Форма входа

Горячие новости
Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Отражение тебя
Любовь прошла? Исчезла куда-то… но Белла не торопится расставаться с Эдвардом, силясь понять себя и свои чувства… Как оказалось, не все так просто.

Мышиные сумерки
Если бы Белла Свон была мышью, а Эдвард Каллен котом...

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимая книга Сумеречной саги?
1. Рассвет
2. Солнце полуночи
3. Сумерки
4. Затмение
5. Новолуние
Всего ответов: 10801
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Aelitka, Farfalina  
Twilight Russia. Форум » Fanfiction » Разминка для ума » Текущий марафон » Валлери
Валлери
AelitkaДата: Четверг, 02.04.2020, 22:46 | Сообщение # 1
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8384


Статус:





Преступление
 
AelitkaДата: Четверг, 02.04.2020, 22:47 | Сообщение # 2
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8384


Статус:




Трудно адаптироваться в мире, который ты полностью забыл, словно его никогда не существовало. Мои руки помнили какие-то действия вроде включения телевизора и пользования кухонным ножом, при взгляде на предметы в голове всплывали их названия, но что касается самоидентификации, то было сложно воспринять даже собственное имя, как будто оно стало чужим. Друзья и родственники стали незнакомцами. Прошлое – находилось в непроглядном тумане. Я был похож на компьютер, не справившийся с обновлениями, зависший и требующий перезагрузки. Я будто сразу родился тридцатилетним мужчиной с чистым белым листом вместо воспоминаний. Моторные навыки сохранились, но ассимилироваться в общество и круг семьи приходилось заново.

Бесполезно было задавать себе вопрос, кто я такой. Я знал, что в прошлой, забытой жизни был уравновешенным, склонным к чистоте и аккуратности человеком, потому что мои поведенческие манеры и теперь были такими. Но был ли я хорошим или плохим? Альтруистом или эгоистом? Трусом или храбрецом? Добрым или склонным к жестокости?

Могла ли потеря памяти превратить меня в совершенно иного человека? Мог ли я быть тем, кем меня называют - вором и убийцей? Способен ли был осознанно или под воздействием обстоятельств совершить злодеяние, в котором меня обвиняют и о котором я впоследствии жалел… пока травма головы не стерла ту непривлекательную личность? Понятия не имел. Одно было ясно: я совершил нечто ужасное, за что поплатился, и теперь мне предстояло выяснить, выступал ли я в тот злополучный час в роли преступника или жертвы. Заслужил ли я тот выстрел в голову, лишивший меня памяти и свободы.

Сестра оказалась единственным человеком, рядом с которым я чувствовал себя более-менее комфортно. При всей своей гиперактивности Элис не была навязчивой: готовность сделать для меня что угодно не перевешивала чувство такта.

«Я знаю, что у тебя амнезия, поэтому не буду докучать с вопросами», - деловито объявила она при первой встрече после короткого радостного объятия, что позволило мне немного выдохнуть. Я был морально готов, что родственники будут вести себя так, как привыкли, ставя меня в неловкое положение и обязывая отвечать им тактильно, но все же дистанция Элис подарила мне облегчение.

«Что я могу сделать для тебя?» - добавила она, ничем не выдав своего ужаса от места, в котором оказалась – ее дорогая «БМВ» последней модели смотрелась в мексиканской степи, возле ржавой бензоколонки, как супертехнологичный НЛО, приземлившийся в грязном китайском гетто.

На пару секунд я онемел, ожидая совершенно иной встречи: криков восторга или, напротив, обвинений; сетований на убогость придорожного кафе и моей одежды; причитаний по поводу состояния моей памяти. Ничего из этого не произошло – Элис сосредоточенно и сдержанно смотрела на меня в ожидании распоряжений – и мне пришлось мигом переоценить отношения с сестрой. Вывод, который я сделал: Элис была замечательной.

Мог ли я рассчитывать на большее понимание с ее стороны, чем заслуживал? Всю последнюю неделю, что мы провели с Беллой вместе, временно отложив мой визит в полицейский участок, я думал о том, как помочь ей справиться с жизненным тупиком. В той прошлой, забытой жизни я был богат, но сумею ли я воспользоваться деньгами, оказавшись в тюрьме?

Я не помнил, какие отношения сложились у меня с родственниками и помогут ли они мне освоиться, не знал паролей от своих страничек в соцсетях и банковских карт. Содержатся ли еще средства на моих счетах и имею ли я право их снимать? Я не исключал вероятности, что деньги, которые я якобы украл, понадобились мне не просто так, а по большой нужде. А это значило, что, скорее всего, богатство моей семьи окажется всего лишь иллюзией…

Теперь, стоя на улице после времени, проведенного в кафе за чашечкой кофе и неловкими разговорами чужаков, глядя на уверенную в себе Элис и ее дорогую машину, я осознал, что все не может быть настолько плачевно. Кто-кто, а Элис точно не страдала недостатком средств.

Она спросила, что может сделать для меня? Все, чего я хотел – это помочь Белле выкарабкаться из ее нищего положения. Не только за то, что она вытащила меня из могилы, но прежде всего я любил ее – так сильно, что почти не мог дышать от мысли о необходимости прямо сейчас сесть в машину и уехать с Элис, оставив Беллу одну, без защиты, в глуши. В этот миг мне было так плохо, что, если бы мне предоставили выбор, и не было б обязательства предстать перед законом, я б остался. Бросил бы свою прежнюю жизнь ради Беллы, даже если бы вспомнил прошлое.

- Ты можешь дать Белле немного денег? – хрипло произнес я, неуверенный, что имею моральное право просить о подобной услуге, но все же надеющийся. – Скажем, пару сотен долларов?..

Без капли сомнений Элис вытащила из визитницы одну из своих банковских карт и протянула мне.

- Что?.. Нет! – ахнула стоявшая рядом Белла и сделала быстрый шаг назад, хватая меня за локоть, но ее возмущение проигнорировали и я, и Элис.

- Там около двух тысяч, - участливо сообщила сестра, бегло оглядев мою девушку с ног до головы и придя к неутешительным выводам. – Я могу себе это позволить: в конце концов, она спасла тебе жизнь, а это не имеет цены. У меня в любом случае нет наличных…

- Спасибо!

Много раз я просчитывал, какая сумма понадобится Белле, чтобы хватило на все – обеспечить себя и вылечить Джаспера, ее тяжело заболевшего друга, - но я не мог просить у Элис сумму, которая покроет такие расходы. Я лишь надеялся, что Белла хотя бы оставит свой ужасный заброшенный дом и снимет квартиру в центре города. Предложенных сестрой средств хватит не только на это, но еще и на то, чтобы обеспечить Джасперу пару месяцев пребывания в больнице. Позднее, я надеялся, что сумею изыскать деньги и на его лечение, а Белла после всего, что между нами было, не станет возражать и примет мою искреннюю помощь.

Я протянул Белле карту, но она убрала руки за спину и упрямо покачала головой с сердитым лицом.

- Нет! – отказалась она обиженно. Голос хрупкой и робкой девушки, какой я ее знал, внезапно стал металлическим. - Не возьму, даже не подумаю.

- Ты спасла моему брату жизнь, - настаивала Элис. – Это самое малое, что мы можем для тебя сделать.

- Нет! – лицо Беллы стало бледным как полотно. Она отступила, оскорбленно сомкнув губы.

- Белла, пожалуйста, - вздохнул я, пытаясь взять рассерженную девушку за руку, но она не позволила, - не спорь. Позволь мне помочь тебе, улучшить твое положение. С этими деньгами…

- Нет, - повторила она непреклонно, на ее бледном лице проступили багровые пятна гнева, а в глазах заблестели злые слезы. – Я спасала тебя не ради этого!

То, с каким пренебрежением произнесла она обезличенное слово «этого», кивнув на протянутый пластиковый прямоугольник, дало мне понять: ничто не заставит ее взять деньги, любая попытка будет бесполезна. Это было глупо, ужасно глупо! Если бы я мог остаться с ней и получить доступ к своим счетам, я бы все равно настоял на ее переезде в нормальную квартиру – снял бы ее сам, помог с вещами. Оплатил бы и лечение Джаспера, и его реабилитацию, и учебу девушки – любые расходы я бы взял на себя, если б мог!

Беда была в том, что я не мог задерживаться здесь и заниматься этим. Мне придется оставить Беллу одну в этой пустыне, где любой бродяга может найти ее и сделать с ней самые кошмарные вещи, и никого не окажется рядом, чтобы помочь. Она спасла меня, но кто спасет ее?!

- Я знаю, малышка, знаю, - я попытался обнять ее, но она меня оттолкнула, оскорбленная до глубины души тем, что считала подачкой, хотя это было совсем иное – естественная, искренняя забота. – Просто… помоги мне пережить этот момент, хорошо?

- Что?.. – растерянная, не поняла она хода моих мыслей.

Я тяжело вздохнул: мне не хватало воздуха, так сильно билось сердце о грудную клетку. Ужас пожирал изнутри: глубокая тоска, что я смотрю на Беллу несколько последних минут. И неизвестно, свидимся ли мы когда-нибудь снова. И это тогда, когда я жизни уже не представлял без нее.

- Понимание, что ты остаешься в этой дыре одна, невыносимо, - бормотал я в попытке убедить. – Пожалуйста, Белла, ты должна переехать в город. Ты можешь использовать эти деньги все или взять их малую часть, но только не оставайся в старом доме. Ты можешь сделать для меня хотя бы это? Я должен знать, что с тобой все в порядке, иначе с ума сойду.

- Эдвард… - возражала она покачиванием головы.

- Только эту малость, прошу: мне важно знать, что тебе не угрожает никакая опасность, пока я… - здесь я споткнулся, потому что, увы, не мог гарантировать свое скорое возвращение. Будущее было покрыто густой пеленой неизвестности: если даже меня не схватят на границе, то уж в Сан-Франциско я сразу же окажусь в тюрьме. Сколько будет длиться расследование, к чему оно приведет, осудят меня или оправдают – сейчас было неясно, и я никак не мог обещать Белле что-либо, потому что совершенно не знал, что меня ждет.

Судя по выражению ее влажных карих глаз и дрожащей нижней губе, Белла абсолютно не верила, что я намерен вернуться. Горечь и потеря были написаны на ее лице. Она прощалась. И эта правда заставляла сердце чертовски болеть.

За эту неделю я много раз повторял, как сильно люблю ее, как буду считать дни в ожидании нашего воссоединения, которое буду приближать любой ценой. Но мы понимали оба: разлука может затянуться на годы. Нас разведет что-то в любом случае: время, расстояние, тюрьма. Мне будет запрещен выезд из США, по меньшей мере, надолго; Белла не сможет покинуть Мексику, пока над Джаспером нависает неведомая опасность. Судьба не оставила нам ни единого шанса быть вместе. И я жаждал, по мере сил и возможностей, отплатить ей добром за любовь и заботу, что можно было сделать только сейчас, пока я еще нахожусь рядом и на свободе…

Долгие препирательства почти ни к чему не привели: Белла была настроена категорично. Элис пообещала по приезде в Сан-Франциско сократить сумму на карте вдвое, а затем пришлось уговаривать упрямицу на сумму, которая хотя бы покроет расходы, потраченные на мое выздоровление: лекарства, еду и одежду. Белла взяла карту, но на ее лице застыли обида и отвращение. Я был практически уверен: она или выбросит ее в мусорное ведро, стоит нам отъехать, или потратит на благотворительность. Но точно не на себя. И что прикажешь с этим делать?!

Мне было важно… жизненно необходимо знать, что она справляется тут без меня, но как это осуществить, находясь на расстоянии в несколько сотен миль и не имея никаких средств связи?.. Ситуация уничтожала все надежды.

Мы прощались горячо, но кратко. Белла держалась гораздо лучше меня: только ее широко распахнутые глаза таили боль, да руки, иногда обнимающие саму себя, выдавали отчаяние, во всем остальном девушка вела себя отстраненно, избегая объятий и даже простых касаний. Мне удалось только на одно мгновение поймать ее нежные, суховатые от пустынного ветра губы, после этого она быстро отодвинулась, переключив внимание на мою сестру.

Они попрощались как подруги: Элис искренне поблагодарила Беллу за мое спасение, пожала руку, улыбнулась и приобняла. В моей груди образовался тяжеленный камень, когда пришлось сесть в машину и пристегнуть ремень безопасности. Я спрятал руки в карманы, чтобы не показать, как они дрожат. Мое дыхание прерывалось от боли, когда я смотрел на одинокую фигурку, стоявшую возле ржавенькой бензоколонки посреди чистого поля, которую вскоре скрыли сухие кустарники и дорожный поворот.
 
ВаллериДата: Пятница, 03.04.2020, 14:20 | Сообщение # 3
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




2-Румба


- Любишь ее? – нарушила Элис молчание, не дав мне даже пары минут перевести дух. Прямолинейность была чертой ее характера, я осознал это так четко, будто никогда и не забывал.

Я молчал, не зная, что ответить. Пока я искал в себе силы выдавить хоть слово, Элис продолжила:

- Я уж боялась: этого никогда не произойдет, - усмехнулась сестра, выруливая на более оживленное шоссе, и я отметил, что даже стиль ее вождения и рокот мотора «БМВ» кажется мне знакомым.

- Я не женат? – уточнил я с огромным облегчением: было бы неприятно обнаружить дома чужую женщину, когда уже любишь совсем другую.

- Нет, - Элис рассмеялась так, словно это было само собой разумеющимся, и я сморозил чушь.

Любопытство вспыхнуло, пересиливая неловкость и тревогу: несколько часов пути можно потратить на узнавание собственного прошлого, забытого, как я надеялся, не безвозвратно.

- Встречаюсь с кем-нибудь?

- Тебя только это волнует? – сыронизировала сестра, покачивая головой. – Понятия не имею. Ты никогда не рассказывал.

Поразмыслив, она объяснила полнее:
- Ты никогда не отличался откровенностью, особенно если это касалось сердечных дел. Если у тебя и появлялись девушки, то ты ни разу не представлял их семье – возможно, ты и заводил какие-нибудь интрижки с симпатичными секретаршами или медсестричками, но в серьезные отношения не вступал. Мама, пока была жива, переживала даже, что с твоим характером ты никогда не женишься. Не единожды она пыталась познакомить тебя с дочерями своих лучших подруг, среди которых встречались и экономистки, и танцовщицы, но дело ни разу не выгорело, даже если удавалось выгнать тебя на свидание.

Я невесело улыбнулся, не представляя себя в обществе девицы, легко управляющейся с финансовыми операциями, или того хуже – ведущей меня в клуб посмотреть стриптиз или потанцевать какую-нибудь зажигательную румбу. Тихая и скромная девушка – только такая мне могла понравиться.

- Ты предан только семье и крайне не любишь менять жизненные установки и цели. Твоя спасительница может спать спокойно: ты одержимый работой педант, каких еще поискать… Думаю, девушки из нашего окружения никогда тебя не устраивали – слишком напыщенные куклы. М-да, - кивнула она, рассуждая риторически, - кто бы мог подумать, что твое сердце удастся растопить деревенской простушке…

- Она не простушка, - тихо возразил я, смотря на дорогу.

- Я имела в виду вовсе не её интеллект, - оскорбилась сестра. – И вообще – это был комплимент. Белла мне понравилась, она добрая и довольно миленькая, и - смотри-ка ты - принципиальная. Явно не охотница за деньгами – а такие большая редкость в наше время. Другая бы ухватилась за шанс подзаработать, а эта уперлась как коза! Просто… я хотела сказать, что, не случись с тобой несчастья, у вас не было бы ни единого шанса встретиться. Вы такие разные…

Я промолчал, не зная, как на это отвечать. Подозревал, что она права: совладелец клиники пластической хирургии вряд ли ходит пешком по Сан-Франциско или бывает в Мексике. Если бы меня не привезли прямо к Белле на порог, я бы никогда даже не узнал об ее существовании.

Мне совершенно не нравилось представлять себя снобом, высокомерно взирающим на необеспеченные слои населения, и я очень надеялся, что не был таким, как описала Элис. По крайней мере, потеря памяти, попытка убийства и время, проведенное в нищете в старом заброшенном доме, наблюдение за тем, как из кожи вон лезет Белла, стараясь помочь всем и вся, заботясь о больных и нуждающихся, сильно меня изменили. Прежним я не стану, даже если память полностью вернется.

- Не пойми меня неправильно, но почему ты не предложил ей поехать с нами, раз она тебе так дорога? Тем более Белла своими глазами видела нападение на тебя – она свидетель, который нам просто необходим!

Я тяжело вздохнул.

- Это сложно, Элис, - прошептал я, не зная, как объяснить. – Ее друг лежит в коме в местной больнице, Белла наотрез отказалась оставлять его. Но даже если бы удалось уговорить, обеспечив Джаспера тут всем необходимым уходом, боюсь, Белла не может запросто вернуться в США – вполне вероятно, за ней начнут охотиться: или полиция, или местные банды. Ее друг пострадал в одной из разборок, они едва живые убежали…

- Вон оно как, - протянула сестра со скепсисом, и я представил, как на табло достоинств Беллы стремительно уменьшаются очки. В глазах Элис Белла была теперь не только нищей деревенской простушкой, но еще и преступницей, и я при всем желании не смог бы стереть это навязчивое клеймо.

- Хочешь, чтобы я проверила ее по своим каналам?

Я вскинул голову, нахмурившись.

- Все сделаю тихо и неприметно: знакомый нашей семьи, частный детектив, пробьет данные на твою подружку и ее дружка и, если там все чисто, ты сможешь порадовать её. А если нет, то посоветует, как все исправить. И в том и в ином случае ты сможешь забрать ее из той дыры, как и хотел.

- Ты, правда, сможешь сделать это для меня? – потрясенно смотрел я на сестру.

- Пф, - фыркнула она обиженно, - ну, конечно! Печально, что ты все забыл, но уверяю тебя – у нас есть все ресурсы, чтобы помочь и тебе, и твоим новым друзьям! Я тоже беспокоюсь о Белле: как-никак, она вытащила моего брата с того света, значит, не чужой теперь нам человек. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы отблагодарить ее – и не только за спасение твоей жизни, но и за спасение чести семьи.

- Есть идеи, зачем мне понадобились чертовы деньги из сейфа отца?

Элис посмотрела так, будто у меня выросли рога.

- Ты ничего не крал! – почти закричала одна; было заметно, как устала сестра повторять одно и то же помногу раз. Видимо, в нашем окружении только она верила в мою невиновность – и верила на все сто процентов. Это немного успокоило меня, подарив надежду на счастливое завершение истории.

- К сожалению, я не смогу этого доказать, - вернулся я с небес на землю.

Элис снова фыркнула.

- Конечно, я не могу точно знать, в каких вы с отцом были отношениях в последнее время – твое необъяснимое исчезновение здорово подпортило тебе карму, так что даже я порой начинала сомневаться. Но теперь, - Элис взглянула со значением, - теперь все будет хорошо. Ты не проведешь за решеткой ни минуты – это я тебе гарантирую, - убежденно заявила она. – За тебя уже внесен залог, на границе нас встретит Блэк, полицейский и друг семьи, а в участок придет МакКартни – наш адвокат. Для освидетельствования судьей назначен психиатр, будешь ходить к нему в клинику – тут уж я ничего не могла поделать, своего не протолкнешь. Но твоя амнезия настоящая, да и этот ужасный шрам на голове появился не сам по себе, так что максимум, что тебе грозит – это полицейский надзор и принудительное посещение психиатра. Если ты так и не вспомнишь, кто на тебя напал и каким образом ты исчез из дома, они не смогут ничего тебе впаять – доказательств-то нет! Так что молчи – мой совет. Даже если что-то припомнишь, обсуждай это только с адвокатом! Он посоветует, как лучше действовать. Все будет хорошо, - теплая ладонь сестры ненадолго легла на мое плечо, - не бойся.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка


Сообщение отредактировал Валлери - Суббота, 04.04.2020, 19:33
 
ВаллериДата: Суббота, 04.04.2020, 19:33 | Сообщение # 4
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




3-Апероль


Весь дальнейший путь мы неторопливо и обстоятельно изучали мою прошлую жизнь и подробности расследования.

Я расспрашивал об отце, сокрушаясь, что не помню ни его лица, ни событий, с ним связанных. Чувство дежавю, возникшее в больнице Мехикали, ограничилось лишь смутными образами больничных коридоров и дверей, но лица родных и друзей в моей памяти не всплывали.

Элис покачала головой, сетуя, что клиника без двух главных учредителей и ведущих врачей быстро придет в упадок, и что отец бы не хотел взрощенному с душой детищу такой судьбы, но признала, что в моем плачевном состоянии я не смогу быстро вернуться к управлению компанией, и уж точно - к оперированию. Понадобится много времени и усилий, чтобы восстановить память и навыки, но я должен готовиться к худшему - моя амнезия может оказаться гораздо глубже, чем сестра ожидала.

Сразу по пересечении границы нас встретил эскорт из двух полицейских машин. Вопреки опасениям, никто меня не заковал в наручники. Элис объяснила, что у полиции недостаточно улик для ареста, а мое добровольное возвращение автоматически превращает меня из подозреваемого в важного свидетеля. Пулевое ранение и вовсе делает меня жертвой.

Следующие недели стали кошмаром. Единственным светлым пятном оставался факт, что я не сидел в тюрьме, но иногда казалось, что за решеткой мне было бы значительно легче. Череда бесконечных, насыщенных дней состояла из непрерывных допросов, медицинских анализов и освидетельствований, заключений, попыток избежать интервью дотошных и вездесущих журналистов. С трудом справляясь с напором информации, я выдыхал только по вечерам, когда возвращался домой и мог на время спрятаться в своем крыле большого семейного дома.

В Сан-Франциско у меня имелся собственный лофт – большая холостяцкая квартира на верхнем этаже с видом на океан, - но мне нельзя было оставаться одному по нескольким причинам. Во-первых, я находился под наблюдением психиатра и у меня отсутствовала память – за мной необходим был элементарный присмотр, как за любым больным. Во-вторых, я стал жертвой нападения, и мне нужна была защита. И в-третьих, я все еще оставался главным подозреваемым.

Эсми любезно предложила пожить в доме отца, тем более, по ее словам, я и до того был здесь частым гостем: навещал Карлайла почти ежедневно, обсуждал с ним дела клиники и проверял лекарственные назначения. Кроме того, это был и мой дом, в нем все еще имелась мое собственное крыло, состоящее из гостиной, спальни и личной ванной комнаты. В шкафу даже висели моя одежда, оставшаяся со времен, когда я подростком полноценно жил здесь до начала обучения в Стэнфорде.

Мои воспоминания впервые дали росток, как только я оказался в своей комнате, окруженный привычными вещами и запахами. Мимолетные картины из детства заполонили сознание, вспыхивая и исчезая калейдоскопом видений, некоторые из которых тут же укреплялись на подкорке, другие – оставались неясными призраками прошлого. Первый барьер был пройден, толчок к восстановлению памяти дан, и значит, однажды я должен буду хотя бы частично излечиться. Возможно, я вспомню не все, наверняка что-то так и останется в тени, но когда-нибудь я снова стану собой – тем, кем я был до того, как меня отсюда похитили… или как уехал я сам, обокрав и убив собственного отца.

Едва прибыв и переведя дух, я отправился в комнаты Карлайла в надежде вспомнить подробности его смерти. Я был уверен, что такая травма не могла не оставить в моей душе глубокий след, и напряженно вошел в помещение, оборудованное под палату, жаждая вспомнить, что здесь произошло несколько месяцев назад, и одновременно страшась этого.

- Ну, что? – вопрос Эсми, появившейся вслед за мной, ворвался в мое омраченное беспомощностью сознание. Полный беспокойства, голос приемной матери ощутимо дрогнул.

Я обернулся и взглянул на нее подавленно, не в силах дать какой-либо ответ. Я чувствовал вину – не только за то, что совершил нечто плохое, но и за то, что ничего не могу рассказать о том преступлении, приоткрыть завесу этой жестокой тайны. Эсми не находила себе места после смерти любимого мужа, и я представить себе не мог, насколько ей тяжело принять меня в своем доме после содеянного и делать вид, будто все в порядке.

Должно быть, в глубине души она ненавидела меня за то, что я забыл тот злополучный день. Я был единственным свидетелем гибели Карлайла, но увы, не мог поведать матери ни единой детали. Не мог назвать имена убийц или показать пальцем на себя.

- Ничего, - хрипло и устало признался я в собственном бессилии.

- Не переживай, - с теплой улыбкой погладила она меня по плечу, и в моем воспаленном от напряжении мозгу вспыхнул образ из прошлого, неясный и блеклый: эту улыбку я где-то в глубине подсознания помнил, как и карамельного цвета волнистые волосы, как и мягкость материнской руки.

- Прости, - почувствовал я себя еще более виноватым, пристыженно опуская глаза. Мне хотелось пролить свет на события прошлого, но я не мог – в голове на месте воспоминаний была звенящая пустота.

- Чай стынет, - тактично перевела тему Эсми и позвала за собой на просторную, предназначенную для большой семьи, а не для двух человек, светлую столовую.

Мы с Эсми легко поладили, с первой секунды она показалась мне не чужой. Она была приятной, доброй женщиной, не слишком напористой в проявлениях заботы. После волнительной первой встречи она старалась не беспокоить меня, даря необходимое свободное пространство. Не навязывалась и не опекала. Но при этом всегда была рада, если я составлял ей компанию за завтраком, обедом или ужином. Каждый день аккуратно интересовалась моими успехами и не осуждала за то, что я ничего не мог вспомнить.

Приемная мать и сама нуждалась после смерти супруга в уединении. Ее, как и меня, и всех нас, достали пронырливые охотники за сенсацией и въедливые полицейские. Чаще всего она проводила время в своем крыле дома или на кухне, а иногда в саду, ухаживая за пышно цветущими кустами. Карлайл Каллен был довольно известным пластическим хирургом и его ужасная смерть не могла пройти незамеченной для общественности. Вечером, когда я возвращался домой, Эсми устало сообщала мне, что сегодня на ужин, не навязывая свою компанию. Иногда она пила: я часто видел ее с бокалом апероля. Иногда отсутствовала - я понятия не имел, где она ночевала, скорее всего, у подруг. Этот дом был слишком большим для двух одиноких человек, осиротевших после гибели хозяина.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Воскресенье, 05.04.2020, 18:54 | Сообщение # 5
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




4-Трясина


Иногда из комнат Эсми раздавался приглушённый разговор по телефону. Иногда – тихие, сдержанные рыдания.

Однажды я слышал, как она кричала, доказывая что-то. После этого выскочила из комнаты в слезах, дрожащими руками надевая туфли и раздражённо поправляя спадающую с плеча сумку.

- Нужна помощь? - осмелился я спросить.

Женщина, заменившая мне настоящую мать, черты которой казались не более чем отдаленно знакомыми, бросила на меня возмущенный взгляд.

- Чем ты поможешь, если ничего не помнишь? - накинулась она на меня, с трудом дыша. Это было впервые, когда она упрекнула меня за мой недуг. - Или ты вспомнил что-то, что поможет разморозить эти чёртовы счета?

- Тебе нужны деньги? - удивился я; не думал, что с нашим уровнем жизни мы ещё в чем-то нуждались. Мне хватало и тех небольших доступных средств, которые имелись в наличии. Если только речь не шла об огромной сумме.

- Прости, - перевела дух она, понимая, что я не виноват в потере памяти.

Я один мог рассказать полиции правду о смерти Карлайла, и у Эсми были причины злиться. Это дело неоправданно затянулось и раздражало не только ее одну.

- Прости, что накричала на тебя, - убрала она рыжеватые волосы с бледного лба. - Я знаю, ты ни в чем не виноват, просто сорвалась. Вся эта ситуация даётся непросто не только тебе...

Я кивнул, вполне разделяя и ее нервозность, и усталость. Она была молода - всего лишь чуть старше меня, у них с отцом разница в возрасте составляла почти двадцать лет. Но я верил, что она очень его любила: об этом свидетельствовали и множественные совместные фотографии в доме, и непреходящий траур Эсми по погибшему мужу, и свежие морщинки вокруг печальных глаз.

- Что-то случилось? - повторил я обеспокоенно.

- Нет, все в порядке, - она устало приподняла уголки губ. - Просто, знаешь, вся эта бухгалтерия - не для меня. Раньше этим занимался Карлайл, а теперь оплата счетов за дом, за свет, даже за вашу клинику, легла на мои плечи. Разбираться приходится с нуля, да и моя банковская карта не настолько щедра.

- Хочешь, я займусь этим завтра?

- А ты сумеешь? - Эсми недоверчиво нахмурила лоб.

Мне уже давно пора было приниматься за дела: амнезия - не повод откладывать их до последнего. Нужно было встретиться с советом директоров и обсудить насущные проблемы и, если даже не вспомню, какие на мне прежде были обязанности, потихоньку, постепенно входить в курс дел. Может, я и не смогу в ближайшие пару лет сам оперировать, но управлять компанией при помощи друзей и советников точно сумею.

Клиника «Каллен медикал» была мне комфортна больше, чем семейный особняк: каждый холл, каждый поворот выглядели здесь знакомыми, уютное кресло в моем кабинете – если верить табличке на двери – идеально прилегало к моей спине. И порой я совершал какие-то автоматические действия, потому что тело помнило больше, чем разум. Например, не глядя я брал корреспонденцию с углового столика на входе, как будто из года в год делал это каждый рабочий день, доведя действие до бессознательной привычки. Безошибочно угадал, где на этаже находится мужской туалет, хотя не смог припомнить, как в прошлом пользовался им. А еще, отходя спиной от окна, когда любовался пейзажем, неосознанно обогнул ножку массажного кресла, о которую неизбежно должен был споткнуться, если бы какая-то часть меня не помнила об этом маленьком препятствии.

Все эти незначительные детали быстро заставили меня поверить в то, кто я такой. Эдвард Каллен, пластический хирург тридцати пяти лет, состоятельный и успешный владелец клиники в Сан-Франциско, которую создал на пару со своим отцом. Непохоже, чтобы у клиники были какие-то финансовые проблемы – она продолжала держаться на плаву даже после исчезновения двух ключевых фигур – так что я понятия не имел, зачем мне понадобилось красть отцовские деньги, да еще и убивать его самого? Это глодало меня так сильно, что сводило зубы и вызывало головную боль.

С момента возвращения мне сделали множественные МРТ, КТ и электроэнцефалограммы, оценивая степень разрушения части мозга, ответственного за память. Два раза в неделю я посещал невролога, который проводил бесконечные обследования с определением рефлексов и сенсорных функций, фиксируя нарушения или успехи. Ежедневно я ездил на консультацию к судебному психиатру и подвергался придирчивому допросу и хитроумным когнитивным тестам – всякий раз чувствуя себя обвиняемым, а не пациентом, что сказывалось на психологическом состоянии и порядком расшатывало нервы.

Доктор Райли Бирс – друг отца и вроде как и мой тоже хороший друг, а также ведущий специалист нашей клиники – лично вел наблюдение за мной и делал назначения. Целый арсенал таблеток, выписанных им для улучшения работы моего мозга, был тому свидетельством. Больше месяца я уже принимал их, да только все было бесполезно – единственным эффектом от них, похоже, становилась повышенная нервозность, вызванная стимуляцией коры головного мозга. А может, я просто смертельно устал: мое существование напоминало трясину, которая постепенно засасывала, лишая остатков личности. Я не идентифицировал себя с тем человеком, которого видел в отражающих поверхностях, но оказался неимоверно далеко от того мужчины, которым стал с момента воскрешения – со времени, когда очнулся и встретил Беллу, начав жизнь с чистого лица, ничего не зная о себе прежнем, создавая новый образ кого-то иного.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Воскресенье, 05.04.2020, 22:51 | Сообщение # 6
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




5-Безыдейность


Беллы в такие минуты мне очень не хватало - ее тихой спокойной квартиры вдали от шумного города и толчеи людей, теплых обнимающих рук, мягкого шепота по ночам и наших совместных ужинов, лишенных роскоши. Простоты общения и добрых улыбок, полных любви и нежности. Тишины мексиканской пустыни и чувства влюбленности.

Сильнее обрушившихся на меня проблем тревожило только беспокойство о девушке, которую я не собирался забывать. Везде я видел ее лицо, в перерывах между допросами и реабилитационным лечением я гадал, как она там справляется без меня: плачет по ночам, беседует днём с единственным слушателем – лежащем в коме безмолвным Джаспером. Думает ли она, что я бросил ее? Наверняка, да.

За несколько недель мне удалось позвонить в больницу, где она работала, всего несколько раз, но к телефону ее так и не позвали: либо она действительно была занята, либо никому и дела не было до простого стажёра, чтобы ради него бегать по этажам и искать. Если бы у нее был сотовый телефон... Если бы я мог бросить все и приехать, то смог бы убедить Беллу в необходимости заботиться о себе.

Но у меня не было абсолютно никаких идей, как улучшить ее социальное положение, находясь при этом в другой стране, да еще и оставаясь под следствием. Все, что я мог – это бродить из угла в угол, как загнанный в золотой клетке лев, беспомощно строя в уме невыполнимые планы по спасению возлюбленной и страдая от мучительной неизвестности.

Как бы там ни было, спустя почти два месяца меня почти оставили в покое. Всестороннее медицинское освидетельствование дало закономерный результат: ретроградная амнезия с полной потерей памяти и сохранением моторных навыков оказалась серьезной и настоящей. Это означало, что по делу о смерти моего отца я могу проходить только как жертва, а не как преступник, учитывая отсутствие каких-либо доказательств моей причастности к убийству и следы покушения на меня самого. По крайней мере до тех пор, пока не появятся какие-нибудь новые улики.

Психиатр-садист из моей жизни исчез, ему на смену появился психолог, настойчиво рекомендованный Райли Бирсом «для улучшения качества социальной жизни и ускорения адаптации к новому состоянию». Моя бы воля, я устроил бы себе «отпуск» и не выходил из дому еще несколько недель. А лучше, вернулся бы к Белле в Мексику – ее присутствие помогло бы мне исцелиться лучше любых ультрамодных лекарств и сертифицированных врачей.

Но меня держала в городе подписка о невыезде, которую я не смел обойти, чтобы не навлечь на себя новые подозрения. Сбежать из-под следствия было бы худшим решением в моем и без того шатком положении.

Оставалось проживать день за днем в ожидании чудес: после травм, подобных моей, память со временем восстанавливалась в ряде случаев, но могла никогда и не вернуться. Судя по снимкам, физические последствия злополучного пулевого ранения уже сошли на нет, а это значило, что вскоре могла пробудиться и память, и я жил этой надеждой.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Понедельник, 06.04.2020, 19:46 | Сообщение # 7
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




6-Беглец


Попутно я бывал в полицейском участке, разговаривая с другом нашей семьи – криминальным офицером Джейкобом Блэком – о перспективах затянувшегося расследования. Мы с детства были знакомы, но теперь этот мужчина казался мне совершенно чужим. Высокий, темноволосый, с пытливым въедливым взглядом, он вел себя так, будто под подозрением находятся все без исключения, чем напоминал моего судебного психиатра, попившего немало моей крови. Похоже, что несмотря на отсутствие улик, в глубине души они считал виновным в трагедии меня, и дело было за малым – доказать это.

Элис сдала ему Беллу как свидетеля – хотя я никому, кроме сестры, не собирался о ней рассказывать. Позвав на личную беседу, лейтенант Блэк сообщил мне, что Белла – мой единственный шанс, чтобы отмыться от обвинения в предумышленном убийстве и краже большой суммы денег. Белла могла навести следствие на настоящих преступников, помочь составить их фотопортреты и добавить к делу много полезной информации.

Но я наотрез отказался вносить данные о девушке в собственные показания – ради ее безопасности допускать это было категорически нельзя. Дело было слишком громким, чтобы рисковать ее жизнью, даже если приставить к свидетельнице круглосуточную охрану. Беллу могли найти раньше, чем это сделает полиция. Могли навредить ей или Джасперу, даже если копы постоянно будут находиться рядом. Тот, кто посмел войти в мой дом и покинуть его безнаказанным после совершения двойного преступления, был достаточно умным и могущественным, чтобы избавиться от нежелательного свидетеля каким-нибудь способом.

Джейкоб Блэк был убедительным, уговаривая меня помочь следствию и самому себе, давил на самое больное место: на то, что наличие травмы и амнезии – не доказательство моей непричастности к преступлению. Я все еще был беглецом, который покинул место убийства, где не было найдено отпечатков взломщиков, а это значило, что я все еще остаюсь главным подозреваемым, даже если прямых улик против меня нет.

Мне пришлось открыть Блэку причину своей осторожности: история Беллы и Джаспера была полна не меньших загадок, чем моя – он находился в коме не случайно. Может ли моя девушка вернуться в Штаты, не рискуя собственной жизнью или жизнью своего Джаспера? Если не убийцы моего отца, то преследователи ее парня могли найти их и завершить начатое. Я не готов был надеяться в этом деле на полицию.

Офицер заверил меня, что Элис просветила его в детали, и он проведет дополнительное расследование. А я согласился, в случае если будет доказано, что для Свон и Уитлока возвращение в родную страну будет безопасным, уговорить свидетельницу моего покушения предстать в суде. В конце концов, это была и моя мечта – забрать Беллу домой, к себе, и окружить заботой и любовью.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Вторник, 07.04.2020, 20:21 | Сообщение # 8
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




7-Развод


Я вздохнул, когда раздался стук в дверь моего кабинета, примерно предполагая, что за этим последует: у меня не было в клинике никаких обязанностей сейчас, кроме просиживания штанов, посещения психолога и обеда. Я часами ковырялся в бумагах компании, пытаясь в них разобраться, знакомился заново с доброжелательным медперсоналом и иногда вступал в видеоконференцию совета директоров, чтобы постепенно вернуться в строй. Получалось паршиво, но от меня не требовали немедленных действий, понимая мое положение. Райли Бирс – старый друг отца и главврач, взял на себя все обязанности замдиректора в эти смутные времена и отлично справлялся. Это мог прийти либо он сам, либо его вежливая секретарша, доставившая от него важное сообщение. Кроме них, меня никто не беспокоил.

Я оказался прав: покачивая бедрами, в кабинет вплыла Виктория, неся к моему столу пачку бумаг с радушной – и чересчур кокетливой – улыбкой.

- Доктор Бирс просил вам передать, что в ближайшие два часа будет занят в операционной, - положила она бумаги на стол. Это оказались старые карты пациентов – которых вел я, судя по подписи. Должно быть, Райли таким способом пытался подстегнуть мою память. – Он сказал: если вы готовы, то можете зайти и посмотреть, как он будет делать липосакцию.

Я взглянул на свои ладони и тут же раздраженно сжал кулаки, заметив, что пальцы все еще дрожат. Белла предупреждала, что тремор может остаться со мной еще очень надолго, и это ничуть не радовало – пластическому хирургу нечего делать в своей профессии, если он не может держать скальпель.

- Нет, спасибо.

Наверное, стоило взглянуть, воспользовавшись приглашением Бирса – мало ли, я вспомнил бы что-нибудь из собственной практики. Но я постоянно чувствовал стыд за то, что стал таким никчемным человеком – равнодушным сыном, забывчивым братом и плохим врачом. Беспомощность буквально разъедала меня изнутри, и смотреть в операционной на то, каким я был и кем мог быть сейчас, понимать, что потерял огромные профессиональные навыки, уверенность в себе и идущую в гору карьеру, собственную личность из-за какой-то ошибки, было невыносимо.

- Что-то еще? – поднял я глаза, удивленный, что Виктория продолжает мяться над столом и не торопится восвояси.

- Мне хотелось бы поговорить кое о чем личном, милый…

Милый?..

Вся кровь отлила от моего лица, когда я осознал, что это может значить в моем положении: у меня была интрижка на работе с секретаршей.

Виктория. Я оглядел ее внимательней: очень красивые, рыжие волнистые волосы – похоже, что натуральные, - аристократически-бледный цвет лица с едва заметными пигментными пятнышками – сведенными веснушками. Полные губы, чувственные формы, высокий рост. Самоуверенная сексуальная улыбка и взгляд хищницы. Исключено. Я не мог с ней спать!

Но что я знал о мужчине, которым был?! Богатом, избалованном деньгами, успехом и вниманием красивых ухоженных женщин…

- Я вас слушаю…

Виктория смутилась, словно я причинил ей боль. Плечи поникли, выражение лица стало виноватым и напряженным, будто она сожалела, что докучает мне, но иначе не могла.

- Я все понимаю, Эдвард: у тебя амнезия и требуется время, чтобы память восстановилась. Но прошло уже два месяца, а ты даже не смотришь в мою сторону. Ты должен знать, что я все еще думаю о нас, и что готова снова быть рядом, если ты попросишь…

Никакие слова не смогли бы передать глубину моего потрясения.

- У нас был роман?!

Растянув губы в соблазнительной улыбке, Виктория наклонилась через стол, демонстрируя мне пышную грудь в декольте блузки, и я отшатнулся, прижавшись к спинке кресла.

- Еще какой!

На моих висках выступил пот: я молча глазел на женщину, в панике перебирая варианты спасения. Не теряя времени, Виктория обошла стол и положила руку мне на плечо, слегка массируя его и вроде бы проявляя сочувствие, но у меня мурашки побежали от чувства неловкости.

- Я никому не сказала о нас и не скажу, тебе не о чем волноваться, - заявила рыжеволосая охотница, усаживаясь на краешек стола и поигрывая по столешнице пальцами. – Я знаю, как важна для тебя на работе субординация, и не собираюсь преступать границы, по крайней мере, открыто…

Заметив на безымянном пальце кольцо с бриллиантом, я пришел в ужас: могло ли мое положение оказаться еще хуже?

- Только не говори мне, что мы были помолвлены, - мой голос стал хриплым и глухим.

Виктория перевела на кольцо острый взгляд и, задумчиво улыбнувшись, рассеянно покрутила его на пальце.

- Не хочу давить, но…

Это было слишком прямолинейно. Моя интуиция вопила во всю глотку, что здесь творится что-то не то: женщина переигрывала – любящий человек не стал бы так агрессивно наседать на того, кто ему дорог. Запах Виктории, ее поведение казались отталкивающими, - чего бы не произошло, если бы мы по-настоящему были когда-то близки. Мое тело и мое подсознание многое помнили, и они подкинули бы мне хоть каких-то ощущений из прошлого, которые порой возникали при взгляде на вещи, с которыми я раньше был знаком. Виктория не вызывала во мне ничего, кроме растерянности.

- Не надо считать меня дураком, - вскочил я с кресла и создал между нами расстояние, пока Виктория не обнаглела до такой степени, чтобы усесться на мои колени. Я был растерян, зол и раздражен. Испуг отступал, сменившись решительностью: - Ты пользуешься моей болезнью, преследуя свои цели. Все это не может быть правдой, - сердито указал я на кольцо, покачивая головой. – Если все это какой-то хитроумный развод, и ты считаешь это смешным, тебе не поздоровится!

Возможно, я был чересчур резок и несправедлив: Виктория побледнела и убрала с лица нахальную улыбку. Слезла со стола и медленно направилась ко мне.

- Ладно, ты поймал меня, - подняла она ладони в обезоруживающем жесте и с искусственным раскаянием приподняла уголки губ. – Кольцо не твое, мы не были помолвлены. Ты бы ни за что не женился на мне, хотя я и хотела. Но это не мешало нам трахаться почти каждый день! – Она указала пальцем на стол, и я похолодел, представляя секс с Викторией прямо здесь, в моем рабочем кабинете.

Что за уродом я был? Картина вырисовывалась нелицеприятная: богатенький сынок, пользующийся положением босса и развлекающийся в свое удовольствие. Если я был способен завести интрижку на работе и беспринципно использовать женщину, не обещая ей большего, что бы помешало мне позариться на деньги отца, да еще и убить его, если бы он отказал мне?

Эта мысль костью встала поперек горла: как будто я неосознанно чувствовал, что это правда. Передо мной – каким я был сейчас и каким мог быть тогда – разверзлась пропасть. И я ни за что не хотел возвращаться на ту сторону памяти и становиться тем, кем был – распутным, жадным, мерзким подонком.

- И что же ты хочешь от меня сейчас? – севшим голосом выдавил я, вынужденно терпя близость секретарши, подошедшей вплотную и собственнически обхватившей ладонями мою шею.

- Всего лишь немного ласки, - по-кошачьи изогнулась она, прижимаясь ко мне и сексуально заглядывая в глаза, - чтобы все стало, как прежде.

- Как прежде уже не будет, - в этом я был уверен на все сто процентов. Вывернувшись из женских рук, я вновь отступил назад, все еще не чувствуя к Виктории никакого расположения. Даже наоборот – мое отвращение к ней росло. – У меня есть другая.

Красивое лицо Виктории исказилось от разочарования.

- Другая?.. – холодно и требовательно повторила она, оглянувшись вокруг. – И где же она?

Все в клинике знали, что я живу у матери. А новость о моей девушке разлетелась бы быстрее света, если бы Белла жила со мной. Виктория будто издевалась, понимая, что я либо лгу, либо не договариваю.

- Она приедет позже, - сказал я как можно уверенней.

- Ладно, - уступила Виктория снисходительно и вновь повисла бы на моей шее, если бы я не остановил ее рукой. Которую она тут же схватила, двусмысленно поглаживая мою ладонь. – Мы ей не расскажем.

Она готова была заняться со мной любовью, даже зная, что я уже не свободен! Это ни в какие ворота не лезло – меня начало тошнить от мысли, что я был способен изменять любимой женщине и спать с несколькими одновременно. Виктория вела себя так, словно это было для меня в порядке вещей!

- Нет.

Соблазнительница опешила и будто потеряла дар речи. Ее секундное замешательство я использовал, чтобы вновь выдернуть руку и отойти на пару шагов, уже начиная заводиться по-настоящему, готовый наорать и даже выгнать наглую девицу вон.

- Хватит, мисс Хантер. Что бы там ни было раньше, теперь оставьте меня в покое. Вы на работе, ведите себя соответственно и не вынуждайте меня принять меры!

- Какие мы важные, - несмотря на легкомысленные слова, мой ледяной тон заставил Викторию вспомнить свое место и посерьезнеть. Лишиться работы из-за собственной озабоченности она, очевидно, не хотела.

Оправив блузку – хотя я и пальцем к ней не прикоснулся! – она медленно прошла мимо меня, направляясь к выходу. Чуть-чуть задержавшись, изящно смахнула невидимую пылинку с лацкана моего пиджака, с притворной покорностью взглянув из-под длинных накрашенных ресниц.

- Я все поняла и подожду, пока ты будешь готов, - пообещала она с крошечной, но все равно провокационной улыбкой – как будто точно знала, что я никуда не денусь и накрепко засел в ее капкан. – Увидимся…


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Среда, 08.04.2020, 22:35 | Сообщение # 9
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




8-Барашек


Вечером я побеседовал с Эсми. Мне уже давно следовало с кем-нибудь поговорить, чтобы снизить нагрузку от испытываемого стресса: Элис я видел редко и наши встречи были слишком короткими, чтобы начать откровенничать, а психолог в этом деле не очень-то помогал. Эсми я видел каждый день, участливая и готовая выслушать, и она стала наилучшей кандидатурой, чтобы поделиться накопившимися проблемами.

- Виктория?! – взвилась моя приемная мать, едва услышав имя. Ее миловидное лицо скривилось от гнева и отвращения, и я осознал, что у этих двух женщин в прошлом были какие-то личные счеты, о которых я не знал. Или забыл. – Все, что тебе нужно знать об этой стерве – это то, что от нее стоит держаться подальше! С чего бы это ты вдруг ею заинтересовался? Надеюсь, не польстился на прелести этой пронырливой девицы?!

Поразительно, какими точными эпитетами мать описала Викторию. У меня ее образ вызвал точно такие же ассоциации.

- Она утверждает, что я с ней спал…

Эсми воззрилась на меня круглыми от ужаса глазами. Но быстро отвернулась, скрывая реакцию.

- Это так? – недоверчиво потребовал я.

Эсми молча принесла на стол плошку с тушеным мясом и, усевшись напротив меня и поджав губы, вздохнула.

- Было время, когда она Карлайлу проходу не давала, - заявила моя приемная мать с раздражением, раскладывая ароматный ужин по тарелкам. – Ух, и крови она попила мне. Не раз я просила твоего отца избавиться от нее и уволить к чертовой матери, но по какой-то неизвестной причине он этого так и не сделал.

- Думаешь, это из-за меня?

Теперь у меня кусок в горло не лез: от образа распутной секретарши в моей постели образовалась тошнота. Могло ли так быть, что Карлайл не увольнял Викторию потому, что она была моей любовницей и почти невестой?

- Надеюсь, что нет, - посетовала Эсми, качая головой. – В противном случае тебя ждут большие неприятности.

- Она была очень навязчивой, - согласился я, гоняя по тарелке картофелину и думая о своих будущих неурядицах, растущих как снежный ком в связи с отсутствием памяти. – Не представляю нас с ней вместе, как ни пытаюсь… но что я знаю о себе?..

- Она всегда смотрела на тебя как на сладкий кусок пирога, - признала Эсми, вспоминая то, чего не знал я, – и на работе, и на корпоративах. И я всегда считала, что ты с ней чрезмерно терпелив – на людях ты вел себя сдержанно, но ухаживания принимал. Не раз я задавалась вопросом, почему. Ответа у меня нет, - развела женщина руками. – Возможно, ты просто жалел ее – ты всегда был добрым и отзывчивым мальчиком, и этим пользовались те, кто похитрее. Но может, между вами было нечто большее, о чем ты никому не говорил. Зная Викторию, я не удивлюсь, что она добилась своего и затащила тебя в постель.

Я скрежетнул зубами, не желая верить в это. Даже не представлял, как теперь выпутаться из непростой ситуации без жертв. Виктория выглядела так, словно способна на месть или что похуже, если ей не уступишь. Такая целеустремленная девица не остановится ни перед чем.

- Не унывай, - посоветовала Эсми сочувственно, заметив, что я не ем. – Тебе тридцать пять – ты взрослый мужчина и найдешь выход из любого положения. Ты же не барашек на закланье, чтобы идти на поводу у наглой девки? Ты – ее начальник и сумеешь дать ей отпор, даже если у нее на тебя что-то есть.

- Думаешь, она посмеет шантажировать меня?! – вскинул я испуганный взор, чувствуя, как бледнею.

- Раньше ее ничто не останавливало, - загадочно буркнула Эсми, отпивая из своего бокала вина. – Богатенькие «папочки» - ее любимый объект охоты, и судя по дорогущим украшениям, которыми она любит блеснуть, уже не один миллионер пал жертвой её козней. Ради обогащения себя любимой она идет по головам.

Я смотрел на мать круглыми от потрясения глазами: неужели она не видит связи? Это пришло мне в голову мгновенно, едва я сопоставил имеющиеся данные: Виктория была неплохой подозреваемой на роль заказчицы моего покушения. Мало ли, что мы не поделили в прошлом: Карлайл ей отказал, я тоже мог сделать это, и разозлившаяся отверженная девица пошла на крайние меры, вымогая деньги.

Конечно, это предположение было вилами по воде: никаких доказательств, только домыслы. Но я не мог теперь избавиться от мыслей об этом. По крайней мере, это была первая серьезная зацепка, и я не премину рассказать полиции новости при случае – пусть проверят версию.

- А она бывала в нашем доме? – осторожно спросил я, надеясь нащупать что-нибудь еще.

- Ну, разумеется, - с досадой подтвердила Эсми, убирая свою пустую тарелку в раковину, - она ведь дружна с Элис!

Я громко вздохнул и зажал пальцами переносицу: в моей голове все перемешалось. Если Эсми права, то следовало подозревать и Элис, что было абсурдным. Неужто моя сестра не заметила бы странностей поведения подруги? Если Виктория вилась вокруг нашего отца и меня, охотясь за богатым женихом, неужели Элис смотрела бы на это спустя рукава и даже не заподозрила бы неладное?

- Что такое, сынок? – сочувствующий голос приемной матери раздался над самым ухом, теплая ладонь мягко легла на мое плечо.

- В моей голове полный бардак, - пожаловался я, погладив запястье матери. И вдруг почувствовал отчаянное желание поделиться, настолько изнутри меня разрывало от всего случившегося. – Я ничего не помню, но знаю кое-что важное, мам: мое убийство заказала какая-то женщина…

Глаза Эсми стали круглыми, как блюдца, и она прикрыла ладонью рот.

- С чего ты это взял? – ее лицо посерело от потрясения.

Ну, раз уж начал, стоило продолжать: кому еще здесь я мог доверять, кроме матери?

- В Мексике осталась девушка, которая спасла меня от смерти, - я взял Эсми за руки, усаживая на стул перед собой. – Она моя единственная свидетельница: Белла видела, кто напал на меня, и как они в меня стреляли. Думаю, она может вывести нас и на убийц отца.

- Она называла имена?

- Нет. К сожалению, нет, - со вздохом возразил я. – Она лишь слышала, как преступники обсуждали заказчицу. Но, думаю, если постараться, то можно вычислить, кто она, если понять, кто в нашем окружении желал отцу зла!

- И где же наша спасительница, когда она даст показания в полиции?

Я вздохнул: это была болезненная тема.

- Не знаю, - честно признался я, мучаясь от невозможности вытащить Беллу из ее бедственного положения. - Она не может покинуть Мексику, по крайней мере, пока. У нее свои сложности... И я все меньше надеюсь ее уговорить...

Почти минуту обдумав мои слова, Эсми сочувственно улыбнулась и погладила меня по щеке, передавая свое смирение.

- Навряд ли, сынок, она чем-то поможет, времени много прошло. – Она поднялась, пальцем указала на тарелку, чтобы я не вздумал морить себя голодом из-за напрасных тревог, и отправилась мыть посуду. – Думаю, нам всем стоит готовиться к тому, что это дело никогда не будет раскрыто.

И все же по ее напряженному и задумчивому лицу я видел: она думает о моих словах. Верит мне. Надеется, что виновные найдутся. И не останутся безнаказанными.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка


Сообщение отредактировал Валлери - Среда, 08.04.2020, 22:58
 
ВаллериДата: Четверг, 09.04.2020, 20:39 | Сообщение # 10
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




9-Выстрел


На следующий день во время приема у доктора Бирса я решил переговорить и с ним. Виктория сегодня ко мне не заходила, но я хотел быть готов к любому повороту, и совет друга был необходим.

- Что она сделала?! – поднял брови Райли Бирс, забыв о предыдущей теме нашего разговора.

- Пыталась склонить меня к близости, - мрачно повторил я. – Сказала, что мы встречались.

Шумно вытолкнув воздух через нос, Райли отложил ручку и закрыл руками лицо, потирая глаза. Он выглядел разозленным.

- Ты что-нибудь знаешь об этом? – настаивал я.

- Прости, Эдвард, я ничем не могу помочь, - развел мужчина руками в жесте крайней досады, избегая смотреть в мою сторону. Возникло чувство, что он злится и на меня тоже. – Понятия не имею, было ли между вами что-то. Вполне возможно.

- Ты не знаешь этого точно, но не исключаешь вероятности, что я и она могли заниматься этим прямо на работе?! – Хотелось бы услышать что-то иное, но все свидетели моего забытого прошлого в один голос твердили, что я был не слишком чистоплотным в связях. Только Элис сказала, что я не знакомил родных со своими девушками, однако по ее словам я был скрытым в плане интимных отношений, так что она могла просто не знать всего. Может, я потому и не приводил любовниц домой, что серьезным отношениям предпочитал такие вот мимолетные и необременительные интрижки на работе…

Райли выдохнул – это был звук чистого раздражения.

- Виктория девушка любвеобильная и в клинике работает давно. Сплетни об ее многочисленных романах разлетаются как горячие пирожки: многие из нас пали жертвами ее очарования, и останавливаться она не собирается. Я только прошу, чтобы эти недобросовестные истории не выходили за пределы кабинетов…

- Ты меня прости, - понизил голос я, наклонившись вперед, - но почему бы нам ее просто не уволить?

Райли посмотрел на меня как на умалишенного.

- Во-первых, она превосходный секретарь: за время отсутствия двух основных руководителей всю работу с документами взяла на себя, сама ни разу не ошиблась и другим не позволила что-то забыть. Без нее тут давно все полетело бы в тартарары. Что касается дел компании, тут она очень внимательна, дотошна и ответственна. Во-вторых, - Райли заговорил тише, секретничая, - Виктория умна и предприимчива – знает о некоторых из врачей такое, о чем точно не стоит рассказывать журналистам. А если ее уволить – сам понимаешь, опасная информация ненадолго останется тайной.

- Хочешь сказать, что клиника замешана в каких-то махинациях? – с отвращением воскликнул я.

- Мы не первое и не последнее медицинское учреждение, кто сталкивается с подобными проблемами. Не все операции проходят успешно, - перечислял доктор Бирс, загибая пальцы с недовольным видом, обиженный моим гнусным предположением. – Клиентов нужно как-то успокоить, и чаще всего помогают деньги. К нам обращаются звёзды, желающие проходить лечение неофициально. Не нужно приравнивать пластическую хирургию к преступной организации! Но да, иногда нам приходится обходить закон…

- Ясно, - неохотно кивнул я, признавая правоту Райли: Виктория знает слишком много и избавиться от нее будет невозможно. Да и надо ли? Если она столько на себя взвалила, после ее ухода вся система может в одночасье рухнуть, что невыгодно компании ни с какой стороны.

- И в-третьих, - оказалось, что Райли не закончил, и я удивленно поднял на него глаза, - Виктория приходится то ли дальней родственницей Карлайлу, то ли дочерью подруги его жены, - словом, твой отец принял ее на работу по протекции кого-то близкого - к тому же тяжелобольного, насколько я знаю, потому что Виктория не раз рассказывала, как нелегко ухаживать за лежачим, - и потому ей многое прощалось за эти годы. Ее просто нужно периодически ставить на место, и она приходит в себя.

Я, конечно, не был детективом, но в копилке моих подозрений прибавилось еще два: родственная связь Виктории и Карлайла могла привести к конфликту – девушка вполне способна была возжелать часть наследства. А на тяжелобольного члена семьи наверняка требовались большие материальные затраты.

- Виктория нуждается в деньгах, - задумчиво пробормотал я.

- Не стоит за нее беспокоиться, она хорошо зарабатывает, - осадил меня Райли, словно почуял, какое направление приняли мои мысли. – Просто такие шикарные женщины, как она, жить привыкли на полную катушку, не оглядываясь на кошелек. Салоны красоты, натуральные шубы и ювелирные украшения стоят немалых вложений. И уж поверь, Виктория находит способы пополнения своего раздутого бюджета – многие мужчины готовы платить, лишь бы она принадлежала только им.

Все вышесказанное создало в моем воображении полную картину: женщина, привыкшая тратить на себя кучу денег и ни в чем себе не отказывать, имеющая за пазухой невыясненную связь с главой компании и груз в виде тяжелобольного, требующего финансового ухода родственника, вполне может оказаться в положении, когда способна будет на что угодно, даже на воровство и на убийство, лишь бы добыть необходимую сумму.

После беседы с Райли я предпринял еще одну попытку дозвониться Белле. Вежливая дежурная медсестра, отвечающая на ресепшене, уже запомнившая мой голос, со вздохом сообщила, что Изабелла Свон занята – даже не сделав попытки позвать ее.

Я нахмурился: выглядела вся эта ситуация уже странной. Если раньше я был уверен, что всем просто плевать на стажера, чтобы тратить на него время, то теперь меня вдруг осенило неприятным пониманием, что Белла сама не желает со мной разговаривать. Иначе как объяснить, что я уже два месяца не мог застать ее у телефона? Причем даже тогда, когда обещал позвонить в определенный день и час, например, в ее обеденный перерыв, когда она имела возможность официально отлучиться от работы.

Что за ерунда? Разве может она так со мной поступить? По какой причине она отказывается от общения с мужчиной, сотню раз сказавшим, что любит ее, и к которому испытывает ответные чувства? В то, что наша любовь было ложью, я ни на грамм не верил. В то, что она не желает проявить даже элементарную вежливость, тоже.

Я осознал простую вещь, о которой следовало догадаться гораздо раньше, чуть ли не в момент расставания: Белле больно, причем настолько, что разлука кажется невыносимой. Девушка не верила, что мы когда-нибудь снова встретимся и сможем быть вместе, и предпочла вычеркнуть меня из своего сердца раз и навсегда, - чистый перелом заживает лучше, чем трещина. Белла предпочла полный разрыв слабой надежде на почти невозможное воссоединение.

Я зарычал, с досадой уронив лицо в ладони и сжав кожу пальцами. Какой же я идиот, потерял столько времени! Вместо того чтобы доказать свою любовь и верность делом.

Безысходность способствует изобретательности решений. Удивительно, что я не додумался до этого раньше: вместо того чтобы вылавливать избегающую разговора Беллу, я позвонил ее наставнице – Альбе Гонсалес, по совместительству и моему лечащему врачу. Объяснил свой звонок необходимостью получить выписку о лечении, и меня с ней соединили.

Низкий голос Альбы вызвал воспоминания о том, как мы вместе с Беллой ходили по больничным коридорам, держась за руки. Заглядывали в палату Джаспера и раскрывали тайны друг друга. А затем возвращались домой, в ее странную, незаконно занятую квартиру, чтобы любить друг друга без оглядки на наше темное прошлое и туманное будущее.

- О, вы тот молодой человек, выживший после выстрела в голову, помню-помню, - узнала меня Альба после моего небольшого экскурса в историю.

«Нет, - сообщила она мне нерадостную весть, - Белла все еще живет на прежнем месте, и я не видела, чтобы она расплачивалась где-то кредитной картой». Конечно, Альба не могла знать всего, но Элис не раз подтверждала эту версию – с кредитки, оставленной ею Белле на расходы, деньги никто не снимал. Белла отвергла нашу финансовую благодарность, и до сих пор нищенствовала, перебиваясь от зарплаты до зарплаты в старом заброшенном доме, где ее могли найти, изнасиловать и убить какие-нибудь мимо проезжающие бандиты.

Вкратце я изложил Альбе Гонсалес свой план: он включал в себя материальную помощь Белле особым образом – чтобы она не догадалась об этом. Я записал реквизиты больницы Мехикали, в которой стажировалась Белла, и обещал перечислить солидный благотворительный взнос. Эти деньги пойдут на нужды больницы с условием, что Изабеллу Свон официально возьмут в штат и повысят зарплату до уровня выживаемости и даже больше. Я обещал делать отчисления каждый месяц, если условия существования Беллы улучшатся.

После моего возвращения часть счетов семьи была разморожена за недостаточностью доказательств моей виновности. Семейный адвокат активно взялся за оформление наследства, и хотя на это требовалось время, денег у меня оказалось достаточно, чтобы ими свободно распоряжаться.

Альба с восторгом восприняла мою идею и клятвенно заверила, что самолично убедится, чтобы Белла сняла нормальную квартиру в центре города, прекратила жить впроголодь и даже купила себе личный сотовый телефон. Белла была ей почти как родная дочь, и я верил, что на этот раз мои усилия не пропадут даром.

В мечтах я уносился далеко-далеко – туда, где Белла заканчивала медицинскую школу, становилась профессиональным врачом и возвращалась в Америку, не боясь никакого преследования; где я встречал ее в аэропорту с букетом цветов, и мы направлялись ко мне домой, в мою одинокую квартиру, чтобы жить вместе. В моих фантазиях Белла была здоровой, уверенной в себе, успешной женщиной… моей женой.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Пятница, 10.04.2020, 13:47 | Сообщение # 11
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




10-Гузка


Это был ошеломляющий успех: спустя несколько часов после перевода денег на счет больницы Мехикали в моем кабинете раздался телефонный звонок. Это могла быть полиция, Эсми или Элис – больше некому, - но, к моей безграничной радости, это оказалась сама Белла.

- Привет, - тихо и виновато произнесла она, будто ожидала в ответ гневных упреков.

- Как я рад тебя слышать, детка! – воскликнул я, словно эмоционально незрелый мальчишка, чуть не рухнув с кресла от резкого движения. – Как твои дела?

- М-м, со мной все в порядке, - ответила она сдержанно и добавила настороженно: - Меня повысили до младшей медсестры и официально взяли в штат.

- Это прекрасно! – искренне поздравил я, стараясь изобразить должную долю удивления. – Надеюсь, ты теперь внемлешь голосу разума и снимешь квартиру, чтобы жить хотя бы в относительной безопасности и близости к больнице? Элис не раз докладывала мне, что деньги с карты ты так и не сняла.

Я думал перевести тему, а заодно и узнать больше, но Белла была не из тех, кто легко сдается.

- Мое повышение - твоих рук дело? – ответила она мне вопросом на вопрос, загоняя в угол.

Я не хотел лгать. Но если б сказал правду, разве она приняла бы и этот подарок? Один раз она уже отказалась от моей материальной помощи, и я не собирался наступать на эти грабли дважды.

- Белла, я нахожусь в другой стране, еще и под следствием! Я не настолько влиятелен и всемогущ, чтобы дотянуться аж до Мехикали. Брось, ты заслужила эту должность трудом и преданностью. Я очень рад за тебя, и поблагодари за свое повышение Альбу.

Кажется, Белла мне поверила: вздохнув, приняла мою версию истории и, немного помолчав, вкратце рассказала о своем существовании без меня. Не прошло и пятнадцати минут, как мы говорили словно двое соскучившихся влюбленных, позабыв о расстоянии и социальном различии, которое нас так безжалостно разделило два месяца назад.

Я поведал Белле подробности следствия, за прошедшие недели не принесшие никакой надежды на скорое разрешение. Рассказал о своих мытарствах с амнезией, посещении врачей и попытках приспособиться к прежней жизни, которую забыл.

Незаметно мы скатились к жалобам и обещаниям. Нам обоим было очень тяжело оказаться вдали друг от друга – голос Беллы был словно воткнутый в сердце нож, так становилось больно от осознания, что мы еще очень долго не увидимся, а может быть, никогда. Я поклялся, что не собираюсь забывать то, что она для меня сделала, отчаиваться и опускать руки: Джейкоб Блэк обязательно выяснит, может ли Джаспер безопасно вернуться в Штаты. И тогда… тогда я заберу Беллу к себе, окружу заботой и снова сделаю счастливой.

Белла напомнила, что учится в медицинском колледже и не хочет его бросать, и я пообещал разузнать все о переводе студентки в американские учебные заведения. Я был готов на что угодно, лишь бы увидеть ее вновь, иметь возможность обнять и заглянуть в ее глаза, ощутить вкус ее сладких губ и тепло маленького стройного тела рядом.

Дверь открылась так не вовремя: когда мы прощались, и я собирался еще раз признаться в любви, надеясь услышать ответные слова. К моему ужасу и разочарованию, в кабинет вплыла Виктория, неся что-то к моему столу.

- Прости, детка, у меня посетители, - предупредил я, сожалея, что наш первый за столько недель разговор был бесцеремонно прерван, да еще и человеком, которого я меньше всего хотел видеть.

- О, ты уже принимаешь пациентов? – воодушевилась моя наивная девушка, вызвав у меня на лице невольную улыбку.

- Нет, до этого я еще не дорос, - сыронизировал я. – Это всего лишь секретарь, она обычно приносит документы или передает просьбу зайти к специалистам – я занимаюсь самообучением и обязан бывать у врачей.

- И секретарь, конечно, красивая молодая женщина в короткой обтягивающей юбке и с ногами от ушей? – тон Беллы звучал легкомысленно, но я уловил скрытые нотки ревности. Что самое неприятное: она ведь была права. Виктория выглядела именно так, как описала Белла, не говоря о многозначительном взгляде, от которого хотелось выпрыгнуть из окна.

Убедившись, что я ее заметил, рыжеволосая хищница поставила передо мной поднос с обедом: жареное куриное бедро с торчащей вверх подкопченной гузкой и ароматной корочкой, окруженное ломтиками картофеля. Сквозь поднимающийся пар я видел обтянутые чулками колени Виктории, торчащие из-под черной юбки-карандаша.

- Ну… - растерянно ответил я Белле, - угадала…

Впору было пожалеть о вылетевших неосторожных словах: на той стороне трубки повисло глубокое молчание, и я понятия не имел, как вернуть все обратно.

- Вот почему я не хотела подходить к телефону, - тихо объяснила Белла унылым голосом, в то время как я отвернулся от стола и уставился в окно, всем видом показывая Виктории, что страшно занят, но спиной чувствуя, что она не уходит. – Мы слишком разные, Эдвард: кто ты и кто я. Взрослый успешный мужчина, имеющий связи и деньги, чтобы получить все, чего только не пожелает – дом в самом дорогом районе города, личного секретаря и, конечно, лучшую девушку на Земле… И бедная студентка-сирота с криминальным прошлым. Наши отношения были обречены на провал с самого начала.

- Ты как-то странно ко мне относишься, - обиделся я на то, как лихо она развела нас по разные стороны баррикад. Как будто я когда-либо попрекал ее нищетой, в которой она добровольно прозябала, и ставил хоть раз себя выше нее! Даже узнав, что отношусь к иному социальному слою, я ни разу не воспринимал это как причину для неравенства, для невозможности отношений, для любви! Я бы позволил ей самой пройти путь наверх от скромной студентки до успешной женщины, но, раз уж у меня были ресурсы помочь ей в этом, отказываться было глупо. Гордость Беллы или ее мнительность – только это могло встать между нами, а вовсе не то, что она озвучила.

- Посмотрим, - загадочно обронила моя любимая, и я усмехнулся, убежденный в собственной правоте и в том, что рано или поздно я добьюсь своего, убедив Беллу довериться мне во всем и позволить заботиться о ней. – Мне пора работать.

- Это не последний наш разговор, - твердо настоял я в ожидании, что она прекратит бегать от моих звонков как малодушный ребенок и начнет вести себя по-взрослому.

- Как скажешь, - уступила она холодным, упрямым голосом, явно не рассчитывая на новый звонок.

- До завтра, - попрощался я, надеясь, что Альба сдержит обещание и у Беллы появится мобильный свой телефон.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Пятница, 10.04.2020, 22:44 | Сообщение # 12
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




11-Монах


- Что тебе нужно? – строго повернулся я к наглой секретарше, выжидающей, пока я закончу телефонный разговор.

На лице рыжеволосой блудницы играла коварная улыбка. Мне совершенно не нравилось, что она ведет себя так, будто я ее собственность.

- Твоя девушка ревнует, - констатировала она, выкладывая передо мной столовые приборы, обёрнутые салфеткой.

Совершенно необязательно было приносить ужин в кабинет, я не был беспомощным затворником и ел, как все, в общей столовой. Очевидно, что Виктория придумала повод зайти ко мне.

- Это не твое дело, - огрызнулся я, но моя злость секретаршу ни капли не тронула.

- От меня зависит, кем она будет тебя считать: развратником или монахом. Я могу отступить в тень, если ты вправду ее любишь, а могу сделать так, что она никогда не простит тебя…

Я вскинул шокированный взор на женщину, слова которой звучали с неприкрытой угрозой. Абсолютно уверенная в своей безнаказанности, Виктория возвышалась над столом, словно сам дьявол во плоти, предлагающий скрепить контракт моей кровью.

В эту минуту я был, как никогда, убежден, что между мной и этой стервой не было никаких близких отношений. Я мог быть каким угодно – неразборчивым в связях, легкомысленным и распутным, - но точно не был глупцом. Только полный идиот стал бы встречаться с женщиной, способной использовать слабости любовника против него ради своих целей. Не может быть, чтоб я пребывал в заблуждении насчет порядочности Виктории и переспал с ней даже один раз.

Однако я также понимал, что в ее руках сосредоточена власть осуществить свою угрозу. Белле не нужно будет доказательств моей неверности и ее не успокоят никакие мои оправдания, если Виктория решит разыграть перед ней комедию и солгать, будто мы спали не только прежде, но и продолжаем делать это до сих пор. Я потеряю Беллу навсегда, если не придумаю, как остановить зарвавшуюся рыжеволосую девку.

- Чего ты хочешь? – низко прорычал я, начиная ненавидеть дерзкую девицу всей душой.

- Для начала – всего лишь поцелуй, - наклонилась она над столом, вытягивая губы и распространяя аромат дорогого сладковатого парфюма.

Я брезгливо сморщился.

- Перебьёшься.

Притворно надув губы, Виктория кокетливо улыбнулась, не растеряв ни грамма энтузиазма.

- Одного раза в позе наездницы будет достаточно, - торговалась она. – Обещаю, что больше не побеспокою тебя после этого.

Она считала меня дураком. Ежу понятно, что она использует этот секс в будущем как доказательство нашей связи, - даже если представить в страшном сне, что я согласился бы на это. Сколько наивных простачков нашей клиники уже клюнули на эту идиотскую удочку и попались? Только не я.

- Этого не произойдет, - отверг я ее бессовестное предложение. – Никогда.

На красивом лице отразилось разочарование. Выпрямившись, Виктория задумчиво побарабанила длинными ногтями по столу и вновь покрутила свое кольцо.

- Давно ли ты дарил приличной девушке бриллианты? – сделала она новый заход.

Чтобы я потом оправдывался перед Беллой и всеми остальными, по какой причине осыпаю секретаршу дорогими побрякушками?

- Умерь аппетиты, Виктория. Я не собираюсь идти у твоих пустых капризов на поводу. Единственное, что тебе стоит сделать сейчас – это покинуть мой кабинет и оставить меня в покое. Даю тебе последний шанс одуматься.

Сначала она не поверила. Несколько секунд не мигая смотрела в мои глаза, пока не поняла, что я вовсе не шучу. Что я не слаб и не напуган. До нее дошло, наконец, что мне наплевать, даже если она осуществит свои угрозы. В конце концов, я могу просто не приводить Беллу сюда, держать подальше от неприятностей и готовящих козни соперниц.

- Ну, как знаешь, - оскорбилась Виктория по-настоящему: ее лицо стало злым и раздраженным, все веселье исчезло. – Тогда пеняй на себя.

Она зашагала было к выходу, недовольно сопя. Но затем развернулась, с красным от негодования лицом схватила со стола поднос с едой и утащила его прочь – посчитав, наверное, что это сильно меня заденет. Когда дверь захлопнулась, я вздохнул с облегчением и открыл окно, желая выветрить из кабинета навязчивый запах женских духов, а из головы – воспоминания о последних десяти минутах моей жизни.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка


Сообщение отредактировал Валлери - Пятница, 10.04.2020, 22:45
 
ВаллериДата: Суббота, 11.04.2020, 20:08 | Сообщение # 13
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




12-Недоразумение


Две недели спустя ситуация стала налаживаться, радуя день ото дня.

Договорившись с моими прежними преподавателями, с которыми я и Карлайл состояли в прекрасных дружеских отношениях, я стал посещать лекции в Стэнфорде в надежде пробудить утраченные медицинские навыки. И, к моему безграничному облегчению, это срабатывало: в опустошенном разуме то и дело всплывали не только выученные когда-то фрагменты знаний, но и эпизоды студенческой жизни, включая лица и имена. Я был только в начале долгого пути выздоровления, но эти проблески стали первым лучиком надежды, что память однажды вернется целиком.

Я прошел повторную аттестацию на права, и теперь, получив документы, мог снова сам водить машину. Это существенно прибавило мне чувства уверенности, несмотря на то, что без навигатора я все еще путался в улицах, среди которых прожил всю жизнь.

Самые приятные новости за прошедшие месяцы принесла встреча с Элис. Мы пересеклись после работы в ресторане итальянской кухни «Фраскатти», на полпути к ее дому – я сам настоял на приезде, чтобы поупражняться в вождении по незнакомому маршруту.

Не любительница тянуть кота за хвост, сестра прошла к занятому мной столику с широченной улыбкой и торжественно вручила черную папку.

- Что это? – удивился я, предчувствуя хороший сюрприз.

- Досье на твоих новых друзей, - пояснила Элис, когда я открыл страницы и увидел штамп нашего полицейского управления и подпись Джейкоба Блэка на каждом листе. – Результаты расследования по делу Джаспера Уитлока и Изабеллы Свон.

Воодушевленный, я быстро пробегал глазами строчки документов, в то время как Элис вкратце пересказывала стародавние события, на которые Джейкобу удалось пролить свет.

- Джаспер Уитлок – простой безвестный механик из маленького городка близ Финикса, где он и Белла родились и выросли. Изабелла Свон – дочь друга семьи, над которой его отец оформил опекунство в шестнадцатилетнем возрасте. Они проживали в Уикенберге с самого детства: Джаспер работал в автомастерской, а Изабелла училась на медицинском факультете в университете Финикса, собиралась стать врачом. До тех пор пока оба не уехали в неизвестном направлении больше двух лет назад…

Это совпадало с рассказом Беллы, а дальше становилось интереснее.

- Их домик так и стоит заброшенный, соседи совершенно ничего не знают о беглецах. Ни Джаспер, ни Белла не значатся пропавшими без вести, потому что никто не заявлял об их исчезновении – родители и у того, и у другого умерли задолго до событий. Офицер опросил соседей, и те сообщили, что эта парочка всегда была сумасбродной и никто не удивился, что они просто сбежали, никого ни о чем не предупредив. Причин побега никто не знает.

- В этой информации для меня нет ничего нового, - заметил я разочарованно.

Глаза Элис ярко сверкнули.

- Джейкоб пробил пальчики Уитлока и его имя по базе данных: так вот, на него не заведено никаких уголовных дел, в розыске не значится. Он чист, Эдвард. Похоже, твои друзья сбежали по недоразумению и могут вернуться в Штаты в любое время.

Я не был в этом так уверен. Но чтобы узнать больше, я должен был рассказать копам о том, что Джаспер украл полмиллиона, за что и пострадал. Увы, я не мог раскрыть полиции такие подробности, чтобы не навлечь на голову Беллы и ее друга бОльших бед. Ни копам, ни Элис не следовало знать о преступном поступке друга Беллы.

- Спасибо, Элис, - захлопнул папку я.

- Что-то не так? – сестра заметила отсутствие в моем тоне воодушевления. – Эдвард, все же в порядке: ты сможешь забрать Беллу домой, посоветуешь врача, который сделает Джасперу операцию. Или ты рассказал мне не все?

- Прости, Элли, - улыбнулся я виновато, - большего я открыть не могу. И на том спасибо: уже хорошо, что в официальном розыске Уитлок не значится. Остальное, я думаю, уже несущественно.

Оставалось надеяться, что бандиты удовлетворились возвратом украденных денег и не решат избавиться от Джаспера как от нежелательного свидетеля. Прошло достаточно времени, чтобы об Уитлоке давным-давно забыли те, кому он насолил. Если он, разумеется, не вернется к старым привычкам и сам не объявится у них на пороге.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Воскресенье, 12.04.2020, 19:24 | Сообщение # 14
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




13-Гном


На следующий день я поспешил отзвониться Белле с хорошими новостями. Теперь, когда у нее появился собственный мобильный телефон, я мог писать и звонить ей в любое время, хотя и старался чрезмерно не навязываться, особенно в часы, когда она была на лекциях или на работе. Мне нравилось, что ее жизнь стала улучшаться благодаря моим стараниям, пусть и остающимся незамеченными.

- Это точно? – не поверила она, когда я сообщил ей о полицейских изысканиях нашего друга Блэка. – На Джаспера у полиции нет никаких дел?

- Абсолютно, - улыбнулся я, предвкушая нашу скорую встречу: мои мечты, наконец, воплощались в явь. – Ты можешь вернуться.

- Я не думаю, что это имеет значение, - выразила Белла сомнение, созвучное с моим. – За нами гнались не копы, а какие-то киллеры. Возможно, они предпочли не заявлять о краже в полицию, потому что сами с нами разобрались. Но они все еще могут желать Джасперу смерти, ведь он знает их.

На это у меня был заготовлен ответ, я все продумал.

- Вы не вернетесь в Уикенберг, а переедете ко мне, в Сан-Франциско, - сообщил я. – Это достаточно далеко от Финикса, чтобы не пересечься с местечковыми бандитами. Здесь вам ничто не угрожает. К тому же, - заверил я, - ты важный свидетель и копы наверняка выделят тебе защитный эскорт, как минимум, до суда.

- Ну, я даже не знаю… - неуверенный голос Беллы упал до шепота.

- Только здесь я смогу обеспечить Джасперу необходимое лечение, чтобы он, наконец, вернулся к нормальной жизни.

Это был контрольный выстрел, на который девушке нечего было возразить. Даже если она накопит деньги на операцию, в маленькой мексиканской больнице не будет специалистов, способных поставить на ноги человека, пролежавшего в коме два года. Тут нужен был нейрохирург высочайшей квалификации, и по счастливому стечению обстоятельств я был знаком с несколькими из них.

- А как же моё обучение и моя работа? Я не могу бросить всё.

И эту проблему я тоже предвидел, поэтому решил ее… своеобразным способом, который, я знал, не понравится Белле.

- Работу найдешь здесь. А твое обучение продолжится в Стэнфорде, документы для перевода уже готовы.

- Что?! – растерянности и неверия в интонации девушки было море. Радости – ни на грош.

- Мне не пришлось потратить ни цента, - предвосхитил я ее возмущение. – Помогли связи и друзья. Тебе только останется подписать договор, который распечатает доктор Гонсалес.

Я был благодарен наставнице Беллы за содействие в сборе всех необходимых для перевода документов, а также за то, с каким энтузиазмом она приняла мое предложение про Стэнфорд. Альба искренне любила добрую девочку, случайно попавшую к ней в больницу и преданную своему делу, и врача беспокоила ее судьба. Альбу восхитило мое стремление обеспечить Белле лучшее будущее, и она, поддержав все мои планы, помогла их осуществить.

Дело осталось за малым – уговорить саму Беллу не упрямиться.

- Ты потеряешь один курс – придется перейти на более ранний, потому что программа Стэнфорда гораздо сложнее, чем в твоем колледже, - но зато у тебя будет шанс стать врачом, а не медсестрой.

- Эдвард! – в голосе моей девушки прорезался гнев, но я и не ожидал, что она легко примет мое потрясающее предложение. Я представлял, как она восхитительно злится, сдвигая брови к переносице и сердито сопя, не в силах придумать эпитеты, которыми наградить меня за своеволие.

- Только представь открывающиеся возможности: это ведь то, о чем ты всегда мечтала, любимая! Считай это подарком судьбы: ты спасла меня от смерти и ежедневно, забывая о себе, заботишься о сотнях людей, отдавая последнее, что у тебя есть. Судьба задолжала тебе удачу за твой альтруизм, и я согласен побыть в этой роли столько, сколько потребуется. Представь, что я твой личный волшебник, исполняющий самое заветное желание.

- Да хоть гном или эльф, я не могу принять такой дорогой подарок! – вскричала Белла, больше не сдерживая гнев, и я улыбнулся, призывая все свое терпение, чтобы переломить упрямство гордячки. Она понизила голос до шипения: - Ты хоть представляешь, сколько стоит один семестр?!

- Я могу себе это позволить, - напомнил я самоуверенно. – Мы любим друг друга, Белла. Наши доходы – общие, если мы собираемся жить вместе и… пожениться в обозримой перспективе.

От моей нахрапистости Белла на целую минуту потеряла дар речи. Я сожалел, что не могу видеть ее лица и правильно оценить реакцию: нравится ей мое представление нашего совместного будущего или нет. Мои слова были крайне самонадеянными, ведь я понятия не имел, захочет ли Белла когда-нибудь выйти за меня замуж. Я даже не знал, какие отношения ее связывают с Джаспером! Что если она бросит меня, как только он очнется?!

- Послушай, если тебе так претит учиться за мой счет, давай представим, что я даю тебе в долг, как хорошему другу. И ты отдашь мне вложенные средства, как только выучишься и начнешь работать.

Я вздохнул, услышав тихий всхлип на том конце провода. Я знал, что уговорить Беллу будет непросто, но не хотел расстроить ее до слез.

- Белла, ты вытащила меня с того света, а это заслуживает какого-то вознаграждения. Не денег – нет, я не их имею в виду, - умолял я выслушать меня и понять мои чувства. – Я лишь хочу заботиться о тебе, родная. Моя душа горит каждый день, пока я здесь, а ты там, от мысли об огромном расстоянии между нами и нашем вынужденном одиночестве. Позволь мне забрать тебя из этого ужасного места и обеспечить жизнью, достойной твоей самоотверженности. Прошу…

Белла молчала: я слышал ее сдавленные рыдания и приходил в отчаяние.

- Воспринимай это как ступеньку к своей мечте: я дарю тебе шанс, которым ты можешь воспользоваться, отодвинув в сторону бессмысленную гордость, мешающую двигаться вперед. Если откажешься, то упустишь возможность, которой никогда не было и никогда впредь не будет. Ответь не мне, но себе: ты хочешь стать врачом или нет?!

- Хочу, - сквозь слезы выдавила Белла, и я улыбнулся, предвкушая близкую победу.

- Тогда бросай все и лети ко мне, - прошептал я, сам чувствуя пленку влаги на глазах от мучительного ожидания и покалывание в пальцах от накопившегося желания обнять любимую. – Без тебя все не то, Белла, моя жизнь пустая; мой дом, мой рабочий кабинет, мои деньги, мое прошлое – все это не имеет смысла без тебя. Я страшно, невыносимо скучаю. Если ты любишь меня хоть на малую толику так же, как я тебя, пожалуйста, прими мою помощь и приезжай…

На несколько секунд повисла пауза, прерываемая только нашим тяжелым дыханием. После чего Белла, судорожно вздохнув и переведя дух, осчастливила меня тихим и смиренным «ладно»…


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Понедельник, 13.04.2020, 21:34 | Сообщение # 15
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




14-Картография


Накануне дня приезда Беллы я побывал в полицейском участке, чтобы переговорить с Джейкобом Блэком, собирающимся лично перевезти Беллу в Штаты как важного свидетеля, нуждающегося в особой защите.

Я бы хотел быть тем, кто поможет Белле таскать сумки в машину и будет держать за руку все время пути, но я не мог покинуть США, находясь под подпиской о невыезде. Мне оставалось только ждать, сходя с ума от волнения и нетерпения в полицейском участке или возле него, потому что точное время прибытия оставалось неизвестным.

Офицер настоял, чтобы я рассказал ему как можно подробнее, где на меня было совершено покушение. Официально эта информация в документах отображена не была, Белла пока что в моих показаниях не фигурировала, поэтому полиция не могла направить запрос на доследование властям Мексики. Блэк собирался самолично посетить тот заброшенный дом и, если повезет, найти гильзу от пули, - тогда ее можно будет присовокупить к делу и к показаниям Беллы.

Маловероятно, что на месте преступления сохранились какие-либо следы, - прошло слишком много времени. Но попытаться стоило. Если он найдет гильзу, у полиции появится новая зацепка.

Я не был силен в картографии, но постарался отобразить как можно точнее, где и как происходило нападение, описывая все со слов Беллы и не раз сам обследуя тот клочок земли. Я нарисовал дом и сторону, где меня подстрелили; расположение строительного мусора; яму, в которую сбросили тело, посчитав меня мертвым; общее направление дорог. Джейкоб надеялся, что Белла покажет ему все сама, но в случае ее возражений у него будет мой план для поисков.

Весь остаток дня я места себе не находил. Белла была слишком занята, чтобы отвечать на мои смс-ки, и я слонялся между кафетерием и своей машиной, праздно тратя время на ожидание.

К семи часам вечера подъехала Элис, чтобы составить мне компанию за ужином и немного отвлечь от одержимости. Мы славно посидели в ресторанчике на углу, обсуждая планы на будущее: сестра считала, что мне давно пора возвращаться в свою собственную квартиру, особенно теперь, когда я собираюсь жить не один. Я был не настолько болен, чтобы зависеть от приемной матери или от кого бы то ни было.

Она была максимально тактична, но я прекрасно видел ее сомнения в том, что мне стоит встречаться с Беллой, - в том, что у нас что-то получится. Элис просила меня повременить с серьезными решениями: по ее мнению, я знал Беллу слишком недолго, и уже был не в том возрасте, чтобы скоропалительно жениться на девушке, особенно такой молодой.

Я усмехнулся своим внутренним ощущениям: если бы Элис только знала, насколько чужим я чувствую себя в своем родном городе, и насколько близки мне те несколько месяцев жизни с Беллой. Она бы не волновалась, что мое решение необдуманное и быстрое. Белла была моим лучом света в темном мире забытья, лучшим выбором, когда-либо случавшимся в моем существовании, и до, и после потери памяти. Я ни в чем никогда не был так уверен, как в том, что хочу, чтобы Белла была со мной.

К тому же у нас перед глазами был прекрасный пример удачных отношений с разницей в возрасте: Эсми была почти в два раза моложе Карлайла, однако это не помешало им счастливо прожить в браке много лет.

Короткая смс-ка возвестила, что Белла подъезжает, и я поспешил расплатиться за еду. Элис тревожилась за меня, наблюдая за моими торопливыми движениями и горящими глазами, но ничего больше не сказала. Лишь улыбнулась понимающе, передавая зонт, который я забыл в раздевалке.

Когда мы явились в участок, машина Блэка уже стояла напротив входных дверей, а Белла была внутри. Я чуть ли не влетел в кабинет офицера, застав неожиданную сцену: Белла задорно смеялась, запрокинув голову, напротив широко улыбающегося, прямо-таки лопающегося от удовольствия Джейкоба.

Он отпустил еще одну искрометную шутку, и Белла залилась смехом пуще прежнего, похлопывая рукой по столу, в то время как офицер не сводил с нее восторженных глаз. Я и не предполагал, что он может быть весельчаком, - во время бесед со мной он оставался суровым и недружелюбным.

Он поднял голову, увидев меня в дверях, и строго взмахнул рукой:

- Мисс Свон дает показания, подождите в приемной, - встал и закрыл передо мной дверь. Я успел увидеть лишь короткий, почти испуганный взгляд Беллы, прежде чем нас разделила деревянная преграда.

Элис погладила меня по руке и увела прочь, словно потерянного ребенка. Внутри меня бушевало странное, неприятное чувство враждебности и злости по отношению к Блэку, не позволившему нам с Беллой даже поздороваться. Что он о себе возомнил?! Почему они общаются не как незнакомцы, а как старые близкие друзья? Слишком близкие, я бы сказал, - никогда прежде не видел, чтобы Белла так заразительно и охотно смеялась.

Наши с ней отношения напоминали тихий и темный пруд: словно уютный деревенский дом, в котором приятно уединиться и отдохнуть, но с множеством пугающих тайн, которые еще предстояло разгадать. С Джейкобом Белла была совершенно другой: более молодой, более открытой и искренней. Что если между ними возникло романтическое влечение во время поездки? Что я буду с этим делать?!

Она говорила про различия между нами, которые неизбежно нас разведут, но до этого момента я и не представлял ничего конкретного – наивно думал, что она имеет в виду только деньги, что я богат, а она нет. Но теперь, посмотрев на этих двоих, я осознал, что нас может разделить гораздо больше разнообразных вещей: от воспитания до возраста и склада характера. Белле было комфортнее с более молодым и простым в общении Блэком, чем со мной… Возможно, Элис права: я не подходил Белле, был слишком старым и скучным для нее.

- Во время дачи показаний посторонним нельзя присутствовать в кабинете, это обычное дело. - Сестра, почувствовав неладное, - потому что я сидел, наклонившись вперед и сжав лицо пальцами, - похлопала меня по плечу, призывая успокоиться.

И вправду, я вел себя неразумно: взбесился на ровном месте и продолжал накручивать себя, представляя Беллу, уходящую от меня в закат под руку с мерзавцем Блэком, которому мне нечем противостоять. Если Белла решит, что как мужчина он ей более интересен, я ничего не смогу с этим поделать: Белла была не из тех девушек, которые растают от дорогих подарков или от классического ухаживания. Да я же понятия не имел, что ей нравится!

У нас даже не было периода свиданий, мы просто сразу стали жить вместе, скрепленные общей бедой. Теперь, когда Белла свободна от прежних страхов, когда ей не нужно больше прятаться в заброшенном доме чёрти где, у нее появится много новых выборов – и я могу остаться на обочине, как приблудный пес, ставший после переезда ненужным и даже неудобным.

Мы с Элис прождали в приемной целых два часа! Сестра предлагала вернуться в кафе – там, по крайней мере, мы смогли продолжить нашу беседу за чашечкой кофе в мирной атмосфере. Но я не рискнул еще раз упустить момент: кто знает, чем обернется возникшая дружба Беллы и Джейкоба, если меня не окажется здесь, когда они закончат.

Я извел немало чашек кофе из автомата в невыносимом ожидании. Элис сочувственно следила за моими нервными вышагиваниями, уже почти не пытаясь отвлечь меня разговором, наверняка решив, что я совсем помешался на своей внезапной любви, и мысленно примеряя на меня образ суицидника в смирительной рубашке. Я видел ее насквозь: она всерьез опасалась за мое психическое здоровье, потому что раньше я никогда не увлекался женщинами настолько. Она боялась, что последствия для моего душевного состояния будут суровыми, когда «молодая легкомысленная девчонка поматросит и бросит меня». И сейчас я как никогда был склонен согласиться с сестрой.

Голоса раздались ближе, и я увидел сияющую Беллу, покидающую вместе с Блэком полицейское отделение. Я кинулся вслед за ними, перехватывая их возле полицейской машины, из которой офицер вытащил два небольших потрепанных чемодана – весь невеликий скарб Беллы. Она застыла, когда наши взгляды пересеклись, замолчала, и ее щеки вспыхнули самым восхитительным румянцем, который я когда-либо видел.

- Спасибо за все, Джейк, - повернулась она к офицеру, охотно пожимая протянутую ей руку, которую он не спешил разжимать.

- Это вам спасибо, мисс Свон, - несмотря на официальный ответ, было очевидно, что они уже перешли на «ты», и Блэк всего лишь играет на публику перед другими сотрудниками. Он наклонился к уху Беллы и произнес тише: - Мое предложение в силе, ты можешь обращаться в любое время, если тебе что-нибудь понадобится, и даже пожить у меня, если будет негде.

Мои кулаки сжались, но рука Элис удержала меня от безрассудных действий.

Белла испуганно оглянулась на меня, и я шагнул вперед, всей душой жаждая выхватить ее из голодной пасти Блэка.

- Нет, спасибо, - смущенно пробормотала моя девушка и отступила назад, неловко высвобождая руку из плена и оказываясь ближе ко мне. Итак, первый раунд остался за мной: Белла сделала выбор, я оказался достоин бОльшего доверия, чем этот обнаглевший полицейский.

Я мягко, но нетерпеливо коснулся спины Беллы и опустил пальцы ей на талию, увлекая любимую подальше от хищника и прижимая к себе, испытывая невероятное чувство облегчения от потрясающего ощущения ее маленького теплого тела рядом.

- Но если что…

- Я позабочусь о Белле, - перебил я офицера, теряя терпение – мне надоел его откровенный флирт с моей девушкой. – Ей есть, где переночевать, и пока я жив, всегда будет.

- Ну, хорошо, - широко улыбнулся Блэк во все тридцать два зуба, сделав вид, что не заметил моего напряжения, и переключился на Элис, которую сто лет не видел и спешил расспросить, как у нее дела.

Воспользовавшись их отвлечением, я подхватил чемоданы одной рукой и повел Беллу к своей машине. Это был блестящий черный мерседес повышенной комфортности, с кожаным салоном и люком на крыше.

Белла потрясенно выдохнула, когда я открыл перед ней дверь, и несколько секунд смотрела на меня недоверчивыми, широко раскрытыми глазами, как будто не могла осознать, что я всерьез. А затем осторожно, словно боялась испачкать или повредить салон, залезла внутрь.

Забросив чемоданы в багажник и усевшись на водительское место, я сделал долгий глубокий выдох с чувством облегчения, на несколько секунд прикрыв глаза. А потом, не теряя больше ни секунды, наклонился к Белле, чтобы обнять ее. С нашей последней встречи прошло так много времени, что оно уже казалось мне вечностью.

- Привет, - прошептал я, прижавшись лбом к ее лбу и нежно лаская ее лицо.

Белла резко втянула носом воздух, то ли от неожиданности, что я набросился на нее, то ли от собственного нетерпения. Спустя мгновение ее горячие губы стали прикасаться к моему лицу – ко всему, до чего смогли дотянуться, - пока я не впился в нее ответным жадным поцелуем, остановив истерику. Мы упоительно застыли в этом прекрасном моменте времени на несколько тягучий мгновений, забыв обо всем остальном мире, о наших проблемах, боясь пошевелиться и спугнуть чувство, буквально не дыша.

- Я была уверена, что ты забудешь меня, - шептала она, притягивая меня к себе за ворот рубашки, и мне пришлось схватить ее за руки и сдерживать – мы находились на парковке в людном месте и не могли увлечься.

- Я же обещал, что этого не произойдет, - напоминал я, наслаждаясь запахом ее волос, естественным и таким родным, будто ко мне, наконец, вернулась отрезанная часть меня, без которой я не был целым. Я был дома.

- Все мужчины так говорят, а потом случаются расстояние, новые увлечения, шикарная богатая жизнь и другие женщины…

Я поцеловал ее в нос, придерживая лицо и заставляя смотреть мне в глаза. Мои губы растянула глупая, мальчишеская улыбка.

- Да, но я-то – не «все» мужчины, Белла. – И когда она закатила глаза, добавил нежно: - Я так долго ждал тебя. Чтобы понять это, мне не требуется восстанавливать память – я это знаю и чувствую. А теперь, получив представление о своем характере из рассказов друзей, еще и более чем уверен, что ты – моя единственная. Мне осталось лишь услышать ответ, что это взаимно…

Белла вновь залилась румянцем от моих горячих признаний, но нас прервали: раздался стук в окно.

- Голубки, не пора ли домой? – за стеклом стояла Элис, указывая пальцем назад, где можно было рассмотреть вереницу машин, желающих припарковаться после нашего отбытия. Мы занимали место.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Вторник, 14.04.2020, 21:58 | Сообщение # 16
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




15-Космос


Наш семейный особняк стоял на окраине в веренице похожих домов, каждый из которых был окружен большим участком земли и огорожен забором. Только, в отличие от других семей, наш сад, обычно с ровными зелеными газонами и идеально остриженными кустами, теперь медленно приходил в упадок в отсутствие ухода. Садовников пришлось уволить несколько месяцев назад, и в одиночку Эсми справлялась только с цветочной клумбой, тянущейся под окнами по обе стороны от крыльца.

Белла прилипла к окну машины, встречая каждый открывающийся ей пейзаж элитного района Сан-Франциско с неиссякаемым изумлением. Когда мы въехали на подъездную дорожку, ведущую через необъятный садовый двор в стиле королевских дворцов, состоящий из геометрически очерченных газонов и прогулочных дорожек между ними, гипсовых чаш с цветами и даже фонтана, Белла издала звук такого глубокого потрясения, что я улыбнулся.

А когда мы остановились перед домом из белого кирпича, утопающим в магнолиях в полумиле от въезда, Белла вышла из машины и тихо, пораженно выдохнула:

- Вау! Это просто космос…

- Нравится? – звонкий голосок Элис, приехавшей за нами хвост в хвост, вторгся в наш миг уединения.

- Мне сложно судить, - смущенно уклонилась от ответа Белла, не привыкшая к подобным роскошествам. Памятуя свои первые ощущения после приезда, я ее понимал: невозможно оценить высоту стиля подобного жилья, если всю жизнь прозябал в халупе. Любой дорогой дом будет казаться красивым излишеством для бедняка.

Эсми вышла на порог, приветствуя нас как подобает хорошей хозяйке: с дежурной улыбкой на лице, причесанная волосок к волоску, в идеально сидящем платье и на каблуках. Белла тихо выдохнула и отступила ко мне, когда Эсми оглядела ее с головы до ног, оценивая скромный наряд из толстовки и стареньких джинсов.

Даже Элис с ее манерой носить простые повседневные вещи вместо вычурных выглядела рядом с моей девушкой моделью, сошедшей с подиума, несмотря на маленький рост. Мне стало грустно, что Белла будет чувствовать себя здесь неуютно – чернью среди королей, когда для меня именно она была центром вселенной.

Я подбодрил ее быть смелее, легонько подтолкнув к входной двери. Робко поздоровавшись со своей потенциальной свекровью, не сумевшей скрыть отвращение, Белла прошла внутрь, движимая моей настойчивой рукой – если бы не я, она так и осталась бы стоять в ступоре или замирала на каждом шаге, не осмелившись стать гостьей.

- Ужин на столе, - Эсми прошла мимо нас на расстоянии, не подав Белле руки и не обняв ее, будто боялась испачкаться – моя мать была доброй женщиной, но у нее была неприятная черта отделять себя от низшего слоя. Карлайл учил ее такту и состраданию, но сказывалось ее личное воспитание: люди, сами вышедшие из низов, гораздо труднее преодолевают неприятие к своим прежним традициям.

А может, сказывалась многолетняя управленческая работа – руководитель привыкает возводить границы между собой и рабочим классом, и эта привычка закрепляется в обычной жизни. Даже я, прибыв из Мексики, не избежал особого отношения Эсми – пока я не помылся и не переоделся, она ко мне и на метр не подошла, а шмотки, в которых я был, немедленно выбросила.

Уверен, она предложила бы моей девушке что-то из своих личных вещей, да только я точно знал, что Белла от них откажется.

Ужин из семи блюд явно был заказан из ресторана: на столе были расставлены плошки со специфическим орнаментом бразильской кухни. Тарелки, стоящие друг на друге по мере убывания, несколько видов бокалов для разных напитков и множество столовых приборов, - кажется, в ком-то включилась «злая свекровь», желающая извести мою девушку прямо с порога, показав ей наш «уровень». Даже Элис оценила поступок приемной матери как откровенно провокационный, понимающе переглянувшись со мной и закатив глаза.

Я не собирался играть в эти странные игры «высшего общества», и потому уверенной рукой убрал все лишнее со своей стороны стола, оставив и мне, и Белле по одной тарелке и одной вилке. Безмолвно посмеявшись, Элис сделала то же самое, да еще и наложила себе порцию, не дождавшись, пока все усядутся, что было откровенным нарушением заведенного этикета. Так наша мать осталась ни с чем, а Белла даже ничего не заметила.

Некоторое время ужин проходил спокойно: Эсми живо интересовалась успехами Элис и моим обучением, избегая обращаться напрямую к Белле. Пока в какой-то момент любопытство все же не взяло над ней верх, и она расспросила мою девушку о жизни в Мексике, выбранной профессии, работе медсестрой и причине, которая привела ее в наш дом.

И незаметно мы соскочили на самую злободневную тему: смерть Карлайла, покушение на меня и предстоящий суд, в котором Белла станет ключевым свидетелем. Ее показания не оправдают меня целиком и полностью – ведь она не знала, что предшествовало моему появлению в компании убийц, - но существенно перевесит чашу весов в пользу моей непричастности к смерти отца. То, что меня признают невиновным за недостаточностью улик, по словам нашего семейного адвоката, было делом почти решенным.

- Может быть, Джейкоб Блэк сумеет выйти на новый след благодаря Белле, - затараторила Элис, распотрошив свою стоящую рядом сумочку и вытащив из нее мятый черно-белый лист с плохо пропечатавшимся лицом. Это был фоторобот одного из моих убийц, одного взгляда на который мне хватило, чтобы нахмуриться: возникло чувство, будто меня ударили поддых.

Эсми, взяв в руки фоторобот, стремительно побледнела.

- Тебе тоже он кажется знакомым! – подловила ее Элис, с восторгом отбирая лист и кидая его на середину стола, чтобы все хорошенько рассмотрели страшную физиономию: отросшая седая борода и злые маленькие глазки под хорошо выраженными надбровными дугами. Внезапно меня затошнило, словно я плыл на катере в высокую волну.

- Первый раз его вижу, - возразила Эсми слишком громко и торопливо, чтобы мы поверили.

- Я точно его встречала, только не могу вспомнить, где, - упорно рассуждала Элис, не замечая нервозности матери и моего ухудшившегося самочувствия: «карусель» в голове разгонялась все неприятнее и быстрее.

Я притянул к себе листок дрожащей рукой и вынужден был схватиться за край стола, внезапно почувствовав сильную потерю ориентации, когда мой разум атаковали пугающие образы, вспышками возникающие перед глазами.

«Где, мать твою, деньги?!» - орал голос в моей голове, сопровождая приказ грязными ругательствами и фантомными ударами – которых не происходило в действительности, однако в сведенных скулах пронзительной болью отдавался каждый из них.

Эсми и Элис о чем-то ожесточенно спорили, все больше и больше повышая голос, - их лица причудливо искажались в моем изломанном сознании, смутные события прошлого накладывались на них, меняя впечатление навсегда. Так случается, когда оператор совмещает два почти одинаковых кадра, и они выглядят раздвоенными и нечеткими, пока контуры фигур не сойдутся воедино.

Словно мои воспоминания о том, какими были мои сестра и мать раньше, возвращались и теперь пытались войти в унисон с новым представлением о них, но вместо ясности мысли почему-то получался полный диссонанс.

- Тихо! – услышал я сердитый окрик Беллы, прервавший спор моих родных на полуслове. – Кажется, у Эдварда паническая атака.

Меня покачивало – неожиданно крепкая рука Беллы не позволяла мне упасть на пол. Образы продолжали поступать в хаотическом беспорядке, разрывая мозг на мелкие острые кусочки.

«Мне нужны мои деньги, я имею на них точно такое же право, как и ты!» - женский голос с истерическими требовательными нотками.

«Это для твоего же блага», - терпеливый ответ отца. Я увидел его лицо, бледное и изможденное, но строгое, - болезненно знакомое, уже не чужое. Капельницу над его седеющей головой, иглу в вене и шприц в моей руке. Закрывающиеся от усталости или введенного успокоительного глаза.

Выпадающий из моей дрожащей руки шприц совпал с ощущением невероятного ужаса, пришедшего откуда-то из темных глубин души: в следующее мгновение Карлайл лежал на подушке бездыханный, серый.

Не выдержав потрясения, я оттолкнул Беллу руками и уступил эмоциям: захлестывающему отторжению неприятных картин и чувству всепоглощающей тошноты. Спустя мгновение я оказался на четвереньках на полу, где меня вырвало ужином на ковер.

Белла поглаживала меня по спине, Эсми требовала у нее объяснений, что она со мной сделала, а Элис пыталась вызвать скорую.

- Не нужно скорую, я врач! – напомнила ей Белла с неожиданной самоуверенностью, поднимая мое лицо и находя мои перепуганные глаза. Ее взгляд казался затягивающим омутом, указывающим путь и не позволяющим сойти с верной тропы. – Ты что-то вспомнил, я права?

Тошнота вновь подкатила к горлу, когда я поднял к глазам смятый в руке фоторобот, а затем отбросил его и с отвращением отвернулся.

- Возможно…

Белла потянулась за листком и вновь вернула его в мое поле зрения, насильно удерживая мое лицо рукой.

- Ты должен продолжать, - твердо приказала она мне, невзирая на сопротивление. Ее слова доносились словно из другого мира, похожие на ослепляющий маяк, на который невозможно не смотреть, даже если нестерпимо больно глазам. Мы сидели на полу, растерянные и поглощенные моим внезапным прозрением. – Это шанс вернуть твои воспоминания, Эдвард, не упусти его. Даже если тебе от этого становится плохо, сделать это необходимо, верь мне.

Она вложила мне в руку листок и я взглянул на черно-белое лицо, чувствуя, как от выражение глаз фоторобота у меня перехватывает дыхание. Тысячи иголок вонзились в мою грудь, будто меня сбил локомотив или кулаком съездили по лицу, почти лишив сознания.

- Он бледный, как смерть, оставь его в покое, - причитала над нами Эсми, пытаясь помешать Белле мучить меня.

- Он сейчас отрубится, - заметила не менее обеспокоенная Элис, наклоняясь к нам и внимательно следя за моим лицом. – Я не думаю, что ему стоит вновь переживать те события. Он едва стал походить на себя после лечения у психиатра и психолога, ты уверена, что ему будет лучше, если он что-то вспомнит? Эта картинка плохо влияет на него.

- Это нормальная реакция на пережитый в прошлом кошмар, от которого его сознание отгородилось амнезией, - заверила ее Белла убежденно. – Он либо будет и дальше прятаться от воспоминаний о той психотравме, либо взглянет страху в лицо и победит его. Это может быть болезненно и морально тяжело, но есть только один способ вернуть ему память, и сейчас такой момент настал – было бы неразумно упустить его.

- Только приехала, а уже возомнила себя умнее специалистов, - поддержала мнение сестры моя приемная мать, выхватывая из моей руки листок и разрывая его на клочки, которые с вызовом разбросала по комнате.

- Какого черта вы творите, - возмущенно накричала на нее Белла, но я остановил ее порыв скандалить по этому поводу.

- Ничего страшного, оно уже все равно не срабатывало, - заверил я ее, пытаясь встать, и она подставила мне свое плечо. – Мне нужно попасть в комнату Карлайла…

Пришлось призвать все свое мужество, чтобы это сказать: все мое существо сопротивлялось необходимости вспоминать ужасные события. Мой мозг бунтовал, тело отторгало воспоминания в буквальном смысле – через рвоту. Но Белла была права: мой разум внезапно оказался обнажен благодаря фотороботу, и стоило воспользоваться моментом, чтобы заставить его воскресить и остальное. Я хотел пролить свет на смерть отца, невзирая на тошноту, боль и вероятность того, что именно я убил его: шприц, падающий из моих рук, говорил мне многое.

Тяжело дыша от приступов паники и борьбы с потребностью бежать, не слушая уговоров Элис и Эсми поберечь свою расшатанную психику, я добрался до комнаты Карлайла и включил свет. Теперь, когда картинка лежащего на медицинской койке отца всплыла из небытия, я узнавал цвет стен, расположение мебели и видел себя, не раз проводившего в этом месте время.

Без Карлайла оборудованная палата казалась пустой, мертвой, но отголоски прошлого рваной лентой вспыхивали в голове, складываясь в не законченный, только начавший складываться паззл.

- Уйдите все, - хрипло попросил я сестру и мать, которые никак не могли удержаться от комментариев и мешали мне сосредоточиться. Мне необходимо было побыть в полной тишине.

Все трое оставили меня в покое, - их спорящие голоса затихли в отдалении. Заставив себя дышать от нестерпимого отвращения к себе, я выдвинул койку отца, чтобы она расположилась таким образом, как стояла в последний раз.

Мои пальцы до боли впились в металлический поручень, когда подернутое отпечатком смерти лицо отца вновь появилось в воспоминаниях. Я проследил линию на полу, куда закатился после падения шприц, и подавил комок тошноты от ужаса, вызванного этой картиной.

Присев, я сжал пальцами лоб: как ни старался, мой поврежденный мозг ничего больше не выдавал, кроме этого кошмарного момента убийства. Отдаленно в моей голове все еще звучали грубые голоса, спрашивающие о деньгах. Кости моего лица продолжали отзываться болью от фантомных ударов.

В проеме двери мерещился силуэт приемной матери, то ли спорящей со мной о необходимости назначенного лечения, то ли упрекающей меня за несговорчивость, то ли обвиняющей в преступлении, но это были не более чем фантазии, придуманные моим воспаленным разумом с хитроумной помощью растущего чувства вины. Может я и не убил отца намеренно, может это был несчастный случай? Так или иначе, осознание этого теперь не шло из головы, прочно засев там, как назойливый камешек, попавший в обувь и натирающий до крови.

Много времени спустя Белла зашла ко мне узнать, как мои дела. Эсми и Элис с напряженными выжидающими лицами застыли в дверях, и от их пристальных взглядов на моей голове в буквальном смысле зашевелились волосы – показалось, что они сейчас прочтут мои мысли. Страх снова поднял голову, действуя через шестое чувство, откуда-то из глубины. Я вновь ощутил приближение паники, хотя сейчас для нее и не было видимых причин. Что-то говорило со мной изнутри от имени интуиции, но чтобы оно оформилось в идею, нужно было время и покой.

- Здесь небезопасно, - прошептал я Белле на ухо, обняв ее и зарывшись в ее шею носом, закрыв глаза. Она была моим оплотом, моей психологической защитой от угроз всего мира, даже если на деле все было ровно наоборот, и она нуждалась в моей помощи больше, чем я в её.

Жить здесь было неразумно с самого начала – странно, что я понял это только сейчас. Преступники, кем бы они ни были, знали, что я вернулся, и что я могу на них указать. Они могли заявиться сюда в любой момент, чтобы разобраться со мной до того, как я что-то вспомню. Я не хотел с ними пересекаться, но еще сильнее боялся, что на линии огня окажется Белла.

Мне следовало увезти ее подальше от потенциально опасных мест и быть гораздо настойчивее в разговоре с Блэком, посчитавшим, что персональная охрана Белле пока не требуется. По его словам, до тех пор, пока преступники не знают об ее существовании, они не будут ей угрожать. Да и свидетель из нее, как он сказал, оказался не настолько значимым.

- Я и сама хотела предложить тебе переселиться в гостиницу, - так же тихо и незаметно ответила мне Белла, что усиливало ощущение нахождения среди врагов, а не среди родных. – Мне в этом доме не по себе.

- У меня есть своя квартира, - зарывшись пальцами в густые волосы девушки и водя носом по ее гладкой щеке, краем глаза я заметил, что Элис и Эсми тактично оставили нас одних, поняв, что я не при смерти и не психую.

- Звучит хорошо, - так томно вздохнула Белла от моей неторопливой ласки, что мое внимание мгновенно переключилось со стресса на возбуждение, а заботливое воображение подбросило несколько горячих картин страстного секса, которого у меня не было… да, слишком давно.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Среда, 15.04.2020, 17:39 | Сообщение # 17
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




16-Синева


Как только мы выехали с нашей улицы, я завернул на ближайшую парковку, остановил машину и опустил лицо на руль. Мне требовалось перевести дух и собрать бешено крутящиеся мысли в кучу.

- Ты в порядке? – мягко спросила Белла спустя несколько минут почти умиротворяющей тишины.

Я не был в порядке. Я был в полном беспорядке.

- Это нормально – чувствовать беспомощность и злость в твоем состоянии. Нормально, что память возвращается фрагментами, а не целиком. Немного терпения, и ты сможешь собрать части головоломки.

Если бы она только знала, что я вспомнил. То не успокаивала бы меня, а бежала без оглядки от истинного чудовища.

- Хорошо, что мы уехали, - продолжала Белла заговаривать мне зубы, отвлекая от тяжких размышлений и ненависти к себе, - я бы не вынесла спора с твоей семьей больше ни минуты. Они совершенно не разбираются в том, что нужно делать при амнезии. Или вредят намеренно.

- Что?.. – растерянно переспросил я и посмотрел на Беллу удивленно.

Она вздохнула, сложив руки на коленях.

- Ты заметил, как настойчиво они возражали против возвращения твоих воспоминаний?

- Их можно понять: мое психическое состояние и так оставляло желать лучшего все прошедшие месяцы, - пробормотал я, уставившись в окно, на темнеющую синеву вечернего неба. – Они всего лишь заботятся обо мне.

- Или они не хотят, чтобы ты вспомнил, - обронила Белла недовольно.

- Ты хочешь сказать, что мои сестра и мать замешаны в смерти отца и покушении на меня?! – выдохнул я сквозь зубы, не желая даже обдумывать вероятность этого.

- Сам посуди: они обе узнали человека на фотороботе, но твоя сестра заявила, что не помнит, кто это, а мать проигнорировала прямые вопросы. Преступник, который стрелял в тебя, говорил, что твое убийство заказала какая-то женщина.

Я шокировано смотрел в одну точку, в моей голове творился полный бардак.

- И еще, - тихо добавила Белла, вынимая из своего дорожного рюкзачка мятую фотографию Джаспера Уитлока, которую ранее я видел в папке с его делом. – Я нашла это у Элис в сумочке.

- Ты рылась в ее сумочке? – потрясенно переспросил я, не веря ушам.

Белла фыркнула.

- Ее сумочка стояла рядом со мной, я случайно увидела, когда она ее открыла. Можешь мне объяснить, зачем ей понадобилась фотография Джаспера? Потому что если у тебя не найдется оправдания, то я решу, что твоя сестра задумала сделать ему что-то плохое.

- Наверное, она просто вывалилась из папки, - предположил я, озадаченно нахмурившись, потому что эта папка осталась у меня после нашего обеда в кафе, я кинул ее на заднее сидение своей машины, и фотография в тот момент точно была в ней. Это значило, что Элис залезала в мою машину уже после того, как мы изучили дело, и забрала снимок непонятно для каких целей, не предупредив меня.

Я был поражен сомнениями, атаковавшими мою взрывающуюся голову. Неужели я готов подозревать родных, лишь бы оправдать самого себя со шприцом в руке, явно совершившим преступление?

Невероятные версии выстраивались в моей голове одна причудливее другой: Виктория, являющаяся дальней родственницей Карлайлу и претендующая на его наследство, разозленная его отказом и требующая свою часть денег. Эсми, испытывающая проблемы с финансами, судя по нашему недавнему разговору об ее почти пустой кредитной карте. Элис, которая зачем-то стащила фотографию совершенно чужого ей человека…

Недавно мы все вместе посещали адвоката семьи, где он наконец-то распечатал и зачитал нам завещание Карлайла. По воле отца мне переходила клиника и огромная сумма денег на счете – на расходы компании. Эсми достался семейный дом и небольшое, но регулярное ежемесячное пособие. Элис получила старый, давно никого не интересующий домик нашей матери Элизабет, разваливающийся в Чикаго, яхту отца и долю акций в гоночной школе вождения – хобби, которым сестра увлекалась на заре своей юности, и который Карлайл тогда для нее организовал, чтобы она занималась этим опасным спортом под присмотром, а не безрассудно.

Все материальные сбережения отца достались мне. И если Эсми явно ожидала подобной несправедливости от Карлайла и лишь вздохнула, узнав, что ей достался лишь дом, то Элис выглядела очень удивленной и даже недовольной во время оглашения завещания.

Неужели две самых дорогих мне женщины могли задумать мое убийство, чтобы поделить часть моего наследства между собой? Я не хотел верить в это! Это было невозможно, не укладывалось в голове!

И я же знал, помнил теперь, в чьих руках находился шприц, принесший отцу смерть… Никакие домыслы о чужих преступлениях не сотрут из моей памяти этой ужасающей картины.

Мои мысли поменяли направление, мозг искал менее жестокие, более удобные объяснения случившегося: что если это была просто ошибка? В заключении говорилось о передозировке, и я мог непреднамеренно сделать Карлайлу лишний укол – не зная, что сиделка сделала его до меня.

Картина тогда выстраивалась несколько другая: Эсми могла застать меня на месте преступления, понять, что произошло, и в силу любви ко мне защитить меня от самого себя и чувства вины. Поэтому она могла не желать возвращения моих воспоминаний, боясь, что совесть не позволит мне скрывать правду от полиции и я добровольно сяду в тюрьму.

В эту теорию не вписывалось только требование денег от незнакомых убийц. Может, они оказались случайными свидетелями моего преступления и требовали выкуп за молчание? А я, как упрямый осел, отказался, предпочитая сдаться и понести заслуженное наказание. Но тогда почему эта женщина, по словам моего убийцы, хотела моей смерти?

От путаницы у меня разболелась голова, и я, сжав виски руками, зажмурился.

- Это всего лишь подозрения, - успокаивающим голосом заговорила Белла, пытаясь помочь мне справиться с очередным приступом безумия. – Это же твои сестра и мать, ты знаешь их лучше. А я – всего лишь приезжая нищенка, испачкавшая ваш дорогой ковер недостаточно чистыми носками. Хотя сегодня его испачкал все же ты, а не я…

Белла пыталась неуклюже пошутить, чтобы разрядить обстановку, но я не в силах был даже улыбнуться.

- Приехать в Штаты было большой ошибкой, - вновь вернулась она к животрепещущей теме и потрясла снимком Джаспера, на котором отлично было видно его лицо: улыбающееся, с растрепанными на ветру светлыми волнистыми волосами, на фоне открытого гаража и стоящей там наполовину разобранной старой машины. – Зачем эта фотография понадобилась Элис?!

Ответа у меня не было. Разве что можно было спросить об этом саму Элис, но мне уже не хотелось возвращаться в дом.

- Уверен, что у нее найдется объяснение, - попытался я утешить свою разволновавшуюся девушку, считающую, видимо, что Элис собирается причинить зло человеку, лежащему в коме, которого она знать не знает. - Тебе стоит беспокоиться не об Элис.

Белла вскинула на меня рентгеновский взгляд, пытаясь разгадать причину моего чересчур мрачного предостережения.

- Ты вспомнил что-то важное? – попала она в яблочко, и я кивнул, совсем прекратив дышать от ужаса, поглощающего мою душу.

Я должен был ей рассказать: Белла заслуживала честности. Ей решать, спасла она жертву обстоятельств или настоящего монстра, довериться мне или бежать, пока есть шанс, любить меня или бояться. Пока я не вспомнил, кем был, и не стал им снова.

- Думаю, это все-таки я убил отца, - хрипло прошептал я, испытывая леденящую ненависть к себе. – В моих руках был шприц в момент его смерти. Я вспомнил это так отчетливо, будто это было только вчера: я делаю ему укол, и он умирает, а я в ужасе смотрю на его сереющее лицо. Возможно, это произошло случайно – глупая врачебная ошибка, - но это не отменяет факта, что убийцей был я. А Эсми с Элис… защищают меня, если знают об этом.

Белла молчала несколько минут: я едва слышал ее прерывающееся дыхание, избегая смотреть в глаза. Я презирал себя сильнее, чем это могла сделать она.

- Ты помнишь, что держал в руках шприц, - наконец, прошептала она убежденным голосом, - но не знаешь, сделал ты укол именно в тот раз или в какой-то другой. Эдвард, ты врач и мог сам лечить Карлайла, заходя к нему ежедневно. Твои воспоминания содержат пробелы, и ты не можешь быть уверенным, что они вернулись к тебе верно интерпретированными. Ты мог застать Карлайла мертвым и схватиться за шприц, проверяя, не в нем ли причина смерти. Мог ввести ему противоядие, пытаясь спасти. Ты можешь помнить все не так, как это было на самом деле – посттравматические состояния часто дают искаженное представление о травмирующем событии. Не суди себя, пока не поймешь, что память восстановилась на сто процентов. Не торопись, дай себе время.

Ее вера в меня была неиссякаема. Я был зол на нее за это – уж лучше бы она пошла в ближайший полицейский участок и сдала меня, чем так славно и невинно оправдывала за преступление. Но в то же время я был ей благодарен, потому что если бы еще и она возненавидела меня, не знаю, как бы я дальше смог жить. Белла была моим спасением в царстве смыкающейся вокруг меня тьмы, и если бы не она, я уже погрузился бы в черный омут отчаяния так глубоко, что никогда не сумел бы выплыть.

- Поехали домой, - шепнула лучшая девушка на земле, накрывая мою ладонь своей и давая в полной мере почувствовать ее любовь и поддержку. Я сморгнул слезы и зло вытер глаза, но затем обернулся е Белле с бесконечной любовью и нежностью, в этот миг желая ее сильнее, чем когда бы то ни было, так что даже сердце начало нестерпимо болеть.

- Хочешь, я сяду за руль? – предложила она, оценив мое психическое состояние как плачевное.

Я через силу улыбнулся, с трудом беря себя в руки, - у меня еще будет время подумать о саморазрушении. Например, в тюремной камере, после того как я признаю на суде свою вину.

- Нет, я в порядке, - завел я мотор, и это действительно было так: мысль о справедливом наказании принесла моему воспаленному разуму некоторое облегчение. Я поступлю правильно, и это будет лучшим решением за последние месяцы. Ну а пока я мог немного насладиться путешествием в ад: - Едем домой.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Четверг, 16.04.2020, 20:04 | Сообщение # 18
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




17-Резня


Пока мы добрались до моей квартиры, меня отпустило: по пути мы заехали в большой магазин и купили еды на несколько дней, чтобы заполнить ожидающий дома пустой холодильник. Оценив мой призыв брать все, что нам может понадобиться, не считая при этом денег, Белла уверенной рукой складывала в тележку продукты первой необходимости.

Лишь в одном месте она неуверенно застыла, протянув руку – напротив витрины со сладостями. Передумав, прошла бы мимо, но я не глядя отправил в тележку ассорти пирожных и большой шоколадный торт, памятуя любовь моей девушки к вкусу какао.

Дом, в котором я проживал несколько месяцев назад, был элитной охраняемой высоткой. Проходя к лифту мимо консьержа и сторожа, ненадолго прервавшими азартную резню в карты, чтобы поздороваться с давно не появлявшимся жильцом, мы разглядывали просторный холл, стены которого были обложены блестящей мраморной плиткой и украшены цветочными композициями. Посередине стоял журчащий фонтан, а вокруг него скамейки для отдыха соседей, вышедших покурить или поставивших ненадолго сумки. В этом роскошном ухоженном здании квартиры могли приобрести только очень и очень богатые люди.

- Почему ты решил пожить у Эсми, а не здесь? – поинтересовалась Белла, устало прислонившись к стенке кабины, пока лифт целую вечность поднимался на последний этаж.

- Это было необходимо из-за моего состояния, - пояснил я, жалея, что мои руки заняты пакетами и я не могу привлечь Беллу к себе. – Не то чтобы я не способен о себе позаботиться, но лечащий врач посчитал, что мне лучше пока находиться под присмотром. Мы с Элис приезжали сюда пару раз в надежде, что я что-то вспомню, и это место показалось мне слишком большим и пустынным для одного человека. Наш семейный дом, густо заставленный мебелью, и тот ощущается меньше и уютнее, и я предпочел пожить пока там.

Брови Беллы приподнялись: наверное, она ожидала, что моя квартира окажется такой же крошечной, как ее.

- Меньше? – озадаченно переспросила она. – Да одна ваша кухня втрое больше всей моей квартиры. Если ваш дом кажется тебе «меньше», то что же нас ждет наверху? Тебе принадлежит стометровая пятикомнатная квартира?

- Весь этаж, - широко улыбнулся я, чувствуя, как наконец-то замедляется лифт.

Этот лофт поражал даже мое воображение, что же говорить о Белле, впервые оказавшейся в подобном месте. Большое пространство под высоко расположенной крышей, удерживаемой обшитыми черным бархатом колоннами, между которыми были обустроены жилые уголки – кухня, бар, место отдыха, спортивная площадка, домашний кинотеатр. И это только холл, а ведь было еще две спальни и огромная ванная.

Найдя пульт управления, я поднял жалюзи, и панорамное окно во всю стену открыло великолепный вид на Сан-Франциско с высоты птичьего полета. Белла ахнула, переключив потрясенное внимание на захватывающий пейзаж, тонущий в лилово-розовом закате. Прижавшись ладонями к стеклу, она застыла с выражением бескрайнего восхищения.

Оставив пакеты на полу, я подошел к своей девушке, не решаясь обнять ее, чтобы не смутить напором. Встал рядом, притулившись плечом к стеклу, с улыбкой наслаждаясь прекрасным видом любимого лица на фоне моего дома. Моя мечта сбылась.

- Вот ты и приехала, - шепнул я осторожно, пробуя на вкус сладкое ощущение счастья.

- Вот ты и забрал меня, - недоверчиво подтвердила она, даря улыбку в ответ.

Сделав шаг вперед, Белла заглянула снизу вверх в мои глаза робко и доверчиво, и я, найдя ее прохладную маленькую ладошку, переплел наши пальцы и наклонился к чувственным розовым губам.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Пятница, 17.04.2020, 19:39 | Сообщение # 19
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




18-Высота


Наш поцелуй, начавшийся невинно, быстро перерос во всепоглощающий. На мгновение отрываясь друг от друга, чтобы увидеть в глазах жажду продолжения и согласие на это, мы вновь приникали к устам, позволяя рукам блуждать по телам все более жадно и откровенно.

Я сдерживался, как мог, опасаясь напугать Беллу своим нетерпением. Я ждал ее так долго не для того, чтобы получить быстрый секс и завалиться спать, как в банальных драмах несчастливых семей. Я хотел большего.

Но девушка не дала мне времени на романтические ухаживания, уверенно преодолевая фазы одну за другой. Ее тонкие пальчики пытались расстегнуть тугие пуговицы моей рубашки, и я безжалостно дернул ворот, порвав нитки и обнажив грудь. Задохнувшись от восхищения, Белла приникла к моей коже, вдыхая запах с умопомрачительным звуком удовольствия и пробираясь ноготками к моей спине.

Я поднял ее над полом и прижал к стеклу, обернув стройные ноги вокруг своей талии и целуя лебединую шею. Она тут же застыла, как камень. Удивленно найдя ее широко распахнутые глаза, с опаской оценивающие расстояние до земли сквозь прозрачную преграду стекла, я понимающе ухмыльнулся.

- Высоты боишься?

Белла нервно хохотнула, и я, прижав ее к себе, оглянулся в поисках более подходящей поверхности.

- Туда, - указала моя девушка на низкий пухлый диван, и я понес ее, наслаждаясь шелковистыми волосами, щекочущими мое лицо, и ощущением ее прижатых к моему паху бедер.

Я помнил о спальне, но добираться туда у меня не хватило терпения. У нас еще будет возможность восхититься мягкостью высокой двуспальной кровати и сексуальным оформлением в багрово-черных тонах.

Нежно уложив девушку на диван, я отбросил рубашку в сторону, чтобы не мешала. Белла уже возилась с моим ремнем, сама оставаясь полностью одетой. Это было неправильно, и я поспешил избавить ее от лишней ткани.

Меня восхитило ее нижнее белье: светло-бежевый комплект с оторочкой из белого кружева. Возникла мысль, что он не повседневный, а был надет специально для меня, хотя в это трудно было поверить, зная природную скромность моей девушки.

- Застежка между чашечками, - подсказала она, когда я безуспешно поискал крючки сзади.

- Прелестно, - улыбнулся я, нажимая кнопку и выпуская на свободу аккуратные полушария молочного цвета с розовыми кончиками, олицетворяющими для меня саму невинность и юность.

Белла изогнулась с протяжным стоном под моими губами, ласкающими ее упругую грудь. Пальцем ноги она поддела резинку моих штанов и вместе с трусами стянула их до колен, заставив меня задохнуться от неожиданного прикосновения моей плоти к ее лону.

Она притянула мои губы для поцелуя, вынудив лечь целиком, и я сдался натиску ее и своего желания, завладев ее прекрасным маленьким телом одним толчком, пропустив прелюдии. Мы оба застыли от восхитительного момента удовлетворения, что мы наконец-то вместе, наконец-то едины, принадлежим друг другу.

Все получилось идеально: слишком быстро, но невыразимо хорошо. Мы потеряли голову на несколько сладких мгновений животной близости, двигаясь навстречу друг другу в окружении чувственных стонов и возбуждающих ласк. Я утонул в удовольствии от ощущения жаркого лона Беллы, принимающей меня словно изголодавшаяся перевозбужденная львица, поддался ее притягательному порыву и пришел к финишу, полностью потеряв контроль. Уронив голову на ее дрожащее влажное плечо, слушая затихающие стоны удовольствия и пульсацию вокруг моей плоти, я с облегчением вздохнул, прощая себя за слабость, раз уж Белла не осталась неудовлетворенной и успела достигнуть пика вместе со мной.

- Хочешь посмотреть мою ванную? – намекнул я на то, что мы можем продолжить с комфортом в теплой воде, улыбаясь любимой девушке в шею и поглаживая её расслабляющееся после оргазма мышцы.

- Она такая же большая, как все остальное? – фраза прозвучала двусмысленно, и я оценил это нервным смешком.

- Ты стала гораздо смелее, - заметил я, с притворным осуждением шлепнув Беллу по мягкой голой заднице.

- Это плохо? – пробормотала она умиротворенно.

- Я не жалуюсь, - подняв колени девушки вверх, я прижал их к своей талии, чтобы глубже прочувствовать, насколько это прекрасно – лежать на ней, быть в ней и с ней. Это был рай, о котором я долго грезил, и который до недавнего времени представлялся абсолютно недостижимым. И вот Белла здесь, в моем городе, в моей квартире, ей больше не угрожают ни бандиты, случайно заглянувшие в заброшенный дом и нашедшие там беспомощную девушку, ни нищета. – Мне нравится, что ты стала более уверенной в себе, это… возбуждает. Просто удивился перемене.

- Мой парень-миллионер выполнил все свои обещания и он любит меня, еще бы мне не стать уверенней, - шутливо пококетничала она, широко улыбаясь с расслабленно прикрытыми глазами, и я оставил благодарный поцелуй на ее гладкой бледной щеке.

- Я люблю тебя, - подтвердил я без капли сомнений.

Ее рука нежно погладила мое лицо и уложила ее на себя, призывая забыть о проблемах и покориться судьбе, что я и сделал с величайшим удовольствием, опуская веки и впитывая ответное «я тоже…»


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Воскресенье, 19.04.2020, 21:41 | Сообщение # 20
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




19-Скачки


Проснулся я затемно. Кровать рядом со мной оказалась холодна и пуста. Торопливо натянув домашние штаны, я отправился искать беглянку.

Белла стояла у окна, прижавшись лбом к стеклу. Завернувшаяся в просвечивающую простыню, с обнаженными плечами и распущенными волосами, она казалась лесной нимфой, заглянувшей в мою обитель лишь на одну ночь и собирающейся исчезнуть с первыми лучами солнца, как и положено неземному божеству.

Осторожно приблизившись, я оставил нежный поцелуй на изящной шее и опустил подбородок на плечо Белле, пробираясь руками к спрятанной в слоях ткани осиной талии.

- Что ты здесь делаешь?

- Смотрю на город, - прошептала девушка, с наслаждением принимая мои объятия. – Было бы ошибкой с моей стороны, оказавшись в таком потрясающем месте, пропустить рассвет.

- В твоей жизни, я надеюсь, подобных рассветов будет еще немало.

Белла улыбнулась: я почувствовал движение щекой.

- Мне все это пока кажется нереальным. Словно я попала в сказку и вот-вот проснусь. Не могу поверить, что это продлится долго. В моей жизни так давно не появлялось удачи…

- Я клянусь - теперь все будет хорошо, - искренне пообещал я, обхватывая Беллу сильнее, чтобы передать ей свою убежденность. – Теперь я буду заботиться о тебе, как ты обо мне.

Несмотря на улыбку, Белла недоверчиво покачала головой:

- Что будет со мной, если тебя все же посадят в тюрьму?

Я нахмурился: думать о подобной вероятности не хотелось. Но у Беллы прекрасно была развита интуиция: несмотря на все мои заверения, что предстоящий суд – это всего лишь формальность, она как будто чувствовала, что существуют непреодолимые подводные камни. Сейчас таким камнем был сам я, и если мне хватит решимости сказать на суде правду – про шприц и мое забытое преступление, - суд все еще может вынести обвинительный вердикт.

- Ты останешься под защитой моей семьи, - перечислил я, вдыхая восхитительный запах Беллы как в последний раз. – Будешь жить здесь, а учиться в Стэнфорде. Даже если меня осудят, ты будешь обеспечена до моего возвращения всем необходимым. Попробуй не беспокоиться больше об этом, ладно? – поцеловал я ее в висок и потянул от окна. – Тебе нужно отдохнуть после двух суток без сна. Вернись в кровать.

Белла не спала две ночи – одну она провела за сборами, а затем с Джейкобом в пути, вторую потратила на секс со мной. Мы забылись всего на пару часов, перемежая кратковременный сон со страстными занятиями любовью. Если моя девушка не хотела, чтобы наутро все приняли ее за зомби, она должна была проспать минимум до полудня.

Однако несмотря на мои нежные уговоры, Белла воспротивилась.

- Не могу уснуть, - заявила она. – Хочу поскорее увидеть Джаспера. Когда можно будет его проведать?

Я взглянул на часы: было без четверти шесть. Клиника работала круглосуточно, для посетителей открывалась в восемь, но для меня время не имело значения, я мог появляться там когда угодно.

Джаспера доставили ночью на вертолете. Сейчас он уже должен был находиться в палате, полностью переподключеный к нашей аппаратуре. Утром ему освежат анализы и проведут качественное МРТ. До обеда делать в клинике будет нечего, - только после получения результатов можно будет поговорить с нейрохирургом о перспективах.

Подхватив Беллу под колени - отчего она взвизгнула и рассмеялась, счастливо запрокинув голову, - я отнес ее в постель, бросил на подушки и запутал в одеялах, как в коконе. Обняв покрепче, чтобы не рыпалась, выключил свет и поцеловал Беллу в щеку, призывая повиноваться и выспаться.

- Такие объятия нужно запретить законом, - сонно произнесла она. – Они чертовски уютные.

- На то и рассчитано, - зевнул я и закрыл глаза.

***


Мы прибыли в клинику днем, после сладкого сна, легкого завтрака и расслабляющего душа.

Белла рассматривала белоснежные холлы с тем же потрясенным выражением в широко распахнутых глазах, как до этого мои дом с квартирой. Ее восхитил минимализм и идеально обтекаемые линии современного стиля, но еще сильнее поразило новейшее медицинское оборудование, которое она никогда прежде даже на картинках не видела. Клиенты, обращающиеся в нашу клинику пластической хирургии, были богатыми и крайне требовательными персонами, и мы старались соответствовать их представлению о продвинутой медицине.

Из палаты Джаспера раздавался монотонный женский голос. Боясь помешать каким-нибудь процедурам или совету врачей, я приоткрыл дверь тихонько, и мы с Беллой застыли в изумлении, узнав в сидящей перед койкой девушке… Элис.

Белла дернулась вперед, возмущенно прошипев «что она делает», но я поймал ее за плечо и развернул к себе.

- Дай мне с ней сначала поговорить минутку, ладно?

Сжатые губы, сдвинутые брови и полный страха взгляд – Белла и испугалась, и разозлилась. Я мог ее понять: поведение Элис выглядело если не подозрительным, то как минимум необъяснимым. Привыкшая за несколько лет к мысли, что Джасперу кто-то угрожает, Белла не могла допустить, чтобы в его палате находился посторонний человек с неизвестно какими намерениями.

Но я знал свою сестру… То есть, я мало что о ней помнил, но во мне сидела неосознанная внутренняя убежденность, что Элис стопроцентно достойна доверия. Наверняка это просто какое-то недоразумение, и мне хватит пяти минут, чтобы разобраться с проблемой.

- Ладно, - уступила девушка моей настойчивости и осталась за дверью, пока я пошел выяснять, какого черта Элис здесь торчит.

Она читала. Тихонько рассмеялась, перелистнув страницу журнала, и произнесла название следующей статьи: «Самые зрелищные скачки в истории Сан-Франциско». Выглядело это так, словно она вела непринужденную беседу с охотно слушающим пациентом, рассказывая ему о своих любимых увлечениях и обещая в ближайшее время взять с собой на ипподром. Я даже присмотрелся к лежащему мужчине внимательней, озадачившись мыслью, а не пришел ли он в сознание.

Картина не изменилась: Джаспер все еще находился в коме. Приборы по-прежнему считывали показания жизнедеятельности его организма, сердце отбивало медленный ровный ритм, аппарат искусственной вентиляции легких размеренно подавал кислород.

Сестра подняла голову, приветствуя меня. Ее улыбка исчезла, когда она увидела хмурое выражение моего лица.

- Что ты здесь делаешь? – прямо спросил я, пододвигая себе стул и садясь напротив.

Элис задумчиво посмотрела на Джаспера странным, удивительно нежным взглядом.

Чтобы подтолкнуть Элис не молчать, я показал фотографию, которую Элис украла день назад. Белла не станет ждать вечно, Элис стоило бы начать.

- О, вот она! – искренне обрадовалась сестра. – Я думала, что потеряла ее.

- Зачем, ради всего святого, тебе понадобилось его фото? Почему ты здесь? Вы разве знакомы?! – как только я озвучил мысль вслух, мне стало ясно это с кристальной очевидностью, другого объяснения и быть не могло.

- Было ли у тебя когда-нибудь такое, что ты каждый день встречаешь определенных людей, но никак не можешь запомнить ни их имен, ни их лиц? Но бывает достаточно один-единственный раз пересечься с кем-то при определенных обстоятельствах, и образ врезается в память навсегда? Ты можешь не перекинуться с этим человеком ни словечком, но при новой встрече мгновенно узнаешь его. Что-то не дает его забыть.

Вряд ли я мог на это ответить: моя память была ограничена последними месяцами жизни.

- Так вы знакомы? – поторопил я.

- Я просто была поблизости и не удержалась от любопытства – захотелось на него посмотреть, - неуклюже оправдывалась Элис, но закатила глаза под моим пристальным и сердитым взглядом: - Да, я знаю его, точнее, не совсем. Видела однажды на шоссе, когда возвращалась с гонок. Это был всего лишь маленький инцидент года три назад – мы устроили соревнование на пустой дороге, ничего особенного. Я думала, он захочет со мной познакомиться, но этого нахала и след простыл! Может, потому я его и запомнила…

- Ты уверена, что это был он? – смягчился я, растроганный невинной увлеченностью сестры.

Элис осторожно забрала из моих рук фотографию и погладила улыбающееся лицо пальцами.

- Он красавчик, - резюмировала она и грустно посмотрела на бессознательное тело Джаспера. – Мне жаль, что с ним произошла такая трагедия. Хотела бы я раньше познакомиться с ним. Но теперь он здесь, в вашей клинике, в руках опытных врачей, - обвела она жестом палату. - Ты ведь поможешь ему выкарабкаться?

- Сделаю все, что в моих силах, - пообещал я. – Но должен предупредить, что Беллу не на шутку встревожил твой интерес, - кивнул я на дверь, за которой звучали приглушенные женские голоса – Белла нашла себе какую-то собеседницу.

- Она что, ревнует? – понизила Элис голос до шепота, неприятно напомнив мне о вопросе, о котором я раздумывать не хотел: кем Белла и Джаспер приходятся друг другу.

- Ты же знаешь: они долгое время скрывались от местной шайки бандитов, - напомнил я о печальном прошлом моей девушки. – Белла привыкла во всех видеть угрозу. Лучше тебе с ней поговорить, если не хочешь испортить отношения.

Голоса за дверью прибавили громкость, и я занервничал: еще не хватало, чтобы Беллу отчитывала санитарка, приняв за постороннюю.

Я поспешил ей на помощь и застыл на месте: напротив Беллы, отставив ногу на высоченном каблуке, с довольной усмешкой стояла Виктория. Меня прошиб холодный пот от мысли, что ей могла наговорить бестактная секретарша. До меня донеслись обрывки их спора: от самоуверенного «тебе еще многое предстоит узнать» до робкого «спасибо, буду иметь в виду».

В момент преодолев расстояние, я положил руку Белле на талию, попытавшись заградить ее собой. Во мне клокотала ярость на грани контроля – я не припоминал, чтобы когда-нибудь настолько был взбешен. Кто бы мог подумать, что Виктория осуществит свою угрозу, причем в первый же день приезда моей девушки. Я думал, наглая девица элементарно блефует и испугается потерять хорошо оплачиваемое местечко.

- Мисс Хантер, немедленно вернитесь к своим обязанностям, пока я вас не уволил!

- Да, сэр, - тут же выпрямилась она по струнке, прижав к груди папку, которую куда-то несла. Ее в момент посерьезневший взгляд профессионально уставился в пустоту, ни на ком не концентрируясь.

- Свободна, - процедил я сквозь зубы и с ненавистью смотрел вслед рыжеволосой провокаторше, пока она не скрылась за поворотом. Заметил, какая торжествующая улыбка растянула ее губы напоследок.

- Что она тебе сказала?!

Мое восклицание совпало с удивленным возгласом Беллы:

- Что на тебя нашло?..

- Детка, тебе нужно знать только одно: все, что наговорила эта девица – ложь.

На миг оторопев, Белла подозрительно прищурились:

- Наговорила?! – в глазах моей девушки блестело неподдельное изумление. – Да что ты такое несешь? Она была предельно мила – рассказала, как у вас тут все устроено. Убеждала, что Джасперу очень повезло оказаться здесь, и что ему обязательно помогут.

Вот тебе и раз, а Виктория оказалась умнее, чем я думал! Только что я с успехом подставил самого себя, выпятив перед Беллой то, что хотел сохранить в секрете. Рыжая дьяволица и пальцем не пошевелила, предоставив мне сделать всю работу за нее, сесть в лужу и наслаждаться последствиями собственной глупости. Я даже не мог ее уволить, потому что ее вины в случившемся не было ни на грош.

Белла и Элис обе смотрели на меня как на сумасшедшего. Я повел себя как сорвавшийся с цепи психопат.

- Она не всегда бывает милой, - нахмурился я, решив начать с правды, раз уж вляпался по самые уши. – Позже объясню.

Как я буду оправдываться перед Беллой, я теперь не имел понятия. Знал только одно: только что я подкинул себе ворох проблем. Элис обняла Беллу за плечи и повела в палату, мягко отвлекая внимание на себя, но я видел выражение лица моей девушки, и оно не предвещало легкого разрешения ситуации. Зная неуверенность Беллы в себе и наглость Виктории, я еще не раз столкнусь с последствиями своей нерасторопности. И еще долго не отмою с себя клеймо распутника, уговаривая Беллу не ревновать.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Понедельник, 20.04.2020, 21:28 | Сообщение # 21
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




20-Приоритеты


Несмотря на напряженные события, жизнь текла своим чередом, потихоньку налаживаясь: Белла поступила на обучение в Стэнфорд и с рвением принялась за дело, обложившись учебниками и тетрадями. Каждое утро я отвозил ее в университет, каждый вечер наблюдал, как она читает и записывает что-то в бесконечных тетрадях разного формата, увлеченно часами мониторит интернет, выискивая дополнительные материалы, чтобы наверстать упущенные месяцы обучения.

Белла просилась поработать в моей клинике, но только поначалу – очень быстро она оказалась перегружена количеством предметов настолько, что и думать забыла о практике, так сильно уставала. Мы отложили этот вопрос до лучших времен – в ближайшие два-три года практика не значилась обязательной в программе, к тому же у Беллы уже был накоплен солидный опыт работы медсестрой.

Сам я тоже продолжал посещать лекции в университете, но нерегулярно и на добровольной основе – пока еще не был решен вопрос об их необходимости. Лучшие доктора снова взялись за мой спящий мозг, воодушевленные возвращением некоторых моих воспоминаний. Крепла надежда, что моя амнезия все-таки окажется не полной, и благодаря лечению я еще смогу вернуть свое прошлое.

Я на это не рассчитывал, но уже надеялся: вспышки картин из прошедших времен возникали в моем сознании все чаще, становились ярче и охватывали целые периоды жизни. Проще всего оказалось вспомнить детские и студенческие годы, особенно если я оказывался в знакомых местах. Я уже практически отождествлял себя с тем Эдвардом, которым родился.

Сложнее оказалось думать о предшествующих трагедии событиях: меня накрывала тьма и неприятие, сопровождаемые головокружением и тошнотой. Мой психолог предположил – так же, как и Белла – что это может быть связано со страхом смерти, который непросто преодолеть, пережив то, что случилось со мной. Разум блокировал болезненные воспоминания, и мы работали над тем, чтобы преодолеть этот барьер. Пока безуспешно, но медицина и не обещала в подобных случаях мгновенных чудес.

Жизнь остальной моей семьи тоже не стояла на месте. Элис продолжала трудиться на ниве модельного бизнеса и даже съездила в Чикаго, навестила дом нашей матери с целью решить, отремонтировать или избавиться от него.

Эсми стала гораздо спокойнее – время лечило и ее раны, постепенно помогая смириться с потерей любимого мужа и начать жить заново. Не раз она упоминала о том, что отцовский дом слишком большой для нее одной, и мы с Элис согласились, что если она захочет продать его и купить что-то попроще, то мы поможем. Это позволит ей не только справиться с тяжелыми воспоминаниями, о которых напоминал каждый уголок семейного особняка, но и существенно улучшить свое скромное материальное положение.

Джасперу, после множества исследований и консилиумов, наконец-то сделали операцию, сняв внутричерепное давление, устранив скопления жидкости в мозге и удалив гематомы.

Мы с Беллой навещали ее спящего друга каждый день. Моя девушка осталась недовольна тем, что операцию проводил не я – она до последнего надеялась, что именно я спасу ее парня. Пришлось объяснять разницу между пластическим и нейрохирургом, не говоря уж о том, что я потерял все свои навыки и неизвестно, смогу ли когда-нибудь вернуть их в прежнем объеме. Вполне вероятно, что я так и останусь кабинетным врачом до конца своих дней, с правом возобновить практику разве что ассистентом.

Доктор Элеазар Грин был опытным специалистом в области нейрохирургии мозга, приглашенным в «Каллен Клиникал» специально для нашего случая. Я сказал Белле, что он согласился провести операцию по старой дружбе, - о том, что это не исключало оплаты, и сколько оно стоило, я умолчал, опасаясь, что Белла категорически откажется.

Первые три недели Уитлока держали в искусственной коме, давая зажить послеоперационным швам. Затем наступили тяжелые дни ожидания, когда природа возьмет свое. После двух лет комы немногие пациенты возвращались к полноценному существованию и вообще в сознание. И хотя у Джаспера не было критических повреждений мозга, такое длительное угнетение мозговой деятельности могло иметь необратимые последствия.

Доктор Грин два раза в неделю навещал пациента, посоветовав установить сверхчувствительное оборудование, считывающее малейшие изменения мозговой активности для мониторинга состояния. Любые, даже самые незначительные импульсы поступали в компьютер, специальная программа выводила предварительный прогноз. Несмотря на постоянно увеличивающиеся показатели, прошло несколько недель, а Джаспер в себя так и не приходил. Единственным существенным улучшением можно было считать то, что дышать он начал самостоятельно, без поддержки ИВЛ.

Когда это случилось, мы все столпились у его койки в надежде увидеть признаки пробуждения. Я, Белла, Элис, реаниматолог и две санитарки.

Проигнорировав мои советы и то, что будет мешать врачам работать, Белла оставила меня у двери и подошла к койке Джаспера, вцепилась в перекладину пальцами и смотрела на своего парня, не отрываясь. Наблюдать за ее переживаниями и так было тяжело, а тут еще Элис подлила масла в огонь.

- Что будет, когда он очнется? – спросила сестра так тихо, чтобы никто, кроме меня, не услышал. – Они снова съедутся и будут жить вместе? Она тебя бросит?

Непроизвольно я сцепил зубы от раздражения.

- Понятия не имею.

- Ты так с ней и не поговорил? Ты же обещал спросить у нее еще на прошлой неделе!

Все время, с тех пор как Джаспер лежал у нас, Элис покоя мне не давала, настаивая на выяснении отношений с Беллой. Я должен был разузнать, были ли Белла и Джаспер любовниками, связывали ли их серьезные отношения или парень был свободен. Считали они друг друга только семьей, то есть братом и сестрой, или чем-то большим.

Я искренне намеревался задать Белле все эти вопросы, но так и не смог. Мне не хватило храбрости ставить под сомнения нашу с ней любовь. Мы с Беллой стали парой, занимались сексом, - стала бы она это делать, если бы любила Джаспера, как мужчину? Этой мыслью я обнадеживал и успокаивал себя.

Однако у меня были причины переживать. Наши чувства не будут иметь никакого значения, в случае если Джаспер захочет уехать в свой родной город или любой другой. Белла не раз говорила мне: «куда он – туда и я». Так было всегда, со дня зарождения их отношений, они были неразлучны, связаны узами, гораздо более важными, чем простая дружба. «Это гораздо больше, чем любовь», - со вздохом добавляла она, давая мне понять, что я в ее приоритетах стою всего лишь на втором месте. Если не на третьем, учитывая ее мечту стать настоящим врачом, которой она не пожертвовала бы, даже если бы встал выбор между мной и учебой.

Поэтому я так и не отважился спросить ее прямо в лицо, что будет с нами, когда Джаспер откроет глаза. Я знал, что она ответит: будет так, как захочет Джаспер, и никак иначе. Ничем я не мог помочь Элис в ее сомнениях: я был в таком же точно шатком положении, как и она. Я ничего не контролировал. Зависел от дуновения ветра. И я решил наслаждаться этими отпущенными мгновениями, не задумываясь о будущем, вновь оказавшемся в тумане благодаря улучшению состояния Джаспера и моей нерешительности. Я жил одним днем, и то же советовал сестре.

Просто удивительно, насколько она привязалась к парню, которого совершенно не знала: все свободное время Элис сидела в палате и читала Джасперу сводки новостей, рассказывала о трагедии в нашей семье и последовавшем за ней суде, на котором меня все-таки оправдали. Часами делилась со спящим парнем историями своей жизни, рассказывала о своих увлечениях и работе. Как будто ему могло быть интересно все, что связано с ней.

Не раз я задумывался, насколько же она чувствует себя глубоко одинокой, раз изливает душу чужому человеку и безответному слушателю? Наша семья и раньше не была такой уж крепкой, особенно после смерти настоящей матери. Я уехал из отчего дома в восемнадцать лет, Элис чуть позже, но тоже покинула Эсми и отца. Мы не были сплоченными и понимающими родственниками, собираясь вместе лишь по праздникам, да и то не всегда.

Но только сейчас, глядя на отчаявшуюся сестру, чья жизнь не была такой уж несчастной и разочаровывающей, я понял, какие мы носим в себе глубокие раны, которые неспособны помочь друг другу залечить. Словно убийство отца уничтожило важную связующую всех нас нить, делающую нас едиными и родными.

Белла больше не волновалась, что Элис проводит с ее парнем так много времени, - напротив, была благодарна за сострадание и поддержку. Иногда они подолгу торчали в палате вдвоем, пока я просиживал штаны в кабинете, выполняя рутинную организаторскую работу.

После подобных бдений у Беллы то и дело появлялись новые вещи, которые Элис, я был уверен, под хитроумным предлогом вручала моей девушке, постепенно одевая ее все краше и лучше. Элис тешила свою одержимость модой, Белла выглядела все прекраснее, мне не приходилось заниматься этим самому, - положительное влияние их дружбы было очевидным. Потому я помалкивал, втайне радуясь преображению моей девушки и передавая благодарность лучшей в мире сестре.

Виктория больше не донимала меня, после еще одного неприятного инцидента мрачно сохраняя дистанцию и строя из себя обиженную. Но я теперь постоянно думал о ней, мучаясь догадками, которым суждено было оставаться подозрениями и не становиться фактами. Дело о смерти моего отца отправилось в архив.

Джейкоб Блэк лишь с сочувствием на меня посмотрел, когда я рассказал ему о своих неподтвержденных предположениях о причастности Виктории.

- Ты допросил ее? – сердился я, потому что считал, что полиция ни черта не делает. Видано ли, что за несколько месяцев они не узнали ровным счетом ничего, и даже фоторобот, составленный благодаря Белле, не дал результатов. – Она рассказала, где была в ночь смерти Карлайла? Понимаю, что прошло много времени, но это ваша работа, офицер!

- Успокойся, - хмуро постучал Блэк шариковой ручкой по столу, сомневаясь, стоит ли выкладывать мне информацию, а затем наклонился вперед и понизил голос: – Да, мы опросили Викторию, ее семью и персонал вашей больницы. У твоей секретарши есть алиби.

- Алиби? – возмутился я, раздосадованный неудачей. – Какое?

- Это конфиденциальная информация, - покачал головой офицер.

- Но я должен знать!

Мне это было жизненно необходимо: от этого зависели мои собственные решения. Во время суда адвокат категорически запретил мне озвучивать новые факты, связанные с пробудившимися воспоминаниями о шприце в моей руке, и я послушался его, о чем не раз жалел. Я промолчал и теперь чувствовал себя лжецом, что отравляло каждый час моей свободы. Если Виктория не имела к преступлению отношения, это склоняло чашу весов в пользу моей вины. Если наоборот – спасало мою совесть, в случае если Виктория в этом замешана.

- Ну, хорошо, но это только между нами, - сдался Блэк, сложив на столе руки. – У нее служебный роман с одним из ваших сотрудников. Его зовут Райли Бирс. Он утверждает, что в ту ночь они были вместе.

Моя челюсть поздоровалась с полом.

Нет, что-то такое я предполагал – Виктория не отличалась сдержанностью, у нее могли быть отношения и с несколькими мужчинами. Но то, что этим мужчиной окажется Райли, который пренебрежительно рассуждал о развязном нраве Виктории и предостерегал меня от отношений с ней, меня поразило.

Теперь стала ясна его реакция, когда я поделился с ним своей проблемой с секретаршей, пытавшейся меня соблазнить. Должно быть, он сильно ко мне ревновал, вот почему так злился.

Откровение Блэка не принесло мне облегчения, - напротив, добавило новых сомнений. Теперь, бывая в клинике и видя Викторию и Райли рядом, я не мог избавиться от мысли, что они могли спланировать нападение на меня и моего отца вдвоем. Райли Бирс был не последним человеком в «Каллен Медикал» - он был правой рукой отца и членом совета директоров, одним из пяти главных акционеров. Ему перешли кое-какие права после ухода Карлайла, а в случае моей смерти он смог бы претендовать на приобретение всей клиники. Эти двое имели мотивы, да еще и встречались – и меня возмущало, что копы не уделили этой парочке достаточно внимания и не объявили их главными подозреваемыми. Мне так хотелось пролить свет на это преступление, до боли в груди мучила затянувшаяся неизвестность, но, видимо, судьба сложилась так, что правды мы так и не узнаем, как бы нам этого ни хотелось.

С тех пор Виктория вела себя со мной подчеркнуто холодно и отстраненно, что несколько облегчило мне существование на работе и позволило объясниться с Беллой без ненужных жертв.

Так что, если не считать мелких, постепенно разрешающихся проблем, мою новую жизнь можно было в чем-то даже назвать счастливой.


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
ВаллериДата: Четверг, 23.04.2020, 01:39 | Сообщение # 22
Любовь сильнее смерти

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 32262


Статус:




21-Сомбреро


Нам позвонили, когда мы с Беллой праздновали ее первый официально сданный зачёт: для нее, как для новоиспеченной студентки Стэндфорда, это было великое дело. Поднимая бокал с вином, моя девушка со смехом рассказала о похожей вечеринке, которую когда-то закатила ей Альба по случаю поступления в медицинский колледж Мехикали и первого дня обучения.

В темном подсобном помещении, куда Беллу – тогда еще даже не стажера, а уборщицу – направили с ложным поручением, внезапно зажегся свет и в воздух полетел серпантин и блестки. Несколько санитаров и сама Альба приветствовали студентку хлопком шампанского. На голову Белле водрузили сомбреро, вручили бокал, скандируя «поздравляем» и обнимая. Белла вспоминала, что это стало одним из ярчайших и приятных событий той, прошлой жизни, довольно мрачной и безысходной во всем остальном.

Звонок прервал наш вечер на самом интересном моменте, но мы не жаловались: Элис взволнованно сообщила, что ей показалось, будто Джаспер пошевелил рукой. Датчики состояния, по ее словам, тоже вели себя как сумасшедшие.

Мы сорвались, не раздумывая. Через пятнадцать минут мы примчались в клинику, поднялись на этаж и рванули в палату Джаспера.

Больничные коридоры были пусты, за исключением одной-единственной санитарки на ресепшене, следящей за состоянием пациентов через компьютер. Пластические операции редко приводили к серьезным осложнением, Джаспер был нашим единственным «тяжелым» случаем, и Райли выделил для него отдельную сиделку.

Медсестра Кармен приподнялась нам навстречу, отчитавшись, что проверила Уитлока полчаса назад и уже вызвала доктора Элеазара, но тот сможет прибыть только утром. Реанимация, находившаяся на шестнадцатом этаже, была в полной готовности, если пациенту вдруг станет хуже.

В ярко освещенной палате сейчас находилась только Элис. Дружески поприветствовав нас, она отложила журнал и покинула стул, чтобы узнать больше про показания приборов.

Невооруженным глазом было видно, что Джаспер вышел из комы и сейчас находится в фазе быстрого сна. Скорее всего ему снился малоприятный сон: веки вздрагивали от движения глазных яблок, кончики пальцев подергивались, дыхание было поверхностным.

- Он так ведет себя уже больше часа, - сообщила Элис шепотом, словно боялась разбудить нашего важного пациента. - Медсестра заходила и сказала, что он может очнуться в любой момент, тогда-то я и позвонила вам.

- Спасибо, - глубоко взволнованным голосом поблагодарила Белла, со сжатыми у груди руками внимательно наблюдая за тем, как я проверяю реакцию зрачков Уитлока фонариком.

- Ну… как… - прошептала она нервно.

- Реагируют, - констатировал я и сделал шаг назад, вставая поближе к Белле, чтобы поддержать ее морально в этот архиважный момент.

- Такого раньше не бывало! – широко раскрытыми глазами взглянула она на меня с выражением безграничного доверия и надежды. – Он никогда еще не был так близок к пробуждению. Думаешь, уже скоро?

Я взглянул на часы, прикидывая варианты, но вряд ли мог предсказать точное время.

- Остается ждать.

Я взял девичью ладошку и сжал ее в своих, передавая силу. Кулак Беллы не расслабился, а взор непрерывно был обращен на лежащего мужчину, с таким непередаваемым чувством нетерпения и любви, что мне становилось не по себе. Я чувствовал себя лишним. Посторонним, ворвавшимся в чужую семейную жизнь.

Веки Джаспера затрепетали, и он приоткрыл глаза, слепые и обессиленные. Они уставились в никуда, однако это было теперь делом времени, когда он окончательно очнется и осознает себя.

- Думаю, он нас уже слышит, - прошептал я, и Белла выдернула свою руку из моих, разрывая контакт. Я всей душой любил Беллу, сопереживал ей и Джасперу, но старые страхи не задержались напомнить о себе чувством неприятной пустоты оставшегося за дверью бывшего парня.

- Джаспер? – наклонившись над другом, Белла взяла его за руку, близко заглядывая в глаза. Ее бледные щеки заблестели от влаги. – Джаспер, милый?..

- Бел… - еле слышно сорвалось с сухих мужских губ.

- Да, это я! – в голосе Беллы было столько счастья, сколько мне и не снилось.

Элис подошла и прижалась ко мне плечом. Я обнял сестру, нуждаясь в поддержке так же сильно.

- Думаю, нам стоит оставить их наедине, - безлико произнесла сестра, и я был согласен с ней.

Я радовался за то, что нам удалось помочь парню выкарабкаться, спасти человека. Был счастлив, что Белла вновь обрела потерянную часть себя. Но что меня ждало впереди? Любовь или забвение? Кого выберет Белла, меня или Джаспера, если он поставит ей такое условие? И почему я не послушался Элис, отказавшись узнать заранее планы Беллы насчет Джаспера и меня?

Я многое начал вспоминать, я строил свою новую жизнь с нуля последние несколько месяцев, и неотделимой ее частью всегда была Белла. Но теперь мое будущее вновь подернулось мрачной вуалью неопределенности…


Идеальный носитель - 12 глава от 1 июня | Крик совы - 15.1 глава от 1 июня

Личная страничка
 
Twilight Russia. Форум » Fanfiction » Разминка для ума » Текущий марафон » Валлери
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Четверть века спустя...