент отчётливо понимала, что ошиблась, не сделав это вовремя, позволив себе трусливо промедлить, а Джейкобу – остановить меня. Тогда бы всё давным-давно было кончено… Пусть на тот момент я не собиралась кончать с собой, но результат был бы скорее всего именно таким.

Я подняла глаза. Хмурое небо медленно светлело. Где-то далеко за облаками вставало солнце. Мне не было смысла его дожидаться. Моё время закончилось.

Сделав глубокий вздох, я шагнула вперед… и была поймана сильными холодными руками.

– Неужели ты думала, что я тебя так просто отпущу? – раздался сердитый голос Эдварда.

Он подхватил меня на руки, делая шаг назад и игнорируя мое отчаянное сопротивление. Потом аккуратно поставил на ноги и развернул лицом к себе, удерживая за локти от безрассудных поступков.

– Зачем ты не позволил мне прыгнуть? – замотала головой я, злясь и молотя кулаками по каменной груди. – Я этого хотела. Я хочу покоя, избавления от боли. Я не могу больше, слышишь? Какой смысл ждать неминуемой смерти и мучиться?
– Белла, есть другой путь, поверь мне! – взмолился он.

Эдвард словил мои пальцы и вдруг поднёс к губам, заставляя меня вздрогнуть всем телом от электрического разряда, вызванного прикосновением. Опущенные уголки губ дёрнулись в слабой усмешке: моя реакция не укрылась от внимания Эдварда, и он пошёл дальше, наклоняясь уже к губам. Глаза сверкнули решимостью, словно он задался целью убедить меня в чём-то.

– Я не хочу, Эдвард, – замотала я головой из стороны в сторону. – Отпусти меня, всё уже решено, ты ничего не сможешь исправить, слишком поздно. В этом нет твоей вины. Я так хочу сама.
– Моя вина безмерна, Белла, – не согласился он. Наши лица – в паре дюймов друг от друга, и я почувствовала сладость его прерывистого дыхания. Взгляд полон жизни, словно минувшие с нашей предыдущей встречи часы успели изменить для него нечто очень важное. – Я виноват во всём, что с тобой произошло!
– Ты не можешь приказать себе любить, – проронила я, отворачивая голову, не желая поддаваться гипнотической силе убеждения любимых глаз.
– А меня не надо заставлять, – невесело усмехнулся он, аккуратным прикосновением ледяных пальцев поворачивая моё лицо к себе. – Я никогда не переставал любить тебя. Своим уходом я хотел тебе подарить настоящую жизнь, и мне жаль, что ошибся: ты не смогла… я вижу, что ты не захотела забыть меня. Тогда все, что я сделал, не имело смысла. А значит, нет смысла и дальше держаться вдалеке. Я могу вернуть тебе то, что отнял, могу снова любить тебя. Позволь доказать, что…

Я сморгнула, не веря в услышанное. Может, я успела прыгнуть, и этот разговор – мой предсмертный бред? Или Эдвард нашёл новый способ вытащить меня из пропасти, в которую я лечу?

– Что?.. – ошеломлённо перебила я. – Я прошу, не надо… Не надо чувства подменять виной.
– И ты так легко поверила, – горько произнёс он, не позволяя мне договорить. – Но я солгал. Я должен был оставаться вдали от тебя, но не смог. Ты была абсолютно права, обвиняя меня в нарушенном обещании. Все попытки уйти провалились. Понимая, что не в силах терпеть разлуку, я приехал в Форкс, узнал, где ты. Отправился в Чикаго. Ещё несколько дней, часов… возможно, минут, и я принялся бы тебя искать. Я не знал, что с тобой, думал, ты учишься, уговаривал себя не вмешиваться… Элис не раз пыталась мне о чём-то рассказать, но это было давно, с тех пор я выбросил телефон и почти год никого из семьи не слышал… Я думал держаться на расстоянии, понаблюдать издалека, узнать про твою жизнь… И если бы увидел, что ты счастлива, нашёл бы силы уйти снова. Но в ином случае стал бы молить о прощении, стоя на коленях… Белла, я вернулся не просто так и это не случайная встреча, я вернулся к тебе! Прошу, позволь мне снова любить тебя, позволь исправить то, что я натворил…
– Ты сможешь жить полноценной жизнью, будто никогда меня не знала, – язвительно пробормотала я, повторяя фразу Эдварда.
– Я столько раз говорил тебе, что люблю, – эхом ответил он. – А ты так легко поверила в эту ложь…
– Я слишком мало верила в твои чувства, – прошептала я. – Не верила в то, что ты можешь меня любить.
– Как я могу тебя убедить, скажи? – Он протянул руку, заправляя выбившийся локон мне за ухо, заставляя меня задрожать от нежности прикосновения. – Я не жил до нашей встречи, тем более не жил, когда ушёл, зная, что ты есть на свете. Я погрузился во тьму, с трудом удерживаясь на краю отчаяния. Я думал о тебе каждое мгновение. Ты была единственным светом в моей душе.

Я много лет не позволяла себе плакать. И теперь несколько слов Эдварда уронили маленький камушек на горный склон, срывая селевой поток. Я стояла, не двигаясь, тонула в глазах любимого вампира, а по щекам текли солёные слёзы, вымывая горечь и боль, скопившиеся за долгое время.

Но следом волной непередаваемого ужаса в душе поднялось осознание сотворённого накануне. Эдвард смотрел на меня, как на ангела, но я давно перестала им быть. Я опустилась на дно, а вчера преступила грань.

– Нет, Эдвард, – содрогнулась я, отодвигаясь от родных рук. – Нет. Я давно перестала быть светом…
– Для меня ты – Белла, и всегда останешься ею, – упрямо проговорил он. – Я готов быть твоей тенью, всегда следовать рядом. Одно слово, и я никогда больше не уйду. Мы найдём выход, сможем тебя спасти! Я ушёл, желая сохранить твою душу…
– Поздно, Эдвард, – резко прервала я поток слов. – Теперь поздно. Я крала. А вчера убила человека… Ножом, слышишь? – боль вырвалась в крике. – Нет души. Она утонула, умерла.

Глаза Эдварда от моих слов округлились. Я с вызовом вздёрнула подбородок. Меня трясло, холодный осенний ветер, казалось, забирался не только под одежду, но и под кожу, касаясь ударами ледяных плетей сердца, заставляя всё тело крупно дрожать. На остатках воли я расправила плечи, только слёзы не утихали, горячими каплями стекая по щекам. Ожидая увидеть отвращение, негодование в глазах Эдварда, я уставилась на него, но внезапно увидела совсем иное. Сочувствие, сопереживание, бесконечную нежность. Он шагнул ко мне и обнял, заключая в кольцо защиты из рук и невесомыми движениями поглаживая по волосам. Ошеломлённая, я уже не могла сопротивляться и затаилась, пытаясь осознать произошедшее, не в силах поверить, что Эдвард сможет принять меня такой, какой я стала. Убийцей.

– Не жди, что я откажусь от своих слов, Белла, – тихо сказал он, подтверждая мои мысли. В голосе натянутой над бездной струной звенело раскаяние в унисон с сожалением. – Я не отпущу тебя никуда. А теперь – тем более.
– Твоя Белла умерла, – прошептала я, чувствуя, как горячая слеза скатывается до шеи. – Уже давно. Осталась лишь её тень, которая тоже скоро уйдёт… Потому что лекарств от моей болезни не изобрели.
– Изобрели, и давно, – мрачно проговорил Эдвард, заставляя меня отстраниться и поднять глаза, вглядываясь в его лицо. – Будь я сильнее, никогда бы не пошёл на такое. Но я слаб. И не могу отпустить тебя, понимаешь? Я не могу жить в мире, где нет тебя.

Я дёрнула головой, не произнося ни слова. Он отпустил мои плечи и в отчаянии вцепился пальцами в волосы. Слова разрывали морозный утренний воздух в мелкие клочки, эхом отдаваясь в тишине:

– Белла, я проклят навеки, – бросил он, отворачиваясь. – Последняя участь, которой я тебе желал – стать вампиром. Я виртуозно лгал, я заставил тебя поверить в ложь, лишь бы спасти тебя от этого. И к чему всё пришло?
– Ты обратишь меня? – растерянно проговорила я, не веря в услышанное.
– Для меня счастьем было бы прожить с тобой вечность, – проникновенно произнёс он. – И всегда было счастьем, каждый миг с момента нашей встречи. Я виноват, не отрицай. Причинил тебе столько боли, что не заслуживаю той надежды, к которой собрался тянуть руки. Но теперь не вижу иного пути. Я должен был слушать Элис, вмешаться, предотвратить! Но я возомнил себя Богом и решил за всех… И наказание оказалось страшнее всего, потому что заплатила и будешь платить ты, а не я.

Я наблюдала за его метаниями, а внутри рождалось тепло, настоящее, а не подаренное наркотической эйфорией. Только услышав об обращении, я смогла поверить в реальность нашего разговора, прекратить сомневаться в чувствах Эдварда.

– Эдвард, – мои пальцы коснулась его руки, заставив вздрогнуть. – Я думала, ты понимаешь. Если расплатой будет вечность с тобой, я пойду и не на такое...

В его взгляде вспыхнуло и тут же погасло удивление, стремительно сменившись пониманием, а потом ликующей радостью. Время для слов закончилось. Он обхватил ладонями моё лицо, я закрыла глаза, наслаждаясь каждым прикосновением.

И в тот же момент сквозь облака пробился солнечный луч, заиграв на коже Эдварда тысячей радуг. За три года я успела ступить за грань и почти достигнуть дна, но Эдвард подарил мне надежду найти путь наверх. Взлететь уже не на воображаемых под действием наркотика, а на настоящих крыльях свободы и счастья. И я не собиралась этот шанс упускать.

***


– Белла, любимая?

Я открыла глаза, всматриваясь в непривычное пространство нового для меня мира. Огонь превращения погас, забрав боль разлуки и расстояния, пылью развеяв воспоминания о прошлом. Моя жизнь начиналась заново. С этого самого мига.

Невероятной красотой звучал голос Эдварда, даря надежду на счастливую вечность. Я повернула голову, ловя заботливый, чуть испуганный взгляд. Солнечный луч прокрался в комнату и заиграл на коже моей руки, которую я протянула любимому, стремясь коснуться, убедиться в его реальности и в том, что теперь мы равны. Наконец-то.

Странно, но я ощущала себя – собой. Настоящей. Не разбитой на части, неживой, с дырой в сердце, похожей на зомби, а той, кем я могла быть только рядом с Эдвардом. Пришла простая мысль: я наконец-то оказалась на своём месте. Там, где всегда хотела и должна была быть.

– Я в полном порядке. И я люблю тебя, – проговорила я, улыбаясь и ловя искру счастья в янтарных глазах. Я знала: моя вечность должна была начаться именно с этой фразы.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-15247-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Миравия (26.11.2015) | Автор: Миравия
Просмотров: 1556 | Комментарии: 21


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 21
0
21 pola_gre   (25.05.2016 22:47)
Спасибо за альтернативу! Эдвард почти опоздал... sad

0
18 робокашка   (20.04.2016 21:26)
Очень живой сюжет cry Спасибо!

0
20 Миравия   (20.04.2016 21:31)
Спасибо! Рада, что моя неоднозначная задумка пришлась по вкусу.

0
17 Черный_кот   (23.02.2016 17:01)
В какую же свинью может превратиться даже самый добрый человек. Это так просто. Хорошо, что Эдвард все же вернулся и они очень вовремя встретились, а то Белла бы погибла.
Спасибо.

0
19 Миравия   (20.04.2016 21:30)
К сожалению, нередко от кривой дорожки нас отделяет только наша добрая воля, а её не всегда хватает...

0
15 Olga_Malina   (01.12.2015 10:38)
Миравия, спасибо тебе за историю очень интересная интерпретация "Новолуния" получилась. Если бы не моя сильная ненависть к наркотикам, то история была бы шикарной... Единственное, мне мало конца истории... Но не в моем это вкусе что все раз и хорошо, и пока biggrin
Как не странно я не люблю именно альтернативу "Новолуния"... Но это и немудрено с моей фантазией biggrin
Наркотики, наркотики бывают разными, и воздействие тоже разное... Для меня наркотик это чипсы dry
Но меня радует что Эдвард и Белла все таки вместе, и Эдвард одумался насчет Беллы wink

0
16 Миравия   (02.12.2015 16:03)
Ну, по мне, чтобы оценить историю, совершенно не требуется не испытывать отвращение к наркотикам. Скорее тут речь о том, что они привели Беллу на самый край. У неё-то был Эдвард, а он один, и вряд ли спасать кроме Беллы кого-нибудь будет biggrin

А я альтернативы люблю, а "Новолуньевские" - это такое отдельное увлечение, вкусное... КЛассика альтернативы своего рода.

0
14 Marishelь   (29.11.2015 17:41)
Огромное спасибище, Автор! С болью в сердце читала Ваш фанфик cry Может, чего и не догоняю, но наркоту на себе не испытывала, эффекта не знаю, а потому мне хватило всего. Я поверила в Вашу версию wink Море эмоций, сопереживаний и радости в конце happy

Так больно потерять любовь.
Так страшно потерять себя.
Молить о милости, любя.
"Ты не нужна",- услышать вновь.
Мечты и грезы - под откос,
И вместо сердца бьется боль.
Весь мир вдруг превратился в ноль,
В чередованье краж и доз.
И вот последняя черта.
Остался за спиною свет,
А впереди - лишь темнота,
Назад уже дороги нет.
Но снова голос дорогой,
Словно страховочный канат,
Шептал, что очень виноват,
И вел от бездны за собой.

0
13 Dunysha   (28.11.2015 18:09)
Спасибо за историю. Вот так артельнатива признаться я думала что Белла так и умрет от наркоты (оригинальный однако она нашла способ заглушить свою боль)
Не ожидала я появления Эдварда. Ему тоже ведать пришлось не легко судя по внешнему виду.
Удачи в голосовании

0
12 ♥ღАврораღ♥   (28.11.2015 11:03)
Вот так альтернатива, полнейший ООС! Скажем так, это было необычно, но я ничего против не имею таких поворотов сюжета, они делают историю уникальной и особенной, так непохожей на другие. Автор добился чего хотела, я под впечатлением и точно не забуду еще долго эту историю biggrin
Эдварду как всегда все досталось так просто, в сотый раз убеждаюсь как ему повезло. Это Белла упала на самое дни и ей предстоит лечение, но главное теперь они снова будут вместе. Это для меня важнее всего и перекрывает все wink
Мощная история, заставила понервничать. Все-таки читать про такую Беллу необычно, но теперь она снова станет сама собой. И вампир навсегда останется рядом. Никогда не поздно все исправить wink
Спасибо автору и удачи smile

+1
11 Валлери   (27.11.2015 21:14)
Прекрасная каноническая альтернатива получилась, хотя ООС не лишний в принципе, ибо Беллу, скатившуюся до наркотиков, представить трудно) Также как и поверить, что Чарли смог такое упустить, даже находясь вдалеке)))) Хотя обоснования всех этих событий у автора присутствуют, так что в подобное развитие сюжета веришь.
Я погрузилась в ностальгию, читая эту работу, за что спасибо огромное!
Чего не хватило, так это Эдварда в конце, по мне так маловато он помучился)))))))) Я бы еще страниц пять-десять его мучений почитала biggrin Да чтобы за Беллой побегал, поуговаривал ее на лечение, помаялся с ее ломкой! Вот это было бы вкусно! Хотя, подозреваю, мое предложение не на миник biggrin
А еще вот не хватило описания жизни Эдварда: почему он такой грязный, где был и что делал, как тоже скатился куда-нибудь на дно.
В общем, страданий Эдварда мало не бывает biggrin
Спасибо за чудесную историю wink

0
10 Korsak   (27.11.2015 08:58)
Прочитала с удовольствие,спасибо!
Присутствует некая вялость повествования,но она для меня,как характеристика жизни Беллы,такая безысходная и аппатичная.Погружение в состояние Беллы было максимальное.Остатки своей человечности Белла пронесла в своей девственности,начинающим наркоманам,осознающим,что с ними,это не чуждо.Но если бы в последнем случае не появился Эдвард,то последний аспект "ангельской" Беллы был бы утерян...Что довольно ясно нам показывают действия двух неизвестных.Вот появление Эдварда достаточно прогнозируемо и исход,конечно несколько прост.А может и скомкан.Столько было о существовании Беллы,однако о самом важном для нее(возвращение Эдварда)так сжато изложено.И еще,а не должна ли Белла обвинять Эдварда,что именно его уход довел ее до такого состояния?Не должен ли был прояснившийся разум затопить в горечи раскаяния свои прошлые поступки?Это в ее здешнем характере.

0
9 Helen77   (27.11.2015 05:27)
Мне понравилось, спасибо и удачи.

0
8 marykmv   (27.11.2015 00:17)
Это было... сильно! Спасибо.

+2
7 Snow_Queen   (26.11.2015 22:51)
Наконец-то я дочитала, вашу историю - уважаемый автор.
Повествование - язык текста неплохой, но столько "воды".
И у меня, в голове крутиться, только одно: "Что это было???"
Знаете: Такое впечатление, что я посмотрела фильм, о наркоманке, который должен был идти 1,5 - 2 часа, а вместо этого, его превратили в затянувшийся сериал, в котором намудрили с сюжетом и под конец, уже не зная, что показывать дальше потому что конец для героини уже ясен, решили всё-таки вернуть Эдварда и слепить хеппи-энд.
И здесь опять же:
Эдвард, который пусть и не всё время, и только издалека, наблюдает за Бэллой... будет, спокойно созерцать, как его Бэлла опускается на самое дно и позволит ей это...
Доведёт её, до такого состояния и только потом, объявится перед ней - вы это серьёзно??
За ней, не нужно было наблюдать сутками, чтобы понять, что что-то с ней не так.
И это всё было, каким-то медленным - полуживым, что я в какой-то момент, задалась вопросом: В чём посыл, этой истории - что хотел донести автор?
Ибо здесь Сумеречный(Новолуния) финал, только преподнесён, более трагично и растянуто.
Но: Это субъективно, моё мнение.
Автору - удачи в дуэли.

+2
6 tatyana-gr   (26.11.2015 20:33)
Как-то слишком драматично. И не очень логично. На той стадии разрушения личности Беллу уже давно не должны были волновать вопросы сохранения невинности. При том, как ей были нужны деньги. И от любви там уже ничего не должно было остаться. Увы. Опять же - и где здесь мистика?
Но написано очень хорошим языком. Спасибо.

0
5 MiMa   (26.11.2015 19:46)
Сильная история, не могла оторваться. Удачи на конкурсе.

+1
4 youreclipse   (26.11.2015 19:31)
Мыльная опера, увы, в худшем понимании этого слова.
Честно, я с трудом дочитала вашу, автор, работу (последние страниц пять все мотала колесико, задаваясь вопросом: ну когда же там уже конец?). Невероятно растянуто. Как много рефлексии, уму непостижимо. А под конец эти: "Белла, я был не прав", "Ах, это не Эдвард, это глюки", "Ох, да это же мой Эдвард, но он меня не любит", бррр... Простите, но меня конкретно передергивает. Динамика практически на нуле. Действия вроде есть, но это все под тоннами ненужных слов. Все мы поняли, что она наркоманка и страдает, а вы все бу-бу-бу, бу-бу-бу. Ну кому интересно про то, например, как она принимала душ и тд и тп?..
По существу. Автор, вы, видимо, с наркотиками никогда "лицом к лицу" не сталкивались. Что же... это отлично, но, как ни парадоксально, для фанфика послужило минусом. Эдвард не просто странный, он мега офигенно странный. Сюжет до жути предсказуем. Про кражи, убийство и то, что жертва (мужик!) "молчала" после нанесения удара (откуда у наркоманки столько силы то?) и тд я вообще молчу. Ляпов достаточно.
В общем, не буду разбирать по косточкам, ибо знаю, вам это будет неприятно (как впрочем и мне).
Не понравилось. Очень сильно.
Подача неплохая, язык видно, что не бедный, но как много слов... лишних слов... wacko Половину бы вычеркнуть.
Мое мнение - не последняя инстанция. wink
Удачи на дуэли!

0
3 nyka18   (26.11.2015 15:55)
история потресающея

+1
2 Kittiy   (26.11.2015 15:52)
Драматическая история...
Мурашки по коже от того, что пришлось пережить Белле...
Очень интересная идея развития событий после ухода Эдварда...
Белла скатилась практически На самое дно.. Да и Эдварда, судя по его внешнему виду, было тоже не сладко..
Удачи автору)

0
1 galina_rouz   (26.11.2015 15:26)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]