Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2706]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4853]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2401]
Все люди [15225]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14565]
Альтернатива [9065]
СЛЭШ и НЦ [9106]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4434]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав ноябрь

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

CSI: Место преступления Сиэтл
Случайное открытие в лесу возле Форкса начинает серию событий, которые могут оказаться катастрофическими для всех, а не только для вовлеченных людей. Сумеречная история любви и страсти, убийства и тайны, которая, как мы надеемся, будет держать вас на краю!

I remain, Yours
Белла неожиданно получает антикварный стол, который когда-то принадлежал Эдварду, и находит в нем письмо, которое тот написал своему кузену в 1918 году. Она отвечает и отправляет послание в неожиданное путешествие. Возможно, есть некоторые вещи, которые не предназначены для понимания, их просто нужно принять...

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Фотоконкурс «Зима в объективе»
Дорогие друзья!
Наступила зима, природа и города преобразились, укрывшись снежным покрывалом. В уютных теплых домах нас ждут мандарины и подарки под украшенными елочками. А это значит, что пришло время для конкурса зимних фотографий, на которых будете запечатлены вы или сделанные вашими руками пейзажи.

Прием фотографий продлится до 28 января.

На край света...
Эдвард Каллен не любил Рождество. Даже больше: ненавидел. Царящая вокруг суета, сорванные планы, горящие предпраздничным ожиданием глаза – все это стало глубоко чуждым очень-очень давно, и желание возвращаться к былому отсутствовало.

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Мы сами меняем будущее
- И что мы будем делать? – спросила со вздохом Элис, дочитав последние строчки «Рассвета».

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 521
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Конкурсные работы (НЦ)

Наша большая и чистая ненависть

2021-1-16
49
0
Название: Наша большая и чистая ненависть

Категория: Сумеречная Сага
Заявка: Заявка: 150 "Вы ненавидите меня так страстно.
В полшаге стоя от любви".
Музыкальное сопровождение: Moby Rich - Yoko Ono
Бета: +
Жанр: romance
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Эдвард/Белла
Саммари: Враги -> любовники
Предупреждение: Ненормативная лексика, описание секса






Я тщательно разжевывала свой импровизированный сэндвич, изо всех сил стараясь внушить себе, что количества поступающей в организм еды более чем достаточно. Чем дольше я буду жевать, тем больше кусок хлеба с тонким слоем масла и листом салата будет напоминать полноценную еду. Чувство голода стало моим перманентным состоянием. Я попыталась вспомнить, когда в моем рационе в последний раз присутствовало настоящее мясо, но воспоминания плохо выстраивались в цепочки. Возможно, это было на похоронах Рене.
- Как Чарли, справляется? - тихо спросила Анджела, моя соседка по самому непримечательному столу в студенческой столовой и единственный и горячо любимый друг во всем Форксе.
Я только безучастно пожала плечами. Чарли справлялся… плохо. Но не в том смысле, в каком спрашивала Анджела. Она хотела знать о том, как Чарли переживал смерть Рене, мой переезд в Форкс и наши грандиозные неподъемные долги за несколько лет лечения мамы. С этим он справлялся прекрасно, просто живя так, будто бы ничего не произошло. А со всем остальным - с жизнью и ее последствиями - дела у него шли плохо. И я не испытывала к нему ни капли сочувствия.
- Ничего не слышала от мамы по поводу новой работы? - вместо ответа спросила я. Миссис Вебер иногда давала мне вечернюю подработку, скорее из жалости, чем за мои профессиональные навыки. Впрочем, мне не было никакого дела до ее причин - все заработанные Чарли деньги шли на погашение долга либо перед банком, либо перед Карлайлом, а я отчаянно нуждалась хоть в каких-то зимних ботинках.
- Нет, - виновато поджав губы, ответила Анджела. - Работы в городе не так уж и много…
Мне не требовались ее комментарии, чтобы понять положение вещей. Низкоквалифицированной работы - уборки или помощи с содержанием дома - было мало, а соискателей, таких как я, много.
- Не пробовала поговорить с преподавателями? - допивая последние глотки своего лимонада, спросила Анджела. - Я слышала, кое-кого брали на оплачиваемую практику.
- Они брезгуют мной, Андж, - усмехнулась я. - И терпят только потому, что я единственная, кто готовится к занятиям.
Помимо того, что Чарли бросил нас с Рене в Финиксе, как только у мамы обнаружили рак - сказав, что сможет найти больше денег в Форксе - он и не думал останавливаться на достигнутом и продолжил разрушать мою жизнь. После моего вынужденного переезда в Форкс отец засунул меня в этот выглаженный и наманикюренный частный колледж.
“Самый лучший в штате”
, - гордо сказал он. Колледж действительно был лучшим, но только для тех, у кого имелись деньги, потому что иначе ты автоматически становился просто дешевым предметом интерьера, от которого всем хотелось избавиться.
- Кого именно взяли на практику, Андж? - спустя пару минут молчания я решила вернуться к теме. Даже если придется умолять преподавателей дать мне подработку - это лучше, чем ходить в тонких кроссовках зимой в Форксе.
- Джаспера, - тихо, будто само имя могло навредить, ответила она.

И правда - словно призванная некой древней магией, в столовую плавно вплыла компания, состоящая из королевских особ нашего колледжа. Джаспер, Джеймс, Таня. И Эдвард Каллен. Они действительно плыли - плавными и изящными движениями, - охватывая взглядом все пространство, но не смотря ни на кого конкретно. Карлайл Каллен был мэром нашего города и, как вещали вполне достоверные слухи, одним из самых влиятельных людей США. Родители Джаспера, Джеймса и Тани входили в его близкий круг. У меня не имелось никаких сомнений в том, что в свободное от дел мэрии время Карлайл и его компания убивали людей. От этого факт, что я и Чарли были должны ему кучу денег, становился только более удручающим.

По праву единственного и горячо любимого наследника Эдварду Каллену принадлежал весь город. В нашем колледже не было никого, кто мог бы что-либо ему противопоставить. И будь я проклята, если он не получал от этого садистское наслаждение.
- Белла! - почти беззвучно зашипела Анджела.
Осознав, что, забывшись в собственных мыслях, я слишком долго смотрела на Его Королевское Высочество, я сразу же опустила голову, лишь исподтишка наблюдая за столовой. Мне не нужны проблемы. Не сегодня, не на этой неделе и не в этом году.

Обычно тихий кафетерий стал еще инертнее. Все, кто находился в движении, пытались побыстрее сесть за стол и не отсвечивать. Продолжая наблюдать за сценой исподлобья, я внутренне напряглась еще до того, как плечо запнувшегося парня слегка коснулось плеча Каллена, и сжалась за мгновение до того, как весь кислород в помещении был выжжен яростью его взгляда.
Не в состоянии отвести глаза, я наблюдала за тем, как Каллен - без какого-либо намека на раздумья или сомнения - схватил парня за затылок и со всего размаха впечатал его лицо в рядом стоящий стол. Если не считать крика жертвы и треска его сломанного носа, никто не издал ни звука. Я не издала ни звука. Как бы мне ни хотелось быть хорошим и благородным человеком, в тот момент я испытывала лишь благодарность от того, что не нахожусь на месте несчастного парня.

Я посмотрела на Анджелу - ее глаза нацелены строго в пол, губы сжаты в тонкую линию - и взяла ее холодную руку в свою. Мне было страшно - каждый чертов день этой бессмысленной учебы меня охватывал ужас - но моя подруга боялась еще больше. И я должна была заботиться о ней так же, как она заботилась обо мне.
Через несколько минут все успокоилось. Раненого парня увели из помещения, чтобы не причинять неудобств Каллену. Я глубоко вздохнула и потянула Анджелу за собой на выход. Неизвестно, какие боги разозлились на меня в этот раз, но когда мы выходили из столовой, я поймала на себе взгляд Джеймса. Внутри меня все сжалось - внимание королевской свиты никогда не означало ничего хорошего.

***

Спустя несколько дней после инцидента в столовой мистер Грей рассказывал нам о жизни Шекспира. Несмотря на то, что это заведение называлось частным колледжем, мне оно больше напоминало обычную старшую школу, просто поделенную на несколько факультетов. Наши классы были маленькими, словно школьные, специализированные занятия то и дело сменялись общеобразовательными, где студенты из разных факультетов смешивались в причудливых составах. Я училась на факультете английского языка, но с равным успехом Чарли мог засунуть меня в любое другое место. Годы, проведенные рядом с умирающей Рене, выжгли из меня интерес ко всему в целом и к моей будущей жизни в частности.
Но занятия по английской литературе я не любила по другому поводу. Именно этот класс, проводимый в маленькой аудитории на двадцать человек, мне посчастливилось делить вместе с Его Превосходительством и частью его свиты: Джеймсом и Таней. Я сидела максимально далеко от них, но в таком маленьком помещении “максимально далеко” означало лишь в нескольких метрах. Элита всегда разговаривала во время уроков, но сегодня громкость их смеха превосходила даже голос преподавателя.
- Может быть вы, мисс Денали, расскажете нам, в каких жанрах работал Шекспир, если вам так хочется поговорить? - мистер Грей всегда обращал свое недовольство на кого-то рядом с Калленом, но никогда не на него самого.
- Эмм, стихи? – нахмурившись, ответила Таня.
Скрывая свои закатившиеся за горизонт глаза, я закрыла лицо руками и пробормотала “поэмы”.
- Спасибо, мисс Свон, - к несчастью, преподаватель расслышал мое бормотание. - Почему бы вам не дать полный ответ, чтобы мисс Денали запомнила?
- Обычно творчество Шекспира делят на четыре жанра, - тихо начала я, устремив взгляд точно на собственные колени.
- Погромче, пожалуйста, - скривившись, осек меня мистер Грей.
- Драмы, комедии, трагедии и поэмы, - ответила я.
- И к какому из них относится “Ромео и Джульетта”? - снова обращая свой взгляд на Таню, спросил он.
- Драма? - сквозь зубы процедила она.
- Может быть, вы попробуете, мистер Каллен? - переводя взгляд на соседнее с Таней место, спросил мистер Грей.
Периферическим зрением я увидела, что Каллен только слегка приподнял брови, давая понять, что отвечать он не собирается. Волна раздражения прокатилась по моему телу, и я снова пробормотала правильный ответ, но в этот раз немного громче: “трагедия”.
- Мисс Свон, может быть, вы поделитесь секретом своих знаний? - Сарказм сочился из мистера Грея почти видимым ручейком. Я молилась, чтобы он просто перешел на другую тему, но его ущемленное эго требовало возмездия, и за недостижимостью реального обидчика он взялся за меня. - Уверен, мисс Денали будет рада вашему совету.
- Я прочитала материалы к занятию, - вовсю ощущая свою проигрышную позицию, я вжала голову в плечи.
- Так просто? - прищурившись, переспросил Грей. - Уверен, мисс Денали и мистер Каллен смогут в следующий раз повторить ваш подвиг.
Я закрыла лицо руками, спасаясь от этого чертового дня, катящегося прямо в преисподнюю. Отдавая себе отчет в том, что мне уже нечего терять, я негромко прошептала “сомневаюсь” в ответ. Мне не нужно было поворачивать голову, чтобы узнать, что три колючих, беспощадных взгляда направлены прямо в мой затылок. В данный момент я поверила бы в любую религию, если бы она гарантировала мне избавление от страданий.

Я первая выбежала из аудитории - мои внутренности сжимала пара воображаемых когтистых лап, отвечающих одновременно за голод и страх. Заваренная на воде каша, которую я съела на завтрак, уже давно переварилась моим организмом, оставив о себе лишь воспоминания. Мне так сильно хотелось есть. В последние месяцы мне всегда сильно хотелось есть.
Чувство голода быстро передвигало мои ноги в сторону столовой, где уже ждала Анджела. Эта святая душа часто делилась со мной своим ланчем, делая вид, что уже наелась. В такие моменты любовь к моей единственной подруге перехватывала горло.
- Что у тебя сегодня, Андж? - быстро усаживаясь рядом с ней и доставая завернутый в бумагу сэндвич, спросила я. Перед подругой уже стоял поднос с какими-то продуктами - мое внимание было слишком сконцентрировано на разворачивании собственной еды, чтобы смотреть по сторонам и в чужие подносы.
Анджела не успела ответить, потому что к нашему столу подошло несколько человек. Даже не поднимая головы, по угнетающей тишине вокруг было несложно догадаться, кто именно. На мой полуразвернутый сэндвич сверху полилась какая-то мутная жидкость. Живот свело судорогой.
В противовес всем своим инстинктам, я резко вскинула голову вверх, встречаясь взглядом с парой зеленых глаз, звенящих злостью. Дрожащая от ненависти мужская рука держала большой - уже пустой - пластиковый стакан. Первым моим желанием стало размазать промокший хлеб по неестественно красивому кукольному лицу.
- Не трать время на еду, Свон, - выплюнул Каллен. - Иначе не успеешь подготовиться к следующему ебаному занятию.
Я хотела толкнуть его в грудь, чтобы он, словно шар в боулинге, сбил стоящую за ним свиту. Но в его взгляде сквозила такая безвариантность, такая озлобленная решимость, что победившей мой разум эмоцией стал панический страх. Периферическим зрением я выхватила Анджелу - голова опущена вниз, плечи поданы вперед - ее страх был настолько больше моего, что мне стало неуютно. Ее еду тоже испортила грязная вода. Я была виновата в ее дискомфорте: они пришли за мной. Мне нужно это исправить.

Молча я опустила глаза. И… ничего не произошло. Анджела оказалась права - лучшим ответом на их агрессию была инертность и покорность. Его Светлость терял интерес, когда жертва не противостояла. Я опустила голову еще ниже, подражая Анджеле.
И почувствовала, как мне за шиворот полилась холодная жидкость. В шоке я откинулась назад. На этот раз передо мной возвышалась Таня с настолько сладкой улыбкой, что для ее нейтрализации не хватило бы всего инсулина в мире. Рядом с ней стояли Джеймс - его лицо искажено жестокостью, Джаспер - скучающий и рассматривающий свои пальцы, и Каллен - злость в его взгляде уже пропала, сменившись на привычную нейтральную маску. Он смотрел даже не прямо на меня, а просто куда-то рядом со мной, как будто это не имело значения. Мне стало понятно, что в его глазах я выглядела чем-то средним между предметом мебели и грязью на ботинке. Хотя грязь на ботинке вызывала хоть какие-то эмоции.

Я вскочила со стула. Покорность и инертность делали только хуже. Если они поставили метку на моем лбу, то несмотря на то, насколько низко он будет склонен к полу, найдут способ в него плюнуть. Мокрая майка неприятно липла к спине – видимо, на меня вылили что-то сладкое. Горло свело ненавистью. Впервые за все время, прошедшее с момента смерти Рене, моя онемелость отошла на второй план.
Я схватила Анджелу за руку и, не смотря ни на кого вокруг, быстро вывела ее из столовой. В спортивной раздевалке у меня лежала чистая футболка, поэтому мы направились прямиком туда. Звук моих шагов - и шагов Анджелы, спотыкающейся за моей спиной, - разносился по пустому холлу. Все студенты ели в столовой. Я ненавидела Его Высочество Каллена.

- Я больше не могу это терпеть, Андж, - выпалила я, захлопывая дверь раздевалки и сдирая с себя подсохшую блузку. - Я больше не буду это терпеть.
- Белла, - прошептала подруга, прижав руки к груди. - Пожалуйста.
- Я не могу, Андж, - как попугай, повторяла я, не имея больше никаких аргументов, кроме того, что “больше не могу”.
- Они убьют тебя, - умоляюще простонала она.
- Они восемнадцатилетние подростки, Андж, - напомнила ей я. Не могли же они в действительности убить меня?
Заданный напрямую вопрос вдруг сделал меня не такой и уверенной в ответе, но я отбросила пугающую мысль подальше.
- Просто старайся не быть со мной рядом, когда… - я не договорила до конца. Анджела была моим единственным другом, да что там - единственным человеком, который находился со мной рядом. Просить ее держаться на расстоянии – это настоящая пытка.
- Белла, - только и ответила она, заключая меня в теплые объятья.

***

Сегодня я сидела за столом одна, заранее попросив Анджелу зайти для меня в студенческую библиотеку. Мне не хотелось, чтобы она стала свидетелем того, что могло произойти. Я точно не знала, что именно, но морально подготовилась ко всему - почти ко всему.
Я пришла в столовую самой первой – наполовину съев на ходу распакованный сэндвич, прежде чем сесть за стол. Я больше не могла рисковать едой. Не тогда, когда мне нужно быть начеку. Не тогда, когда я объявила войну.

Его Превосходительство вплыл в столовую точно по расписанию - его свита, словно верные псы, следовала на полшага позади. В этот раз обойдясь без инцидентов и драм, они уселись за привычный стол и достали из сумок свои ланчи. Я почти не дышала - мой взгляд нервно прыгал по стенам за их плечами, не останавливаясь ни на ком конкретно, чтобы не вызывать подозрений. В попытке не сойти с ума от страха и переизбытка адреналина, мой мозг сконцентрировался на одной задаче - счете. Раз - от их стола слышались звуки вялотекущего разговора и распаковки еды. Два - голоса стихли, сменяемые жеванием. Три - удивленные хрипы и писки. Четыре - кашель и скрип ножек стульев, когда они вскочили со своих мест. Пять - мое колотящееся в адреналиновом экстазе сердце.
Пока все они были на занятиях спортом, я пробралась в раздевалки и вмешала в их еду столько жгучего перца, сколько нашлось у меня дома. Сейчас, смотря на их красные лица, на попытки откашляться и отплеваться, на бесполезные глотки газировки я не испытывала ничего, кроме триумфа.
Пока Каллен не посмотрел точно на меня. Не знаю, как ему это удалось, но даже с покрасневшими от перца щеками, со слезящимися глазами, он смог вложить в свой взгляд достаточно, чтобы чувство триумфа сошло на нет. Он знал, что это моих рук дело.
Что ж, поэтому я и отправила Анджелу в библиотеку - что бы он ни сделал сейчас, не будет убийственно страшным: ланч уже съеден, а в раздевалке лежит еще одна запасная футболка. Я подготовилась ко всему.
Только не к тому, что он отвел свой горящий - одновременно от перца и ненависти - взгляд и махнул рукой свой свите. Они ушли. Просто… ушли.

Весь оставшийся учебный день я не могла успокоиться. Чувство, что меня поджидают за каждым углом, сводило с ума. Анджела подбадривала меня как могла, ее теплые пальцы на моем плече приносили немного радости, но не добавляли спокойствия. В этом не имелось никакого смысла. Я должна была быть наказана. Если Каллен понял, что это сделала я - если он даже только предположил, что это сделала я - в его системе ценностей мне полагалось наказание. Но… ничего не происходило, и когда вечером мы под руку с Анджелой вышли из здания колледжа, я позволила себе поверить, что меня помиловали. Или, возможно, Каллен не так уж и умен и не сопоставил мой вчерашний испорченный обед и его сегодняшний. Возможно…

Мой рот и нос плотно зажала неизвестно откуда взявшаяся рука, с силой откидывая меня назад на чью-то грудь. Другая пара рук резко надела на мою голову черный тканевый мешок, и последнее, что запечатлели мои глаза - это Анджела с Джаспером, сжимающим ее рот и нос. Затем наступила темнота. Меня куда-то потащили. Я слышала сдавленные рыдания Анджелы. Как ни странно, в такой страшный момент я боялась только за нее - не за себя. Она снова нарвалась на проблемы из-за меня. Все, что хотела Анджела - это держать голову низко, не давая повода для еще большей агрессии.

Сжимающая мое лицо рука пропала, но только для того, чтобы с силой засунуть мне в рот кусок какой-то тряпки. Я закашлялась. Мне показалось, что меня вот-вот вырвет. Нет, только не это - я не могла себе позволить выплюнуть еще непереваренную еду.
Меня закинули на заднее сидение машины. Я слышала звуки закрывающихся дверей, а затем рев мотора. Как я ни старалась, не могла понять - была ли Анджела где-то рядом? До меня не доносились ее сдавленные рыдания или всхлипы. На удивление самой себе, я не плакала. Нет, на слезы не было времени - меня куда-то везли, и я пыталась услышать хоть что-то, что позволило бы мне сориентироваться. Хотя… бесполезно. Даже если бы мне удалось разобрать какие-нибудь характерные звуки, я не смогла бы определить место – за пару прожитых в нем месяцев Форкс так и остался чужим для меня городом.

Мы ехали долго. Возможно, паника растягивала время, но я старалась мыслить рационально и считать собственный пульс. Когда машина, наконец, остановилась, я решила для себя, что мы ехали около получаса. Мне нужна была хоть какая-то информация, хоть что-то для точки отсчета.
Меня выдернули из машины и жестко поставили на ноги. А затем куда-то поволокли. Я знала, что тут несколько человек - что их всегда четверо - но на протяжении всей дороги они не проронили ни слова, и это почему-то удваивало панику.

Мои ноги провалились в снег. Снег? Значит, мы за городом - в Форксе нет таких сугробов. Мои легкие кроссовки сразу же набрали влаги. Кляп во рту мешал дышать, и меня опять затошнило. Наконец, когда мне показалось, что моя обувь теперь на сто процентов состоит из снега, мы остановились. С моей головы сдернули мешок, а изо рта вырвали кляп. Глаза резало от непривычной яркости, но я узнала лицо Джаспера - привычно скучающее и отстраненное. Каллен, Джеймс и Таня стояли в нескольких шагах. Анджела - моя бедная невинная подруга - тряслась рядом. Вокруг нас был лес.
- Я подумал, что неплохо было бы прогуляться, - Каллен поднял ладонь к своему лицу и провел большим пальцем по нижней губе. - Сегодня в колледже было довольно жарко, - он подчеркнул интонацией слово “жарко” и посмотрел в мои глаза. - Здесь прохладно.
В лесу было действительно прохладно. Холодно. Мои набухшие от влаги кроссовки утопали в снегу. Я обняла себя руками, выжимая все доступное тепло из куртки.
- У нас, к сожалению, нет времени на то, чтобы выгуливать мусор, - потеряв интерес, Каллен перевел взгляд с меня на пейзаж за моей спиной.
Он уже развернулся, собираясь уходить, но глаза Джеймса, все еще нацеленные на меня, вводили в панический ступор. Что они с нами сделают? Они ведь не могут так просто оставить нас здесь? Рядом со мной громко всхлипнула Анджела. Ее губы посинели от холода, лицо застыло в ужасе.
- Забери ее с собой, Каллен, - громко сказала я, стараясь не звучать умоляюще. - Отвези Анджелу обратно к городу. Она тебе ничего не сделала.
Его Светлость медленно - словно размышляя, стоила ли я дополнительного внимания - развернулся обратно ко мне.
- И что я получу за это? - приподняв одну бровь, спросил он. Его глаза - чересчур зеленые, отвратительно яркие - блестели предвкушением.
- Что… - я запнулась: мне нечего было предложить, - …что ты хочешь?
- Твою куртку, - с таким же нейтральным выражением лица ответил он.
- Мою… мою куртку? - опешила я. Моя куртка была куплена в сэкондхэнде, да еще и с пятидесятипроцентной скидкой. Его одежда самых дорогих брендов ни в какой из вселенных не пересекалась в одном гардеробе с моей. - Она ничего не стоит, - пытаясь не заикаться, сказала я.
- Тогда, может быть, мы возьмем куртку милой Анджелы? - Каллен бросил взгляд на мою подругу, и она громко всхлипнула. - Ее родители владеют клининговой фирмой, думаю, ее куртка что-то да стоит.
- Нет! - сразу же ответила я, стягивая тонкий пуховик со своего продрогшего тела. - Забери с собой Анджелу.
Во взгляде Каллена зажегся интерес. Он перевел взгляд с меня на Анджелу и обратно.
- А ты, - он снова провел пальцем по своей нижней губе, - ничего не хочешь мне предложить, чтобы я не оставил здесь Свон? - он слегка склонил голову набок, ожидая ответа.
Анджела только тряслась в беззвучном плаче, опустив плечи, а взгляд, наполненный страхом, метался между мной и Калленом.
- Пожалуйста, пожалуйста, - выдавила я из себя, все еще протягивая куртку. - Ты же этого хотел, чтобы я умоляла тебя? - у меня не получилось замаскировать злость в последних словах.
Он ничего не ответил, интерес, еще недавно горящий в его взгляде, был уже снова стерт нейтральным выражением. Его Превосходительство сделал быстрый шаг ко мне и выхватил куртку из моих рук. Затем, все так же молча, он махнул своей свите и начал идти в ту сторону, где виднелись свежие следы.
- Если ты пойдешь за нами до того, как мы уедем, - не разворачиваясь, бросил он, - мы выкинем твою подружку на обочину.
Я ответила молчанием. Анджела смотрела на меня глазами, полными ужаса. Одними губами я прошептала ей: “уезжай”. И спустя несколько нерешительных мгновений она пошла вслед за Королем и его свитой.

Чтобы не сойти с ума от холода, я усердно вслушивалась в окружение. Звук моторов их отъезжающих машин дошел до меня спустя несколько минут - хороший знак, значит дорога рядом. Ради гарантии, что они точно успели уехать и не выкинут Анджелу, я досчитала до пятнадцати. Более терпеть не осталось сил. На ватных, почти не реагирующих на команды ногах, я добралась до дороги. По отпечаткам шин было легко догадаться, в какой стороне находится город. И… я побежала. Стараясь думать только о беге, только о своем следующем шаге, бежала и бежала, заставляя тело вырабатывать тепло. Мне требовалось занимать свой мозг чем угодно, только бы не думать о вопиющей жестокости, о несправедливости, которую невозможно осмыслить. О полных ненависти, злых, хитрых, красивых зеленых глазах. Нет, об этом думать я точно не хотела.

***

Всю следующую неделю я проболела дома. Анджела принесла куриный бульон, но отказывалась смотреть мне в глаза - чувство вины и стыда буквально съедали ее заживо. Мне пришлось около десятка раз повторить ей то, что она все сделала правильно, когда уехала с Калленом, чтобы подруга, наконец, почувствовала себя лучше. В произошедшем не было ее вины. Вся ответственность лежала на мне и только на мне, как и необходимость сделать все возможное, чтобы для Анджелы последствия не оказались катастрофическими.

Куриный бульон помог мне выбраться из лихорадочного состояния, и все оставшиеся дни недели я только и делала, что пила воду и спала, пытаясь быть в наилучшей форме к пятнице. На пятницу назначили отборочные игры по волейболу, и я не могла пропустить единственное занятие, которое не вызывало во мне отвращение, и в котором видны мои лучшие качества. Мне нравилось играть в волейбол, и я хотела быть выбранной в команду колледжа.
К четвергу моя простуда полностью прошла. Из-за сбившегося режима сна - я спала по пятнадцать часов в сутки – мне даже удалось столкнуться в доме с Чарли. Работая на Карлайла, он заходил домой лишь на редкие ночные часы, иногда принося продукты, но чаще всего просто запираясь у себя в комнате. Чарли был уверен, что сделал все возможное для моего благополучия - выпросил у Карлайла место в лучшем частном колледже штата. Я не утруждалась доказывать ему обратное.

В пятницу, когда весь наш курс собрался в большом спортивном зале, я чувствовала себя приподнято и решительно. Вид Его Светлости и свиты почти не беспокоил мой настрой - всплески воспоминаний из леса, в котором меня оставили, как ненужного котенка, уползли в самые дальние участки сознания. Я прошла мимо их королевской компании, глядя точно перед собой и высоко вздернув подбородок. Поэтому, когда чьи-то сильные руки толкнули меня в спину, я сгруппировалась гораздо хуже, чем если бы смотрела под ноги. Голова больно ударилась о покрытый деревом пол. Надо мной стоял Джеймс - на его лице играла выжидающая улыбка, глаза застланы пеленой. И хотя остальные его друзья находились всего в шаге от нас, их внимание было сконцентрировано друг на друге. Таня рассказывала что-то Элис, девушке Джаспера. Сам Джаспер со свойственным ему скучающим выражением высматривал кого-то в толпе. Каллен смахивал невидимые пылинки со своей идеальной спортивной формы.
Я быстро поднялась и, не давая Джеймсу возможности насладиться моей ответной реакцией, отошла в другой конец зала. Я ненавидела их театральность и наигранность. В Его Высочестве и его свите все всегда было идеально: прическа, одежда, поза. Где-то в самой потаенной части моей души мне хотелось быть хоть немного на них похожей. Выглядеть хоть на йоту так же идеально.

- Свон, в команду “Б”, - прогремел голос тренера.
Я заняла свое место на игровом поле. В мою команду попали Джаспер и Элис. Против меня играл Каллен с Таней. Насколько мне помнилось, команда Каллена всегда выигрывала. Я была настроена это исправить.
Игра шла вровень. Джаспер делал очень сложные подачи, что давало нам преимущество. Каллен раз за разом отправлял мяч точно в моем направлении, словно выискивая слабину. Меня бесила его уверенность в том, что я - слабое место нашей команды. Поэтому в последнем - решающем - розыгрыше я вложила всю имеющуюся во мне злость и обиду в удар и направила мяч точно в него. От звука соприкосновения лица Его Светлости с мячом, казалось, вздрогнули стены. И… мы выиграли. Я выиграла.

Эйфория ударила в голову. От скачка гормонов потемнело в глазах, поэтому я закрыла их и широко улыбнулась, вскидывая руки вверх в победном жесте.
Уже в следующую секунду меня прижали к стене. Пальцы Каллена больно вжимались в мои плечи, сильно вдавливая тело в бетонное покрытие. Его скула и висок горели ярко-красным от удара мячом. Его глаза пылали не менее опасно.
- Что за хуйню ты творишь, Свон?! - сквозь зубы прошипел он.
- Выигрываю у тебя, - вздергивая подбородок, ответила я. Адреналин от выигрыша действовал как наркотик, выдавливая из меня весь страх. Я никогда не чувствовала себя так решительно и триумфально.
- Проси прощения, - все еще вжимая свои пальцы в мои плечи, потребовал Каллен.
- Прости, - легко бросила я. Извинение ничего не стоило, когда ущерб уже нанесен.
- На коленях, - словно в подтверждение своим словам, он слегка надавил на мои плечи.
- Иди к черту со своими фантазиями, Каллен, - выплюнула я и резко сбросила его руки со своего тела.
В его глазах мелькнуло что-то опасное. Он отступил от меня на полшага, но я все еще была зажата между ним и стеной. Вокруг нас стояла гнетущая тишина.
- Не зарабатывай себе еще больше проблем, чем у тебя уже есть, Свон, - прищурив глаза и склонив голову вбок, проговорил он.
В ответ на его слова внутри меня что-то взорвалось.
- Моя жизнь и так беспросветный ад, Каллен. - Я слегка приподнялась на носочках, чтобы быть выше, но все равно доставала лишь до его подбородка. - Никакие твои действия не сделают ад еще более худшим местом! Твой папочка купил тебе колледж, купил друзей и целый чертов город, - я почти кричала, но не могла остановить поток слов. - У тебя уже есть все, зачем ты растрачиваешь себя на кого-то настолько никчемного, как я?!
Брови Его Высочества взлетели настолько высоко, что почти достали до кромки волос. В его глазах плескалась злость и неверие в происходящее.
- Или это просто жестокость ради жестокости, Каллен? - Я пододвинулась к нему еще ближе, не прерывая зрительного контакта. - Сейчас, когда я смотрю на тебя, за слоями злости, позерства и надутого самомнения не вижу ни грамма личности.

Я шумно выдохнула и быстро пошагала к выходу из зала, сопровождаемая молчанием и ошеломленными взглядами. Каллен мог схватить меня в любую секунду - за локоть или даже волосы - но ничего из этого не произошло, и я просто вышла в пустой коридор колледжа. И через несколько шагов отложенный всплеском адреналина панический страх, наконец, вступил в права над моим сознанием. О боги, что на меня нашло? Мои колени задрожали, слабость в ногах делала дальнейшее передвижение очень затруднительным. Частота пульса била все рекорды.
- Белла! - женский голос догнал меня со спины. - Это было невероятно!
Незнакомые мягкие руки сжали меня в объятья. Несмотря на раздирающую меня панику, я на мгновение прильнула к теплому телу. В моей жизни чертовски не хватало объятий.
- Твоя речь просто покорила меня! - Наконец, я выбралась из сжимающих меня рук и посмотрела в лицо говорившей. Элис. Девушка Джаспера.
- Эммм… - промычала я.
Это что, какой-то розыгрыш? Каллен послал за мной Элис, чтобы… чтобы что?!
- В тебе есть потенциал, - продолжала щебетать она. - Я бы хотела с тобой дружить.
- Что? - Сжимаемый паникой мозг не мог быстро обрабатывать входящие сигналы. Элис не входила в свиту Каллена, но находилась рядом с ними, опасно близко к его окружению.
- Займешь мне место за твоим столом на ланче? - еще шире растягивая улыбку, спросила она.
Я тупо кивнула. Мой стол имел кучу свободных мест, в бронировании не было необходимости. Впрочем, я была уверена, что Элис забудет об этом разговоре в следующую же минуту.

Но, к моему непередаваемому удивлению и к ужасу Анджелы, она присоединилась к нам за ланчем. Умение Элис говорить обо всем на свете и завлекать любого человека в разговор действовало на меня как успокоительное. Даже Анджела заметно расслабилась спустя десять минут обеда. Казалось, никто из королевских особ не интересовался такой странной компанией, лишь иногда тревожный взгляд Джаспера касался нашего столика. Что ж, я не могла его винить - моя компания приносила только проблемы.

***

Элис стала заходить по вечерам в гости. В первый раз это случилось без каких-либо предварительных согласований, и ее присутствие на моем пороге повергло меня в шок, но она принесла с собой сладости к чаю - от этого я не могла отказаться. Большую часть нашего времяпрепровождения она рассказывала какие-то истории. Элис казалась такой милой и доброй, что в один из вечеров я не удержалась и спросила ее, почему она встречается с Джаспером - одним из приближенных Его Светлости.
- Мир не делится на черное и белое, Белла, - с грустным вздохом ответила она. - Джаспер неплохой человек, но он выбрал быть другом Эдварда, чтобы не быть его врагом.
- Я не понимаю, как можно быть другом Каллена, не продавая свою душу дьяволу, - отрезала я.
- Эдвард, конечно, тот еще мудак, - согласилась Элис. - Но когда он не на публике, а в компании своих друзей, то вполне сносен.
Я отмахнулась от ее слов, как от надоедливой мошки. Мне не хотелось думать о Каллене как о ком-то сносном.

Следующие пару недель прошли без инцидентов. Элис иногда присоединялась к нам с Анджелой за ланчем, но чаще всего проводила его в библиотеке наедине с книгами.
Сегодня я торопилась попасть в столовую по двум причинам: первая - мне, как обычно, жутко хотелось есть; и вторая - мистер Грей снова тренировал на мне свои навыки пассивной агрессии, не забывая при этом привлекать в разговор и Таню с Калленом. Если они еще раз попытаются испортить мой обед…
- Видела результаты отбора в команду по волейболу? - осторожно спросила меня Анджела, когда я села за стол.
- Да, - только и ответила я. Конечно же, меня не взяли. Зато взяли гребаного Каллена.
Привлеченный моими озлобленными мыслями, Его Превосходительство собственной персоной - и окруженный привычной свитой - возник перед моим столом. Я сразу же вскочила на ноги, пряча за спиной свой еще нераспакованный сэндвич.
- Только попробуй снова испортить мою еду, Каллен, - я впилась в него взглядом.
- Иначе что, Свон? - проведя большим пальцем по своей нижней губе, спросил он. - Снова направишь мяч в мою голову на следующей игре? Ох, подожди… - Каллен нахмурил брови в притворном расстройстве, - ты ведь не в сборной.
Горечь от обиды явственно почувствовалась на моем языке. Я поджала губы и отвела взгляд от гадких зеленых глаз, демонстрируя окончание разговора.
- Нечего сказать? - Джеймс сделал шаг ко мне, его глаза снова остекленели, как было в спортивном зале.
- Иди к черту, - выплюнула я в его лицо.
Джеймс сделал рывок в мою сторону и схватил меня за горло. От сильного толчка моя голова ударилась в стену, в глазах заплясали темные точки. Его руки продолжали сжимать мою шею, и я вдруг поняла, что не могу больше сделать ни единого вдоха. Панические мысли заполнили голову: ”я сейчас умру, я сейчас умру”.
Мои ногти впивались в кожу его предплечья в попытке сделать хоть что-то, но недостаток кислорода делал движения тяжелыми и заторможенными. Я вдруг почувствовала необычайную легкость. Мне отчаянно захотелось спать.
Господи, дай ему убить меня.

- Хватит! - чье-то рычание заполнило собой все помещение столовой.
От сильного толчка тело Джеймса отлетело от меня и упало на наш с Анджелой стол. Я все еще не могла дышать - только хрипеть и кашлять. Не в состоянии стоять на ногах, я соскользнула вниз по стене. Я жива. Я жива.
Никто не произнес больше ни слова. Тишину прерывали только мои болезненные хрипы. Я подняла взгляд на Каллена. Его лицо исказилось от ярости, но, казалось, впервые она направлена не на меня. Джеймс, так и не решившись подняться после толчка Каллена, смотрел на него непонимающе. Впрочем, на лицах остальных студентов вокруг читалась та же самая эмоция.
Я снова посмотрела на Каллена. Еще недавно разившая из него ярость уже заменилась привычным нейтральным выражением лица. Возможно, мне только показалось, что он был зол?
- Если ты убьешь ее сегодня, - приподняв один уголок губ, легко сказал Каллен, - то с чем мы будем играть завтра?
Он махнул Джеймсу, и тот быстро поднялся, бросая на меня полный отвращения взгляд. Мои хрипы почти прошли, но я так и продолжала сидеть на полу у стены. Как только Его Высочество вышел из столовой вместе со своей свитой, на мое плечо легла рука Анджелы. Мне хотелось кричать. Каллен спас мою жизнь только потому, что ему хотелось поиздеваться надо мной чуть подольше?! Ненависть к нему, и так занимающая каждый уголок души, расцветала новыми красками, подобно синякам на моей шее от пальцев Джеймса.

***

- Мама сказала, что скоро она даст тебе подработку, - подминая под себя мою подушку, сказала Анджела. - В городе планируют какое-то собрание, и нужно будет помогать на кухне.
Мы - Элис, Анджела и я - сидели в моей комнате и ели печенье, которое принесла Элис.
- Слава богам, - облегченно выдохнула я. - Я уже почти не надеюсь, что нам с Чарли удастся выплатить все долги и выбраться из этой беспросветной нищеты.
Анджела грустно улыбнулась и продолжила взбивать подушку, пытаясь устроиться поудобнее. Элис устало вытянула вверх руки, растягивая спину.
- Или мы можем просто поджечь дом Карлайла, - с усмешкой, будто имея в виду что-то иное, заметила она.
- Как это поможет моей ситуации, - рассмеялась я, - кроме того, что принесет немного удовлетворения?
- Вместе с домом сгорят все долговые расписки, - поигрывая бровями, ответила Элис. - А также, как бонус, это сделает Эдварда фактически бездомным.
- Ты умеешь продавать идеи, - заметила я. - Но скорее всего. у них есть еще с десяток домов, а расписки лежат в какой-нибудь жароупорной комнате.
Элис пожала плечами и вернулась к поеданию печения. Но мой разум зацепился за ее слова. Если бы у меня получилось уничтожить расписки Чарли…
- Я устраиваю вечеринку для друзей в эту субботу, - просыпая крошки печенья, сказала Элис. - И это значит, что вы тоже приглашены.
Я скривилась и посмотрела на Анджелу. Выражение ее лица было схоже с моим. Вечеринки были чем-то из другого измерения и никак не вписывались в мою жизнь. Тем более к друзьям Элис относился Джаспер, а это означало…
- Там будет Каллен и его команда, - я поджала губы. - Они будут недовольны моим присутствием.
- Ох, кого волнует их недовольство? - всплеснула руками Элис. - Тем более, они будут непотребно пьяны, и их не будет интересовать ничье присутствие, кроме своего собственного.
- Я… - я не хотела соглашаться, но расстраивать Элис точно не входило в мои планы.
- Там будут супервкусные закуски моего собственного приготовления, - она забила последний гвоздь в гроб моих сомнений. Мне сложно было отказаться от всего, что было связано с едой.
- Я принесу тебе милое платье, - Элис уловила мою нерешительность.

Платье, которое одолжила мне Элис, действительно оказалось милым. Легкая коричневая ткань закрывала большую часть моего тела - от локтей и до колен. Я выглядела в нем… приемлемо.
До дома Элис я дошла за двадцать минут. Вместо отобранной Калленом куртки я теперь носила один из старых пуховиков Анджелы. Я была благодарна за то, что мы с ней почти одного размера, иначе мне никогда бы не пережить эту гребаную зиму. Изначально Анджела хотела подвезти меня на машине, но в последний момент миссис Вебер попросила ее посидеть с новорожденным братом, пока она сама занималась делами своей компании. После неожиданной смены планов я сначала тоже хотела остаться дома, но предательское милое платье, с любовью подобранное Элис, и ее обещание вкусных закусок заставили меня пойти. Я ничего не ела с самого завтрака и могла бы зайти на вечеринку на полчаса только ради ужина.

Дверь в дом Элис была открыта, несмотря на глубоко отрицательную температуру. Вечеринка набирала обороты. В поисках еды я прошла в общую гостиную. Элис предупредила меня, что готовит какое-то грандиозное появление, поэтому я не надеялась найти ее среди веселящейся толпы. Вместо этого мои глаза сразу же напоролись на взгляд Каллена. Его Превосходительство сидел в кресле, а его свита располагалась на небольших диванах по обе стороны от него, создавая импровизированный полукруг. На коленях Каллена сидела незнакомая мне девушка. Я быстро пробежалась взглядом по компании: помимо стандартного набора - Таня, Джеймс, Джаспер, - на диванах сидели и другие люди. Многие были знакомы мне по колледжу. Я на мгновение замерла, когда почувствовала на себе взгляд Тани, но она быстро потеряла ко мне интерес, возвращаясь к разговору. Похоже, Элис оказалась права - им не было до меня никакого дела. Но на всякий случай я отошла от их компании в другой конец гостиной, к столу с напитками. Налила себе лимонада и, в ожидании появления Элис и еды, стала наблюдать за гостями.

Довольно скоро я снова наткнулась на взгляд Каллена. Это было странно: он смотрел в упор на меня, даже не пытаясь скрываться. Из-за внушительного расстояния между нами я не чувствовала всю силу его взгляда, и он не пугал меня своей интенсивностью, поэтому решила не отводить глаза. Губы незнакомой мне девушки, скользящие по его скуле, добавляли нашей игре в гляделки пикантности. Я видела, как она прошлась языком по уголку его губ, как оставила несколько поцелуев на линии подбородка. Выражение лица Каллена было, как обычно, нейтрально-скучающим, но его взгляд, будто приклеенный к моему лицу, вызывал во мне не поддающиеся описанию эмоции.

Наше переглядывание прервала Таня, каким-то образом оказавшаяся вплотную ко мне. Ее бокал с чем-то красным был склонен к моему с шипящей газировкой. Из-за полной концентрации моего внимания на Каллене я даже не могла точно сказать, как долго она стояла рядом со мной. Чертово зеленое наваждение.
- Веселишься, Свон? - улыбнувшись, спросила Таня.
Я лишь пожала плечами, молясь, чтобы она поскорее ушла.
- За хороший вечер, - она поднесла свой бокал к губам и выжидающе посмотрела на меня.
- За хороший вечер, - повторила я и выпила свою газировку.
Слава богам, после этого Таня пропала в толпе гостей. Я бросила быстрый взгляд на Каллена, но он уже перевел свое внимание на кого-то из друзей. Девушка, минутами ранее сидящая на его коленях, пропала.

В моем животе начала закручиваться горящая спираль. Жар быстро разносился по телу, кожа пылала так, что мне хотелось выбежать из дома и броситься в снег. Пламя поднималось и поднималось, захватывая легкие, горло, лицо и, наконец, ударяя в мозг. Меня накрыло волной непередаваемого счастья. Звучащая в гостиной музыка, казалось, вплелась в мои вены - мне хотелось танцевать и смеяться. Смеяться и танцевать. Находящиеся вокруг меня гости вечеринки были такими веселыми, такими дружелюбными. Мне хотелось стать их частью, влиться в толпу и потеряться в ней.
Чья-то теплая рука взяла меня за запястье и куда-то потянула.
- Хочешь присоединиться к нам, Свон? - мелодичный голос Тани ласкал мои уши.
Конечно же, я хотела присоединиться к ним! В их компании все смеялись и веселились - я хотела смеяться вместе с ними. Таня привела меня к диванам и поставила ровно посередине. По трем сторонам от меня сидели ее друзья, их взгляды танцевали по моему лицу. Я широко улыбнулась. Если я понравлюсь им, они будут добры ко мне.
- Как ты себя чувствуешь? - Таня села на свое место, оставив меня одну в центре, словно на сцене.
- Невероятно, - прошептала я.
Все вокруг меня улыбались. Они были такими красивыми - Таня, Джаспер, Джеймс. Эдвард. Их фарфоровая кожа будто светилась в полумраке. Мне хотелось дотронуться до каждого из них.
- Тогда потанцуй для нас, - предложила Таня.
Мне и правда хотелось танцевать. Музыка билась во мне учащенным пульсом, тело стало почти невесомым и словно состояло из одних только ритмов. Я прикрыла глаза и начала покачиваться в такт играющей песне. Счастье - необъяснимое и почти неподъемное - распирало мою грудную клетку. Я хотела нравиться этим людям вокруг, хотела быть их другом. Хотела танцевать для них.
- Чего бы тебе больше всего хотелось сейчас, Свон? - спросила Таня.
Мне было сложно собраться с мыслями - я и так была счастлива, у меня имелось все, что нужно. Кроме только…
- Съесть чего-нибудь горячего, - мечтательно выдохнула я, открывая глаза.
Таня прыснула смехом. Я улыбнулась в ответ - мне нравилось, что мои друзья смеялись вместе со мной.
- Ну, у меня нет с собой гребаного супа, - сквозь смех сказала Таня и вынула что-то из кармана. - Но есть шоколадный батончик, хочешь?
Мне вдруг сильно захотелось сладкого. Горло сдавило от ее доброты и дружелюбности, поэтому я просто кивнула.
Таня вскрыла упаковку шоколадки и отломила небольшой кусочек. Она поманила меня пальцем, но когда я протянула руку, чтобы взять сладость, Таня покачала головой и указала на пол у ее ног. Я радостно села перед ней на колени и улыбнулась. Тяжесть в моей голове достигла максимума.
- Открой рот, - попросила Таня.
Я послушно открыла рот, и спустя несколько секунд она вложила туда кусочек шоколадки. Мне было хорошо и сладко. Зрение стало расплывчатым, но я все равно не могла отвести глаз с лица Тани. Сейчас, так близко к ней, мне казалось, что ее кожа была цвета топленого молока.
- А сейчас чего ты хочешь, Свон? - снова спросила Таня.
Я прикрыла глаза, пытаясь собрать кричащие в эйфории мыли. Моя голова была такой тяжелой, что мне хотелось лечь на пол, но я не могла расстроить этих милых людей, которые пригласили меня в свою компанию.
- Я хочу быть такой же красивой, как вы, - просто ответила я, заставив всех вокруг рассмеяться.
Честность не принесла никакого дискомфорта. Потому что все окружающие были моими друзьями: они смеялись и танцевали вместе со мной. Я могла быть честной.
- Иди сюда, Свон, - донеслось с противоположного дивана. - Я сделаю все, что смогу.
Я развернулась на голос и узнала в его обладательнице Джессику, студентку нашего колледжа. Она улыбалась и махала мне. Я радостно поползла к ее ногам.
- Вот так, не двигайся. - Она зажала мой подбородок пальцами и приподняла лицо. Пальцы другой руки сжимали открытую помаду.
Я покорно застыла. Джессика могла сделать меня такой же красивой, как они. Я так хотела этого, так хотела быть одной из них. Равной им.
- Я сделала все, что могла, - закончив красить мои губы, рассмеялась Джессика. - Кто-нибудь считает, что она стала красивее?
- Сойдет, - послышался мужской голос с другого конца дивана. - Хочешь посидеть у меня на коленях, милая?
Я улыбнулась и отрицательно замотала головой. Мне не хотелось обниматься с каким-то незнакомым парнем, я и так счастлива.
- О, - снова начала Джессика, - может быть, ты хочешь сесть на колени к Эдварду и показать ему свой макияж?
Я повернула голову в направлении кресла, где сидел Эдвард, и вздохнула. Да, мне хотелось сесть к нему на колени. Он такой красивый, такой идеальный. Мне хотелось, чтобы его руки прижали мое тело к себе. Я могла бы положить свою усталую голову на его плечо и заснуть.
Я поползла в сторону Эдварда. Его глаза настороженно следили за каждым моим движением. Когда я села у его ног, он не сделал ни одного движения в мою сторону. Его брови были сведены вместе, взгляд тяжело лежал на моем лице.
Почему он недоволен мной? Что я сделала не так?
- Эдвард, - прошептала я и дотронулась кончиками пальцев до его колена.
Резко, будто мои прикосновения оставляли ожоги, он вскочил на ноги, опрокидывая кресло.
- Джаспер, - почти пролаял он. - Убери ее отсюда!
Меня сразу же подхватили чьи-то руки. Моя голова настолько отяжелела, что я больше не могла поднять собственные веки.
- Отвези ее домой и останься, чтобы она не захлебнулась в собственной рвоте, - рычащий голос Эдварда раздражал мои ушные раковины.
Мне хотелось плакать. Я настолько ему не нравилась, что он не хотел находиться со мной в одной комнате. Очевидно, помада Джессики не сделала меня приятнее.
Всеобъемлющее чувство горя накрыло все мое тело. Я смутно ощущала, как меня везли в машине. Чей-то голос просил меня не засыпать. Но я так сильно хотела уснуть. Уснуть и больше никогда не проснуться.

***

Мне никогда в жизни не было так плохо физически. Когда я проснулась утром в воскресенье, все мое тело изнывало от боли, которая не имела ни начала ни конца. Мне смутно помнилось, что Джаспер оставался со мной до поздней ночи и ушел, только когда рвотные позывы, наконец, закончились. Как и говорила Элис, сам по себе он оказался вполне добрым и отзывчивым - Джаспер приносил мне воду и крепкий чай, заставляя пить как можно больше жидкости. Я была рада, что Чарли снова пропадал по каким-то поручениям Карлайла и не столкнулся с Джаспером ночью в доме. Это было бы неловко.
Неловко.
Всполохи воспоминаний о вчерашнем вечере скрутили и без того пылающий в агонии живот. Я старалась не думать об этом - занять свою голову чем угодно, лишь бы не анализировать унижение, через которое прошла. Не вспоминать их смех, их издевательства. Полный отвращения взгляд Каллена, когда он отскочил от моего касания, будто я была переносчиком чумы.
Лучше было сконцентрироваться на боли. Мое состояние походило на похмелье, умноженное в сотню раз. Я понятия не имела, что именно мне вчера подсыпали, но никогда больше не хотела проходить через это снова. Потеря контроля над собственным сознанием стала жутким, отвратительным опытом.

В дверь постучали. Я медленно спустилась на первый этаж, пытаясь минимизировать движения собственного тела. Виски беспощадно рвало головной болью, от которой хотелось расплакаться. Когда я, наконец, добралась до двери и открыла ее, там никого не оказалось. Только четыре огромных брендированных пакета из городского супермаркета. Невероятно, но от вида такой кучи продуктов моя головная боль слегка утихла. Я затащила все на кухню и быстро сделала ревизию их содержимого. Стандартные базовые продукты, если не считать аномально превышенного количества консервированных супов.
Кто мог привезти мне продукты? Или это ошибка?
Такое количество еды мы с Чарли могли бы растянуть на месяц. Чарли… Заинтересует ли его неожиданное пополнение наших продовольственных запасов, когда он, наконец, вернется домой? Маловероятно.
Несмотря на больной желудок и риск повторной рвоты, я разогрела себе один из бесчисленных супов. Горячая жидкая еда почти полностью вернула меня к жизни.
Джаспер.
Идея пришла в голову с последней ложкой супа. Это мог быть только Джаспер! Он был ночью у меня дома и много раз ходил на кухню за чаем. Возможно, он заметил отсутствие какой-либо еды и решил так выразить свое сочувствие из-за произошедшего? Его доброта, направленная на меня, не имела никакого смысла, но я уцепилась за эту идею, как за наиболее вероятную, и решила, что завтра - в понедельник - постараюсь поблагодарить его лично. Надо только найти возможность остаться с ним наедине на минутку - без Каллена, Тани и Джеймса. Мысль о Джеймсе и только-только сошедших синяков с моей шеи заставила меня вспомнить о перцовом баллончике, который я теперь всегда носила с собой. В следующий раз - а я не тешила себя иллюзиями, что следующего раза не будет - смогу дать отпор.

Но вопреки планам, в понедельник в колледж я не попала. Звонок домашнего телефона прозвучал раньше будильника - у Чарли произошел инсульт, и он уже несколько часов лежал в городской больнице Форкса. Всю первую часть дня я провела в его палате. Больничный запах напоминал мне о самом плохом - умирающей в муках Рене, вечной нехватке денег сначала на лекарства, а потом на похороны, и безразличии Чарли.
Во второй половине дня медсестры вывели меня из палаты и сказали, что Чарли пробудет в больнице еще около недели. Внутри меня было абсолютно тихо и пусто. К долгам перед банком и Карлайлом добавился еще один больничный счет.
Мысли о шутливом предложении Элис по сожжению дома мэра обрели новую силу. Чарли проведет в больнице неделю, а затем еще неизвестно сколько времени потребуется на восстановление. Все это время у нас не будет никакого источника дохода. И если просрочка отплаты банку грозила максимум судом, из-за неоплаченных долгов перед Карлайлом пропадали люди.

Вынырнув из своих мыслей, я нашла себя в полупустом коридоре колледжа. От учебного дня оставалось всего одно занятие - я не знала, зачем вообще решила пойти после больницы в колледж, а не сразу домой. Сил на учебу не имелось, поэтому я решила отсидеться в раздевалке.
Конечно же, по пути туда мне повстречался Его Высочество со свитой. Выворачивающий наизнанку взгляд Джеймса заставил меня проверить перцовый баллончик в кармане брюк. Я опустила голову и быстро прошмыгнула в раздевалку. Слава богам, в этот раз они не обратили на меня внимания.
В раздевалке я провалилась в какое-то подобие транса. Люди то и дело проходили мимо меня: забирали свои вещи из шкафчиков, переговаривались между собой, переодевались. Я безучастно смотрела прямо перед собой - ни на что конкретно, просто вперед, туда, где меня ждали только проблемы, долги и бедность. Я должна буду бросить учебу, устроиться на работу и всю оставшуюся жизнь отдавать все заработанные деньги Карлайлу.

Последний человек вышел из раздевалки, когда я взвешивала плюсы и минусы самоубийства. Внезапно навалившаяся тишина сжимала грудную клетку костлявыми пальцами. Я не могла найти силы встать и уйти. Не могла найти мотивации.
Дверь в раздевалку открылась, и передо мной оказался Джеймс. Он действовал настолько быстро и стремительно, что казалось, потратил много времени на их планирование. От сильного толчка мое тело врезалось в стену. В глазах потемнело. Его руки снова нашли мое горло, как тогда, в столовой, только сейчас его некому было остановить.
Воздух в моих легких закончился. Джеймс что-то говорил, его глаза светились жестокостью, но из-за оглушительного стука пульса в моих ушах я слышала лишь отрывки:
- … из-за тебя только проблемы… пустое место… никто не будет скучать…
Даже если все это правда, то не Джеймсу решать, жить мне или умереть. Адреналин от панического страха разлился по моим венам. Я не собиралась сдаваться. Не сейчас. Никогда.
Я выхватила из кармана перцовый баллончик и прыснула его содержимым Джеймсу в лицо. Его руки сразу же отпустили мое горло и начали яростно тереть глаза. Кашляя и пытаясь сделать полноценный вдох, я отползла к двери в раздевалку. Джеймс упал на пол: его стоны наполняли комнату, пальцы раздирали лицо, будто пытаясь снять верхний слой кожи. Я выбежала в пустой коридор. К выходу, к выходу!
Задыхаясь, я пробежала один поворот, второй. Близко, я уже близко. Последний поворот.

Я врезалось во что-то твердое и почти потеряла равновесие, но чьи-то руки схватили меня за плечи. Каллен.
- Не трогай меня! - хотела закричать я, но получилось только прохрипеть. Горло жгло колющей болью.
- Плохой день, Свон? - отпустив мои плечи, спросил он.
Что он здесь делает? Все занятия давно закончились. Если только…
- Не такой плохой, как у твоего друга Джеймса, которого ты отправил мучить меня!
Злость, обида, ненависть заставляли меня почти рычать. Глаза заслезились, но я быстро несколько раз моргнула, отгоняя слезы. Только не заплакать перед ним. Только не перед ним.
Я подняла полупустой перцовый баллончик к его лицу. Желание ответной жестокости - мести - затмило разум.
- Если ты еще раз натравишь его на меня… - начала я. Рука, сжимающая баллончик, была прямо перед его глазами.
Выражение лица Каллена было скорее шокированным и удивленным, чем напуганным. Нахмуренные брови, плотно сжатые губы. Он бросил быстрый взгляд за мою спину - туда, где в нескольких десятках метров страдал Джеймс. Неужели даже сейчас он беспокоится больше о своем друге, чем о том, что я могла буквально умереть?!
- Ну так сделай это, Свон. - Его взгляд вернулся ко мне, встревоженное выражение лица стерлось нейтральной маской.
- Горишь желанием валяться на полу с перцем в глазах? - Его вызов сбил меня с толку.
- Это твоя единственная возможность увидеть, как я смотрю на тебя снизу вверх, распластавшись у твоих ног. - Он вздернул одну бровь.
- У тебя какие-то ненормальные фантазии о доминировании, Каллен, - пробормотала я.
Его неожиданные, нелогичные ответы выводили меня из себя и одновременно гасили ярость, еще несколько минут назад требующую выхода наружу.
Я опустила руку с перцовым баллончиком и, слегка задев его плечо своим, быстро пошла к выходу.

***

Как и обещала Анджела, миссис Вебер дала мне вечернюю подработку. В доме Карлайла Каллена должно было состояться какое-то важное, разбитое на два дня собрание. Я не знала, собирались ли люди по делам мэрии или чему-то, связанным с нелегальной деятельностью Карлайла, но подозревала, что оба варианта правильны. Мне предстояло помогать на кухне.

Чарли все еще лежал в больнице. Его состояние улучшилось, но врачи не хотели отпускать его раньше времени. Мое будущее все еще на огромной скорости мчалось в преисподнюю, но теперь у меня имелся доступ к дому Карлайла. Я была полна решимости прочесать его полностью и выкрасть долговые бумаги Чарли.
Был ли у меня опыт в подобных шпионских делах? Нет. Был ли у меня другой выбор? Тоже нет.

Работа на кухне не представляла сложности. Наша команда насчитывала десять работников: шесть из них, включая меня, готовили еду, остальные четверо выполняли роли официантов и носили напитки и закуски в большой зал на втором этаже, где и проходило собрание. Двери того зала всегда были закрыты, и нам строго и однозначно запретили туда заходить.
Меня определили на чистку овощей. Я справлялась с работой довольно быстро и, когда у поваров появился запас чищенных картофеля, лука и моркови, отпросилась в уборную. Так начался первый этап моего плана - изучить дом.

К счастью, закрытые двери зала, в котором проходило собрание, скрывали за собой всех гостей дома, поэтому никто не встретился мне на пути, когда я пробиралась по коридорам и дергала за все доступные ручки. Подавляющее большинство комнат были заперты. Открытыми остались только уборные и, неизвестно по какой логике, домашняя библиотека семьи Калленов. Она располагалась ровно напротив зала, в котором в данный момент проходило собрание, но даже стоя у ее двери, я не слышала ни звука, доносящегося из закрытого помещения.

Я знала наверняка, что в библиотеке не могло храниться нужных мне документов, но все равно зашла внутрь, привлеченная красивыми обложками книг, выстроенными в ряды. В помещении, заполненном стеллажами с книгами, пахло пылью и бумагой. Я закрыла за собой дверь - на случай если кто-то решит пройти мимо библиотеки - и сделала несколько шагов вглубь комнаты. У окна стояли два кресла с небольшим столиком между ними. Я представила, как Каллен мог сидеть здесь и читать что-нибудь типа мемуаров Гитлера.
На столике лежала книга, и я бездумно подняла ее к своим глазам, слишком отвлеченная собственным воображением. “Женский Портрет” Генри Джеймса. Я улыбнулась. В средней школе мне нравилось читать эту книгу из-за того, что главную героиню, как и меня, звали Изабелла. Я открыла книгу на случайной странице и сразу же свела брови в недоумении. Кое-какие слова были зачеркнуты ручкой, причем так яростно, что в некоторых местах бумага была порвана. Я пробежалась по тексту. Имя главной героини. Вот что было вычеркнуто. Мое имя.

Я быстро закрыла книгу и положила ее на место. Все знали, что в доме жили только сын и отец Каллены. Прислуга точно не могла себе позволить так испортить книгу из библиотеки. Оставалось только… Каллен ненавидел меня настолько, что не мог вынести даже такого же, как у меня, имени главной героини романа.

В коридоре послышались голоса. Испугавшись, я сделала шаг к выходу, но голоса и шаги отчетливо приближались к двери в библиотеку. Мой взгляд заметался по комнате. Мне нужно было найти место для того, чтобы спрятаться. Я сделала быстрый рывок за первый ряд стеллажей и прижалась спиной к деревянной поверхности, пытаясь успокоить дыхание. Я не могла видеть, что происходило в передней части комнаты, но слышала, как открылась дверь.
- Сколько раз я говорил тебе, чтобы ты держал свой чертов язык за зубами, когда у нас в доме мои партнеры?! - Мужской голос прогремел настолько громко, что перекрыл собой звук захлопывающейся библиотечной двери.
- Понятия не имею, - во втором голосе я узнала Каллена. - Я не обращаю внимания ни на единое слово, выходящее из твоего рта.
Комнату заполнил грохот, будто что-то ударилось в книжный стеллаж. Я вздрогнула одновременно от звука и от вибрации, прошедшей по деревянной поверхности, к которой я прислонялась.
- Ни проходит и дня, чтобы я не пожалел о том, что ты мой сын, - прорычал первый мужчина. Карлайл. Это должен был быть Карлайл.
- Взаимно, отец, - ответил Каллен.
Снова грохот. Стеллажи затряслись от силы удара по ним. Я представила, как Карлайл впечатывал спину сына в книжный шкаф. Мой живот больно закрутило.
- Ты живешь в моем доме, - угрожающе произнес Карлайл. - А значит, должен уважать мои правила.
Я затаила дыхание в ожидании ответа. Мой рот пересох от волнения, страха и чего-то отдаленно напоминающего сочувствие. Каллен усмехнулся.
- Я лучше подожду, пока ты, наконец, сдохнешь, - выплюнул он.
Послышался звук удара, а затем что-то тяжелое упало на пол. Я зажала рот руками, чтобы не закричать.
- Приведи себя в порядок и возвращайся на встречу, - спокойно, будто ничего не произошло, сказал Карлайл. - И чтобы я не слышал больше от тебя ни слова.

Дверь в библиотеку открылась и снова закрылась. В комнате повисла тишина. Что случилось с Калленом? Нужна ли ему моя помощь?
Около минуты ничего не происходило. Я разрывалась на части: стоит ли выйти и проверить его или оставаться спрятанной? Затем послышались глубокий вдох и продолжительный выдох. Он встал - я слышала, как его колени соприкоснулись с деревянным полом - шумно отряхнул свою одежду и вышел из библиотеки.
Я провела в своем укрытии еще несколько минут, пытаясь прийти в себя. Развернувшаяся передо мной ситуация не укладывалась в голове. Все в городе считали Карлайла образцовым отцом, который был готов на все ради своего единственного сына.
Я растерла лицо ладонями, пытаясь собраться с мыслями. Мне совсем не хотелось чувствовать то, что я чувствовала - жалость и сочувствие к Каллену. Это все только усложняло.

***

Следующий день в колледже был странным. Я то и дело ловила себя за подглядыванием за Калленом, когда мы сидели в столовой на ланче. То, как он посмеивался над тем, что говорил Джаспер. Вскидывал брови, когда Джеймс вставлял свое слово в разговор. Закатывал глаза, слушая Таню. Я не могла не проигрывать в своей голове вчерашнюю сцену из библиотеки. Знали ли его друзья о том, что на самом деле происходит за закрытыми дверями огромного дома семьи Калленов? Делился ли он с ними своими проблемами? Или, как и я, держал все в себе, не доверяя никому?
Я встряхнула головой и перевела взгляд на сидящую рядом Анджелу. Мне следовало перестать задавать себе такие вопросы. Это делало Каллена личностью - слишком живой и человечной личностью.

У меня хватало своих проблем. Сегодня последний день моей подработки в доме Карлайла, а значит, последний шанс найти расписки Чарли. Поместье Калленов находилось недалеко от дома Элис - мне требовалось около тридцати минут, чтобы пешком дойти до пункта назначения. Как и вчера, я быстро начистила овощей впрок, выигрывая себе пару десятков минут на поиски. Только они снова оказались безуспешными. Все двери по-прежнему были заперты - я даже взяла с кухни столовый нож и попыталась поддеть им замок на одной из дверей, но все, что мне удалось получить - стертую кожу на ладони.

Мною завладело отчаяние. Не зная, что еще предпринять, я вернулась на кухню.
Я не смогла воспользоваться своим единственным шансом. Я навечно останусь в долговом рабстве у Карлайла.
На мои глаза навернулись слезы. Я быстро смахнула их кончиками пальцев, не желая неудобных вопросов от кухонного персонала. Спустя некоторое время, за неимением других поручений меня отправили выкидывать мусор на улицу.
Холодный зимний воздух жег кожу. В моей голове билась только одна мысль: ”Я не смогла. Я не смогла.”

На парковке перед гаражами стоял серебристый «вольво» Каллена со включенными фарами. Внутри машины не было видно никакого движения, поэтому, быстро выкинув мусор, я осторожно приблизилась к автомобилю и заглянула внутрь. Каллен спал, уткнувшись лбом в руль, у его ног валялась пустая бутылка из-под алкоголя. Я постучала в стекло. Затем еще раз - сильнее. План, зародившийся скорее от отчаяния, чем от моей гениальности, быстро сформировался в голове. Я открыла пассажирскую дверь автомобиля и - сугубо благодаря экстремальному уровню адреналина в моей крови - перетащила Каллена с сидения водителя на соседнее. Затем села за руль. Ключи все еще торчали в замке зажигания - машина работала на холостых. Каллен собирался куда-то ехать в таком состоянии или он откуда-то приехал?
Я плохо умела водить - сказывались недостаток опыта и отсутствие у меня автомобиля - но до дома доехала быстро и без происшествий. Не давая себе раздумывать над буквально кричащими недостатками моего плана, я вышла, открыла пассажирскую дверь и вытянула оттуда Каллена. Слава богам, он мог хоть немного держать вес на своих ногах и лишь на две трети опирался на мои плечи. Не знаю, как и какими силами, но я затащила его не реагирующее на внешние раздражители тело в свою комнату.

Так, что там дальше по плану?
Я усадила его на стул и быстро спустилась обратно на первый этаж в кладовую Чарли. Прочная клейкая лента, какие-то обрывки веревок. Я взяла все, что влезло в мои руки.
Каллен мирно спал на стуле в той же позе, как я его и оставила - голова наклонена к груди, рот слегка открыт.
Одурманенный адреналином разум не давал мне опомниться, подгоняя и подгоняя действовать дальше по безумному плану. Я примотала его руки и ноги к стулу сначала липкой лентой, а затем и веревкой - для прочности. В фильмах это работало.
Когда Каллен был надежно прикреплен к стулу, я стерла со лба испарину, проступившую от экстремальных физических нагрузок, и снова спустилась на первый этаж. У меня оставалось еще одно дело - известная на весь город машина Каллена, припаркованная перед моим домом.
Я отогнала ее на соседнюю улицу и вернулась обратно пешком. Ощущение нахождения в низкобюджетном детективном фильме вызывало истерический хохот, но я сдержалась. Мне нужно было оставаться в здравом уме. Насколько это возможно.

Всю ночь я не сводила глаз со спящего на стуле Каллена. Он был настолько прекрасен в этом безмятежном состоянии, что с трудом верилось в то, что именно этот молодой человек методично и расчетливо истязал и мучал меня. Не своими собственными руками, конечно, но королевским особам и не нужно никогда ничего делать своими руками. Его Высочество отдавал приказы.
Несмотря на то, что Каллен был привязан к стулу, я все равно не могла отделаться от мысли, что сама нахожусь в его заложниках, а не наоборот. Поэтому принесла с кухни нож. Само собой, я не собиралась его ранить - лишь хотела выглядеть угрожающе.

В шестом часу утра Каллен проснулся. Его мутный сонный взгляд прошелся по комнате, затем метнулся к веревкам и липкой ленте. Он дернулся – с видимой паникой на лице - затем еще раз. Безуспешно. Наконец, его полный ужаса взгляд остановился на моем лице, и, словно увидев что-то успокаивающее, его тело расслабилось.
- Интересный способ обратить на себя внимание, Свон, - хриплым ото сна голосом заметил он.
Почему Каллен больше не боялся? Мне пришлось еще раз напомнить себе, что в данной ситуации сила на моей стороне. Я перехватила рукоятку ножа, делая на нем особый акцент.
- Мне кое-что нужно от тебя. - Я попыталась сделать голос громким и уверенным.
- Это определенно не липкая лента и веревки, - усмехнулся он. - Этого у тебя достаточно.
- Точнее, не от тебя, - продолжила я, пропуская мимо ушей его сарказм. - А от твоего отца. -
Каллен рассмеялся.
- Ты похитила меня ради того, чтобы шантажировать Карлайла? - сквозь смех проговорил он. - Свон, мой отец скорее заплатит тебе деньги, если ты прямо сейчас воткнешь этот нож для мяса в мою грудь, чем если вернешь меня в целости и сохранности.
Я вздернула подбородок. Его присутствие в моей комнате оголяло нервы. У меня имелось так много вопросов… так много неотомщенных обид. Строгое следование плану вдруг перестало быть таким необходимым.
- Почему я, Каллен? - откидывая нож на кровать и делая шаг к привязанному к стулу парню, потребовала я. - Скажи мне, за что ты ненавидишь меня?!
Он перевел взгляд на окно, за которым все еще было темно. Его брови соединились в одну линию.
- Я ненавижу тебя, Свон, - начал он, все еще не глядя на меня, - потому что тебя легко ненавидеть. Потому что у тебя есть отец, который заботится о тебе настолько, что смог каким-то чудом уговорить Карлайла принять тебя в частный колледж. Потому что у тебя есть друзья, ради которых ты готова на все. Потому что у тебя хватает смелости не отводить глаза, даже когда твои колени стучат друг о друга.
Я хотела сказать ему, что почти ничего из этого не является правдой: что Чарли наплевать на меня; что у меня нет никакой смелости, и даже сейчас, когда Его Светлость привязан к стулу, ужас охватывает мое тело и душу. Но Каллен перевел свой взгляд на меня и продолжил, не дав мне вставить и слова.
- Я ненавижу, потому что хочу тебя. Несмотря на то, что сама мысль об этом вызывает у меня тошноту. Я не могу перестать думать о тебе, о твоей тупой и бесполезной дерзости, о твоих жалких попытках спасти этот ебаный мир.

Внутри меня все застыло. Его глаза излучали эмоции такой силы, что мои плечи слегка согнулись под их весом. Мне потребовалось сделать всего два шага, чтобы прижаться своими губами к его губам. Он замер - его взгляд был полон ужаса и брезгливости, но я не отступила.
В следующее мгновение Каллен ответил на поцелуй. Его губы жадно захватили мои - сильно, на грани боли. Язык прошелся по моим зубам, и я приоткрыла рот, впуская его внутрь. Каллен целовал меня так, словно это наказание и одновременно поощрение. У меня имелось до смешного мало опыта во всем, касающимся физических контактов - лишь единожды, еще во Флориде один парень поцеловал меня в губы, но Каллен делал это совсем иначе. Его язык исследовал мой рот в мягком, разжигающем внутренний огонь танце. Его зубы то и дело оттягивали мои губы, будто пытаясь притянуть меня еще ближе. Наш поцелуй был почти нестерпимо горьким – то ли от алкоголя, все еще циркулирующему по его организму, то ли от нашей обоюдной ненависти, сочащейся из слюнных желез.
С трудом, почти вырывая свою нижнюю губу из его зубов, я прервала поцелуй.
- Это то, что ты хотел от меня? - прошептала я.
- Это даже близко не то, что я хотел, Свон, - с отвращением бросил он.
Я выпрямилась и отошла на несколько шагов. Нахождение рядом с ним было слишком опасным.
- Ты поможешь мне попасть в кабинет Карлайла и забрать оттуда долговые расписки Чарли, - уверенно сказала я.
- И почему я должен это делать? - выплюнул Каллен.
В противовес всем Диснеевским сказкам, поцелуй не только не растопил его сердце, а, казалось, сделал еще злее. Я вдруг вспомнила о том, как сильно на самом деле ненавидела Каллена. Нельзя это забывать.
- Потому что пока ты спал, привязанный к моему любимому стулу, я сделала фото. - Я достала полароидный снимок из заднего кармана джинсов. - Не думаю, что ты хочешь, чтобы вся школа узнала о том, как просто тебя похитить и обездвижить. Особенно такому ничтожеству, как я.
Каллен лишь мельком взглянул на фото. На его лицо снова вернулась привычная нейтральная маска. Он ничего не ответил, но я знала, что в этот раз победа осталась за мной.

***

Мы с Калленом заключили сделку: он сообщает дату, когда Карлайл, предположительно, уедет по делам, и помогает мне попасть в его кабинет, а я держу язык за зубами. В целом меня все устраивало: Его Превосходительство со свитой держались от меня подальше: Джеймс делал вид, что меня не существовало, отказываясь даже смотреть в мою сторону; Джаспер легко кивал головой, когда мы пересекались взглядами. Каллен… оставался Калленом.
Хорошо, что я не думала о нашем с ним поцелуе. Потому что если бы думала, то мысли о его языке, ласкающем мой рот, о его зубах, кусающих мои губы, о его сбивчивом дыхании и горящем взгляде не давали бы мне покоя. Хорошо, что я не вспоминала об этом каждую минуту.

Ко дню, который Каллен выбрал для нашей операции, Чарли уже выписали из больницы. Он пришел в относительный порядок - тот порядок, который можно ожидать от человека, перенесшего инсульт. Его движения были слегка заторможены, и большую часть времени он спал. Я старалась отбросить свои эмоции и ухаживать за Чарли так же, как несколько лет ухаживала за Рене, когда он бросил нас одних. В большинстве случаев отец отказывался от моей помощи. Через несколько дней я просто сдалась. Продукты, которые магическим образом оказались у нашей двери, продержат нас на плаву еще около недели. И сегодня я отправлялась в дом Карлайла, чтобы обеспечить нам чуть более далекое будущее.

Весь день мои нервы были натянуты так туго, что могли порваться от слишком сильного вдоха. К вечеру я была настолько напружинена, что вышла из дома в шесть часов вечера, не имея возможности более себя сдерживать. Каллен сказал, что его отец уедет “около семи”. Я ненавидела расплывчатые формулировки и в половину седьмого уже стучала в их парадную дверь.
Я ожидала быть встреченной прислугой, как и полагалось в таких огромных домах, но дверь мне открыл сам Каллен.
- Свон? - Его брови слегка приподнялись, будто он забыл о назначенном времени.
- Эмм… ты сказал “около семи”? - Не дожидаясь приглашения, я зашла внутрь.
В доме было тихо - чрезвычайно тихо - и пусто.
- “Около семи” - это “после семи”, - закрыв дверь и засунув руки в карманы брюк, ответил он. - Карлайл еще дома.
Повисло молчание. Я стояла в нескольких шагах от него и перекатывалась с носка на пятку. Каллен внимательно наблюдал за мной - его голова склонена вбок, на лице слегка встревоженное выражение.
- Займемся чем-нибудь, пока ждем? - праздно предложила я, не имея в виду ничего конкретного.
Его взгляд метнулся к моим губам, но сразу же, будто осознав сделанную ошибку, отпрыгнул в сторону. Я обняла себя руками. Без суетящейся вокруг свиты Принц больше не выглядел пластиковой куклой. Его настороженный взгляд был живым и всепроникающим. От жесткой, почти режущей глаза красоты перехватывало дыхание. Мне пришлось напомнить себе, что Каллен, по факту, мой враг.

- Ну или просто посидим где-то? - Не дождавшись ответа на свое предыдущее предложение, я махнула рукой в неопределенном направлении.
- Карлайл работает в большом зале для собраний. Если мы будем находиться в библиотеке напротив, то услышим, когда он уйдет, - сказал Каллен.
Я молча кивнула головой. Мы поднялись по лестнице и подошли к библиотеке. Каллен открыл дверь, пропуская меня внутрь. Я сделала несколько шагов вперед, слегка вздрогнув от звука мягко закрывающейся двери за моей спиной. Воспоминания о подслушанной в этом помещении сцене заполнили голову. Возможно, приходить сюда было ошибкой. Вероятно, Каллен сейчас тоже мучился от воспоминаний о пережитом насилии. Я повернулась к нему лицом, с удивлением обнаруживая, что он стоял намного ближе ко мне, чем предполагалось. Вместо ожидаемого страдания его глаза горели каким-то животным блеском.

В следующее мгновение его рука была в моих волосах, а губы в миллиметре от моих губ. Я успела только жадно вдохнуть наэлектризованный воздух между нами, а Каллен уже целовал меня, в той же манере “наказание/поощрение”, как и в прошлый раз. Без необходимости напоминания, я приоткрыла рот, впуская его язык внутрь. Каллен сразу же принял приглашение и углубил поцелуй, в то время как его руки опустились на мои бедра и подняли меня вверх. Машинально я сцепила ноги на его талии, соединяя наши горячие тела в одно прекрасное пылающее месиво. Каллен сделал несколько шагов вперед и прижал мою спину к стене. Теперь, заперев меня между его телом и холодной стеной, он начал смещать акценты: не прерывая поцелуй, провел руками от моей талии до груди и выше - к шее. Горящее внутри возбуждение заставило меня выгнуть спину, прося больше касаний. Мой пульсирующий клитор прижался к его эрекции - именно в тот момент я поверила в то, что Каллен действительно хотел меня. Я простонала в его рот.

Оттянув мою нижнюю губу зубами в последний раз, Каллен спустился к шее, его руки начали быстро расстегивать пуговицы на моей рубашке, давая больше места для поцелуев. Он прошелся языком по ключицам, одновременно распахивая мою рубашку и еще больше вжимаясь в меня своим возбуждением. Его пальцы мягко очертили границы моего простого тканевого бра, затем он осторожно оттянул одну чашечку вниз и склонился ниже, обжигающим дыханием касаясь моего напряженного соска. Я тихо заскулила от фрустрации, и это подействовало - Каллен довольно усмехнулся, но все же подарил мне такое желаемое касание. Его губы плотно сомкнулись вокруг моего соска, зубы легко поддели нежную кожу. Я снова выгнула спину, требуя больше. И хотя понятия не имела, чего именно требовала - мой опыт ограничивался лишь парой-тройкой фильмов для взрослых - Каллен, казалось, понимал мой язык стонов и поскуливаний.

Он снова вернулся к моей шее. Его язык оставлял влажные следы на покрытой мурашками коже. Я склонила голову вбок, давая ему больше пространства для маневров. Он остановился на одном особо чувствительном участке - чуть выше ключицы в основании шеи, - и я почувствовала на своей коже касания его зубов. От резкой боли из меня вырвался негромкий писк, но он сразу же вылизал место укуса своим горячим языком, а затем покрыл несколькими легкими поцелуями. Каллен оставил на мне метку.
Острый укол нарастающего возбуждения прошелся дрожью по моему позвоночнику. Я сильно потянула его за волосы, желая снова соединить наши губы в поцелуе.

Где-то в коридоре хлопнула дверь. В одно мгновение пелена, застилающие горящие от возбуждения глаза Каллена, спала. Он расцепил мои скрещенные на его поясе лодыжки и аккуратно поставил меня на ноги. Его пальцы, несколько минут назад быстро расстегнувшие пуговицы моей рубашки, теперь совершили обратный процесс. Я видела, как менялись эмоции на его лице: желание, злость, отвращение, ненависть. Закончив с моей одеждой, он прислонился спиной к стене в метре от меня и медленно сполз по ней вниз. Его руки накрыли лицо.
- Мне кажется, у меня ебаное раздвоение личности, - спустя минуту сказал он приглушенным из-за ладоней, закрывающих лицо, голосом. - И меня тошнит от каждой из них.
Я села рядом с ним, также прислоняясь спиной к стене.
- Если тебе будет от этого легче, - он убрал руки от лица и бросил быстрый взгляд в мою сторону, - я стал ненавидеть себя еще немного больше из-за того, что только что произошло.
- В том, что только что произошло, участвовали двое, - напомнила ему я.
Несколько минут мы просидели в тишине. След от укуса сладко ныл на моей шее, услужливо напоминая о его касаниях.
- Думаешь, Карлайл уже уехал? - я вдруг вспомнила о том, зачем вообще пришла в этот дом.
Каллен встал и подошел к окну.
- Его машина еще здесь. Наверное, ходит где-то по дому в поисках ключей.

Мои мысли плавно перекочевали к огромному и невероятно пустому дому Карлайла. Я знала, что они жили вдвоем, но у меня не было ни малейшей идеи о том, где мама Каллена. Как вообще правильно спрашивать о таких вещах? Все варианты, возникающие в моей голове, казались неподобающими.
- У вас всегда так пусто?.. - начала я издалека.
- Карлайл нанимает обслуживающий персонал, когда у нас собираются его партнеры. - не совсем верно истолковав мой вопрос, ответил он. - Во все остальные дни содержание дома на мне.
- А твоя мама… - заранее сжавшись в ожидании его негативной реакции, прошептала я.
- Эсме умерла при родах. - Каллен отошел от окна и снова сел на пол недалеко от меня. - Карлайл любил ее больше всего на свете, поэтому отношения у нас с ним не заладились с самого моего рождения, - горько усмехнулся он. - Карлайл полностью спихнул меня на нянь и сиделок, и что бы я ни делал, как сильно бы ни старался, у меня не получалось обратить на себя его внимание.
Каллен смотрел куда-то перед собой, словно забыл о моем присутствии.
- За одним-единственным исключением, - продолжил он. - Когда я делал что-то особо жестокое, это вызывало у него реакцию. Злость.
Махнув головой, сбрасывая тяжелые мысли, Каллен выпрямил спину и посмотрел на меня.
- Думаю, это вошло в привычку.
Я смотрела на него широко распахнутыми глазами, представляя маленького мальчика, одинокого и нелюбимого.
- Моя мама умерла от рака в прошлом году, - прошептала я. - Чарли уехал в Форкс, чтобы - как он говорил - заработать больше денег на лечение. Я ухаживала за ней одна все время болезни, - мой голос сорвался на последнем слове. - Она умирала на моих глазах.
Каллен молча кивнул, принимая мою правду в обмен на его откровение. Мы были на равных.
- Пошли поедим, - не дожидаясь ответа, он поднялся и подошел к двери.
Я не привыкла отказываться от еды.

- Уход за домом на мне, - бросил Каллен, когда мы зашли на кухню, - но на готовку уходит слишком много времени. Выбери, что тебе нравится из шкафа. Я буду то же самое. - он махнул рукой в нужном направлении.
В указанном шкафу полки были забиты полуфабрикатами, восемьдесят процентов которых составляли консервированные супы той же марки, что я ела теперь каждый день. Мое дыхание сбилось. Я несколько раз моргнула, пытаясь сделать мир вокруг четче. Продукты, которые неизвестно как оказались в моем доме… Их прислал Каллен? Зачем ему было это делать?!
Я быстро схватила две случайных упаковки супа и отдала их ожидающему у микроволновой печи Каллену. Мой мозг пульсировал без остановки. И когда Его Превосходительство поставил передо мной тарелку разогретого супа, когда сел напротив и взял в руку ложку, я все думала, думала и думала.
- Это ты прислал мне пакеты с продуктами после той вечеринки у Элис? - сжимая в руке ложку, тихо спросила я.
- Не понимаю, о каких продуктах ты говоришь, Свон, - стискивая зубы, прошипел он.
Насколько очевидное отрицание, только еще больше доказывающее его причастность, разом вышибло из меня все сомнения.
- Ну да, ну да, - саркастически протянула я и вскинула брови.
- Ешь свой чертов суп, - нахмурившись, бросил он. - Молча.
И я ела свой чертов суп.

На последней ложке откуда-то из главного холла послышался звук закрывающейся двери. Карлайл, наконец, ушел.
Быстро, не теряя ни минуты, мы поднялись на второй этаж. Каллен открыл своим ключом одну из комнат, но показал мне жестом, чтобы я оставалась в коридоре. Не более чем через минуту он вышел оттуда с другой связкой ключей. Следующей остановкой стал кабинет Карлайла. Каллен открыл дверь и пропустил меня внутрь.
Я быстро пробежалась взглядом по комнате: огромное окно, выходящее на задний двор, деревянный стол и высокий, ростом почти с меня сейф. Каллен сразу же направился к кодовому замку, быстро ввел комбинацию и махнул мне рукой в приглашающем жесте.
- Откуда… - я была в шоке от того, что это было так просто, - Откуда ты знаешь все это? - Я неопределенно указала на дверь и сейф.
Каллен отвернулся от меня к окну. Его спина была явственно напряжена, плечи полностью расправлены.
- Я знаю достаточно, чтобы разрушить его жизнь за полчаса, - сказал он. - И достаточно, чтобы за мою голову назначили высокую цену, если вдруг я решусь уйти или выступить против.

Меня бросило в жар от неоспоримой уверенности, звучащей в его голосе. Я осторожно подошла к открытому сейфу и пробежалась глазами по полкам с документами. Столько власти. Перед моим глазами сейчас находилось немыслимое количество влияния.
- Когда-нибудь я наберусь смелости и убью его. - все еще спиной ко мне сказал Каллен.
Я ждала продолжения, ждала какого-нибудь “но”. Ничего не последовало.
Несмотря на дико дрожащие руки, я быстро нашла долговые расписки Чарли и засунула их за пояс джинсов. Пора уходить. Я взяла все, что необходимо. Но мой взгляд зацепился за стопки контрактов на астрономические суммы денег. Бросив быстрый взгляд на неподвижную спину Каллена, я взяла бумаги в руки и пролистала. Перед моими глазами мелькали незнакомые фамилии и места, неизвестные объекты строительства и суммы с многими-многими нулями. Но некоторые фамилии все же оказались мне известны. Из новостей. Среди тех, с кем работал Карлайл, имелись политики высоких рангов, не так давно осужденные за коррупцию.
Я задержала дыхание, пытаясь прояснить мысли. Каллен все еще стоял лицом к окну, давая мне необходимое время и какое-то подобие приватности. Могла ли я разрушить этот шаткий, почти невидимый мостик доверия, который мы построили за последнее время? Я должна была.
Я засунула стопку контрактов себе под рубашку, туда, где еще недавно проходили дорожки из его касаний и поцелуев. Но сейчас было не время об этом думать. Нужно как можно скорее убираться из этого дома.

Я оказалась в свой комнате через двадцать две минуты почти постоянного бега по заснеженным вечерним улицам Форкса. Верхний лист одного из контрактов стал немного влажным от контакта с моей вспотевшей кожей, но это меня мало волновало. Дрожащими от страха руками я сделала фото каждой страницы, а затем открыла свой старенький ноутбук и молилась, чтобы он загрузился побыстрее.
В течении следующего получаса я отправляла украденные у Карлайла документы во все крупные газетные издания нашей страны.

***

Следующий день в колледже я провела на иголках, подпрыгивая от каждого громкого звука. Мне постоянно чудилось лицо Карлайла, строго глядящее на меня из всех углов. Я ходила по зданию колледжа, словно вернувшись в самые первые недели после переезда в Форкс - с низко опущенной головой, вжатой в плечи. Каллена не было на занятиях весь день. И следующий тоже. Брошенная Принцем свита потерянно блуждала по коридорам, не зная, чем себя занять. Меня странно волновало его отсутствие. И моя в этом роль.

Со следующей недели начались рождественские каникулы. Понедельник я провела в своей комнате, спускаясь вниз, только чтобы разогреть полуфабрикаты для себя и Чарли. Гнетущее отсутствие новостей действовало мне на нервы похлеще самого провокационного взгляда Каллена. Я надеялась, что мне удастся еще хоть раз почувствовать его на себе.

На следующий день Форкс взорвался от неожиданной новости - мэра города арестовали без права на залог. По местным новостям дикторы зачитывали бесконечный список предъявленных ему обвинений. Я сгрызла свои ногти до основания, следя за разворачивающимися событиями. От Каллена все еще не приходило никаких вестей. С другой стороны, с чего бы ему было связываться со мной? Я - та, кто воспользовалась его помощью и выкрала документы, о которых мы не договаривались. И все же… И все же…

Вечером я сдалась. Неважно, что ненависть Каллена ко мне, вероятно, в данный момент достигла своего пика. Неважно, что моя собственная ненависть к нему в последнее время трансформировалась в нечто невообразимое и непонятное. Все это казалось неважным, когда я быстро перебирала ногами по свежевыпавшему снегу, стараясь как можно быстрее добраться до его дома.
Ни в одном из окон не горел свет, но я все равно позвонила в дверь. Рождественский холод проникал под старую куртку, заставляя меня обхватить себя руками в попытке сохранить тепло. Наконец, дверь распахнулась.
Каллен выглядел… обычно. Несмотря на позднее время, он был одет в простую рубашку и брюки. Неужели он не знал о существовании домашней одежды?

- Должен признаться, я восхищен твоей наглостью, Свон, - стоя в дверном проеме, сказал он вместо приветствия. - Заявиться в дом к тому, кого ты обокрала и упрятала в тюрьму.
Я нервно прикусила губу и отвела взгляд. По его спокойному выражению лица было непонятно, насколько он был зол.
- Технически, это теперь твой дом, - пожала плечами я. - Так что…
Каллен слегка сдвинулся, пропуская меня внутрь. Я сделала несколько шагов по холлу и застыла в нерешительности. Непонятно, каким образом, но дом стал еще тише.
- Ты в порядке? - тихо спросила я, встречаясь с ним взглядом.
Каллен приподнял брови и пожал плечами. Конечно же, он не в порядке. Весь его мир только что перевернулся с ног на голову. И несмотря на то, что Карлайл - ужасный человек, и я совершенно не жалела о содеянном, он все же был его отцом.
- Я… - извинения застряли в горле.
- Спасибо, - вдруг произнес Каллен. - Ты сделала больше, чем я бы когда-либо осмелился.
- Ты только что поблагодарил меня? - пытаясь придать разговору легкость, я добавила в голос иронию.
- Советую запомнить этот исключительный момент, - усмехнулся Каллен.

Между нами повисла тишина. Я выполнила программу максимум - он не зол на меня, мы сказали друг другу все, что хотели. Наверное, теперь мне нужно уходить?
Я обхватила себя руками и посмотрела на дверь.
- Хочешь… - словно перехватив мой взгляд, выпалил Каллен. - Хочешь выпить чаю?
На удивление, мне действительно захотелось выпить чаю.
Мы поднялись на второй этаж и зашли в одну из комнат, расположенную в самом конце северного крыла дома. Его комнату.
Помещение заполнял мягкий свет ночника, стоящего на небольшом столике рядом с фарфоровым чайником и одной кружкой. Видимо, до того, как я вломилась в его дом, он действительно пил чай в своей комнате.
Я удивленно взглянула на него. Каллен никогда не казался мне тем человеком, который будет сидеть в приятном полумраке и пить теплый напиток, глядя на разворачивающуюся за окном зиму. В моей голове он скорее тот, кто в свободное от колледжа время истязает котят в подвале.

Его комната представляла собой небольшие апартаменты. Одну часть занимали упомянутый столик и пара кресел, за которыми стояли небольшие шкафчики, заполненные книгами. На стене висел плазменный телевизор с подключенными к нему игровыми приставками. Другую часть комнаты занимала большая двуспальная кровать. Помещение казалось больше гостиничным номером, чем личной комнатой. Как будто Каллен был готов в любой момент бросить все и сбежать.

Он подошел к столику и достал из его нижней секции еще одну чашку. Его действия были рваными и чересчур резкими, будто бы он чувствовал себя неуверенно в моем присутствии. Будто бы такое простое действие, как налить чашку чая, служило ему отвлечением от чего-то гораздо более существенного.
- Каллен, - я подошла к нему вплотную, - я на самом деле не хочу пить чай.

Мои руки обхватили его шею, пальцы вплелись в волосы и потянули его лицо ближе к моему. Будто бы всю жизнь ожидая лишь этого момента, он сразу же подхватил меня за талию и прижал к своему телу, позволяя мне снова прочно сцепить ноги на его пояснице. Наши губы жадно впились друг в друга, обоюдная потребность выливалась через сбивчивые вдохи и короткие выдохи. Я чувствовала его везде: язык, сплетающийся с моим в страстном танце; тело, вжимающееся в мое ровно там, где это было нужно; пальцы, вплетенные в мои волосы. Снова, как и в прошлый раз в библиотеке, Каллен прижал меня к стене и вжался в меня еще сильнее, даря нам обоим такое желанное трение. Он расстегнул мою рубашку и быстро, не желая отрывать губы от моей кожи надолго, отстранился, чтобы сорвать ее с моего тела. Бра остался на мне ненамного дольше, чем блузка. Каллен медленно прошелся взглядом по моей оголенной коже, заставляя ее покрываться мурашками. Я слегка потянула его за волосы и приоткрыла губы, приглашая его к поцелую. Каллен медленно склонился ко мне и провел языком по моей нижней губе. Его руки лежали уже на моей голой груди - очерчивали ореолы сосков, дразня легкими касаниями. Недовольная таким положением вещей, я выгнула спину навстречу его пальцам. Каллен довольно усмехнулся в мой рот.

Я вдруг почувствовала всю несправедливость ситуации - мне хотелось как можно большего контакта с его кожей, но несмотря на мое положение топлесс, он все еще оставался полностью одет. Мои пальцы стали быстро и нетерпеливо расстегивать пуговицы его рубашки. Губы Каллена сдвинулись на мою шею, он покрыл поцелуями всю доступную ему чувствительную кожу, уделяя особое внимание оставленной им метке. Его язык прошелся по ее контурам, и откуда-то глубоко из его горла послышался низкий стон одобрения.

Я сдернула с него рубашку и смогла, наконец, прижаться своей оголенной кожей к его. Он поднял голову от моей шеи, и наши взгляды встретились. Я была уверена, что огонь желания, горящий в его глазах, точно отражал мой. Его лицо было таким открытым и красивым, что мое и без того сбившееся дыхание снова дало сбой. Я мягко провела пальцами по его скулам, по бровям и ребру носа. Мне хотелось дать ему все, чего он хотел. Все, чего хотела я. Воспоминания о наших бесконечных спорах заполнили голову: сцена в спортзале, разговор после нападения Джеймса, поцелуй в моей комнате. Осторожно, не прерывая взгляда, я расцепила ноги, сомкнутые за его поясницей, и спустилась на пол. Оставаясь все еще зажатой между ним и стеной, я смотрела в его глаза и думала о каждом сказанном им слове.

- Покажи мне, как ты хотел меня, когда представлял нас, - прошептала я. - Я сделаю все, что ты хочешь.
Каллен не ответил, его настороженный взгляд скользил по моему лицу в поисках сомнений. Но во мне не было никаких сомнений - я знала, чего хотела.
Я еще раз прошлась пальцами по его скуле и, приподняв один уголок губ в молчаливом вызове, стала медленно опускаться на колени. Это было то, чего он хотел от меня.

Но руки Эдварда подхватили меня почти сразу же, не давая выполнить мою задумку. Он склонился к моему лицу и оставил легкий, почти невинный поцелуй на моих губах.
- Я представлял, как мой язык скользит по твоей шее, - хрипло прошептал он, оставляя влажные горячие дорожки на моей шее. - Как мои зубы легко касаются метки над ключицей, вызывая дрожь в твоем теле от осознания, что ты принадлежишь мне.
По моему позвоночнику прокатилась обжигающая волна дрожи. Его слова отдавались в моем пульсирующем клиторе, стягивая низ живота в ноющем предвкушении.
- Я представлял, как мои пальцы скользят по коже твоей груди, - вторя своим словам, Эдвард опустился чуть ниже. - Как мой язык и зубы играют с твоими возбужденными сосками.
Я громко простонала его имя, выгибая спину навстречу губам на моей груди. Эдвард. Напряжение в низу живота стало почти болезненным, мне нужно было почувствовать его касание именно там. Я потянула его волосы в попытке показать свою потребность. Но Эдвард еще не закончил игры.
- Я представлял, как твое тело изнывает от желания, - он полностью опустился на колени передо мной. Голос стал настолько низким, что я скорее чувствовала вибрации, чем слышала сам звук. - Как мое дыхание оставляет мурашки на твоей коже.
Он прошелся языком по границе между моей голой кожей и поясом джинсов. В данный момент я ненавидела этот предмет одежды. Мне нужно было просто прийти сюда сразу голой.
Я буквально захныкала от фрустрации. Мои ноги подкашивались, поэтому тело удерживалось в вертикальном положении только из-за того, что прислонялось к стене, и обещания продолжения в его голосе.

- Эдвард, - проскулила я.
Его имя произвело эффект. Он быстро расстегнул молнию джинсов и стянул их с моих ног вместе с трусиками. Я осталась полностью голой - с Эдвардом, стоящим передо мной на коленях.
- Я представлял, - продолжил он, когда между его дыханием и моей кожей ни осталось никаких преград, - как твое бедро ляжет на мое плечо, - он приподнял мою правую ногу своими руками и положил ее на плечо, в один момент оказываясь так близко с тем местом, где я хотела его больше всего.
- Я представлял, как ты стонешь, когда я трахаю тебя своим языком, - прошептал он прямо в мой центр и, наконец, одним медленным дразнящим движением провел языком вдоль моих складок.
Я выгнула спину, откинула голову назад и вжала макушку в стену, чтобы прижаться к его рту как можно ближе. Мои руки не переставая тянули его волосы - я могла бы волноваться из-за того, что ему больно, если бы в тот момент меня что-либо волновало, кроме его губ, втягивающих мой набухший клитор в горячий рот, кроме его пальцев, скользящих по моим бедрам все выше и выше.
- Я представлял, - слегка отстраняясь, прохрипел Эдвард, - насколько ты влажная и горячая, - он провел одним пальцем вдоль моих складок, дразня и доводя до безумия. - Представлял, как трахаю тебя своими пальцами, - он ввел в меня один палец, и я застонала, не в силах больше сдерживаться.
- Представлял, как твои стенки сжимаются от наслаждения, - он добавил второй палец.
Его ритмичные движения сводили меня с ума, я чувствовала, как напряжение, скопившееся внизу живота, достигло максимума, но не могла никак перешагнуть за черту.
- Отпусти, Белла, - прошептал Эдвард и снова накрыл мой клитор своим языком.
Я задохнулась от ощущений: его пальцы, входящие в меня снова и снова, горячий язык, касающийся самой чувствительной точки. Но именно звук моего имени, произнесенного его полным желания голосом, стал триггером, запустившим волну почти болезненного удовольствия. Она началась ровно в том месте, где его язык ласкал мой клитор, и, набирая силу и скорость, прокатилась по всему моему телу, доставая до кончиков пальцев рук.

Мои ноги подкосило, и я перенесла весь с свой вес на плечи Эдварда. Меня все еще немного потряхивало, но сознание уже начало проясняться. Я разжала пальцы, освобождая его волосы из захвата. Его руки держали мое тело от случайного падения, а глаза, светящиеся в полумраке каким-то чертовским огнем, не отрывались от моего лица.
- Кажется, я не один, кто представлял все это, - широко улыбнувшись, сказал Эдвард.
Я аккуратно спустила свою ногу с его плеча и прочистила горло, пересохшее от стонов. Даже в такой ситуации он нашел момент, чтобы поддеть и смутить меня.
- Каллен, ты просто придурок, - закатила глаза я.
- Ох, снова Каллен? - быстро вскакивая на ноги и прижимая к себе мое голое тело, возмутился он. - Нет, обратной дороги уже нет, Белла.
Мое имя так соблазнительно звучало на его губах, особенно когда он выдыхал его прямо в мою шею. Я тут же забыла о своих претензиях и обхватила его шею руками. Эдвард подхватил меня на руки, отнес к кровати и уложил нас на мягкое покрывало.
- Я не потерплю оскорблений в моем доме, Белла, - проводя кончиками пальцев от метки на моей шее до низа живота, протянул он.
Его низкий голос - почти мурлыканье - возбуждал меня, как ничто иное. Особенно когда он говорил что-то изысканно-пошлое и комментировал свои действия, доставляя мне удовольствие. Я сжала бедра в поисках хоть какого-то трения. Мне хотелось, чтобы он продолжал говорить.
- И что ты сделаешь, Эдвард? - я подчеркнула интонацией его имя.
- Я заставлю тебя просить, - его пальцы, до этого скользящие по низу моего живота, спустились к бедрам и слегка развели их в стороны.
- Просить? - теряя смысл разговора, промычала я.
- Первый оргазм тебе достался просто так, - вводя в меня один палец, ответил Эдвард. - Следующий тебе придется заработать.
Я выгнула спину, пытаясь побудить его действовать активнее. Моему перегруженному от желания мозгу сложно было осознать, как именно я должна заработать разрядку.
- Ты должна говорить, чего ты хочешь, Белла, - нависая надо мной, прошептал в мои губы Эдвард. - Должна просить, пока я трахаю тебя.

Он быстро расстегнул свои брюки и одним отточенным движением оголил себя полностью. Я обхватила его шею руками и прижала к себе. Его полный секса и пошлости голос скручивал низ моего живота в сладком предвкушении. Я прижала свою грудь к его и обвила ноги вокруг его талии. Теперь, когда наши тела касались друг друга почти в каждой точке, я чувствовала, как жидкое медленное пламя разгоралось под моей кожей. В попытке заставить Эдварда двигаться я слегка приподняла бедра и тихо простонала от дополнительного трения.
- Тебе нравится, когда я говорю о том, как сильно хочу тебя, не так ли, Белла? - усмехаясь, спросил он.
Я смогла лишь простонать в согласии.
Эдвард провел зубами по линии моего подбородка и прикусил мочку уха. Его горячее дыхание опаляло мою кожу. Наконец, он сдвинул свои бедра так, чтобы расположиться прямо напротив моего входа. Внутри меня все заныло в сладком предвкушении. Но Эдвард не торопился двигаться.
- Скажи, что ненавидишь меня, Белла, - прошептал он в мое ухо.
Изнывая от фрустрации, я снова приподняла бедра в попытке прекратить пытку. Эдвард лишь мягко усмехнулся в мои волосы, не давая мне взять свое. Гадкий, наглый, самодовольный, упрямый…
- Я ненавижу тебя, - выдохнула я.

Одним быстрым плавным движением он вошел в меня. Я не почувствовала никакой боли - сильное возбуждение перекрывало любые другие позывы - но машинально закрыла глаза от непривычного чувства наполненности.
Спустя пару секунд я выдохнула и посмотрела на Эдварда. Он внимательно наблюдал за моей реакцией, не двигаясь и давая мне время на то, чтобы привыкнуть. Я кивнула, без слов сообщая, что все в порядке, и слегка приподняла голову, соединяя наши губы.
Эдвард начал двигаться внутри меня - медленно, слишком мучительно медленно. Его язык сплетался с моим, смешивая наше сбивчивое дыхание воедино. Чувство непривычной наполненности прошло, снова выводя на передний план фрустрацию и нарастающее напряжение в низу живота.
- Эдвард, - проскулила я в его губы.
Я не знала, о чем мне нужно было просить - у меня не было никакого опыта в сексе, чтобы знать, чего именно мне хотелось. Я лишь мысленно умоляла Эдварда каким-то чудом понять мою нужду.
- Скажи это, Белла, - проводя зубами по моей шее, потребовал он.
- Я… - я запнулась на первой же букве, - я ненавижу тебя.
В награду за сказанное Эдвард увеличил скорость и слегка изменил угол своих движений. Каждый раз, когда он входил в меня, мой клитор получал такую необходимую стимуляцию. Но недостаточно, этого все еще было недостаточно.

- Пожалуйста, - снова протянула я.
- Пожалуйста что, Белла? - отозвался Эдвард.
Если бы я знала! Напряжение в низу живота сводило с ума. Его пальцы сомкнулись на моем соске, посылая еще больше импульсов в мой и без того пульсирующий клитор. Он делал это все специально, дразнил и выводил меня из себя.
- Господи, как же я ненавижу тебя, Эдвард! - громко простонала я, выгибая спину, пытаясь хоть как-то улучшить свое положение.
Он только мягко рассмеялся. Пальцы его правой руки проскользнули между нашими телами, доставая до центра моих нервных окончаний. Я захныкала от долгожданной стимуляции.
- Такая злая, упрямая, красивая… - каждое новое прилагательное он сопровождал сильным толчком, дополняя его круговыми движениями своими пальцами по моему клитору, - …смелая, требовательная, сексуальная.
Я чувствовала, как с каждым его словом меня бросало все ближе и ближе к той черте, после которой не было ничего, кроме наслаждения.
- Сейчас, Белла, - его пальцы сжали мой клитор, заставляя меня, наконец, провалиться в оргазм.
Мое тело стало невесомым, я почти не ощущала рук и ног. Эдвард сделал еще несколько быстрых толчков и полностью вышел из меня. Я лишь смутно слышала его учащенное дыхание, звучащее где-то в стороне. Не открывая глаз, я протянула к нему руку, недовольно вздыхая от отсутствия контакта с его кожей.

Меня накрыла приятная усталость. Не имея особого желания шевелиться, я лишь слегка посмеивалась, когда Эдвард поднял мое тело с покрывала, а затем уложил нас вместе уже в расправленную постель. Мое лицо спряталось в изгибе его шеи, наши руки и ноги переплелись друг с другом. Идеально.
Он мягко гладил меня по волосам, успокаивая и убаюкивая. Я вдыхала приятный мужской запах его кожи и устало улыбалась.
- Останешься со мной в этом доме? - спросил он в мои волосы. - Останешься… со мной?
Я промычала согласие в ответ и, приоткрыв рот, оставила нарочито влажный поцелуй на его шее. Эдвард поцеловал меня в макушку и шумно выдохнул, словно сдерживал дыхание в ожидании моего ответа.
Мои сонные усталые глаза выхватывали лишь небольшой участок комнаты, но мне показалось, будто в помещении стало светлее. То ли от приближающегося рассвета, то ли от излучаемой нашими телами большой и чистой ненависти.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/359-38548-1
Категория: Конкурсные работы (НЦ) | Добавил: fanfictionkonkurs (03.01.2021)
Просмотров: 1170 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 10
0
Не особо люблю такого Эдварда, но сама история невероятно чувственная

0
9 Beshenayabelka   (10.01.2021 15:14) [Материал]
Что-то в этом есть! Однозначно. По ходу чтения многое хотелось подправить, особенно вырезать слово - фрустрация. wacko Но я дочитала до конца. Значит интерес не пропал. Зацепило, было интересно, чем дело кончится. Автору спасибо!

0
8 vsthem   (05.01.2021 16:42) [Материал]
Я прям зачиталась happy Изначально думала, что "о, какая длинная история", а потом так в неё погрузилась, что забыла про всё на свете. Не знаю, почему конкретно, но лично у меня есть ощущение, что у этих героев всё будет хорошо. Ну, или мне просто хочется в это верить. Спасибо большое, и удачи на конкурсе!

1
6 Танюш8883   (05.01.2021 14:21) [Материал]
Фух, какая большая концентрация злобы и страсти в одном пространстве. Ничего другого и не стоит ожидать от двух сильно травмированных обстоятельствами подростков. Сможет ли их исцелить здоровый интенсивный секс? Сомневаюсь. То количество адреналина к которому они привыкли толкнет Эдварда и Беллу к новым ещё более малопочтенным поступкам. Спасибо за историю)

2
5 Gracie_Lou   (05.01.2021 03:21) [Материал]
Индейское имя Беллы - Слабоумие и Отвага. biggrin Не, ну заявка выполнена безупречно, но сомнения относительно того, что мужчина, бросивший раздетую женщину в лесу, внезапно может оказаться хорошим человеком у меня всё же остались. biggrin Откровенно говоря, в первой половине рассказа я ждала группового изнасилования, в середине - что она этому подонку башку монтировкой проломит (ну неужели в частном доме не нашлось завалящего гвоздодёра? dry ), а ближе к финалу, поняла, что я - пресыщенная жестокая шлюха. biggrin biggrin biggrin Тут ведь можно такие комменты писать? biggrin Просто я так и не поняла, из-за чего рассказ попал в раздел НЦ. wacko

0
4 MiMa   (04.01.2021 22:45) [Материал]
Спасибо за историю. Белла сильная личность до конца истории, в принципе она сама себе счастье выбила. Удачи на конкурсе.

0
3 marykmv   (04.01.2021 16:54) [Материал]
Начало и даже где-то половина истории были такими эмоциональными и интригующими, но потом все стало напоминать истории, прочитанные в разное время. Такой вот сплав. Да и финал какой-то притянутый за уши.
Спасибо, автор. Удачи на конкурсе.

0
2 sova-1010   (04.01.2021 05:26) [Материал]
Неоднозначная история. В начале я почти плакала. На столько мне было жалко Беллу. И маму потеряла, и отцу на нее наплевать (он даже ведь не задумывался чем питается ребенок, ест ли она хоть что-нибудь), так еще и в школе травить стали. Вы, уважаемый автор, реально загнали свою героиню в угол. Так что ей ничего не оставалось, как совершить преступление. Причем даже не одно: похищение человека, шантаж и кража.
Мне непонятно поведение Эдварда. Если ему Белла нравилась, то зачем он свою свиту провоцировал ее травить? А если поощрял такое к ней отношение, то зачем потом сам же и защищал? В общем тут два подростка с очень сильно покалеченной психикой. И к чему это все может привести - непредсказуемо.

Спасибо за историю и удачи на конкурсе!

0
7 vsthem   (05.01.2021 16:35) [Материал]
Цитата sova-1010 ()
Они же вроде в библиотеке у него дома целовались.

У неё в комнате они тоже целовались. Когда она его похитила, он проснулся и впоследствии сказал, что ненавидит её, потому что хочет.

0
1 leverina   (04.01.2021 02:33) [Материал]
Это что-то, очень сильно напоминающее по настроению "Master-Devil" и "Вне игры"... Ну, и еще парочку не менее известных и не менее длинных историй.