Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1656]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4724]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2381]
Все люди [14975]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14220]
Альтернатива [8966]
СЛЭШ и НЦ [8781]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4336]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Caramella
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Второй шанс
Эдвард оставил Беллу несколько лет назад, и боль давно уже не терзает ее, как прежде. Пока однажды перед ней не появляется Элис с шокирующими известиями, способными вновь перевернуть ее мир.
Рождественская альтернатива. Мини. Завершен.

Преломление
Однажды в жизни наступает время перемен. Уходит рутина повседневности, заставляя меняться самим и менять всё вокруг. Между прошлым и будущим возникает невидимая грань, через которую надо перешагнуть. Пройти момент преломления…
Канон, альтернатива Сумеречной Саги

Невероятно неиспорченный отпуск
Это же просто немыслимо, невозможно. И так желанно.
У меня – офисной зануды Свон – свидание с невероятным Эдвардом Калленом!

Неизбежность/The Inevitable
Прошло 75 лет с тех пор, как Эдвард оставил Беллу. Теперь семья решила, что пришло время возвращаться. Что ждет их там? И что будет делать Эдвард со своей болью?
Завершен.

Рождественская книга
После гибели лучшего друга и его жены, Эдвард становится опекуном их дочери. Не в силах заставить ребенка открыться, он отводит ее в книжный магазин. Там мужчина находит милую девушку, сожалеющую о прошлом и владеющую волшебной книгой.
Романтический миди от переводчика ButterCup.

Среди потрепанных страниц
Любовь умна, но и рассудка.
Лишает в тот же час она

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15549
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Прекрасный палач. Глава 5. Глубоко

2018-11-15
18
0
Пристань была для меня под запретом. Слишком открытое пространство, слишком много любопытных. Поэтому, едва поспевая за широким шагом капитана, я тайком осматривалась, чувствуя себя так, будто попала в другой город. Здесь пахло солью и деревом, влажностью и рыбой. В воздухе плыл скрип пришвартованных судов, и мне казалось, они приветствуют меня, ворчливо и благодушно, словно старые друзья. Волны тихо плескались о деревянные борта. Ветер трепал волосы, пробирался под широкую рубашку, один в один походившую на ту, что мне пришлось оставить в проулке. Я по ней ни чуточки не скучала. Эта, новая, пахла свежестью, и я то и дело поднимала ворот и нюхала его, наслаждаясь отсутствием вони.

Впервые за долгое время я дышала полной грудью и чувствовала себя человеком. И пусть пришлось стать немым Билли – оно того стоило.

Но стоило ли? Пока мы шли до пристани, капитан не проронил ни слова, и я понятия не имела, как именно он воспринял сказанное мной. Кем я стану, поднявшись на борт?

Шлюхой, - подсказывала омертвевшая часть меня, воспитанная одиночеством и унижениями. - Капитанской подстилкой.

Стиснув зубы, я выпустила ворот и сжала ладони в кулаки. Нестерпимо хотелось спросить, чего именно ждёт от меня капитан, но я уже была немой, обеспечивая себе пропуск на борт. Скоро и так всё станет ясно – не было нужды торопить события.

Я сделала глубокий вдох, не отрывая взгляда от спины своего спасителя. Он шёл, не глядя по сторонам, и сам ветер уступал дорогу, не желая вызывать его гнев. Вслед ему неслись шепотки, но он не обращал на них внимания. Золотистые волосы, пушистые и чистые, каких я не видела уже давно, волнами спускались на спину. Он чуть прихрамывал, но шаг его был твёрд и стремителен. Походка капитана ничуть не походила на неуклюжую поступь мужчин, которых мне доводилось встречать в этом городе. Он выделялся среди них, как чайка среди воронья.

Раньше, краем уха слыша истории о кровожаднейшем пирате Уитлоке на балах и приёмах, я представляла его уродливым монстром, морским чудовищем, исчадием ада. Даже думать о нём было страшно. Местные, знакомые с ним не понаслышке, чаще говорили о неприкрытом глазе и отсутствии украшений – для них, суеверных, считавших серьги и кольца лучшими талисманами на удачу, такое пренебрежение традициями стало ещё одним признаком силы, с которой следует считаться. И всё же, пусть долетавшие до меня шепотки позволили сразу узнать капитана, я до сих пор не могла соотнести его настоящего с образом в своей голове.

- Пришли, - прервал он мои размышления.

Но куда? Я не видела перед нами ничего, кроме казавшегося бескрайним моря, и засомневалась в трезвости ума своего спутника, когда он легко спрыгнул за причал и исчез в темноте.

- Отступать слишком поздно, - раздался его голос откуда-то снизу, словно он слился с морем и теперь говорил со мной шёпотом волн. - Ты моя.

Подойдя к краю, я, конечно, увидела лодку и капитана, который казался с ней одним целым и смотрел на меня так же устало и задумчиво, как до этого. Спускаясь к нему по растрёпанному канату, я чувствовала себя пустой. Ни мыслей, ни эмоций – все их выгнал из меня холодный бриз.

Капитан грёб размеренно и мощно, приближая нас к спрятавшемуся в ночи силуэту своего корабля. Я поймала себя на мысли, что сколько я ни шептала его имя, мне до сих пор сложно упоминать его, пусть и беззвучно. Было проще считать своего спасителя безымянным, словно так я откладывала осознание, кому именно продалась, в долгий ящик.

- Для начала поживёшь в моей каюте, - сказал капитан хрипло, и меня пробрала дрожь. Что конкретно он подразумевал под “поживу”? В голове бились рассказы о его жажде крови, о том, что он дьявол в человеческом обличье. Стоило ли спасаться от насильников, чтобы обеспечить себе участь куда более худшую? Я обхватила себя руками, пытаясь согреться. Равнодушный взгляд обжёг меня, словно удар плети. - Днём будешь драить палубу, молча. Ночью будешь делать то, что я говорю. - Он прищурился, и его лицо исказилось, стало нечеловеческим, страшным. Казалось, он видит меня насквозь, потому что стоило мне ощутить закипающий где-то в животе ужас, как он выпрямился, тихо хмыкнув, и добавил: - Беззвучно.

Вскоре нос лодки тихо стукнулся о борт корабля, и капитан взмыл ввысь призрачной тенью. Я же долго искала канат, в панике понимая, что лодку постепенно относит в сторону. Уже на полпути наверх испугалась – что если я должна была привязать её? Осмотрелась и не увидела и следа судёнышка. Замерла, не решаясь продолжить подъём – чего ждать от капитана, узнавшего, что я упустила его собственность?

- Билли, - раздался медовый голос, заставив вздрогнуть. - Не копошись.

Влажные ладони скользили по канату, но я послушалась, еле подавляя всхлип. Я не понимала. Где привычные ругательства, тычки и грубость? Спокойное равнодушие, с которым он относился ко мне, было гораздо страшнее.

Стоило мне перевалиться через борт, пытаясь восстановить дыхание, как он сгрёб ворот рубашки и поставил меня на ноги. На палубе было пусто. Я ждала суеты, бегающих матросов, готовящихся к отходу, но все мои ожидания в последние несколько часов оказывались обмануты.

Капитан же отвернулся, наклонился и погладил доски у себя под ногами, после чего посмотрел на меня, изогнув шею. Любой в такой позе выглядел бы нелепо, но от его изломанной фигуры веяло опасностью.

- Это моя Мария, - сказал он нежно и, выпрямившись, улыбнулся. Его взгляд был устремлён мимо меня, на город, огни которого скрывались в дымке, когда он задумчиво продолжил: - Не думай, что я не знаю, кто ты, Мари.

Сердце, чуть успокоившееся, снова забилось в рёбра. Я замерла на месте, в голове одна паническая мысль сменяла другую. Прыгнуть за борт. Впиться ему в шею. Выдавить второй глаз. Бежать. Бежать. Бежать. Ничего из этого я сделать не успела – ладонь, шершавая и тёплая, сжала моё запястье, окончательно обездвиживая. Из этих пут мне было не вырваться.

- Глупый Билли. Мне плевать, кем ты был, какое имя носил. С сегодняшнего дня ты принадлежишь мне, а я ревностно отношусь к своей собственности. Именно поэтому ты будешь молчать, волосы, - он небрежно дёрнул меня за отросшую прядь, - мы уберём, а в штаны добавим немного свёрнутой ткани. - Он наклонился ко мне, оказавшись совсем близко, как в том злосчастном проулке, и снова его дыхание осело на моих ресницах сладчайшей пыльцой. Тогда я впервые осознала, как легко в нём потеряться, и едва не упустила едва слышный шёпот: - Когда-нибудь настанет день, когда я дам тебе подходящее имя и выпущу, пташка моя. А пока придётся посидеть в клетке.

Отвернувшись, он бесшумно направился по палубе к резной двери, и я последовала за ним, словно на поводке. Вокруг шумело море, и я даже не оглянулась на сушу, оставленную позади.

Моё место теперь было здесь.

***

Каюта капитана была большой и, что поразило меня, уютной. Посередине стояла кровать, у стен трепетали надёжно прикреплённые к подставкам свечи, а под единственным окошком примостился стол. Пахло воском и пряностями. Я осторожно осматривалась, не решаясь отойти от порога. Тут одно из одеял зашевелилось, и мне с трудом удалось проглотить крик.

- Джаспер? - раздался шёпот. В ворохе ткани сверкнуло два огонька, словно глаза кошки вспыхнули в ночи. - Кто это?

- Твоя новая соседка, - устало ответил он, скидывая сапоги и плащ.

Вместо того, чтобы оставить на полу, капитан осторожно сложил их у подножия кровати и продолжил раздеваться. Следующим стал жилет, за ним последовали рубашка и штаны; не успела я моргнуть, как он уже стоял передо мной практически нагой. Подавив желание зажмуриться, я сглотнула.

- Соседка? - тихо переспросила шептунья, продолжая скрываться под одеялом.

- Мари Каллен, представь себе.

Я испуганно ахнула.

- Не бойся, - успокоила меня темнота, - я не выхожу отсюда. Не предам.

Голос её был полон тоски.

Кажется, она хотела сказать что-то ещё, но капитан легонько хлопнул по одеялу, и оно тут же оказалось на полу. Прятавшаяся под ним девушка юркой змейкой соскользнула с матраса и всем телом прижалась к боку моего спасителя.

Она была маленькой, ниже меня и – хотя в это было сложно поверить – худее. Больше похожая на истощённого узника, чем на любовницу, с растрёпанными, неровно обстриженными чёрными волосами. Внутри снова зародился холодок, но её тёмные глаза, казавшиеся огромными на скуластом лице, смотрели на капитана с удивительной смесью нежности и печали.

Я не увидела в них ни капли страха.

- Раздевайся, - мёдом окутал меня его голос. Не сразу получилось понять, что именно он произнёс; недовольный промедлением, он повторил: - Раздевайся. Сейчас.

Одеревеневшими руками я потянула рубашку, вытаскивая её из штанов. Пальцы не слушались, на мне было слишком много завязочек и верёвочек, которые из обычных деталей одежды превратились в непреодолимое препятствие. Чем дольше я боролась с ними, тем больше нервничала, и это ничуть не помогало.

Я вздрогнула, когда на мои ладони легли её – холодные, мягкие. Я не сопротивлялась, в ступоре глядя, как она за пару мгновений справилась с одной застёжкой, второй, третьей, и вот она уже стояла передо мной на коленях, стягивая штаны вместе с грубым нижним бельём. Голова кружилась, каюта раскачивалась, и это не имело ничего общего с волнами, бьющими о борт.

- Слушайся её, - прорвался сквозь мёртвую тишину, окутавшую меня, голос капитана.

Медленно, словно преодолевая давившие на меня тонны воды, я подняла ногу. Потом вторую. Ступор всё не проходил, отталкивая осознание собственной наготы подальше. Я знала, что оно ещё обрушится на меня всей своей невыносимой тяжестью, но пока я вновь оказалась в ловушке собственного тела, которое несло стремительным течением. Куда?

Об этом я старалась не думать.

- Пойдём, - шепнула черноглазая. Её тонкие пальцы сомкнулись на моём запястье – совсем не похожие на шершавую хватку капитана; настолько же неизбежно сковывающие. - Пойдём, - потянула она меня к кровати.

Мир сузился до каюты, полной тишины и наших судорожных вздохов. Я ждала насилия и грубых прикосновений, боялась их и одновременно готовилась принять с честью. Что бы капитан ни решил со мной сделать, я твёрдо намеревалась молча выдержать всё, заработать себе место в его каюте, обеспечить какое-никакое, а всё же будущее.

Ничто не могло подготовить меня к настоящему.

В котором я чувствовала то, что чувствовать была не должна. Только не я, воспитанная Карлайлом и Эсме, любившая Эдварда – до сих пор. Здесь его не было. Была черноглазая, чьи руки гладили моё плечо и грудь – легонько, словно пёрышком. Она сидела на мне, и я чувствовала, какая она тёплая там; вкупе с ледяными прикосновениями это сводило с ума. Да, я была сумасшедшей, и могла сколько угодно оправдываться, что лишь слушалась капитана в попытке спасти свою жизнь, но в глубине души знала, что когда мягкие губы, так не похожие на Эдварда, прижались к моим, я не могла не ответить на этот поцелуй.

Моя изголодавшаяся по нежности душа рвалась к этой девушке. Стыда не было – я не хотела её в общепринятом смысле. Нуждалась в том, чтобы потеряться в ней, спрятаться в тщетушном, угловатом теле, свернуться клубочком и плакать, плакать…

Её пальцы были всюду, грудь касалась моей, губы обхватывали и сжимали, до сладкой боли. У меня не было сил, чтобы бороться – я и не помнила уже, почему должна. Чувствовала влагу от пота, она покрывала всё тело, пропитывала простыни. Чувствовала и другую, незнакомую, томительно-вязкую. Я терялась в ощущениях, и единственное, что удерживалось в моей голове, не поддаваясь тяге водоворота, в который меня заталкивала черноглазая, это приказ капитана. Молча. И я молчала, до крови закусив губу, сдерживая рвущиеся из груди постыдные стоны.

Так почему-то было правильно. Словно, пока они остаются беззвучными, мир не узнает, кем я стала.

А стала я маленьким прутиком, болтающимся на безумных волнах. Они захлёстывали меня, поглощали, и когда накрыли с головой, что-то ворвалось внутрь, раскололо водоворот болью, и руки черноглазой исчезли, сменившись шершавыми, твёрдыми. По виску скользнула капля пота, за ней – слеза.

Я молчала.

- Умница, - прошептал мне на ухо Джаспер Уитлок, глядя мимо, на черноглазую, в которой я могла укрыться от всего, кроме него.

Он задвигался, и я всё-таки утонула.

***

Ходить было тяжело. Не из-за ноющей боли между ног; её я почти не замечала – или, по крайней мере, старалась не замечать. Дело было в воспоминаниях.

Они атаковали меня исподтишка, когда я думала, что в безопасности, и позволяла себе выдохнуть. О медовом запахе, закутавшем меня в липкую паутину – я до сих пор ощущала его на своей коже. О мягких волосах, скользивших по щеке – я то и дело яростно растирала её, пытаясь отделаться от призрачных касаний. О горячем и пульсирующем, толкавшемся в меня, так больно и сладко одновременно – я сжимала ноги, но это только ухудшало положение.

С утра капитан окончательно лишил меня волос. Он сделал это сам, твёрдыми и быстрыми движениями; от его прикосновений щёки горели, и я готова была кричать на себя, бить прямо по румянцу, щипать и колотить, пока мои перетряхнутые ночной бурей чувства не придут в норму. Я должна была его ненавидеть, а вместо этого краснела, как перед суженым, и упорно отказывалась смотреть в глаза – белый и ярко-голубой. Сердце шептало, что он воспользовался мной, лишил чести, но разум окрестил это ложью. Я сама отдалась ему в обмен на защиту и кров, и если быть честной, мне очень повезло. От этих мыслей меня передёрнуло. Знала бы я, нежась в собственном имении, что вскоре буду считать везением...

Яростно вытирая и без того чистую палубу, я старалась смотреть только на свои руки. Вокруг сновали матросы, звучало множество непонятных слов, все говорили на своём, морском, языке, и, казалось, никому не было до меня дела.

Но я всё равно боялась смотреть им в глаза. Как будто один взгляд мог выдать меня с головой. Поэтому, когда рядом раздался хрипловатый голос, я сжалась в комочек, готовясь к худшему.

- Эй, парнишка, пить будешь?

Я замотала головой, хотя горло пересохло уже давно. В небе ярко светило солнце, тело молило хотя бы о капле жидкости. Продолжая смотреть вниз, я с трудом сглотнула.

- Да ладно тебе. Билли, так? Я Бесхвостый Чарли.

Передо мной возникла морщинистая рука с зажатой в ней фляжкой. Немного помедлив, я осторожно взялась за горлышко, готовая в любой момент отшатнуться, избегая удара. Я видела такие приёмчики и не собиралась больше на них попадаться.

Но узловатые пальцы разжались. Не веря в свою удачу, я сделала пару глотков. Затхлая и тёплая вода для меня была лучше, чем все святые источники, вместе взятые.

Вернув фляжку, я закусила губу и скосила глаза. Рядом со мной на корточках сидел пожилой матрос. Сложно было сказать, сколько ему лет – тёмно-коричневая от загара кожа была исчерчена морщинами, а карие глаза задорно блестели, как у подростка. Кудрявые волосы с проседью обрамляли лицо, и я не понимала, откуда взялось его прозвище. Шевелюра внушала уважение.

Словно прочитав мои мысли, он усмехнулся и повернулся ко мне затылком.

- Глянь, а. Отрубили, стоило из дома сбежать. Чер-р-рти, - добавил он, нарочито громко рыкнув.

Я заворожённо смотрела на его голову, где красовалось круглое пятно голой кожи. Она была неровной, ребристой, и я не сразу поняла, что это один большой шрам.

- Не растут, хоть ты тресни! - хохотнул он, снова разворачиваясь, и я осторожно кивнула, не зная, как реагировать. - А ты, я смотрю, парень хоть куда, Билли. Нам давно такого не хватало.

- Тащи свои старые кости на фор-марс, Бесхвостый! - закричал один из дюжих мужчин, окружавших меня, и я снова съёжилась.

Мой новый знакомый потрепал меня по голове, сминая серую вязаную шапочку, выданную капитаном, и поспешил к мачте. Я не хотела смотреть, но, краем глаза проследив за ним, не удержалась: развернулась всем телом и приоткрыла рот.

Немолодой уже Чарли с ловкостью обезьянки карабкался по канатам к одной из небольших площадок, находившихся так высоко, что у меня закружилась голова. Показалось, он посмотрел на меня и засмеялся, но он был так далеко, что я приняла это за плод моего воображения.

Убедить себя в этом, однако, не получилось: вновь вцепившись в почти высохшую тряпку я поняла, что улыбаюсь.

***

Вечер приближался стремительно. Только что солнце опаляло спину – и вот уже тени, сначала удлинившиеся, захватили весь мир. Стоя перед дверью в каюту, я раз за разом делала глубокие вдохи и не могла заставить себя войти. Зато это получилось у шепотков за спиной, в какой-то момент ставших невыносимо громкими.

Я проскользнула внутрь, пытаясь оставаться незаметной и надеясь, что не застану там капитана: проведя весь день, уткнувшись в палубу, я понятия не имела, где он. Но вместо тишины и блестящих чёрных глаз меня встретили тихие стоны.

Женские и мужские.

Шелестели одеяла – чарующе, незнакомо. Фигуры на кровати двигались будто в танце, и не было в нём ничего предосудительного.

Они были прекрасны.

Не верилось, что прошлой ночью я участвовала в этом таинстве. Длинные волосы Джаспера переплетались с короткими чёрными прядками, его руки были неотъемлемой частью бледной, покрытой мурашками кожи, её ноги обвивали мускулистые бёдра, словно лозы винограда на пути к солнцу. Наблюдать за ними казалось неправильным, я была лишней и уже взялась за ручку двери, когда меня опалил взгляд чёрных глаз.

Девушка, имени которой я до сих пор не знала, улыбнулась, её хрупкая рука взмыла в воздух, подзывая меня.

Словно кролик, попавший в сети удава, я на ватных ногах отошла от двери.

***

Ночи в каюте проходили, как в тумане. Оставались лишь яркие пятна: солоноватый вкус на языке; удивительно шелковистая кожа, прижатая к губам; то, как я давлюсь, задыхаюсь, но всё равно не хочу отпускать; тяжесть, неподъёмная, чуждая, прямо между ног, которая в одно мгновение становится невесомой, разлетается тысячей искр, опаляющих тело.

Джаспер Уитлок должен был разрушить меня. Ворвавшись внутрь, ураганом раскидать остатки Мари Каллен. В каком-то смысле он так и сделал, но на обломках меня прежней строилось что-то новое. Сначала невесомое, едва заметное, оно с каждым днём крепло. Я не знала, что было источником; хорошо, что отстутствие понимания не мешало мне становиться сильнее.

Дни текли разноцветной чередой. Я боялась бесконечных боёв, пальбы, смертей и крови, но на корабле было спокойно, лишь иногда по вечерам вспыхивали драки – короткие, как жизнь горящей спички. Капитана боялись, а он настаивал на дисциплине, и даже разгорячённые спиртным головы пиратов быстро остывали под тяжёлым взглядом Уитлока.

Я пока не видела причины этого страха; сама даже не заметила, как его имя перестало отдавать ядовитой горечью. Всё это к счастью, конечно, но болезненное любопытство то и дело пробиралось в мысли. Невольно я примеряла своё виденье Джаспера на головорезов, с которыми мы делили корабль, и не могла перестать удивляться.

В постели он не был ласков, но и не причинял боль, во всяком случае, намеренно. Со мной он был всё тем же – уставшим и задумчивым, каким я увидела его впервые. Я предлагала оплату, и он принимал её, без излишних эмоций. Торговец, а не пират. Пресыщенный мужчина, которого уже ничем не расшевелишь.

Наивная…

***

Экипаж уже привык ко мне, и никто не обращал внимания, когда я пробиралась в кубрик и слушала их разговоры. Первый раз меня притащил Чарли, и я просто-напросто побоялась сопротивляться ему. Но за матросами было так интересно наблюдать – пока они не начинали размахивать кулаками, конечно, - что я пристрастилась к этим посиделкам. В кубрике воняло застоявшейся водой, потом, портящимися продуктами и Бог знает, чем ещё, из дальнего угла доносилось блеянье коз, было душно и тесно, со всех сторон свисали гамаки, служившие матросам кроватями. В первый раз меня стошнило вскоре после того, как мы спустились, что было встречено добродушным гоготом и подначиваниями. После синяков, наставленных мне портовыми беспризорниками, это казалось раем.

Постепенно это стало традицией. Стоило солнцу зайти, я спускалась в кубрик, устраивалась на деревянных ступенях, поджимая пальцы босых ног, и внимала. Мне было не очень важно, что они обсуждали – сначала я просто вслушивалась в звук человеческих голосов. Да и зачастую сложно было понять, о чём шла речь: я знала едва ли половину слов из тех, что звучали в полутьме кубрика. Остальные были либо ругательствами, от которых у меня поначалу пылали уши, либо незнакомыми мне, но звучавшими так волшебно. Картердек, грот-марс, краспицы, даже собачьи дыры – описание мира моряков, который когда-то был так близок моему отцу. Узнавая значение каждого из них, я чувствовала себя ближе к нему и жалела, что слушала его недостаточно внимательно, когда он был на расстоянии вытянутой руки.

В тот вечер всё шло не так. Небо затянуло тучами, дул совсем не попутный ветер, матросы бегали туда-сюда, то и дело рыча, чтобы я не попадалась им под ноги. В конце концов я забилась в угол у капитанской каюты, пытаясь сделаться как можно меньше, как никогда отчётливо чувствуя себя чужой.

- Внутрь, - громовым раскатом раздался надо мной знакомый и одновременно чужой голос.

Я помедлила, и тут же была за это наказана – ворот рубашки сгребла рука капитана, и вот я уже задыхалась, тщетно дёргаясь в его хватке. Дверь каюты распахнулась, и я залетела в неё, брошенная небрежно, как мешок с сеном. Следом прилетел пистолет.

- Охраняй, - прорычал Джаспер, чей слепой глаз смотрел ещё яростнее здорового, и захлопнул дверь.

В каюте было тихо. Она всегда казалась отрезанной от мира, словно окажись ты внутри – и происходящее снаружи перестанет иметь значение. Я тяжело дышала и кашляла, ощупывая горло. Копчик, которым я стукнулась об пол, нестерпимо болел.

- Он не такой, - прошептала черноглазая, имени которой я до сих пор не знала.

Нелепо, если подумать.

Мне нечего было ей сказать. Я не знала, какой он, не знала, какая она, и не имела права спрашивать. Проведя на борту больше трёх недель, я до сих пор пребывала в ступоре, закрученная течением местной жизни. Черноглазая толком не разговаривала со мной, матросы не замечали, капитан умудрялся оставаться равнодушным, даже оказываясь глубоко внутри, где он был первым и единственным. Один Чарли, казалось, обращал на меня внимание, но вдруг этого стало недостаточно.

“Глупо, глупо, глупо”, - шептала я себе под нос, вытирая неуместные слёзы. Обхватила рукоятку пистолета и шмыгнула носом, наставив его на дверь.

Припозднившиеся обиды отошли на второй план, когда на меня обрушились крики и выстрелы, зазвучавшие снаружи. Там шёл бой – не безобидное развлечение подвыпивших матросов, а настоящая битва. В стену ударилось что-то тяжёлое, и я постаралась не задумываться о том, что это было. Вскоре загремели пушки, пол под нами сотрясался, в окошко бились волны. Паникуя, я чувствовала, что корабль тонет, и так хотелось выскочить наружу, узнать, что происходит, попытаться сделать хоть что-то, но за мной наблюдали чёрные глаза, а в голове шипел, жалил голос капитана.

Охраняй.

Как я могла ослушаться?

В стенку бились ещё не раз, дверь неоднократно пытались выломать, но она держалась, лучше меня охраняя наш маленький мирок. Это длилось бесконечно. Сжимая пистолет во влажных ладонях, я была уверена, что готова ко всему.

А потом дверь упала, слетев с петель. Медленно, как в страшном сне, в каюту ворвался мужчина. Я не запомнила его лица; не запомнила цвета кожи и одежды. Он весь был в крови, огромный, ужасный, опасный; воплощение всего, что угрожало мне в этом мире. Его взгляд впился в моё лицо, и он расхохотался, раскидывая руки.

- Стреляй, малец, - заорал он, перекричав даже невыносимый шум битвы. - Стреляй, чертей тебе в глотку!

Я не смогла.

Беспомощно смотрела, как он, расхохотавшись, прыгнул вперёд и откинул одеяла, словно наверняка зная, что спрятано под ними. Рука, больше похожая на волосатую медвежью лапу, сомкнулась на тонком предплечье черноглазой, и мне показалось, оно тут же переломится, как тростинка, но вместо этого раздался крик. Дикий, безумный вопль, словно тысячи баньши спустились на корабль, предвещая скорую смерть.

Кричала черноглазая. На секунду схвативший её мужчина опешил, но такого не испугать криком – они привыкли слышать их ежедневно, ежечасно. Они питались ими, росли, наполняясь чужой болью и страхом.

Я должна была выстрелить. Палец дрожал на курке, стоявший передо мною громила был не человеком - монстром, грозившим хрупкой девушке, которая была со мной нежной, которая не заслуживала такого.

Слёзы и пот обжигали лицо. Я не могла.

Хорошо, что Джасперу Уитлоку были чужды сомнения.

Он вихрем ворвался в каюту, глаза его пылали ненавистью, левая рука безжизненно болталась, выбитая из плеча, но он этого словно не замечал. На мгновение замер, вперив взгляд в пальцы, обвивавшие запястье черноглазой, и выдохнул: “Элис”.

Это быстро прошло. Сверкнул нож, и громила, только что казавшийся таким страшным, рухнул на пол. Секунда – и он лишился запястья. Вторая – и кусок его штанов со стуком упал на пол, вместе с окровавленными чреслами.

Я застыла, в ужасе глядя, как капитан, какие-то часы назад не вызывавший во мне страха, разделывал на части мужчину, в которого у меня не хватило духу выстрелить. Это казалось сном. Брызги крови повсюду, на стенах и кровати; часть плеснула прямо мне в лицо, забила ноздри ржавчиной, но я боялась привлечь к себе внимание, и поэтому сидела, не шевелясь, стараясь не замечать, как она капает на ноги и грудь. Куски мяса катались по полу, задевая мои босые ноги – прикосновения, которые не получится смыть самой жёсткой мочалкой.

Черноглазая всхлипывала, с головой накрывшись одеялом. И вдруг издала вопль – уже не такой отчаянный, приглушённый, но всё равно страшный, пробирающий до костей. Выкинув нож, капитан бросился к ней и сжал в объятиях, прямо через покрывала.

- Ты, - прошипел он, хлеща меня своим взглядом. В нём больше не было равнодушия – я отдала бы что угодно, чтобы его вернуть. - Ты! В трюм, крыса.

Выронив пистолет, я попыталась встать, но упала – ноги отказывались слушаться, как я отказалась слушаться приказа Джаспера Уитлока.

- В трюм, - рявкнул он.

Поскальзываясь на залитом кровью полу, я поползла к двери.

Снаружи стало тише. Тут и там ещё дрались люди – я не видела, кто из них свой, кто чужой, да и были ли для меня “свои”? Сердце колотилось где-то в горле, мешая дышать. Ноздри забились кровью, она была повсюду, пропитывала рубашку, кожу, плоть и кости. Я погружалась в панику всё глубже, мир вокруг тонул в чёрных точках.

Я не помнила, как добралась до трюма. Там, на самой нижней палубе, воняло тухлятиной, пол скрывала вода, яростно плещущаяся о ступени лестницы.

- Сюда, Билли! - крикнул мне кто-то, и я пошла. - Помогай, - рявкнул тот же голос.

Подняв тяжёлые веки, я увидела перед собой насос и схватилась за ручку. Нажимала на неё со всей силы, но всё без толку.

- Сильнее, - прорычали сзади. - Сильнее, ублюдок!

Стиснув зубы, я навалилась на металл всем телом, и тот неохотно поддался.

- Вот так! Давай!

Ноги, погружённые в ледяную воду, вскоре начало ломить, руки сами разжимались, выпуская насос, но я стискивала зубы и продолжала.

- Давайте, трюмные крысы! Раз! Раз! Раз!

Я послушно надавила, только уставшие ладони соскользнули. Вновь всё замедлилось, я успела разглядеть каждую выбоинку на приближавшемся металле, а потом лицо взорвалось болью, и вода оказалась всюду.

Успела подумать: “Зато кровь смоется”, - и засмеялась, с облегчением впуская в себя ледяную влагу.

А потом была пустота.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/41-36977-2
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Aelitka (01.03.2018)
Просмотров: 545 | Комментарии: 20


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 20
0
19 Саня-Босаня   (03.03.2018 14:12)
А кстати, такой образ жесткого Джаспера мне понравился - воспринимается очень цельно, без всяких сюсюканий и даже где-то безэмоционально. Такой и должен быть главарем пиратов: способным и девчонку, зная, что она принадлежит знатному роду, без колебаний лишить невинности в первую же ночь. Как и разделать на куски врага, посягнувшего на его собственность.
Ну а Мари в страшном мире познает его суровую реальность без прикрас. Интересно, что ей еще приготовила судьба на закуску? wacko wink
Aelitka, благодарю за новую, без задержек выложенную главу!))

0
17 terica   (02.03.2018 20:24)
Цитата Текст статьи ()
Равнодушный взгляд обжёг меня, словно удар плети. - Днём будешь драить палубу, молча. Ночью будешь делать то, что я говорю. - Он прищурился, и его лицо исказилось, стало нечеловеческим, страшным.

Капитан Уитлок взял Мари на свой корабль... Что она могла предположить после его слов..., только то, что станет шлюхой кровожадного пирата...
У Джаспера была любовница Элис, вполне мог бы не трогать Мари, или он посчитал, что "долг платежом красен", а взять с нее кроме секса было нечего.
Мари не выполнила приказ Уитлока - не так - то просто первый раз убить человека, за что и была наказана... А Элис он не мог дать оружие для самозащиты...., или она так больна, что не может постоять за себя?
Большое спасибо за потрясающее продолжение.

0
18 Aelitka   (02.03.2018 22:22)
Джаспер взял Мари не просто так, об этом будет чуть позже smile Хотя и взять с неё, вне всяких сомнений, больше было нечего...
Элис, к сожалению, вообще мало на что способна sad
Спасибо вам огромное, что читаете и комментируете! happy

0
8 Svetlana♥Z   (02.03.2018 01:44)
Никто и не надеялся на розовые сопли. Но как-то странно то, что делает Уитлок с дочерью известного ему капитана. Кроме того, что он ожидал от "барышни с пистолетом", что она хладнокровно убьёт человека в свои 16-17 лет? А он уверен, что хотя бы теоретически, девушка знает, как "эта штука" стреляет? Непонятно, почему он обозвал Мари крысой и отправил в трюм. Вот теперь и будет выгребать перед командой. Мокрая одежда прилипает к телу и матросы быстро сообразят, что это не мальчик, а девочка... surprised wink

+1
9 Aelitka   (02.03.2018 15:17)
Почему "известного ему капитана"? Отец Мари был связан с морем довольно плотно, но главным его занятием всё-таки была торговля wink
Насчёт того, чего он ждал от барышни - его застали врасплох нападением, и он надеялся, что та сделает хоть что-то в случае опасности, как минимум выстрелит в воздух или закричит, зовя его. Переоценил Мари, считая, что на курок она нажать сможет и как минимум сработает для него сиреной) Не смогла.
Крыса - это отсылка к морскому слэнгу, там матросов, работавших на откачку воды с нижней палубы, звали трюмными крысами smile Так совпало wink
Насчёт же мокрой одежды тут Джаспер не просчитался, во-первых, Мари очень худенькая, и грудь там не то чтобы впечатляющая, а во-вторых, множество моряков в то время носили плотные вязаные жилетки поверх просторных рубашек. Подозреваю, жилетка Мари ей не в обтяг )) В ином случае их секрет уже давным-давно бы раскрылся, на протяжение всего плавания сухим остаться мало шансов: то буря, то дождь, сами понимаете.
Спасибо огромное за размышления и внимание к мелочам! Это греет авторское сердце Надеюсь, получилось развеять сомнения в профпригодности капитана Уитлока happy

0
20 Svetlana♥Z   (03.03.2018 23:09)
Спасибо, Ваш ответ мне многое прояснил!) wink

0
7 Al_Luck   (02.03.2018 01:18)
Вот это глава! Непонятно, зачем Джасперу Мари, если он любит Элис. Похоже, не впервые они практиковали подобное с кем-нибудь. Бедная девочка! Мне кажется, Чарли ее спасет.

0
10 Aelitka   (02.03.2018 15:19)
Чарли точно не останется в стороне, он простой парень, и Билли ему по нраву =)
У Джаспера есть свои мотивы, надеюсь, удастся их правильно показать в следующих главах. Но Мари не первая, это точно))
Спасибо вам огромное за комментарий! Очень рада вас видеть happy

0
6 Svetlana♥Z   (02.03.2018 00:49)
Спасибо за продолжение! happy wink

0
11 Aelitka   (02.03.2018 15:19)
Это вам спасибо, что не забываете!

0
5 tess79   (01.03.2018 19:43)
ух сколько же тут ВСЕГО!!!! happy Глава насыщенная событиями, эмоциями, чувствами... и пусть мир еще жесток и мрачен, но я таки вижу в нем светлый луч. Спасибо Аленушка!!! happy happy happy

0
12 Aelitka   (02.03.2018 15:20)
Да, Танюш, Мари в прямом и переносном смысле достигла дна biggrin Дальше, получается, либо ползти вдоль, либо уже наверх wink
Спасибо тебе за эмоции! happy

0
4 prokofieva   (01.03.2018 18:23)
Беспросветная тьма . И не известно настанет ли рассвет .
Спасибо за главу .

0
13 Aelitka   (02.03.2018 15:21)
Перспективы у Мари пока и правда неважные. Но девочка тот ещё борец, она постарается справиться.
Спасибо вам за прочтение и комментарий!

0
3 marykmv   (01.03.2018 17:33)
Девочка пытается выжить.. любой ценой. Мои ожидания насчет капитана не подтвердились. Но стоило ли ждать милосердия от кого-либо, если ее ожидания обманул любимый... Мари становится только сильнее от пережитого. А Джаспер должен сдержать слово и отпустить ее, когда придет время.

0
14 Aelitka   (02.03.2018 15:23)
Полагаю, только после этого случая Мари удастся окончательно понять, что ей нельзя расслабляться - в слишком сложном положении она оказалась. Милосердия ждать не стоит, а вот использовать ту толику спокойствия, которую ей обеспечивал Джаспер, стоило по-полной. Остаётся надеяться, что она сможет как-то искупить свою ошибку.
Джаспера, конечно, никто за язык не тянул, и он человек слова, хоть и бандюган happy Другое дело - неизвестно, когда это произойдёт и как.
Спасибо вам за комментарии! happy

0
2 робокашка   (01.03.2018 17:08)
жестокое попадалово в жестокую реальность sad

0
15 Aelitka   (02.03.2018 15:24)
точнее не скажешь ( никому не посоветуешь ТАК взрослеть.
спасибо вам, что читаете и делитесь своими мыслями!

0
1 NJUSHECHKA   (01.03.2018 16:15)
Спасибо

0
16 Aelitka   (02.03.2018 15:24)
Это вам спасибо за прочтение =)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]