Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1694]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2623]
Кроссовер [691]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [3]
Свободное творчество [4824]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15173]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14472]
Альтернатива [9043]
СЛЭШ и НЦ [9080]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4390]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Call Me Home
Во времена Дикого Запада жизнь не была простой. Были те, кто заселил неизведанную землю, и те, кто беспрестанно странствовал по ней. Эдвард Каллен относился к людям второй группы. У него никогда не было дома, где смогло бы его сердце найти покой. Так как же мужчина, не знавший ничего, кроме неправильного, смог получить нечто непорочное и хорошее, что изменило его жизнь?

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Осадок пыли
Когда принципы важнее жизни… и это не просто слова, ты начинаешь задыхаться от каждой молекулы воздуха, что попадает в легкие. Ты ставишь точку и понимаешь, что это тот самый финал, продолжения у которого не будет никогда и ни при каких обстоятельствах. Душа в агонии разрывает тело на тысячи осколков изнутри. Но ты… делаешь то, что нужно. Ради него.

Дворцовые тайны
Действие происходит в вымышленной стране Англоа. В ней живет Эдвард Каллен, скрывающий свое лицо. Многие считают, что под кожаной маской таится настоящий зверь. Вскоре он встречается с Изабеллой Свон и влюбляется в нее. Пара оказывается в середине заговора, который может послужить угрозой их существованию. Сможет ли Изабелла заглянуть за отвратительный внешний вид Эдварда и искренне полюбить его?

Марафон реанимации замороженных историй
Дорогие друзья! Любимые авторы, переводчики и промоутеры! 

Предлагаем вам тряхнуть стариной, поскрести по сусекам и порадовать читателей, приняв участие в акции-марафоне "Даешь проду народу!".

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9625
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Все листья падают к корням. Глава 13

2020-7-2
4
0
Следующим утром Иру разбудил заманчивый аромат яичницы, напомнивший о вкусных маминых завтраках. Совершенно забыв о том, что находится не дома и спит на втором ярусе, она потянула носом и улыбнулась в полусне. Не открывая глаз, девушка спустила ноги с кровати и шлепнулась на пол, перебудив и напугав девочек. Скрючившись от боли в локте, она долго не могла разогнуться и возилась, сдавленно матерясь сквозь зубы прямо на вышибленном из пазов ограничительном бортике.

— Федорова, ну ты без приключений никак, – простонала Женька, накрывая голову подушкой. – Умоляю, давай поспим хотя бы еще пару часиков.

— Уж кто бы говорил о приключениях! – подала голос Маша и, сняв с зарядки Ирин телефон, посмотрела на время. – Между прочим уже восемь утра. Вы чувствуете великолепные запахи? Надеюсь, это японцы решили умаслить прожорливое животное, которое вчера едва не слопало одного из них и умяло весь наш ужин. Господи, как же есть-то хочется!

— Это не японцы, – вяло пробурчала Женя, которая даже через закрытую дверь чувствовала, кто именно копошится в общей комнате. Всю ночь она почти не спала, лишь иногда проваливалась в тревожное забытье, наполненное странными образами, и постоянно просыпалась от мучившего ее навязчивого аромата Корнишона.

— А кто? – заинтересовалась Ира и, перестав потирать ушибленное место, с любопытством подошла к двери.

Она уже взялась за ручку, когда с другой стороны послышался вежливый, но настойчивый стук. В панике девушка сдернула с вешалки первую попавшуюся под руку вещь и в спешке прикрылась. Спрятавшись за дверью, она открыла замок и вопросительно посмотрела на девочек. Женя никак не отреагировала на ее взгляд, а Маша, натянув одеяло повыше, быстро поправила спутанные волосы и уверенным голосом произнесла: «Войдите». В приоткрывшуюся щель просунулось довольное лицо Ким Джи Ёна:

— Я ухожу на работу, – сообщил он и бегло осмотрел взъерошенных со сна подруг, задержавшись чуть дольше на Женьке.

— Спасибо, что сообщил. Это чрезвычайно важная безотлагательная информация, – фыркнула она из-под подушки и демонстративно отвернулась к стене.

— Завтрак на столе. Постараюсь вернуться сегодня пораньше, пойдем разбираться с вашим подозрительным продавцом, – проигнорировав ее сарказм, парень очень внимательно рассмотрел укрытую одеялом спину девушки, улыбнулся и, дружелюбно подмигнув комкающей дорогое платье Ире, скрылся за дверью.

Когда раздался звук защелкнувшегося замка, Маша резко села на кровати, вопросительно выгнула бровь и подчеркнуто изумленно посмотрела на Женю.

— И что это сейчас было? Завтрак на столе? Жукова, колись давай, чем ты так его поразила? Это чрезвычайно важная безотлагательная информация, – передразнила она подругу и мечтательно вздохнула. – Я бы конечно предпочла завтрак в постель, но вижу, его некому было научить таким тонкостям.

— Машуль, поверь мне, оно того не стоит, – глухо пробубнила из своего угла Женька.

— Да что вы напали на парня! – возмущенно воскликнула Ира и с хлопком взмахнула перед собой черной шелковой тканью. – Мальчик всю жизнь живет один. Представляете, как ему хочется, чтобы кто-то провожал его каждый день на работу.

— Мать Тереза, повесь мое платье от «Гуччи» на место, пожалуйста, – недовольно заметила Маша и встала с кровати, одергивая тонкую кружевную сорочку.

— Усынови его, и воспитай настоящим мужиком по своему образу и подобию, – проворчала Женька. При слове «завтрак» ее настроение немного улучшилось, она нехотя села, шаря ногой по полу в поисках тапочек, и наткнулась на изумленный взгляд девочек.

— Что это за фокусы у тебя каждый раз! У меня такое ощущение, что ты играешь с нами в русскую рулетку: пропадут-не пропадут! Где они опять? – взбеленилась Маша, которая и без того боялась каждого нового дня, не зная, чего от него ожидать. Над ней самой Дамокловым мечом висела неизвестность, а постоянные превращения подруги из обычного человека в лису и наоборот уже не пугали, а начали раздражать.

— Ты думаешь мне самой это нравится? Как будто я специально! – возмутилась Женька. Пощупав рукой свой зад и, естественно, ничего там не обнаружив, она попыталась выстроить в уме цепочку событий, приведших к трансформации. Первое, что пришло ей на ум – склонившееся над ней лицо Ким Джи Ёна и оглушающий запах его крови. Отголоски ледяного огня, не такого мощного, как вчера, но все равно явно ощутимого мгновенно пронеслись по коже, концентрируясь внизу спины. И как по волшебству все девять шикарных пушистых хвостов вновь окружили ее рыжим веером.

— Ого! Так Корнишон был отчасти прав! Ты действительно можешь ими управлять! – в восторге хлопнула в ладоши Ира, рассматривая преобразившуюся подругу. – Тебе только нужно понять, как это работает. Ну-ка напрягись и попробуй их спрятать!

— Если бы, – буркнула Женя, выдохнула и расслабила напряженные мышцы, сосредотачиваясь на необходимости погладить джинсы. Холодное зеленоватое свечение мигнуло, как перегоревшая лампочка, и хвосты тут же исчезли. – Действительно… Слава яйцам теперь я хоть помоюсь нормально!

— Проблему это не решает, конечно, – Маша накинула халат и взяла сумочку с ванными принадлежностями, собравшись умыться перед завтраком, – но, по крайней мере, с человеческой версией тебя комфортнее и привычнее общаться.

Выйдя в общую комнату, подруги действительно обнаружили накрытый стол, заботливо прикрытый тонкой бумажной салфеткой.

— Ммм… неплохо! Со сковородкой он управляется гораздо лучше, – удовлетворенно потянув носом, оценила старания парня Женька и села напротив блюда, на котором горой лежал слабо прожаренный бекон.

— Посмотри, какой он милый! – растрогалась Ира, осматривая разложенный по тарелкам рис, кимчи, яичные роллы и разогретые сандвичи. – Если бы не Господин Пак, я бы не моргнув глазом забрала такого прекрасного мальчика себе!

— Господин Пак? Кого ты хочешь обмануть! Ты хотела сказать: «Если бы не его малюсенький недостаточек»? – фыркнула Женька, накладывая себе мясо и кимчи с рисом.

— Да уж. Одними завтраками сыт не будешь, – прокомментировала возвратившаяся из ванной Маша. – Но в том, что парень действительно хороший и, по всей видимости, надежный, я поддерживаю Иру. Присмотрись к нему получше, наверняка его маленькую проблемку можно как-то решить, ты же взрослая женщина, не мне тебя учить.

— Присмотрись для чего? Мы уезжаем через неделю… – переспросила невозмутимо жующая Женька, – Или вы хотите, чтоб я расплатилась за завтраки? Ну что ж, давайте попробуем.

Под заинтересованным взглядом подруг она молча сходила в комнату за своим телефоном, села на место и склонилась над экраном.

— Так, позы, оптимальные для… Ага, вот! – Женя показала экран смартфона девочкам и постучала ногтем по изображениям. – Вот это и это я испробовала еще в первую ночь! Ему не пятнадцать лет и он красив как… хрен знает что! Хотел бы – давно решил свои проблемки. Пусть приложит усилия и найдет себе девушку подходящего размера. После того, как этот мелкописечный брутал прикарманил мое кольцо за штуку баксов, я ему ничего не должна!

Закончив гневную речь, она швырнула телефон на стол и, схватив прямо пальцами кусок бекона, ожесточенно впилась в него зубами.

— Мать, девушка меньшего, чем ты размера, это чихуахуа. И мне кажется, что ты лукавишь. Судя по всему, он вызывает у тебя просто бурю эмоций даже с маленьким писюном, – спустя пару минут молчания резонно заметила Ира, подцепив палочками аккуратно свернутый кусочек яичного ролла. – Но не хочешь – как хочешь, в любом случае сожрать я его тебе не дам. Лапы прочь от Корнишона, он мой! По крайней мере, пока готовит завтраки.

— Забирай, – не переставая жевать, промямлила уже успокоившаяся Женька. – Я бы с удовольствием махнулась на Пака-младшего.

— Алилуйя! – наливая себе кофе, воскликнула Маша, по привычке прекращая перепалку девочек. В главном она была согласна с Ирой – Женя явно что-то недоговаривала. Однако, прекрасно зная характер подруги, Маша понимала, что расспросами в лоб от нее ничего не добьешься. Нужно дать ей все обдумать, расслабиться, чуть-чуть подтолкнуть в нужном направлении и, рано или поздно, она все разболтает сама. – А теперь вернемся к насущным делам. Какие у нас на сегодня планы? Не сидеть же здесь до вечера в ожидании возвращения нашего милого брутала.

— Нет, конечно, «у нас же отпуск!» – передразнила ее Женька с набитым ртом. – Лена еще вечером прислала мне смс. Сегодня последний день выставки про кумихо, о которой она нам говорила. Предлагает пойти.

— Отлично, я за! Наконец-то мы увидим хоть что-то интересное, – в предвкушении у Иры загорелись глаза.

— То есть хвосты, стриптиз и попытка убийства тебя нифига не впечатлили? – Женя скорчила разочарованную гримасу. – В следующий раз я постараюсь удивить тебя чем-то более экзотичным.

— Да мы только и делаем, что жрем, пьем и разбираемся с мужиками и твоими хвостами! – всплеснула руками Ира. – Кроме Каннама и Хондэ даже нигде и не были! Сейчас напишу Ленке, что мы скоро будем. Так что особо не рассиживайтесь и собирайтесь.

Историческая часть города в окружении высотных ультрасовременных зданий вызвала у Маши душевный трепет и заставила ненадолго забыть о неприятностях, свалившихся на нее из-за вспыльчивого корейского кумира.

Чтобы попасть в дворцовый комплекс Кёнбоккун, подругам нужно было пройти через трехарочные ворота Кванхвамун мимо стоявших на страже невозмутимых караульных. Высоченные, как на подбор, корейцы в костюмах средневековых стражников являлись главным развлечением для туристов, которые поочередно подходили к ним, чтобы сфотографироваться.

— Ого, мужчины в форме! Вы только посмотрите, какое огромное копье у этого бородача! – восхищенно присвистнула Женька. – Можно мне задержаться тут ненадолго? Плиз?

Ира собралась возмутиться и уже закатила глаза, но отвлеклась на телефонный звонок. Достав телефон, она молча показала девочкам имя абонента и замерла, в нерешительности глядя на экран.

— Ну и чего ты застыла? Отвечать не собираешься? – Женька недовольно скрестила руки на груди. – Ты же вроде простила засранца и решила раскрыть перед ним свои объятья? Что случилось? Тебя не впечатлили сказочки о его мнимом разводе, или я не правильно поняла ваш рассказ?

— Ира хочет его немного помурыжить, чтобы он не думал, что прощен так легко, – ободряюще кивнув на вопросительный Ирин взгляд, Маша потянула Женю за руку к центральному павильону.

Женька с сожалением обернулась на караульных, тяжело вздохнула и приглушенным голосом предостерегла шедшую рядом Иру:

— Смотри, как бы твой главный консультант по обольщению мужчин не оказал тебе медвежью услугу. У вас разные весовые категории, и то, что хорошо для нашей принцессы Свазиленда, не обязательно поможет завоевать Пак Вейдера.

Не уверенная в своей стратегии Ира испуганно взглянула на телефон, но названивавший все утро Пак Джи Хун уже сбросил вызов.

— Он позвонит еще раз, не беспокойся, у меня большой опыт в таких делах. Чем дольше мужчина остается в неизвестности, тем больший интерес у него вызывает недоступная девушка, – подмигнула ей Маша, незаметно дернув за руку Женю, не к месту распустившую язык.

— Неизвестность?.. Да одного взгляда на Иркино лицо в присутствии этого пижона достаточно, чтоб понять, что она влюблена в него по уши, – фыркнула та, не обращая внимания на ее сигналы.

Оказавшись на территории музея под открытым небом, девушки невольно восхитились гармоничностью и изящной простотой строений, естественно вписанных в красоту окружающей природы. Огромную просторную площадь пересекала дорога, выложенная белыми каменными плитами, упираясь в богато декорированный двухэтажный павильон. Далеко за ним мягкими волнами раскинулись ярко-зеленые горы, создавая захватывавшую дух панораму. К этому красивейшему зданию, служившему во времена Чосона тронным залом, первым делом и направились подруги. Но к их разочарованию вход внутрь был закрыт – корейцы бережно относились к своему наследию и тщательно охраняли хрупкие деревянные строения от бешеного наплыва любопытных туристов. Полюбоваться расписанными в национальной манере высокими потолками и позолоченным, находившемся на возвышении внушительным троном можно было только из распахнутых окон и дверей.

Сделав несколько красочных фото, Маша спустилась по высоким каменным ступеням на площадь, деловито огляделась в поиске интересных видов и внезапно почувствовала странную, щемящую тоску. Навязчивый шум мегаполиса неожиданно стих. Девушка замерла, отгороженная от внешнего мира незримой, искажающей восприятие всех органов чувств завесой. Назойливо мельтешившие вокруг туристы исчезли. Только яркий свет, прохладный ветер, дующий с гор, и тихий звон подвесок на шпильках ттольчам* окружали ее. Площадь опустела и вновь наполнилась чиновниками в кванбоках* и придворными дамами в дорогих шелковых ханбоках*. Выпав из реальности, Маша наблюдала, как весну сменило лето, а затем зима. На ее глазах правители вершили судьбы людей, воевали и убивали, боролись за власть, плели интриги, любили и ненавидели. Перед ней, будто на ускоренной перемотке, промелькнули столетия дворцовой жизни наполненные церемониями, коронациями, приговорами и арестами… Где-то глубоко внутри, словно за плотной скорлупой, болезненно вздрагивали неизвестные ранее эмоции. Или хорошо забытые?..

— Машуня! – послышалось откуда то издалека.

Но она не отозвалась, полностью погрузившись в поглотившее ее сознание ощущение присутствия в других эпохах. Когда наваждение, наконец, отступило, она очнулась, увидев перед собой встревоженные лица подруг. Ира, нахмурившись, водила перед ее глазами ладонью:

— Э-эй, ты здесь?

— Да… наверное, – Маша часто заморгала, передернула плечами и обернулась, услышав позади русский оклик.

— Девочки, привет! Простите за опоздание! – помахала рукой спешившая к ним запыхавшаяся Лена. – Мин Ги не смог меня подвезти, пришлось добираться на метро, и я не рассчитала время.

— Все в порядке, Ленусь, – улыбнулась Ира. – Мы пока осматривались.

— Для того чтобы обойти всю территорию дворцового комплекса, нужен целый день, – торопливо проговорила Лена. – Предлагаю осмотреть Кёнбоккун в другой раз, а сейчас… – покопавшись в сумке, она достала три комплекта гарнитуры и раздала девушкам. – Пойдемте к Фольклорному музею. Помимо экспозиции, про которую я вам говорила, там масса любопытных вещей, и если вы интересуетесь историей и культурой Кореи, оставить их без внимания – просто преступление.

Ира согласно закивала и, сделав подругам знак поторапливаться, направилась следом за гидом к зданию музея, возвышавшемуся над другими павильонами многоярусными изогнутыми крышами.

В холле было не протолкнуться среди многочисленных туристических групп и школьников разного возраста. Размеренный Ленин голос в наушниках рассказывал о представленных в разных залах экспозициях. Девушки проходили одну комнату за другой, проживая историю корейского народа от самых истоков до наших дней. Древние орудия труда, оружие, посуда, музыкальные инструменты, костюмы, макеты ханоков в натуральную величину, импровизированные свадебные церемонии заставляли сердца подруг учащенно биться от загадочных, хаотично вспыхивавших внутри каждой эмоций. Ира и Маша с трепетом рассматривали выставленные экспонаты и инсталляции, и даже Женя, никогда не любившая музеи, молчала, впитывая в себя удивительную энергетику прошлого. Все трое как будто внезапно очутились в родном доме, о котором успели забыть после долгого и утомительного путешествия. Их глаза блестели от зарождавшихся в душах смутно знакомых чувств.

— А вот и коллекция «По следам кумихо», это ее я вам так рекламировала, – радостно улыбнулась Лена, указывая на овальный дверной проем, возле которого светился огромный экран с красивой девушкой в белом парчовом ханбоке. Лукаво подмигнув гостям, голограмма, совсем как Женька утром, распушила постоянно шевелящиеся белоснежные хвосты и поклонилась, приглашая пройти внутрь.

— Смотрите, она совсем как настоящая! – восхищенно приоткрыв рот, Ира задержалась возле зазывавшей посетителей тоненьким голоском кумихо.

— Облезлая какая-то. Мои хвосты гораздо круче, а это не кумихо, а актиния, – брезгливо сморщилась Женька и устрашающе пошевелила пальцами перед лицом подруги, изображая щупальца морского полипа. Ира в ответ фыркнула и вслед за Машей вошла в ярко освещенный небольшой зал.

Даже по сравнению с прочими выставленными в музее экспонатами, хранящиеся здесь предметы выглядели особенно древними. Старинная мебель – очень непривычной и примитивной, написанные иероглифами пожелтевшие от времени документы, казалось, рассыплются, едва к ним прикоснется человеческая рука. А развешанные по стенам красиво орнаментированные одеяния и ккотсин*сильно отличались от сложившегося в представлении Маши традиционного корейского костюма. Рассматривая ветхие, защищенные стеклом картины, наглядно демонстрировавшие, как выглядели кумихо по мнению древних художников, Ира с Женей невольно прыснули и переглянулись.

— Мда… Собаки сутулые, а не лисы, как им удавалось хоть кого-то соблазнить, – проворчала Женька себе под нос и ревниво спросила у Лены. – Почему на всех картинах кумихо белые?

— Считается, что если лисице удается прожить больше ста лет, она отращивает еще один хвост, и так каждую сотню, пока их не станет девять и она не превратится в кумихо. Возможно, за тысячу лет, лиса просто седеет от старости? – засмеялась та в ответ.

Усмехнувшись над обескураженным выражением лица подруги, Маша похлопала Женю по плечу и отошла к следующему экспонату.

— По легенде в период основания государства Корё во дворце жила кумихо, – мягкий Ленин голос сливался с приглушенной национальной музыкой, раздававшейся из динамиков. – Лиса-дух оберегала и защищала правящую династию на протяжении нескольких столетий, помогая укреплять власть королей. По некоторым из преданий до того, как стать оборотнем, она была королевской наложницей и так сильно любила короля, что не смогла покинуть его и после своей смерти. Поэтому осталась во дворце, чтобы всегда быть рядом с любимым. К сожалению, сам Дворец полной луны, в котором якобы жила кумихо, был полностью разрушен во время нападения монголов в тринадцатом веке. Его руины находятся недалеко от города Кэсон в Северной Корее и внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Но если немного напрячь воображение и представить, что все вещи в этой комнате принадлежали ей, можно сложить целостную картину о жизни знатной дамы десятого века нашей эры.

Неровный ритм сердца Маши стал неожиданно спокойнее, негромкий голос гида сделался еще тише. Она медленно приблизилась к невысокому столу, под стеклом которого были разложены старинные серьги, кольца и шпильки для волос смотревшиеся немногим лучше, чем злополучное Женькино приобретение. Отдельным пятном выделялся серебряный гребень с нефритовыми камнями, отливавший зеленым в ярком свете ламп. Он выглядел необычайно хорошо сохранившимся на фоне прочих украшений, скорее всего подделкой, и не привлек Машиного внимания. Заинтересовавшись лежавшим рядом овальным зеркалом, девушка наклонилась, чтобы рассмотреть поподробнее гравировку на его подставке, и невольно заглянула в него. Потемневшая и мутная от времени поверхность уже давно не могла ничего отразить, и Маша испуганно отшатнулась от стола, внезапно увидев в глубине отполированного металлического диска скользивший в длинных, смоляных волосах широкий гребень и тонкие пальцы, плетущие замысловатые косы…

Отчетливое ощущение прикосновения заставило ее вскинуть глаза, и она встретилась взглядом с изображенным на ветхом полотне мужчиной в королевских одеждах.

— Это портрет одного из самых жестоких и влиятельных королей Корё. Четвертый ван Корё - Кванджон. Предположительно, портрет написан после его коронации, – голос Лены доносился издалека, будто бы с другой планеты, едва дотягиваясь до сознания ошеломленной девушки. – Автор этого произведения неизвестен, но, судя по всему, он не был одним из придворных художников. Техника исполнения кардинально отличается от характерной для живописи того времени. Поразительное мастерство, не правда ли? Посмотрите на его глаза, как точно передал художник деспотичность и невероятную силу духа этого человека.

«Художник… Коронация… Кванджон…» – беспрестанно кружилось в мыслях.

Портрет стал меняться, тусклые краски становились ярче, полотно оживало на глазах. Аристократичные пальцы творца легко порхали над полотном, безошибочно перенося на холст характерные черты лиц императора и его возлюбленной…

Свежий ветер дохул сквозь распахнутые ставни и раздул широкий, свисавший почти до пола рукав платья восседавшей рядом с правителем горделивой красавицы. Ее утонченная красота, властный взгляд и богато расшитые одежды выдавали в ней особу королевских кровей. Струившиеся по спине длинные черные волосы были частично собраны в причудливую прическу, увенчанную великолепным серебряным гребнем. Нежный перламутр и дорогой ярко-зеленый нефрит украшали его, складываясь в искусный узор из цветов персика и взлетающего к небесам феникса. Птицы, ставшей символом власти императора и гербом, украшавшим флаг государства Корё. «Не важно, кто сидит рядом с ним на троне, императрица здесь я!» – эти слова оглушительным эхом зазвучали где-то глубоко внутри, болезненным отпечатком выжигая на сердце совершенно другое имя: Ван Со. Глаза изображенного на картине человека, словно живые, смотрели прямо в душу. И взгляд их был то яростным, то любящим, то укоризненным, то нежным.

— Я видела его! – потрясенный Ирин голос выдернул Машу из видения.

— Что?.. О ком ты? – с трудом возвращаясь в реальность, она растерянно посмотрела на подругу.

— Не о ком, а о чем. Я видела его на свадебной фотографии Пак Джи Хуна! Этим украшением была закреплена прическа его жены! – едва дыша от очередной обрушившейся на нее шокирующей информации, Ира указала на лежавший под стеклом серебряный гребень.
— Уверена? Может быть, они просто очень похожи? – серьезно переспросила тоже склонившаяся над столом с украшениями Женя.

— Абсолютно! Вот те же самые овальные капли нефрита, выложенные в виде птицы, и характерно изогнутый край, как будто покореженный от сильного удара, – кивнула Ира и быстро обернулась к подошедшей Лене. – Ты говорила, что это чья-то личная коллекция. Кому она принадлежит?

— Я не знаю, но могу спросить у куратора музея, – удивленная нездоровым блеском в глазах подруги, пообещала Лена. – Все хорошо? Вы как-то странно выглядите...

Внезапное ощущение возникшей из ниоткуда опасности прошило трех подруг с головы до пят. Буквально кожей ощутив чье-то угрожающее присутствие, они круто обернулись в одном направлении. В наполнившемся людьми зале среди десятков пар глаз Маша наткнулась на враждебный черный взгляд человека в маске и резко выдохнула, почувствовав необъяснимый страх. Группа шумных иностранцев закрыла от нее неизвестного мужчину, и девушка, извиняясь перед недовольными туристами, бросилась вперед, пытаясь отыскать напугавшего ее незнакомца.

— Что случилось? – встревожилась ничего не понимающая Лена. – Кого-то увидели?

— Все в порядке, Ленусь, Маша встретила старого знакомого, – вымученно улыбнулась Ира. – Спасибо тебе за экскурсию. Когда выяснишь, чья эта коллекция, напиши мне, пожалуйста, я буду ждать.

Вежливо попрощавшись с Леной, девочки кинулись искать Машу в толпе.

— Это он? Его нигде нет, – приглушенным голосом спросила Маша, когда они, наконец, нашли ее у выхода из Фольклорного музея

— Я знаю, мне тоже не удавалось догнать его, пока он не позволил, – Женя тяжело дышала, пытаясь взять под контроль мгновенно проснувшуюся при появлении Врага звериную сущность.

— Это то существо, которое напало на тебя? – ахнула Ира, переглянувшись с бледной, испуганной Машей.

— Да. Интересно, что и вы его почувствовали. Возможно, он заявился не только по мою душу, – процедила сквозь зубы Женя.

Перепуганные подруги молчали, вопросительно глядя друг на друга.

— Мы оказались в Корее не случайно, сейчас это уже бессмысленно отрицать, – выдавила ошеломленная Ира.

— Нам нужно срочно вернуться. Я от офицера Кима теперь ни на шаг не отойду, – едва слышно прошептала Маша. Мысль о том, что все случившееся до этого момента это цветочки, и настоящие злоключения начинаются только сейчас, прочно врезалась ей в мозг, казалось, включая какие-то внутренние резервы. Она готова была поклясться, это существо показалось им намеренно, чтобы продемонстрировать, что опасность угрожает им всем троим. Оставалось только одно – выяснить, кто он и что ему от них нужно.

Вернувшись в хостел, девушки чувствовали себя эмоционально совершенно вымотанными. Женька никак не могла прийти в себя после встречи с убийцей, и до сих пор дрожала от гнева, взбудораженная ненавистным запахом лотоса. Маша с Ирой всю дорогу напряженно молчали, обдумывая что делать дальше. Преследовавший их маньяк как будто играл с ними, показывая, что они у него на прицеле, и он может нанести удар в любой момент. Хоть пока он напал только Женю, и другие девочки до сих пор ни разу не замечали его присутствия, но ощущение невидимой, внезапно возникшей угрозы очень пугало и их, рождая в душе панический страх перед неизвестностью. А больше всего бесило то, что его намерения были не ясны, и оставалось только ждать дальнейшего развития событий и надеяться на помощь Ким Джи Ёна.

— Надо обязательно рассказать об этом Корнишону, когда он вернется с работы, – уныло протянула Ира, стягивая туго зашнурованные кроссовки. – Раз его почувствовали все мы...

Она осеклась и замерла на одной ноге прямо у входа. Маша не сразу поняла, что произошло, потому что стоявшую перед ней Женю внезапно словно окружил рой светлячков, сменившийся выстрелившим вверх ворохом возбужденно распушенных хвостов. От неожиданности Маша машинально отступила назад, но быстро пришла в себя и, отодвинув от лица искрящий крошечными огоньками мех, заглянула в комнату. В нескольких шагах от Иры у дверей мужской ванной красовался Ким Джи Ён в обернутом вокруг бедер полотенце. А с учетом того, что большие банные полотенца по какой-то причине были у корейцев не в ходу, посмотреть явно было на что. Заметив любопытный Машин взгляд, парень приветливо помахал ей рукой и задорно улыбнулся своей открытой мальчишеской улыбкой.

— Привет, я отпросился у начальства и взял недельный отпуск, чтобы помочь вам провести расследование. Но по официальной версии я буду заниматься ремонтом, – как ни в чем не бывало сказал он, будто не замечая реакцию девушек: застыв у порога, Ира с Женей во все глаза разглядывали его обнаженный до неприличного места плоский живот, скульптурные плечи и широкую грудь, на которую с взъерошенных мокрых волос вызывающе стекали капельки воды.

— Спасибо тебе за готовность помочь, у нас как раз появились свежие новости, – поблагодарила Маша, которую не сильно впечатляли торсы глуповатых качков, особенно в ситуации, когда ее мир летел ко всем чертям. Мягко подтолкнув остолбеневших подруг вперед, она вошла в общую комнату и устало опустилась на диван. Как ни настраивалась она морально, что изменения, произошедшие с девочками, рано или поздно коснутся и ее, все равно оказалась не готова к видению в музее.

— Что-то случилось? На вас просто лица нет, – тут же заинтересовался парень и сел напротив нее, с деловым видом облокотившись на стол.

— Не мог бы ты для начала одеться? – слегка поморщившись от назойливой головной боли, Маша помассировала виски, как будто это могло помочь забыть окрашенное разочарованием чувство болезненного торжества неизвестной знатной дамы. «Императрица здесь я...» Девушка зажмурилась на мгновенье, пытаясь разграничить свои собственные и чужие эмоции, которые на какой-то момент слились в единое целое, и кивнула на гладкую грудь Корнишона, покрытую длинными, почти зажившими царапинами.

— Извините, – усмехнулся он, бросив хитрый взгляд на тут же отвернувшуюся к окну Женю, старательно изображавшую безразличие.

Едва парень скрылся за дверью своей комнаты, Ира шумно выдохнула и, толкнув Женьку в бок, яростно зашептала по-русски:

— Ты видела его пресс? Боги мои, а грудь, талию и широченную спинищу! Не могу поверить, что ты все это трогала! Господи, он просто секс! – в эмоциях она притворно схватилась за сердце и, содрав с ноги второй кроссовок, возмущенно напустилась на Машу. – Какого хрена ты отправила его одеваться и лишила меня такого зрелища!

Лишь когда Корнишон убрался с глаз долой, Жене удалось, наконец, расслабить подрагивавшее от напряжения, тело и спрятать раздраженно топорщившиеся хвосты. С видом просветленного буддийского монаха она прошествовала к дивану, села рядом с Машей и глубокомысленно изрекла:

— Увлекаясь внешними достоинствами, Дядя Федор, ты все время забываешь о существенных недостатках, составляющих глубинную суть вопроса. Это твоя самая большая проблема.

— Возможно ты с пьяных глаз не рассмотрела? – заныла Ира, умоляюще глядя на нее. – Ну не может быть все так плохо у настолько охренительного парня!

— Наверно, она искала не в том месте. Вместо того чтоб производить раскопки у него на груди нужно было тщательнее примять шерсть, – ехидно заметила Маша и, усмехаясь, посмотрела она Иру. – Ты видела его ноги и дорожку до пупка? Вернее, лесополосу.

— Мне все равно. Отдайте его мне, и я все тщательно перепроверю! – Ирка метнулась к девочкам и, притворно захныкав, плюхнулась на стул напротив них. – А черт… нет, я же люблю Господина Пака, я и забыла… Ну почему на свете столько ужасающе соблазнительных корейских мужиков! Меня сводит с ума невозможность иметь их всех! – она состроила плаксивое лицо и запрокинула голову, отчаянно вцепившись в волосы руками.

— Забирай! Хватит выдумывать миллион причин, почему не можешь это сделать, и прямо сегодня переезжай к нему в комнату. Мы хоть не будем просыпаться от адского грохота, будто кто-то выкинул из окна холодильник, – раздраженно бросила Женька, неприятно удивленная демонстративной раскрепощенностью Корнишона и слишком буйной реакций подруги на него. Услышав вибрацию в Ириной сумке раньше, чем зазвучала мелодия вызова, она насмешливо фыркнула. – Тебе звонят, маньячка.

— Какой-то незнакомый номер. И вроде бы код корейский... – удивилась Ира и поспешила ответить. – Да?

Изумленно округлив глаза, она протянула телефон Маше:

— Это Хан Со Джун, хочет с тобой поговорить.

Та расплылась в коварной улыбке и взяла у Иры трубку, не спеша отвечать на звонок. Окинув девочек подозрительным взглядом, она решила, что говорить лучше без свидетелей, и быстро убежала в спальню.

— Так и знала, что она не оставит попыток продолжить отношения с этим мерзавцем! Зачем только я дала ей телефон… – в сердцах Ира хватанула кулаком по столу.

— Ну да, ты-то ведешь себя совсем иначе. Оставь ее, пусть делает что хочет, и дома у тебя будут благодарные уши, когда решишь снова поныть из-за очередного женатого негодяя, разбившего твое чувствительное сердечко, – съязвила Женька, недовольство которой росло с каждой минутой. «Странно, при мне он вел себя куда скромнее и не шастал в одном полотенце,» – подозрительно прищурилась она, практически ощущая треск ее расползающегося по швам самообладания.

— Он не… – хотела было возразить Ира, но замолчала, потому что из «японской» комнаты высунулся чуть не изнасилованный вчера Носатый. Бросив на нее гордый взгляд несломленного самурая, парень робко подошел к тут же встрепенувшейся Женьке и торопливо поклонился.

— Извините, мы так и не познакомились. Меня зовут Акио, а тебя? – промямлил он, заискивающе улыбаясь. Вероятно, вопреки опасениям Маши, нападение со стриптизом ему понравилось, и он был явно не прочь продолжить отношения с такой активной и раскрепощенной девушкой.

Женя тут же подвинулась дальше от края дивана, благосклонно освобождая для него место.

— Присаживайся, пожалуйста, мы тоже собрались выпить кофе, – произнесла она самым милым голоском, на какой только была способна, а про себя добавила: «Вот ты-то, Безбашенное Мяско, и поможешь мне отвлечься».

«Обмен любезностями явно запоздал», – недовольно подумала Ира, наблюдавшая за тем, как подруга учит страшненького японца правильно произносить ее имя. Кокетливо захихикав над забавной мимикой Акио, пытавшегося воспроизвести последний слог без акцента, Женька сложила губы как для поцелуя, приблизилась к нему и, томно прикрыв глаза, повторила по слогам:

— Же-ня.

— Ее зовут Джин А, – раздался позади них ледяной голос Джи Ёна. Ловко перемахнув через спинку дивана, он плюхнулся рядом с Женькой и по-хозяйски обнял ее за плечи, смерив японца враждебным взглядом. Хоть он и надел свободную белую майку, тонкая ткань совершенно не скрывала напрягшиеся мышцы на его груди. – Вам чем-нибудь помочь?

— Н-нет, я просто... – изменившись в лице, пробурчал Акио, оценивающе рассматривая соперника.

— Если вам впредь что-то понадобится, обращайтесь ко мне, полиция Сеула всегда на страже вашей безопасности, – преувеличенно любезно кивнул ему Джи Ён и достал из кармана широких штанов полицейский значок. Давая понять, что разговор окончен, он наклонил возмущенно пихавшую его Женьку к себе и прошептал ей на ухо. – Веди себя хорошо, Конфетка, или я перепрограммирую стиральную машину.

Вероятно, даже ради феерического секса с эксцентричной девушкой злить такого агрессивного служителя закона у японца не было никакого желания, поэтому он быстро ретировался в свою комнату и громко хлопнул дверью. Торжествуя молниеносную победу над «идейным врагом», Ира одобрительно кивнула Корнишону и показала ему большой палец.

— Тебе жить надоело, засранец? – процедила сквозь зубы взбешенная Женька и, наконец вырвавшись, оттолкнула парня на другой конец дивана. – Понимаешь, что прямо сейчас оставил меня голодной? Хочешь оказаться на его месте?

— Я-то как раз все прекрасно понимаю. И что минуту назад спас этому похотливому идиоту жизнь, и что оказаться на его месте мне не грозит, – фыркнул он, пересел ближе к Ире и, смело закинув руку на спинку ее стула, невозмутимо пояснил. – У Джин А уже пару раз был шанс меня слопать, но трусливые дрищи ей больше по вкусу.

— Да, я знаю, Женя у нас специалист-пингвинолог. Ты точно не в ее вкусе, она любит мужчин пострашнее, – лукаво согласилась Ира, с любопытством наблюдая за бурей эмоций, сменившихся на лице Корнишона.

Дверь спальни девочек распахнулась, и в общую комнату вошла сияющая Маша. Игнорируя вопросительные взгляды подруг, она изящно опустилась в кресло и перекинула ногу на ногу.

— Итак, сегодня… – начала было она по-русски, но Ира грубо оборвала ее на полуслове:

— Ты нам зубы не заговаривай! Что ты там опять задумала?

— Ничего особенного. Со Джун пригласил меня на свидание и через несколько минут будет здесь. Так что у нас очень мало времени для обсуждения, – ответила она, самодовольно улыбаясь, и обратилась уже по-английски к Джи Ёну. – Извини, сегодня я не смогу пойти с вами. Справитесь без меня?

Парень ничего не понял и просто кивнул, переводя внимательный взгляд с одной девушки на другую.

— Я так и знала! – всплеснула руками Ира. - Хоть говори ей, хоть нет!

— Твой телефон на зарядке, там оставалось двенадцать процентов. Как я и предполагала, продюсер Пак наяривал на него весь день, – как будто не слыша, заметила Маша.

— Давайте ближе к делу, – проворчала Женька, не видевшая никаких перспектив в очередном обсуждении разовых мужиков.

— Хорошо. Сегодня на выставке мы все трое почувствовали присутствие напавшего на Женю существа, – серьезно начала Маша. – И, как я и предполагала, у меня тоже начались видения. Хотя никакого артефакта у меня по-прежнему нет, я уверена, что спровоцировал их гребень для волос, который Ира видела на свадебной фотографии продюсера Пак Джи Хуна.

— Подождите, давайте по порядку, – прервал ее Джи Ён, покачав головой. Видимо, такое обилие странной информации он мог воспринимать только дозированно. – Что значит «почувствовали»?

— Женя узнала его по характерному запаху лотоса. Вероятно, из-за превращения в лису у нее обострилось обоняние, – пояснила Ира. – Мы же с Машей, вернувшись вчера домой, ничего не заметили. Зато сегодня все трое одновременно ощутили, будто за нами кто-то следил. Нам не могло просто показаться, это было такое мерзкое чувство… – она передернула плечами, вспоминая липкий холод от враждебного взгляда преследовавшего их незнакомца.

— Так, а что насчет видений? – уточнил Корнишон.

— Среди экспонатов был старинный серебряный гребень с нефритом, и как только я к нему подошла, увидела красивую девушку, расчесывавшую волосы, – ответила Маша, невольно прислушиваясь к звукам проезжающих на улице машин. Она очень волновалась из-за предстоящей встречи и внутренне настраивалась идеально отыграть предназначавшуюся для Со Джуна роль. Ей нужно было как можно скорее приступить к осуществлению своего плана, чтобы побыстрее переключиться с того странного, будто чужого состояния, в котором она пребывала с момента, как они покинули музей. – Вероятнее всего это была возлюбленная короля Кванджона. Я видела, как художник рисовал их совместный портрет, и точно такой же гребень украшал ее прическу. Только вот почему-то половина картины с изображением девушки отсутствует.

— А я этот гребень видела в волосах Кан Со А на свадебной фотографии с Пак Джи Хуном, – кисло проговорила Ира, вновь почувствовав, как сердце больно кольнул обман хитрого продюсера, который по какой-то неведомой причине так глубоко запал ей в душу.

— Это точно тот же самый гребень? В Корее очень много подобных украшений, – спросил Джи Ён и встал, чтобы налить себе воды.

— Я бы и рада была ошибиться, но нет, – сокрушенно покачала головой Ира. – Поверь, этот снимок я рассмотрела в мельчайших подробностях и очень хорошо запомнила все детали.

— У нее фотографическая память. Декоратор… – севшим голосом вставила Женька, машинально наблюдая за тем, как при движении натягиваются домашние брюки копа, обрисовывая перекатывающиеся под ними мышцы. В данный момент она ясно как никогда понимала весь смысл слова «булки». Нет, дело было совсем не в форме, хотя чего душой кривить и в ней тоже… Самым пугающим было то, что перед ней непринужденно расхаживал ничего не подозревающий, распространяющий одуряющее аппетитный запах сочный живой гамбургер.

— Это очень старое украшение, точно не стилизация, – задумчиво накручивая длинную прядь на указательный палец, Ира вновь восстановила в памяти злосчастное фото. – Я еще тогда, в офисе, подумала, что наверняка это какая-то семейная реликвия, которую нужно было обязательно надеть на церемонию, потому что он слишком сильно контрастировал с современным свадебным нарядом. В любом случае я попросила Лену узнать кто его владелец, и если ей это удастся, то скоро мы будем точно знать, причастен ли к нашим странностям продюсер Пак.

— Кстати заметьте, что выставка, на которой мы увидели гребень его жены, называется «По следам кумихо». Думаю, что это слишком для простого совпадения, – нетерпеливо глянув на наручные часы, добавила Маша. Ее нервозность подогревалась неизвестно откуда взявшимся гневом, и с удивлением она стала ощущать, как стремительно растет внутри беспричинная злость и обида на Хан Со Джуна. Будто кто-то на расстоянии манипулировал ее разумом и чувствами.

— Кольцо из Кочосона, кинжал из Когурё, а теперь гребень как-то связанный с Корё. Интересно... Кольцо я очень хорошо рассмотрел на Джин А, и отлично помню, что исчезнувший камень походил на зеленую жемчужину, а в видении оно было с янтарем. Изначально из-за происшествия с лисами я подозревал и Хан Со Джуна, но когда увидел как Джин А пускает эти зеленые огоньки… Сомнений не осталось – виноваты, прежде всего, артефакты. Хорошо, что И Рым подключила Лену. У меня нет доступа к личным данным Пак Джи Хуна, и официально делать запрос я не могу, так как не имею для этого оснований. Поэтому попросил знакомого пробить его по своим каналам. Было бы здорово каким-то образом узнать, видит ли он преображение Джин А… – опершись о столешницу рядом с электрической плитой, Джи Ён задумчиво водил длинным пальцем по напряженно поджатым губам. Без своего хитрого прищура и детских нагловатых усмешек он казался солидным корейским копом, расследовавшим важное дело, и Ира невольно прыснула. «Какой хорошенький!» – подумала она, с улыбкой глядя на серьезно нахмурившегося парня. Поймав ее взгляд, он удивленно распахнул глаза, и девушка поспешила оправдаться:

— Извини, просто ты выглядишь очень милым.

Лицо Корнишона оскорбленно вытянулось, и он возмутился:

— Я совсем не милый! Все мои бывшие девушки говорили, что я очень сильный и мужественный!

— Бывшие с именами Правая и Левая, – прокомментировала Женька по-русски, громко хрюкнув от смеха, и подруги дружно расхохотались.

— Чего это вы? – покраснев до корней волос, надулся Джи Ён и заметался вдоль маленькой кухни, явно не зная, куда себя деть от смущения. – Это не вежливо, говори так, чтоб всем было понятно, Джин А!

— Я спрашиваю, куда делись твои бывшие. Где они? Передрались за такое сокровище и поубивали друг друга? – подчеркнуто четко повторила Женя по-корейски.

Смятение, промелькнувшее на лице парня, быстро сменилось вызывающей ухмылкой. Приняв расслабленную позу, он насмешливо приподнял брови и сочувственно поинтересовался:

— Да что с тобой, аджума? Женщине с таким ужасным характером не легко найти мужчину? Может, ты научилась всему на онлайн курсах, и на радостях от того, что удалось хоть что-то испробовать в деле, три бутыли соджу мне приплатила?

Судя по мгновенно сжавшимся в вертикальную щелку Женькиным зрачкам, Маше на секунду показалось, что жить отчаянному нахалу осталось не долго. Она почти вскочила на ноги, чтобы его спасти, но Женя неожиданно усмехнулась, попытавшись сдержаться, закусила губу и все равно заливисто рассмеялась вместе с подругами.

— Ты очень мужественный… и смелый, Джи Ён, но… позволь открыть тебе одну истину, – вытирая слезы, выдавила сквозь смех Ира. – Корейцы все милые, и можешь даже не пытаться строить из себя сурового мужика. Это не поможет.

— Да вы что! Посмотрите, какие у меня мускулы! – Корнишон задрал рукав футболки и сжал руку в кулак, демонстрируя крепкие бицепсы, чем только вызвал новый взрыв веселья. Раскрасневшийся и возмущенный парень уже собирался что-то сказать, но тут в дверь постучали, и все разом смолкли.

Находившийся ближе всех ко входу Корнишон нажал на кнопку и открыл дверь. На пороге стоял Пак Дон Мин с таким высокомерным видом, будто появившись в этом жалком месте и перед такой ничтожной компанией, сделал всем огромное одолжение. Не дожидаясь приглашения, он слегка кивнул Джи Ёну и шагнул в комнату, оттеснив его с дороги.

— О-о-о… – протянула Ира. – Нет, не все корейцы милые. Про одного я забыла.

— Ма Ри, Со Джун ждет вас внизу, – процедил сопляк привычно холодным тоном, взглянув зачем-то прямо на удивленную его появлением Иру. Хотя она подозревала, что после скандала, произошедшего по вине российских туристок Хан Со Джун вряд ли рискнет подняться в хостел на глазах у всей улицы, но все равно не понимала, почему он просто не позвонил.

— Хорошо, я буду готова через несколько минут, – поменявшись в лице, Маша поднялась со своего места и скрылась в спальне с грацией, достойной звания принцессы Свазиленда.

Вероятно решив, что его миссия выполнена, Дон Мин ленивой походкой направился к выходу, но на полдороге остановился и развернулся к Ире.

— Как ты себя чувствуешь? Голова не болит? – тихо спросил он, внимательно глядя на девушку своими круглыми глазищами.

Подавившись воздухом, Ира закашлялась и изумленно воззрилась на парня, от которого никак не ожидала такой заботы. С первой встречи Дон Мин показался ей наглым, самовлюбленным, ничего не представлявшим из себя идиотом, одним из ярких представителей своего поверхностного, инфантильного поколения. Интересно, по какой причине этот маленький эгоист вдруг заинтересовался ее самочувствием?

— Хорошо… А почему ты спрашиваешь? – спросила она, снова поймав себя на мысли, что ее раздражает и одновременно притягивает его нетипичное лицо.

— Просто ты вчера здорово ударилась, – он равнодушно пожал плечами и взглянул на нее как на недалекую дурочку, вновь подтверждая ее первое негативное впечатление о нем. – И была очень расстроена разговором с продюсером. Поэтому и спросил.

— Спасибо за беспокойство, но со мной все в порядке. И с Джи Хуном мы уже разобрались, –заверила его Ира, не желавшая говорить на болезненную для нее тему с почти незнакомым человеком. « Похож на маленького дьявола. Есть в нем что-то порочное», – подумала она, разглядывая парня. Сейчас, когда Сопля стоял рядом с высоким и совсем не хилым Корнишоном, было особенно заметно, насколько мощный у него торс и какие широкие плечи. И как резко контрастирует фигура крепкого зрелого мужчины с его юным, почти детским лицом.

Дон Мин помялся в нерешительности, будто не был уверен, что стоит говорить то, что хотел, но, вскинув на Иру свои выразительные глаза, все же произнес:

— Будь с ним осторожна. Он совсем не тот, кем кажется.

— Что ты имеешь в виду? – удивленно спросила она, переглянувшись с торжествующей Женькой.

— Продюсер Пак очень расчетливый человек, и ты никогда не узнаешь его истинных намерений, – мрачно ответил парень, судя по всему уже жалея, что заговорил об этом.

— То, что ты так отзываешься о своем руководстве, характеризует тебя не с лучшей стороны, – обиделась Ира. Да что может понимать этот мальчишка!

— Я говорю так только потому, что знаю его лучше, чем ты. И, поверь, если ты не прекратишь с ним общаться, тебя ждет куча проблем. Но это конечно твое дело, мне вообще все равно, с кем он спит, – надменно процедил парень.

— Я с ним не сплю! – тут же взвилась оскорбленная до глубины души Ира и, презрительно прищурившись, мстительно добавила. – Да, Джи Хун непростой человек, но именно за это я его и уважаю. Потому что лишенные амбиций люди так и остаются работать на должности менеджера под руководством таких, как он!

Большие темные глаза Дон Мина на миг широко распахнулись и тут же сузились, прошивая девушку злобным взглядом. По тому, как сжались в кулаки его ладони, Ира поняла, что попала в цель. Скрестив руки на груди, она саркастично улыбнулась, довольная тем, что ей удалось уколоть заносчивого сопляка, считавшего ее потаскушкой на один раз. И это притом, что они с Джи Хуном даже ни разу не целовались!

— В сущности, ваши любовные похождения меня нисколько не интересуют, – Дон Мин расслабился, совладав с собой. – И если однажды ты попадешь в крупные неприятности…

— Эй! Полегче! – предостерегающе перебил его Джи Ён, но тот, не обращая на него внимания, продолжил:

— Если однажды ты попадешь в неприятности с законом, я обещаю иногда навещать тебя в тюрьме. Поторопите свою подругу, Со Джун не любит ждать.

Не прощаясь, он вышел на улицу, оставив за собой последнее слово. Ира растерянно сникла. Причем тут неприятности с законом? Что этот сопляк имел в виду? Джи Хун не тот, кем кажется? В ее мыслях вновь возникло суровое лицо Чумона, которого так любила Тэмуль, и сердце болезненно дернулось. А ведь правда, по какой причине богатый, знаменитый и успешный мужчина, внезапно решил сблизиться с обычной, ничем не примечательной девушкой? Кто она для него? Почему именно ее он повез в свое родовое гнездо? Может быть, он специально выбрал среднестатистическую простушку для каких-то своих, одному ему известных целей?

— Чувак дело говорит, – изрекла Женька, многозначительно покачивая головой. – Я тебе сразу сказала, что мужик твой мутный и доверять ему нельзя.

— Но Господин Пак не стал бы так нагло врать... – расстроенная до невозможности Ира не хотела верить циничным словам менеджера и изо всех сил гнала прочь гнетущие подозрения в нечестности продюсера.

— Вот же святая простота, – тяжело вздохнула Женя, в очередной раз удивляясь наивности подруги. – Ты понимаешь, что развод в таких влиятельных и богатых семьях это прежде всего раздел имущества? И очень немаленького имущества. Какой дурак с легкостью расстанется со своим баблом?

Ира молчала. У нее накопилось очень много вопросов к Джи Хуну, и время от времени рука тянулась к телефону, чтобы набрать его номер и высказать все, что накипело. Но Маша настоятельно советовала выдержать паузу и не предпринимать никаких шагов, а ей она верила больше, чем Женьке, у которой ни разу не было хоть сколько-то продолжительных отношений.

— Это случайно был не Пак Дон Мин? – не встревавший в разговор подруг Джи Ён вдруг подал голос, задумчиво глядя на закрывшуюся за менеджером дверь.

— Ты его знаешь? – удивленно округлила глаза Ира.

— Все его знают, – хмыкнул коп, машинально взъерошив еще влажные волосы. – Несколько лет назад он снялся в паре рейтинговых дорам, премии какие-то получил, и ему прочили большое будущее. Но потом влип в скандал и исчез с экранов. Я ему завидовал тогда – обычный парень попал в струю, разбогател и может заняться, чем хочет… Ничего себе поворот! Оказывается, он простой менеджер у Хан Со Джуна.

— Скандал? Какой скандал? – живо заинтересовалась Ира. Вот оно что! Понятно, почему в нем столько пренебрежения и агрессии – пацан просто еще не успел перестроиться и смириться с тем, что главная звезда теперь Со Джун. Еще вчера он был любим миллионами, богат и популярен, а сегодня работает мальчиком на побегушках у своего сонбэ*.

— Я вам склочная баба что ли, чтоб сплетни распространять? – сморщился Джи Ён. – Если интересно – погуглите. У него есть фансайт и куча малолетних фанаток, которые ему там все кости наверняка не раз перемыли. А что, он тоже как-то причастен ко всем этим странным событиям?

— Это персональный Иркин краш*, – усмехнулась Женька. - Она все пытается оприходовать мальчонку, только он никак не поддается.

— Вот еще! Нужен он мне очень! – раздраженно фыркнула Ира, возмущенно отвернувшись от подруги.

— И Рым, надеюсь, тебя не интересует этот перекаченный мачо? Сама подумай, разве у нормального мужика будет по четыре прокола в каждом ухе? – презрительно изрек Джи Ён. – Поди еще как педик эпиляцию делает.

— Да нет, что ты, ходит с джунглями во всех местах, как ты… – изобразив дружелюбное лицо, съязвила Женька по-русски.

— Что ты сказала, Джин А?

— Говорю, кошмар какой, разве может нормальный мужик ноги брить, – Женя примирительно подняла перед собой руки, ознаменовав окончание дискуссии как раз тогда, когда Маша вышла из комнаты.

— Девочки, буду скорее всего поздно. Если что, звоните на мой новый корейский номер, – заправив перед зеркалом выбившуюся из гладкой прически прядь волос, она помахала подругам на прощание.

— Стоп! Ты ничего не хочешь нам рассказать? – Ира встала у нее на пути, блокируя выход. – Ты же вернула негодяю подаренный им телефон!

— Не переживай, у меня все продумано, это часть плана! – лучезарно улыбнулась Маша, и отодвинув подругу с дороги, выпорхнула за дверь, послав на прощание сердитой Ире воздушный поцелуй.

Возле хостела, она сразу увидела припаркованный у дороги знакомый черный «Мерседес» и уверенно направилась к нему. Задняя дверь перед ней распахнулась, и Маша встретилась с настороженным взглядом Со Джуна. Подчеркнуто вежливо улыбнувшись ему, девушка села в салон и отвернулась к окну.

Сделав вид, что ей совершенно не интересна цель их поездки, Маша спокойно смотрела на проносящийся мимо пейзаж. Внутри она сгорала от нетерпения, желая скорее увидеть, как Со Джун будет себя вести и что ей скажет. Она была уверена на сто процентов, что, узнав о ее главном козыре, он и его продуманный продюсер приложат все усилия, чтобы держать ее как можно ближе к себе. Это и было ее целью. Ей нужен был этот мужчина во что бы то ни стало! Она не могла позволить, чтобы их отношения закончились еще не начавшись, да еще и на такой унизительной для нее ноте. Да, она пошла на хитрость и что же? Победителей не судят. В глубине души Маше очень хотелось верить, что ее маленький гениальный план действительно способен переломить отношение Со Джуна к ней. Глупо ожидать от едва знакомого мужчины обожания, а вот добиться уважения вполне в ее силах. Как бы то ни было, она жаждет сатисфакции и получит ее любым путем.

— Даже не спросишь, куда мы едем? – наконец, не выдержав, Со Джун нарушил тишину первым.

— Куда мы едем? – монотонно повторила за ним Маша, не меняя позы и не отрывая глаз от окна. Она не желала облегчать ему задачу, как бы тяжело он ни вздыхал, провоцируя ее на вопросы.

Вероятно, ее реакция обескуражила актера, и он вновь надолго замолчал. Девушка слышала только шевеление и страдальческие вздохи сидящего рядом мужчины. После того, что случилось вчера у агентства, он явно чувствовал себя не в своей тарелке.
«Что ж, милый, теперь крутись, как уж на сковороде. Ты сам усложнил себе жизнь, решив меня унизить!» – злорадно подумала она и едва сдержалась, чтобы не улыбнуться своим мыслям.

— Тебе что, все равно, куда я тебя везу? – обиженный тон Со Джуна заставил-таки ее повернуться к нему.

— А тебе не все равно, что я отвечу? – в упор глядя на него, холодно спросила Маша.

— Не понимаю, зачем тогда ты соглашалась на эту встречу! – мгновенно вспылил мужчина. Сжав кулак, он ударил себя по колену и нервно провел рукой по волосам, испортив тщательно уложенную прическу.

— Боже, Со Джун, как ты учишь роли, если не помнишь, о чем говорил тридцать минут назад по телефону? – наигранно изумилась девушка. – Уже забыл, в каких выражениях умолял о встрече?

Бросив тревожный взгляд на невозмутимого Дон Мина за рулем, актер наклонился к Маше и быстро сказал, понизив голос:

— Мне нужно поговорить с тобой наедине.

— Если хочешь, чтобы наша беседа была приватной, для чего тогда начал расспросы сейчас? – она высокомерно приподняла брови и замолчала,

Мужчина вспыхнул и резко откинулся на спинку сиденья, видимо дав себе зарок не разговаривать больше с этой наглой и язвительной девицей.

Остаток пути прошел в полной тишине, которую нарушали только приглушенные ритмы к-попа из динамиков. Рассеянно глядя на проносящиеся вдоль дорог аккуратные поля, Маша прокручивала в голове то, что произошло сегодня на выставке. Кем была та знатная дама со старинного полотна? Судя по всему, император очень дорожил ей, случайный человек на совместный с правителем портрет не попадет. Почему же тогда ее изображение не сохранилось? Сейчас, когда эмоции, казалось, вновь вернулись под контроль, Маша стала припоминать все детали увиденного и, тут же почувствовала ярость и боль, будто это ее жестоко обманули и предали. Горло скрутило болезненной судорогой. Стараясь немного успокоиться и сморгнуть слезы, девушка едва заметно поменяла позу, взглянула в зеркало заднего вида, проверяя, не потекла ли тушь, и внезапно вспомнила, как отчаянно Женя протягивала руки к своему воображаемому Генералу. Ее взгляд был таким же безумным, как и в тот момент, когда она умоляла продавца в магазине бижутерии. И почти таким же, как у самой Маши сейчас. Неожиданно ясная мысль пронзила ее с головы до пят – если исходить из того, что все метаморфозы подруги произошли по вине злосчастного кольца, то по какой причине Женя, как одержимая, захотела купить его, не жалея денег? При всем желании спихнуть вину на продюсера не получится, ведь тогда они еще не были знакомы. Если это не затяжной кошмарный сон, то что же в действительности происходит?

Барахтаясь в тине хаотичных мыслей, девушка надолго погрузилась в себя и не заметила, как дорога подошла к концу. Машина подъехала к высокому решетчатому забору, за которым зеленела свежая майская трава и яркие клумбы цветов. Дон Мин вытащил пропуск, и огромные ворота распахнулись, впуская автомобиль на частную территорию. Остановив «Мерседес», менеджер молча вышел и открыл двери сначала своему боссу, а затем пассажирке. Оказавшись на улице, девушка оглянулась и с наслаждением вдохнула пропитанный запахом молодой, еще не покрытой пылью большого города зелени, воздух. Вокруг большой парковки были педантично рассажены деревья и аккуратно выстриженные кустарники.

— Где мы? Не похоже на смотровую площадку. Что, Хан Со Джун, очередной национальный заповедник? – слегка усмехнувшись, спросила Маша.

— Вроде того. И будь осторожна, если ты опять сорвешься в пропасть, я не гарантирую, что снова буду рисковать ради тебя своей жизнью, – уколол ее актер, доставая из открытого Дон Мином багажника обернутые дорогим зеленым шелком небольшие коробки.

— А ты не рискуй. Я всего лишь слабая женщина и могу утянуть тебя за собой, – не сводя с него многозначительного взгляда, она мило улыбнулась и кивнула на упакованные боксы. – Что это?

— Скоро увидишь, – хмыкнул Со Джун, мотнув головой в сторону. – Там, за поворотом мой дом, я живу здесь постоянно.

Маша с интересом подошла к развилке дорог, одна из которых упиралась в огромный современный двухэтажный особняк.

— Недурно устроился, не дом, а целый дворец, – наигранно восхитилась она, оценив его модерновый дизайн и необычный трехъярусный фонтан, бьющий посреди обширного двора. И язвительно добавила. – Значит, квартира в Каннаме предназначена исключительно для снятых в «Октагоне» девиц? Восхищена отработанной вами схемой, Хан Со Джун.

— Если ты помнишь, тебя я туда не повез! – вспылил актер, видимо, раздраженный тем, что любое его слово девушка воспринимала в штыки.

— Вероятно, я должна быть благодарна, что удостоилась комнаты в мотеле? Я польщена. Ну что, нас встретит дворецкий? Проводят ли меня в спальню слуги? Или мы предадимся утехам прямо в поле, как подобает челяди? – насмешливо улыбаясь, она изучала, как ежесекундно меняется лицо Со Джуна. В нем явно боролись два противоположных желания: послать к черту выводящую из себя девицу или продолжать терпеть, пытаясь сгладить конфликт.

— Если ты и дальше будешь меня провоцировать, то разговора у нас не получится. Давай решим все здесь и сейчас: либо мы оба идем на компромисс, либо расходимся в разные стороны, – жестко сказал Со Джун и демонстративно поставил на землю упакованные коробки с неизвестным содержанием.

Вот она и проверила, насколько можно его продавить, а где следует остановиться.
Маша прекрасно знала, что никакие угрозы и шантаж не заставят Со Джуна сделать то, чего он делать не хочет, но должна была определить границы. В серьезности его намерений она убедилась, поэтому сейчас пришло время проявить гибкость.

— Хорошо, я готова выслушать тебя, – мягко улыбнувшись, сказала она.

Кивнув Дон Мину, чтобы он подождал его в доме, актер подхватил свою ношу и уверенно пошел вперед по ровной, прочерченной как по линейке, аллее.

Идя вслед за ним, Маша безмолвно восхищалась красотой и ухоженностью живописного сада. Было видно, что Со Джун любит это место и подошел к его оформлению очень тщательно. Через несколько метров асфальтированная дорога закончилась плотно утрамбованной тропинкой, обложенной по краям круглыми, гладкими булыжниками, и пошла вниз. Искусственно созданный человеческими руками ландшафт плавно перешел в сгустившийся лесной массив, и вскоре девушка почувствовала специфический запах озерной воды. В просвете между стволами она увидела затянутый тиной пруд в окружении отцветающих деревьев. При малейшем движении воздуха умирающие лепестки плавно парили в яркой молодой листве и медленно опадали, укрывая подножье черных узловатых стволов и темную стоячую воду ажурным нежно-розовым покрывалом.

От чистой красоты представшей перед ней картины, у Маши защемило в груди, и на глаза почему-то навернулись слезы. Этот пруд, деревья, тишина и покой не дарили умиротворение, а рождали в душе необъяснимую тоску по чему-то очень дорогому, что она потеряла много лет назад. В мягком шелесте ветвей ей чудились знакомые, едва слышные голоса. Задохнувшись от волнения, она остановилась и напряглась, пытаясь ухватить нить тонущего в вершинах деревьев разговора, но ей никак не удавалось разобрать ни слова.

Нереальность этого сказочного пейзажа поразила ее странным чувство дежавю. Она словно попала в зачарованный эльфийский лес, или на одно из увиденных вчера в Фольклорном музее полотен, или…

— Все листья падают к корням, – отчетливо произнесла девушка по-русски, будто пробуя на слух загадочную фразу, произнесенную старцем.

— Что? Что ты сказала, Ма Ри?

Очнувшись, Маша осознала, что совсем забыла о присутствии Со Джуна. Стерев с лица следы беспокойства, она догнала его и спросила:

— Это вишни? Не думала, что в Корее они цветут так поздно.

— Не угадала, – усмехнулся мужчина. – Подойдем ближе, и ты увидишь насколько крупнее цветки. Откровенно говоря я купил участок только из-за персикового сада, и очень расстроился, когда он не зацвел этой весной. Зима была холодной и затяжной, я думал, все деревья погибли, но потом увидел, как в Сораксане цветут их собратья и вот… распустились и мои.

Спустившись почти к самому пруду, актер опустил тюки на вытоптанную площадку и принялся деловито их разворачивать. Внутри оказались стилизованные под старину лакированные черные шкатулки с традиционной корейской едой.

Расстелив на траве два мягких ворсистых пледа, Со Джун предложил Маше устроиться поудобнее и, скрестив ноги, сел напротив нее. Открыв пузатую бутылку вина, он наполнил две маленькие фарфоровые пиалы и одну протянул ей.

— Готов поспорить, ты никогда не пила корейское персиковое вино в тени цветущего персикового сада. Попробуй.

Вино оказалось густым, терпким и в меру сладким, то что нужно, но девушка никак не могла усесться и чувствовала себя очень неловко в шелковом платье от «Гуччи». Почему он привел ее сюда, не пригласив в свой шикарный дом? Мог бы хоть предупредить, чтоб она надела брюки.

— Пикник? Зачем это спектакль? – поставив пиалу на плед рядом с собой, Маша удивленно подняла брови.

— Неожиданно, да? – усмехнулся Со Джун. Отвернувшись в сторону, он выпил вино залпом, снова наполнил пиалы и посмотрел на девушку испытующим взглядом, – Чтобы ты не думала, что мой дом предназначен для снятых в Октагоне девиц. Пей, нельзя отказываться, когда тебе наливает старший, Ма Ри.

— Ты собирался мне что-то сказать, – напомнила Маша, опасаясь, что расслабится после алкоголя и мужчина уведет разговор в другое русло, сорвется и опять закончит скандалом.

— Я… да, - выпив, прокашлялся Со Джун и отвел глаза. – Я хотел извиниться.

Вот оно! Эта фраза, которую так ждала Маша, прозвучала, и ей пришлось посмотреть на озеро, чтоб не выдать свою радость. Поправив растрепанные ветром волосы, она мысленно посчитала до десяти, взяла себя в руки и спокойно взглянула на Со Джуна.

— Почему ты молишь? – в его глазах читался почти что страх.

— Потому что ты не извиняешься, ты только заявляешь, что хотел бы извиниться. Намерения ничего не значат, значение имеют только поступки, ты сам так решил. Что произошло, Со Джун? Почему вдруг ты пришел к выводу, что ненормальная сасенка, преследовавшая тебя по всему Сеулу, достойна твоих извинений?

Мужчина густо покраснел и мрачно уставился на невозмутимую девушку.

— Я действительно искренне хотел извиниться. Я понял, как был не прав, но если ты сейчас же не прекратишь язвить, то…

— То что? – с вызовом распахнув глаза, перебила его Маша. – Из кустов сейчас выбегут полуголые девицы с виноградом, чтобы продемонстрировать, насколько сказочно мне повезло познакомиться с тобой?

— Ма Ри! – прогрохотал взбешенный Со Джун, и Маша замолчала, испуганная его яростным взглядом. Отшвырнув в сторону пиалу, он бросился к девушке, схватил ее за шею и притянул к себе. Сознание Маши поплыло от резкого движения, выпитого вина, нежного запаха цветущего персикового сада и близости любимого мужчины. Его удивительные светло-карие, почти желтые глаза, с темным ободком по краю радужки напоминали ей окруженную дымкой полную луну над черепичными крышами дворца. Эти глаза волка, жестокого бесстрашного хищника, лишали ее способности мыслить здраво. Увидев их первый раз на экране, Маша сразу поняла, что это ее мужчина, и была уверена в этом до сих пор. Его напор и касавшееся лица сбивчивое дыхание кружили голову, давая прочувствовать, как страшно ей не хватало его прикосновений.

— Ты только мой, просто не хочешь это признать, – с убежденностью произнесла она и неожиданно для мужчины поцеловала его приоткрывшиеся от изумления губы. Сначала мягко, затем все жестче и настойчивее углубляя поцелуй, вкладывая в него свои желание, боль и гнев, накопившиеся за долгое время.

Переполненное любовью и ядовитыми сомнениями сердце отчаянно рвалось к нему на встречу, но гордость не позволяла так легко сдаться. Задохнувшись от захлестнувших ее чувств, девушка резко оттолкнула подлого обманщика и влепила ему звонкую затрещину.

— Что, Мёнхи встретила вас не слишком ласково Ваше высочество? – она знала, что играет с огнем, но гордость толкала на необдуманные, лишенные логики поступки.

Лицо мужчины приняло совершенно дикое, безумное выражение. Растерявшись на мгновенье, он вновь схватил ее за шею и угрожающе зашипел, глядя ей прямо в глаза:

— А ты? Хорошо ли ты провела время с моим младшим братом, Сохва, пока я проливал кровь за страну?

— Ваш брат очень умен и образован, и я многому у него научилась, – издевательски рассмеялась девушка. Она скучала по его неукротимому нраву, по яростным вспышкам неконтролируемого гнева, и знала, как можно воспользоваться ими в своих целях.

От удара в спину перехватило дыхание, но она была к этому готова и не сопротивлялась, когда сильное мужское тело прижало ее к земле. Она не видела его два долгих, мучительных года и сходила с ума от желания отдаться ему прямо здесь, возле заросшего пруда, у которого коротала долгие, одинокие дни в ожидании его возвращения. Она все обдумала и решилась. Нужно сделать это раньше, чем мерзавка Мёнхи.

Путаясь в бесчисленных юбках, мужчина рычал от нетерпения, а Сохва просто ждала, стараясь унять колотившую ее нервную дрожь. Женский страх, свойственный невинным девушкам, сковывал сердце перед прыжком туда, откуда уже не будет возврата, но она изо всех сил боролась с ним, понимая необходимость этого шага. И, только когда ее голых ног коснулась холодная от вечерней росы трава, внезапно забилась и закричала:

— Нет!… Остановись! На мне никто не женится!

Все мускулы мужчины напряглись, как у зверя перед прыжком, он крепко сжал ее плечи и замер, горячо дыша прямо в шею. Переждав эту запоздалую вспышку паники, раздвинул коленями одеревеневшие от страха ноги девушки и посмотрел ей прямо в глаза.

— Ты моя единственная… Я слишком долго ждал… Ты будешь моей королевой… Клянусь! – твердо сказал он и склонился к ее дрожащим губам.

От его влажных настойчивых прикосновений Сохва почувствовала странную приятную слабость и, закрыв глаза, отдалась необычному ощущению - полуобнаженному телу мужчины, ритмично двигавшемуся между ее судорожно сжатых ног.

— Ты - моя королева… Никто не сможет… нас разлучить...– шептал он, не переставая ласкать ее лицо, и с каждым поцелуем нажимал на плечи все сильнее, подминая под себя. Его родной запах и знакомые сильные руки, успокоили ее, отодвинув страх перед неизбежной болью. Густые волосы щекотали лицо и шею, заставляя что-то сладко сжиматься внутри, и она решилась – расслабилась и широко развела колени. Резкая боль внезапно пронзила тело, и Сохва вскрикнула, изо все сил упершись руками ему в грудь. Но мужчина только вздрогнул и продолжил свое движение.

— Ты моя... Теперь ты моя,.. – повторял он задыхающимся шепотом. – Прости меня, Ма Ри… Ты не сасенка, ты никогда… не сделала бы такого… Прости, я не хочу сомневаться в тебе.
__________________________________________________________________________________

*Ттольчам или «трепещущие заколки» – шпильки с подвесками. Использовались дамами высшего сословия во время придворных церемоний.

*Кванбок - общий термин для всей одежды чиновников, надеваемой для церемоний.

*Ханбок — национальный традиционный корейский костюм

*Ккотсин — шелковые туфли, на которых вышиты цветочные узоры.

*Сонбэ — обращение к старшему коллеге

*Краш — в сленге человек, который очень сильно нравится


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-37936-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: verocks (16.06.2020)
Просмотров: 57 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 2
0
1 tess79   (22.06.2020 16:46) [Материал]
Императрица, Ваш выход! *склонилась в реверансе* упс, с короной правда не сложилось... когда-то, но как знать, может она придется впору теперь? happy Спасибо девочки!

0
2 verocks   (26.06.2020 14:29) [Материал]
Может быть, все может быть biggrin А может еще и сложится!