Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1668]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2516]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [21]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4755]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2389]
Все люди [15071]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14252]
Альтернатива [8973]
СЛЭШ и НЦ [8839]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4345]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (10.18-11.18)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

На пороге ночи
Тихой и спокойной жизни пришёл конец. Белла теряет своего горячо любимого мужа Эммета от руки неизвестного убийцы. Может ли прошлая жизнь оказаться всего лишь обманом? На пороге её дома появляется брат её мужа, Эдвард. Но тот ли он, за кого себя выдаёт...

Первый поцелуй
Встреча первой любви через пятнадцать лет.

Рождественский Джаспер
Юная Элис Брендон отчаянно мечтает об особом подарке и просит у Санты исполнить ее самое заветное желание. Но у озорного старика совсем иные представления о мечте девочки…

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8450
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Mr. President. Глава 35.1. Без него

2019-2-19
18
0
Soundtrack: Kamelot - Abandoned

Белла

Какая я бы радостная не ходила по квартире самого президента Америки, но стоило мне остаться наедине с самой собой, как мое настроение резко поменялось.
Оно изменилось в прямо противоположную сторону, на все возможные градусы, и обратно отозвалось «великой печалью в сердце». На меня напала жуткая тоска, грусть, я стала рыдать как новорожденное дитя, не останавливаясь. Просто так. На ровном месте. Неизвестно почему. Ну, наверное, когда почистила картошку и хотела зажарить ее, как и люблю – до черноты, но и от нее в итоге стошнило. Вот поэтому разрыдалась – от обиды, что так раньше любила ее, а теперь и она вся вылетела из меня. А еще рыдала из-за отсутствия в квартире апельсинов и мяса. Подумала, подумала да и заказала пять ящиков этого ненормального фрукта домой. Вдруг поможет от истерики? Не помогло.
Только рыдать стала сильнее. И на следующий день я тоже зарыдалась.
И не забыла я про все следующие рабочие дни. О, в эти дни на работе рыдала особенно прекрасно, и всю неделю меня заливало слезами конкретно, от души и откровенно. А потом пришло редкое в моей жизни ощущение неудачницы и чувство жалости к себе. Я корила саму себя, что ничего в жизни не добилась, как Каллен, не сделала важного, как Эдвард, ничего не поняла и вообще – не вершу судьбы мира как президент. А вдобавок я еще и поправилась аж на семь килограмм. Боже. А когда подписала всю важную документацию в Белом доме, когда зарегистрировали меня в ином статусе, вот тогда нервная система пришла в норму. Вернее, запас слез закончился, неудачница испарилась, но затем напал необъяснимый гнев, раздражительность и желание кому-нибудь набить морду. Хорошо понимаю президента, который держит дома грушу. Нужно брать с него пример.
И именно президента и хотелось отодрать за всё хорошее и за то, что в очередной раз он оказался прав. Ненавижу. Я это просто ненавижу. Ненавижу, когда Каллен прав, когда он, ненормальный доктор, оказывается прав, и последнее слово всегда остается за ним.
А все потому, что я еще ненавижу и то состояние, когда стремишься к цели, рвешься к ней, идешь напролом, и, когда ты ее добиваешься или, в моем случае, тебе, если так можно выразиться, весело сообщают обо всем, что ты так хотела услышать, то после жуткого рассказа о прошлом запал тут же пропадает. Ты словно к ней и не стремился. Ты будто закрыл дверь, вышел из пройденного квеста и зашел в следующую комнату, чтобы начать всё заново. И тебе мало. Тебе хочется еще! Нужны еще загадки, нужны еще тайны, заговоры. Я хочу еще до чего-нибудь докопаться, что-то прояснить, узнать, вытянуть на чистую воду. Хочу. Хочу! Да куда там! У меня началась самая настоящая ломка по тайнам. Захотелось что-то разведать, кому-то залезть в мозг и вывернуть всю его жизнь наружу и разобраться в его мотивах поведения. И из-за того, что Каллен показал мои глубинные желания, я его ненавижу. Просто ненавижу! Браво, Каллен! Ты показал мне самую мою настоящую сущность. Я, оказывается, обожаю разгадывать тайны и места себе не нахожу без них.
А я, глупая, раньше до этого не догадывалась.
В очередной новый рабочий день я специально вышла из дома на час раньше. Я захотела посидеть на лавочке в своем любимом парке и понаблюдать за первыми встречными людьми, так как без исследования жизнь вообще стала терять смысл.
С ума сойти, как я заговорила!
Вот идет простой мужчина в черном пальто. Обычная походка, обычная одежда, обычное выражение глаз. Какой-то он идиот, честно. Не вызывает доверия. Наверняка, изменяет жене и идет от своей любовницы, с которой весело провел ночь. Вот гламурная куколка, фотографирующаяся с утра пораньше на фоне заката. Она дальше своего телефона не видит. А если взглянуть на нее под другим углом, то настырная, взгляд решительный, да, добьется многого в своей жизни. Но какой ценой? Своим телом? Или весело скачущий ребёнок в очках и с большим ранцем и умным взглядом. Кормит уточек и наверняка думает, как сделать приятное родителям в угоду своим интересам.
Что-то скучно. Мне все утро встречались скучные люди, вернее, стандартные жизни, стандартные сценарии на лицах без особой изюминки и тайны внутри.
Я переключилась даже на пенсионеров, чтобы, если возможно, увидеть в них немного мудрости и опыта. Посмотрев, как они с утра пораньше танцевали как маленькие дети, поняла, что не там ищу. Здесь все просто.
Стоя перед главным входом в Белый дом, я оценивала свои свежие ощущения. Теперь я уже не простой работник. Я работник с новыми полномочиями. И эти полномочия придавали мне азарта. Когда уйду к Каллену, я определенно буду скучать по Белому дому, где так круто поменялась моя жизнь.
Сегодня, наконец, в Белый дом из командировок по стране возвращаются Первая леди и вице-президент. После долго разговора с Эдвардом с Таней и Эмметом я не виделась, и встретиться с ними хотелось, и хотелось сильно, и особенно с Таней.
Увидев в коридоре Эммета, я кинулась ему на шею и крепко обняла.
– Прости, – между всхлипами говорила я, – прости, прости. Ты так старался меня защитить, так старался, а я не знала. Прости…
– Вот именно, что не знала, сестренка. Все позади, – утешал он меня, гладя по спине.
– Как вы такое пережили…
– Всё в прошлом. Забудь. Поздравляю тебя со вступлением к нам, - тихо произнес он.
Я молча кивнула и, не дав Эммету увидеть мое заплаканное лицо, помчалась к кабинету Первой леди. Дверь была открыта, но я не торопилась входить. Прислонилась к косяку двери и немного понаблюдала за женой президента.
Элегантная, статная блондинка голубой крови в бежевом платье сидела за столом с гордой осанкой и просматривала бумаги, иногда заглядывая в телефон. Беременность ей очень шла. Очертания тела стали женственными, а на щеках появился румянец. На лице Первой леди не отражалось никакого горя, ни паники, ни печали. Когда-то я завидовала ей, мечтала находиться на ее месте, да и просто хотела отодвинуть ее в сторону, чтобы заполучить Эдварда себе. Но если бы я только знала о ее прошлом…
Во мне мгновенно заговорила совесть. По-моему, сволочью во всей ситуации оказалась именно я.
Я зашла в кабинет.
– Привет, Изабелла, как дела? – улыбнулась она мне своей теплой, очаровательной улыбкой. - Поздравляю тебя со вступлением к нам, – сказала она так же тихо, как и Эммет.
Я знала значение этой фразы, поэтому молча кивнула.
Что говорить ей? Как начать разговор, и нужно ли? Ответа никакого не пришло.
Я молча подошла к ней и приобняла сбоку, чтобы не затрагивать живот.
– Прости, – почувствовала я потребность извиниться перед ней.
– За что?
– Просто прости.
Я снова разрыдалась, но в этот раз рыдала тихо, несильно, никак не показывая своих чувств. Возможно, с этими чертовыми бесконечными слезами пришло мое освобождение, и мне стало легче.
Легче стало и Тане.
– Спасибо, – погладила она меня по спине. – Молчание меня лечит.
Кажется, у меня появился новый друг, которого можно понимать молча.

***

Моим странным вкусам в столовой правительства страны удивляться перестали. Только Свон могла с великим наслаждением заедать мясо тортом, и только Свон могла подчистую съесть все апельсины на кухне. Как еще не высыпала аллергия на моем теле от цитрусовых, непонятно. Даже Кетени забила тревогу и посоветовала сходить к врачу, о котором с этими ненормальными тайнами и загадками я забыла напрочь.
Решительно встав из-за стола своего кабинета, я отправилась в медицинское крыло для выяснения всей правды, как, проходя мимо кабинета президента, услышала звонкий женский голос.
Я и за милю отсюда узнаю, кому он принадлежит.
Открыв дверь, я увидела совершенно удивительную и неподражаемую картину: медовая, солнечная блондинка с уникальным запахом индийских благовоний повисла на шее президента и рассказывала странный анекдот из жизни политиков, весело хохоча, и сам политик при этом смеялся вовсе не тихо.
Значит, так называется это дерьмовое чувство, разъедающее грудь, при виде любимого мужчины с другой женщиной? Ревность?
Только этого нахватало!
– Изабелла! – вскинула руки вверх этот жизнерадостный светящийся лучик. – Я так рада тебя видеть!
– Жасмин, – вяло поздоровалась я и обняла ее.
– О, Белла, ты поправилась. Что с тобой?
– Со мной все прекрасно, – сухо ответила я, буровя взглядом Каллена, словно застукала его на месте преступления.
– Так, Эдвард, мой любимый, ты говорил об этом, – с нажим произнесла она последнее слово, – Изабелле? Или как всегда забыл обо мне? Признавайся!
– О чем он говорил? – насторожилась я. – О том, что вы любовники?
Хохот этих двух ненормальных заполнил Овальный кабинет, я почувствовала себя не в своей тарелке и хотела уйти, как Жасмин меня остановила, обняв.
– Подожди, Изабелла, зачем ты делаешь такие поспешные выводы? Он – мой двоюродный брат, - заговорила она едва слышно на ухо, а на столе президента я заметила знакомые приборы с красными огоньками.
– Кто-кто? – во всего глаза вытаращилась я на Эдварда.
– Без имен, – притянула она к себе ближе и заговорила настолько тихо, что пришлось сильно напрячь слух. – Как ты знаешь, у его матери была сестра, у нее родилась двойня – мальчик и девочка. Но когда кое-кто готовил его к операции, всех устраняли. Но меня оставили, так как я согласилась на сотрудничество. И вот я здесь. Я работала раньше на того чудака, но теперь почти свободна.
– Я же говорил, что полностью забыл то место, поэтому даже и не вспомнил о ней, – также тихо произнес Каллен, указав пальцем на Жасмин.
– Козел ты, Каллен! Как ты мог забыть обо мне! – возмущалась Жасмин.
– М-да, – почесала я лоб. – Час от чесу не легче.
– Кстати, я очень рада за вас, Белла. Он достойный для тебя кандидат, и держалась ты все это время просто превосходно.
– В смысле?
– О, дорогая моя, не нужно быть особо умной, чтобы понять, о ком ты говорила в нашей беседе на острове. О моем любимом братике, конечно. И с точки зрения психологии ты его очень хорошо описала. Таким спокойствием из всех встреченных мне людей обладает только он.
От появившейся злости я чуть не стукнула по столу кулаком.
Это как понимать вообще?
– И ты тактично об этом промолчала?
– Да. Не переживай, о том разговоре не знает никто.
– О каком разговоре? – встрял в наш разговор президент.
– О нашем, Эдвард, и пошел ты к черту, не собираюсь я тебе ничего рассказывать, это сугубо личное.
– Так всегда. Посылают меня куда подальше. Надеюсь, о моем достоинстве никто не говорил?
– Ну и пошляк ты, Эдвард. Нет, об этом мы не говорили. Изабелла очень хорошо воспитана. Я лишь помогала Изабелле понять себя и свои чувства к тебе.
– Отлично, – весело отозвался президент, явный довольный разговором и моим жутким смущением и непониманием.
– А почему я тогда поддалась твоему гипнозу, а Эдварда – нет? – хотела я уточнить этот момент, раз Жасмин появилась здесь.
– Красавица моя, ты пребывала в полном расслаблении, доверилась мне и дала разрешение на вторжение в твою ауру и сознание. А Эдварду ты не давала ничего или жутко нервничала, и у тебя сработала защитная реакция.
– Где ты такому обучалась?
– Мы с Эдвардом окончили один и тот же вуз. Я, естественно, позже него.
– Угу, – промычала я.
– Так, я пошла играть со своими племянниками. Изабелла, твои же мальчики тоже здесь?
– Как всегда.
– Здорово. – Жасмин взяла меня за руку и повела на выход.
Зачем я приходила к Эдварду, конечно же, забыла. По-моему, я совсем к нему не собиралась, а шла в другое место. Но в какое?
Стоило двери Овального кабинета закрыться, как Жасмина ошарашила меня самым шокирующим, внезапным, неожиданным и страшным вопросом:
– Ты часом не беременна, Белла? Ты бледная, очень поправилась и пребываешь в еще большей задумчивости. Купи уже тест и проверь, а то, чую, ты даже и не думала о нем в свете последних событий.
Цензура, цензура и еще раз цензура!
Солнечный лучик чмокнул меня в щеку, пожелал хорошего дня и с веселым смехом упорхнул к президентским детям.
Я же принялась за свое самое главное спасение – йогу. Но и она мало помогла. Мне стало реально нездоровиться, и началась такая рвота, которую я не видела с родов.
Может, я снова беременна? Но как? От кого? От Каллена?
В смысле от кого и как? Изабелла, не тупи!
После работы я как ненормальная побежала в аптеку за тестами и принялась ждать утра и результата. Хотя зачем ждать? Первые десять штук я использовала сразу же, как влетела в квартиру.

***

Середина апреля – самый разгар весны в Вашингтоне. Если в начале месяца кружил мелкий снежок, то теперь погода резко пошла в плюс. Сейчас в столице Америки официальные выходные, большинство людей не работают, спят, отдыхают. На улице в такую рань никого. Только редкие спортсмены стараются поддерживать себя в форме и не пропускать занятия. Пожалуй, такой город мне нравится: тихий, нелюдимый, и меня никто не видит. По своему графику я работаю. Бреду по пустынным улочкам. За мной на машине медленно плетется мой водитель: так мы с ним делали всегда, когда я хотела подышать свежим воздухом и не торопиться на работу.
И сейчас я точно не хотела идти туда и всячески отсрочивала этот момент.
Я мечтала прикинуться невидимкой, чтобы обо мне забыли и не вспоминали, так как, какой будет выход из такой ситуации, я и представить не могла. Водитель как всегда пожелал мне хорошего рабочего дня, и я с опаской и с очень странным чувством посмотрела на Белый дом.
Как бы назвать это странное ощущение?
Вообще много чести этому Белому дому: то так посмотрю на него, то этак, то с другой стороны, и каждый раз прихожу сюда и гляжу на него, будто вижу впервые. Никогда бы не додумалась, что всего одно здание может вызывать такой эмоциональный калейдоскоп.
Охранник слишком долго, как мне казалось, проверял меня и мои вещи, слишком долго я шла по коридору, еще дольше рассматривала портреты президентов и их семей.
Для чего это они мне нужны? Вот для чего? Что я буду с ними делать? Не на что другое посмотреть нельзя?
Странное тихое утро.
Все движения как в замедленной съемке, и время идет слишком медленно.
Вот я вешаю свою сумочку на стул, снимаю верхнюю одежду, вешаю ее в шкаф, делаю чай. Кушаю любимую клубничную конфетку, и меня вновь тошнит. Не лезут в меня эти конфеты.
Я пошла в столовую и взяла на завтрак мясное рагу и апельсин – единственная пища, от которой меня не воротило. Эх, была-не была, взяла себе еще пару гамбургеров.
Не успев вернуться на свое место, я вновь побежала в туалет вместе с гамбургерами, где неожиданно наткнулась на Розали.
– Не спрашивай, пожалуйста, в чем дело, – сразу предостерегла я девушку, вручив ей свой мясной завтрак. – Я вчера съела молоко с рыбой, и меня мутит, – состроила я легенду, но прекрасно знала, в чем дело.
– У сестер Денали научилась этому гениальному комплекту? – усмехнулась она. – Нужно выпить что-нибудь для промывки желудка, – бодро сообщила мне Розали и терпеливо ждала, пока я сделаю все свои дела. – Ты могла бы остаться дома, раз пошло такое несварение.
– Да, точно, – согласилась я. – Обязательно сделаю.
Я с недоверием посмотрела на удаляющуюся по коридору Розали и медленно пошла в свой кабинет.
И снова замедленная съемка.
На сей раз я слишком долго ела гамбургер. Слишком долго, да так долго, что чуть не подавилась, услышав над собой истерический возглас:
– Изабелла, мне нужна помощь! – взмолилась Кетени, смотря на меня щенячьими глазками. – Тьма документов, я их сама не отнесу.
– Пошли, – взяла я половину нашего вчерашнего труда. По-моему, Кетени только за этим и обращается ко мне, к другим девушкам подойти боится.
Я оставила недоеденный двойной бургер на столе, и мы вместе с моей коллегой с нереальной кипой бумаг пошли в кабинет к президенту. По дороге к нам присоединился Джаспер.
– Не знала, что ты кушаешь гамбургеры, – заметила Кетени.
– Я очень голодная, – призналась я. – Джаспер, а ты ешь гамбургеры? Они такие вкусные сегодня.
– Нет. Я не ем мясо, – строго ответил Джас. – Белла, ты не должна употреблять выпечку. Зачем ты её ешь?
– Хочу, – просто ответила я. – И почему ее готовят тогда здесь? – задала я риторический вопрос.
Мы зашли в кабинет.
– Утро доброе, мистер президент! – стандартная фраза всех работников.
– Эдвард. Меня зовут Эдвард, – как всегда стандартно отвечал президент. – Джаспер, я скоро введу нормальное обращение ко мне на уровне закона! К чему эти формальности?
– Как скажете, мистер президент, – с издевкой ответил Джаспер. – Вы грозитесь это сделать восьмой год подряд, но не делаете. Такого приказа не может быть.
Стоило глянуть на Эдварда, как к горлу подкатил очередной ком. Нет, конечно, не от Эдварда, просто…
– Белли, – строго зыркнул на меня Джаспер, – тебе плохо?
– Мне плохо? Разве? – чуть громче, чем нужно, удивилась я. – Я отравилась, – выдаю свою легенду. А что? Только им можно придумывать истории?
– Сходи к врачу, Белла, в чем проблема? – не отрываясь от бумаг, посоветовал президент.
– Да-да, разумеется, сейчас схожу, попрошу что-нибудь для желудка. Это все несвежее молоко.
Это были мои последние слова, после которых я пулей понеслась в уборную.
Прекрасно, просто прекрасно.
Нужно взять отпуск, уехать на необитаемый остров, уничтожить все свои документы и остаться на островке суши навсегда одной. Миллион тупых мыслей раз за разом проносился, когда вновь и вновь смотрела на своего родного белого друга. Но на этот раз я даже не дошла до рабочего места. Мне стало настолько плохо, что я осела по стенке в коридоре, не заметив Розали.
– Белла, а ну-ка иди сюда. – Как в бреду я услышала голос подруги, затем почувствовала ее руку и вскоре лежала на диване в неизвестном кабинете.
– Ой, Рози, спасибо. – Открыв глаза, я встретилась с заинтересованным взглядом Роуз. – Где мы?
– В моем кабинете.
– У тебя есть кабинет?
– Н-да, – покачала головой Розали. – Я занимаю должность руководителя по стратегическим коммуникациям, Белла. Если что, в моем кабинете есть уборная.
– А зачем ты ходила в общественную?
– В моей шла уборка, но сейчас она закончилась. Значит, так. – Розали включила властный тон. – Это не отравление, верно?
– Верно, – согласилась я, совсем не шевелясь, иначе меня снова ждет туалет.
– Я позову Эдварда.
– Нет! – закричала я. – Не надо!
Розали понимающе улыбнулась.
– Выпей вот это. – Она протянула мне закрытый большой зеленый стакан с желтой трубочкой.
– Что это?
– Выпей. Станет лучше.
Я села и глотнула розовую жидкость. На вкус она оказалась соком с приятным мятным ароматом.
– М-м, очень вкусно, а что это?
– Специально разработанный микс фруктов и трав для восполнения витаминов в организме.
– Отлично. – Снова и снова я делала глотки. А от такого напитка как-то сразу стало хорошо.
– Для беременных, – уточнила Розали, – и кормящих матерей.
– Оу-у, – вылетело из меня глупое слово, а следом еще глупее: – Прикольно.
– И в чем же дело, Белла? Не хочешь признаться? – поиграла Роуз бровками, усаживаясь на диван напротив.
Вот черт. Меня прижали к стенке. Или все же есть способ отвертеться?
– Роуз…
– Если не хочешь, не говори. Но лучше сказать. Нам будет всем лучше.
– Э-э-э… – Я выпила всю кружку, поздно осознавая, что Роуз ничего не останется.
Я виновато посмотрела на нее.
– У меня таких много, не переживай, – поспешила она меня успокоить. – Итак, Белла, последний раз спрашиваю: не поделишься настоящей причиной твоего недомогания? Уж прости, но рыба с молоком на оправдание никак не тянет.
Видимо, скрыться и спрятаться мне точно не удастся. Я не видела больше причин придумывать оправдания.
Я встала с дивана и подошла к окну, чтобы подышать свежим воздухом.
Глубоко вздохнув, я произнесла:
– Похоже, я беременна, Роуз.
– Что?! – ахнула она.
– Что? – к голосу Розали вдобавок я услышала голос Эдварда.
Твою же мать! Откуда он взялся? Зачем он здесь? Как он услышал?!
– И как давно? – Розали аж вскочила с дивана, а Эдвард хлопнул дверью, закрывая ее на ключ.
Чёрт! Чёрт! Чёрт! Что говорить? Что говорить? Что говорить? Помогите кто-нибудь!
Меня охватила нешуточная паника, нервозность и жуткий страх.
– О-ох… – невесело выдохнула я и облокотилась на подоконник.
Не так я себе представляла этот разговор, совершенно не так. И тем более не думала сообщать об этом Эдварду. Думала, сообщить позже, но явно не сейчас и не здесь.
Я ошарашенно смотрела на Розали и Эдварда, судорожно мечтая провалиться от этих горящих и испытующих глаз, исчезнуть и стереть себе память. К черту всё!
Более тупого положения и представить невозможно.
Я не нашла ничего лучше, как придумать очередной приступ рвоты и что есть мочи помчаться в туалет, выигрывая для себя пару минут для размышления.
– Жесть, вот теперь точно жесть. – Я разглядывала себя в зеркале. – Это невероятно, вашу мать!
И никакие пистолеты и шпионские разборки мне нипочем. Да пошли оно всё к черту!
У меня ситуация куда сложнее. Я реально в западне и в самой жуткой тупиковой ситуации, какую только можно придумать, такую и в кошмарном сне не представишь.
Я умылась холодной водой.
Так, нужно успокоиться и не накручивать себе лишнего. Мысленные терзания, конечно, никуда не денутся, но теперь мне следует думать о другом – о новой маленькой жизни внутри меня, а не о жутком смущении. Нужно найти плюсы в своем положении. В любой ситуации есть свои плюсы. Никогда не бывают сплошные минусы и разочарования, есть положительная сторона. Подумаешь, я беременна от президента страны, и что теперь? Ну вот что теперь? Ничего страшного. Если он откажется от ребенка, то так даже лучше. Я попрошу их меня отпустить и сама буду растить его где-нибудь вдалеке от Белого дома.
Смысла бегать от Эдварда я не видела. Нужно сказать ему всё прямо.
А если разовьется такой вариант, при котором Эдвард не откажется от ребенка? И будет его воспитывать как родного? Но тогда как он… Жуть! Всё будет куда интереснее.
– Короче говоря, – с иронией глянула я на себя располневшую в зеркало, – с какой стороны не посмотри, везде жесть.
Я нервно усмехнулась.
Мой внутренний монолог прервал стук в дверь. Очевидно, я здесь засиделась.
– Что можно делать в уборной целый час? – высказал Эдвард недовольство.
– Час? – Я удивилась. – А что ты здесь делаешь?
– Здесь должно пройти совещание с советником, но встречу перенесли.
– А где Розали? – Я в панике осмотрела комнату.
– Ушла. Ей надоело тебя ждать, да и незачем. Оставила тебе пару коктейлей.
– Предательница, – проворчала я, присаживаясь на диван и хватая коктейль со стола.
Сначала медленно, а затем просто залпом я выпила две кружки. От облегчения застонала и принялась за третий, совсем забыв о присутствии здесь президента. Черт.
А Эдвард, кстати, непристойным жестом оглядывал меня с ног до головы, а затем стал буравить своим фирменным зеленым сканером. В эти гляделки я играть не захотела, да и сил на них не нашла, поэтому смотрела на Каллена как бы сквозь него - куда-то на никому ненужный портрет старого политика.
В напряженной тишине был слышен звук только потягивания коктейля из трубочки.
– Ребенок мой, – произнес он как утверждение и улыбнулся, и я, мать его, чуть не растаяла от этой обаятельной улыбочки. Но, наверное, он сейчас попросит сделать аборт, чтобы напоследок не портить свою репутацию и положение. Но Эдвард, к моему облегчению, сказал совершенно другие слова: – Белла, это же прекрасно.
– Ага, – отвернулась я к окну.
– Чего ты боишься, Белла?
Проигнорировав его вопрос, я неожиданно выпалила:
– Я пойму, если ты не признаешь ребенка. Твое положение обязывает. Я совсем не собираюсь манипулировать тобой с его помощью и кому-то рассказывать о нем. – Ох, а как же рассказать своим детям? Подумаю потом. – Я буду очень признательна вам, если бы вы отпустите меня с работы или отправите в отпуск, или все же декрет, потому что чувствую я себя отвратительно! – Я с замиранием сердца ждала ответа президента на мою мольбу, но вместо каких-либо слов этот красавчик залился смехом. – Да пошел ты, Каллен! – от пробирающей злости крикнула я.
– М-да. Странные женщины окружают меня, так и норовят послать меня к нечистому. Чем я такое заслужил, не пойму.
– Могу еще раз это сделать, если мало. – Встав с дивана, я направилась на выход, но дверь оказалась заперта.
– Ключ у меня.
– Засранец. Отдай ключ! Мне нужно идти работать.
– Конечно, только для начала мы поговорим.
– У тебя было время. – Я подергала дверь еще раз.
– Я знал, что ты в положении, Изабелла.
– Чего-о? – От сильнейшего удивления закружилась голова, и я поспешила вернуться на диван. Попыталась вздохнуть и уставилась на президента во все глаза. А Каллен выглядел в своем репертуаре и демонстрировал свою неизменную эффектную паузу, после которой начал выдавать очередные шокирующие меня слова:
– Успокойся, Изабелла, я ничего страшного с тобой не сделаю. Когда после встречи с Аро ты потеряла сознание, я взял твою кровь на исследование для проверки оставшихся после нейтрализатора антител и сравнил с прошлыми показателями Мишель. Так как я ввел в твой организм неизвестное миру вещество, я был просто обязан следить за твоим состоянием, хочешь ты того или нет. Затем ты мне сдала свою кровь для анализов. Проверял несколько твоих гормонов, в том числе тот самый гормон на беременность. По его количеству в твоем организме могу сказать, ты находишься примерно на десятой неделе беременности, и есть кое-что еще в нем, что, я думаю, нужно проверить. Сходишь сегодня в больничное крыло, Мирьям сделает тебе УЗИ и возьмет материал на биохимию. Потом к тебе придут Розали с Таней и скажут, что нужно делать дальше. План дальнейших действий уже готов. Можешь не переживать, всё будет хорошо. Но я точно не стану тем, кто расскажет тебе об этом плане, иначе ты меня убьешь. – Эдвард замолчал на какое-то время, разглядывая меня, и продолжил: – Что, Свон, не знаешь, какие испытываешь ко мне эмоции? Отвечу за тебя: раздражение вкупе с восхищением. Я прав? Раздражения, конечно, больше, но я надеюсь и верю, что в один прекрасный день восхищение переселит весь необоснованный ко мне негатив. – И далее еще более загадочно произнес: – М-да. Ну и взгляд у тебя. Я так понимаю, к тебе сейчас подходить обниматься и радоваться нельзя, иначе от твоих рук, которыми руководят бушующие гормоны, придется вновь уворачиваться. Не то чтобы мне это не нравилось, но заставлять нервничать тебя лишний раз не хочу.
У меня задергался глаз.
У меня реально задергался глаз.
А еще от удивления я попыталась закрыть рот, но не смогла.
Попыталась что-то сказать, но все слова к чертовой матери застряли в горле.
Даже привстала немного, хотела кинуться на Эдварда, но из-за усталости уселась обратно.
Я не могла насмотреться на этого уникального мужчину – странного, таинственного, знающего все твои ходы наперёд.
– Так вот по какой причине ты не стал пытать меня по поводу дурноты в твоей квартире. У тебя уже всё было готово.
– Конкретно на тот момент еще нет, тем более у тебя уже пошел перегруз нервной системы.
– И почему же ты мне об этом сам не рассказал на этой неделе? – глубоко вздохнув, кое-как я пришла в себя.
Президент весело фыркнул.
– Обычно девушки сами об этом узнают. Если бы я сказал лично, то ты бы меня убила.
– Я это хочу сделать и так, – шепотом призналась я.
– Да что ты? – заулыбался Эдвард во все свои белоснежные зубы. – А мне очень хочется увидеть нашего ребенка здоровым и его маму тоже, и вредить себе я ей точно не дам, поэтому нечего нервничать, успокойся.
– И почему ты состроил удивленный тон в присутствии Розали?
– Я удивился, что ты рассказала ей первой, а не мне. Когда ты сама узнала о своем положении?
– Только вчера. Купила двадцать пять разных тестов, и все показали яркие две полоски и положительные результаты.
Каллена опять засмеялся, и я впервые за последнюю неделю после нашего долгого и тяжелого разговора испытала облегчение и заулыбалась сама.
Вот чего мне не хватало все это время – улыбки Каллена. Его улыбки. Того самого нашего опознавательного знака, что всё у нас хорошо. Ну, я думала, во всяком случае, что у нас всё прекрасно. Ведь прекрасно же?
Но всё равно его улыбка принесла мне громадное облегчение.
Я откинулась на спинку дивана и задремала, а проснулась от радостных речей Эммета, пускай и совершенно тихих. Скорей всего, мне в коктейль подсыпали успокоительные, так как дальнейшие события проносились мимо очень быстро, резко, стремительно и на все слова Роуз я не реагировала и помнила происходящее с большим трудом.
Очнулась я и пришла в себя поздним вечером, даже ближе к ночи, когда Мирьям вручила мне фотографию УЗИ.
– Изабелла, – благоговейно прошептала Розали, тоже смотря на снимок. – Посмотри, у тебя опять…
– Да, Роуз, опять, – радостно, восторженно и с облегчением я рассматривала двух малюток на снимке. – Опять двойня. И неудивительно, что меня так накрывает с тошнотой.
Вектор всех моих переживаний, размышлений и чувств резко поменялся.
Вот теперь все страхи отпали, все сомнения, негатив, зло – абсолютно всё ушло на задний план, и остались только они. Только эти два крохотных создания, которые выбрали своей матерью именно меня.
– Пол еще не видно, – водила я пальцем по снимку.
– Нет, конечно, – улыбнулась Мирьям.
– И не говорите мне его. Я хочу увидеть это на традиционной вечеринке с разрезаниями торта, - вспомнила я, как узнавала пол будущих сыновей.
– О, тогда в таком случае торта будет два, – подмигнула Роуз.
– Точно.
Дальше Эммет и Розали забрали меня и моих сыновей к себе домой. И никакие возражения от меня не принимались. А я и не сопротивлялась, силы на возмущения и истерики совершенно иссякли.
И в следующие дни по ходу дела со мной начали вести серьезную психологическую работу и, в особенности, насчет одной детали. И детали такой, при воспоминании о которой хотелось истошно реветь, кричать, грызть локти, кого-то ударить, грохнуть, завыть волком, ведь деталь эта являлась для меня самой важной: не при каких условиях мне нельзя было находиться рядом с президентом одной. Вообще никак. Нигде и никогда. А лучше забыть о президенте и не упоминать о нем ни в одном разговоре весь ближайший год. И не потому, что сам он не хотел, а потому, что в ход вступил мой договор и мне нужно молчать, не смотреть в его сторону, не давать никаких намеков, даже мысленных о своей связи с президентом до сложения его всех полномочий и немного еще после. Жуть.
Что ж, вот она, изнанка, вот она, обратная сторона счастья, к этому я, как оказалось, была подготовлена еще в квартире президента и поначалу воспринимала нормально. Но гормоны все равно брали свое, и, как бы я не старалась успокоиться, слезливый поток не останавливался. Благо, роль утешителей взяли на себя Розали с Эмметом и наши дети. Они, как могли, отвлекали меня от грустных мыслей. Только к тренингу «Утешь беременную от президента Изабеллу» прибавились еще два человека: Татьяна и Майк.
Я смутилась, увидев их в квартире Эммета, не понравился мне их неожиданный визит, и сразу не понравилось их странное настроение. Совсем не понравилось. Они вроде бы и довольны, но в то же время и раздражены.
– Итак, Изабелла, ты готова к своему первому заданию? – после недели моего срочного отпуска заговорила со мной Роуз. – Тебе придется сыграть одну роль. Это несложно, но нужно. И будь уверенна, ты даже в интересном положении справишься. Все пройдет отлично.
И тут-то сразу стало ясно, зачем пришел Майк, который старательно изображал все это время охрану Первой леди. И уж точно стало понятно, почему рядом со мной нет сейчас Каллена. Я бы его точно убила.
От рассказанного Роуз будущего плана моей жизни я захохотала в голос.
Я смеялась от души, громко, самозабвенно, истерично, со слезами, рыдала навзрыд и опять смеялась. Примерно час. Бродила по внушительной квартире четы Маккартни, бурчала себе под нос самые бранные слова на свете, смеялась и смеялась, стучала по стенам кулаками, рыдала, снова смеялась и не могла успокоиться. Меня никто не трогал, не спешил успокаивать, пока я сама не соизволила вернуться в свое более-менее нормальное состояние, тем самым принимая неизбежное.
А все потому что Майк Ньютон, Майк, да-да, тот самый Майк, должен будет сыграть роль моего мужа перед всем Белым домом, перед своей родней, друзьями и, что самое интересное, присвоить свою фамилию нашим с Эдвардом будущим детям. Для пущего спектакля и праздника жизни нам не хватало сходить на парочку свиданий и узаконить наши «отношения» по-настоящему.
Трешь полный.
В сложившейся ситуации такое прикрытие – идеальное.
Но если взглянуть на нее под другим углом, это невероятный кошмар и полнейший провал всей моей личной жизни. Еще примерно час я проводила с самой собой молчаливый тренинг, что понятие нормальной, стандартной жизни у меня больше не существует. Есть жизнь с другими людьми, и придется с ними считаться. Но не помогло.
Я бесилась как ненормальная.
Эммет заботливо предложил перебить всю посуду в доме, чтобы я выпустила пар, но я отказалась: свадебные подарки Эммета с Розали трогать не собиралась.
– Идея принадлежит мне, Белла, – тихо заговорила Таня со мной наедине, видя мое состояние, – если тебе станет легче, то я в шоке не меньшем, чем ты, и, если хочешь, выскажи все претензии мне, Эдвард здесь непричем. Но зато так мы будем по мере возможностей вместе со своими любимыми и не вызовем никаких подозрений. Все знают, что вы с Эмметом – лучшие друзья и сокурсники, соответственно, ты будешь всегда видеться с его женой. А Роуз – моя давняя подруга, значит, Роуз будет со мной, а Майк – мой телохранитель и будущий твой муж, а Эдвард – мой супруг. К тому же Эдвард – лучший друг Эммета, а ты, напоминаю, если забыла, его тоже лучший товарищ. Кольцо замыкается, и от такого положения действительно выигрываем все мы.
– Гормоны сходят с ума, поэтому я такая истеричная, – вздохнув, признала я ее правоту.
– Несомненно. И, Белла, – еще тише, чем можно, произнесла Первая леди. – Для Майка это всего лишь задание на неопределенный срок. Он думает, что между тобой и Эдвардом небольшая интрижка, и она скоро закончится, и что дети не его, и Майк совершенно не знает наше прошлое. Поэтому вспоминай договор и то, как нужно себя вести с незнающими о нас людьми.
– Я вызубрила его наизусть и повторяю каждый день, не переживай.
– И… знаешь, Белла, я бы тебе дала один совет, если позволишь. – Я молча кивнула. – Учитывая твое состояние, тебе будет непросто, но… подожди его. Не наседай на него. Когда появится возможность, он обязательно придет. Ему сейчас нельзя. Это реально опасно. Прошлое многому учит. К сожалению, у нас есть горький и не самый удачный опыт. Не хотелось бы, чтобы всё повторилось заново, поэтому собираться все вместе мы больше не станем. Сейчас – единственное исключение.
И сложно было не согласиться с Таней, пускай и с жутким скрипом в сердце.
Учитывая прошлое, теперь Эдвард будет меня сторониться как огня и не показывать никаким видом, что мы с ним связаны. И даже моя беременность не станет исключением. Придётся терпеть.
Таня грустно опустила голову и повертела на своем правом запястье браслет. Присмотревшись, я заметила под ним три крупные белые полоски – шрамы.
Таня увидела мой изучающий взгляд и прошептала:
– От ножа Алекса.
И у Первой леди, оказывается, есть свои личные следы прошлого.
Я молча кивнула.
– Боже, неужели мне повезло, и я не буду больше целоваться с геями, а буду целовать эту кроху, – услышали мы с Таней радостный возглас Майка в коридоре.
Таня скривилась, а я рассмеялась.
– Не переживай, я буду без языка, – поддела я Первую леди, на что та скривилась еще сильнее, но шутку оценила, и это немного подняло нам обеим настроение.

***

Итак, новая жизнь началась с обязательного перекрашивания моих волос под тон моего естественного и… сумасшедшего признания на весь Белый дом о нашей «связи» с Майком и последствиях давних «отношений». Но перед этим меня хорошенько напоили натуральными успокоительными средствами и любимыми коктейлями из апельсинов и мяты, чтобы уж совсем меня не понесло, куда не следует.
С Майком мы «оправдывались», что не хотели раньше времени афишировать наши «отношения» и проверяли чувства. С основной работы меня никто не уволил, лишь сократили рабочий день и уменьшили нагрузки. Мы сходили на несколько «свиданий» в кино, музеи, театры, рестораны, гуляли с моими детьми по паркам, старательно и крепко держались за руки. Сыновья вроде бы ничего против Майка не мели. Еще бы. Они и так часто видели его в Белом доме, для них этот человек являлся далеко не новым, поэтому и восприняли его в лучшем свете. Ньютон познакомил меня со своей большой семьей, его родители пребывали на седьмом небе от счастья скорого рождения «внуков». Пришлось даже пару раз оставаться ночевать в квартире новоиспечённого «жениха».
Иногда я забавлялась всей этой ситуацией, благо сам Майк оказался интересным собеседником и таким же шутником как Эммет. Майк всегда меня держал за руку, подбадривал, но как друг и помощник в нашей необычной с ним ситуации грани с поцелуями не переходил.
Иногда просыпалась самоирония: я же хотела крепкую счастливую семью, вот, пожалуйста, мне такой шанс предоставили по полной программе. И нечего теперь досадовать! Свои желания нужно выражать четче и заказывать в определенные рамки времени!
Элис мое «рвение» выйти замуж за Ньютона оценила и осталась довольна выбором, а когда узнала о беременности от моей «великой любви», радости, визга и криков пришлось выслушать много. Зато подозрения насчет моей связи с президентом у Элис отпали, хотя она подозревала и часто намекала мне о моем рваном дыхании в сторону политика.
Эммет расписал все плюсы такого великолепного прикрытия, и, на удивление, спустя месяц я воспринимала всё как само собой происходящее. И во что я никак не могла поверить: ощущала себя в безопасности. Одно дело, когда ты ведешь шуры-муры с президентом за спиной и думаешь, как бы вас не обнаружили, другое дело, когда, рассказав окружающим о «романе» с Ньютоном, я стала ощущать себя еще гармоничнее.
И идея Тани действительно оказалась отличным прикрытием.
Но гормонам угомониться не прикажешь никакими лекарствами. По ночам меня все равно накрывало, и каждый день неизменно я засыпала на мокрой от слез подушке.
«Долгожданную свадьбу» праздновали в большом родительском доме Ньютонов. Кольцо Эдварда ни под каким предлогом я не снимала, да Майк и не настаивал, очевидно, заметив эмблему на нем, и молча надел обручальное кольцо рядом с моей защитой. Я представляла, будто это Эдвард надевал мне кольцо, будто он стоял рядом, и вообще я вышла замуж за Каллена, а не за Ньютона! Я беременна, мне можно представлять абсолютно всё, а в мечтах тем более!
На торжественное мероприятие слетелись все мои коллеги из Белого дома, Пентагона, а уж сколько друзей с армейки привел с собой Ньютон и сколько оказалось у него родственников – не сосчитать.
Вот только он не пришел.


Пока ловите первую часть главы. Вторая не за горами.

Большая благодарность Катерине Lega за редакцию.


ФОРУМ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-8214-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: freeiz (19.01.2019) | Автор: freeiz
Просмотров: 2466 | Комментарии: 40


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 40
+1
40 pola_gre   (28.01.2019 23:22)
Цитата Текст статьи ()
«Долгожданную свадьбу» праздновали в большом родительском доме Ньютонов. Кольцо Эдварда ни под каким предлогом я не снимала,

Оказывается, что угадала про Майка smile
Хорошо, что не одна беременная Белла осталась, хоть ложь стольким людям и не приятна

Спасибо за продолжение!

+1
38 Черный_кот   (25.01.2019 20:15)
Беллу действительно жаль. Она еще долго не увидит Эдварда. И рожать ей придется без него. Они даже не попрощались как следует на время расставания. И на свадьбу он предусмотрительно не пришел или хорошо загриммировался. Белла наверняка бы себя выдала. Или ей было бы тяжело сдерживать себя.

0
39 freeiz   (27.01.2019 18:21)
На счет родов сейчас разберемся biggrin

+1
37 malush   (23.01.2019 21:20)
Спасибо за интересное продолжение! wink

+1
36 вика1234   (22.01.2019 21:57)
спасибо большое за продолжение

+2
29 Кетти   (20.01.2019 23:06)
Спасибо за продолжение)
Вот интересно кто у них годятся?)
Может мальчик и девочка? Было бы классно)

+1
30 freeiz   (20.01.2019 23:10)
И какие тогда будут имена? biggrin

+1
31 оля1977   (21.01.2019 07:39)
На Д уже и так 4 имя, теперь на Б.

+2
23 Kate999   (20.01.2019 14:12)
Как же все сложно в Белом Доме. Я бы ни за что туда не пошла.

Блин. Все твои обязанносьи,личная жизнь,свободное время посвящены работе. Брр.

Жду вторую часть tongue

+1
24 freeiz   (20.01.2019 14:15)
Я бы ни за что туда не пошла.
У Белки был шанс отказаться biggrin

+2
15 Lepis   (20.01.2019 10:36)
Спасибо

+2
14 Котенок1313   (20.01.2019 05:37)
Большое спасибо за главу, события развиваются очень стремительно wink

+1
17 freeiz   (20.01.2019 12:33)
На то он и экшен biggrin

+2
12 ЛИЯ78   (20.01.2019 02:25)
типа горько)))

+1
18 freeiz   (20.01.2019 12:33)
Ахаха biggrin и дзынь бокалов!

+2
8 кирюша5142   (20.01.2019 01:00)
Спасибо за главу!! Спасибо за редактуру!
Вроде все идет по плану. Огорчает лишь правило- больше двух\трех не собираться. Играть "любовь" на публику очень не просто, тем более с бушующими гормонами. Белла права- Свои желания надо выражать четче и в заказывать в определенные рамки времени!
Пока не очень радостно все выглядит. Ни ночью тебя любимый не приобнимет ни днем. Жесть. Только слезы в подушку и их слишком много.
Я думаю Президент был на "свадьбе". Переоделся до неузнаваемости, но он там был.

+1
9 freeiz   (20.01.2019 01:06)
Я думаю Президент был на "свадьбе". Переоделся до неузнаваемости, но он там был.
А если будет? biggrin

+2
10 кирюша5142   (20.01.2019 01:11)
В смысле- если будет?
Я уверена что он там.

+1
11 freeiz   (20.01.2019 01:18)
Если рассмотреть вариант *ещё не пришел*? biggrin
а уже все в панике)

+2
13 кирюша5142   (20.01.2019 02:43)
Ну, видимо. придет с Таней и официально поздравит. Или проникнет тайно и умыкнет Беллу в укромный уголок.

+1
20 freeiz   (20.01.2019 12:40)
Второй вариант biggrin

+2
21 кирюша5142   (20.01.2019 13:20)
Я на него и рассчитывала. Ибо официально ему там не по статусу. biggrin

+1
22 freeiz   (20.01.2019 13:30)
Именно biggrin Хоть они и коллеги, но что делать Президенту с Первой леди на свадьбе девушке, работающей в его пресс-центре)да, они с Эмметом друзья, но с Эдвардом-то по официальной версии нет)

+2
4 оля1977   (19.01.2019 22:52)
Дааааа уж. Театр абсурда однако. Ну Майкл хотя бы выиграл от этого и стал приличным мужчиной и перестал целоваться с геями biggrin Как по мне, так Санта- Барбара отдыхает. Глава получилась такая занимательная, мимишная(особенно 25 тестов , ее забавный рацион питания и огрооомное количество слез) , улыбательная и смешливая. Ладно уж, разрулят как-нибудь. Им не привыкать. Таня своего возлюбленного по крайней мере легализовала и повысила его гражданский(или еще какой) статус. Все таки натуралом ему быть приятней, тем более малышка-жена досталась презабавнейшая. И сразу с большим количеством деток. Кстати о детках. Я же говорила, что у этой парочки размножаться получается сразу оптом. Зачем им розница? Близняшки прикольней. biggrin

+1
5 freeiz   (19.01.2019 23:10)
Ладно уж, разрулят как-нибудь. Им не привыкать
biggrin :D biggrin
тем более малышка-жена досталась презабавнейшая
Вы сделали мой вечер biggrin
Я же говорила, что у этой парочки размножаться получается сразу оптом. Зачем им розница? Близняшки прикольней.
ахахах:) в следующей части узнаем, кто у них родится biggrin

+2
6 оля1977   (19.01.2019 23:46)
Это радует. Интересно , как мистер президент будет радоваться рождению своих деток от другого мужчины? tongue

+1
7 freeiz   (19.01.2019 23:48)
Как всегда - морда кирпичом biggrin я не я, и я здесь ничего не делал biggrin

+2
16 оля1977   (20.01.2019 11:18)
Ну да, ну да. Особенно если детишки получатся его копией. Вот общественность удивится. А есть еще весь белый дом и родственники Майкла-отца детей. Конечно же президент не при делах. Это просто все его харизма так распространяется на всех окружающих его работников. Почти как вирус, только прикольнее.

+1
19 freeiz   (20.01.2019 12:35)
Я открою тайну и скажу, что дети пошли в Изабеллу biggrin и Эдик будет безумно ревновать, хоть и молча...

+2
25 оля1977   (20.01.2019 16:49)
А к кому ревновать-то. К новоиспеченной мамочке или новоиспеченому псевдопапочке? Или, не дай бог, будет ревновать мамочку к малюткам и ее новому мужу? angry

+1
26 freeiz   (20.01.2019 16:53)
biggrin да ну, зачем ему ревновать к Майку biggrin для Майка это же задание всего лишь)))

+2
27 оля1977   (20.01.2019 17:52)
Даже как-то немного обидно за мистера. Дочки Даниэллы в мамочку. Детки Изабеллы в мамочку. А что об большого босса? Только семя? Толи мамочек для своих деток он выбирает ооочень сильных,толи он со своим организмом так наколдовал, что деткам от него ничего не передается, ну кроме очевидного. cool

+1
28 freeiz   (20.01.2019 22:26)
Я, конечно, могла эту тему изучить, когда женские гены доминируют, но это оочень громадная тема:) знаю, что карий цвет всегда будет доминирующий biggrin поэтому, глаза будут точно ее biggrin

+1
32 оля1977   (21.01.2019 07:45)
А волосики? Я как-то подзабыла, какого цвета волосы у президента? Бронзовые или все-таки ближе к стандарту. Хотя, он же вроде англичанин, а там, если присмотреться к главным лицам страны и отталкиваться от их примера для подражания, он должен быть более солнечным wink

0
34 freeiz   (21.01.2019 13:01)
Я тоже забыла забыла, какого цвета волосы biggrin Пусть будет светлая бронза biggrin

+1
33 volckonskayayulia   (21.01.2019 11:02)
А вот интересно, почему во многих историях Детки у кареглазой Изабеллы и зеленоглазого Эдварда в основном получаются исключительно зеленоглазыми? Так красивее чтоли? happy

0
35 freeiz   (21.01.2019 13:01)
Да кто ж их знает biggrin Но в реальности зеленый бы точно не перебил карий, хотя все возможно biggrin

+2
3 kiss3478   (19.01.2019 22:00)
Интересное,, спасибо большое за главу

+2
2 робокашка   (19.01.2019 21:22)
дурацкая "легализация" dry

+2
1 Kristin_Night   (19.01.2019 20:34)
Ого!Вау!)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями