Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2461]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [14]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4650]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14845]
Отдельные персонажи [1453]
Наши переводы [14175]
Альтернатива [8951]
СЛЭШ и НЦ [8708]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4212]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 апреля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Адреналин
Опьяняющее чувство свободы, когда мчишься с большой скоростью по трассе — словно наркотик, и этот наркотик — адреналин.
Экшен, байки, тестостерон, бои без правил и романтика.
Мини от MaryKent, Olga_Malina и Валлери.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Три капли крови
Отец рассказывает любимой дочери сказку, разрисовывая поленья в камине легкими движениями рубинового перстня. На мост над автотрассой уверенно взбирается молодая темноволосая женщина, твердо решившая свести счеты с жизнью. Отчаявшийся вампир с сапфировыми глазами пытается ухватить свой последний шанс выжить и спешит на зов Богини.
У них у всех одна судьба. Жизнь каждого стоит три капли крови.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Горячий снег
С колотящимся сердцем девушка отпрянула от края и вжалась спиной в холодные камни, понимая, что бежать ей некуда, и чудовище вот-вот закроет от нее солнечный свет и выход из пещеры. Она с испугом наблюдала, как камни покатились ей под ноги, когда огромные когтистые лапы вцепились в скальный уступ... Автор verocks

The Art Teacher
Он открыл для меня искусство и слова, страсть и жизнь... Но мне нужен был лишь он сам.

Обреченная
Соединенные Штаты Америки. 1875 год.
Изабелла Свон стала разменной монетой в играх спившегося мужа... Что делать, когда тот, кто должен защищать, предал твое доверие? От любви до ненависти - один королевский флеш.
Мини, завершен.

Вилла «Белла»
Слышишь в полумраке шепот - это я.
Настежь распахну все окна для тебя,
Ветром полосну по коже, как ножом.
Здравствуй, Из, добро пожаловать в мой дом!
Видишь тени, и дыханье за спиной -
Я повсюду наблюдаю за тобой.
Давят стены, стало вдруг трудней дышать,
В эти игры долго я могу играть.
Мини. Завершен.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13009
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

За гранью времен. Глава 35. Конец. О Признаниях и Обязательствах

2018-5-27
18
0
Beyond Time / За гранью времен
Глава 35. Конец. О Признаниях и Обязательствах


«Любовь — это наше истинное предназначение. Мы не находим смысл жизни в одиночку
— мы находим его с другими. Томас Мертон


Белла

Я не верила в происходившее. В одну минуту я печатала на компьютере...а в следующую здесь оказался Эдвард, предлагал мои же часы-медальон, и просил пойти с ним.

Мой медальон.

Я потянулась, большим пальцем погладила прохладный металл и последовала за Эдвардом к окну моей спальни.

Он повернулся, поднял навстречу мне руки, а затем уронил их по бокам.

— Мне нужно... — нерешительно начал он, взглядом прося разрешение ко мне прикоснуться.

Я молча кивнула, и Эдвард, обхватив меня, выпрыгнул из окна, плавно опустился на влажную землю и переместил меня на спину.

— Где твоя машина?

Парень кинул на меня короткий взгляд.

— Я спешил.

Я снова кивнула, покрепче обхватила его руками и ногами, и он побежал.

Это было странно: даже после всего того времени казалось почти естественным цепляться за Эдварда, когда он мчался через темный лес. Холодный воздух обдавал мои щеки, откидывал с лица волосы. Дыхание Эдварда было спокойным... глубокий ритмичный контрапункт1 к тихой каденции2 его шагов.

Он вел себя со мной робко...осмотрительно. Не говорил, и, несмотря на какофонию грохочущих в уме вопросов, я тоже молчала. Вместо этого впитывала то малое, что узнала, когда он шагнул за окно и вернулся в мою жизнь.

Это на самом деле случилось. Каким бы безумным ни казалось, я действительно путешествовала во времени. Чего я не могла понять, так это того, что случилось с тех пор...за девяносто с лишним лет с момента, как я исчезла с крыльца Карлайла. Голова кружилась от вероятностей, но в основе каждой находилось растущее осознание некоей истины: они мне лгали. Карлайл. Эдвард. Может быть, они все.

В том смысле, что я понимала причину. С тем же самым я столкнулась и в тысяча девятьсот восемнадцатом году — боязнь разрушить хронологию событий.

Тем не менее, должна признать — это больно.

Эдвард сбавил ход, когда мы приблизились к замаячившему в темноте его дому, и я соскользнула по спине, держась за его плечи, пока вновь не обрела равновесие.

— Ты в порядке? — тихо спросил он.

— Да. Отвыкла, — объяснила я. Он понимающе кивнул.

Бок о бок мы шли к входной двери, касаясь руками, но за исключением этого Эдвард не сделал ни единого движения, чтобы притронуться ко мне. Он давал мне время... давал пространство.

Я оценила это, хотя одновременно и чувствовала опустошение из-за отстраненности между нами.

Он толкнул входную дверь и отступил, позволяя мне войти первой. Я глубоко вдохнула и шагнула в ярко освещенное помещение.

Пройдя через дверь в хорошо знакомую гостиную, я словно ощутила порхание бабочек в животе. В противоположном конце комнаты стоял Карлайл, и внезапно меня поразило все произошедшее за последние несколько месяцев. Я видела, как он стоял там, выглядя точно так же, как я помнила в тот день в больнице — в его глазах светилось сострадание, — и захлебнулась сорвавшимся с губ криком. Не задумываясь, я подбежала к нему, обняла за шею и расплакалась.

— Спасибо, —наконец-то удалось прорыдать мне. Вне зависимости от случившегося, он спас Эдварда... для меня.

— Ш-ш-ш-ш.… —холодные руки Карлайла мягко поглаживали меня по спине. — Все в порядке, Белла. Все нормально.

Через некоторое время я обрела контроль над дико скачущими эмоциями и отстранилась, глядя на него снизу вверх. Он с ласковой улыбкой смахнул слезу с моей щеки, пристально всматриваясь в мои глаза, словно ища в них что-то. Видимо, нашел, потому что его лицо наконец-то просветлело.

— Прошло много времени, — пробормотал он.

Я знала, что говорил он не о времени, когда они с семьей покинули Форкс. Он наконец-то увидел в моих глазах воспоминания, которые пропали с тех пор, как впервые встретил меня. Наконец-то я была Беллой, которую он помнил.

Мои губы изогнулись в улыбке сквозь слезы.

— Да. Итак...как ты жил? — коряво пошутила я.

Легонько пожав плечами, Карлайл хохотнул:
— Не могу пожаловаться. Знаешь, как обычно: мировые войны, технический прогресс, рождение рок-н-ролла...все то же, все по-старому.

Я фыркнула и вдруг осознала, что за нами с опаской наблюдают шесть пар глаз.

— Что? — настороженно спросила я.— Прошло более девяноста лет. Нам многое нужно наверстать.

Элис хихикнула, и вскоре все остальные тоже уже посмеивались.

— Пойдем. Присядем, — тихо сказал Карлайл, легонько беря меня за локоть и подводя к дивану. — Уверен, у тебя появилось много вопросов.

Я фыркнула.

— Да. Несколько.

Я села рядом с ним, а с другого моего бока на подлокотнике дивана устроился Эдвард. На него я не смотрела. Не знаю почему, но я смирилась с ложью Карлайла, однако чувствовала себя такой преданной Эдвардом. Логически понимала, что для обмана существовали веские причины... но его отъезд из Форкса чуть меня не уничтожил. А осознавать, что он скрывал это от меня с тех самых пор, как я его узнала? Потребуется некоторое время, чтобы оправиться от такого. Полагаю, и Эдвард, и Карлайл это поняли, и посему все объяснить собирался именно последний.

Так что, я сидела, разглядывала свои руки, поигрывая со шрамом и задаваясь вопросом, кто заговорит первым.

— Не уверен, с чего начать, — поморщившись, признался Карлайл, — За эти годы я многократно представлял себе подобное, но так и не понял.

Я вздохнула, откинулась и убрала с лица волосы.

— Что ж, давай сперва начнем с очевидных вопросов, — предложила я. — Все это на самом деле случилось, да? Я действительно попала в прошлое?

Карлайл улыбнулся.

— Очевидно, да.

— И мы встретились в тысяча девятьсот восемнадцатом году?

— Да.

— И я работала с тобой в больнице. Я познакомилась и вышла замуж за Эдварда, — продолжила я.— Ох! И там была Элис? — Я мельком глянула на ее улыбающееся лицо. Она с энтузиазмом кивнула, когда Карлайл подтвердил и это. — Так... ты... солгал мне, —медленно сказала я, пытаясь заглушить скручивавшиеся в душе чувства гнева и предательства. Я перевела взгляд с Карлайла на Эдварда. — Вы оба.

Глаза последнего потрясенно округлились:
— Нет!

— Не Эдвард, — объяснил Карлайл.— Только я.

Узел внутри чуть-чуть ослаб.

— Я не понимаю.

— Из того, что я могу определить, это лихорадка, —объяснил мне мужчина. — Лихорадка вызвала амнезию. Когда Эдвард претерпел трансформацию, его тело излечилось, а память — нет.

Ошеломленная я повернулась к Эдварду.

— Ты действительно не помнил?

Он печально покачал головой, и я ощутила, что гнев рассеивается.

— Но... Я не понимаю, — сказала я, возвращаясь к Карлайлу. — Эдвард читает чужие мысли. Как ты скрыл это от него? Почему ты это сделал?

Мужчина встал и прошелся по комнате, засунув руки в карманы брюк.

— Что ж, сначала я не знал, что с тобой случилось. После того, как забрал Эдварда из Чикаго, я вернулся, чтобы попытаться найти тебя. Понимал, что ты захочешь узнать, что с ним все в порядке, и желал проверить тебя. В моем доме я нашел твой медальон и выслеживал твой запах в больнице и пансионе, но никаких твоих следов не было. Ты просто... исчезла. Я не мог надолго оставить Эдварда одного, но в течение следующих нескольких дней неоднократно возвращался в Чикаго. Я слушал разговоры в пансионе, но никто не знал, куда ты ушла. Потребовалось время, чтобы все сопоставить.

— Как ты это сделал? — поинтересовалась Элис, притягивая к большому креслу Джаспера и усаживаясь ему на колени. — Мне и самой это любопытно.

— Я начал размышлять о том, что Белла рассказала мне об Эсме, —начал он, но Элис его тут же перебила.

— Ты рассказала ему об Эсме? — спросила она меня и потрясенно распахнула рот. — Разве ты не боялась все разрушить? В том смысле, помнишь Эми Смарт в «Эффекте бабочки»? Один неверный шаг Эштона Катчера и бабах! Взорванная шлюха!

— Спасибо! — воскликнула я от облегчения, что наконец-то кто-то понял мои опасения.

— Замечательный фильм, — добавил Эммет, — и Эми Смарт сексуальная, даже если она и есть взорванная шлюха. —Роуз врезала ему подзатыльник. — Что? — спросил он. — Я просто сказал.

Розали скрестила руки на груди и закатила глаза, бормоча что-то о мужиках, которые ведут себя как идиоты.

— Так или иначе... — продолжил Карлайл, обменявшись смущенными взглядами с Эдвардом. — Дело не в том, что ты говорила, Белла, но, как ты и сказала. Когда я спросил о ее глазах, ты заявила: «Они были такими же, как твои, когда я встретила ее». Ты сказала мне, что «не знала ее девичей фамилии» и «Эсме — добрейший человек, которого я знаю».

— Ох, это так мило, Белла, — с теплой улыбкой сказала Эсме.

Я пожала плечами, чувствуя, как потеплели щеки.

— Это правда.

Карлайл продолжил: — Тогда меня осенило, что ты говорили об этом, как будто на самом деле встречала Эсме... знала ее. Я понял, что это не были твои видения или предчувствия, но ты действительно была в будущем... что, как бы ни казалось это невозможным, ты — из будущего. После этого оставался лишь короткий прыжок, дабы прийти к заключению, что ты вернулась, — заявил он. — Там не было никаких твоих признаков. Ты растворилась в воздухе. Это единственное, что имело смысл.

— И таким образом, когда ты осознал, что Эдвард меня не помнит, решил скрыть это от него? — спросила я.

— Это было трудное решение, — признался Карлайл. — Для начала, я не знал, что привело тебя в тысяча девятьсот восемнадцатый год. Но я понимал, что не мог... не должен делиться выясненным ни с кем, кто потенциально способен изменить события, которые привели тебя к этому моменту. Если бы я сделал хоть что-то, что удержало бы тебя от путешествия во времени, то мы никогда бы не встретились, и я никогда бы не узнал о моей семье. Может быть, это эгоистично, но ты сама мне сказала, что наша семья должна быть. Я посчитал, что не могу подвергнуть это опасности.

Что же до Эдварда... Мог только представить, какую боль принесет ему правда. Я знал, что когда-нибудь он с тобой встретится. Ты сказала это ему, прежде чем вышла из больницы, — подчеркнул он.

— Увидимся на биологии. Не убивай меня, хорошо? — вспомнив, пробормотала я. При этом Эммет захохотал, и даже Эдвард улыбнулся.

— Да, —ответил Карлайл. — Я совершенно не понял, что ты имела ввиду, но догадался, что придет время, когда ты встретишься снова... или встретишь в первый раз, —объяснил он. — Я знал, что в будущем произойдет череда событий, чтобы наше прошлое происходило так, как должно идти.

Я ухмыльнулась:
— Разве это не выносит мозг, а?

Карлайл усмехнулся:
— Безусловно. Таким образом, принимая это все во внимание, я решил, что лучше скрыть от Эдварда правду.

— Я не знала, что это возможно, —ответила я. — Ну, то есть за исключением меня.

— Это было трудно, —признался Карлайл, — но, как новорожденный, Эдвард был сосредоточен только на жажде. Если он улавливал шальную мысль о тебе, я легко отвлекал его предложением поохотиться. Со временем я научился в его присутствии контролировать мысли или, вернее, сосредотачивать их на чем-то еще. Не то что бы не думал о тебе, сколько пытался размышлять о другом.

— И ты никогда не подозревал? — спросила я Эдварда.

Он покачал головой.

— Не в то время. Теперь, конечно, припоминаю конкретные случаи, когда мысли Карлайла уходили к тебе. Хотя они всегда были краткими, он быстро перенаправлял внимание на что-то другое, эффективно меня блокируя.

— И за эти годы Эдвард выработал выдающийся контроль над своими способностями, — добавил Карлайл. — Он научился отключаться от наших мыслей, чтобы дать нам уединение. Это немного упростило ситуацию, особенно когда я узнал, что приближается время вашей встречи.

— Элис, — сказала я, коротко на нее глянув.

Карлайл улыбнулся.

— Ну, в итоге, да. Элис увидела твое появление, но я выяснил это задолго до нее.

— Что ты имеешь в виду?

Карлайл выглядел немного самодовольным.

— Что ж, я не имел ни малейшего представления о том, сколько пройдет времени, прежде чем мы встретимся снова. Я даже понятия не имел, когда ты родишься. Однако я знал, где ты жила.

— Ах, все верно, — понимающе кивнула я. — При первой встрече сказала тебе, что я из Форкса.

— Да, — прищурился Карлайл. — Если правильно помню, а ты знаешь, что так и есть, я считаю, что ты пыталась меня поддразнить.

Я ухмыльнулась:
— Может быть, чуть-чуть.

— Неужели никто и никогда не говорил тебе, что опасно связываться с вампиром? —усмехнулся он.

Я пожала плечами, но промолчала.

Карлайл продолжил: — Итак, я принялся следить за маленьким городишком Форкс в штате Вашингтон, ожидая прибытия некой Изабеллы Свон. Мы даже ненадолго остались здесь. Конечно же, мы не могли сильно задерживаться. Нам приходилось переезжать, но я глаз не спускал с происходящего в Форксе. Затем, в один прекрасный день у начальника полиции и его молодой жены родилась малышка, и я понял, что мы близки.

— Не могу поверить, что все это время ты ждал, — пробормотала я.

— Знаешь, однажды я тебя видел, — ответил Карлайл. — Тебе было четыре года, и ты жила в Финиксе. Я присутствовал на медицинской конвенции и решил проверить тебя. Ты играла на крыльце, а мать ушла внутрь, чтобы приготовить тебе обед. Я не смог сдержаться и посмотрел поближе.

— Как обычно, — пробормотала я, думая о том, как Карлайл караулил Эсме, когда только нашел ее. Мужчина меня проигнорировал.

— Я вышел из тени большого дерева, и в тот момент, когда ты посмотрела на меня этими огромными карими глазищами, — с улыбкой сказал он, — я сказал: «Привет», а ты просто уставилась на меня, широко открыв рот.

В глубине разума шевельнулось воспоминание.

— Я подумала, что ты ангел, — пробормотала я по большей части себе, вспоминая красивого мужчину, сиявшего под горячим солнцем Финикса.

Карлайл засмеялся.

— Да... ну...именно это ты и сказала своей матери. Конечно же, она списала это на твое воображение, но я решил, что, вероятно, не самая хорошая идея, чтобы ты снова увидела меня, пока не пришло правильное время. Когда оно настало, и я выяснил, что ты приближаешься к нужному возрасту, мы вернулись в Форкс.

Я повернулась к Элис.

— И ты ничего этого не видела?

Она просто пожала плечами:
— Я не могу этого объяснить. Единственное, что имеет смысл: Карлайл был очень осторожен и не принимал никаких решений, которые могли повлиять на действия твои или Эдварда. Позволил всему развиваться так, как должно быть. Я узрела, как ты появляешься в нашей жизни, но не видела тебя с Эдвардом, пока он не совершил этот выбор. Я не видела, что мы покидаем Форкс, пока так не решил Эдвард. Я не видела тебя в тысяча девятьсот восемнадцатом году, пока ты не вознамерилась пройти ритуал.

— Да, ритуал, — повторил Карлайл, в его глазах зажегся такой знакомый «дай-мне-какое-нибудь-новое-знание» огонек. — Элис рассказала об этом, но мне бы хотелось услышать больше, когда у тебя будет время.

Я чуть качнула головой.

— Знаешь, не думаю, что это на самом деле был ритуал. Через него проходят многие, но я не знаю других людей, которые путешествовали бы во времени. Чем больше об этом размышляю, тем сильнее согласна с Элис — нас отправили. Мы должны были быть готовыми пойти... существовала причина, чтобы пойти... но кто-то отправил нас в прошлое.

— Кто? И почему? — спросил Эммет, склонившись и облокотившись на колени.

—Что касается «кто» — кто ж знает? — ответила я.— Бог? Судьба?.. Чужие? — Все одновременно засмеялись. — А что касается «почему», думаю, начинаю понимать.

— Потому что это должно было случиться, — тихо сказал Джаспер. Он слушал молча, но после этого спокойного заявления все взоры обратились к нему. — Если бы она не отправилась в прошлое, то не убедила бы Карлайла изменить Эдварда. Тогда Эдвард и Белла никогда не встретились бы здесь, в этом времени.

Я прищурилась, пытаясь осознать его слова.

— Так ты говоришь, что это в любом случае произошло бы так? Я ничего не изменила?

— Это большая цепь событий, — разъяснил Джаспер, рисуя в воздухе пальцем круг. — Ты встречаешь Эдварда, влюбляешься, он уходит, чтобы тебя защитить, ты отправляешься в прошлое. —Его палец продолжал двигаться. — Ты встречаешь Эдварда в прошлом, влюбляешься...снова, — ухмыляясь, добавил он. — Убеждаешь Карлайла изменить его, в связи с чем однажды ты можешь встретить Эдварда, и все это начинается заново.

Я повернулась к Карлайлу:
— Но ты заявил мне, что мать Эдварда убедила тебя изменить его.

Мужчина пожал плечами.

— Солгал. В то время я не мог сказать, что это была ты. Хотя о том, что именно ты сказала, я говорил правду.

У меня закружилась голова.

— Но... но откуда мне знать, что на самом деле произошло? Может быть, ты помнишь это так только потому, что я действительно изменила прошлое.

Минута молчания показалась долгой, и, к моему удивлению, заговорила Розали.

— Ни откуда, — категорически заявила она.

— Прости? — спросила я.

— Ты не знаешь, изменила что-нибудь или нет. Ты не можешь знать, — объяснила она. — Но какое это имеет значение? Вы сейчас вместе. Важно то, что ты делаешь дальше.

— Прошлое есть прошлое... ну, как правило, обычно, — добавила Роуз.— Вопрос в следующем: теперь, когда все открылось, что ты собираешься с этим делать в будущем?

_**_


— Это трудно принять, да? — Сумятицу моих мыслей прорезал тихий голос Элис. Мне требовалось время, чтобы впитать откровения этого вечера, и я, выйдя на задний двор, безучастно уставилась на влажную траву, темневший далее лес и слушала шум стремительного течения реки.

С усмешкой я повернулась к вампирше.

— По-моему, это некоторое преуменьшение.

— Знаю. — Она стояла рядом со мной и глубоко дышала. — Это непривычно и для меня. Думать, что Карлайл знал о том, что произойдет. Видишь ли, странно ощущать себя на этой стороне предчувствий.

Я тихонько засмеялись.

— Да. Представляю. — Элис была, пожалуй, единственным человеком, кто на самом деле понимал, через что мне пришлось пройти. В конце концов, через это же пришлось пройти и ей.

— Я говорила тебе, что ты сошла с ума? — поинтересовалась я.

Она улыбнулась.

— Нет. Я понимаю. А ты?

Я вздохнула.

— И я. — Я повернулась к лесу, а через некоторое время тихонько ее спросила: — Скучаешь по этому? Быть человеком? Теперь, когда знаешь, на что это похоже.

Я услышала негромкий смешок.

— Честно? Немного. В том смысле, что было кое-что, что мне очень нравилось. Спать — это замечательно, — сказала она столикой благоговения в голосе.

— Не забывай про еду, —поддразнила я.

— О да. — Она мечтательно вздохнула. — Еда была фантастической. Знаешь, я действительно хотела попробовать ее, когда вернулась. Хотя это и не то же самое. — Я глянула на нее и увидела сморщенный от отвращения нос. — Шоколадное печенье, —пояснила она, и я кивнула.

— Но в целом я довольна такой своей жизнью. У меня есть Джаспер и моя семья. Тем не менее должна сказать, что невероятно благодарна за воспоминания. А что насчет тебя? —почти шепотом спросила она, наклонившись ко мне. — Ты по чему-нибудь скучаешь?

Я знала, о чем она спрашивала. Я оставила в прошлом мужа, человека, которого любила и с которым надеялась построить будущее. Вернулась к мужчине, который даже не помнил ту часть нашей жизни. Многое прочувствовала, например, впервые встретив Эдварда в тысяча девятьсот восемнадцатом году, — словно предала одну любовь ради другой, одного Эдварда ради другого, — когда фактически они являлись одним и тем же существом. Это угнетало. Я раскрыла свой медальон, до сих пор удивляясь мысли, что Карлайл все эти годы скрывал такое. Легонько провела пальцем по пряди волос, перевязанной выцветшей желтой ленточкой. Крошечный остаток от мужчины, которого я потеряла.

Смаргивая слезы, я ответила Элис: — Я влюбилась в него снова, Элис. А он не помнит этого. Не помнит, как мы все время спорили, когда только встретились. Не помнит, как смеялись вместе... влюбились... как он сделал мне предложение, и как я ругалась с ним из-за вступления в брак. Не помнит танцев на нашей свадьбе... в маленьком домике, где мы жили. Так что, да, я скучаю по этому. Я скучаю по той части него, что прошла через все это со мной.

Холодная рука Элис обхватила меня за плечи и мягко сжала.

— Он все еще здесь, Белла. Он другой, но все еще здесь, и он тебя любит... любит всем сердцем.

Я прислонилась к ней, закрыв глаза, и мгновение мы молча стояли, пока не услышали позади легкое движение.

— Белла? — в темноте раздался голос Эдварда. Элис отстранилась, ласково мне улыбнулась, развернулась и отправилась в дом. Минуя ее, Эдвард кивнул сестре и встал рядом со мной.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он. Его рука дернулась, как если бы он потянулся ко мне, но вместо этого засунул обе ладони в карманы брюк.

— Со мной все в порядке, — негромко ответила я. — Что насчет тебя? Уверена, для тебя это такое же сильное потрясение, как и для меня.

Эдвард смотрел во двор.

— Я в порядке. — Он помялся. — Должен признаться, что сначала расстроился. Чувствовал, что мной в какой-то степени... манипулировали.

— Это понятно.

Он кивнул.

— Но полагаю, что теперь понимаю, почему Карлайл скрывал это от меня... от всех нас. И если в результате мы воссоединились... — голос затих, когда мужчина с нежной улыбкой повернулся ко мне. — Что ж, вижу, он сделал это из благих побуждений... как обычно. Кстати о Карлайле, он попросил меня сходить за тобой. Хочет что-то тебе дать.

Я кивнула, но, когда повернулась, чтобы отправиться внутрь, Эдвард взял меня за локоть, останавливая.

— Знаешь, ты не права, — сказал он с мягкой настойчивостью. — Я помню, по крайней мере, отчасти.

Я вгляделась в его лицо.

— Что ты имеешь ввиду?

Он поднял руку, нерешительно погладил меня по щеке, следя за движением.

— Я не помню подробностей... разговоров...того, чем мы занимались вместе. Но часть меня помнила тебя...так всегда было, хотя в то время я этого и не осознавал. Считал, что это твоя кровь взывала ко мне, — объяснил он. — Так и было, но существовало и нечто большее. Я не понимал, почему чувствовал ту несомненную тягу к тебе... потребность защищать тебя, чтобы ты находилась рядом со мной. Думаю, теперь в этом появилось немного больше смысла.

Всегда считал, что как только стал тем, кто я есть, то потерял то, что делало меня человеком... что у меня не стало души. Но это... — он мягко погладил мои плечи, провел пальцами вниз по задней поверхности моих рук.

От его прикосновения через меня выстрелили знакомое притяжение, узнаваемое электричество, и я переплела наши пальцы. Его глаза были цвета топаза, а не зелеными, но до сих пор в них плескались страсть и любовь, которые я знала. Это был Эдвард... несмотря ни на что, он был моим Эдвардом.

— Это заставляет меня сомневаться в своей вере, — продолжил он, — Потому что все эти годы часть меня осталась связанной с тобой, даже если я об этом не знал. Это заставляет меня задаться вопросом: возможно ли, что, в конце концов, у меня есть душа? И если есть... Я знаю, что она твоя.

Прекрасное лицо Эдварда размылось, и я осознала, что мои глаза наполнились слезами. Я моргнула, заставляя их скатиться по щекам, а Эдвард поднял руки и обхватил ладонями мое лицо, смахивая слезы большими пальцами.

— Не плачь, — прошептал он.

— Я очень сильно по тебе скучала, — ответила я. — Ты ушел... и чуть не сломал меня.

— Прости, — выдавил он, на его лице отразились эмоции. — Мне очень жаль, Белла.

— Не делай этого снова, — взмолилась я.— Пожалуйста... пообещай никогда не оставлять меня.

Эдвард нежно улыбнулся.

— Белла, куда я пойду?

Я потрясенно замерла, мои глаза впились в его в проблеске узнавания. Он помнил?

Разве это важно?

Розали права. Вне зависимости от случившегося в прошлом, и того, что Эдвард помнил или нет, мы находились здесь. Мы вместе. У нас была надежда.

У нас было будущее.

— Я люблю тебя, Эдвард.

Его улыбка стала шире, а большой палец скользнул по моим губам.

— Я тоже тебя люблю. Всем сердцем. — Он наклонился и подарил мне поцелуй, от крепкого к нежному... от прохладного к теплому... отличный от того, что я знала, но все-таки знакомый и совершенно обескураживающий.

Я подняла руку, запустила пальцы в его волосы, когда он углубил поцелуй, защищая меня от своих бритвенно острых зубов, но все же вышибая у меня дыхание. Я застонала, теснее прижимаясь к нему... мое тело знало, чего хотело... чего жаждало.

Эдвард отстранился, его глаза стали почти черными.

— Так... мы были женаты.

Я кивнула, все еще задыхаясь.

— И мы... э-э-э.… — его взгляд сосредоточился на своих ногах. — Мы... понимаешь?

Я усмехнулась, осознав, к чему он клонит.

— Консуммировали брак? — слегка иронично спросила я.

Эдвард кивнул, но головы не поднял.

Я наклонилась вперед и прошептала ему на ухо: — Несколько раз.

Эдвард вскинул глаза, и в них я увидела вспышку знакомой эмоции.

Вожделение.

Я хихикнула. По-видимому, кое-что не сильно-то и изменилось.

Он откашлялся.

— Это... гм... полезно знать, — заявил он, явно испытывая при этом дискомфорт. — Что ж, давай вернемся внутрь. Карлайл действительно хотел кое-что тебе показать.

Я кивнула, проводя пальцем по его груди, и в процессе этого чуточку понаслаждалась резким вдохом.

Все верно, Эдвард. В браке с тобой я узнала пару штучек. Берегись.

Я вернулась в гостиную, Эдвард следовал сразу за мной. Все еще находились там, а Карлайл одной рукой держал небольшую стопку книг.

— Все в порядке? — спросил он, переводя взгляд с меня на Эдварда.

— Прекрасно, — заверила его я, садясь на диван, а Эдвард устроился рядом со мной. Карлайл подошел и, сев с другой стороны от меня, протянул книги.

— Я решил, что ты пожелала бы их заполучить, — сказал он.

Я опустила взгляд на два тома в кожаных переплетах. Один — поменьше, тоньше, с более темной обложкой. Открыла его первым и потрясенно распахнула рот, прочитав название на титульном листе.

«Моя жизнь у Мэгги: Чикаго в большой войне»
Алистер Дженкинсi


Я уставилась на Карлайла, но он лишь улыбнулся в ответ.

— Я отметил главу, которую, как мне думается, ты посчитаешь особенно интересной, — заявил он.

Я перелистала страницы до лавандовой ленточки, используемой в качестве закладки, и ахнула, увидев фотографию.

— Это мы, — прошептала я.

Это был задний двор Мэгги за день до того, как мы с Эдвардом уехали в Алтуну. Я вспомнила, что Алистер стоял в углу двора и делал фотографии, но посчитала, что он снимал цветы. В глазах снова защипало от слез, когда я всматривалась в знакомые лица.

Эдвард наклонился, разглядывая снимок. Стерев слезы, я провела по странице пальцами.

— Это Джаред и Лиза, — пояснила я ему. — Они были школьными учителями и жили в пансионе со мной. — Указала я и на другие фигуры, сидящие за столом на заднем крыльце. — Это Том и Саманта. Следующим летом они собирались пожениться. Саманта была одним из твоих самых близких друзей. — Я взглянула на Эдварда, но он просто сосредоточенно смотрел на лист, как будто желая вспомнить самостоятельно. Я указала на Мэгги, наклонившуюся над низким кустарником. — Это Мэгги. Пансион принадлежал ей. Она была мне хорошей подругой. Не знаю, смогла бы я выжить без нее.

— Я любила Мэгги. — Услышала я слова Элис и кивнула в ответ.

— Я говорил с ней после твоего ухода, — добавил Карлайл, и я удивленно вскинула взгляд. — Знал, что она будет беспокоиться, а когда выяснил, что случилось с тобой, захотел заверить ее, что у тебя все в порядке.

— Что ты ей сказал? — поинтересовалась я.

Карлайл пожал плечами.

— Почти ничего. Она уже знала. Она взглянула на меня и сказала: «О, доктор Каллен. Почему такой мрачный? Знаете же, что Белла вернулась туда, откуда родом». Потом она мне подмигнула.

Я расхохоталась.

— Это Мэгги. Она немного «достопримечательность, знаете ли», — сказала я, передразнивая ее ирландский акцент.

— Так я и посчитал, — ответил Карлайл.

Эдвард все еще разглядывал изображение в книге. Он протянул руку и коснулся того места, где мы сидели на ступеньках крыльца, пальцы Эдварда перебирали кончики моих волос, а губы прижались к моему виску.

— Не то что бы я не верил этому, — пробормотал он. — Просто видеть это... — Его голос затих.

— Знаю, — склонила я голову ему на плечо. — Это делает все реальным.

Он нежно поцеловал меня в макушку.

— Да.

— Я хочу посмотреть! —весело потребовала Элис, поднимая настроение. Я передала ей книгу Алистера.

— Трудно представить, что жуткий старый Алистер написал обо всех нас, — сказала она, листая страницы.

Я фыркнула.

— Знаю. Он так скрывал свою работу. Еще чуть-чуть и я подумала бы, что он пишет некий подрывной манифест.

Глянув на Карлайла, я обратила внимание на раскрытую большую книгу в кожаной обложке и снова подняла глаза на вампира.

— Альбом для вырезок?

Мужчина улыбнулся.

— Ты же помнишь, что мне нравится их сохранять. Вот и подумал, что тебе захотелось бы узнать, что случилось со всеми твоими друзьями.

На душе потеплело при мысли, что Карлайл тратил время, дабы собрать эти драгоценные напоминания.

— Не могу поверить, что ты это сделал, — сказала я немного подрагивающим от эмоций голосом.

Карлайл отмахнулся от моей благодарности и перевернул страницу.

Я опустила взгляд на пожелтевшую газетную вырезку. Вверху располагалась фотография пожилой женщины, как я поняла, Мэгги, стоявшей с высоким лысеющим мужчиной в очках. Оба широко улыбались, а Мэгги держала спутника под руку. Я прочитала надпись.

Мистер и миссис Генри Олсон отмечают тридцать пятую годовщину своей свадьбы.

— Генри? — с удивлением обратилась я к Карлайлу. — Генри вернулся?

Тот кивнул.

— Вскоре после твоего ухода он заболел гриппом. Едва Мэгги услышала, первой кинулась ухаживать за больным. Выходила его, и как только он выздоровел, попросил простить и принять его обратно. Они сорок два года прожили вместе до самой его смерти.

Я перевернула страницу и увидела некрологи о Генри, а затем датированные годом позже и о Мэгги. Я вытерла скатившуюся слезу.

— Они все умерли, — тихо проговорила я.

Эдвард обнял меня за плечи.

— Прошло девяносто лет, Белла, — напомнил он.

— Не для меня. — Я ощутила, как Эдвард осторожно сжал меня, и перевернула другую страницу.

Улыбнулась, увидев объявление в «Трибьюн» о свадьбе Тома и Саманты. Конечно же, Саманта была великолепной, сияющей в белых кружевах. Том — высокий и гордый в костюме, с широкой улыбкой на красивом лице. Я посмотрела и другие вырезки: объявления о рождении, статьи, написанные Томом для «Трибьюн», фотографию выпускного класса Саманты в школе медсестер.

— В конечном счете, Том стал редактором «Трибьюн», — пояснил Карлайл. — Саманта работала в округе Кук, пока они не поженились. У них родилось пятеро детей, четырнадцать внуков и двадцать три правнука. Многие из них пошли в медицину или в журналистику. Более того, их правнучка Эбби стала ведущей на Си-Эн-Эн.

Я на мгновение задумалась.

— Ты имеешь ввиду Эбби МакКлайн?

Карлайл кивнул.

Я усмехнулась.

— Том очень гордился бы.

Улыбка пропала, когда я наткнулась на некролог о Джареде Йоханнесе, датированном ноябрем тысяча девятьсот восемнадцатого года.

— Он умер при вспышке, — угрюмо сказал Карлайл. — Это было очень быстро.

— Бедная Лиза, — пробормотала я, мое сердце болело из-за ее утраты. Я перевернула страницу и остановилась на газетной фотографии Лизы, стоявшей рядом с мужчиной, которого не узнавала, и маленьким мальчиком.

— После смерти Джареда Лиза покинула Чикаго, — объяснил Карлайл. — Она переехала в Теннесси, чтобы быть рядом со своей семьей и начать все с чистого листа. Там она познакомилась с вдовцом и в тысяча девятьсот двадцатом году вступила в повторный брак.

Я прочитала заголовок, а затем потрясенная быстро проглядела и краткое объявление о свадьбе, после чего вновь безучастно уставилась на подпись.

Мистер и миссис Эмметт Маккарти-старший с Эмметтом МакКарти-младшим.

Я медленно подняла глаза и увидела, как за мной с широкой улыбкой наблюдал Эммет.

— Быть такого не может! —воскликнула я.

— Может! — расхохотался он.

— Лиза была твоей...

— ... Мачехой, — закончил он. — Вообще-то единственной матерью, которую я помню. Мир тесен, да?

От такого совпадения я потрясла головой. На самом деле я не была совсем уж уверенной, что теперь вообще верила в совпадения.

— А теперь подождите-ка секундочку! —воскликнула Элис, все еще сидя на коленях у Джаспера. Она казалась по-настоящему потрясенной и подняла книгу Алистера, похлопывая по обложке.

— Он пишет обо всех в пансионе, кроме меня! — громко пожаловалась она. — Я знаю, что пробыла там не очень долго, но мне не досталось даже предложения? Даже никакого «Прекрасная и притягательная кузина мисс Свон нанесла визит»? Да что же это такое?

От выходки Элис мы вытаращились, после чего расхохотались.

— Что? — обиженно спросила она. — Это не похоже на неразумную просьбу. —Джаспер притянул ее в свои объятия, положив книгу на боковой столик.

Я перевернула еще одну страницу в альбоме и улыбнулись коллекции фотографий и вырезок. Карлайл кропотливо собрал записи о женщинах, с коими я работала в больнице, а некоторых из них я знала по Ассоциации чикагских женщин. Мое внимание привлекло большое газетное фото с митинга суфражисток. Мы с Элинор стояли в толпе и слушали оратора. Я даже разобрала профиль Карлайла.

— Ты участвовала в демонстрации на митинге суфражисток? — восхищенно спросил Эдвард. — Впечатляет.

Я слегка поперхнулась, а Карлайл спрятал ухмылку.

— Да, ну, в то время ты так не думал, — сказала я ему.

— Неужели? —Парень выглядел потрясенным, затем чуть заметно кивнул. — Я предположил бы, что это весьма опасно. Мне не хотелось бы, чтобы ты пострадала.

Карлайл хохотнул, и я несильно пихнула его локтем.

— Что такого смешного? — поинтересовался Эдвард.

— Ничего, — ответила я, чуть похлопав его по руке, после чего повернулась к Карлайлу. — Что случилось с Элинор?

— Она так и не вышла замуж повторно, — пояснил он. — Но прожила жизнь по собственному разумению и умерла в восемьдесят семь лет, на ее похоронах были только стоячие места.

Меня захлестнула волна печали. Через некоторое время я суховато спросила: — Все мужчины?

Карлайл усмехнулся:
— Ну, в основном... да.

— Ты был там?

Улыбка Карлайла чуть погасла.

— Да. Она была дорогим другом... замечательной женщиной.

Я кинула быстрый взгляд на Эсме, вспомнив, что узнала об отношениях Карлайла с Элинор. Наклонилась ближе к Карлайлу и сказала, стиснув зубы: — Эсме знает о.… понимаешь? — спросила я, с намеком приподнимая брови.

— Эсме знает все, — подмигнув и улыбнувшись, ответила Эсме. Остальные просто обменялись озадаченными взглядами.

— Когда Эдвард покинул нас в тысяча девятьсот двадцать седьмом году, у меня появились некоторые сомнения по поводу выводов, к которым я пришел, — объяснил Карлайл. — Я рассказал Эсме всё о моей жизни в Чикаго. Всё, — подчеркнул он, глядя на меня. — Мне потребовалось получить хоть какие-то гарантии, что я поступил правильно. Эсме меня поддержала.

Его жена пересекла комнату и присела на подлокотник дивана рядом с мужем. Он взял ее руку и прижал к губам.

— Карлайл знал, что в конечном счете Эдвард вернется, — сказала она мне. — Он понимал, что рисковал, рассказывая мне о происходящем, но помог научиться сосредотачивать мысли так, чтобы Эдвард не узнал бы от меня правду. На самом деле мне было немного легче, так как я никогда не встречалась с тобой лично.

Я насмешливо глянула на Карлайла и обратилась к Эсме с вопросом: — А он рассказывал тебе, как в течение нескольких месяцев наблюдал за тобой?

Женщина расхохоталась.

— Ну, он обрисовал это немного по-другому: заявил, что присматривал за мной, но да, он мне сказал.

Я покачала головой.

— Я думала, что он наверняка вмешается до того, как придет время, и совершит нечто безумное.

Ни Карлайл, ни Эсме сначала не сказали ни слова, и я заметила, как мужчина нервно поерзал. Женщина с понимающей улыбкой взглянула на него.

— Я что-то пропустила? — поинтересовалась я.

Карлайл кинул быстрый взгляд на жену, которая молча чуть кивнула.

— Думаю, ты должен ей сказать.

С тяжелым вздохом тот наконец-то признался: — Может быть, я и вмешался... немного.

— Что ты сделал? — Широко распахнув глаза, я наблюдала за ним, а он снова посмотрел на супругу.

— Когда Эсме ушла от мужа, он не слишком-то хорошо это воспринял, — медленно начал он. — Намеревался ее найти. Я говорил тебе, что он был жестоким. Потащил бы ее обратно в Огайо, и я знал, что он причинил бы ей боль. Я не мог позволить этому случиться.

— Боже мой, Карлайл! — ахнула я и закрыла рот ладонью. — Ты его убил?

— Что? —воскликнул он. — Нет! Конечно, нет!

— Ладно, и что же ты сделал? — поинтересовалась я.

Карлайл заёрзал. Не помню, видела ли я когда-нибудь, чтобы мужчина ёрзал.

— Я мог... его немного напугать.

— О Боже, — застонала я и закрыла ладонью лицо.

— На самом деле, ничего особенного, — поспешно сказал он. — Я просто... э-э...

— Что?

— Скажи ей, Карлайл, — настояла Эсме, губы ее подрагивали.

— Э-э...

— Карлайл?

— Отлично! — проворчал он. — Посреди ночи я пробрался к нему в дом, отнес его на вершину утёса Кентвелл и за ноги подвесил над краем. Заявил, что если он не оставит Эсме в покое, я его сброшу и оставлю разбитое тело на съедение волкам.

Все взгляды в комнате устремились на Карлайла. Он же, однако, крайне заинтересовался носками своих ботинок.

— Ничего себе, Карлайл, —наконец проговорил Эммет. — Не думал, что ты способен на такое.
У меня вырвалось истеричное хихиканье, и вскоре все мы смеялись.

Даже Карлайл.

_**_


Через окно моей спальни Эдвард перенес меня уже почти в три часа ночи. Утомленная эмоционально и физически я рухнула на постель. Эдвард собрался уходить, но я попросила остаться, нуждаясь в ощущении его обнимающих меня рук. Он с ласковой улыбкой согласился, закутал меня в одеяло и нежно держал, пока я не заснула.

На утро он ушел, когда в мою дверь постучал Чарли, чтобы разбудить, но я знала, что парень оставался поблизости. Я приняла душ, быстро оделась, и вскоре после того, как Чарли ушел на работу, Эдвард въехал на подъездную дорожку. Он держал для меня дверь, как и всегда, и это оказалось очень знакомым, словно мы легко вернулись к нашему старому порядку.

Школа была...ну... школой. Практически такой же, как я и помнила. Я действительно ощутила волну эмоций, в первый раз увидев своих друзей, и пришлось побороться со стремлением притянуть их всех в крепкие объятия, даже Майка Ньютона, что было странно.

Почти каждую секунду мы с Эдвардом проводили вместе. По мере того, как я заполняла пробелы, мы много беседовали о моем времени в тысяча девятьсот восемнадцатом году. Я рассказывала о нашей совместной жизни, нашей свадьбе... даже о том, как мы практически терпеть не могли друг друга, когда впервые встретились.

— Похоже, я был ослом, — хрипло проговорил он, когда мы после школы сидели за моим кухонным столом, делая вид, что занимались.

Я поддразнивающе ему улыбнулась.

— Типа того. Хотя я все равно тебя любила, — сказала я, легонько целуя его в щеку.

— Карлайл сказал, что терпеть меня не мог, — добавил он.

— О Боже, вы друг друга ненавидели, — со смехом ответила я. — Я не знала, научитесь ли вы, ребята, когда-нибудь ладить.

Губы Эдварда изогнулись, но он казался рассеянным: отвел взгляд в сторону, как будто тщательно обдумывая свои следующие слова.

— Вы двое были... близки, — наконец сказал он.

Я вглядывалась в его лицо, но он не встречался со мной глазами.

— Да, — просто ответила я.

Парень сглотнул, и я знала, что он собирался задать вопрос, который уже некоторое время его снедал.

— Насколько близки?

Его глаза наконец-то вернулись к моим, и в их золотых глубинах я увидела плавающую беззащитность. Я потянулась и взяла его за руку.

— Эдвард... — начала я.

— Я тебя не виню, — перебил он. — Я оставил тебя, а затем, когда ты наконец-то снова меня нашла, повел себя полным придурком. И Карлайл — один из лучших мужчин, которых я знаю...

На этот раз прервала я.

— Эдвард. Нет. Даже не думай об этом, — сказала я. — Да, мы с Карлайлом были друзьями. Он очень много мне помогал, и мы стали близкими друзьями, но на этом все. — Ты не хуже меня знаешь, что Карлайл предназначен для Эсме. Так же, как и ты предназначен для меня, — добавила я, и его взгляд смягчился.

Я не упомянула тот факт, что Карлайл однажды решил, что любит меня. Это не имело значения. Все равно я никогда по-настоящему в это не верила... и, по-моему, Карлайл первым с этим согласился.

В течение следующих нескольких дней Эдвард казался немного отрешённым, но я не очень волновалась. Это не было безмолвием, бесстрастной отстраненностью дней, предшествующих его уходу от меня. Вместо этого был особенно внимательным ко мне, но казалось, что он пытался решить проблему. Я ловила его за пристальным наблюдением за мной, его глаза щурились, когда он сосредотачивался.

Я не знала, что происходило у него в голове, но иногда его горячие взгляды, выстреливающие в мою сторону, заставили меня дрожать и жаждать чего-то... чего я всегда желала с ним, но на самом деле не знала до тех пор, пока не вышла замуж.

Да. Я хотела Эдварда. Сильно.

Он знал. Если то, что происходило в моей спальне каждую ночь, было подсказкой, он определенно знал. Мы лежали на моей кровати, переплетя конечности, ласкаясь губами, отчаянно прикасаясь друг к другу. В конце концов, он, конечно, отстранялся, но у меня складывалось ощущение, что причина была в чём-то большем, чем в том, что дальше по коридору находился Чарли.

Настала пятница. И оказалось, что Эдвард принял какое-то решение.

Когда он забрал меня, чтобы отвезти в школу, на его лице появилась решимость, которая заставила меня дрожать. Он притянул меня к себе, прижимая спиной к «вольво», впиваясь жарким поцелуем, его руки сначала ненадолго обхватили мою задницу, а затем через свитер погладили мою грудь.

Я ахнула, и Эдвард с ухмылкой отстранился, открыл мне дверцу машины и помог устроиться внутри.

День продолжался в том же духе: томительные взгляды в коридорах... чувственные прикосновения под обеденным столом... горячие поцелуи украдкой после спортзала.

У меня возникло смутное подозрение, что Эдвард меня соблазнял.

Разве он не знал, что я была уверена?

Тем не менее я чувствовала себя странно возбужденной, когда он высадил меня у моего дома и напомнил, что Элис заедет за мной в семь часов для ночевки в их доме. Чарли был еще довольно тверд в движении «анти-Эдвард». Услышав, что в город вернулись Каллены, он принялся запрещать мне видеться с ним, но это продлилось недолго.

Я напомнила, мне восемнадцать лет, я — взрослый человек и смогу поселиться в другом месте, если он не даст Эдварду участвовать в моей жизни. Отец с ворчанием сдался, сказав, что просто хотел, чтобы я была счастлива, после чего легонько поцеловал меня в макушку.

Я приняла душ и тщательно оделась, выбрав темные джинсы и новую красную блузку, которую купила с Элис перед моим днем рождения. Подруга появилась ровно в семь, с улыбкой поприветствовала Чарли, после чего поспешила вытащить меня за дверь.

— Что, черт возьми, происходит? — прошипела я, как только створка закрылась.

Элис понимающе улыбнулась.

— Ты станешь очень счастливой девушкой. Вот что происходит.

Мы сели в машину, и я повернулась к Элис.

— Ты не имеешь в виду то, что я думаю, ты имеешь в виду?

Улыбка Элис только расширилась.

— О, я думаю, что имею в виду именно то, что ты думаешь, что я имею в виду.

— Но, — пробормотала я, — Эдвард всегда говорил, что это слишком опасно.

Элис взглянула на меня, когда выехала на проезжую часть.

— Он много времени общался с Карлайлом. Думаю, эти опасения были уменьшены.

Я опустила голову на руки.

— Он разговаривал с Карлайлом о нас, занимающихся сексом? — сквозь пальцы пробормотала я. — Как унизительно.

Подруга легонько похлопала меня по колену.

— Не смущайся, Белла. По-моему, Карлайл в состоянии дать Эдварду кое-какие действительно полезные советы.

— Возможно, я никогда не подумаю о сексе снова, — пробормотала я.

— Слушай, — сказала она, возвращая внимание дороге. — Вы с Эдвардом любите друг друга. Вы хотите быть вместе. Эдвард отправился к Карлайлу, потому что тот единственный, кто на самом деле что-то знает о подобном. Кстати, Эсме рассказала мне об Элинор. Кто знал, что Карлайл был таким негодником?

Элис коротко хихикнула, после чего продолжила:
— Во всяком случае, Карлайл в состоянии помочь Эдварду свыкнуться с идеей и заставить его понять, что он сможет сделать это, не убивая тебя.

Я слегка поморщилась, а спутница пожала плечами.

— Что? Это правда. Так что теперь путь свободен. Эдвард готов. Вы на всю ночь остаетесь в доме одни. Разве не этого ты хотела?

Мы подъехали и остановились, а я посмотрела на льющийся из окна спальни Эдварда свет.

Этого ли я хотела?

Прежде, чем даже закончила обдумывать вопрос, я уже знала ответ. Безусловно.

Открывая дверь, я улыбнулись Элис:
— Итак, увидимся завтра?

Подруга ухмыльнулась:
— Не слишком рано.

Я кивнула.

— Спасибо, Элис. За все. — Я наклонилась, крепко обняла ее, а затем вышла из машины.

Я глубоко вдохнула, шагая по направлению к дому и слыша, как отъезжает Элис. Подняла руку, чтобы постучать, но дверь открылась раньше. Там стоял улыбающийся Эдвард в белой рубашке и в темных джинсах. Он был прекрасен. Он был невероятен.

Он был моим.

Он поднял руку и нервно запустили ее в волосы.

— Ты выглядишь великолепно, — сказал он, делая шаг назад, чтобы я вошла.

— Спасибо, — тихо ответила я, скидывая куртку, когда за ней потянулся Эдвард.

— Итак... э-э.… ты голодна? — спросил он, рассеянно махнув в сторону кухни.— Хочешь пить?

— Нет, — улыбнулась я. — А ты?

Парень усмехнулся:
— Нет, я в порядке.

Подошла к нему, нерешительно подняв руку к его груди.

— Может быть, позже что-нибудь, — сказала я.

Эдвард сглотнул.

— Хорошо. Следует ли нам... э-э.… мы можем пойти в мою комнату и послушать музыку... или почитать..., или что-то... — его голос затих.

— Хорошо.

Я проследовала за ним наверх, стараясь не смотреть на огромную кровать, сейчас занимавшую большую часть этой комнаты. Каркас из кованого железа скручивался в виде лозы, поднимавшейся по четырем высоким столбам, подчеркнутым здесь и там литыми металлическими розами. Металл образовывал решетку над головой, листья и розы создавали почти что эффект беседки. Постельное белье было немного светлее золотистого покрывала, у спинки кровати располагалась груда мягких подушек.

Это был массивно.

Это было пугающе.

Внезапно я застыла, нервы словно парализовало.

— Ты... ты купил кровать, — пискнула я.

Эдвард откашлялся, перебирая компакт-диски и избегая смотреть мне в глаза.

— Да, ну, я подумал, что ты захочешь... поспать... или что-то еще.

Как быстро я занервничала, так же скоро это и прошло. Услышав дрожащий голос парня, я поняла, что ему еще страшнее, чем мне. В конце концов, во всех отношениях Эдвард был девственником. Это означало, что ради разнообразия от меня зависело его спокойствие. От меня зависело — показать ему, каким невероятным это могло быть.

Я пересекла комнату, убрала его руку от полки с компакт-дисками.

— Иди сюда, — настояла я.

Он нерешительно последовал за мной, когда я села на кровать и потянула его вниз за собой. Подняла руку и нежно коснулась его лица.

— Я люблю тебя, Эдвард.

Его веки затрепетали и ненадолго закрылись.

— Я люблю тебя, — ответил он.

Я наклонилась и мягкими поцелуями осыпала его губы... щеки...лоб. Его руки обхватили мою талию, притягивая меня ближе, когда он, наконец, поцеловал меня в ответ и со вздохом отстранился.

Он отодвинулся, глядя мне в глаза.

— Я думал, что смогу сделать это. Бог знает, как я хочу, но не желаю причинять тебе боль.

— Ты не сделаешь мне больно.

— Ты же мне скажешь, правда?

Я улыбнулась ему, притянула его лицо ближе к своему.

— Не бойся, — пробормотала я. — Мы принадлежим друг другу.

При этом он сдвинул меня на свои колени, а затем перекатил на кровать, нависая надо мной, балансируя на локтях.

Он медленно, шаг за шагом расстегивал мою блузку, оставляя легкий поцелуй на коже каждый раз, когда ее открывалось немного больше. Я села, и он сдвинул ткань с моих плеч, его взгляд любовно омывал мою обнажённую плоть. Я никогда не уставала от того, что Эдвард так глядел на меня. Складывалось ощущение, что его глаза физически ласкали меня, посылая покалывание по всему телу.

Его руки устремились вверх по моим, проникли под лямки бюстгальтера и сдвинули их вниз. Я завела руки за спину, расстегнула его и, сняв, бросила на пол. Парень прижал меня обратно к кровати, потянулся к пуговице на моих джинсах, и через несколько минут я лежала на кровати нагой, а Эдвард пожирал меня взглядом.

— Эдвард, — простонала я. — Пожалуйста...

Он наклонился, нежными поцелуями прокладывая дорожку по ложбинке, а пальцы ласкали мою кожу, проследовали по талии и обхватили грудь, после чего к соску прижались его холодные губы. Ледяное дыхание ударило по моей горячей плоти, и я ахнула от ощущения, протянула руку к его рубашке и зашарила по ней в поисках пуговиц.

Эдвард отстранился, и я протестующе застонала, но он только слегка усмехнулся. Не успела я понять, что происходит, как он стоял голый между моих коленей, собственнически глядя на меня сверху вниз. Он вытянул из-под меня покрывало, и я переместилась на середину кровати, а он скользнул рядом со мной.
А затем его руки оказались повсюду... гладили... прикасались... скользили по моей коже. Его губы ощущались на шее... груди... животе. Это был вихрь горевшего желанием напряжения, которое нарастало вокруг меня, внутри меня. Я потянулась к Эдварду, цепляясь за его мраморную спину, мои руки скользнули вниз и обхватили его совершенный зад, у моего уха раздался стон. Просунув руку между нами, ощутила эрекцию, надеясь, что ему все еще нравится это так, как он привык, и я оказалась приятно вознаграждена.

Эдвард вздрогнул, мое имя громким стоном сорвалось с его уст. Я победно улыбнулась.

И когда он нерешительно скользнул ледяными пальцами между моих ног, я поощрила его поцелуями и неконтролируемыми стонами. Наконец-то он отстранился, потянулся к тумбочке и вскрыл презерватив. Я легонько улыбнулась, благодарная тому, что никогда больше не увижу никакого пессария3.

— Для того, чтобы защитить тебя от яда, — хриплым голосом объяснил Эдвард.

Я признательно кивнула. Бог знает: нам не нужно никаких маленьких бегающих зубастых полувампирчиков, если подобное вообще возможно.

Он снова приблизился ко мне.

— Запомни: скажи, если будет больно. Пожалуйста, Белла.

Я подняла руку и коснулась его прекрасного лица, заострившегося в пылу любви и желания. Мой торжествующий ангел.

— Все в порядке, Эдвард, — ответила я.

Медленно... очень медленно...он вошел в меня. На мгновение я задумалась, а все ли еще девственно мое тело, но, к счастью, не ощутила боли разорванной плевы.

Только всепоглощающее удовольствие от соединения с Эдвардом снова... наконец-то.

Я обхватила его бедра ногами, когда он начал нежно двигаться во мне, крепко зажмурившись, изо всех сил стараясь сохранить контроль. Я выгнулась под ним, ощутив предательское сжатие мышц, указывающих на приближение моего освобождения.

— Эдвард! — закричала я, и он резко остановился.

— С тобой все в порядке? — с беспокойством в глазах спросил он сквозь стиснутые зубы.

Я извивалась под ним.

— О Боже, да, все прекрасно... не останавливайся, — взмолилась я.

— Слава богу, — пробормотал он, хватаясь за спинку кровати и начиная погружаться с большей силой. Я чувствовала приближение пика... все ближе с каждым толчком... он нарастал, а комнату заполняли звуки наших тяжелых вздохов и ласкового шёпота.

Затем без предупреждения любимый сместил бедра, и сокрушительными волнами удовольствия меня пронзил оргазм. С именем Эдварда на губах я запрокинула голову от потрясающих толчков, что охватывали каждую мышцу... омывали каждый нерв... Смутно отметила звук ломающегося дерева и визг металла, после чего надо мной содрогнулся Эдвард, со вздохом удовольствия его лицо исказилось, что тронуло мое сердце. Наконец, он расслабился, растянулся рядом и привлек меня в свои объятия. Мы лежали, переплетя конечности, пока наше дыхание возвращалось к норме.

— Теперь я понимаю, — тихо проговорил Эдвард, поглаживая мою руку и оставляя нежный поцелуй на моем плече. — Знаю, почему никогда не мог быть с другой. Почему одна лишь мысль была мне отвратительна. Все это время я ждал тебя, — сказал он, перекатываясь на спину и притягивая меня к боку. — Я ждал, чтобы ты вернулась ко мне.

Он гладил меня по волосам, а я задумалась об этом.

— Можно кое о чем тебя спросить? — пробормотала я.

— О чем угодно.

— Не пойми меня неправильно, — заговорила я, проводя пальцами по его груди, — Я не жалуюсь. Но ты всегда выглядел так, словно не хотел быть со мной таким образом. Почему отношение изменилось?

Эдвард легонько усмехнулся.

— Ну, в первую очередь, мы уже женаты. Технически, хотя это было давно, мы уже несколько раз делали это.

Я ухмыльнулась, уткнувшись в него:
— Больше, чем несколько.

Эдвард снова засмеялся.

— Мне бы хотелось больше об этом услышать, — поддразнил он. — Другая моя забота — твоя безопасность, конечно же, но однажды я выяснил, что это физически возможно, и Карлайл рассказал, как защитить тебя, ну, как-то так.

Я тихонько угукнула и поцеловала его в грудь.

— Что ж, я рада, что ты решился попробовать.

Эдвард потянул меня и полностью расположил на себе.

— Я тоже. На самом деле, думаю, мы должны попробовать еще раз... очень скоро.

Я приподнялась на локтях, оглядела помятое изголовье и расщепленное дерево.

— Не знаю, выдержит ли это твоя кровать.

Эдвард посмотрел на повреждения, а затем с дьявольской усмешкой повернулся ко мне:
— Оно полностью того стоит.

Я склонилась и поцеловала его.

— Знаешь, если бы я была бы такой, как ты, тебе не пришлось бы так сильно волноваться о том, как бы не навредить мне.

Эдвард поднял руку и прикоснулся к моей щеке, пробежал пальцами по волосам, его пристальный взгляд устремился на меня:
— Я думал об этом.

— И так как мы уже женаты... пока смерть не разлучит нас, и все такое... —подстегнула я.

Он потянул меня вниз, чтобы провести губами по моей шее.

— В этом есть смысл, — пробормотал он.

— Мы могли бы быть вместе все время, — сказала я и затаила дыхание, когда он облизнул мне ключицу. — Я обладала бы намного большей выносливостью.

— М-м-м-м.… выносливостью, — прошептал он, не отрывая губ от моей кожи. — Выносливость — это хорошо.

— Я хочу быть с тобой вечно, Эдвард.

Он отстранился, обхватил мое лицо ладонями и пристально вгляделся. Наконец, он кивнул.

— Вечно, — согласился он.

— Действительно? — Я потрясенно смотрела на него, когда уголок его рта приподнялся в кривоватой улыбке.

— Я тоже хочу быть с тобой вечно, — признался он. — Может быть, это эгоистично с моей стороны, но пятидесяти или шестидесяти лет просто недостаточно.

В мгновение ока он снова перевернул нас. В одну секунду я находилась поверх него, а в следующую — он оказался надо мной, его лицо было серьезным.

— Это не так просто, Белла, — предупредил он меня. — Ты не стареешь, как все вокруг. Один за другим ты потеряешь людей, которых любишь.

— Не всех из них, — поправила я, убирая волосы с его лба.

Он мягко улыбнулся:
— Нет, не всех. Но многие... Чарли... Рене... твоих друзей по школе.

Я подумала о людях, которых уже потеряла... Мэгги, Саманта и Том, Лиза и Джаред. Сердце немного заныло, но я знала: этого недостаточно, чтобы отказаться от Эдварда.

Я смотрела на него снизу вверх, надеясь, что в моих глазах он видит всю любовь к нему.

— Знаю, что это будет трудно. Понимаю, что отказываюсь кое от чего — большого, важного... — Мысли ненадолго коснулись детей, которых у нас никогда не будет, и я подавила приступ печали. Я оплачу это наедине, когда Эдвард не будет так близко, чтобы наблюдать за мной.

— Но, Эдвард, нет выбора без последствий, — заметила я. — И получить тебя... получить вечность с тобой? Это стоит любых последствий... любых жертв. Это — мы — это то, ради чего я здесь. Теперь я это знаю.

Эдвард вгляделся в мои глаза, а затем склонился и поцеловал меня нежно... с обожанием.

— Тогда, предполагаю, это ты и я.

Я улыбнулась ему, кивая в знак согласия, мое сердце наполнилось радостью и надеждой. Как-то мы прошли через все это... наша любовь выжила. Вампир и человек из двух разных веков.

Кто бы мог подумать!

Это была невероятная история любви, но мы прошли ее до конца. Нет, исправилась я, это только начало. Несмотря на смертельные погони, опасные для жизни желания, смертельные болезни и почти сто лет спустя, мы сделали это.

Превосходя все ожидания. Превосходя все препятствия.

Превосходя время.

Когда Эдвард снова взял меня, отчаянно любя... полностью, я обнаружила, что тихо шепчу благодарность тому, кто послал меня в прошлое, чтобы найти его.

Из-за прошлого, настоящего или будущего Эдвард был теперь моим.

Навсегда.



1Контрапункт — нота против ноты — одновременное сочетание двух или более самостоятельных мелодических голосов (здесь и далее примечание переводчика).
2Каденция — гармоничный или мелодичный оборот, завершающий музыкальное построение и сообщающий ему большую или меньшую законченность.
3Пессарий — или маточное кольцо — устройство, которое вводится во влагалище для поддержания матки и/или мочевого пузыря и прямой кишки. В прошлом пессарии использовались для контроля над рождаемостью.

Автор: tkegl
Переводчик: Lelishna
Бета: LanaLuna11
Почтовый голубь: Nicole__R


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/112-16853-14
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Lelishna (02.05.2018) | Автор: Перевод Lelishna
Просмотров: 925 | Комментарии: 30


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 30
+1
28 MissElen   (20.05.2018 22:56)
Все теперь чудесно и замечательно, но отчего-то грустно, что Эдвард ничего не помнит и поэтому складывается такое ощущение, что им манипулируют, хотя все было объяснено этими запутанными теориями об "эффекте бабочки" в случае преждевременного раскрытия тайны wacko

0
30 LanaLuna11   (22.05.2018 20:49)
Возможно, тебе эпилог поможет.

+1
27 Svetlana♥Z   (06.05.2018 23:11)
Спасибо за историю. Всё замечательно, но как-то не хватило Автору терпения чётко обозначить будущее этой пары.
Перевод прекрасный, спасибо! happy wink

0
29 LanaLuna11   (22.05.2018 20:49)
Так еще 2 эпилога есть smile

+1
14 Schumina   (06.05.2018 19:39)
Спасибо за главу!

0
15 LanaLuna11   (06.05.2018 22:47)
Не за что) wink

+1
13 Alin@   (05.05.2018 14:04)
Карлайл выходит тот еще шалун. С Беллой он хорошо взаимодействует, что неудивительно почему Эдвард так всполошился. И не будет Ренесми?
Что же там в альтернативном финале? Не уж то им не удаться встретиться?

0
16 LanaLuna11   (06.05.2018 22:47)
В смысле? Они и не расстанутся. happy

+1
12 Tusya_Natusya   (04.05.2018 08:27)
Вот все и встало на свои места: Эдвард и Белла снова вместе и впереди их ждет вечность, выяснили, почему Эдвард забыл ее, а Карлайл скрывал, что знаком с ней.
Спасибо!

0
17 LanaLuna11   (06.05.2018 22:48)
Чего ты там уже выяснила biggrin

+1
11 Ялло   (04.05.2018 07:16)
Спасибо за главу,как я рада за них история просто замечательная wink

0
18 LanaLuna11   (06.05.2018 22:48)
wink wink wink

+1
10 kaktus6126   (04.05.2018 00:07)
Ух! Выдохнула! Спасибо, было чудесно. А это конец мне очень нравится - прошлое так переплелось с будущим, все связано и объясняется, Карлайл мудрый, всезнающий ,фантастический! Ну и все получилось так, как надо!) Отлично! И ещё будет альтернативный конец? Куда больше-то?))

0
19 LanaLuna11   (06.05.2018 22:48)
В следующей главе ты запутаешься окончательно tongue

+1
8 eezhova1982   (03.05.2018 19:47)
Спасибо за великолепный перевод! Замечательное окончание истории. Все тайны раскрыты, все объяснения получены, в отношениях наших героев появились гармония и взаимопонимание! Не осталось никаких нерешённых вопросов, любовь Эдварда и Беллы, пройдя испытание временем и расставанием, только окрепла. До сих пор не понимаю, зачем при такой идиллии автору понадобилось писать альтернативный конец!

0
9 LanaLuna11   (03.05.2018 22:42)
Ты его еще не читала, поверь.
Вот именно там у меня был взрыв мозга))

+1
7 pola_gre   (03.05.2018 19:42)
Цитата Текст статьи ()
У меня возникло смутное подозрение, что Эдвард меня соблазнял.
Да, он снова решил лишиться девственности biggrin

Белле есть, что ему про него же рассказать. И печально и забавно biggrin

Спасибо за продолжение перевода!

0
20 LanaLuna11   (06.05.2018 22:49)
biggrin biggrin Хахаха.

+1
6 Alice_Ad   (03.05.2018 16:28)
Спасибо) )неужели ренесми не будет?

0
21 LanaLuna11   (06.05.2018 22:49)
В этой главе нет. smile

+1
5 Маш7386   (03.05.2018 14:45)
Большое спасибо за прекрасную историю! За замечательный перевод!

0
22 LanaLuna11   (06.05.2018 22:49)
Пожалуйста wink

+2
4 Addochka   (03.05.2018 12:40)
Спасибо за главу!
Цитата Текст статьи ()
Бог знает: нам не нужно никаких маленьких бегающих зубастых полувампирчиков, если подобное вообще возможно.

Печально, однако... sad
P.S. Начинаю задумываться о том, существует ли вообще хоть один фанфик, в котором Розали не дает подзатыльников Эммету... Это, наверное, даже большее клише, чем синее платье на Белле wacko

0
23 LanaLuna11   (06.05.2018 22:50)
А что? Это так мило tongue

+1
3 prokofieva   (03.05.2018 12:09)
Я мог... его немного попугать ?! УУУ супер . Отличный метод Карлайла , слегка попугать .
Спастбо огромное за мастерский перевод .
Благодарю ! Шикарная глава !

0
24 LanaLuna11   (06.05.2018 22:50)
Спасибо. cool

+2
2 Al_Luck   (03.05.2018 12:04)
Ух, какая глава! Жаль, что Ренесми не будет.

0
25 LanaLuna11   (06.05.2018 22:51)
Ничего. В альтернативном конце они все наверстают, что ты сама будешь не рада. wacko biggrin

+1
1 galina_rouz   (03.05.2018 12:01)

0
26 LanaLuna11   (06.05.2018 22:51)
Скоро happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями