Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2577]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4851]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15153]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14366]
Альтернатива [9029]
СЛЭШ и НЦ [8994]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4358]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Навсегда
– Раз-два-три-пауза, раз-два-три-пауза, раз-два-три-пауза…
Ты шепчешь про себя, стараясь не сбиться с ритма, и легкий стук каблучков оглашает пустую студию, рождая воспоминания о музыке. О том, как когда-то, много лет назад, ты танцевала здесь.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Showers
Душ - это всегда хороший способ начать новый день...

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

The Vampire in The Basement
Во время охоты, Каллены натыкаются на то, что сначала принимают за труп. Когда они выясняют, что это серьёзно повреждённый вампир, то относят его к себе домой, чтобы оказать посильную помощь. Но, конечно же, у судьбы есть свои планы на этого мужчину.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. The Rover
2. Жизнь
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 232
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Своей любви перебирая даты. Глава 51. Часть 1

2019-12-5
18
0
Своей любви перебирая даты. Глава 51. Часть 1
Белла
Лил дождь. Капли звонко стучали по металлической крыше ангара, эхом раздаваясь внутри помещения, что создавало весьма удрученное настроение. Впрочем, столь напряженное состояние можно было объяснить не только дождливой погодой, но и причиной, по которой я оказалась здесь.
Я находилась посреди большого полупустого гаража размерами с футбольное поле и с дрожью смотрела на обгоревшую машину, стоявшую посередине. Прошло уже больше недели после того ужасного взрыва. Как показало опознание и следственная экспертиза в «мерседесе», принадлежавшем нашей компании, находился Фрэнк Сальваторе. В салоне он был один. По свидетельствам очевидцев, покушение осуществил байкер, проезжавший мимо. Когда Сальваторе остановился на светофоре, мотоциклист бросил взрывное устройство на крышу автомобиля, после чего скрылся. Через несколько секунд произошел направленный взрыв. Убийца точно знал, что жертва будет сидеть за рулем, ведь сила удара пришлась именно на место водителя. Кто исполнитель и заказчик, пока остается неизвестно, но полиция работает над этим. Именно так нам объясняют случившееся стражи правопорядка. У нас же есть свои подозрения. Эдвард считает, что целью был вовсе не Фрэнк, а он сам, а машину с пассажиром просто перепутали, ведь «мерседес» был собственностью компании. К тому же, в тот день по стечению обстоятельств на этой машине ездил Эдвард, а уже потом авто оказалось в пользовании Сальваторе. Однако у меня тоже было одно не самое приятное предположение. Я подозревала в убийстве Сальваторе своего отца. И этому было объяснение.
Дело в том, что накануне вечером я задержалась в офисе, готовилась к конференции. Посмотрев на часы и решив, что пора ехать домой и уже там все доделать, я собрала документы и спустилась на парковку. Положила всё на пассажирское сидение, но вспомнила, что оставила в кабинете еще одну папку, так что пришлось вернуться. По пути к лифту мне встретился охранник с сигаретой, торопливо спешащий на перекур. Судя по всему, ему уже особо нечего было делать, ведь на стоянке оставалось всего несколько автомобилей, да и те были служебные и редко кем использовались. К тому же вокруг были понатыканы камеры видео слежения, на них все и надеялись, случись что…
— Видимо, я одна такая старательная сижу в офисе допоздна, — мысленно усмехнулась я, войдя в лифт.
В офисе я нашла нужную мне папку и макет, про который тоже вспомнила в последний момент, выключила свет и снова спустилась вниз. Я спешила к машине, как вдруг услышала, а потом и заметила шевеление возле моего «мерседеса». Я оглянулась по сторонам. Охранника нигде не было. Моего телохранителя тоже не было. Я избавилась от него еще днем, отправив его в больницу к матери, которая лечилась после инсульта. Замену ему я не просила. В общем, я осталась одна и в абсолютной опасности на пустой ночной парковке. Я начала медленно и тихо на носочках приближаться к машине, чтобы убедиться, что мне не показалось. Я обошла машину сзади и тогда увидела спину человека в черном. Он, наклонившись вперед, рылся в документах, ища что-то. И еще... он был не просто в черной одежде, он был в маске. Я на секунду замешкалась, думая, что делать: то ли спугнуть его и закричать, то ли так же тихо уйти от греха подальше. Там были важные бумаги не только для конференции, но и некоторые отчеты и договоры, которые Эдвард просил привезти. Так что позволить этому негодяю рыться в них было безумством, но еще большим безумством было подвергать себя опасности. Так что я дала задний ход, попятилась назад, но было уже слишком поздно, он меня заметил. Сделав несколько шагов назад, я сжалась и зажмурилась, когда мой каблук стукнулся о бетонный пол парковки. Эхо раздалось по пустому зданию. Вор резко обернулся на звук, и мы встретились с ним взглядами. Всего секунда, и я ринулась бежать куда глаза глядят. Он, разумеется, рванул за мной. Конечно, кто быстрее - женщина на высоченных каблуках или здоровый мужик в удобной обуви? И да, он был весьма быстр. Я лишь успела закричать, когда он схватил меня за волосы и дернул на себя. От боли я зажмурилась и завизжала. Всплеснув руками, я выронила папку и макет, которые до этого очень крепко прижимала к себе. Все рассыпалось по полу, а я, скрипя каблуками по бетону и всхлипывая, пыталась вырваться. Захватчик же все это время молчал, но очень громко дышал и тянул меня к себе. Когда он схватил меня за плечи, то со всей силы толкнул вперед, и я упала на пол, успев подставить руки. Тут же развернувшись на спину, я увидела перед собой возвышающуюся мужскую фигуру. Он был высокий и крепкий по телосложению. Этот человек встал прямо надо мной. Я, опираясь на локти, смотрела на него, но больше всего я всматривалась в прорезанные в маске щели для глаз. Глаза были мне знакомы, но хоть убей, я не могла вспомнить, где я видела этого человека. Потом он присел на корточки, обступив меня с обеих сторон. Мурашки побежали по телу. Меня затрясло. Он молчал. Я проследила за его движением, когда он повернулся и взял с пола папку, которую я изначально забыла в кабинете. Он пролистал ее, хмыкнул. Я насторожилась, напряглась всем телом и, опираясь на руки, предприняла попытку поползти. Конечно, я не ожидала, что он позволит мне сбежать, но попробовать все же стоило. Однако он мгновенно пресек мои старания. Бросив документы прямо мне на живот, он резко схватил меня за шею. Я задохнулась от неожиданности. Я пыталась отбиваться от него, вцепилась руками в его перчатки, но безуспешно. Я барахталась ногами, но он придавил меня своим весом. Потом я уже просто бесперебойно махала руками и издавала звуки и хрипы. Я пыталась закричать, но он держал меня за горло, все крепче сдавливая его. Он душил меня, а я смотрела ему в глаза. Я видела в них… страх? Я беспомощно продолжала махать руками, хваталась за него, стараясь убрать его руки, царапала ногтями асфальт, надеясь выкарабкаться, но ослабевала. Перед глазами все начало плыть и мерцать темными точками. Мне катастрофически не хватало воздуха. Он был близок к тому, чтобы убить меня. Я понимала, что это конец. Скорей всего, это последние секунды моей жизни. Мне становилось страшно: я больше не увижу своего ребенка. Эми. Моя малышка. Она останется без мамы, а ей все будут говорить, что ее маму убили. На парковке. Неизвестный на парковке убил ее мать! А я в последнее время так мало была с ней… Все какие-то дела, заботы, учеба, бизнес, Кайл. Черт, Вагнер! Чего нам только стоило сблизиться и все зря? А Эдвард? Мы столько прошли вместе, столько мучений и страданий, и тоже все зря?! Мы хотели пожениться. Боже, он станет вдовцом, даже не успев жениться на мне. Стоп! Он уже второй раз останется без любимой девушки по причине убийства. Это несправедливо! Это же просто убьет его.
Все эти мысли посетили мою голову меньше чем за секунду, но мне и этого хватило.
Я рассердилась. Я сделала последний рывок, в надежде узнать, кто же станет моим убийцей, и из последних сил сделала взмах рукой и сорвала с него маску.
Он не ожидал этого. Я тоже. Передо мной предстало лицо Фрэнка Сальваторе. Мои глаза округлились, а его хватка на моей шее на секунду ослабла. Мы оба были в замешательстве. И я воспользовалась этим моментом, со всей дури врезав ему коленом между ног. Он скривился от боли и застонал. Мужчина убрал от меня руки и тогда я снова пнула его, но уже каблуком по ноге. Он заорал: — Ааагх! — скорее это было похоже на рев. — Сука! Тебе конец, тварь! – он, наконец, подал голос.
Я не знаю, как я до этого додумалась, но шустро откатилась от него и, сорвав с себя туфель, крепко сжала его в руке. Я видела, как Сальваторе вновь направился ко мне, но, не мешкая, вскочила и с размаха врезала ему каблуком по голове. Он заорал, схватившись за голову. Это точно не был смертельный удар, хотя я видела, как у него пошла кровь, по крайней мере, мне удалось сбить его с толку, что дало мне фору. Я на бегу схватила с пола папку и буквально влетела в свою машину, дрожащими руками завела ее и рванула с места, на ходу захлопнув пассажирскую дверь. Глядя в зеркала, я видела медленно встающего на ноги Фрэнка. Держась за раненую голову, он что-то кричал мне вслед. После этого я выехала на улицу и на всех порах помчалась по дороге, не переставая смотреть в зеркала. Я боялась, что он поедет за мной, чтобы закончить начатое. Теперь я была свидетелем, и со мной ему явно нужно было что-то делать. Я не знала, куда податься. Меня всю трясло. Мои руки лежали на руле, а если точнее сказать, от стресса они стучали по рулю. В горле пересохло. А кровь внутри меня словно охладела. Как назло, начал звонить Эдвард, а я просто не могла говорить. Сначала я проигнорировала вызовы, но потом решила перезвонить и успокоить его, заверив, что все в порядке, и я скоро буду дома. Не знаю, почему я решила соврать ему, ведь на самом деле не ехала домой. И в порядке тоже ничего не было. Скорее, я просто хотела уберечь его от преждевременных терзаний и переживаний.
Я подсознательно выбрала другой путь, решив сначала поговорить с другим человеком.
Я на всех парах влетела на подземную стоянку дома. Припарковалась поближе к лифтам и выскочила из машины. Там меня сразу встретила охрана.
— Мне нужно встретиться с Вагнером, — сказала я телохранителю.
— Секунду. Я сообщу ему о вас.
Через мгновение охранник провел меня к лифту, вставил ключ, и мы поднялись наверх. Двери открылись, и вот я стояла на пороге дома своего отца.
— Что случилось? — на меня смотрел мужчина в черной рубашке и брюках.
— Меня только что чуть не убили, — сказала я дрожащим голосом. А через мгновение на меня накатило понимание произошедшего, и я заплакала.
Мои слова, конечно, насторожили Кайла. Я видела, как его брови поднялись от удивления, но он не стал меня успокаивать, как это непременно сделал бы Эдвард, вместо этого он нахмурился, а потом кивнул головой, предложив пройти за ним. — Идем поговорим.
Я шмыгнула носом и последовала за ним. Он был так спокоен, что это потрясало.
Он привел меня в гостиную, где я уже бывала. Усадил на диван. Потом пошел на уже знакомую мне кухню, достал бутылку виски и два стакана. Наполнив оба, он подошел и протянул мне один из них.
— Я не буду. Я за рулем, — покачав головой, отказалась я.
— Пей, — приказал он. — Мой водитель тебя отвезет, все равно в таком состоянии тебе нельзя за руль.
Поняв, что в его словах есть истина, я приняла стакан, но пить не торопилась. Потом он протянул мне коробку с салфетками. Подняв на него заплаканные глаза, я вытянула пару платочков и сразу вытерла лицо и нос.
— Рассказывай, — отступив от меня на пару шагов, он предоставил мне время для повествования.
Я сделала один серьезный глоток, поморщилась от того, как виски обжег горло, а потом, выдохнув, начала торопливое объяснение произошедшего. Все это время Кайл стоял недалеко от меня и, глядя то на меня, то куда-то в окно, кивал. Когда мой рассказ закончился на том, как я в панике ехала к его дому, он выпил все содержимое стакана и громко поставил его на столик возле дивана.
Посмотрев на свой стакан, я отставила его также на стол.
— И теперь я не знаю, что делать. И как все рассказать Эдварду?
Покачав головой от замешательства, я спрятала лицо в ладонях.
Вагнер усмехнулся.
— Разумеется, ты как-нибудь расскажешь ему. Обязательно. Фрэнк – угроза, и Каллен должен об этом знать.
Я посмотрела на Кайла, секунду подумала над его словами и согласно кивнула. Он прав. Я должна все рассказать Эдварду.
— Какие документы были у тебя в машине? Что его побудило пойти на риск, да еще и самому?
Я стала вспоминать содержимое всех папок.
— Там было все для конференции, общая информация по проекту "Diamond spaces", потом отчеты для налоговой, у нас проверка через неделю, бухгалтерская отчетность и папка Эдварда с документами по другим проектам, он попросил меня их привезти, чтобы дома их посмотреть.
— Значит, там могло быть что-то важное для Фрэнка, раз он так рискуя, полез к тебе, — стал размышлять мужчина. Я все это время сидела и, хмурясь, глядела на него. Я надеялась, что он даст мне ответы, но и дураку понятно, что Вагнер ничего не мог мне объяснить, он сам был в замешательстве.
— Да, а что теперь? – спросила я, будто Кайл мог знать ответ.
— Ничего. Ты завтра будешь в офисе?
— Нет, у меня с утра конференция.
— Понял. Я тоже там буду, — задумчиво изрек Вагнер. Мне же эта информация не особо помогла. Я надеялась на него. — Постарайся быть под постоянным прицелом охраны. А с Эдвардом я завтра сам поговорю, надеюсь, он не будет злиться, если я ему расскажу про нападение?
— О, вряд ли он обрадуется, — эмоционально отреагировала я. — Даже тот факт, что сейчас я здесь, а не дома с ним обсуждаю эту проблему, выведет его из себя. И он будет прав. Просто я сама не поняла, почему поехала к тебе. Меня всю лихорадило, мне даже некогда было думать, — оправдывалась я. На самом деле я догадывалась, почему я приехала к Кайлу. Я боялась неадекватной реакции Эдварда, я опасалась, что на взводе и эмоциях он может натворить таких дел, что потом придется разбираться с последствиями, и не хотела подводить его к той самой черте.
— Ну скажем так, вряд ли Сальваторе сейчас вообще покажется кому-либо на глаза и вряд ли он снова нападет на тебя, потому что понимает, что Эдвард просто так это не оставит, а вот что будет дальше - это вопрос, ведь цель у него все ж таки какая-то была. Да еще и свидетель остался, — рассуждал мужчина. — К Каллену он сейчас не сунется, скорей всего, будет скрываться. А ты сейчас успокойся. Уже все позади. Езжай домой и пока что сделай нормальный вид, завтра мы все решим, — приободрил он меня, слегка улыбнувшись.
После этого я попила воды, посмотрелась в зеркало, привела себя в порядок, и мы вместе с ним спустились на парковку. Там он дал поручение своему водителю отвезти меня домой на моей машине и глаз с меня не спускать. Оберегать, как сокровище.
Усадив меня в машину, он встал перед дверью и, наклонившись, заглянул мне в окно.
— Не переживай. Всё будет хорошо. Я обещаю, — заверил он. Я кивнула ему и поверила. В тот момент я почувствовала открытость между нами, чего еще ни разу не было. Я кивнула, а он слегка похлопал меня по плечу. Это выглядело так, словно он не знает, как еще ко мне прикоснуться. — Езжайте.
Когда мы тронулись, я оглянулась на Кайла, стоявшего позади с расставленными руками на поясе. Он провожал машину с таким лицом, словно в его голове происходил очень серьезный мыслительный процесс. Меня это даже пугало.
Когда мы отъехали от дома Вагнера, я еще раз поправила макияж, прибрала волосы, насколько это было возможно, и тут заметила на шее синяки от пальцев рук Сальваторе. Он душил меня, так что это неудивительно. Схватив сумку, я нашла тональный крем и попыталась замазать улики, но следы все равно просвечивали. Так что пришлось просто прикрыть шею волосами.
Был ли смысл в моей поездке к Вагнеру? Я не знаю. Но это дало мне возможность немного успокоиться.
Однако, когда я приехала домой и увидела Эдварда, меня снова затрясло, хотя я всеми силами пыталась это скрыть. По просьбе Кайла я решила отложить рассказ на завтра и не тревожить Каллена, пока Вагнер что-нибудь не придумает, и они не поговорят.
Конечно, я знала, что Эдвард будет злиться на меня, но в данный момент я просто не хотела добавлять напряжения. Я понимала, что за одну ночь все равно ничего не изменится. Охрана и так на взводе, они от Каллена не отходят, а мне дома точно ничего не угрожает. Однако я даже предположить не могла, чем это все может закончиться…
Теперь я стояла здесь и смотрела на обугленный «мерседес». Я находилась здесь, чтобы поставить в документе подпись, что мы согласны на утилизацию автомобиля. На самом деле, это вообще не моя забота, этим должен заниматься автотранспортный отдел и служба безопасности нашей компании, но я вызвалась приехать вместе с представителем службы под предлогом, что должна все проконтролировать. Но если быть честной, я хотела посмотреть на машину, увидеть это жуткое зрелище, где погиб мой потенциальный убийца. Разумеется, я не испытывала радости от увиденного, но какое-то чувство возмездия все равно поселилось во мне. И я заметила, что не испытывала сострадания к Сальваторе, единственного, кого мне было жаль— это его ребенка, который вот-вот появится на свет и уже будет расти без отца.
Вообще меня поражало то, какие эмоции я испытывала. Такое хладнокровие никогда не было мне свойственно, но в последнее время я сама стала замечать, насколько я закалилась. Всего за каких-то полгода я стала как бетонная стена. Я отгородилась от всего и теперь старалась не подпускать к себе лишних эмоций и чувств. Мне это не нравилось, но было необходимо. Конечно, это не касалось наших отношений с Эдвардом или вообще моей семьи, но в остальном я становилась жестче. Я не узнавала себя, и это удручало, но жизнь диктовала свои условия.
Разобравшись с машиной, я вернулась в офис. Эдвард находился в своем кабинете, вел переговоры. Розали была с ним. После взрыва он опять замкнулся в себе и отдалился. Я не могу сказать, что у нас испортились отношения, однако он стал чаще бывать один, стал подолгу сидеть в своем кабинете, гулять с собакой или кататься на машине по ночному городу без сопровождения охраны, словно всеми способами пытался привлечь к себе внимание убийцы. Я знаю, о чем он думал: боялся, что его закажут и случайно зацепит нас с Эмили, поэтому пытался держаться от нас подальше. Я с ним разговаривала на этот счет, но его бесполезно переубеждать. Он зациклился. Но я знала наверняка, наш враг именно этого и добивается, он хочет сделать Каллена беззащитным и одиноким, а Эдвард ему лишь подыгрывал. И после того нападения на стоянке он стал все чаще говорить о том, что мы с Эмили можем пострадать из-за него. И это убеждение становилось его навязчивой идеей. Именно поэтому я до последнего оттягивала момент, чтобы рассказать ему о случившемся. Я боялась, что он отгородится, и это случилось. Кстати, я рассказала ему обо всем тоже не в самый лучший момент. Кайл обещал поговорить с ним об этом, но после убийства Сальваторе необходимость в разговоре отпала, но я знала, что скрывать все бессмысленно и опасно.
Спустя пару дней после убийства мы пришли на похороны Фрэнка. Не то что бы мы туда рвались, но это был сын Генри Сальваторе, а с ним отношения у семьи Каллен были налажены. Так что мы должны были поприсутствовать там. Я, конечно, не горела особым желанием ехать на кладбище, но выбора не было. Когда мы прибыли на место, то церемония погребения уже практически заканчивалась. Мы не особо туда торопились. И все же людей по-прежнему было очень много. Первым делом я увидела Генри. Мужчину я знала, и было несложно обнаружить его возле могилы сына. А вот его жену я не помнила. Мы, оказывается, виделись несколько раз, но ее мне особо никто не представлял. Сейчас же Эдвард показал мне эту изможденную и убитую горем женщину. Она выглядела болезненно худой. И это не только из-за потери сына, кажется, она действительно была больна. Она была в черном брючном костюме, в туфлях на невысоком каблуке, с маленькой черной сумочкой, безвольно повисшей на запястье и шляпке с вуалью. Вокруг нее столпились люди, но это не мешало рассмотреть ее. На ее белом лице отчетливо выделялись скулы, сухие тонкие губы и большие глаза с черными припухшими кругами на веках. Было ясно, что смерть сына подкосила ее, добавив осложнений к болезни, которая явно у нее наблюдалась.
Впрочем, помимо Генри и его жены мы увидели много знакомых нам лиц, а также Карлайла с Эсми. Они дружили с семьей Генри с давних пор, так что их появление было неудивительным. Впрочем, именно Эсми настояла на том, чтобы Эдвард обязательно пришел сюда и не опорочил честь семьи, и проявил свое достоинство и уважение к чужому горю.
Когда мы с Эдвардом подошли ближе, Генри тут же обратил внимание на нас.
— Наши соболезнования, — произнес Эдвард хрипящим голосом, похлопав по плечу мистера Сальваторе. Тот в ответ кивнул, поморщился и вздохнул.
— Это так глупо, — зачем-то сказал мужчина. Мы с Калленом не поняли его слов, но не стали уточнять, что он имел в виду. — Такой провал.
Мы с Эдвардом переглянулись.
— Знаешь, как обидно, когда что-то запланируешь, а все идет кувырком. Все наоборот, всё словно против тебя?!
— Да понимаю. Бывает такое, — осторожно согласился Каллен. Казалось, что Генри ведет диалог сам с собой, словно он не в себе, поэтому мы не очень пытались что-то говорить, но ради приличия приходилось кивать и поддакивать. И тут Генри перевел взгляд на меня. Он долго смотрел на меня, а потом выдал, — Ты нравилась моему мальчику. Он говорил, что ты умная и интересная.
Это было неожиданно. «Наверное, именно поэтому он хотел меня убить», — мысленно засмеялась я и тут же напряглась. Как человек может хвалить и испытывать симпатию и одновременно хотеть тебя убить? Это безумие.
— Да, — снова в задумчивости изрек Генри. — Я знаю, вы не ладили, — мужчина явно обратился к Эдварду. — Но я думал, что не все потеряно.
Эдвард нахмурился еще сильней. Даже представить не могу, о чем он на тот момент думал, но точно не скорбел о несостоявшейся дружбе с Фрэнком.
Настала долгая пауза после нашей беседы. Мы с Калленом постояли рядом с Сальваторе еще некоторое время, помолчали, ну, а потом решили ретироваться. Еще раз выразив соболезнования, мы пошли положить цветы на надгробье, а потом, когда отошли подальше, нас настигли родители Эдварда.
— Грустно все это, — сказала Эсми, теребя цепочку у себя на шее. — Бедная Клаудия. Не представляю, как ей сейчас тяжело. Она даже говорить от боли не может. Самое страшное, что может быть в жизни — это потеря ребенка.
О, да, Эсми знает о чем говорит.
Я ничего не ответила, не было необходимости, но была полностью с ней солидарна.
Мы стояли какое-то время молча, потом Карлайл о чем-то заговорил с Эдвардом, а я вдруг проявила интерес к одному человеку, который будто хотел затеряться в толпе, но все же от могилы далеко не уходил.
— А кто это? — спросила я у Эсми. Глаза женщины забегали по всем присутствующим, пытаясь отыскать того, кто меня заинтересовал. — Стоит сейчас возле Генри, – уточнила я.
— О, это же брат Фрэнка, — объяснила женщина и немного подумав, добавила: — Дэймон всегда сторонился своей семьи, он волк-одиночка. У них не очень получается ладить между собой. Парень идет своим путем, а Генри это ох как не нравится. Генри любит всех подминать под себя, а Деймон очень своенравен. Вот и получается вечный конфликт. Проблема отцов и детей.
Я вдруг поймала себя на мысли, что стою и нагло разглядываю мужчину. Дело в том, что он выделялся из всех, кто здесь был. Высокий, статный, крепкого телосложения, красивый мужчина с ярко-голубыми глазами, с выраженной подчеркнутой линией скул, со слегка пухлыми губами, немного растрепанными волосами, чем-то напоминающими прическу Эдварда, он стоял в глубокой задумчивости, заложив руки за спину, и немного покачивался на пятках. Его черный костюм сидел на нем отлично, но было заметно, что ему некомфортно. Мужчина больше был похож на плохиша, чем на идеального мальчика, которого напоминал Фрэнк. Я даже сама поразилась, с каким вниманием пялюсь на него. Просто он был интересным мужчиной, и с Фрэнком они совсем непохожи. Так что с ходу сказать, что они братья, было невозможно. Я подумала, что он больше похож на мать, а Фрэнк все-таки был сыном своего отца.
Вскоре люди начали расходиться. Мы не были исключением. Да и желания долго находиться на кладбище тоже не было. Мы попрощались со всеми и поехали домой. А если точнее, в загородный дом, который совсем недавно купили.
Полпути я молчала. Меня гложело чувство, что я до сих пор ничего не рассказала Эдварду, а ведь время идет… И хоть самого Фрэнка уже нет, факт нападения никто не отменял. Да и Эдвард чувствовал, что я что-то скрываю.
— Ты в последнее время сама не своя. Я вижу и знаю, что что-то случилось. Но ты, как всегда, предпочитаешь молчать. — Сквозь тишину прорезался голос Каллена. — Ты снова что-то скрываешь.
И, черт возьми, как же он был прав. Ну почему открываться ему мне всегда так сложно?
И как он это делает, будто читает мои мысли? Именно в этот момент я думала о том же.
— Ты прав, мне есть, что тебе рассказать, — изрекла я, подняв на него виноватые глаза. — И тебе это не понравится. Ты будешь зол на меня. Да, совершенно точно, ты будешь в ярости. Наверное, поэтому я молчу, и молчу, и...
— И как долго ты уже молчишь? – перебил он меня.
— Уже несколько дней.
— Ну, несколько дней — это не несколько недель или месяцев, что уже обнадеживает.
— Сначала я боялась, что ты натворишь что-нибудь в порыве злости, а потом я стала бояться твоей вспыльчивости, и уже ссориться с тобой не хотелось, — начала я издалека. Я пыталась подготовить его к своему рассказу, чтобы он знал, что я хотела как лучше и просто не могла найти подходящего момента для повествования столь неприятной истории. — Да и всё было как-то некстати.
— Ммм. И когда мне ждать твоих объяснений?
Я сделала глубокий вдох. Сложный он задал мне вопрос. Мне так не хотелось об этом сейчас говорить, но надо.
— В принципе, я могу подождать еще полгодика, какая разница: месяцем раньше, месяцем позже… — начал язвить Каллен.
Я вздохнула. Он уже начал накручивать себя, больше ждать было нельзя.
— Фрэнк напал на меня и хотел убить, — выпалила я на одном дыхании. — Это произошло на подземной парковке компании. За день до его смерти.
Я быстро проговорила это и замолчала, ожидая реакции. Эдвард тоже молчал. Он переваривал информацию, внимательно разглядывая меня. Я думала, что он меня ударит, его скулы так напряглись, а руки сжались в кулаки. Не знаю, на кого он был больше зол: на меня или на Фрэнка. Мое сердце в этот момент тоже сжалось от напряжения.
— А теперь можно поподробней, — слишком спокойно сказал он. Не нравилось мне его спокойствие, это ему было несвойственно. — Я хочу знать все с самого начала и до самого конца.
Скажем, я видела, что он злится, но держит себя в руках. Наверное, мои предостережения о моих страхах в связи с его вспыльчивостью все же сработали.
Дорога была длинной, и времени на повествование у меня было предостаточно. Так что я сделала вдох побольше и начала рассказ.
К моему удивлению, мой пересказ произошедшего был недолгим. Все это время Эдвард внимательно слушал меня, смотрел в окно, хмурился, но на меня старался не смотреть. Оно и к лучшему. Но самым трудным было сказать, что за помощью я обратилась к Вагнеру. Вот тут я и запнулась.
— И на следующий день Фрэнк не планировал появляться у меня на глазах, — подытожил мужчина, когда я закончила рассказ на том, как уехала из гаража.
— Но это еще не все, — предостерегла я его. Я нервно почесала нос и продолжила: — я отправилась к Вагнеру, чтобы успокоиться.
Каллен молча всплеснул руками и усмехнулся, а потом посмотрел на меня.
— Прости. Я не знаю, почему я так сделала.
— Правда? — с усмешкой сказал он, глядя на меня с таким изумлением.
— То есть знаю! Если бы я сразу все тебе рассказала, ты бы сошел с ума. Ты бы психанул, помчался бы искать Фрэнка и… неизвестно чем бы все кончилось, — оправдывалась я.
— Я что, по-твоему, дебил, что ли? — прищурился он, посмотрев на меня.
— Я знаю, какой ты, когда в гневе. Ты вспыльчивый. И ты порой сначала что-то делаешь, а уже потом думаешь. Ты бы не оставил все как есть, это точно!
— Наверное. Скорее всего, я бы взял тебя в охапку и поехал в полицию. Вот это поворот, а? Не ожидала?!
Я схватилась за голову, потом закрыла ладонью глаза. Он был чертовски прав. Про полицию я даже не вспомнила. И Кайл тоже про нее не думал… наверное.
— В любом случае Фрэнка нет, — подавленно сказала я, чувствуя себя в очередной раз полной дурой. Но я могла себя оправдать: действовала так, как чувствовала. На тот момент я не думала ни о чем. — Я хотела уберечь тебя от лишних проблем, — охрипшим голосом изрекла я.
— О, у тебя это получилось. Сейчас наша проблема лежит в земле.
От его слов мне стало дурно. Словно это я его убила.
— А теперь полиция решит, что это я его убил. Они проверят видеокамеры, узнают, что он напал на мою жену за день до… Похоже, мне нужно встретиться с адвокатом, милая? – он злился.
— Ну откуда я могла знать, что его убьют?! – сквозь зубы прорычала я.
—Да, теперь становится интересно… — он задергал ногой.
— Ты о чем?
Он усмехнулся.
— А может, Кайл его заказал?
Эдвард лишь повторил мои предположения, и мне не нравилось это. Но и мысль о том, что хотели убить Эдварда, тоже не веяла радостью.
— Я понятия не имею. Надеюсь, что нет, — вздохнув, ответила я и уставилась в боковое окно. На вопросы не было ответов, и нам оставалось только лишь ждать и гадать.
– Кто был с тобой в охране в тот день?
– А что?
– Я плачу огромные деньги за то, чтобы ты и вся наша семья была в безопасности, какого хера он берет и уходит к своей матушке?
– Я сама его отправила. Не надо искать виновных.
– Изабелла, это его работа. Его личные дела меня не волнуют. И если ты решила его отпустить, это не значит, что он должен был выполнять твой указ, он должен был согласовать это со мной.
– Ты хочешь сказать, что я ничего не решаю?
– Именно это я и хочу сказать, – непоколебимо изрек он, отчего у меня на глазах выступили слезы. Я сглотнула обиду и отвернулась от него.
– Я поговорю с Тедом, – заявил Эдвард, отчего я вся сжалась. Из-за меня теперь пострадает мой телохранитель. Это были последние его слова, пока мы ехали в машине, каждый обдумывал происходящее.
После похорон и того разговора с Эдвардом прошло почти две недели, и за это время полиция, к нашему удивлению, приходила всего два раза, чтобы взять некоторые показания, но не было даже намека на то, что им известно про случай на парковке. Все было тихо и спокойно, словно все замерло. И только технические вопросы напоминали нам о случившемся.
В гараж я съездила по своей инициативе, чтобы посмотреть на машину, Эдвард об этом не знал. Мной управляло какое-то чувство, словно я хотела найти контакт с мертвым Фрэнком. Хм, будто я могла получить какие-то ответы на возникшие вопросы. Но, увидев раскореженный обгоревший автомобиль, ощутила лишь горечь и тошноту, потому что ответы мне так и не пришли.
Когда я вернулась в компанию и остановилась у стойки секретаря посмотреть кое-какие бумаги, дверь кабинета «главного» открылась, и оттуда вышла Розали, а за ней еще трое шведов, один из которых был переводчиком, а другие два - представителями строительной корпорации в Швеции. После переговоров мужчины выглядели весьма довольными, что означало: контракт с ними будет подписан. Доброжелательно поздоровавшись с ними и улыбнувшись, я пожелала им доброго дня, а потом прошла в кабинет, где во главе своего стола сидел Эдвард. Он был погружен в чтение документа. Выглядел серьезно и сосредоточенно. Очень отстраненно. Он знал о моем появлении, хоть и не показал этого.
— Успешные переговоры? — сказала я, закрывая за собой дверь.
— Более чем, — ответил он, даже не взглянув на меня.
Я кивнула и, будто мне нечего делать, прошлась по кабинету, кинула взгляд на пустые чашки из-под кофе, которые секретарша еще не успела убрать, и остановилась перед окнами. Посмотрела вниз на улицу, по которой бесконечно двигались люди, автомобили… — Дождь не прекращается, — разорвала я тишину, засунув руки в карманы брюк.
— Пусть немного освежит город, а то жара стоит несусветная. Дышать нечем, — пробубнил Эдвард, не отрываясь от бумаг.
Я обернулась, посмотрела на мужчину. Сейчас он действительно выглядел как занятой бизнесмен. Птица высокого полета. Он так хмурил брови, его лицо было сосредоточенным, губы слегка поджаты, лоб напряжен. Он был похож на каменное изваяние, такое крепкое и неприступное. Не зная его близко, не скажешь, что он может быть ранимым, чувственным, нежным. В офисе он не Эдвард — мой улыбчивый любимый мужчина, с которым мы иногда заигрываем, бегая и веселясь по квартире. Здесь он просто Эдвард Каллен — президент компании. Холодный и отчужденный.
От всех этих мысленных сравнений я грустно улыбнулась, меня пробрала мелкая дрожь. Снова повернувшись к окну, я не увидела там улицы или соседнего небоскреба, я увидела свое отражение в каплях, стекающих по ту сторону стекла. Да… Я тоже не та улыбающаяся девчушка, которая любит печь тортики для своих домашних. Не знаю даже, стала ли я хуже или лучше, но изменилась сильно. В чем-то я стала сильней и умней, а в чем-то, наоборот, потеряла то, что выделяло меня из многих. Думаю, я утратила ту наивность, безграничную доброту, мягкость, веру в людей, мечтательность. Я понимала, что стала хладнокровной, более жесткой и даже, я бы сказала, жестокой, и мои эмоции в гараже это подтверждают. Нет, я не стала злой и не стала ненавидеть весь мир, просто оградилась от лишнего. Я поняла многие вещи. Разумеется, без Каллена тут не обошлось. Наверное, с самого начала с того самого вечера, когда мы с ним впервые переспали, он стал тем, кто бросил мне под ноги грабли. И только сейчас я научилась перешагивать через них. И за все эти уроки я благодарна ему, Эдвард по-настоящему изменил меня и мою жизнь. Все-таки в который раз в этом убеждаюсь, но ничего в этой жизни не бывает случайным.
С этим пониманием я отвернулась от окна. Подошла к столу Эдварда и провела пальцами по гладкой прохладной поверхности столешницы. Вплотную подойдя к мужчине, я присела на край стола. Каллен поднял на меня глаза, а я поймала себя на мысли, что немало девушек стояло вот так перед ним, но думаю, ни на кого из них он так не смотрел.
Этот глубокий взгляд говорил о многом. Он любил меня. Я чувствовала его любовь каждой клеточкой своего организма. Его чувства окутывали меня всюду. Воздух будто был пропитан гаммой чувств, эмоциями, страстью. Его энергетика была такой мощной, что я дрожала рядом с ним. Отложив документы в сторону, Эдвард взял меня за талию одной рукой и подвинул меня к себе. Я оказалась прямо напротив него между его ног. Он положил обе руки на мои бедра, а потом устало приник головой к моему животу. Я запустила руку в его волосы и слегка прижала его к себе, так хотелось, чтобы он ощутил мою поддержку. Каллен вздохнул. Казалось, он разваливается. Он выглядел таким уставшим, что хотелось просто пожалеть его. А ведь совсем недавно до убийства Фрэнка все было так прекрасно…
Позитив начался еще с победы над нашим врагом – Габриелем Хелфером. Да, сделать это было нелегко, но мы справились. Конечно, если бы не Кайл Вагнер, то судебный процесс наверняка бы затянулся, ведь Габриель далеко не простой человек. В любом случае, сейчас он за решеткой, расплачивается за свои деяния. Наверное, после этого выигрыша мы с Эдвардом расслабились, позабыв о других проблемах. Каллен радовал меня приятными и щедрыми поступками. Одним из них стал документ об установлении отцовства. Не думаю, что он знал, насколько это важно для меня и дочки, но осознание того, что он наконец-то сделал это, было чем-то грандиозным. Наверное, даже предложение руки и сердца не было таким важным как это. Самое главное - Эмили официально обрела отца, и теперь они были по-настоящему отец и дочь. Именно тогда я ощутила, что мы действительно семья.
Это событие стало отправной точкой нового пути в наших отношениях. После этого мы будто начали пробовать совместную жизнь на вкус и цвет. К удовольствию Каллена, мы наконец-то побывали на бейсболе, на который так долго собирались, а потом провели чудные выходные в Чикаго, где Эмили оторвалась по полной, а мы с Эдвардом по-настоящему наслаждались обществом друг друга. Вспоминая те поцелуи и объятия, ммммм, мурашки бегут по коже. Это было незабываемо. Наверное, это можно было назвать конфетно-букетным периодом, которого у нас не было. Да и погода словно шептала, солнышко будто специально для нас светило все выходные, даря ощущение полного благоговения.
Помимо всего прочего, мы вовсю готовились к свадьбе, а еще мы купили дом, где, наконец, планировали осесть и обжиться.
Дом… Как много в этом слове. Я лишь мечтала о таком. Решение о переезде возникло случайно, до этого мы даже не думали жить за городом, но с планами на женитьбу все как-то стало меняться. Так вот, мы решили обновиться и выбрали для жизни загородный дом. О, сколько мы видели особняков и усадеб, даже были в одном замке, но сразу определиться не смогли. Как оказалось, Эдвард такой зануда. Он был так придирчив к риэлтору и к тем владениям, что нам показывали, что порой это раздражало. С одной стороны, его можно было понять, он был готов отдать очень большие деньги, и это должно было того стоить, но, с другой стороны, его цепляли те вещи, которые в жизни его не волновали. Например, наличие плиты на кухне и её размеры. Он не готовит, зачем ему знать размер плиты? А если уж так это важно, почему нельзя купить другую? Он был готов выложить несколько миллионов за дом, так неужели плита за пару тысяч долларов такая проблема? В любом случае мы искали что-то универсальное, что понравилось бы каждому из нас. И к счастью, мы нашли то, что искали. И это было потрясающее место.
После всего увиденного мы остановили свой выбор на доме в Райе. Это очень милый район в получасе езды от офиса и сорока минутах от родителей Эдварда. Кроме удобного и доступного расположения района были еще и другие привилегии, например, поблизости располагалась школа, куда мы и планировали записать Эмили, огромный торгово-развлекательный центр, спортивный центр, детский развивающий центр, а также разного рода зеленые и водные парки. Ну, а сам дом заслуживает особого внимания. Как говорит Эдвард, это очень милый маленький уютный домик на берегу озера. Конечно, Эдварда вряд ли можно чем-то удивить, но его и мои впечатления о нашем новом жилище в разы отличаются. Прежде всего, дом не такой уж и маленький. Да, он одноэтажный, но в нем уместились восемь комфортабельных спальных комнат, огромная кухня со столовой, библиотека, тренажерный зал, каминный зал, небольшая, но очень светлая и уютная гостиная с прекрасным круговым панорамным видом на бассейн и озеро, а также на цокольном этаже сауна, бассейн, бар и бильярдная. В бильярд я, конечно, играть не умела, но надеялась, что когда-нибудь Эдвард меня научит, да и бар меня не особо будоражил, а вот собственный бассейн с сауной трогали мою душу, как ничто и никогда. Помимо того, что было внутри дома, было на что посмотреть и снаружи. Конечно, основой всего было озеро и пристань, где были пришвартованы лодки, но, кроме этого, ландшафтный дизайн с редкими видами цветов и кустарников, деревьев, пруды и милые водопады с мостиками и извилистыми дорожками поражали воображение. Все вокруг было просто восхитительным. Это место — мечта почти любого человека.
Мне особенно нравилось, что была продумана каждая деталь придомовой площади, начиная от зоны патио, где расположилось всё: гриль, зона отдыха с качелями, беседки, а также игровая зона, до площадки для тенниса и баскетбола. Еще была построена детская площадка для Эмили, чему она была безгранично рада. А меня восхищал цветочный сад, который источал невероятные ароматы по территории усадьбы.
Когда мы купили эту виллу, я еще долго не могла успокоиться, я была очень счастлива. Я готова была скакать до потолка от радости. Эдвард же вел себя холодно, так, словно сделал обычную покупку, будто он бутылку лимонада в магазине приобрел, но для меня это было настоящее событие. Я потирала ручки и уже представляла, какую мебель прикупить и как ее расставить, какие шторы подобрать, как обставить комнату Эмили, какую мелкую технику купить на кухню, представляла, как буду заполнять книжные полки разной литературой, а потом буду тихими вечерами читать это всё. После оформления сделки я как сумасшедшая, ждала и мечтала о переезде. Во мне аж всё горело и бурлило в предвкушении скорейших перемен. Впрочем, Эдвард тоже желал поскорее уехать из города, но особенно это желание возросло после убийства Сальваторе. Так что на этих выходных мы занимались выбором мягкой мебели для гостиной и кроватей для нашей спальни и комнаты Эмили. Вообще я решила изменить некоторые мелочи в обстановке кухни. Там мы поменяли пару шкафов, установили другую барную стойку, поменяли столешницы с деревянных на гранитные, изменили обеденную зону, в общем, работа шла полным ходом. Каллен был готов часами ходить по магазинам, сутками сидеть с мебельными каталогами лишь бы скорее переселиться в новое место, чему я была несказанно рада.
— Уедем сегодня? — пробурчал Каллен мне в живот.
— В дом? — уточнила я, нежно вороша пальцами его волосы.
— Да. И останемся там на пару дней. Здесь и без нас справятся. Хочу подышать. Там же вроде все привезли? — удостоверился он, подняв голову и посмотрев на меня.
— Да. Вся мебель уже стоит, остались лишь мелочи.
— И охрана... Еще не всю систему подключили, — он снова уронил голову и вздохнул.
— С нами всегда Тед, — усмехнулась я, зная, что тот не отходит от Эдварда ни на шаг.
— Да. Тед словно мой брат, отец и сын в одном лице, — с усмешкой проговорил Каллен.
— Хм. Без него пока никак, — с сожалением отметила я.
Я с радостью приняла предложение Эдварда уехать за город. К тому же у меня были там дела. Надо было уладить некоторые вопросы в школе, в которую мы собирались зачислить Эмили. Благо она находилась недалеко от нашего дома.
Вечером мы так и поступили. Каллен оставил поручения сотрудникам, я оставила дела Розали, ну и часть прихватила с собой, чтобы поработать на дому в свободное время, потом мы забрали Эмили из подготовительной школы и вырвались из дождливого города.
Что ж, новое место, новый дом, новая жизнь… Предполагалось, что будет именно так. И пока что все было замечательно.
Вечером на новой плите я приготовила вкусный ужин и испекла пирог. Пока я копошилась на кухне, Эдвард с Эмили играли в гостиной. Меня очень радовал найденный контакт между ними. Несмотря на все неурядицы на работе или недосказанность между нами, Каллен не упускал возможности хотя бы какое-то время побыть с малышкой, поиграть с ней, пообщаться, повеселиться. Как я уже говорила, после взрыва у нас с ним возникло небольшое напряжение в отношениях, но с Эми он, наоборот, сблизился донельзя.
— Ужин почти готов, можете идти мыть руки, – сообщила я, появившись в гостиной с кухонным полотенцем в руках.
— Хи-хи-хи! — клокотала Эми, лежа и извиваясь в руках отца, который вовсю щекотал ее. — Ааааа! Гххх!
— Не щекочи долго, это вредно, — вставила я свои пять центов.
— Мы немного, — пробормотал парень, продолжая играть пальцами по ребрам дочери.
— Всё-всё! Аааа… Хи-хи-хи!
— Куда!? — выкрикнул Каллен, когда Эми вырвалась из рук Эдварда и с гоготом побежала по дому.
— Не догонишь! — прокричала девочка, летя со всех ног по гостиной. Пол был глянцевый и очень скользкий, так что дочка частично катилась, а не бежала. А я с тревогой наблюдала за их догонялками, боясь, что кто-то из них точно убьется.
— Я супергерой! — как маленький проорал Эдвард. Они оба, а потом и Лакки промчались мимо меня, чуть не сбив с ног. — Сейчас догоню!
— Как малые дети, ей богу, — засмеялась я, отправившись накрывать на стол.
Вечер прошел просто прекрасно. Мы поужинали, Эмили рассказала нам все новости из подготовительной школы, рассказала про Дебору– свою подругу, потом немного посмеялись из-за всяких глупостей и шуток Эдварда и Эми, порезали и слопали пирог, а потом отправились смотреть фильм. Мы устроились все вместе на огромном разложенном диване в гостиной. Эдвард включил семейную комедию и принес сладкий поп-корн, где он его взял, понятия не имею, я точно не покупала. Вот так, громко хрустя кукурузой, мы сидели перед огромным телевизором. Лакки тоже не отставал и, словно все понимая, лежал в ногах, глазел на экран и смешно поворачивал и склонял голову. Комедия была местами смешная, а где-то встречались грустные моменты, но ближе к концу Эмили утомилась и уснула.
Мы не стали перекладывать ребенка в ее комнату, а просто укрыли ее и ушли на кухню.
Я налила себе минеральной воды и задумчиво поглядела на Эдварда, который стоял напротив меня по ту сторону барного стола. В какой-то момент меня переполнили эмоции. Ко мне вновь пришло понимание, что я так сильно его люблю. Он даже не представляет, какие чувства полыхают во мне. За этой суетой, будничными делами, работой я забыла, что уже давно не говорила ему о любви и как сильно хочу быть с ним, и как счастлива, что он рядом.
— Ты не передумала выйти за меня замуж? — настороженно посмотрев на меня, спросил парень. Я мягко улыбнулась и, поставив стакан на стол, отрицательно покачала головой. Потом я приблизилась к Каллену.
— Даже не надейся, — я обхватила руками его шею. — Я…я хочу быть с тобой всегда. Я люблю тебя так сильно, что ты себе даже не представляешь.
Он криво улыбнулся. — Ну, слава Богу, а то я уже думал, ты не хочешь быть моей женой.
Я укоризненно покачала головой. — Я не передумаю. Раз позвал, то теперь не отвертишься, — посмеялась я, погладив его по затылку.
— Да? А я-то уж думал, попробую, мало ли… — пошутил он с улыбкой.
Я снова покачала головой и прильнула своими губами к его. Это был легкий нежный поцелуй. Почти невесомый. Открыв глаза, мы оба посмотрели друг на друга.
— Пойдем вниз? — предложил парень.
— Пойдем, — согласилась я. Проверив спящую Эмили, мы спустились на цокольный этаж, где располагался бассейн и сауна. Вода в бассейне переливалась и искрилась всеми голубыми оттенками. Воздух в помещении был влажный, но вокруг стоял невероятно приятный аромат. Я закрыла глаза и вдохнула полной грудью.
— Что это?
— А?
Я взмахнула руками, поясняя, что мне приятно дышать.
— А, это система ионизации и ароматизации. Вроде бы миндаль и какие-то цветы, — объяснил Эдвард, снимая с себя футболку.
— Это божественно.
Когда я надышалась и открыла глаза, Каллен стоял передо мной в одних трусах и смотрел на меня.
Он провел рукой по моему плечу, освобождая от кофты.
— Ты со мной? — он указал головой в сторону бассейна.
— Конечно, — прошептала я и начала расстегивать пуговицы.
Пока стягивала с себя одежду, Эдвард уже нырнул в воду. У меня возникла дилемма, остаться в нижнем белье или снять его тоже. В итоге, немного пометавшись, я вошла в воду в трусиках и лифчике, решив, если понадобится, то Эдвард сам меня разденет, а если до этого не дойдет, то хоть не буду выглядеть нелепо.
Когда я вошла в воду, Каллен подплыл ко мне и попытался под водой укусить меня за бедро.
— Эй! — начала отбиваться я. Он вынырнул и засмеялся.
— Может, наперегонки?
— Ты серьезно? Не боишься проиграть? – игриво спросила я, шутливо брызнув в него водой.
— Нет, — усмехнулся он. На самом деле, я не была уж такой пловчихой, но сделать вид все же стоило. Конечно, я понимала, что Каллен со своим опытом и мускулатурой обойдет меня враз, но повыделываться мне тоже хотелось.
Итак, мы зачем-то начали заплыв наперегонки. Начала я неплохо, но к середине поняла, что мой удел просто лежать на воде и получать удовольствие.
— Быстро ты сдалась, — подначивал меня Эдвард, когда я медленно плыла до бортика.
— Я просто решила, что на ночь не стоит затрачивать всю энергию, ведь она мне еще пригодится.
— Да? И для чего же? — заинтересовался он, замедлившись.
— Подумай.
Он засиял. Улыбка распространилась по всему его лицу. А потом он вдруг нырнул и исчез из поля зрения. Я остановилась и коснулась ногами дна, озираясь. И тут сильные руки обхватили меня сзади за бедра. Как только он прижался ко мне, я почувствовала его всего. Эдвард был во всеоружии, такой напряженный.
— Ты представить себе не можешь, как я хочу тебя, – прошептал он мне на ухо.
Он наклонился и, убрав мои мокрые волосы в сторону, нежно поцеловал мою шею, а вместе с тем запустил вторую руку ко мне в трусики и начал нежно поглаживать меня между ног. Я закрыла глаза от наслаждения и, задохнувшись, запрокинула голову назад к парню. Потом он решил избавиться от моих трусиков. Опустившись под воду, он стянул их с меня и вынырнул с ними, словно одержал великую победу. Мокрое белье повисло на его пальцах, а вода по ним струйкой стекала в бассейн. — Я думаю, они нам не нужны, — брякнул он и откинул их в сторону обратно в воду. Кружева поплыли по воде, а Эдвард тем временем снова принялся ласкать меня. Он начал судорожно и нежно водить пальцами по моим плечам, рукам, гладить мои обнаженные бедра. Потом он скинул лямки моего бюстгальтера с плеч и, расстегнув застежку, снял его с меня. Лифчик также плюхнулся в воду. Я повернулась к парню лицом и прижалась к нему сильнее.
Он провел пальцами по моему подбородку, щекам, шее. — Я никому тебя не отдам. Я умру за тебя, Белла.
— Не надо, — прошептала я. — Не надо умирать, давай просто будем жить и любить. Просто не отдаляйся от нас. Будь рядом, – прошептала я, гладя руками его мокрое от воды тело.
– Я рядом.
– Не всегда. Ты отдаляешься. И рискуешь. Ты думаешь, я не вижу? – проговорила я, глядя ему в глаза.
– Я боюсь за вас, – будто ему больно, произнес он, поморщившись.
– Не надо. Все будет хорошо. Вместе мы справимся, – уговаривала я, гладя его по волосам.
– Хорошо, – согласился он и провел ладонью по моей щеке, а потом поцеловал.
Я закрыла глаза от наслаждения. Эдвард ласкал мои губы, потом он просунул язык меж моих губ. Я не сопротивлялась, наоборот, расслабилась полностью. Я поддалась соблазну и эмоциям. Я хотела его, хотела целовать, обнимать, чувствовать его всем своим телом. Меня, кажется, трясло от наслаждения, находиться с ним здесь и сейчас было для меня жизненно необходимо. Обстановка добавляла интимности и глубины этому моменту. Я отдалась целиком во власть мужчине, которого люблю. Эдвард же, в свою очередь, делал все, чтобы я поймала и ощутила весь контраст его эмоций, его желаний и драйва, который он испытывал со мной. Когда он поднял меня на руки, я обхватила его ногами за поясницу. На воде я была легче, и в таком положении нам было удобно как никогда. Мы слились воедино, и в это мгновение я застонала так громко, что мой голос гулом отозвался от стен помещения.
— Все в порядке? — напрягся он. Я открыла глаза и с улыбкой кивнула. — Мне просто хорошо, милый. Продолжай.
Я прижалась к нему сильней, а мои ноги будто впились в его спину. Он двигался медленно, но мощно, отчего мое тело тряслось от поглощаемой энергии его движений и чувств. Я стонала, он тоже издавал какие-то хлюпающие звуки, что меня нисколько не смущало, а наоборот, добавляло кайфа.
— Эдвард… — прошептала я, все сильнее хватаясь за его затылок. — Ты лучший в мире.
— Знаю, детка, — усмехнулся он, чуть замедлившись.
— Только не останавливайся, — застонала я. Мое тело дрожало от наслаждения, и я была на грани, так что мне требовалось больше… — Милый, еще немного… Эдвард! — мои пальцы впились в его спину и шею. Я пребывала в таком блаженстве, что забыла обо всем, даже где нахожусь.
— Малыш, я скоро не стерплю, — сказал Каллен, задыхаясь. Я чувствовала, как его руки и все тело было напряжено, мускулы играли под моими ладонями, пока я держалась за него всеми силами. И скажем, все произошло вовремя, буквально несколько резких движений - и я словно прыгнула с обрыва в очень глубокое озеро. Волна эйфории пронеслась по всему телу. Через секунду Эдвард тоже подоспел за мной и схватился за меня так, будто я его единственная надежда и опора.
Мы оба задыхались. Казалось, вода в бассейне нагрелась от накала такой страсти. Я прильнула лицом к крепкому плечу любимого и, облизав пересохшие губы, прошептала: — Я тебя тоже никому никогда не отдам.
Эдвард был доволен моим высказыванием. Он хмыкнул и поцеловал меня в голову, а потом в плечо. — Я никуда не собираюсь.
— Пусть только попробуют отобрать тебя у меня, — пригрозила я весьма серьезным голосом. Мой настрой почему-то резко сменился с нежного на воинственный, словно уже кто-то вознамерился вырвать Каллена из моих рук. В принципе, так оно и было, только это не относилось к сексу или любви, его все еще хотят убить, а значит, хотят его лишить меня. Не позволю. — Мы будем сражаться до последнего.
Эдвард посмотрел на меня очень серьезно. Мы встретились глазами и будто говорили друг с другом без слов. Он понял, к чему я клоню, и поддерживал мои настроения.
— Не бойся, я не сдамся, — очень уверенно заявил он. Я ему поверила и кивнула, а потом снова прильнула к его крепкой, влажной от пота и воды груди.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-7991-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: amberit (02.12.2019) | Автор: Gaily
Просмотров: 263 | Комментарии: 7


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 7
0
7 prokofieva   (Вчера 18:47)
Милая автор ! Огромное спасибо Вам , что не бросили . Благодарю !

0
6 marfei   (03.12.2019 21:25)
Спасибо, что не бросили эту историю. Очень ждём хэппи-энда))

0
5 lenyrija   (03.12.2019 20:19)
Спасибо за продолжение истории. Замечательно, что связь между Эдвардом и Беллой становится крепче.
Напрягает отсутствие информации о главном враге семьи Каллен. Возможно с появлением такого союзника как Кайл Вагнер что-то прояснится

0
4 marykmv   (03.12.2019 16:08)
Настолько давно не было обновлений в этой истории, что пришлось перечитать главу до новой. И завертелось. Очень неоднозначно.

0
3 Алекс0549   (03.12.2019 12:38)
Да!!!!!!!... уж 3 года и 3 месяца.... вот это "скорая встреча".

0
2 kristina9480   (03.12.2019 11:32)
Какая приятная неожиданность! Уже отчаялась увидеть продолжение одной из интереснейших историй, не пропадайте автор.

0
1 оля1977   (03.12.2019 10:31)
С возвращением! Нежданно , негаданно, но порадовали новой главой. Сюжет уже не много подзабылся, но будет смысл вернуться к началу и перечитать. Главное, не пропадайте.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями