Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2606]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4828]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15134]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14442]
Альтернатива [9029]
СЛЭШ и НЦ [9055]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4379]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 4
Фотография 3
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Блог Медсестры Свон
Ночная медсестра Белла Свон ведет личный блог о своем опыте работы в больнице. Когда доктор Каллен попадает в отделение интенсивной терапии, влечение между ними неоспоримо растет, но смогут ли они остаться профессионалами своего дела? Эпические сцены и напряженность на протяжении всего рассказа вам обеспечены.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Добровольная зависимость
Конец XIX века, Уэльс.
Отставной капитан, ныне успешный предприниматель, Джейсон Готье, планирует жениться на девушке из обедневшей семьи... Она, между тем, уже задумала выйти за другого, но все планы могут рухнуть из-за настойчивого богача.
На помощь несчастной приходит её единственная сестра: она жертвует своей свободой и мечтой ради чужого счастья.

Песнь, которая тает в тебе
Откуда взять идею, которая перевернет с ног на голову чужой мир, изменит взгляд человека, ранее тобой не виденного? Баану ван дер Кросту нужно хотя бы что-то. Он готов найти подсказку там, где другие не отважатся сделать шаг. Он напишет величайший роман. Он обязан.

Магам про интернет
Маги не знают, что такое интернет. Но столкновение миров неизбежно. Что из этого выйдет - скоро узнаем.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. The Rover
2. Жизнь
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 233
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Make a Wish (Загадай желание).Эпилог от лица Марины.

2020-4-7
18
0
Эпилог от лица Марины.
«American Honey» Lady Antebellum

- Раз! Два! Три! Задувай!
Я набрала в легкие как можно больше воздуха и постаралась враз задуть девятнадцать свечей, что венчали праздничный торт. Но, разумеется, у меня не получилось – чуть меньше половины маленьких огоньков продолжали мерцать в сумерках.
- Ну, Марина, так не пойдет! Неужели сама не справишься? – Громче всех, конечно же, голосил Райан.
- Тейлор, помогай своей девушке. – С улыбкой проговорила Мэдлин.
- Не надо! Я сама! – снова вдыхая, прошептала я.
- Кто-то мало каши с утра ел, да, Маринка? – Макс прижал Валькирию к себе, крепко обнимая ее за талию.
- Девятнадцать – это вам не восемнадцать. Дайте нашей имениннице сосредоточиться, – засмеялась Валя.
- Тут нужна мотивация посильнее, – продолжал глумиться наш лучший друг. – Лотнер, ты не мотивируешь Марину, так что, отойди лучше, дай ей разобраться, наконец, со свечами! Сладкого охота попробовать.
- Райан!.. – Мои щеки уже были готовы запылать румянцем, стоило мне в который раз услышать от него подколки в адрес нашей с Теем личной жизни.
- Иди ты сам… в другую комнату, Райан, – незлобно хмыкнул Тейлор, и по моей шее пробежал легкий ветерок его жаркого дыхания. – Давай вместе, honey. – Эти слова услышала только я, настолько тихо Тей произнес их. – Я помогу… – Он наклонился чуть вперед, и мне ничего не оставалось сделать, как поддаться его натиску. И вдвоем с ним мы задули оставшиеся свечи – на мгновение в комнате стало темно и шумно от голосов близких друзей, выкрикивающих поздравления, но различала я только один, самый желанный: – С днем рождения, любимая!
- Спасибо, любимый, – прошептала в губы, которые уже замерли на моих сладким поцелуем.
- Эй, хорош целоваться! – прервал нас Роб. Яркий свет включенной люстры озарил гостиную нашей с Тейлором квартирки. – В этом доме угощать гостей будут?
- С каких это пор ты заделался в сладкоежки, мистер «любитель пива»? – засмеялась Кристен, но сама уже схватила пластмассовую тарелку в ожидании лакомого кусочка.
- Режем торт? – Тейлор не сводил с меня глаз.
- Ты поможешь? – А я и не спешила высвобождаться из его объятий.
- Конечно. – Он подал мне нож и, прижавшись сзади всем телом, взял мою ладошку двумя горячими ладонями. – Начали?
- Режьте вы его уже, наконец! Я весь вечер на него облизываюсь! – заскулил Райан.
- Ребята, предупреждаю сразу, пекла по новому маминому рецепту, поэтому если вдруг что не так, вините Тейлора – признаюсь, он мешал, – смеясь, твердила я, с помощью своего парня ловко разрезая торт на маленькие порции и раскладывая их по тарелкам, которые все подавали и подавали.
- Эй, всё, больше не угощаем! А то мне самому ни кусочка не достанется, а я пек, между прочим! – засопел Лотнер, устав, видимо, наблюдать, как тает из-под рук сладкое лакомство.
- Не переживай, милый, я не допущу, чтобы ты остался обделенным. – Взяв тарелку в руки, я насадила на вилку небольшой кусочек торта и взглянула на Тейлора: – Тебя покормить? – Он кивнул и сам потянулся за бисквитом, пропитанным молочным шоколадом. – Ну, как?
- Вкусно! – Мой бойфренд облизнулся в ожидании второго кусочка.
- Правда? – Я тоже попробовала торт, с трудом сдерживая смех от растерянного вида Тейлора из-за того, что обманула его ожидания. – Ну, да, ничего так получилось.
- Марина, кулинарные способности ты явно унаследовала от мамы.
- Обязательно перепиши мне рецепт, я Паттинсону такой же испеку на следующий день рождения.
- Валя, возьми мне добавки, ну, пожалуйста.
Отовсюду раздавались похвалы, поздравления, просьбы, признания, я и сама вторила друзьям, что-то спрашивая и отвечая, смеясь и шутя в ответ, рассматривая подарки, качая головой в смущении, украдкой переглядываясь с Тейлором…
Самое заветное желание исполнилось ровно год назад, когда, точно также задувая свечи на праздничном торте, я пожелала заветную встречу. За этот период сменилось четыре времени года, и моя жизнь круто изменила свое направление, из осенней Москвы перенеся в залитый солнцем Лос-Анджелес.
Судьба щедро одарила возможностями, предоставив все шансы к их реализации не только мне, но и Тейлору.
Вдвоем мы пережили незабываемые моменты первой встречи, узнавая и знакомясь друг с другом. Одновременно признались в своих чувствах и доверились всем сердцем, всей душой. Прошли через расставание, разделив боль и страдания. Помогли друг дружке справиться с трудностями, преодолев все испытания. Нашли в себе силы признать свои ошибки, простить и заслужить прощение. Пережили самые горькие часы, чуть было не разрушившие все наши надежды на будущее. И теперь с уверенностью встречали каждый новый день нашей совместной жизни.
Только вместе. Я и он. На всю жизнь.
Не хотелось больше думать о плохом. Даже в прошлом остались лишь светлые воспоминания, затмив все обиды и горести. Как бы то ни было, каждый из нас получает в этой жизни по заслугам: люди со светлыми помыслами и искренними стремлениями, так или иначе, реализуют все свои планы, а верные друзья и соратники всегда поддержат, придя на помощь в трудную минуту. Настоящая любовь преодолеет все препятствия, не позволив двум любящим людям потерять друг друга из виду, какие бы мотивы ими не двигали в желании донести свою правду.
А те, кто чинил препятствия и желал только одного – разрушить чужое счастье, сами же и поплатились за свои проступки, так и не найдя себя в этом мире, растеряв остатки самоуважения и погрязнув в собственном забвении.
И в данный момент, находясь в кругу друзей и в объятиях любимого парня, я вдруг поймала себя на мысли, что исполнилось еще одно заветное желание – именно так я и мечтала всегда праздновать свой день рождения.

Bonnie Bianco & Pierre Cosso – «Stay»

Перевернувшись на спину, я сладко потянулась, вдохнула дурманящий аромат и, все еще не открывая глаз, протянула руку в поисках Тейлора…
“Где он? Куда подевался с утра пораньше? Почему меня не разбудил?.. Ай!” – Пальцы укололись обо что-то, и я окончательно проснулась.
Медленно присела в постели, пару раз моргнула, но чудесная картинка не исчезла, тогда я все также не спеша взяла виновницу моего пробуждения – алую розу на длинном тонком стебле, поднесла к лицу, тронула губами нежные лепестки и улыбнулась, затем вновь обвела глазами нашу с Тейлором спальню: цветы, цветы повсюду… Поверх одеяла десятки розовых бутонов на тонких стеблях в обрамлении зеленеющих листочков.
“Так вот почему воздух буквально пропитан цветочным ароматом! Когда Тей успел все это организовать? Как это я ничего не услышала, неужели, так крепко спала? И где мой Тейлор?” – С этими мыслями я быстренько выпуталась из-под одеяла и спрыгнула с постели.
- Ррр… – Джас лениво мотнул головой, зевнул и уставился на меня.
- Отвернись! Я не одета! – шикнула я на пса, который, ясное дело, поутру пробрался к нам в комнату, и озаботилась нехитрой проблемкой: чтобы на себя накинуть? Нет, конечно, можно было спокойно разгуливать по квартире голышом, кроме Тейлора, я на глаза больше никому не попадусь, и все же... все же…
На танкетке сиротливо лежала его рубашка, скинутая вчера вечером впопыхах, к ней-то я и потянулась…
- Тшш… лежи смирно! – Отдав последний приказ любимому питомцу, я прикрыла дверь, повернула замочек, запирая Джастера, чтобы не посмел мешать, и отправилась на поиски своего парня…
Из кухни доносилась ненавязчивая мелодия, похоже, Тейлор что-то затеял втайне от меня, раз вел себя тише воды…

Замерев на пороге кухни, я наблюдала за любимым, который вовсе не замечал меня, стоя спиной к дверному проему и колдуя над чем-то у столешницы. Он тихонько напевал незатейливую песенку в такт звучащей из телевизионных динамиков мелодии и даже не обернулся, когда я подошла ближе, медленно прикоснулась, обняла за талию, протиснула руки и прижала к себе, поцеловав обнаженную спину…
- Чёрт!!! – Тейлор вздрогнул, неловко повел рукой, задев чашку – раздался звон разбивающегося вдребезги фарфора. – Осторожно! – Мой бойфренд ловко развернулся в пол-оборота, завел меня за спину одним касанием руки к моей талии.
- На счастье… – пропищала я, выглядывая из-за его плеча. – Кофе был для меня?
- Для тебя. Был, – буркнул Тейлор.
- Прости меня, милый, я не хотела напугать тебя. – Коснувшись губами плеча, согрела своим дыханием. – Я сейчас все уберу.
- Не надо. Я сам уберу, – удрученно пробасил вконец расстроенный Тейлор. – Вот невезуха! Какой же я… лузер! Так хотел сделать сюрприз и сам разбудить тебя, а в итоге облажался… на всю кухню.
За стеной встревожено гавкнул Джастер.
- Тей… Тейлор! – Я прижалась сильнее. – Повернись ко мне, пожалуйста. – Он обернулся, и я растворилась в поникших глазах цвета молочного шоколада. – Спасибо за розы. – Любимые губы тронула робкая улыбка. – Мне столько и сразу в жизни никто не дарил!
- Я буду первым. – Он смущенно подмигнул и скользнул руками по моей спине, притянув к себе.
- Ты во всем у меня первый… – Я приподнялась на носочках.
- С днем рождения, honey… – Поздравление слилось с первым утренним поцелуем, и я счастливо выдохнула в самые желанные губы на свете, ласкаясь и позволяя ему соприкасаться с моими в сладком проникновении…
- …Спасибо, любимый, – прижавшись щечкой к его щеке, заросшей трехдневной щетиной, прошептала я и запустила ладошку в непослушные, нечесаные с утра кудри. – А по поводу кофе даже не переживай, я сейчас быстренько все сама сварю для нас обоих, только приберусь.
- Я помогу. – Тей зарылся носом мне в волосы.
- Конечно.
Вдвоем мы собрали осколки фарфора и вытерли кофейные лужицы, Тейлор постоянно соприкасался со мной, то коленом об коленку, то лбом о мой лоб, то невзначай дотрагивался пальцами до ладони. Я молча улыбалась ему, видя, что любимый перестал горевать из-за сорвавшегося запланированного поздравления и теперь тихонько рассказывал о том, что сегодня меня ждет много сюрпризов и подарков. Мы перекинулись парой слов о предстоящем вечере. У меня сердце забилось в радостном предчувствии от встречи с дорогими мне друзьями, и Тейлор вторил моему радостному ожиданию, подтвердив, что все-все, кто обещал, придут точно ко времени.

Я взяла наполненную кофе чашку в тот момент, когда Тейлор прижался сзади, крепко обняв меня за талию:
- Тебе это утро ничего не напоминает, Марина?
- Наш первый совместный завтрак. – Я согрелась в родных объятиях. – Твои шуточные подколки…
- И твое смущение. – Он поцеловал меня в щеку.
- Наш разговор по душам и твое признание.
- А еще твои страхи и неуверенность.
- Со страхами я постаралась справиться, а неуверенности больше нет места в моей жизни. – Я развернулась в его руках.
- Но вот румянец на щечках никуда не делся, и я несказанно рад этому. – Лотнер поцеловал меня в другую щеку.
- А я рада, что в это утро никуда не надо спешить и можно…
- Что, Марина? – Тейлор лукаво посмотрел на меня.
- Поцелуй меня. – Потянувшись на носочках, я нарочито медленно и как можно теснее прижалась к желанному телу. – Поцелуй, Тейлор…
- Я хочу… кофе. – Он чмокнул меня в нос и легонько отодвинул, глазами, полными желания, заглядывая в чашку. – Спасибо, любимая.
- Не за что… – пролепетала я, уперев руки в бока и задумчиво наблюдая, как соблазнительно Тейлор пьет сваренный мною капуччино, как языком слизывает с верхней губы молочную пенку и при этом с плутовством поглядывает на меня поверх чашки, стреляя глазами. – Милый, вот ты даже не поинтересовался, а у меня, между прочим, травма. – Я пошла ва-банк.
- Что такое? Что случилось, honey? – Он поставил чашку на столешницу и в беспокойстве приблизился ко мне.
- Я палец уколола о шип розы, – плаксиво пожаловалась я, попутно вспоминая, какой именно.
- Солнышко мое, и очень болит? – Тейлор играл сейчас, явно играл, в душе разрываясь от смеха. Я это чувствовала, но не собиралась сдаваться:
- Ужасно.
- Какой пальчик пострадал, Марина? – Тей протянул ладонь. – Давай, я посмотрю, чем смогу помочь.
- Вот этот, указательный – смотри, его сразу видно из-за покраснения, – внаглую врала я, протянув ему ладошку правой руки.
- Я аптечку принесу. – Тейлор закусил губу, чтобы не сорваться на смех. – Надо обработать твою ранку.
- Нет. Не надо. – Я только что ногой не притопнула от возмущения. – Пожалей лучше, милый. Пожалуйста… Пожалей меня.
- Мм… дай-ка вспомнить, как там говорится… – Он прижал мою ладонь к своим губам. – …У волка заболи, а у Марины все заживи…
- Тейлор, прекрати! – Я прыснула со смеху от детской считалочки и поспешила заставить любимого парня замолчать. Поцелуем. Прижалась и замерла на его губах. В глазах Тейлора плясали бесенята, но губы все равно отозвались на прикосновение, целуя сладко и нежно.
- …Тосты поджаришь? – Как ни в чем не бывало попросил мой искуситель. Слегка отодвинул меня от себя и отвернулся к своей кофейной чашке.
- Конечно, – догадавшись, что за игру он затеял, протянула я. – Омлет с беконом приготовить?
- И омлет буду, я голодный.
- Я тоже, – рыкнула на своего любимого бойфренда и, обойдя его, не преминула шлепнуть по заднице, которой Лотнер ко мне повернулся.
- Не вздумай шалить, пожалуюсь маме, – шутливо бросил он через плечо.
- Жалуйся хоть обеим мамам, – как всегда, отговорилась я.

Пока таймер неспешно отчитывал секунды в обратном направлении, подрумянивая тосты, а в глубокой сковороде шипел омлет из трех яиц, мой обожаемый парень преспокойно восседал за кухонным столом в ожидании завтрака. Я молча терпела, попутно сервируя стол, про себя уже испепелив Тейлора, но вслух мило улыбаясь. В какой-то момент времени возникла мысль, что это он по идее должен скакать вокруг меня в мой-то день рождения, но как-то незаметно мы поменялись ролями. И всё из-за того, что я пожелала соблазнить его, а Тей решил припомнить мне прошлогодний снег, ей богу!

Ставя на стол тарелку с аппетитно пахнувшим омлетом, я как бы невзначай коснулась грудью его плеча – Тейлор повел головой, но даже не взглянул, поблагодарил за завтрак и склонился над тарелкой.
Переложив тосты в плетеную корзиночку, я подошла сзади и, обняв Тея, поставила и их на стол, прижалась щекой к его щеке и поцеловала – он заулыбался, невооруженным глазом было видно, но не обернулся.
Подойдя к холодильнику, я нарочито сильно прихлопнула дверцу, достав пакет с апельсиновым соком – Тейлор замер и снова захрустел тостом.
- Ничего, что я не составляю тебе компанию за завтраком? – Провокационный вопрос так и просился, чтобы его задали.
- Ты вольна делать в свой день рождения все, что пожелаешь, honey.
Вот наглец! И тут вывернулся!
- Пойду тогда я, пожалуй, проверю, а не поздравил ли меня уже кто-нибудь… – Мое терпение лопнуло, и оставался только один способ воздействовать на бой-френда: заставить его приревновать.
Вилка отскочила, звякнув о тарелку:
- И сразу убегаешь? Оставляешь меня в одиночестве?
- Я тебя накормила, а в компании ты особо и не нуждаешься, как я погляжу, – бросила ему в спину обвинение.
Шутка ли! Я разгуливаю по кухне в одной лишь рубашке, а этот нахал делает вид, что не замечает, провоцируя меня на скандал.
- И ты поспешила найти мне замену? – Тей обернулся, стрельнув глазами. – От кого ждешь сообщение?
- От родителей. – Я показала ему язык: привычка, перенятая от Макены.
- А еще от кого? – Он поднялся из-за стола и сделал шаг по направлению ко мне.
- От Валькирии и Макса.
- Еще? – Тейлор медленно приближался, а мне уже не терпелось рвануть с места.
- От Райана и Мэдлин. – Я сжалась под его взглядом.
- Только попробуй сигануть с кухни – поймаю, возвращу обратно и защекочу! – Уже раскусил все мои намерения. – От него сообщение ждешь?
- Нет, – не моргнув глазом, чистосердечно ответила я: – От Алексея я жду звонка! – И развернулась в мгновение ока, намереваясь сбежать, пока меня «не прибили на месте» от такой наглости.
- Ну, все! Ты сама напросилась, Марина! – Конечно же, Тейлор поддался на мою невинную провокацию. Какой там завтрак! Он, похоже, обо всем на свете позабыл из-за вспыхнувшей ревности. И уже почти коснулся меня, но мне каким-то чудом удалось увернуться: ладони Тея в обнимающем жесте лишь слегка сошлись на моей талии. – Куда?!
- Нет! Нет! Не догонишь, Тейлор! – развизжалась я на всю кухню, радуясь этой маленькой победе и возможности спрятаться в спальне, чтобы «переждать бурю».
Дверь в нашу комнату – такая спасительная дверь!
Я на автомате повернула замок и влетела в спальню, чуть не сбив Джастера, вовсю заливающегося лаем:
- Тихо, Джас! Все в порядке! Это Тейлор шалит! Джастер, тихо!
- Кто? Я? Марина, ты у меня сейчас договоришься, чувствую! А ну-ка иди сюда, нахалка такая! – Ну, конечно, следом за мной в спальню ворвался мой рассерженный бойфренд и с ходу начал оценивать обстановку. Уперся взглядом в нашего питомца, хмыкнув при этом, так как Джастер встал в предостерегающую позу, аккурат преградив ему путь ко мне. Затем взглянул на запыхавшуюся меня, успевшую забежать за противоположный край постели. Снова опустил глаза на пса и сдвинул брови у переносицы: – Джастер, сбавляй-ка обороты, приятель! Тебе напомнить, кто в этом доме хозяин?
Наш любимец потупил взор и рыкнул уже чуть тише. Прямо чувствовалось, что ответ на этот вопрос он и так всегда знал: в Тейлоре он хозяина с самых первых дней признал, но баловался, правда, частенько, и ему многое прощалось.
- Тогда что ты тут до сих пор делаешь?
- Джастер, не уходи, миленький! – пропищала я, тоже смотря поочередно то на питомца, то на Тейлора.
- Джастер, оставь нас с Мариной наедине, будь добр, – как о деле решенном приказал Тей и указал псу на дверь: – Иди на кухню.
И этот «предатель» поспешил выполнить приказ хозяина, одарив того верным взглядом, когда протрусил мимо, и скрылся за полуоткрытой дверью, ведущей в спальню.
- Джас, я тебе это припомню!
- Оставь пса в покое, Марина. – Тейлор прикрыл и запер дверь в комнату, затем приблизился, встав по другую сторону нашей постели. – Сама подойдешь или как? Учти, твоя выходка тебе так просто с рук не сойдет…
- Джастер тебя так слушается! – Сделала шаг вперед на постель. В принципе, послушалась же, подошла сама. – Вот я всегда восхищаюсь, как ты умеешь так сказать, что он с полуслова понимает…
- Ты сейчас мне польстить, что ли, пытаешься? – Тейлор не сводил с меня глаз. – Хватит ходить вокруг да около – иди ко мне, Марина!
- Тейлор, милый... только не щекочи... ну, пожалуйста!.. – запричитав и вытянув руки перед собой, я сделала один несмелый шаг, затем второй и на третьем уже подошла к краю постели, куда коленями упирался мой «тиран». – Пожалуйста…
- Я, конечно, принимаю во внимание то, что у тебя сегодня день рождения, но это не дает тебе никакого права так испытывать мое терпение, мисс. – Обняв меня двумя руками под попу, Тей начал воспитательную беседу.
- Прости, но в этот раз ты сам виноват в том, что я не сдержалась. – Опустив горячие ладошки ему на плечи, высказалась я в свою защиту. – И не мисс, а миссис, попрошу.
- Да что ты?! – Тейлор снова применил свой актерский талант и принялся разыгрывать передо мной изумление, будто и вправду пропустил, когда это я успела сменить статус в наших взаимоотношениях.
- Именно. Миссис Лотнер. Мы с тобой договаривались. – Я прикусила язык, уловив в любимых карих глазах… вспышку негодования.
Да как же к нему еще подластиться, чтобы он перестал сердиться на меня?
- Так, миссис Лотнер, после того, что вы учудили сейчас на кухне, у вас хватает наглости еще и напоминать мне о нашей договоренности? – Он прижал меня покрепче к себе.
- А что я такого сделала? – Чувствуя, что расплата неминуема, я ринулась оправдываться в глазах любимого парня. – Кофе тебе сварила, завтрак для тебя приготовила, поухаживала за тобой, обласкала тебя. А ты? Ты вообще ничего не замечаешь или делаешь вид, что не замечаешь, а, мистер Лотнер?
- Подожди, что я должен был заметить?.. Не подсказывай, я сам! – Он еще больше сдвинул брови, но потом широко улыбнулся, сверкнув белозубой улыбкой: – На тебе белья нет…
- Вот в жизни не поверю, что ты только сейчас заметил это! – Я почувствовала движение его руки на своей пятой точке, но Тейлор по-прежнему обнимал меня крепко-крепко. – К чему был весь этот спектакль, любимый?
- Ты, помнится, как-то отказала мне в утреннем сексе, honey…
- Я не в первый раз уже слышу от тебя подобные обвинения – и они всегда необоснованы, но именно в тот день у нас не было времени на то, на что я намекала сегодня.
- Хороший способ соблазнения: заставить меня ревновать. Главное, действенный! – Его дыхание обожгло мой живот даже сквозь рубашку. Тейлор прижался губами, и мне внезапно сделалось одновременно и приятно, и жарко, и…
- …Щекотно, Тейлор! Я не удержусь сейчас!.. – У меня ноги подкосились, чем мой парень и воспользовался, уложив меня на лопатки. – Остановись, пожалуйста!..
- Проси прощения за свои проделки.
- Ты первый! – Увертывалась я от очередного щекотливого прикосновения, елозя по незастеленной постели. Рубашка задралась вверх по бедрам, обнажив разгоряченную кожу - именно там и замерла ладонь Тейлора.
- Прости меня, Марина. – Его голос стал заметно тише.
Я замерла, едва остановился Тейлор, скосила глаза на его руку и вновь подняла взгляд, желая растопить незначительную размолвку:
- Прости меня, милый.
- Этот… товарищ и правда звонить тебе собирался? – Он опустил ладонь на мою попу поверх рубашки.
- Не знаю, - я пожала плечами. – Может, позвонит, а может, напишет. Для меня это не имеет значения.
- Привет ему от меня передавай.
- Не вздумай отшлепать меня. – Я сжалась в его руках.
- Боишься меня! – нарочито громко прорычал мне на ухо Тей. – То-то же.
- Я пожалуюсь на тебя обеим своим мамам!
- Только попробуй!
- Дебора тебя пропесочит за то время, пока я буду в Москве… Ай! – Я ощутила легкий шлепок. – Ай!.. Ай!..
Тейлор замахивался будь здоров! Но специально сдерживался перед тем, как приложиться ладонью к моей пятой точке. Но я все равно демонстративно вскрикивала.
- Я тебя отучу шалить, Марина, поняла? Ты мои прикосновения даже за тысячи миль между нами чувствовать будешь!
- Если бы, милый!..
- Ты что, honey? – Он вмиг уловил перемену моего настроения.
- Обними, Тейлор... пожалуйста… – Я сама потянулась в его объятия, вскинула руку ему на шею, прижалась губами к обнаженному плечу.
- Что случилось вдруг, маленькая? – Тейлор обнял за талию. Крепко-крепко. – Что я такого сказал?
- Я буду очень скучать. Очень.
- Рановато для переживаний, солнышко мое… У нас впереди целый день, и ночь…
- Ночь?
- Я твой – не только душой, но и телом, как только наступит ночь… Помни об этом, милая, на всякий случай. – Тейлор опустил тяжеленную голову мне на плечо.
- Уж не забуду.
- …И затем еще один день вместе... Я тоже буду скучать, Марина моя. Я уже скучаю.
- Поэтому решил отшлепать меня напоследок? – Я надавила ладонью на плечо Тейлора.
- В профилактических целях можно, – смеясь, ответил он, перекладываясь на спину под моим напором. – Я же любя, радость моя.
- Тейлор, в мое отсутствие пообещай вести себя хорошо. – Я нависла сверху, запустила ладонь в густые, смоляные волосы своего парня.
- Обещаю, буду паинькой. – Он согласно кивнул в подтверждение своих слов.
- Если я вдруг узнаю, что ты зависал в каком-нибудь клубе на презентации альбома знакомой певицы или увлекся на прослушивании со знакомой актрисой, то по возвращении отхожу тебя мокрым полотенцем. Ты от меня по всей квартире бегать будешь, прикрывая свою задницу. И я с такой любовью это проделаю, что мои прикосновения еще долго из твоей памяти не сотрутся. – Для пущей убедительности я пригрозила ему пальчиком, но Тей уже вовсю смеялся, видимо, представив себе эту картину.
- Котенок, в гневе ты страшна! – Он никак не мог остановиться. – После такого предупреждения я вообще буду бояться смотреть по сторонам. Мало ли… наснимают папарацци лишнего, а мне потом достанется.
- Не паясничай, пожалуйста.
- А ты не ревнуй понапрасну и меня из себя не выводи, используя эти свои уловки. – Тей перехватил меня одной рукой.
- Хорошо, – чувствуя его уверенную руку на своей талии, я разомлела. – …Мир?
- Мир. – Тейлор расслабленно выдохнул, успокоившись окончательно. – Могу я поцеловать вас, мисс Ларина?
- Мисс?.. – Улыбнувшись ему в губы, я коснулась их со всей любовью. – Мисс? Уверен?.. - Приложила ладошку к колючей щеке своего парня и целовала, целовала, целовала…
Тейлор принимал каждый мой поцелуй, пока не перенял инициативу, и тогда я с новой силой ощутила взаимность своего чувства.
И еще благодарность за то, что, несмотря на грусть от скорой – пусть недолгой, разлуки, мой любимый старался приободрить меня, шутил, подкалывал, даже вот отругал. Он старался отвлечь, хоть ему и самому было нелегко. И потом, он был ответственен за мой сегодняшний праздник, я даже не представляла, что мог задумать Тейлор в желании порадовать меня в этот день. А ведь самый главный подарок он уже преподнес мне – был рядом, был только со мной…
И отбросив всю наигранность, спровоцированную игнорированием Тейлора – наверняка, тоже наигранным, я вновь загорелась желанием заполучить своего парня в это утро, во что бы то ни стало.
Дав ему небольшую передышку, сместилась покусывающими поцелуями на колючую шею, заскользила ладонями по плечам и груди, прижималась настолько сильно, насколько могла, чтобы он всецело ощутил…
- Ты не задумала случайно что, милая? – До меня донесся смешок.
- Тейлор... не возражай, будет чудесно, сладкий мой… – Подтянувшись на руках, я нависла над запылавшим лицом и чмокнула своего парня в нос.
- Солнышко, да я как бы не против, только времени у нас и сегодня не так уж много, в отличие от планов на день. – Он сжал своими ладонями мои бедра, заставляя сбавить обороты.
- Ох, милый, неужели ты и правда думаешь, что мне не удастся соблазнить тебя, если я этого действительно захочу? – Я прикусила бившуюся синюю жилку на его горячей шее и затем жадно прижалась к укушенному месту губами.
- Я смогу тебе противостоять, honey… – простонал Тейлор.
- Уверен?
- Да… – При этом он отрицательно повел головой, вовсю наблюдая за мной, стиснувшей его ногами под ребра.
Слова шли вразрез с действиями, значит, я все делала правильно.
- Перед моими чарами тебе не устоять, ты и так это прекрасно знаешь. – Я расстегнула пуговицу на своей/его рубашке.
- Потому что я люблю тебя. – Не отнимая глаз, прошептал он и расстегнул еще одну пуговицу.
- Самые желанные слова, которые я готова слушать изо дня в день… – Я в смущении взмахнула ресницами, почувствовав интимность момента, но так же, как и Тейлор, не отводила глаз, пока он расправлялся с оставшимися застегнутыми пуговицами.
- Очень-очень сильно люблю тебя… – Тейлор, как завороженный, скользнул ладонями под рубашку, прижал меня к себе, и я всем телом ощутила его обнаженное, готовое к любви тело.
- И я люблю тебя, Тей… Тейлор!..
- Марин, мы не можем себе позволить забыть про время!
- Тшш… Ты мне нужен, любимый. Здесь. Сегодня. Сейчас. – Я примкнула поцелуем к непоседливым губам, с которых все еще слетали возражения. – Мы успеем… Доверься мне… Не надо лишних слов… Просто люби… И лишь о любви говори…
Он ответил на поцелуй, нехотя размыкал наши губы, чтобы я смогла уговорить, пока, наконец, не поддался соблазнению, притянув меня к себе и прошептав:
- Слушаюсь, миссис Лотнер…

«Love death birth» Carter Burwell

- Скоро начинается промо? – Валя поочередно сыпала вопросами касательно выхода последней части Сумеречной Саги. – Как же не терпится посмотреть, чем все закончится.
- Возьми книгу и прочти. В чем проблема? – Райан доел свой кусок торта и теперь за обе щеки уплетал порцию, отнятую у своей женушки.
- Мы все уже читали и не раз, нетерпеливый ты мой, интересно ведь посмотреть, как отсняли всё. – Мэдлин потягивала коктейль из высокого бокала.
- Не напоминайте мне про этот чертов промо-тур! – зарычала на нас Кристен. – Я еще морально не подготовилась к перелетам. Как же быстро год пролетел!
- Зато осталось всего ничего, и мы свободны. – Роб отпил пива. – Мисс Стюарт, вы помните о нашем уговоре?
- Поцеловаться на ковровой дорожке?
- Это само собой – надо замять шумиху, которую наделали фотографии…
- Роб, прекрати, мы с Рупертом дурачились, я немного переборщила с пивом, а ему вздумалось показать одну сцену, как он ее видит, вот мы и порепетировали. – Она скорчила гримасу. – А из-за этой шалости я чуть было не потеряла тебя!
- Зато ты на весь мир призналась мне в любви. Наконец-то.
- А что мне оставалось делать, если ты не шел на контакт?
- Я обиделся.
- Эй, молодые люди, а мне казалось, вы все уже выяснили между собой. – Тейлор облокотился на спинку дивана, на котором я сидела, и положил подбородок мне на плечо, а еще периодически целовал в щеку. – Может, вы и в поездках будете выносить мне мозг, жалуясь друг на друга? Этого пунктика в моем контракте нет.
- Лотнер, уговори хоть ты ее выйти за меня замуж! – Паттинсон обнял свою девушку.
- Э, нет, в этом деле я тебе не помощник.
- Драку нам покажут хоть? – вклинился в самый романтичный момент Райан. – Или вторая часть так и пройдет в признаниях и слезах радости от того, что все живы и навечно счастливы?
- Будет вам экшен, – ответил Тейлор. – Только об этой фишке я не говорил.
- Не трясись, Тей, мы не раструбим на весь Лос-Анджелес до самой премьеры, – засмеялся Макс, сидящий в ногах у Вали.
- Милый, ты будешь драться в кадре? – поинтересовалась я, взглянув на своего бой-френда снизу вверх.
- Не я, – улыбнулся он мне. – А вот прорисованному волку придется побегать.
- В Саге за нашего каратиста все сделает компьютерная графика. – Роберт, смеясь, приложился к стеклянному горлышку.
- Зато ты все трюки выполнял сам – кувыркаясь и спотыкаясь на ходу, нам на потеху. – Кристен вступилась за коллегу Лотнера, за что я мысленно поблагодарила ее.
Все вновь рассмеялись, наслаждаясь непринужденной атмосферой.
- И все-таки немного жаль, что Сумеречная Сага подходит к своему логическому концу, - вздохнула Валькирия. – Конечно, все рано или поздно заканчивается, но мне кажется, что «Сумерки» фанаты и поклонники еще долго будут вспоминать после завершения франшизы.
- Я надеюсь на то, что ажиотаж вскоре сойдет на нет. – Кристен привычным движением дернула ногой. – Я очень люблю свою героиню, но я не Белла, хоть и чертовски приятно было играть ее – хрупкую, но волевую. Мне импонируют некие черты ее характеры, стремление добиваться желаемого, решимость, но я – не она. Съемки в Саге – это определенно опыт – и немалый, но я не собираюсь останавливаться на достигнутом, хочу играть и пробовать свои силы в разных амплуа и не ассоциироваться у зрителя исключительно, как звезда «Сумерек».
- Да уж, я и жду не дождусь того дня, когда незнакомые мне люди на улицах перестанут преследовать меня с криками и просьбами укусить их, чтобы подарить бессмертие. – Во взгляде Роберта Паттинсона на секунду промелькнуло отчаяние и невероятная усталость. – Такой старт, как Сага, стоит принимать, как невероятную удачу в актерской карьере, но везде есть свои минусы. Кочевать из картины в картину в образе Эдварда Каллена я не собираюсь, хочется верить, что поклонники поймут это, как и то, что не стоит возводить меня в культ, накладывая образ бессмертного вампира.
- Как по мне, то и я не горю желанием скидывать с себя рубашку всякий раз, будучи приглашенным на очередное шоу. – Тейлор присоединился к коллегам по франшизе, а нам оставалось только прислушиваться к исповеди знаменитых актеров. – Я хочу занять свою нишу в Голливуде, вполне вероятно, приму еще предложение от Адама Сэндлера – работать с ним на съемочной площадке невероятно легко и классно. Ничего не имею против практики съемок в сериале, - мой парень в раздумье потер подбородок. – С незамысловатым сюжетом, комичными сценами, ироничными, но искренними персонажами.
- Ну, ты нам всем давно уже доказал, что юморист из тебя выйдет первоклассный, Лотнер! – со смешком в голосе Роб перевел беседу в более оживленное русло.
- Сериальный актер – надо же! – Райан рассмеялся, облизывая десертную ложку. – Ох, Марина, тебе придется арендовать трейлер неподалеку от съемочного павильона, иначе изведешься ревностью, пока братишка возвратится со съемок.
- Райан, не беспокойся, я уверена, мы с Тейлором сумеем обо всем договориться. – Я ощутила, как Тей прижался колючей щекой к моей, и постаралась совладать с эмоциями, чтобы щека не запылала алым. – Он, в первую очередь, талантливый актер, и я поддержу любое его начинание, а что касается частых разлук, то я знала, в кого влюбляюсь.
Тейлор с чувством поцеловал меня в пунцовую щеку:
- Моя девушка!
- Я доверяю своему парню, и кому, как не мне, известно, что он будет стараться приехать ко мне в перерывах между съемками из любого города мира, – в волнении продолжила я. – Ревновать его к работе - значит, ограничивать его возможности, учитывая, что предпосылок тому пока не предоставлялось. Тейлор знает, что я всегда жду его дома, а если сама нахожусь в отъезде, то даже расстояние не помешает нам быть на связи.
- Это я и хотел услышать, сестренка. – Наш друг наставительно кивнул, не сводя с меня глаз. – Помни, я за тобой присматриваю.
- Не слушай ты его, Марина. Райану лишь бы нравоучительную беседу лишний раз провести, – махнула на него рукой Мэдлин.
- Ладно вам, сегодня же праздник – и по этому поводу мы собрались здесь. Давайте не будем ворошить прошлое, – примирительно произнес Макс, посмотрев поочередно на Райана и на меня. – Марина у нас девушка в себе уверенная, а как скучает по ней Тейлор, мы уже имели возможность убедиться.
- А еще я ревную за нас обоих… Да, милая? – прошептал мне на ухо Тейлор, чем заставил еще больше вспыхнуть.
- Перестань… не надо… – одними губами прошептала я, подняв на него глаза в немой просьбе.
В ответ Тей тронул губами мои губы и замер на них на несколько волнительных мгновений, в течение которых я почувствовала его стремление успокоить меня и убедить, что необоснованная ревность прочно взята под контроль.

- Как верно подметил Макс, не стоит ворошить прошлое в плане невеселых воспоминаний, – подхватил Роберт, снова перенимая инициативу незавершенного разговора. – И распускать нюни по поводу того, как по нашей нервной системе прошлась Сага. Все же были и невероятно крутые моменты. Нам же есть что вспомнить, не так ли? – Его глаза загорелись, и этот огонь нередко обжигал сердца поклонниц, штурмующих Всемирную сеть в поисках новых и новых фотографий любимого актера. – Помните, как скандировала наши имена двадцатитысячная толпа на стадионе в Лондоне во время промо «Новолуния»!
- Люди разбивали палаточный лагерь за считанные дни до мировой премьеры очередной части Саги – это казалось всеобщим безумием, но до чего же сплачивало! – с воодушевлением произнесла Кристен. – В такие моменты казалось, что мы делаем что-то важное, наверное, так оно и было. Я волновалась, и знаю, что и в период завершающего промо буду волноваться не меньше.
- Видеть улыбки стольких людей по всему миру, чувствовать их поддержку и внимание во время раздачи автографов – это дорогого стоит. Я не жалею, что стал частью «Сумерек», и всегда с радостью буду вспоминать время, на которое пришлись съемки, – в заключение проговорил и Тейлор.
- Весомой частью, я бы сказал. – Роб отсалютовал бутылкой пива в его сторону. – И это хорошо, потому что без вас обоих – оборотень и простая смертная, я бы не справился со всем этим.
- Я тоже стала бессмертной по завершению Саги, не забывай, – огрызнулась на него Кристен.
- Но это ничуть не сказалось на твоей неуклюжести. – Роберт и взглядом не повел, продолжив: – Вспомни, как ты боялась не удержаться на высоких каблуках во время церемонии в Китайском театре Граумана.
- О, спасибо Тейлору – не дал мне грохнуться, пока ты зачитывал речь. – Крис посмотрела на Тея.
- И плавился на солнце, – пробурчал Роб. – До сих пор жалею, что напялил костюм тогда.
- А по-моему, все прошло классно. Это был поистине знаменательный день. – Тейлор и Роберт обменялись заговорщическими взглядами, и я знала теперь, к чему это.
- Для всех нас. – Мэдлин понимающе кивнула.
- Это точно, мы порядком поволновались в тот день, хоть и не присутствовали на церемонии, – внесла свою лепту и Валькирия.
Не удержалась и я:
- Все так, я никогда не забуду тот волнительный вечер, когда, спустя столько дней, наконец, увидела Тейлора. Пусть пока по телевизору, но вскоре…
- … Но вскоре мы с тобой встретились, объяснились и помирились. – Тейлор поспешно закончил за меня. Неужели испугался, что я признаюсь в том, какую сказочную ночь во сне мы пережили с ним? Да я бы ни в жизнь не решилась.
- Волнение волнением, но испачкались мы в цементе тогда будь здоров! – Роб посмотрел на свои ладони. – Ботинки пришлось выкинуть… Ладно, в конце концов, другу Лотнеру сегодня пришлось пройти через это снова… – Он с лукавством взглянул на нас обоих. – Как все прошло, ребятки?
- Отлично! Как по плану. – Тей запустил руку мне в волосы. – Спасибо, что помог договориться с руководством театра. Роб, я в неоплатном долгу.
- Брось! Был рад помочь.
- А где же сам подарок? – встрепенулась наша подруга Валькирия.
- Тейлор заедет в театр на неделе и заберет. Увидишь в следующий раз, Валечка, – ответила я, наслаждаясь прикосновениями Тейлора.
- К нашим отпечаткам подходили, Марина? – Кристен тоже проявила интерес, будучи, конечно же, в курсе затеи своих звездных коллег.
- В первую очередь.
- Мне кажется, я до сих пор ощущаю запах цемента на своих ладонях. – Крис перевернула свои руки ладошками вверх и принюхалась. – И вместе с тем сразу же вспоминаю, как их стиснули одновременно Роберт и Тейлор, пока нас троих ослепляли десятки фотокамер.
Я последовала ее примеру, разжав кулачки и взглянув на ладони, которые хранили прикосновение к цементной плите. В этом я была с ней солидарна: ощущения не сотрутся из моей памяти даже спустя годы, и отнюдь не запах цемента будет главенствующим в этих воспоминаниях…

Adele “Set Fire to the rain”

- Тейлор, куда мы так спешим, милый?! – В окно с пассажирского сиденья я наблюдала, как мимо проносятся высотные здания Лос-Анджелеса. – Разве опаздываем? Я была готова ко времени, по-моему.
- Солнышко, ты умница, и действительно не заставила себя ждать, просто перед бульваром Голливуд частенько образуются пробки, вот я и хочу доехать до него побыстрее, – пояснил он, стрельнув глазами в мою сторону. – Ты невероятно красива сегодня, Марина моя.
- Льстец. – Я отвела взгляд. – Спасибо.
Тейлор на самом деле приготовил много сюрпризов для меня, и пока я терялась в догадках, он уверенно вез меня в то место, где поджидал очередной подарок. Правда, вначале мы заехали в дом семьи Лотнер, у которых, во-первых, оставили Джастера до следующего дня, а во-вторых, провели у них некоторое время, как и обещали. Родители Тейлора тоже хотели поздравить меня, а также передать подарки моим в Москву. Я была тронута их заботой и вниманием.
За разговором, что состоялся за небольшим праздничным столом, Дебора обмолвилась, что Тей мог бы пожить несколько дней в родительском доме, пока сам не уедет в Бразилию в рамках промо-тура. На что мой любимый парень ответил отказом, пояснив, что он останется в съемной квартире. Теперь там его дом. Наш с ним дом.
Его слова проникли мне в самое сердце, забившееся быстрее и радостнее, и я поддержала своего любимого, сказав, что на Тейлоре дом и Джастер, и я уезжаю с легким сердцем и уверенностью, что он справится со своими обязанностями. Мама с папой смирились, заручившись обещанием любимого сына, что он хотя бы будет заглядывать почаще, пока живет один.

- Не за что меня благодарить. Я сказал правду. – Тейлор вывел меня из раздумий, сбавив скорость, он переключил машину на спортивный режим и переключился на меня. – Чудесно выглядишь, милая, я насмотреться не могу. – Его рука опустилась мне на бедро.
- Может, лучше будешь за доро́гой следить, дорого́й? – Я отняла его ладонь и вернула ту на рычаг автоматической коробки передач.
- Вот так всегда! Когда я тебе нужен, ты приворожить меня готова, Марина! А как добьешься своего, так сразу в недотрогу превращаешься.
- Ты всегда нужен, Тейлор, но ты достаточно уделил мне время утром, а сейчас, пожалуйста, не отвлекайся от вождения. – И добавила чуть тише: – Было хорошо… Правда ведь?
- Да охренительно было, как всегда. – Его губы тронула улыбка, которую я очень хорошо знала: Тейлор разомлел от воспоминаний недавней близости между нами и теперь снова был готов обнять весь мир.
- Долго нам еще ехать?
- Нет, почти приехали. – Тейлор лихо вошел в очередной поворот, не сбавляя скорости, и уверенно продолжил движение.
- Ты так круто водишь! – уважительно подметила я, выискав момент, чтобы попросить кое о чем.
- Я ж вырос за рулем. – Он горделиво повел плечом, как и любой парень, в котором признали водителя-профи.
- Но курсы вождения все равно посещал?
- Это было формальностью, не более.
- И экстремальные? – вкрадчиво поинтересовалась я, подводя к нужной теме.
- О, мы тогда классно отрывались на площадке с ребятками-каскадерами. – Он мельком взглянул на меня. – А почему ты вдруг спрашиваешь, honey?
- Да, так… – Я закусила нижнюю губу, решившись: – Есть тут один каскадер, который предложил обучить меня экстремальному вождению.
- Ничего себе новости! И кто этот смельчак, позволь узнать? – Тей сжал руль.
- Димка.
- Твой бывший?
- А ты ждешь, что я назову кого-то еще с таким именем? – По моим коленям пробежала дрожь.
- Я жду объяснений. – Тейлор увеличил скорость на спидометре плавным нажатием на педаль.
- Сегодня утром я получила от него письмо по электронной почте, в котором он поздравил меня с днем рождения и сделал необычный подарок.
- Так это подарок? – уточнил мой нахмурившийся бойфренд.
- Не совсем... Это предложение. – Я запнулась, собираясь с мыслями, чтобы попытаться в двух словах объяснить саму суть, прежде чем Тейлор окончательно потеряет терпение. – Перед моим отъездом обратно в Лос-Анджелес мы с Димой пересеклись в школе, он попросил у меня прощения, и мы разговорились о планах на будущее каждого из нас. Я узнала о том, что он планирует поступать в автомобильно-дорожный институт, и еще о том, что он влюблен в девушку, увлекающуюся гонками. И кстати, она уже гоняет по международным гоночным автотрассам. Ее имя Инна Лонгих. Не слышал о такой?
- Надо будет погуглить. – Тейлор не остался в долгу, и во мне желая пробудить чувство ревности, но я не обратила внимания.
- Мы с Димкой до сих пор поддерживаем общение по переписке, он не раз уже упоминал в письмах об этих курсах, что обучался и сам уже потихоньку преподает помимо того, что постоянно совершенствует свое мастерство. – Я потеребила ремень безопасности, которым была пристегнута, не решаясь посмотреть на Тейлора. – Так вот, в качестве подарка ко дню моего рождения он предложил мне пройти двухнедельный курс. Учитывая, что это удовольствие отнюдь не дешевое, предложение-то заманчивое. – Я притихла.
- Две недели, которые ты планируешь провести в Москве, ты собираешься потратить на авто-курсы? – Тейлор буравил взглядом мой профиль. – А как же?..
- Нет, Тейлор, конечно же, нет! – Я встретилась с ним глазами. – Предложение с открытой датой, пока необходимо лишь мое согласие. Я тут подумала, на следующее лето у тебя намечены съемки, ты практически все время будешь отсутствовать дома, и я могла бы провести месяц каникул у родителей в Москве, заодно подтянула бы свое вождение.
- Не пойму, зачем ты меня поставила в известность, когда я мог и не узнать вовсе, раз ты все так удачно придумала. – Он сбавил скорость, но не гнев на милость, это чувствовалось.
- Тейлор, ты не прав сейчас, я сказала тебе, потому что мне важно заручиться твоим согласием тоже. Мне так спокойнее. И если ты будешь против, то я тоже не соглашусь. – Я так и не отвела глаз, в то время как Тейлор вновь отвернулся от меня. Нет, только не в мой день рождения! Не станет он портить мне настроение в праздник. Да и потом, мы оба прекрасно помнили, чем чуть было не обернулась наша размолвка во время отпуска в Греции. Неужели захочет Тейлор вновь поставить под угрозу наши отношения?
И все же я решилась на вопрос:
- Что скажешь, милый?
- Приехали. – Он припарковался у обочины и, отстегнув свой ремень безопасности, приоткрыл дверцу машины. – Выходим…
- Подожди, Тей. Не приехали… Ты не ответил. – Я удержала его за руку. Ремень безопасности на мне натянулся. – Пожалуйста...
Тейлор вздохнул, но дверь снова прихлопнул, оставшись в машине, затем взглянул на меня долгим, пронизывающим взглядом и, наконец, ответил вопросом на вопрос:
- Тебе действительно это нужно?
- Да. – В моем ответе многое было заложено, и Тейлор не мог не понять этого. В какой-то степени это было проверкой чувств, доверия, взаимопонимания.
- Ладно. – Он выдохнул, накрыв мою ладошку, лежащую на его руке, своей ладонью. – Хорошо, я не против, только при одном условии – ты будешь предельно осторожна, honey.
- Обещаю, любимый. – Я расслабленно улыбнулась и, потянувшись, поцеловала его в щеку.
- Поверить не могу, я дал согласие на то, чтобы твой бывший парень обучал тебя экстремальному вождению за тысячи миль от меня, – выдал мой парень со смешком в голосе. – Марина...
- Ничего не случится, верь мне, – успокаивающе закончила я. – Выходим? – И сама, отстегнувшись, выпорхнула из машины. Тейлор не отстал. – Солнце как слепит! – Потянулась к солнцезащитным очкам, временно служившим мне ободком.
- Подожди, не надевай их, – обогнув машину, Тейлор подошел ко мне, на ходу извлекая сотовый из кармана джинсов: – Я сфотографирую тебя такой, можно? – Он включил фотокамеру.
- Можно. – Я замерла в той позе, в которой стояла: облокотившись одной рукой на приоткрытую дверцу машины, вторую положа на талию, чуть склонив голову набок и улыбаясь в объектив фотокамеры.
- Готово!
- Я могу взглянуть, как получилась на фотографии?
- Конечно, – Тейлор, довольный, как ребенок, поманил меня свободной рукой, сам при этом смотря на дисплей. – Я поставлю эту фотографию на входящий звонок от тебя. Спасибо, милая.
Я почувствовала прикосновение его губ к своей щеке. И как-то само собой вспомнилось, что мы так до сих пор и не сфотографировались вместе.
- Тейлор?..
- Давай поспешим, пока нас случайно не поймали тут папарацци. Пойдем со мной, Марина. – Он, взяв меня за руку, быстрым шагом повел через дорогу по направлению к… Китайскому театру Граумана.
- Зачем мы сюда приехали? Кино смотреть? – Я вмиг позабыла о том, что хотела спросить, слегка оробев перед величественным зданием.
- Сейчас узнаешь. – Тей загадочно подмигнул мне и пропустил вперед себя на пункте охраны. К слову, никого вокруг, кроме нас двоих, поблизости не наблюдалось. Мне это показалось странным.
Вскоре мы уже вышли на знаменитую голливудскую Аллею славы, расположенную на площадке непосредственно перед самим кинотеатром. И здесь тоже никого не было.
Я осмотрелась и с немым вопросом взглянула на своего улыбающегося загадочной улыбкой парня.
- Не догадалась еще, почему мы здесь?
- Это твой подарок, – осторожно начала я. – Ты задумал подарить мне один важный день твоей жизни, который я пропустила, так?
- Да, так. – Он подошел вплотную ко мне, скользнул руками по моей талии, прижал к себе и, не стесняясь, поцеловал.
Я ответила на поцелуй, учитывая, что за нами некому было подсматривать:
- Проводишь меня?
- Идем. Я знаю дорогу…

Все так же держась за руки, мы миновали несколько цементных плит с отпечатками стоп и ладоней известных исполнителей и голливудских актеров, некогда переживших в этих стенах свою минуту славы. Тейлор был одним из них, к своим юным годам снискавший известность и успех. Он заслужил все награды, приуроченные к выходам всех поочередно фильмов Сумеречной саги. Я очень им гордилась и об одном жалела, что по собственному желанию не разделила с ним радость в тот судьбоносный день. И хоть мысленно я была рядом, мое отсутствие Тейлор наверняка ощущал. И теперь пришел черед восполнить то, что упустила когда-то…
- Ой, смотри! Забавно!.. – Моя ладошка «утонула» в отпечатке его широкой ладони, стоило мне приложиться к отпечатку, успевшему давно зацементироваться.
Я рассмеялась, глядя на своего любимого снизу вверх.
- Да уж, маловата ладошка твоя. – Тей присел на корточки напротив меня. – Попробуй приложиться к отпечатку ладоней, оставленных Кристен.
- Нет... нет… – Упершись коленями к основанию цементной плиты, я «утопила» вторую ладошку в еще одном отпечатке. – Я чувствую тепло твоих рук.
- Это потому что ты пару минут назад держала меня за руку. – Тейлор зарделся от моих слов, я это тоже почувствовала.
- Я так горжусь тобой, милый мой. Прости меня, что пропустила этот важный для тебя день.
- Я давно простил, honey…
- Спасибо, что привез меня сюда именно сегодня. – Отняв руки от отпечатков, я протянула их своему парню, и он стиснул мои ладошки, прошептав, прежде чем поцеловать их:
- Тебе спасибо, что приехала. Дата не так важна, как твоя поддержка. А я ее чувствую, всегда чувствовал, несмотря на минувшие разногласия между нами.
- Я люблю тебя, Тейлор, – забывшись на миг, произнесла признание на русском языке.
- Я тебя тоже, Марина. – Он то ли на автомате, то ли специально, подхватил.
- Что? Что именно, Тейлор? – продолжила я на своем родном языке.
- Люблю. Очень сильно. Только тебя, Марина моя. – Без акцента мой любимый американский парень признался мне в любви, вот так потихоньку подступаясь к иностранному для него языку.
- Спасибо за такой чудесный подарок. – Я расчувствовалась.
- Это не совсем подарок, есть еще кое-что для тебя. – Он разжал наши ладони, вскочил на ноги и помог мне подняться. – Пойдем, время посещения у нас ограничено, милая…

В комнатке, куда он привел меня, царил полумрак, я вцепилась обеими руками в его руку и осторожно ступала на высоких каблуках, впервые пожалев, что надела их сегодня. Хотела быть красивой для Тейлора!
И тут тоже мы были наедине друг с другом. Так вот в чем заключался сюрприз: Тейлор каким-то образом договорился, что на несколько минут Китайский театр будет в нашем с ним распоряжении. Я еще больше прониклась, чувствуя, прежде всего, заботу и внимание любимого человека.
- Нам сюда, honey, – он подвел меня к широкой столешнице, на которой лежала небольшая плитка, заполненная жидким цементом.
- В этой комнате происходит репетиция перед тем, как знаменитости выходят на Аллею, – догадалась я.
- Именно, – согласно кивнул Тейлор. – Но мы с тобой не будем репетировать… Лучше скинь пиджак, чтобы не испачкать. – Он снял свой и принялся засучивать рукава.
- Что ты задумал, милый? – Я стянула пиджачок с рукавами на три четверти и осталась в топе и шортиках.
- Слушай внимательно, Марина, так как попытка будет только одна, – серьезно произнес Тейлор. – Расслабься, во-первых! – И тут он рассмеялся. Я тоже прыснула со смеху, представив, какой сосредоточенный вид у меня сейчас был.
- Легко сказать, расслабься! Я ведь никогда прежде ничего подобного не делала.
- У нас все получится… – Он подвел меня к столешнице. – Смотри и повторяй за мной… – Затем вытянул ладони перед собой и опустил их в цемент. Я затаила дыхание и проделала то же самое, ощутив, как утонули ладошки в жидком цементе. Через пару-тройку секунду Тей осторожно отнял ладони и посмотрел на мои, кивком призывая к действию – я выполнила его мысленную просьбу, и моему взору предстали отпечатки моих ладошек рядом с ладонями моего парня.
- Милый, по-моему, получилось!
- Я и не сомневался в этом. – Он стер остатки цемента с ладоней и протянул мне полотенце. – Еще не все. – В приглушенном свете я разглядела в его руках две палочки: - Можешь оставить надпись, какую захочешь.
- Это будет сложнее. – Поморщившись, я взяла одну и, снова затаив дыхание, вывела в левом верхнем углу цементной плитки сегодняшнюю дату, а после расписалась под своими отпечатками.
- Отлично! – Тейлор одобрительно кивнул и поставил свою подпись рядышком с моей.
- А что теперь?
- Оставим все как есть. – Он снова взялся за полотенце. – Чуть позже сюда придет смотритель и доделает все необходимое, а уже готовую плитку я заберу на неделе. Когда вернешься из Москвы, твой подарок уже будет дома, honey.
- Спасибо тебе. Я не ожидала такого чудесного подарка! – Не сдержав чувств, я прижалась сильнее и поцеловала Тейлора. Чувствуя, что он ответил, осмелела, вскинув руки ему на шею и коснувшись ладонями волос.
- …Ох, кто-то желает помыть мне голову сегодняшним вечером? – Тейлор снова поцеловал меня, едва задав вопрос. – Мм... Я не против… – И вновь завладел моими губами, сам при этом обнимал, но ладонями спины не касался: боялся испачкать мои обновки.
От большой любви, но больше от того, что его слова задели меня за живое, я, не прерывая поцелуя, вцепилась обеими ладонями в черные кудри своего парня.

***
За разговорами незаметно пролетел час-другой, но никому не хотелось расходиться – ведь никто из нас точно не знал, когда мы снова вот так соберемся все вместе. Сумеречная троица готовилась к промо-туру, мы с Валей и Максом ждали нового учебного года, а Райан и Мэдлин с головой погрузились в жизнь семейную.
У меня на душе теплело, когда наблюдала за ними: Мэдлин выглядела такой умиротворенной, а братишка Райан чувствовал себя главой небольшой пока семьи.
- Райан, когда нам ждать радостных новостей от вас с Мэдлин? – Макс переглянулся со своей девушкой, явно подначивающей его заранее на подобный вопрос.
- Мы пока планируем, – Мэдлин заметно смутилась.
- Эй, чего это вы стали такими любопытными, друзья? – вступился за жену Райан.
- Вы же всегда все держите в секрете до последнего, вот нам и не терпится узнать, а вдруг уже случилось. – Тейлор лихо включился в разговор.
- Всему свое время, Тей, и все равно не напрягайся даже, мы с Мэдлин станем родителями раньше, чем все вы, – он обвел взглядом собравшихся друзей. – Мы действительно планируем, в полном смысле этого слова.
- Как все серьезно. – Тейлор в задумчивости потерся подбородком о мое плечо, видимо, замышлял, как бы еще подколоть своего названного брата. А мне невольно вспомнилось, как мистер Лотнер проявлял свою привязанность к миссис Лотнер подобным жестом. Да, Тейлор был истинным сыном своего отца, и теперь я с тихой радостью ощущала проявление всех его привычек.
- А я пока даже не думаю о детях, – вставила Кристен.
- Я тоже. – Роб соприкоснулся своей бутылкой пива с ее: – Будь здорова!
- Да и нам с Валькирией рано… планировать, – вторил им отступивший Макс.
Все посмотрели на нас с Тейлором.
- С чего ты взял, что меня что-то напрягает, Райан? – невозмутимо начал мой парень. Неужели до сих пор не мог смириться с тем, что узнал вместе со всеми о свадьбе лучшего друга? – Да, ты прав, всему свое время, но ребенок в нашей с Мариной семье родится раньше, чем в вашей.
- Прикрываться родителями – это так по-детски, малыш. – Райан не остался в долгу, сообразив, что Тей имел в виду скорое рождение моего брата.
- Очень даже считается, – вступилась я за любимого парня. – У нас с Тейлором действительно в скором времени представится возможность понянчить малыша. Мы будем навещать родителей, помогать им с Алексом, заодно опыт приобретем перед тем, как сами решимся на этот серьезный шаг.
- Я вам обоим по-хорошему завидую. – Мэдлин прижала руки к груди, чувствовалось, что слово «ребенок» сейчас имеет особую магию над ней. И я от всего сердца пожелала ей исполнения ее самого заветного желания.
- Я смотрю, вы с Мариной времени зря не теряете. – Райан вновь вклинился в наш разговор.
- А ты думал! – Тейлор не остался в долгу, ответив горделиво: – Мы тоже много чего… планируем.
- Как там мама, Марин? – Мэдлин не дала «разгореться пожару», обратившись ко мне с животрепещущим вопросом.
- Волнуется и ждет. – Я вздохнула, сжала ладони с похолодевшими от волнения пальцами. – А я считаю часы, когда увижу ее.
- Завтра улетаешь? – Роберт неожиданно поддержал тему.
- Да, вечерним рейсом. – Я посмотрела на него с благодарностью.
- Жаль, у Тейлора не получилось поехать вместе с тобой. – Кристен и Тей обменялись сочувствующими взглядами.
- Да, жаль, – тихонько ответил он и, потянувшись, взял мою ледяную ладошку в свою. – Я буду поддерживать здесь, мысленно буду с Мариной и ее семьей в этот волнительный период.
- Как и все мы, – поддержала его Валя.
- Мы рядом, Марина, можешь звонить в любое время. – Мэдлин обняла руку своего мужа обеими руками, и тот кивнул, смотря на нас обоих дружественным взглядом.
- Мы ждем хороших новостей. – Роб подмигнул нам, а Кристен добавила:
- Да все будет хорошо, чего вы так разволновались-то все?
- Спасибо большое вам всем за поддержку. – Я согрелась от теплых слов, согрелась в руках своего любимого. – Не знаю, как бы справилась со всем без вашего участия. Я благодарю каждого без исключения за то, что оказываетесь рядом в трудную минуту, за то, что не отказываете в помощи, когда она так необходима, за то, что разделяете со мной самые счастливые моменты жизни.
Договорив, я обвела взглядом всех собравшихся в гостиной друзей. На считанные секунды воцарилась тишина, но не неловкая, а та, когда слова излишни – каждый из нас думал о своем, но мысли были схожи. Любой из нас поставил себя на место того, кто в данный момент нуждался бы в поддержке, и можно было даже не сомневаться, что она у него будет. Наша небольшая, но такая дружная компания, сплоченная не только в радости, но и за переживаниями минут отчаяния. Бесстрашный Райан и справедливая красавица Мэдлин, внимательный Макс и проницательная Валькирия, невозмутимый Роберт и решительная Кристен. Мой смелый и отчаянный, заботливый и отзывчивый, дорогой и любимый Тейлор. Мои друзья. Моя семья.
- А зачем же еще нужны друзья. – Райан не нарушил настроения своим вовремя вставленным замечанием. – Спасибо вам всем за то, что рядом, ребятки. Марина, с днем рождения, сестренка!
- Девчонки мои дорогие, не знаю, чтобы делала без вас! – Мэдлин подняла бокал с коктейлем в нашу честь. – И вам, парни, хочу признаться, что люблю каждого искренней дружеской любовью.
- Вечно ты заставляешь меня ревновать… – Райан не успел договорить, Мэдлин прервала его поцелуем.
- По такому случаю самое время открыть шампанское. – Валя прихлопнула в ладоши, вторя всеобщему проникновенному настрою.
- Я принесу. – Тейлор отпустил мою ладошку и покинул гостиную, чтобы через минуту вернуться с ведерком, в котором леденело игристое вино. Откупорив бутылку, он разлил шампанское по бокалам, за исключением Роба, предпочитавшего пиво, и Мэдлин, ограничившуюся в этот вечер безалкогольным коктейлем.
- Итак, – Валькирия подняла свой бокал. – Во-первых, я от всей души поздравляю свою любимую подружку с днем рождения! – Она отсалютовала бокалом в мою сторону. – А во-вторых, хочу сказать спасибо всем присутствующим за такую теплую, дружескую компанию. Знаете, когда я переезжала в Америку вслед за Максом, то чувствовала, что найду здесь замечательных друзей, так и случилось. Благодаря Марине в мою жизнь вошли все вы. Я очень люблю и дорожу каждым из вас!
- Мы дорожим! – Как всегда немногословный, но обладающий даром убеждения Максим соприкоснулся своим бокалом с бокалом Вали. – Друзья мои, вы всегда можете рассчитывать на меня. А ты в первую очередь, милая… – Он коснулся губами щеки своей девушки, а затем также естественно замер на ее губах.
- Я родился и вырос в Лондоне, и не мог даже предположить, что однажды встречу друзей по всему свету. – Роберт подхватил признание от Макса и Валькирии, и теперь я перевела взгляд на него – истинного английского джентльмена. – Мы собрались здесь из разных уголков мира, такие разные, но есть то, что нас объединило – это дружба. Я счастлив находиться среди вас, друзья.
- А я счастлива, что смогла сорвать этого парня с насиженного места, хоть тому предшествовал довольно трудоемкий путь. – Кристен вздохнула, держа в руках шампанское. – Сага свела нас троих на съемочной площадке, Роберт и Тейлор стали мне большими друзьями, а один их них теперь мой любимый. Если бы не Тей, я не повстречала бы всех вас, и это было бы огромной потерей. Но к счастью, мы все вместе, и я чертовски обожаю всех и каждого в отдельности, вот. – Она смутилась в привычном жесте, но подняла свой бокал, метнув глазами в мою сторону: – С днем рождения, подруга из России!
- Я тебя люблю, моя Белла!.. – громко прошептал ей на ухо Роберт, и, стоило ей обернуться на его голос, поцеловал сладким поцелуем. Не постановочным, будучи в образе Эдварда Каллена – бессмертного вампира с живым, влюбленным сердцем, а настоящим, как Роб целовал Кристен вдали от посторонних глаз.
- Столько слов уже произнесено… Трудно быть завершающим, но все же и мне есть что сказать. – Тейлор взял со столика оставшиеся два бокала. – Не знаю, за что, но каким-то чудесным образом я заслужил всех вас. Друзья мои, я бесконечно благодарен вам за участие в моей судьбе, за ваше терпение, – он посмотрел на Райана и Мэдлин. – За ваши советы, – Макс и Валькирия улыбнулись схожими улыбками. – За вашу поддержку, – чуть склонил голову, подняв бокал в честь коллег-друзей, Роберта и Кристен. – Все, в чем вы признались сегодняшним вечером, взаимно. Я также дорожу каждым из вас, но в особенности, вот этой девушкой… – Он подошел ко мне: – Твой бокал, солнышко мое.
- Спасибо… – Я поднялась с дивана ему навстречу и взяла бокал подрагивающими пальцами.
- Я ничем не отличаюсь от других, как бы ни хотелось думать посторонним, в чем-то мне везло, в чем-то не очень. Я жил самой обычной жизнью, учился, работал, заводил друзей, я не родился звездным ребенком и никогда не чувствовал себя звездой. Нет этого и сейчас. Я обычный человек, обычный парень, каких миллионы по всему миру. Но все же судьба у каждого своя, и в моей есть существенная составляющая – это ты, Марина. С твоим появлением в мою жизнь вошло волшебство. Ты перевернула мой привычный мир с ног на голову, но я так хотел этого, потому что ждал, я мечтал о тебе, не будучи еще знакомым с тобой.
- Я желала того же, милый. – Не предполагая, что Тейлор так разговорится, я поспешила поддержать его, не обращая внимания на то, что нас слушают. Секретов от друзей больше не было. Почти. Самое главное все равно останется между мной и Тейлором.
- За все дары, за всю удачу этого мира я бы не согласился изменить все, представься мне еще один шанс, я заново пережил бы все, но только вместе с тобой. Я вновь прошел бы через разлуку, не бросив тебя в беде одну, я не потерял бы надежду, что в конце концов все у нас с тобой будет хорошо. – Уверенность, звучавшая в его словах, сквозившая в его взгляде, не оставляла сомнений в решительности моего парня, отнюдь не отрепетированными были его слова, они шли от самого сердца. – Ты разбудила все лучшее во мне, в чем-то усмирила, многому научила, подарила столько незабываемых моментов. Ты стала подругой, которой я могу довериться в любую минуту, ты стала моей поддержкой и опорой. Ты моя любимая, к которой я буду стремиться, где бы ни находился.
- Я полюбила тебя, Тейлор, и всегда буду любить…
- И я люблю тебя, honey. Я твой навсегда. Понимаешь?
- Понимаю. – Я прикоснулась ладонью к его пылающей щеке и словно бы увидела, как прошлое и будущее слились воедино, явив только нам двоим картинку счастливого бытия. Как много веков назад полюбили друг друга оборотень и ворожея, так и сегодня их любовь возродили сквозь века мы с Тейлором. И так будет всегда. Взаимная любовь не имеет сроков и границ. – Я твоя навсегда.
- Я обещаю тебе, что всегда буду рядом, оберегая, сопереживая, любя, Марина моя, и я счастлив, что любим самой чудесной девушкой на свете, самой искренней, самой отважной, самой доброй. – Тейлор воодушевился, почувствовав взаимность, и продолжил поздравление, уже не скрывая так любимой мною улыбки: – Я горжусь тобой, милая, горжусь твоими успехами и достижениями и желаю новых побед, а еще добрых новостей и незабываемых моментов счастья. Я желаю, чтобы в твоей жизни было как можно больше таких вот дней в кругу близких и родных людей, радующихся твоим громким успехам и разделивших с тобой тихие семейные торжества.
- Тей… Тейлор!.. – Я прижалась к нему, не сдержав нахлынувших чувств, и внезапно соприкоснулась своим бокалом с его – раздался тихий перезвон.
- Эй, тихо-тихо… – Мой парень едва слышно засмеялся, ловя меня в свои объятия. – Все хорошо, милая… Позволишь мне закончить? – Он заглянул в мои глаза, полные слез.
Я кивнула.
- Я поздравляю тебя с днем рождения, honey, и пусть каждый твой последующий праздник будет лучше предыдущего, а я приложу все силы, исполняя твои самые заветные желания, торжественно обещаю.
- Я верю, хороший мой… – Замерев на губах Тейлора, я позабыла обо всех на свете.
- С днем рождения, радость моя! – Он вновь свел наши бокалы в хрустальном перезвоне и пригубил шампанское.
Я тоже смочила игристым вином пересохшие губы и снова поцеловала Тейлора:
- Спасибо… Спасибо… Спасибо…
- … Люблю тебя. – Обняв меня двумя руками, Тей ответил на каждый поцелуй с не меньшей страстью.
А мне и вовсе было неважно, что где-то отдаленно заголосили наши друзья, раздавались хлопки и перезвон бокалов, смех и подбадривания.
Мы закрылись ото всех в нашем крохотном мирке. Марина и Тейлор. Как и всегда.

Неминуемо подходил к концу этот вечер, полный сюрпризов и подарков. Когда были сказаны все слова и пожелания, когда уже наметились новые совместные планы, когда на праздничном столе не осталось ни одного кусочка торта.
После объятий и поцелуев, а также добрых напутствий друзья – один за другим покинули нашу квартиру, и, закрыв дверь за последним ушедшим, я обернулась к Тейлору, стоявшему у противоположной стены, и легонько улыбнулась. Каким же красивым и желанным он выглядел в приглушенном свете, таким он и был для меня. Единственным и самым любимым.
Ни слова не говоря, я сама подошла к нему, опустила ладони на широкие плечи, слегка сжала их, затем обняла своего парня за шею. Стоило мне прижаться, как он скользнул своими у меня за спиной и стиснул сильно, но с такой любовью, что мое сердце вновь пустилось вскачь. Чудесный праздник продолжался, и как по веянию волшебной палочки, исполнялись мои сокровенные желания. И если год назад я грезила о встрече с самым желанным парнем на свете, то сейчас он, обернувшись реальностью, воплотил в жизнь все, о чем я только могла мечтать. Поцелуям – сладким, нежным, незабываемым поцелуям отводилась не последняя роль в наших романтических отношениях с Тейлором. Чем мы и не преминули воспользоваться, едва оставшись одни в полутемном холле нашей съемной квартиры.
Ночь потихоньку вступала в свои права, и я ждала ее наступления, как ждала еще одного торжественного и такого волнительного события.
Волшебная ночь, знаменующая годовщину наших отношений с Тейлором. Мы оба помнили, что положило начало нашему знакомству, и как ярко светила луна в ту ночь. Благодаря одному желанию на двоих родилась любовь, и теперь мы оберегали это взаимное чувство, как могли.
Несмотря на все напасти, выпавшие на нашу долю, несмотря на разлуку и взаимные обиды, мы сумели справиться со всем, благодаря любви и желанию быть вместе. Я не представляла свою жизнь без Тейлора. А он исполнял мое самое заветное желание – был рядом каждую представившуюся минуту. Вот и сейчас он крепко держал меня в своих руках.
Как же хорошо дома.

Marc Anthony And Jennifer Lopez – «No Me Ames»

***
- Знаешь, чем девчачий день рождения отличается от мальчишечьего? – Вопрос Тейлора застал меня за чтением поздравительной открытки от Мэдлин и Райана.
- Не имею ни малейшего понятия. – Подняв глаза на своего парня, ответила я, в не силах сдержать улыбки при виде его сияющего лица.
- Полгостиной заставлено подарками, – он обвел нашу гостиную рукой, в которой держал бокал шампанского.
- Ты завидуешь? – Я засмеялась, все также улыбаясь.
- Вот еще! – фыркнул Тей, проходя в гостиную и старательно обходя подарочные пакеты, пакетики и коробочки, попадающиеся на его пути к дивану, на котором я сидела. – Подумаешь, что на свой день рождения я получил - нет, мы получили в качестве подарка путешествие на двоих.
- Ты шутишь сейчас, милый! – Скрестив ноги по-турецки, я откинулась на мягкую спинку дивана и рассмеялась от души.
- И не думаю, – деловито заметил Тейлор, применив весь свой актерский талант, изображая напускную обиду. Он остановился у пакета, стоящего прямо рядом с диваном и с любопытством заглянул внутрь.
- Все мои подарки – твои, любимый. – Я послала ему воздушный поцелуй.
- Не шутишь? – Утвердившись, что я говорю совершенно искренне, Тей одним пальцем подцепил из подарочного пакета… махровый халатик кремового цвета, с капюшоном. – По-моему, он мне маловат будет, но, может, все же попробовать примерить, солнышко?
- Верни подарок Валькирии обратно в пакет! – Я всерьез забеспокоилась за новую вещь. С Тейлора станется, и он растянет еще ни разу мною не надетый халат своими широкими плечами.
- Эх, я ж говорю, не светит мне ничего из твоих подарков.
- Мэдлин подарила очень красивые рамки для фотографий, – осторожно вставила я, мечтая уже приласкать своего в шутку разобидевшегося парня. – Мы могли бы заказать фотосессию, а то кроме снятых на мобильную камеру постановочных фотографий, у нас с тобой совместных фото до сих пор и нет.
- Давай сегодня о работе говорить не будем, honey! – Он изобразил ужас на лице и едва не замахал на меня руками, не боясь расплескать шампанское.
- Тогда перестань паясничать, – теперь фыркнула я.
Тейлор сразу стал самим собой, улыбнулся улыбкой, которую я так любила, подошел к дивану и присел на корточки передо мной. Отставив полупустой бокал на тумбу, взял мои ладошки в свои руки и легонько сжал их, спросив на этот раз всерьез:
- Устала?
- Немного, – сдалась я. – День выдался весьма эмоциональным, но я счастлива, что сегодня его разделили со мной самые близкие люди.
- Знать, что ты счастлива – это и есть истинный подарок для меня, honey. – Он поцеловал меня в раскрытые ладошки.
- Ты такой милый, Тейлор.
- Знаю, знаю, милый – мое второе имя. – Тей поиграл на моем левом запястье подаренным им браслетом, который я не снимала, за исключением, когда принимала душ или спала.
- Счастье мое… – Я притянула его к себе, обняв за шею двумя руками, и Тейлор перекатился с корточек на колени, опустив свои ладони на мои бедра, он так естественно ответил на мой поцелуй. Лаская мои губы, позволяя мне перенимать инициативу, царапая мой подбородок своим колючим…
- Получается, за мной еще один подарок... – Тей тяжело дышал мне в шею, пока я не прекращала целовать его в точеную скулу, при этом перебирая пальчиками непослушные кудри цвета вороньего крыла. – Я не против фотосессии, Марина, только давай организуем все ближе к новому году, раньше, боюсь, времени не выкроим совсем. Сама подумай, рождение Алекса, начало учебного года, промо-тур, и так далее, и тому подобное… – Он перечислял наши совместные планы на ближайшее будущее, постепенно восстанавливая дыхание в моих объятиях.
- Хорошо, как скажешь, любимый, – соглашалась я. – Спасибо.
- Но на сегодня я еще кое-что приготовил тебе. – Бесхитростно улыбнувшись, он все же взглянул с лукавством.
- Что?
- Я наполнил для тебя ванну. – Поймав мой изумленный взгляд, Тейлор простодушно пояснил: – Я ведь должен поухаживать за тобой, раз ты устала.
- Ванну ты наполнил до того, как я призналась в том, что НЕМНОГО устала. – Вмиг раскусив его «коварные» планы, отшутилась я, наблюдая, как мой бойфренд поднялся с колен и потянул меня за собой.
- Пойдем со мной, сладкая, будет чудесно, обещаю…
- Ты искуситель, Тейлор Лотнер! – И все же я позволила подхватить себя на руки, привычным жестом вскинула свои руки ему на плечи и теперь смотрела с любовью в родные карие глаза. – Ну, смотри, если я, не дай бог, усну там, это будет на твоей совести...
- Эй, я этого не допущу, honey. Ты же пустишь меня в ванную? – Он смотрел с такой любовью и преданностью, а мне невольно подумалось, что когда-то где-то нечто подобное с нами уже случалось, и я уже знала ответ на вопрос своего любимого «волка», который жарко прошептала ему на ухо, пока мы направлялись в ванную комнату:
- Да куда ж я теперь-то от тебя денусь!

И было действительно чудесно…
Сдунув белоснежное облачко со своей руки, я сквозь полуоткрытые веки наблюдала, как бесчисленное множество мыльных пузырьков опустилось на пенную шапку поверх теплой воды. Я поудобней устроилась в уютных объятиях своего парня, чьи руки лежали по обе стороны от меня на бортике ванны, и прислушалась к его размеренному дыханию, а когда подняла глаза, то заметила, что он сам, похоже, задремал во время нашего совместного принятия ванны. Уткнувшись носом в его колючий подбородок, слегка потерлась об него – щетинки привычно защекотали кожу, начинавшую привыкать к подобному роду прикосновениям.
После окончания съемок в новом фильме Тейлор решил не менять созданный образ и теперь с удовольствием носил трехдневную щетину, за которой, разумеется, тщательно ухаживал. Ему шло, и мне он таким очень нравился, поэтому я не возражала. А еще теперь он казался взрослее, будто не на год был старше меня. И не последний отпечаток здесь наложили перенесенные переживания, но хотелось надеяться, что все самое плохое осталось далеко в прошлом, и впереди нас не поджидали новые поводы для волнений. Самое главное, что он справился со всем, а раны душевные затянутся со временем, пока не исчезнут вовсе. Это как раз было моей заботой, и, кажется, у меня все получалось, как надо. Конечно, мы оба изменились за минувший год – наш первый совместный год, и наверняка в его глазах я тоже повзрослела. В любом случае, так и должно было быть. Мы были вместе – в печали и в радости, находясь рядом или скучая в разлуке, вместе. Мы взрослели вместе. Мальчишескую привлекательность Тейлора постепенно сменяла истинная мужская красота, он становился молодым мужчиной. Мужчиной, которого я очень любила…
- Тей?.. Не спишь? – тихонечко позвала его.
- Нет. Не беспокойся. Просто задумался. – Он открыл полусонные глаза и пару раз моргнул черными, как уголь ресницами.
- Вода начинает остывать. – Окунув руку, выдернула ее – пенную, из воды.
- Мм… Угу. – Действительно, видимо, думая о чем-то своем, Тейлор коснулся моих волос рукой и прижался губами к виску.
- Что, «угу», соня? – заулыбалась я ему в колючую шею.
- Да не сплю я, не сплю! Говорю же тебе! – произнес он чуть громче, чем следовало. Специально для меня. – Сама, наверное, клюешь носом уже. – И захватив пригоршню пены, стрельнул ею мне точно по носу. – Клюешь, так?
- Ты что делаешь, проказник! – Я ахнула от неожиданности и заерзала, чувствуя всем телом мокрое упругое тело своего парня.
- Куда это ты встрепенулась, желанная моя? – Вмиг прервав все мои попытки к бегству, одной ногой Тейлор прижал обе мои под водой, обнял меня крепко-крепко и как о деле решенном сказал: – Не отпущу. Никуда не отпущу, honey…
На своей щеке я почувствовала жадное прикосновение его влажных губ и интуитивно повела головой, подставляя свои губы желанному поцелую… Вскинула мокрую руку Тейлору на шею и притянула его к себе, целуя еще и еще…

Обернув полотенце вокруг бедер, Тейлор снял с вешалки второе – побольше, и подошел к ванне, вода в которой почти стекла, оставив на дне лишь остатки пены. Ну, и я, конечно, же стояла там и ждала своего любимого, который, обернув меня в сухое полотенце, приобнял за талию и с легкостью перетянул через бортик.
А после произошло то, чему я поначалу удивилась, но тотчас же сообразила, что неспроста Тей повел себя так, была у него причина – и отнюдь не радостные события тому поспособствовали.
Взяв с полки еще одно махровое полотенце, Тейлор, расправив то, накинул себе на голову и принялся вытирать намокшие пряди волос. Стоя рядом с ним, я вдруг ощутила необходимость помочь, помочь справиться именно с душевной раной, чьи последствия наблюдала в данный момент. Поэтому, недолго думая, накрыла своими ладонями его, Тейлор замер и отнял свои ладони от полотенца – позволил мне продолжить самой. Но я стянула полотенце с его взлохмаченной головы и отбросила вещицу на бортик ванны, а затем взяла любимое лицо в ладони и взглядом заставила посмотреть мне в глаза. Пусть увидит и поймет, что не надо меняться, если когда-то, поддавшись отчаянию, пообещал самому себе изменить с детства приобретенным привычкам. Ради меня не надо, потому что мне и так все нравилось в нем. Намоченные после душа простыни – это такая мелочь по сравнению с тем, каким счастливым он выглядел, заигрывая со мной в постели, разбрызгивая бисерины воды с волос.
Тейлор улыбнулся, поняв все без слов, поцеловал меня в щеку и на мгновение прижал к себе, но не успела я вскинуть руки ему на шею, как он отступил на шаг назад, смотря на меня с лукавством, но мысленно прося о чем-то. Пока я пыталась теперь сообразить, чего он хочет, Тей метнулся из ванной комнаты, но через несколько секунд вернулся с халатиком в руках и со словами, что его все-таки надо бы примерить, а то он ведь не уснет теперь спокойно, пока…
Рассмеявшись, я взяла у него Валин подарок и, скинув с себя промокшее полотенце, надела халат, подпоясалась, накинула капюшон и, повернувшись на носочках, продемонстрировала его Тейлору, как он того и пожелал.
Он сравнял небольшое расстояние между нами, обнял меня за плечи и, наконец, поцеловал с невероятной благодарностью.
Со всей любовью, которую способна была выразить, я сама прижалась сильнее и положила ладошки на мокрую спину Тейлора… Несколько капелек воды соскользнули с его волос, ударились о мою пунцовую щеку и скользнули за ворот нового халата, растаяв в ложбинке груди…

Christina Perri feat. Steve Kazee, «A Thousand Years» (Part 2)

***
С наступлением сумерек в нашей спальне что-то изменилось. Я почувствовала это сразу, как только приостановилась на секундочку у порога. Нет, внешне все осталось по-прежнему, но вот атмосфера, навеянная этой особенной ночью, казалось, была пронизана магией лунного сияния, скользящего по предметам интерьера.
Да и Тейлор вторил моему волшебному настрою, обольщая со всей волчьей страстью, на которую был способен. Даже порычал и в шутку укусил, заигравшись, пока вел меня до постели по лунной дорожке. Конечно, не преминул подколоть, что я снова сплю на ходу, и хоть я слабо сопротивлялась, он настаивал, что без его помощи вряд ли я в состоянии дойти до постели. В конце концов, попросту подхватил меня на руки – я уже со счета сбилась, в который раз за вечер, и опустил на прохладные простыни…
- Спасибо. – Я произнесла слова благодарности почти шепотом.
Тейлор не сводил с меня глаз, пока я перекладывалась на свою сторону постели, откидывала одеяло, посматривая на своего любимого в ожидании. В таком же ожидании поманила его в постель, легонько прихлопнула ладонью по белоснежной простыне, и почему-то этот жест вызвал в Тейлоре гамму смущения, словно бы впервые звала его…
Или это мои воспоминания, таким образом, заново возрождались в эту чудесную ночь, что грезилось чуть больше, чем было на самом деле. Но Тейлор не подыгрывал, нет. Когда оказался со мной под одним одеялом, когда прижался теплым боком ко мне, когда запустил руку мне в волосы и ответил на поцелуй – разделил все чувства, царившие в моей душе…
Склонил меня на подушку, навис сверху, не переставая целовать, и я растаяла на его руках, целуя в ответ, поглаживая, перебирая густые волосы на затылке, и наблюдая сквозь почти сомкнутые ресницы за своим парнем. Тей, в отличие от меня, предпочел действовать, а не подсматривать, и потому, закрыв глаза, отдался эмоциям, зацеловывая меня, словно желая прочувствовать мою реакцию, чтобы так естественно разнежить, заласкать, соблазнить…
Нехотя, но все же мне пришлось прервать сладкий поцелуй, не сбивая настрой своего парня, а лишь немного сдерживая все его страстные порывы по причине того, что горела желанием поблагодарить Тейлора за такой замечательный день рождения. К поцелуям мы вернемся в любой момент, но поговорить все же тоже было немаловажно, выразить словами мысли и догадки, услышать из его уст ответы и признания.
Тей наверняка с ног сбился между Москвой и Лос-Анджелесом, стремясь выведать среди родных и друзей мои сокровенные желания. Оттого праздник получился идеальным во всех смыслах, о чем я с радостью призналась, упомянув про свое восемнадцатилетие - не только само празднование, но больше исполнившееся в ту судьбоносную ночь заветное желание.
Тейлор слушал меня, и улыбка играла на его манящих губах; услышав про Димку, он нахмурился, но вот когда я вспомнила, как впустила его одной дождливой ночью в комнату пансиона, снова заулыбался, а глаза загорелись карим пламенем. Наша первая ночь… Ночь, когда он сделал меня своей. Навсегда. Столько нежности и ласки я получила, столько страсти, которую Тейлор не сдерживал, столько слов признания услышала, пока засыпала после случившегося в его объятиях.
Мой самый любимый, самый близкий, самый желанный.
Разве можно было любить Тейлора сильнее? И все-таки я любила. Еще до встречи с ним – любила, с самых первых минут знакомства – любила, на протяжении прошедшего года – любила, и всю жизнь буду любить. Как бы отчаянно он не ревновал меня!
Ревность Тейлора граничила с любовью, которую он испытывал, это мне было прекрасно известно. И все равно, порой его это не оправдывало, а порой мне хотелось, чтобы он прочел мои мысли, заглянул в душу, чтобы убедиться в искренности моих чувств. Да, он всегда пояснял, что не во мне сомневается, а в грязных намерениях тех парней, которые проявляли ко мне знаки внимания. С его слов получалось, что вокруг меня собрались одни маньяки, и он безотлагательно должен быть всегда рядом, а именно примчать и увезти меня, подобно Эдварду, вырвавшему свою Беллу из цепких рук подвыпивших хулиганов. Но ведь это было не так. Никто из проявлявших ко мне симпатию хороших ребят, ни Димка, ни Джордан, ни Алексей не думали отбивать меня у Тейлора Лотнера. У них бы ничего и не получилось. Я любила только одного парня.
И за то время, пока он наблюдал, как луна продолжает ронять приглушенный свет на окно нашей комнаты, я в сотый, наверное, раз попыталась донести до него эту истину. За что получила долгожданное признание в ответ, и все мысли смыло очередной волной страсти, которую обрушил на меня Тей. В прямом и переносном смысле. Зацеловал со всей силой, зашарив руками под одеялом, которым укутал нас обоих, и его футболка, в которой я привыкла ночевать, заскользила вверх по моим бедрам, обнажая меня для единственного желанного…
Я не могла не поддаться, загоревшись потаенным страстным желанием. Да и разве можно было проспать такую ночь, освещаемую золотой волшебницей?
Сомкнув ресницы, не прерывая нашего поцелуя, выгнулась в руках Тейлора, подстраиваясь под него, но когда его движения сделались более раскованными, вдруг смутилась, словно в первый раз – и тому имелось объяснение. Просто он волновал меня, как в нашу первую ночь, и все последующие дни и ночи, проведенные наедине, я буду сгорать в его объятиях, вторя и любя.
Ускорив поцелуй, так естественно подняла коленкой одеяло, задев Тейлора по бедру, он же скользнул горячей ладонью и замер лишь на моей попе, прижал к себе, дав в полной мере ощутить его возбуждение. Мне необходим был глоток воздуха, о чем я застонала в целующие меня губы, и Тей тотчас же переместился на мою шею, а я, приоткрыв глаза, повернула голову в сторону окна, шепнув с содроганием…
- Луна сегодняшней ночью такая яркая. Ты заметил?
- Я завелся... Ты не заметила разве? – прохрипел он, сместив свою ладонь с моей пятой точки на поясницу и едва касаясь пальцами пояса трусиков. Без слов было понятно, что последует за этим движением, но я попыталась чуть сбавить его обороты, желая успеть поздравить прежде, чем Тейлор окончательно избавит меня от нижнего белья.
- Я чувствую, милый, но… подожди немного, Тейлор, посмотри на меня.
- Я с тебя и так глаз не свожу… – И он растопил меня взглядом, таким сладким и горячим, как обжигающий шоколад, таким нежным и ласкающим, как солнечные лучи жарким летом, таким влюбленным, что я не сдержалась. – Эй, ты что, плакать надумала, honey?..
- Прости, не ожидала, что так расчувствуюсь. Правда, не предполагала, но сейчас, когда вспомнилось, сколько всего случилось за прошедший год, как все начиналось между нами, как складывались наши с тобой отношения, я не хотела расплакаться, но слезы сами полились.
- Сами, значит... – Он успел поймать поцелуем слезинку, уже скатившуюся к моему виску. – По-прежнему соленые драгоценные слезинки.
Ему всегда удавалось тронуть меня до глубины души таким простыми, но значимыми словами. Тейлор признавался мне в своих чувствах именно так, как я желала услышать, а все потому, что знал меня, чувствовал, понимал. Бесценный дар, которым он был наделен, Тейлор применял и по сей день. Тот передался ему через не одно поколение бесстрашных волков, обитавших когда-то в таинственном волшебном лесу. Я знала, что была под его невидимой, но такой прочной защитой. Где бы я ни находилась, будучи рядом с ним или же нет, мысленно он всегда оберегал мой покой, готовый броситься на помощь, какие бы расстояния не разделяли нас. Как много веков назад влюбленный оборотень был готов отдать свою жизнь за единственную желанную ворожею, так и сегодня мой Тейлор без колебаний вступится за меня. Утешит, если вдруг поплачусь ему, выслушает, если возникнет необходимость выговориться, отругает, если совершу какой-либо проступок, поможет, поймет, простит в случае провинности. Потому что в его сердце живет любовь. Ко мне.
Она зародилась, миновав тысячи километров, и такой далекий, залитый солнцем Лос-Анджелес стал для меня вторым домом. И всегда так будет. Как бы далеко и надолго я не оставила своего милого, я постоянно буду стремиться обратно туда, где в данный момент есть он.
Моя потребность, необходимая, как солнце. Мое персональное солнышко.
Рядом с которым я познала настоящую любовь, познала саму себя, как личность, как женщина. И самым главным для меня являлось то, что Тейлор все-все это знал. Ценил и берег, как берег наши отношения, берег меня.
Утерев ладошкой еще одну слезинку, я снова обняла его за шею двумя руками. Крепко-крепко. Почти все между нами было сказано этой ночью, оставалось только обменяться поздравлениями в нашем личном празднике. Что я и сделала:
- Ты все понимаешь, милый. Ты всегда все поймешь… С годовщиной, Тейлор.
- С годовщиной отношений, любимая. – Его поздравление растаяло на моих губах. И вот уже Тей собирал поцелуями замешкавшиеся слезинки с моих ресниц, щек, вновь вернулся к губам, и я притянула его к себе…
Позволила вжать себя всем телом, расслабляясь и подрагивая от обжигающих трепетных прикосновений, вверяя себя этому сильному парню, готовому бороться за меня со всем миром, если потребуется, а пока готовому для того, чтобы любить меня всем сердцем – пылким, страстным, горячим. Я робела перед ним, в то же время понимая, что вся его сила обращается в любовь, когда он рядом со мной. Этот бесстрашный волк был способен зарычать так, что сотряслись стены многовекового замка Вольтури, а сейчас он урчал в моих объятиях, словно игривый волчонок, нуждающийся в ласке. Нежно потерся своей колючей щекой о мою щеку, наверняка, мысленно прося, чтобы не прекращала гладить его по волосам, что я с удовольствием продолжила делать, улыбнувшись на его улыбку у моей шеи…
И где-то отдаленно промелькнула мысль, посеянная Тейлором – отнюдь не ненужная, хоть думать в такой момент ни о чем не хотелось, лишь чувствовать и отдаваться чувствам того, кто целовал и обнимал с такой любовью.
«…У нас впереди целый день, и ночь… Я твой – не только душой, но и телом, как только наступит ночь… Помни об этом, милая, на всякий случай…»
Мы не можем оттолкнуть эту ночь... Так важно не упустить момент, пока мы вместе. У нас осталась одна ночь, а новый день принесет расставание… Я буду скучать… А он изведет себя в разлуке, я знаю… Но я могу успокоить его, дать ему то, в чем он так нуждается, получить от него то, что так необходимо мне…
Я сомкнула ресницы, ощутив его жадный поцелуй на своей молочной коже, наслаждаясь бесценными мгновениями близости, именно той, которой так не хватало нам с Тейлором, если мы находились в дали друг от друга, той, которую стремились обрести, спрятавшись ото всех в своей уютной квартире. Так уж получилось, что мой любимый парень большую часть своей жизни проводил в командировках и разъездах, но я и сама жила на два города – это точно. И все же мы не строили наши отношения по принципу от расставания к расставанию, мы жили от встречи до встречи, скучая и переживая друг за дружку, если нас разделяли километры, возмещая любовью и заботой, когда вновь предоставлялась возможность увидеться, прикоснуться, произнести самые важные слова.
Предстоящая разлука, пусть недолгая, но была неминуема – время неумолимо отсчитывало секунды, минуты, часы. А так хотелось хоть на миг остановить его, не упустить эту возможность – вновь почувствовать себя желанной им, моим дорогим Тейлором. Здесь и сейчас. Пока он рядом. Пока еще ночь окончательно не вступила в свои права, погрузив нас обоих в царство Морфея.
«Одна ночь. Одна…»
Не единственная, но такая значимая ночь наедине друг с другом…
Обняв Тейлора за шею двумя руками, прошептала ему на ухо:
- Тей, я хочу быть с тобой этой ночью… А ты разделишь ее со мной?
Тейлор замер в моих объятиях, но спустя мгновение потянулся на мне всем телом и перехватил в сумерках мой полувопросительный взгляд. Его глаза – зеркало души, чистой, ранимой, - они отражали все мои мысли. Желания моего парня полностью совпадали с моими, а услышанные слова он воспринял так, как я и хотела бы.
Тейлор подхватил край одеяла, чуть сползшего с его спины, и, прежде чем накрыть нас обоих, произнес то, что я ждала услышать:
- Я с тобой, honey, на всю ночь, и не отпущу до самого рассвета…

А разве могло быть по-иному?
Годом ранее этой самой ночью я загадала самое заветное желание – и оно сбылось, едва рассвет сменил сумерки. Такой непростой год, повлекший за собой как радости, так и печали, подарил много чудесных, незабываемых моментов, но и принесший испытания, научившие справляться и бороться за себя и своих близких. Не простое, но заслуженное счастье, выстраданное обоими. Словно одна маленькая жизнь, ознаменовавшаяся годовщиной взаимоотношений, и если что и нужно было загадывать в эту значимую ночь, то только одно: быть вместе.
Довольно скоро я раскутала нас обоих не только от того, что Тейлор чуть ли не обжигал жаром своего разгорячившегося тела, просто одеяло стесняло мои движения. Хотелось, чтобы мои объятия укутали Тея получше самого теплого одеяла. И потому я льнула к нему со всей страстью, ласкала, стискивала, сжимала, в какой-то момент потеряла счет времени…
Оно остановилось. Замерло. Позволив нам с Тейлором отдаться друг другу…
Я же стремилась опередить секундную стрелку, даря всю любовь, теснившуюся в груди, едва сдерживая стон от наслаждения, провоцировала Тейлора, желая заполучить его. Но и он времени зря не терял, сократив мой мир до одного только взгляда темно-карих глаз, соединив одно учащенное дыхание на двоих, ловя каждый мой прерывистый стон, заласкав желанную боль трепетными прикосновениями… Перехватив мою взмокшую ладошку, почти стиснувшую смятую простыню, своей ладонью, сплетя наши пальцы… Не сдерживая себя ни одним встречным движением… Лишь позволяя прислушиваться к ударам его сердца, отбивавшего мое имя…
Что могло быть прекрасней этой музыки?
Я растаяла в его объятиях, подарив всю себя без остатка, и будто заново родилась, ощущая живительную силу, передавшуюся мне теплом его тела…

В спальне сделалось светло от того, что луна окончательно взошла на небе и теперь освещала все вокруг, заглядывая в окна спящих людей и тех, кто пока не спешил погружаться в царство Морфея…
Убрав непослушную прядь со лба Тейлора, я прижалась ближе, опустив голову на край подушки, и встретилась глазами с его – он смотрел с нежностью, лаская взглядом мое лицо. Пробежалась кончиками пальцев по его скуле, тронула губы, дрогнувшие в улыбке от моего прикосновения, поглаживающим движением спустилась на шею и скользнула до плеча, капельки пота на котором тут же впитались в кожу моей ладони. Чуть приподнялась на локте и склонилась над своим парнем, расслабленно наблюдавшим за мной, только его рука, лежащая на моей талии, свидетельствовала о том, что Тей никуда не собирается отпускать меня в ближайшее время. Вот и на первый за недолгое время передышки поцелуй он сразу ответил, крепче обняв меня… Колючий подбородок щекотал мой, а мягкие губы соприкасались с моими… Притянув меня на себя, Тейлор позволил замереть на его губах, скользнул другой рукой по моей шее, откидывая мои волосы на спину. Потом все так же не спеша тронул мои губы, окончательно заключив меня в свои объятия…
Мне тоже не хотелось больше спешить, и, позволив времени идти своим чередом, я приласкала своего любимого множеством сладких поцелуев, пока не вкусила один единственный – самый сладкий, самый нежный, самый желанный…
Приятная усталость прошла так же незаметно, как тело восстановилось после взаимных ласк … Почувствовав, что снова готова к большему, я потянула Тейлора на себя, и он с легкостью поддался моим мысленным уговорам, накрыв меня своим телом, тоже восстановившимся для любви…

А после уже он зацеловывал меня, прижимая к себе, сидящую на его коленях и укутанную в одеяло. Тейлор приникал осторожными поцелуями к плечам, шее, брал мои руки в свои и целовал, пока я не отнимала их, но только лишь, чтобы вновь обнять его. Чуть дольше задержался на том плече, которое уже не болело, но остались воспоминания – грустные, и, памятуя о предстоящем отъезде, мне беспрепятственно передалось волнение моего парня. Благодаря нему залечились не только телесные, но и душевные раны, за то время, пока я выздоравливала, Тей тоже приходил в себя. И точку в этой болезненной для двоих теме мы уже тоже поставили, когда он отпустил меня - в том плане, что разрешил совершать перелеты без него, доверившись моим словам. Но сейчас за его грустью улавливалось именно нежелание отпускать меня из нашей постели. Подтверждение своим словам я нашла, едва, взяв его лицо в ладони, вгляделась в сумерках в потухшие глаза. Я смотрела и не могла отвести взгляда, желая передать все, что чувствовала сама тогда и сейчас. Тейлор должен был понять, что страдал не напрасно. Я с ним. И всегда буду приближать день скорой встречи.
У меня на глазах навернулись слезы, и это, как всегда, сработало: он вмиг позабыл о себе и принялся утешать, даровав самую теплую улыбку, затем поцеловав, пресекая все мои всхлипы.
Ни в коем случае он не позволит мне расплакаться, это я уже поняла по сделавшимся жарче объятиям, по нетерпеливым губам, по загоревшимся от желания глазам…
Мне ничего не оставалось, как улыбнуться в ответ сквозь слезы и отдаться этим сводящим с ума рукам, без слов уловив, о чем молил Тейлор, увлекая меня за собой в постель…
Этой ночью, окутанной волшебством, мы вновь и вновь овладевали друг другом, не только вспоминая, но любя и мечтая о новом дне, который встретим вместе…

- Спишь?.. – Сквозь полудрему я прижалась к Тейлору, положила голову ему на плечо, обняла.
- Нет еще, но почти, – он прошептал с нежностью, принимая меня в свои объятия.
- А я – да…
- Что?..
- Сплю…
- Спи, сладкая моя.
- Нет, не так… обратись, как я люблю…
- Засыпай, honey…
- А ты?
- А я подожду, пока ты не уснешь.
- Я уже…
- Я слышал.
- Скажи, что любишь…
- Люблю… А ты?
- Люблю тебя, милый…

В сон клонило, что немудрено, ведь ночь еще не сдала окончательно свои права, хоть и казалось, что рассвет уже начал пробиваться сквозь сумерки…
Незаметно наступал очередной день нашей совместной жизни, и как бы мы не желали, он неминуемо приближался. Ночь, последующую за ним, мне предстоит коротать в самолете, а еще следующую я проведу уже в своей комнате московской квартиры. Одна, без Тейлора. Лишь от одной мысли сделалось холодно на душе, и я покрепче обняла своего парня, скользнув рукой под одеяло. Не сейчас, после я позволю себе взгрустнуть и помечтать о нем, глядя на луну, позвоню ему, чтобы услышать самый желанный голос на свете, шепчущий мне на ушко слова любви, несмотря ни на какие расстояния. Пока здесь и сейчас он со мной, пока со спокойным сердцем засыпаю в его объятиях, большего счастья и не надо.
Уверена? Да.
Мысли, как вопросы и ответы, смывало тяжеленной волной, что приносил с собой сон, и у меня уже не было сил сопротивляться, как не осталось и сил на то, чтобы пожелать увидеть своего любимого парня в собственных сновидениях.
Но хотела ли я этого? Конечно!
А разве того, что он обнимает, оберегая мой сон, уже недостаточно для счастья? Не уверена.
Я ответила на наводящий вопрос, в который раз осознав, что в отношении Тейлора всегда буду желать большего, если он предложит, как бы достаточно для меня не было. Только разве это он сейчас выведывал у меня ответы? Чувствовалось, что не он. Тогда кто? Или что? Призывать на помощь магию необходимости не было, у нас с Тейлором как никогда было полное взаимопонимание. И все же зачем-то понадобился мой утвердительный ответ?
Так ли важно знать, зачем? Нет, уверена.
На этот раз, не колеблясь, мысленно произнесла ответ, а взамен увидела сон… Необыкновенный, неповторимый, волшебный сон из всех, что снились мне когда-либо раньше…

Он стоял у раскрытого окна и наслаждался ночной тишиной Лос-Анджелеса. Мой Тейлор, мечтающий о любви и желающий встретить свою единственную как можно скорее. Его сердце переполняла любовь, готовая стереть расстояние и невидимые преграды на пути к той девушке, которая так ждала его...
Влюбленное сердце гулко застучало, когда он впервые увидел незнакомку, коей я была тогда для него, в зеркальном отражении; сердце забилось чуть быстрее, пока он всматривался в мои черты, но робко подсказывало ответ на загадку: «А если это… она?»
«Это она». – С уверенностью подумал Тейлор, едва увидел меня, взял за руку и прижал мою ладошку к своей груди, попытался поцеловать. Он полюбил меня с первого взгляда, и пока я терялась в сомнениях, уверенно начал завоевывать, движимый зовом своего влюбленного сердца.
Его любовь, такая невесомая и едва осязаемая, обрела силу в ту ночь, когда он сделал меня своей… Нежность, забота, желание оберегать слилось воедино в одно чувство – любовь. Настоящую, всепрощающую.
Именно она помогла ему пережить самый горький миг, когда я бросила его на ступенях пансиона. Она не давала угаснуть робкой надежде на то, что мои страшные слова были вынужденными. Она молила помочь мне, а не попытаться забыть все, что между нами было.
Он выбрал любовь и борьбу за меня, за наше будущее. Его не остановило даже то, что я вернулась обратно в Москву, разорвав последние нити, что связывали нас. Но когда Тейлора пугало расстояние? Он любил, когда встречал меня в Лос-Анджелесе полный надежд, любил, когда грустил на берегу океана в ожидании моего возвращения, любил, когда докапывался до правды, тогда как я приняла ложь и опустила руки, оставив ему в качестве прощального подарка лишь совместные фотографии в мобильном телефоне.
Он любил и жаждал ответной любви, когда тоска по мне сделалась совсем невыносимой, потому, пока еще не осознанно, вновь замер у окна с одним-единственным желанием… И луна услышала его в ту судьбоносную ночь, даровав во сне успокоение разбередившимся ранам и придав сил бороться за свою любовь дальше…
И как результат, у него все получилось: виновные были рассекречены, как и те, кто чинил мне препятствия на пути к счастью, так и я сама, невольно открывшая ему душу в моменты повторного обмена телами. И тогда его любовь подверглась еще одному испытанию: гордыня и обида грозили вытеснить ее.
Но в сердце Тейлора они надолго не задержались, попросту не смогли соперничать с любовью, о которой он так хотел сказать мне. Она сквозила в его стремлении защитить меня от приставаний бывшего парня и натиска экс подруги, любовь разъедала сердце Тейлора ревностью к парням, оказывающим мне знаки внимания, она читалась между строк в том важном сообщении, ответ на который я, потерявшая веру во взаимность его чувств, так ждала.
Да, только его любовь ко мне сделала невозможное возможным… Разорвав очередное любовное послание мне, своей honey, Тейлор принял окончательное решение: ехать в Москву, а его исстрадавшееся сердце забилось радостней, предвкушая скорую встречу. Столько писем он изорвал, посчитав нужным произнести главные слова, глядя глаза в глаза, а не на бумаге.
Так он и сделал, исполнив мое заветное желание - приехав за мной, вначале отругав и выплеснув свою обиду, а затем остановив у дверей гостиничного номера в Москве…
Да разве позволил бы он мне уйти тогда? Нет. Нет, конечно. За всей горечью в его словах, за резкими движениями, за выдержанным молчанием стояла любовь. Его любовь ко мне. Она и согрела, залечила мои раны, исцелила мою душу.
Его непоколебимая вера в меня и его любовь. Прочная, ощутимая. На всю жизнь.
Нашу будущую жизнь, за которую он вновь боролся даже тогда, когда все у нас наладилось. То, что едва не случилось непоправимое, чуть не сломило моего сильного духом парня. Но в те страшные минуты, складывающиеся в часы, пока я пыталась спастись сама и помочь другим, он ждал… Ждал новостей, сидя в оцепенении перед экраном телевизора и не обращая никакого внимания на то, что пытались ему сказать родные и друзья. Отчаяние прорвалось наружу лишь в разговоре с моей мамой, когда Тейлор, глотая слезы, убеждал ее – почти потерявшую надежду на мое спасение, что все закончится хорошо, он чувствует это, потому что чувствует меня. И вновь он продолжил ждать, мысленно шепча мне слова поддержки и, конечно же, любви. Ждал, сидя на корточках перед Джулианой и легонько сжимая ее плюшевые лапы, ждал, не теряя надежды, несмотря ни на что…
Движимый лишь любовью, едва не совершил самую большую ошибку в жизни, но вовремя одумался, прислушавшись к совету верного друга Райана и вновь почувствовав меня, что и придало ему сил дождаться меня в Америке…
Мой любимый, самый дорогой парень на свете, какой заботой и вниманием он окружил меня после пережитой авиакатастрофы, как сдерживал собственную злость из-за случившегося, как обращал ее в любовь, притворяя в жизнь все наши планы и мечты, исполняя мои самые заветные желания…
О любви он шептал мне утром, в день моего девятнадцатилетия. Под слова любви я заснула нынешней ночью в его жарких объятиях…
И во сне ничего, кроме любви, не уловила я от своего Тейлора…

То ли восходящее солнце тронуло мои сомкнутые веки, то ли это Тейлор вздохнул полной грудью – а оттого, что так и спала, прижавшись к нему, я проснулась.
Открыв сонные глаза, не спеша моргнула, прислушиваясь к ровному дыханию своего любимого, подняла на него глаза – и губы дрогнули в улыбке, тоже сонной.
Какой чудесный сон, просто нереальный, но ничего правдивее я в жизни не видела, словно бы заново пережила самые значимые моменты взаимоотношений с Тейлором. Было и по-настоящему страшно и волнительно, горько и сладко, невозможно и на грани. Но сейчас мое сердце билось размеренно, в унисон с сердцем парня, в чьих объятиях я проснулась.
Сказка, которой обернулась моя жизнь, продолжилась, ведь самое главное, что все осталось по-прежнему, как накануне. Никаких сюрпризов с перемещением не последовало (да и откуда им взяться?), и Тей никуда не исчез с рассветом, подарив такую необыкновенную ночь, подарив столько теплоты и ласки, преподнеся такой невероятный подарок на годовщину наших отношений.
Сон, приоткрывший самые потаенные уголки его души. Это было желание Тейлора – обратить в картинку все слова и чувства по отношению ко мне. И он исполнил его для меня, но не без помощи волшебницы-луны, которая всегда была рядом, поддерживая и оберегая нашу любовь с Тейлором.

Тихонечко провела ладонью вверх по его руке – от локтя до плеча, но робкое мое прикосновение никоем образом не потревожило его глубокий сон. Тейлор был расслаблен, должно быть и ему снилось что-то хорошее. Возможно, я. Кто знает… В любом случае, мне станет известно об этом, как только он проснется, поделится со мной самым личным, самым сокровенным.
Впрочем, и мне не терпелось рассказать о тех чудесных моментах, что увидела в недавнем сне, только вот будить своего любимого раньше времени не хотелось.
Неспешно зарождался новый день. Еще один день нашей совместной жизни – солнечный, теплый, осенний день. И хоть нам с Тейлором предстояло расставание, но несколько часов у нас в запасе все же было, и поэтому сегодня спешить мне точно не хотелось.
Моя ладошка, лежащая на плече Тейлора, потянулась к его небритой щеке, но стоило пальцам тронуть щетинки на шее, как он повел головой по подушке, во сне среагировав на легкое прикосновение.
Прошептав едва слышное: «Люблю», я прижалась к его разгоряченному со сна телу, сомкнув в изнеможении веки. Даже хорошо, что я проснулась чуть раньше, можно было в полной тишине насладиться предрассветными часами в крепких руках Тейлора. Учитывая загруженность обоих, нам редко выпадали дни, когда мы просыпались вместе в одной постели, а еще реже случалось, когда поутру не нужно было куда-то спешить. Вполне естественное мое желание быть рядом с Тейлором осуществлялось не так часто, как хотелось бы, поэтому я ценила каждое мгновение. Но что радовало безмерно, так это то, что Тей целиком и полностью разделял мое желание.
Вот и сейчас его рука, покоящаяся на моей талии, прошлась поглаживающим движением по моей спине и крепче прижала меня к нему, а в моих волосах у виска заиграло теплое дыхание. Сквозь полуоткрытые веки я наблюдала, как Тейлор улыбнулся в ответ на мои слова и прикосновения. Определенно во сне он видел меня. Интересно, что именно ему снилось сейчас?
Я залюбовалась своим парнем, желая насмотреться на него на несколько дней вперед, словно бы стремилась запомнить каждую черточку любимого лица. Хотя мне, конечно, не составляло труда представить образ Тея в собственных мыслях, и все же как приятно было наблюдать за ним, ласкать взглядом волевой подбородок и точеные скулы, заросшие трехдневной щетиной; пухлые губы и вздернутый нос; черные, как уголь ресницы, в данный момент плотно сомкнутые и скрывающие от меня потрясающе шоколадного цвета глаза. Тейлор мог согреть одним взглядом карих глаз, мог обжечь в минуты близкого счастья, мог получить все, что угодно, едва взглянув на меня с подкупающей нежностью. Он мог добиться от меня всего, чего желал одним пленяющим взглядом и, конечно, всегда этим пользовался, а я… Я никогда не могла устоять перед ним. И так будет всегда.
Как же я любила этого парня…

И словно желая вмешаться в неспешный ход моих мыслей самым дерзким образом, по моим глазам сверкнул золотой отсвет. Я зажмурилась на секунду, прячась от начинающих проникать в нашу спальню солнечных лучей, а когда вновь открыла глаза, заметила, что луч не исчез. Я присела на постели, проследив за ним взглядом - он по-прежнему скользил между чуть развевающихся занавесок, завершаясь на ковре... лунной дорожкой?
Что за чудеса? Разве луна не уступила уже место солнцу? Неужели она, всю ночь оберегавшая наше с Тейлором счастье, продолжала покровительствовать нам?
Мне необходимо было убедиться в правильности моих мыслей.
Тихо. Ненадолго. Одной.
Я обернулась на Тейлора, меж сдвинутых бровей которого залегла складка – уже нахмурился, только почувствовав, что я на несколько минут покину его. Я не могла не улыбнуться, в который раз уловив в его эмоциях любовь ко мне. Нагнулась, оставив легкий поцелуй на его плече, скинула с себя одеяло и осторожно отодвинулась от жарких объятий, получилось не потревожить Тея, во-первых, потому что его рука щекотливым движением соскользнула с моей талии еще раньше.
Сразу сделалось неуютно, и обозначился вопрос: что надеть? А точнее, где моя любимая футболка?
Ее край торчал из-под спины Тейлора…
Мои щеки запылали алым от нахлынувших воспоминаний: ночью Тей запихнул ее куда-то в одеяло, едва сняв с меня. В заведенном состоянии его мало заботило, куда девались лишние на тот момент вещи. А когда он прижал меня к своему обнаженному торсу, я вмиг позабыла о любимой футболке…
Теперь, когда пропажа обнаружилась, то я надела ее вновь, подавив желание вернуться под одеяло, хранившее тепло минувшей ночи, вернуться в ставшие родными объятия.
Но если мой любимый еще крепко спал в столь ранний час, то для луны время, наоборот, уже близилось к закату, и мне необходимо было поспешить застать ее, пока не покинувшую небосвод.
Не сводя глаз с Тейлора, я юркнула с постели.
Едва мои ступни коснулись ворсистого ковра, как Тейлор потянулся следом за мной, точнее, перелег на бок и, просунув одну руку под подушку и вытянув другую на мою сторону, продолжил спать. Я выдохнула, сделав шаг от постели, а заметив не сводящих с меня глаз Джейкоба и Джулианы, приложила палец к губам, дав им знак, чтобы и они вели себя тихо. И сама же прыснула в кулачок – конечно же, наши дорогие плюшевые мишки и днем, и ночью вели себя тише воды, ниже травы, но мы с Тейлором привыкли относиться к ним как к полноправным членам семьи.
- Доброе утро, мои хорошие, – присев на корточки перед игрушками и обняв обоих, я тихонько прошептала в оба плюшевых уха. – Я буду скучать... Джейк, знаю, ты не согласен, но в этот раз я полечу одна. Не сердись на меня, ладно? – Погладила рубцовый бок любимого плюшевого медведя, подаренного мне Тейлором. – Со мной все будет хорошо, а ты нужнее здесь. И потом, я не хочу вновь разлучать вас с Джулианой. – Уловив в глазах мишки согласие, я улыбнулась со спокойным сердцем и перевела взгляд на белоснежную красавицу, которую мы с Тейлором привезли из Плезантвиля. – Джул, выполнишь одну мою просьбу? Подожди минутку… – Поднявшись, я поспешила к прикроватной тумбочке и извлекла из верхнего ящика небольшой конверт. Тейлор, разумеется, рассказал мне о письме, переданном ему Лилей, о том, как ее послание вселило в него надежду в тот день, когда я чуть не погибла. И примечательным было то, что письмо, о котором он почти забыл на тот момент, Тейлор вдруг обнаружил под Джулианой, словно бы она случайным образом передала ему записку от девушки-гида из России. С тех пор я иногда передавала Тейлору записки через Джулиану, обернув тот знаковый момент в добрую традицию. А он с радостью принял правила этой незатейливой любовной игры и, знаю, всегда ждал очередного письма от меня. – Вот, передашь это письмо Тейлору, хорошо? – Задав вопрос, я приподняла игрушку и подложила под нее послание для своего любимого парня, а когда усадила ее обратно, то получила положительный для себя ответ в искренних глазках-пуговках любимой плюшевой медведицы. – Спасибо, девочка моя. Вы остаетесь за старших, не давайте Тейлору грустить и ждите меня домой. Я скоро вернусь, обещаю. – Приобняв обоих своих мишек, я поочередно прижалась щекой к плюшевой щечке каждого. – Люблю вас очень-очень. – Последующее прикосновение было вполне закономерным, но раз волшебство сегодня проникло в эту комнату, я уловила магию и в ответном жесте от Джейкоба и Джулианы: две плюшевые лапы опустились на мои плечи.

Лос-Анджелес еще спал, и в тихом спальном районе, где мы с Тейлором снимали квартиру, пока не слышны были привычные поутру шум и движение. Совсем скоро по улице проедут разносчики утренних газет, хозяева выведут на прогулку своих питомцев, поспешат на работу и учебу обычные люди, такие же, как и мы с Тейлором. Город, где я обрела второй дом, очнется и заживет привычной жизнью. И неважно, что я родилась и выросла в Москве, расположенной по ту сторону океана, теперь в обоих - таких разных городах я чувствовала себя, как дома. Во многом, благодаря Тейлору. За ним я уехала в Лос-Анджелес, ради него решилась в корни изменить свою жизнь, только с ним познала настоящее счастье под палящим калифорнийским солнцем.
Мой дом теперь там, где есть Тейлор.
Я ни о чем не жалела. Да, наделала ошибок в свое время, но кто из нас не ошибался? Главное, что сумела вовремя исправить все, что натворила. На первый взгляд могло показаться, что судьба будто на блюдечке преподнесла мне Тейлора Лотнера, только это было не так. Через что пришлось пройти, с какими трудностями столкнуться, сколько слез выплакать, известно каждому, кто в курсе моей истории. Эти испытания предназначались мне, и как бы любовь и поддержка Тейлора не смягчали удары, я, на свой страх и риск, справлялась со всем, что грозило разрушить такое хрупкое счастье. Не зря говорят, трудности закаляют характер, и сейчас я чувствовала себя гораздо уверенней, нежели в начале пути – да все потому что слишком дорого мне было все, чего я достигла, слишком я дорожила Тейлором. За него я была готова бороться снова, если потребуется, для него стремилась достичь всех поставленных целей, ради него была способна на невозможное, почти магическое. Но он просил просто любить его также сильно, как он любил меня.

Рассвет действительно уже забрезжил на горизонте, но луна посветлевшим, почти незаметным на небе облачком все еще сияла магическим светом – он-то и поманил меня из постели, в которой так сладко спалось с Тейлором. Лишь на мгновение свет затуманился: слезы, собравшиеся в уголках моих глаз, я поспешила утереть кулачками и, так и сцепив пальцы в замочек, не отводила взгляда от луны, мысленно благодаря за все исполнившиеся желания.

Я не перестану загадывать их впредь, ведь добрые, светлые, искренние желания обязательно должны исполняться. И я буду помогать своим близким и друзьям в исполнении их самых заветных желаний. Да, порой случаются чудеса, но ведь многие творим мы сами, не так ли? И чем внимательней мы будем к тем людям, которые находятся рядом с нами, чем чаще будем говорить им о том, как сильно мы их любим, тем большими чудесами наполнится наша жизнь, и легче будет справляться с неминуемыми трудностями.
Я не мыслила своей жизни без людей, которых очень любила. Без родных мамы и папы, без брата, который родится уже на днях. Без мамы Деборы и папы Даниэля, а также сестренки Макены, ставших моей семьей в Лос-Анджелесе. Без друзей – Валькирии и Макса, Мэдлин и Райана, Кристен и Роберта, - моей поддержки и опоры. Без всех близких знакомых, как в Лос-Анджелесе, так и в Москве. Я не мыслила своей жизни без Тейлора. Я любила и была окружена любовью, которая делала меня сильнее.

Тейлор… Незримо всегда присутствующий в моих мыслях, сейчас преспокойно спал в нашей постели. Наверное, пора было возвращаться к нему - такому родному и любимому, такому горячему, - под одеяло, хранившее его тепло и запах.
Я невольно переступила с ноги на ногу – оголенным ступням уже было неуютно, я желала согреться и прекрасно знала, кто был способен исполнить мое желание.
И лишь успела пожелать, как ощутила тепло, обволакивающее меня…
На плечи легло одеяло. Тейлор обнял, укутав меня с руками, прижал к себе, и едва почувствовав его всем телом под одним одеялом, у меня побежали мурашки, но не от холода – жаром обдало.
Исполнил. Пришел и согрел, не дожидаясь, пока я вернусь. Понятно, что перед этим проснулся и не обнаружил меня в спальне – снова невольно заставила его, еще полусонного, поволноваться. И все равно, несмотря на легкое угрызение совести, я была счастлива и благодарна, наслаждаясь близким теплом, чувствуя кожей теплое дыхание Тейлора. Он явно спал, я ощутила на скуле подрагивающее движение его ресниц и попробовала обернуться, произнеся тихонечко:
- Рано еще… Ты почему проснулся, милый?
Точно спал, буквально стоя: голос был хриплый, а ресницы защекотали мою щеку еще сильнее:
- Я тебя в постели потерял. Встречный вопрос, honey. Что заставило тебя проснуться в такую рань?
- Хотела успеть… застать луну, пока она не уступила место восходящему солнцу, – я указала кивком головы в сторону рассвета, уловив, что все же Тейлор приоткрыл глаза и теперь вместе со мной наблюдал за рождением нового дня. – Видишь, солнце уже приносит рассвет, а там, – мне пришлось вывернуть руку из-под одеяла. – Луна забирает с собой сумерки.
- Ее почти не видно за горизонтом. – Чувствовалось, что Тей проследил за моей рукой. Мы вместе проводили глазами светлеющее облачко луны. – К чему такая спешка, милая? Следующей ночью луна снова взойдет на ночном небе, как было и всегда.
Не успела я ответить, как он снова спрятал меня под одеялом, мне безумно приятна была его забота, его внимание, с каким он глядел на меня, пока я объяснялась:
- Я… Мне именно сегодня утром нужно было… поблагодарить луну за подарок.
- Марин?..
Интонация, с какой Тейлор обратился ко мне, сказала о многом и сразу – нам одновременно приснился один и тот же сон! Уму непостижимо, как такое могло случиться, но если вспомнить, что все волшебные сны, подаренные луной, мы разделяли на двоих с Тейлором, этой ночью иначе быть и не могло.
Я смутилась, как всегда, когда подобное случалось с нами, а Тейлор возликовал, и стоило ему развернуть меня лицом к себе, как я убедилась в этом.
Родные карие глаза излучали не только ликование, они сияли от внезапной догадки: от моего лица луна показала Тейлору историю нашего романа. И теперь он горел желанием поделиться со мной тем, какой чудесный сон он увидел, благодаря лунному подарку - ведь героиней его сна была я.
Поначалу неуверенная и влюбленная, затем обманувшая во имя любви, и уже после покаявшаяся и любящая безмерно.
Все мои ошибки и промахи лежали, как на ладони у Тейлора, только не придал он им большего значения, разве еще раз вспомнил, увидев во сне мотивы моих поспешных, неверных поступков. Любовь главенствовала в этом пророческом сне – ее ощутил мой парень всем своим некогда исстрадавшимся сердцем, и лишь это чувство сохранилось в нем после пробуждения Тейлора. Ответное чувство любви читалось во взгляде, ощущалось в руках, сжимающих меня, оно переполняло Тея, обернувшись словами признания:
- Я люблю тебя, honey.
Его признание послужило порывом обнять еще крепче, прижать к себе еще сильнее, спрятаться ото всех под одним одеялом. И вторя моему желанию, Тейлор приподнял меня, обняв за талию двумя руками.
Мысли теснились, эмоции переполняли – я купалась в любви в объятиях самого желанного парня и дарила ее в ответ – самое искреннее, трепетное, светлое чувство.
Словно магическим щитом, Тейлор был окружен, защищен, согрет моей любовью. Можно было прокричать на весь мир о том, насколько сильно он любим мной. Но достаточно ли было этого? Ведь самые важные в жизни признания произносятся наедине друг с другом, а не со всеми, шепотом, а не в голос. И я желала признаться в ответ, заласкать его словами – такими же сильными, какими были мои объятия.
- Тей… Тейлор!..
- Вернемся в комнату, солнышко? Утро еще не окончательно наступило... как знать, может, и не все сны досмотрены…
- Ты мой сон наяву, Тейлор. Моя мечта. Мое желание. Моя любовь, – не сводя с него глаз, тихонько произнесла я. - Ты лучшее, что дано мне, и я буду оберегать нашу любовь всю жизнь.
Он засиял, услышав то, чего так желал! Несмотря на то, что всегда ставил мои желания превыше собственных, несмотря на то, что так же, как и я, не желал еще отпускать это утро, наше последнее утро перед недолгим расставанием.
Как же я скучала, уже скучала по Тейлору!
По теплому взгляду, по лучезарной улыбке, по губам, которые отозвались, стоило мне коснуться их ранним поцелуем.
Тейлор ответил, подстраиваясь под мою ласку и в то же время искушая манящими нежными движениями сладких губ… Мало… Мне всегда будет мало его поцелуев… Ответил, сдерживая собственный всхлип… А я не переставала целовать, приложив ладошку к смуглой щеке…
- Тшш… все хорошо, милый. Мы всегда будем вместе. – Я улыбнулась, абсолютно уверенная в своих словах, и Тейлор улыбнулся вслед за мной, улыбнулся сквозь невыплаканные слезы. Но то были слезы счастья - такие эмоции тоже имели право на проявление, я и сама едва сдерживала их. – Не надо, не плачь, Тейлор. – Все еще обнимая своего любимого парня, не акцентируя, смахнула с его черных ресниц набежавшие слезинки. – У нас все будет хорошо… – прошептав, вновь прижалась губами, оборвав себя на полуслове. И сама не заметила, как расплакалась, но Тейлор уж точно заметил, как поцелуем собрала свою слезинку с его скулы и, не сдерживаясь, заласкала поцелуями дорогого мне человека.
Здесь и сейчас. Только с ним. Неповторимый момент счастья.
- Я люблю тебя, Тейлор, – призналась, глядя ему глаза в глаза. Душа в душу. От сердца к сердцу.
Сумерки сменялись рассветом, и, несмотря на то, что мы с Тейлором вернулись в нашу спальню досматривать цветные сны, солнце тем временем уже не спеша поднималось на утреннем небе, провожая за горизонт ночную красавицу – луну.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/57-11646-1#1998478
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Виточка (16.02.2020) | Автор: ProstoLe/Mariela
Просмотров: 58


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями