Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2735]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4826]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15369]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14628]
Альтернатива [9233]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4317]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

В плену у страха
Белла - известная телеведущая. Джеймс - опасный маньяк, который положил глаз на Беллу... Кто сможет ее спасти, не испугавшись взглянуть в лицо опасности?

Мой ангел
Розали отправляется на морскую прогулку со своим будущим мужем, ожидая обещанный сюрприз, но даже не представляет, что ждет ее на самом деле…

Это не выбор... Это судьба
Он думал, вечность скучна, но получив после перевоплощения необычный дар, перемещаться во времени, Эдвард и не подозревал, что судьба решила вовлечь его в свои собственные игры.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Сопутствующее обстоятельство
Эрик Байер не так искусен в сокрытии подобного рода секретов, как Дита – в их раскрытии.

Запретная любовь / A Forbidden Love
Спасаясь бегством от преследователя отца, Белла притворяется прислугой, ожидая прибытия лорда Карлайла. Одновременно с этим лорд Эдвард, чтобы защитить невинную девушку, делает ее любовницей.
Англия 1800 годы, Lemon.

Всему свое время
У судьбы свои игры со смертными и бессмертными, свои коварные правила, и влюбленным часто приходится долго ждать, почти целую вечность, чтобы место и время встречи сошлись в нужной точке.

Кристофф
Розали, без преувеличений, лучшая кандидатура эскорт-агентства. А Кристофф Койновски привык брать самое лучшее.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6719
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 41
Гостей: 37
Пользователей: 4
Bad8864, Saturn2763513, tasha3442, mariammurvanidze94
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Колибри-2. Глава шестнадцатая

2024-5-26
14
0
0
Я просыпаюсь от дневного света, что пробивается сбоку окна. Это не солнце, но яркий отблеск от чего-то снаружи, преломление через стекло, просочившееся извне из-за занавески, слишком сдвинутой от края. Рука Эдварда на мне, на моём бедре под одеялом. Я поворачиваю голову, но он спит. Точно спит. Не притворяется. Мы заснули почти сразу после второго раунда. Эдвард даже быстрее. Я же сначала написала Рэйчел, чтобы меня не ждала. Она ответила коротким словом «хорошо». Немногословно, но она и не в том состоянии. Это очевидно. Неожиданно Эдвард переворачивается во сне на бок, и его рука спадает с моей ноги. Кроме того, движение приводит к смещению одеяла с нас обоих, которое перекрутилось за ночь, и я вижу расслабленный член. Это не первая наша совместная ночь. Но все те несколько ночей были давно. Так давно, что уже и не вспомнить точные даты. Это не даты, обозначающие годовщину отношений, и не дата свадьбы. Всё это всё равно что впервые. Видеть Эдварда таким. Обнажённым и словно уязвимым. Но, конечно, он не прямо-таки уязвим. Я осматриваюсь и вижу его трусы совсем рядом на полу, прежде чем дотянуться до телефона посмотреть время. Я заводила будильник на 7:30. Сейчас 7:26. Ещё есть немного времени, чтобы Эдвард поспал. Четыре минуты это, конечно, ерунда, но если отключить будильник? Мне надо быть на учёбе в девять. Я просто не могу остаться дольше и иду умываться. За неимением зубной щётки, которой тут и неоткуда взяться, я тщательно споласкиваю рот и немного вожу пальцем по зубам, прежде чем повторить. Тогда же из комнаты доносится звук будильника. Я вытираю руки и возвращаюсь в спальню. Эдвард совершенно на него не реагирует. Сигнал намеренно тихий, но неужели сон может быть настолько крепким? Почему бы и нет. Я выключаю будильник и думаю, что делать. Это незнакомый район, и не получится просто выйти на улицу и пойти сразу к остановке общественного транспорта. Это может оказаться не та остановка, и тогда я потеряю время. Но Эдвард так умиротворённо спит. Если я прогуляю один раз, всего один раз, то и ладно. Я никогда не прогуливала. Даже чувствуя себя не слишком хорошо из-за месячных или просто будучи не в настроении, потому что прошедшей ночью мне снился Эдвард, и при пробуждении воспоминания о нас погружали меня в разбитое состояние. Каково вообще пропускать занятия? Потом придётся спрашивать, что было, и переписывать лекции. Я не так уж и хочу разбираться в чужом почерке, чтобы восполнить пробелы. И сомневаюсь, что Эдварду понравится то, что я прогуляла.

- Эдвард, - я забираюсь на кровать под её скрипучий звук, зажмуриваясь от того, какой он громкий. Эдвард двигает рукой в мою сторону и, устремив ладонь ещё немного вперёд, дотрагивается до меня. Его ладонь обхватывает колено, кончики пальцев проходятся по внутренней стороне, и о Господи, как же это чувствительно. Его медлительность, но не в плохом смысле. Его вдох. Его движение, из-за которого одеяло с него сползает ещё больше. Всё так, словно Эдвард вот-вот проберётся мне под кожу в буквальном смысле, просочится в кровоток и этим вольётся в моё сердце, чтобы так и остаться там. Он уже сделал всё это. - Доброе утро.

- Доброе, - из-за того, как его лицо прижато к подушке левой щекой, улыбка получается кривоватой, и я даже не вижу её целиком. Он прищуривается, когда чуть приподнимает голову, реагируя на солнечный свет. - Как ты?

- Мне нужно в кампус.

- Да, знаю.

Он намеренно переворачивается. Точно намеренно. Вне всяких сомнений. И смотрит на свою рубашку, которую я надела почти на голое тело, не считая трусиков под ней. Но я ещё без бюстгальтера, и тем более мне не хотелось надевать сразу кофту и штаны.

- Ты отвезёшь?

- У нас есть ещё минут семь? - я киваю, и он притягивает меня к себе, зажимает между собой и матрацом. И не остаётся ни единого шанса, что Эдвард просто поцелует и отпустит. Он стремительно пробирается рукой под пуговицы, не расстёгивая, потому что достаточно и этого. Ему достаточно, чтобы нащупать полушарие моей груди, которое немедленно оказывается окружённым его ладонью. Я задыхаюсь от всего. От действий, взгляда, нажатия на сосок и давления между моих ног. Эдвард трётся о меня. Через бельё, но так, будто его и нет. Почти обездвиженная, я всё равно нахожу пространство проскользнуть рукой между нашими телами и обхватить член в нижней его части. - Белла.

- Больно?

- Нет. А у тебя там не болит? Спрашивая, как ты, я имел в виду это.

- Не болит. Я не стала бы скрывать от тебя.

Мы целуемся. Ласкаем друг друга. В прекрасном сумасшествии момента. В незримом, но очевидном желании касаться всё больше. Его не сдержать. Мы и не пытаемся. Эдвард приникает тяжелее, опускаясь всем весом, и ненадолго отрывается от меня, только чтобы спуститься с поцелуями к чувствительной точке на шее. Он облизывает языком, помня, как мне это нравится. Как я люблю, когда он делает так. Только он. Быть Джереми столь близко я и не позволяла. Эдвард упирается членом мне в лобковую кость. Он набухает, и я веду по нему рукой, скользкому, твёрдому и с венами, которые тоже ощущаются увеличившимися. Я не получаю достаточно времени насладиться своим влиянием, потому что Эдвард дотрагивается до моей руки и сдерживает её, не убирая от себя, но и не позволяя продолжать.

- Белла.

- Ты не хочешь?..

- Хочу, но не сейчас. Не в спешке.

- Никакой спешки. Мы всё успеем. Я успею на занятия. Позволь мне.

Я так его жажду. И так тоже. Коснуться ещё, скользнуть ладонью и не останавливаться. Забыть обо всех запретах и про время. Я пододвигаюсь к Эдварду, и он поддаётся мне. Ослабляет хватку и смотрит вниз. Туда, где его рука соприкасается с моей. Напоминая, как он любит. Да. Господи. Я наблюдаю за изменениями эмоций на его лице. Как его улыбка превращается из нежной в порочную по мере приближения оргазма. Совсем скоро. Вот-вот. Эдвард застаёт меня врасплох, прикасаясь к соску тянущим движением. Ох, чёрт. Я ёрзаю. Это должно было быть только для него. А он... Он... Нет, я продолжу. Осталось немного. Эдвард дрожит от подступающего оргазма. Я знаю выражение его лица в такие моменты. Глаза как бездна, как океан. Он прекрасен. Мой любимый. Мой. Он и я... Мы единое целое. Кончая, Эдвард целует меня. Его сперма между нашими телами. На простыни. Немного на моей руке. Но я просто вытираю её о постельное бельё. Эдвард выдыхает. Его дыхание ещё частое.

- Я выгляжу как после секса?

- Да.

- И от меня пахнет сексом?

- Да.

- Если мы оба встанем, я закину всё в стиралку и заскочу на минуту в душ.

- Думаю, это хорошая идея.

Я выбираюсь из кровати, и Эдвард стягивает простынь, прежде чем уйти с ней в ванную. Я одеваюсь, пока его нет, пользуясь своими влажными салфетками, чтобы вытереть кожу. Эдвард выходит в полотенце через пару минут. Мог и голым. Потому что он быстро сдёргивает его и тянется за трусами. Несколько секунд он совершенно обнажён.

- Я заеду постирать после встречи с риелтором, а потом поеду домой. Я напишу перед отъездом. Сначала позвоню. Вдруг попаду в твоё окно.

- Хорошо.

- Ты же позавтракаешь в кампусе? Или давай заедем куда-то по пути, я куплю тебе гамбургер или что-то в этом роде.

- Я поем там. Меня больше волнует то, когда поешь ты.

- Заскочу на заправку и что-нибудь возьму. Обещаю.

Мы собираемся, Эдвард отдаёт мне ключи от квартиры, чтобы я сама попробовала запереть входную дверь, а потом отвозит меня в университет. Ключи остаются у меня. Эдвард получит второй комплект у риелтора. В отличие от дня заселения, теперь Эдвард не может заехать на территорию кампуса и останавливает машину недалеко от проходной.

- Ты поедешь сегодня на работу?

- Планирую. Но, наверное, ненадолго. А тебе сегодня надо работать?

- Да. Помнишь, после работы я заглядываю в бассейн, прежде чем пойти домой? Я перезвоню, если пропущу твой вечерний звонок.

- Хорошо. Спасибо, что напомнила.

- Пока.

Потянувшись к Эдварду, я целую его в губы. На несколько секунд он касается моих волос у шеи и углубляет поцелуй, пока не отодвигается от меня с громким выдохом. Я не услышу подобный выдох ещё какое-то время. Около недели или, может, больше. Но мы постоянно на связи. Мы можем выносить кратковременную разлуку. Мы ещё учимся, но должно будет получаться всё лучше. Чуть легче. Я выхожу на улицу, и Эдвард отъезжает от кампуса. Не медленно, но и не быстро я двигаюсь в сторону общежития. Дверь в нашу с Рэйчел комнату оказывается заперта. Я достаю ключ из недр сумки и стараюсь повернуть его в замке как можно тише. Рэйчел может ещё спать. Из-за того, что я не разбудила. Или потому, что, может, ей плохо спалось, или она вообще еле заснула. Но в комнате никого. И нет рюкзака, с которым Рэйчел ходит на занятия. Как и её обуви. Видимо, Рэйчел уже встала и ушла. Я переодеваюсь, собираю всё для учёбы и двигаюсь на выход. Ещё есть время заскочить за выпечкой с кофе. В кофейне ждёт свой заказ лишь один человек, так что меня обслуживают сразу после него. Латте готово через две минуты, а бейгл подают сразу, ещё тёплый, завёрнутый в пергамент. Я отхожу чуть в сторону, наблюдая, как молоко струится в одноразовый стакан из кофемашины. В это время поток холодного воздуха обозначает, что в кофейню вошёл новый посетитель. Я автоматически поворачиваю голову посмотреть и вижу Джереми. Он тоже замечает меня, отводя взгляд от двери, когда она закрывается. Он может уйти, чтобы не говорить со мной или просто не становиться ближе, что необходимо для заказа. Но он подходит к стойке. Девушка-бариста ещё у кофемашины, так что он точно обращается ко мне.

- Привет.

- Привет, Джереми. Как дела?

- Точно лучше, чем в нашу прошлую встречу. Я могу видеть тебя и не хотеть не видеть. Я подозревал, что сюда зашла ты, но, как видишь, не ушёл в другую кофейню. Мне капучино с карамельным сиропом, пожалуйста, - говорит Джереми подходящей с моим латте бариста. - А как ты?

- Тоже хорошо.

- Ты собираешься сесть за столик или сразу уйдёшь? Можем попить кофе вместе.

- Да, почему нет.

Мы располагаемся за столом в двух шагах от стойки. У меня не так много времени, так что я сразу откусываю от бейгла, но латте пока не трогаю, лишь открывая крышку, чтобы немного остыл. Джереми садится на стул, который отодвинут от стола, с опущенным вниз взглядом.

- Новый пуховик? Перед Новым годом на тебе был другой.

- Новый. Родители подарили.

- И телефон?

Айфон лежит на столешнице. Не знаю, зачем мне понадобилось доставать его из кармана, где он находился под замком. Я просто сделала это, когда садилась. Без особых причин. Не потому, что волновалась пропустить сообщение от Эдварда. Ещё рано. Он даст знать о себе не раньше, чем встретится с риелтором и завершит все формальности по квартире.

- Да. Но не от родителей.

- Конечно. Ты к нему вернулась? Только не ври.

- Я с ним, но это путь. Это решение быть с кем-то, принимаемое каждый день снова и снова.

- Он его каждый день не принимал. Это правда, которую знаешь ты, и знаю я. И всё равно настанет день, когда твоя жизнь с ним превысит то время, что ты провела со мной. Я... Я пытался вытащить тебя. По-своему. Насколько мог в свои двадцать два. Но ему точно больше, и я...

- И ты вытащил, Джереми. Не сомневайся. Ты вытащил, - я едва не касаюсь его руки, но одёргиваю себя. Не стоит. Не нужно. - Без тебя я бы так и оставалась в том состоянии ещё долго. Твой возраст не делает тебя хуже. Ты был самим собой, и в этом я и нуждалась.

- Ты не жалеешь?

- Нет. При других обстоятельствах, в другой жизни... Это мог быть ты. Но Эдварда я встретила раньше.

- И другой жизни нет. Есть только эта, Белла. В этой жизни у меня не было шанса, - Джереми обхватывает свой напиток другой рукой и теперь смотрит больше в мои глаза. - Независимо от того, кого ты встретила первым. Я не религиозен, чтобы верить в то, что всё решает судьба, а люди лишь плывут по течению, но я просто не твой человек, а ты не мой. Я тебя отпустил. Этой... боли больше нет. Не знаю, может, мне было больно лишь от того, как ты всё сделала и в какой день, а не от того, что ты в принципе порвала со мной. Мне жаль, что я вышел из себя. Я хочу извиниться перед тобой. Я уж точно не имел права указывать тебе, можешь ли ты общаться с Рори или не можешь.

- Тебе не должно быть жаль. Эмоции это нормально. Любые эмоции. Ты их проявил, и тебе стало легче.

- Стало.

- Видишь, в том и смысл.

Мы заканчиваем каждый со своей едой в тишине, а потом расходимся в разные стороны. Я успеваю прийти на занятие где-то за пять минут до его начала, но Рэйчел тут нет. Где она тогда? Я звоню ей, пока есть время. Она не отвечает, и мне становится беспокойно. До занятия две минуты. Преподаватель ещё не пришёл. Остаётся только одно. Позвонить Дилану. Может быть, он знает, где его девушка, даже если она уже не хочет быть его девушкой. Или, может быть, она у него. Меня не было целый вечер. Вдруг они помирились. Маловероятно, но вдруг. Я набираю номер, немного пролистав список контактов. Идут гудки, и я уже настраиваюсь на то, что и Дилан не возьмёт трубку, когда он откликается после четвёртого гудка.

- Да. Алло.

- Привет, Дилан. Это Белла.

- Да, знаю. У меня есть твой номер. Что-то случилось?

- Возможно. Рэйчел нигде нет. Я ночевала не в общежитии, приехала в кампус только недавно, и её не было в комнате, как нет сейчас и в аудитории. Я ей звонила. Рэйчел не ответила.

- Ладно, - медленно проговаривает Дилан. - Я понял. Я её найду. Ты не переживай и оставайся на занятиях. Я дам знать, когда что-то выясню или отыщу её.

- Дилан.

- Это я всё устроил. Я и должен разбираться. Не ты. Спасибо, что сообщила.

Он отключается. Мне приходится убавить звук до минимума, но я не убираю телефон в рюкзак. В любой момент Дилан может перезвонить или прислать сообщение. Эдвард тоже, но Эдвард взрослый, и он не исчез. Он в порядке. Я конспектирую лекцию, как могу, сокращая слова чаще, чем обычно. Я не уверена, что потом разберу всё, что написала кратко. Просто сейчас это не главное. Когда занятие завершается, я собираюсь быстро, хотя от Дилана ничего не появилось. Ни словечка. Возможно, он и бросил поиски. Или просто уже пора обращаться в полицию. У них больше ресурсов. Там могут отследить телефон, выяснить, включён ли он сейчас, а если нет, то когда был в сети в последний раз, и всё такое прочее. Да, я позвоню в полицию, если потребуется. Мне нечего скрывать. Я протискиваюсь в коридор не первой только потому, что некоторым было ближе идти от своего места к двери, и, обдумывая, что же делать, вижу Дилана, лишь когда он возникает передо мной и касается моей руки, чтобы остановить от столкновения.

- Привет. Я её нашёл. Буквально пару минут назад. И решил уже подождать здесь.

- Что? Где она?

- В женском туалете. Она перепила и отрубилась там. Не в собственной рвоте, ничего такого. Она просто... Не смотри так, Белла, ладно?

- Я имею право и буду смотреть так, как хочу. Как ты заслужил.

- Ну да, я дерьмовый парень, потому что пару раз посмотрел порно, и однажды моя девушка застала меня лишь за этим, потому что я не дрочил и даже не держал...

- О, хватит. Я не желаю слушать о том, как именно это было. Ей больно, вот и всё. И довёл её ты.

- И я не отрицаю свою вину. Я разбираюсь с этим. Я пытаюсь всё уладить. Я её нашёл и пришёл сюда, чтобы ты знала. Я не прошу тебя уйти и сопровождать её до общежития. Я и сам могу закончить всё, что начал. Если просто хочешь с ней увидеться, пока мы не ушли, то пойдём. Нет, и ладно, поговорите позже. Это уже ваше дело.

- Я иду.

Мы минуем несколько коридоров до того, где расположены туалетные комнаты. Дилан остаётся ждать снаружи. Рэйчел умывает лицо, когда я вхожу, и тянется за салфетками, чтобы вытереться. Я подаю ей их, и она благодарит. Будто мне так уж нужна благодарность за такую ерунду. Мы подруги, что бы ни было. За некоторые вещи необязательно благодарить. Я же не спасала её из притона или от насильника, как и не делала искусственный массаж сердца, чтобы вернуть к жизни.

- Не за что.

- Он за дверью?

- Да. Он отведёт тебя к нам.

- Я тоже не идеальна. Я могу напиться и, как видно, заснуть потом в туалете. Не слышать звонков, пока меня все ищут. Ты ему позвонила.

- Потому что подумала, что ты можешь быть с ним. Только поэтому. Я не знала, где ты.

- И я создала эту ситуацию, не ты. Ты не обязана бросать что-то или свои отношения из-за меня. Это так, к слову. Выходит, вы сняли квартиру?

- Да. Выбрали один вариант.

- Рада за тебя, - Рэйчел протягивает руку к моей руке. - Я вчера повела себя не лучшим образом. Здорово, что это не отразилось на ваших с ним планах.

- Это не значит, что я буду уезжать туда постоянно. Лишь когда Эдвард будет в городе, - я считаю нужным уточнить. Я нужна Рэйчел. Если она, по-видимому, и собирается принять Дилана с некими его потребностями, то я всё равно не хочу, чтобы она посчитала, что я вот-вот вообще свалю навсегда. - Ты всегда можешь ко мне обратиться за советом или помощью.

- Не прямо всегда. Я знаю как минимум одно действо, когда тебе точно будет не до того.

- Ну в этом случае я перезвоню позже, - отвечаю я, понимая, что речь вне всяких сомнений о сексе. - Или сделай два дозвона, и тогда мне станет понятно, что дело действительно срочное. Твоё дело, что бы там ни случилось.

- Я чувствую себя странно.

- Почему?

- Мы никогда не разрабатывали какие-то коды на случай подобной ситуации. Но это типа они и есть. Вот от чего мне странно.

- Ничего, Рэйчел. Всё хорошо. Если нам однажды понадобится, то нам не повредит то, что теперь они у нас есть. Если не понадобится, то это тоже хорошо. Это значит, мы в безопасности, и нас окружают люди, которые не причиняют боли, и именно для нас мир является прекрасным, добрым местом. Пойдём?

- Да.

Я выхожу из туалета первой. Дилан приобнимает Рэйчел, но больше на всякий случай. Она двигается вполне уверенно и без его помощи. Я провожаю их только до лестницы, потому что мне нужно на занятие двумя этажами выше. Оно уже близится к концу, когда звонит Эдвард. Я наклоняюсь, взяв трубку, и шепчу, чтобы он написал. Я могла бы вообще не отвечать, но мне хотелось услышать его голос. Даже в течение двух-трёх секунд, необходимых для подтверждения того, что он меня понял. Меньше, чем через минуту, от него приходит сообщение.

Всё в порядке? Я закончил с делами и собираюсь уезжать домой. Пока ещё в квартире, но сушка вот-вот завершится. Я уберу простынь в шкаф. Нашёл другую, ею и застелил кровать.

Хорошо. И да, у меня всё в порядке.

Лично у меня, со мной всё хорошо. Рэйчел другое дело. Я бы поделилась с Эдвардом, но не в сообщениях. Это долго. Ни у кого из нас сейчас нет времени. Да и вряд ли даже ради меня ему интересно и хочется слушать много о Рэйчел. О том, что она напилась из-за парня, но пошла на занятия, чтобы только заснуть в одном из туалетов.

Только не плачь, колибри. Не плачь, пожалуйста.

Не буду. Езжай спокойно. Дай знать, когда доберёшься.

Так и будет, колибри. Люблю тебя.

Я тоже тебя люблю.

День тянется своим чередом. Я записываю конспекты тщательнее обычного. По моему субъективному мнению у меня не ужасный почерк. Но все эти годы Рэйчел всегда была на занятиях вместе со мной. Она никогда не пропускала, и ей не приходилось потом переписывать всё в свои тетради. Но теперь это неизбежно. Я смогу лишь что-то пояснить, если у неё возникнут вопросы по новому материалу, но не сидеть рядом, пока она пишет. Рэйчел сидит за ноутбуком, когда я прихожу после окончания занятий. Она слушает лекцию на просторах интернета, в которой рассказывается о способах удержать внимание читателя, чтобы он не отвлекался от вашей книги, а наоборот стремился скорее узнать, что же будет дальше. Рэйчел нажимает на паузу, понимая, что я кладу свои тетради перед ней.

- Спасибо.

- Не за что, - я избавляюсь от верхней одежды. - Как дела? Тебе получше?

- Да. Мы с Диланом зашли в кофейню, прежде чем пойти сюда, и он заказал мне мятный чай. Стало почти идеально.

- И где он сейчас?

- У него первая смена в баре. Он устроился на работу. Мы проговорили несколько часов. Это было так освобождающе. Теперь, если мы и разбежимся, когда бы это ни произошло, через полгода, год или позже, я не буду слабачкой. Я вынесу это. Как и любую причину, которая станет основной для принятия такого решения.

- Ты не представляешь, как я рада это слышать.

- А что твой парень?

- Он уже дома. Позвонил около часа назад. Хочешь есть? Съездим на набережную, поедим суши в том ресторанчике. Мы давно там не были. У меня есть время до работы.

- С самого октября. Дай мне семь минут, и я буду готова.

- Я пока соберу сумку в бассейн.

Мы добираемся до набережной на общественном транспорте. Надеюсь, однажды летом Эдвард приедет сюда со мной, и мы с ним проведём, гуляя, целый день именно здесь. Наслаждаясь видами, останавливаясь перекусить в каком-нибудь милом ресторанчике, которых тут немало, и уходя оттуда с мороженым или приобретая его позже у уличного торговца. Я заказываю два вида роллов. Мне ещё работать, а потом идти в бассейн. Хоть они и не так питательны, как орехи или яйца, этого хватит, чтобы позднее съесть яблоко уже в общежитии. Рэйчел выбирает ещё и пиццу в дополнение к своим любимым унаги маки. Позднее она ожидаемо просит сложить ей остатки пиццы с собой хоть в пакетик. Ей приносят их в небольшом одноразовом контейнере, и, одевшись, мы покидаем заведение, после чего ненадолго подходим к заливу. Как и везде, здесь лучше летом. Ветер приятный, а не жёсткий. Свет солнца, которое обеспечивает загар, а не просто светит, как сейчас. И можно сидеть у заведений прямо на улице, а не торопиться в тепло. Но лето ещё настанет. Совсем скоро. После возвращения в кампус я только надеваю другую более тёплую кофту и сразу ухожу на работу. Сегодня она не требует особенно много усилий. Подготовить несколько фото для социальных сетей, сделать одну презентацию, которая в моей голове и так была наполовину готова, и по сути оставалось лишь собрать уже заготовленные материалы в единую картинку, написать пару сопровождающих текстов на будущее. Патрик заглядывает ко мне, как раз когда я сохраняю документ на рабочем ноутбуке. Я здороваюсь и предлагаю Патрику прочитать, если есть время.

- Не сегодня, Белла.

- Как скажите. Хорошо. У вас что-то случилось?

- Не плохое. Никто не заболел, и никто не умирает. Но ждать второго ребёнка, когда с первым было всё так давно, временами затруднительно. Прекрасно и затруднительно.

- Ох. Я вас поздравляю, сэр. Можно вас обнять?

- Да, давай. Смелее.

Я обнимаю Патрика, помня о границах. Он мой босс, не друг, хоть и рассказал о грядущем пополнении в семействе, и несмотря на то, что времени я тоже что-то да рассказывала ему о своих отношениях с Джереми. Не уверена, что смогу так же делиться тем, что происходит у меня сейчас. С Эдвардом всё другое. Не все достаточно мудры, чтобы понимать отношения, когда они с не кем-то, кто близок по возрасту. Я уже проходила это в семье и не хочу такого снова, но уже в работе.

- Вы уже знаете, кто у вас будет? Извините, если мой вопрос неуместен.

- Вовсе нет. Вопрос как вопрос. Ничего неуместного. Но нет, ещё нужно подождать, чтобы узнать. У меня нет предпочтений, как и в первую беременность с дочкой. Главное здоровье ребёнка и его матери.

Патрик ненадолго включает свой рабочий компьютер. Очевидно, у него тоже есть дела. Я отворачиваюсь, не желая мешать просто тем, что смотрю. Он заканчивает с ними в течение короткого промежутка времени и, выключив аппаратуру, уходит с пожеланием хорошего вечера. Я отвечаю Патрику тем же. Проходит ещё около двадцати минут плотной работы, когда я допиваю прохладительный напиток, хотя это уже скорее растаявший лёд, и собираюсь в бассейн, дважды проверив, заперт ли ящик с рабочим ноутбуком. Заперт. Всё хорошо. Саму дверь я тоже запираю на ключ, но не беспокоюсь об этом. В здании всегда есть охрана. Они обходят всё ночью и проверяют, и у них тоже есть ключи. Сегодня в бассейне меньше людей, чем было в мой прошлый визит сюда. Я плаваю всё время по одной дорожке, что вообще-то редкость. Обычно приходится почти постоянно перемещаться, если становится слишком многолюдно там, где нахожусь я. Но сегодняшний вечер исключение, и быть почти одной мне особенно в кайф. После я неспешно сушу волосы в раздевалке, прежде чем также медленно двинуться в сторону общежития через кампус. Рэйчел нет на месте, о чём я догадываюсь из-за необходимости доставать ключи перед нашей дверью, но внутри меня ждёт записка у чайника.

Ушла к Дилану. Всё хорошо. Не беспокойся обо мне.

Я откладываю записку, прежде чем приступить к раздеванию. Позднее я сажусь за задания, медленно потягивая чай с одной ложкой сахара из своего высокого бокала. Эдвард не звонит, и если причиной тому, что он считает, что я ещё занята, то я не обязана ждать звонка. Я доделываю математическую задачку в рамках изучения общих дисциплин и, откладывая тетрадь, набираю номер своего парня. Он отвечает через два гудка. Это быстро.

- Привет.

- Привет. Знаю, ты ответил почти сразу, но у тебя всё в порядке? Ты не звонишь, и я позвонила сама.

- Я на это и надеялся. Что ты позвонишь сама, когда освободишься. Как твой день?

- Активно. Рэйчел вчера напилась, а сегодня уснула в туалете в здании, где у нас были занятия.

- Это не хорошо. Это из-за того парня?

- Да, он её и искал.

- Он и должен был, Белла. Ты хорошая подруга, но именно в данных обстоятельствах это его ответственность. Ты не можешь решить их проблемы за них.

- Знаю. Я и не собираюсь.

- Хорошо. Но как именно твой день? Ты была в бассейне?

- После работы. У моего босса будет второй ребёнок.

- О, - Эдвард выдыхает очень близко к динамику. - Вы типа друзья, что он делится таким с тобой?

- Не друзья. Просто мы хорошо общаемся. Не только как босс с подчинённой. У тебя наверняка иначе, потому что наши ситуации различны, но у меня вот так. Он не звонит мне по много раз на дню, чтобы оставить указания, и даже не всегда присутствует в кабинете, когда я работаю. Я бы даже сказала, что это редкость.

- Понятно. Послушай, есть разговор. Нам нужно обсудить одно серьёзное дело. Нет, забудь, это не дело. Не такое дело, которое нужно обязательно сделать в конкретный день и час. Но это важно, поэтому я не уверен, как лучше нам поступить, обсудить сейчас по телефону или подождать, пока я не приеду на выходные.

- Я предпочитаю обсудить сейчас. Ты уже много всего об этом сказал, и ты явно нервный. Поэтому давай не будем ждать выходных. Говори.

- Ты так охуенно спокойна.

- Потому что меня ничего не беспокоит, Эдвард, - медленно отвечаю я. - У меня нет ощущений, что ты снова что-то подумал и снова сделаешь что-то против нас. Твой голос звучит совсем не как тогда.

- Значит, ты спокойна из-за моего голоса.

- Главным образом поэтому. Так о чём ты хочешь поговорить?

- Моя мама хотела бы познакомиться с тобой. Вот об этом.

Я воспринимаю слова будто медленнее обычно. Что означает то, что его мама хотела бы познакомиться со мной? Это подразумевает моё обязательство согласиться, потому что она действительно заинтересована в этом, или я могу пока откладывать данное событие, если она, скажем, не слишком хочет этого, но полагает, что нам просто нужно сделать это, поставив галочку, как в пункте дел? Мама Эдварда не тот человек, с кем ему было и остаётся максимально легко. Может быть, ему даже легче с Карлайлом, потому что он не жил с отцом, и отец не та фигура, которая напрямую более повинна в чём-то, что касается детства Эдварда. Я не хочу столь скоро знакомиться с его матерью. Я не уверена, что готова. И не уверена, зачем это нужно именно ей. Если это лишь способ дополнительно заглаживать вину перед Эдвардом, демонстрируя безоговорочное желание принять его отношения, то ради него я могу постараться пережить знакомство. Но если она выкажет хоть что-то похожее на упрёк, ведь по его словам она всерьёз забеспокоилась за него в период после меня, то вряд ли это закончится хорошо.

- И когда?

- Когда мы решим. Когда оба будем готовы. Но она хочет увидеть тебя до своей свадьбы, чтобы не было странно знакомиться там. Мама полагает, что ты придёшь вместе со мной. Я этого не говорил и не подтверждал её мысли, но для неё вроде по-настоящему важно узнать тебя и не в тот день, а раньше.

- Вроде. Именно. Мы не уверены, насколько ей это важно. Или не уверен ты, а значит, не могу быть уверена и я.

- Давай ты не будешь отзываться о моей матери, как о злобной и бездушной женщине.

- По-моему, первым почти такой её описал ты. Это было, и не вижу смысла отрицать сам факт этого.

- Я не отрицаю, но мы с ней во многом улучшили наши взаимоотношения, и в чём я точно уверен, так это в том, что она не будет реабилитироваться в моих глазах за твой счёт. Чего ты боишься, Белла? Давай мы поговорим об этом.

- Это не страх. Моё отношение ко всему происходящему не имеет ничего общего с тем, что я боюсь твою мать. Я лишь не хочу искать лучший вариант для себя и идти на уступки ей даже в этом. Может, это делает меня сукой. Может, это не понравится ей. Но если она хочет знакомства, и ей неважно остальное, то она может приехать и сюда. Это докажет мне, насколько она хочет встретиться. Между нами говоря, я понимаю, как это выглядит. Если я кажусь несправедливой, то пусть так и будет. Ты можешь сказать всё маме или не говорить, но я не поеду знакомиться в Такому специально.

- Я понимаю твою позицию, Белла, но это необязательно будет специально, как ты говоришь. Может быть, ты как-нибудь приедешь ко мне, и тогда мы сходим на ужин или что-то ещё.

- Если я поеду к тебе, то я поеду к тебе. Не для того, чтобы между делом увидеть твою маму.

- Что тебе стоит приехать? Ты не можешь ненавидеть её больше, чем ненавидел я. Это не твоя мать, а моя. Мы с ней разобрались. Почему ты не можешь дать ей шанс?

- Если и так, то я не буду играть роль твоей идеальной девушки. Говорить что-то, что хочешь услышать от меня ты или хочешь, чтобы я отвечала определённым образом. Например, что мы, конечно, съедемся в ближайшее время, и что я уже делаю всё для этого.

- Это наше личное дело. Играть роль не нужно.

- Хорошо, что мы сходимся в этом аспекте. Тогда можно запланировать ужин или что-то ещё на следующие выходные. Я приеду в Такому. Полагаю, твой будущий отчим тоже захочет присутствовать, или твоя мама захочет, чтобы он тоже был, так что...

- Наверное. Но пусть приезжают к нам на день. Сходим куда-нибудь в уютное местечко и пообщаемся, а потом они уедут или заселятся в отель, если не захотят ехать обратно по темноте. Ты права в том, что сказала. Я приглашу их в Сиэтл.

- Хорошо. Давай обсудим всё более детально, когда ты будешь здесь.

- Обсудим.

Мы с Эдвардом разговариваем ещё некоторое время, но уже не о его матери. Никаких особенных тем, просто обмен какими-то мыслями, желанием и даже глупостями. Он приезжает в пятницу ранним вечером. Слишком рано, отчего я ещё не свободна от занятий в силу необходимости переписать материал из библиотечной книги, которую не могут дать с собой. Её не дают никогда. Никому. Я ненавижу, что застряла с ней, но это срочно. Оказалось срочно. Эссе нужно будет сдать в понедельник. Мне придётся делать его в том числе и в квартире. Без вариантов. На переписывание уходит почти сорок минут. Я возвращаю книгу, дожидаюсь, пока в системе отметят, что я её отдала, и быстрым шагом добегаю до кампуса, чтобы собрать вещи и тетради на выходные. Всё помещается в рюкзак и прочную сумку, с которой я обычно хожу в магазин. Рэйчел желает мне удачи, добавляя, что двери всегда открыты. Я ценю это, как напоминание, что комната здесь всё ещё моя. Даже если что-то пойдёт не так уже через пару часов или с утра. Но что может пойти не так? На ум ничего не приходит, пока я не добираюсь до квартиры, отпирая дверь своим ключом. Внутри оказывается тихо и темно. Не так, что не видно дальше собственного носа, но Эдварда нет. Свет везде выключен, и я прохожусь по комнатам, удостоверяясь, что квартира пуста. Я сажусь в кресло, рядом с которым остановилась, и набираю номер. Гудок. Второй. Третий. Четвёртый. Только после него Эдвард поднимает трубку.

- Алло.

- Привет. Я приехала в квартиру. Ты давно вышел?

- С полчаса назад. Уже возвращаюсь.

- Жду.

Он приходит с двумя пакетами с едой и оставляет их стоять у двери, прежде чем поцеловать меня. Поцелуй слишком короткий. По нему я и понимаю, что Эдвард не в духе. Я уже думала об этом в течение нескольких секунд телефонного разговора, но теперь всё официально. Наглядно. И так непонятно.

- Ты что-нибудь приготовишь?

- Ты голодный?

- Чертовски. Я не стал есть дома, потому что был уверен, что мы поедим вдвоём здесь. Не думал, что тебя столько не будет. Я купил курицу, но сегодня хватит спагетти.

Мне не нравится его тон. Совершенно. Мне не нравится всё, что сейчас происходит, и как Эдвард говорит со мной. Но он голодный. Если дело лишь в этом, и его настроение улучшится, скажем, через полчаса, то я могу потерпеть. Я готова потерпеть. Я сама разбираю пакеты, заполняя холодильник, бывший пустым. Я не подумала о том, чтобы приехать сюда хоть раз как-нибудь на днях и совершить покупки. Мне было некогда, но, может, стоило постараться и выкроить часа два. Я пытаюсь понять, злится ли Эдвард на меня, что ему пришлось сидеть тут одному, да ещё и идти в продуктовый. Это действительно причина его злости? Он так быстро всё сметает с тарелки, в то время как я не съела ещё и половину, и идёт в сторону газовой плиты переложить остатки. Для меня это как ответ. Не таким он представлял этот вечер. В каком-то смысле первый вечер для нас в этой квартире. Первый раз, когда мы ужинаем здесь, а не просто остались переночевать без вещей. Кстати, где его вещи? Он ничего с собой не взял?

- Ты не сказал, что ты голодный. Я сожалею, потому что не знала, сожалею, что не купила что-нибудь поесть сама, но касаемо остального у меня не было иного выбора. Я работаю, Эдвард, и я учусь, и я тоже проголодалась. И я также готова принять всё, что тебе ещё не нравится или расстраивает в данный момент, но только если мы поговорим об этом, и ты скажешь всё, чтобы я знала. Я не умею читать мысли. Я не знаю, что в твоей голове.

Медленно, но он поднимает взгляд от тарелки ко мне. Хмурый взгляд. Сомневающийся. Эдвард смотрит вокруг себя, будто не знает, говорить или нет, и моя уверенность, что я готова услышать что угодно, сдаёт свои позиции. Ни хрена я не готова. Мне не нужны проблемы от того, что мы сняли эту квартиру. Не нужно, чтобы это решение стало источником проблем. Может, Рэйчел и права, что мы поторопились. Может, со стороны всё видно лучше. Все ошибки или поспешные действия. Возможно, мы не в силах судить здраво, когда речь идёт о нас самих, но люди со стороны отбрасывают лишние эмоции, потому что это не их жизнь, и остаётся лишь разум, посредством которого они видят всю ситуацию целиком и все те пути, которыми она может закрутить нас куда угодно.

- Мне не нравится, что здесь пыльно. Не то чтобы меня это именно расстраивает, потому что это не проблема века, но мне не нравится видеть не совсем чистые полы и пыль на телевизоре или даже на этом столе, пока мы за ним едим. Это вопрос того, чем мы дышим, и мне небезразлично это ни в отношении тебя, ни в отношении себя.

- Ясно. И что ты предлагаешь? Ты предлагаешь, чтобы я приезжала и наводила здесь порядок?

- Это элементарно, Белла. Всего пару часов...

- Нет, не элементарно! Я сказала, что работаю.

- Даже не каждый день. Это не сравнить с тем, сколько пашу я и на какой работе, и какова её специфика. Это тебе не твоего паренька фоткать и его приятелей.

- Моего паренька? - у меня начинает подрагивать нижняя губа. Плохой знак. Очень плохой. Я плотно сжимаю губы, лишь бы не пустить всё на самотёк. Свою реакцию. Свои эмоции. Чувство бессилия из-за слов Эдварда и того, что за нами скрывается. - Он уже давно не мой паренёк, Эдвард, и я не напоминаю, не стремлюсь тебя ранить, но ты косвенная причина того, что я встретила его и была с ним. Ты расстался со мной, и я с кем-то познакомилась. Это работает только так. И никак иначе. И моя работа... - я прилагаю все усилия, всю свою внутреннюю силу, чтобы продолжать смотреть Эдварду в глаза. Я не дрогну. Я не отведу взгляд. - Моя работа это та работа, которую я могу сейчас иметь, работа, что позволяет мне оплачивать хоть что-то, а не просить у мамы на бельё или колготки.

- Я могу оплачивать тебе бельё.

- Я не прошу платить мне за лифчики, Эдвард. Я говорю не об этом. Мне нравилось и нравится фотографировать моего бывшего паренька и его приятелей. И мир не развалился, когда я столкнулась с ним на днях в кофейне. Я не уверена, что он не развалится сейчас от того, что я сообщаю тебе об этом, но я не хочу таскать что-то в себе, не зная, как ты воспримешь. Это остаётся моей работой. Это мой заработок, нравится тебе или нет. Я не была расстроена, но за последние несколько минут ты сделал достаточно, чтобы это изменилось. Я не могу приезжать сюда убираться как по часам. Мы оба работаем, Эдвард, а я ещё и учусь. Встречаться по выходным и тратить время на тряпки... Я могу готовить, но не бежать сюда в ущерб себе тереть полы, только чтобы ты не видел пыль, злясь из-за неё на меня или просто на меня, потому что я задержалась.

- Я не злюсь на тебя, Белла.

- Злишься. Думаешь, я не вижу, не слышу этого в том, как именно ты говоришь, как отрывисто звучат твои слова? Это не твой обычный тон со мной, Эдвард. И я не хочу, чтобы всё так и осталось, когда мы пойдём в кровать позже. Никто из нас не будет спать на диване. Мы съехались не для этого.

- Не для этого, колибри, - твёрдый взгляд Эдварда, которым он смотрит на меня, означает его готовность решить нашу проблему. Эту новую проблему и все возможные проблемы, с какими бы мы ни столкнулись когда-то в будущем. - Ладно. Будем нанимать клининг.

- Уверен?

- Уверен. Если мы оба не можем заниматься этим и, что важнее, не хотим тратить на это время, ни единого часа за выходные, то это единственный вариант.

- Раз в неделю? Я готова взять расходы на себя, учитывая всё прочее.

- Учитывая всё прочее, Белла, у меня хватит денег и на оплату клининга.

- Но ищу фирму я.

- Решено.

Мы возвращаемся к прерванному ужину, точнее, возвращаюсь я, а Эдвард встаёт разогреть еду себе заново. Я наблюдаю, как он пользуется микроволновкой, хоть это и на скорую руку, что я не думала, что ему по душе. Но, вероятно, есть фастфуд отличается от того, чтобы использовать печь для более быстрого подогрева еды. Теперь, когда мы обсудили, что кого не устраивает, и сделали это почти без прелюдии и отрицания, Эдвард значительно расслабился, и в основном он смотрит в мои глаза, а не в тарелку. Я могла бы считать, что он хочет сказать что-то ещё, но это не такой взгляд. Это взгляд почти тяжёлый, и причиной тому потребность. Вожделение. По-моему, именно сегодня у меня точно не дойдёт дело ни до чего, что связано с учёбой.

- Так когда свадьба?

- Семнадцатого.

- Что ты чувствуешь, думая о своей матери с кем-то после всех этих лет?

- Что это меньше, чем когда-либо прежде, касается меня. Это едва ли касается меня так, как в детстве. Это не о ней с отцом, - моргая, отвечает Эдвард. - Не о нашей семье, какими мы и они были тогда. Это только о ней и о другом мужчине. Моё мнение незначительно снова, но теперь я и сам не стремлюсь его высказывать.

- Но ты относишься к нему положительно. Ты воспринимаешь его с хорошей стороны.

- Да, но я о той ситуации, если бы воспринимал по-другому. Теперь уж точно только моей матери жить с ним под одной крышей большую часть года и жизни. Моя мать не дура, чтобы поглупеть до предела и выбрать кого-то идеального для публики, но за закрытыми дверьми являющимся настоящим абьюзером. Мне не всё равно. Но и оснований защищать её от него и постараться не довести дело до свадьбы у меня нет.

- Значит, быть свадьбе.

- Да, ещё как. Я участвовал в выборе ориентира для пошива платья, представляешь? Часы, проведённые в интернете, когда мама присылала мне ссылки или приходила ко мне для просмотра свадебных фото звёзд.

- И какой у неё был ориентир?

- Что-то простое и элегантное, - Эдвард тщательно пережёвывает пищу, прежде чем дать мне ответ. - Что-то, что можно надеть ещё не раз. Не одноразовое платье. Но белое. Это осталось обязательным условием. Не без долгих обсуждений матери с Филиппом удалось сойтись на голубых скатертях и синем дресс-коде для гостей. Также она выслала приглашение отцу и его новой семье, но думаю, что они не поедут. Это вроде странно, если отец будет там. Один или с Эсми и Элис. Или же я единственный, кто придаёт этому столько значения. Ты можешь честно поделиться со мной своим мнением об этом?

То, с каким тоном в голосе Эдвард взывает ко мне, спрашивая, что я думаю, становится лишним доказательством того, как он серьёзно относится к предстоящему событию в жизни его матери. Напрямую это не его жизнь. Это что-то опосредованное, при чём он мог бы и не присутствовать, потому что его мать могла выбрать интимную церемонию без участия близких вообще или собраться выходить замуж где-нибудь на экзотическом острове, куда Эдвард наотрез бы отказался ехать ради одного вечера. Это лишь некоторые варианты того, какую церемонию и какие аспекты её проведения выбирают для себя другие люди. Впрочем, его вопрос был о другом.

- Я не считаю это странным. Прошло достаточное количество лет. Твой отец нашёл своё счастье с кем-то другим и довольно скоро. Формально и по справедливости твоя мать тоже могла получить это ещё тогда. Ей пришлось ждать дольше, чем ему, несмотря на все её... романы.

- Интрижки. Никогда не происходило ничего серьёзного. Она получала ровно то, что хотела на тот момент. Встреть она Филиппа тогда, она бы тоже не разглядела, что он тот самый. А теперь она станет Лилиан Харрис. Взять фамилию другого человека для такой, как она, это сродни самопожертвованию что ли.

- Ты не говорил мне её имя раньше.

- Не говорил. Как не говорил и то, что она не брала фамилию отца, выходя за него.

- Всё меняется. Это может быть не тем, что ты думаешь. Не самопожертвованием и не какими-то другими жертвами.

- И что же это тогда?

- То же, что и у нас. Может быть, в их возрасте любовь уже другая, но ты же не считаешь, что в ней меньше любви?

- Я не знаю, как это определить. Может быть, ты и я лучше подождём лет десять, и тогда я буду больше понимать о любви в сорок плюс и смогу дать тебе ответ.

- Хорошо.

Я встаю из-за стола с тарелкой, двигаясь в сторону мойки. За окном тускнеет дневной свет. Пакеты из магазина разобраны мною давным-давно, и становится очевидно, что у нас нет ни моющего средства, ни губок для посуды. Эдвард не мог купить всё разом. Уверена, он даже и не думал про губки, будучи сосредоточенным на еде и продуктах. Но мыть посуду чем-то надо. Не оставлять же всё так. Я направляюсь туда, где оставила рюкзак, чтобы взять деньги. Потом я иду обратно к Эдварду, который уже опускает свою тарелку к моей и включает воду в кране.

- Ты закончил?

- Ага, - под аккомпанемент звука мытья рук откликается Эдвард. - С сырным соусом получилось особенно вкусно.

- Ты его и купил.

- Да, но то, что ты добавила его ещё в процессе готовки, пропитало спагетти больше, чем если использовать позже.

- Я рада, что тебе понравилось. Тот магазин, куда ты ходил, далеко? Я бы сходила купить средство для мытья посуды.

- Давай завтра утром, - Эдвард поворачивается ко мне, с его пальцев на пол стекает вода, пока Эдвард не берёт в руки полотенце с крючка, прикреплённого к стене. - Я даже не вспомнил, но завтра мы обязательно сходим. Разок сполоснём так.

- Я спрашиваю, далеко ли тот магазин, а не пойдёшь ли ты со мной, Эдвард.

-Ты не пойдёшь одна, Белла, чтобы я остался тут волноваться за тебя. Ты не будешь выходить одна по темноте, когда я рядом и могу на это повлиять, - Эдвард показательно ополаскивает наши общие тарелки. - Они чистые.

- Ладно. Извини.

- Не извиняйся.

Позднее я иду в душ. Эдвард включает выпуск новостей, и я слушаю его, находясь в спальне и беря с собой в ванную полотенце с гелем для душа. Почти любой выпуск не обходится без дерьмовых новостей, но это жизнь. Я осматриваюсь, чтобы не звать Эдварда и просить его мне что-то принести, и замечаю, что дверь шкафа прикрыта неплотно. И почему же? Выглядит-то всё нормально, не сломанным. Убедиться можно, только отодвинув створку. Она поддаётся с небольшим скрипом, что точно не диагноз, и по мере увеличения проёма я вижу, в чём проблема. Вот и вещи Эдварда. Все в его тёмном чемодане, который чуть шире шкафа, и поэтому примыкание двери к стенке не может быть плотным. Успокоенная, я выключаю свет в комнате, чтобы не горел зря, и прикрываю дверь в ванную. У меня не такие уж грязные волосы, я мыла их вчера днём, так что я выдавливаю лишь каплю шампуня, просто чтобы придать объёма на корнях. Мне кажется, кто-то проходит мимо приоткрытой двери в ванную, и, повернувшись, я вижу Эдварда, стоящего там. Он не собирается уходить. Он смотрит на меня через запотевшее стекло душевой кабины. Наблюдает за мной, не моргая. За тем, как я поднимаю руку к волосам, отводя мокрый локон от лица, чтобы тоже наблюдать. Чтобы своим взглядом призвать Эдварда к себе. Я хочу, чтобы он вошёл сюда, присоединился ко мне. Я хочу его здесь. Сейчас. Через всё это пространство, даже несмотря на стекло, что становится ещё более мокрым, я точно могу сказать, когда Эдвард сдвигается с места. Когда шампунь, которым я даже не воспользовалась, а только нанесла его на волосы, стекает вниз по моему телу, омывая грудь пенистым потоком. Эдвард медленно снимает одежду, прежде чем отодвинуть створку и решительно закрыть её у себя за спиной. Мне не приходится просить или ждать дольше нескольких секунд. Он прикасается ко мне твёрдой хваткой, приподнимает и впечатывает в ещё прохладную стену. Тотчас на него льётся вода из лейки. По его прекрасному лицу, по выразительным губам, по точёным мышцам тела и плеч, за которые я цепляюсь, скользя пальцами. Я была влажной из-за пара, но теперь я влажная ещё и от того, как меня целует Эдвард с языком, сплетающимся с моим, как прижимается ко мне, и как скользко, многообещающе его кожа граничит с моей. Я хочу его. Я так его хочу. Он трётся об меня, и, возможно, уже одно это рискованно, когда он так возбуждён, если хоть что-то проникнет в меня, хоть капля. Я касаюсь его рукой, чтобы почувствовать, насколько именно. Он тяжёлый в моей руке. Я хочу его внутри. Я хочу этот момент. Я дрожу от нужды в нём, но Эдвард не позволит этому произойти. Не станет рисковать. Он ясно дал всё понять, ещё когда я была готова принять таблетку, лишь бы мы оказались близки. Есть только один единственный вариант. Я обхватываю его, нежно двигая рукой. Эдвард проникает в меня пальцами почти в тот же миг. Он смотрит лишь в мои глаза. Неотрывно. Своим глубоким, пронзительным взглядом. В безмолвии, нарушаемом лишь шумом воды, что по-прежнему стекает вокруг нас и по нам, смывая пот и наши стоны, и всю грязь этого мира, да просто весь этот день. Я веду рукой вниз. По телу Эдварда проходит импульс, что словно врезается в меня, подталкивая к краю. Он кончает первым. Частично мне на живот, а частично на бёдра. Ничего не остаётся на моём теле надолго. Всё так же вместе с водой исчезает в водостоке. Сбивчиво, но Эдвард продолжает меня ласкать, касаясь стенок и потирая по кругу. Он наклоняется ко мне и тянет зубами за нижнюю губу. Я близко. Всё ближе и ближе. У меня начинает тянуть внизу живота. Ещё движение. И ещё… Эдвард прикусывает кожу моей шеи. Я распадаюсь, разлетаюсь в его объятиях. Оставаясь целой. Но чувствуя всё, как через толщу воды. В висках бьётся пульс, и я не могу держать глаза открытыми. Мне нужно время прийти в себя. Я вдыхаю, ощущая, что воды больше нет. Ничего больше не стекает по мне. Но ей на смену приходит что-то мягкое. Полотенце? Да, по-моему, оно.

- Белла?

- М?

- Я не думаю, что я уже закончил с тобой на сегодня или на предстоящую ночь.

- Так не думай. Мы сможем продолжить, если ты хочешь. Если ты не устал. Мне казалось, что ты…

- Не устал.

- Хорошо.

Я улыбаюсь ему, когда он опускает меня на кровать. Всё ещё голый, каким и был. И мокрый от воды. Я скидываю полотенце с себя. Я тоже хочу быть голой при нём. А мокрой меня сделает он сам.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-38733-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (25.04.2024) | Автор: vsthem
Просмотров: 1026 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 10
0
7 Ариса   (26.04.2024 21:18) [Материал]
Ура! Новая глава наконец-то! Автор настоящий гений! Просто супер!

1
10 vsthem   (28.04.2024 20:45) [Материал]
Ну гений это громко сказано, но спасибо smile

0
6 Marina7250   (26.04.2024 18:52) [Материал]
Как-то все хрупко у них. Притираются, примеряются и все с боязнью, потерять каждый боится друг друга. Спасибо за продолжение) Вдохновения вам!!!

0
9 vsthem   (28.04.2024 20:45) [Материал]
Боязнь эта временная. Но, может, Эдвард был бы не против "привязать" Беллу к себе уже сейчас, чтобы уж наверняка))

0
5 panthera-leo   (26.04.2024 09:27) [Материал]
Большое спасибо за продолжение. Молодецы они, что сразу же разбирают проблемы, а не оставляют на потом или замалчивают.

0
8 vsthem   (28.04.2024 20:43) [Материал]
То, что они замалчивали раньше, и явилось одной из причин расставания. Думаю, Эдвард это тоже понимает.

0
2 Elena_moon   (25.04.2024 12:10) [Материал]
спасибо) wink

0
4 vsthem   (25.04.2024 12:45) [Материал]
Пожалуйста)) Спасибо, что продолжаете читать)

0
1 Karlsonнакрыше   (25.04.2024 03:29) [Материал]
Первые притирки:) стараются справляться, молодцы!

0
3 vsthem   (25.04.2024 12:45) [Материал]
Стараются, никто ещё не рванул за порог biggrin