Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13556]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8160]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3638]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Завтрак в постель и гоголь-моголь
У нее есть все, чего очень хотела, и не думала, что мир может стать счастливее. Но, так или иначе, это произошло. Она позволяет своему замечательному мужу узнать об этом собственным особенным способом.
Перевод мини-истории об Эсме и Карлайле.

Из-за мальчика
Ты зашел в магазин, чтобы купить рубашку, и получил удар по ноге. Но ты еще не знаешь, что этот удар – поцелуй судьбы. Той самой, что способна превратить серьезную проблему в благословение и свести вместе именно тех людей, которые так нужны друг другу. И кто же явился орудием судьбы? Мальчик. Особенный мальчик.
Призер TRTA-2014.

Сталь и шелк или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Одна душа для двоих. Становление
Свет звёздных галактик летит сквозь года.
Другие миры, но всё та же вражда.
Любовь, и потеря, и кровная месть,
И бой, и погоня - эмоций не счесть!

Прикосновение одиночества
Прикосновение – обычное действие, но вдруг оно оказывается даром, а следом – проклятием. Одиночество – часто мучение, но вдруг становится избавлением. Сможет ли прикосновение одиночества исцелить, в корне изменить жизнь, и не только твою, привнести в нее счастье? Закончен!

Искусство ведения переговоров
Джим Кирк — худший в мире заложник. Перевод от Кристи♥

Дело Эдварда Каллена
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13437
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Семь апрельских дней. Глава 2

2016-12-3
16
0
= 6 апреля =


Гермиона не привыкла к неудачам.

И пристально глядя сощуренными глазами на результаты очередного проваленного эксперимента, она решила, что не собирается теперь привыкать к такому положению дел. Её брак уже спускался в канализацию, и будь Гермиона проклята, если позволит и работе последовать туда же. Так что с решимостью, отпечатавшейся на лице, она смяла пергамент и выкинула его в ближайшую урну.

Пора было приступать к работе.

Захария ждал ее за их столом. Его внимание было сосредоточено на заметках, видимо, в попытке увидеть, где или как они ошиблись, но как только она опустилась на соседний стул, он поднял на неё взгляд.

- Я решила изменить направление наших исследований, - объявила она, собирая кусочки пергамента, разбросанные по их рабочей зоне.

Его бровь медленно приподнялась.

- О?

- Да. – Гермиона сложила пергаменты в стопку. – Я думала об этом. Мы выяснили, как не дать им атаковать, когда они не находят решения, выяснили, что их принцип работы похож на наш мозг, так что бессмысленно пытаться манипулировать ими, когда мы должны попытаться понять, какую информацию они содержат. Есть ли у них мысли? Воспоминания? Что они знают?

- Отличные вопросы.

- Именно. И… - Результаты их исследований быстро присоединились к тем, что уже лежали в мусорке. Захария наблюдал за ней с той же настороженностью, с которой следил бы за человеком, больным обсыпным лишаем, но она была на коне. – Что мы знаем о том, как человеческий мозг обрабатывает мысли?

- Это очень сложно…

- В точку! – воскликнула Гермиона, чем привлекла взгляды нескольких людей. – Мы столького не знаем! Это идеальный проект, разве ты не видишь?

На мгновение её партнёр, казалось, заколебался.

Она нетерпеливо нахмурилась.

- Вместо того, чтобы управлять ими, чтобы выяснить, обладают ли они какими-либо умениями, сможем ли мы извлечь их мысли и, может быть, секреты… мы могли бы раскрыть загадку мозга. Если мы придём к успеху, это будет важнейшим открытием Отдела Тайн со времён… даже не знаю, с каких!

На этих словах его глаза вспыхнули.

- Думаешь?

- Знаю. Нельзя сказать заранее, сколь многое эти мозги могут поведать нам об истории Министерства… да даже об истории мира.

- И когда ты хочешь начать работать над этим?

- Как можно скорее. Кажется, у меня скоро появится много свободного времени.

- А что насчёт того парня, с которым ты видишься? Уверен, у него есть на это своё мнение. – Увидев напряжённое выражение на лице Гермионы, он пришёл к своему выводу. – Не срастается?

- Нет.

- Жаль. – Он на мгновение задумался. – О, что же, теперь мы можем сконцентрироваться на более важных вещах.

- Точно, - пробормотала она, пытаясь побороть внезапный приступ тошноты.

- До скольки ты собираешься сегодня работать? Хогглтон упоминал, что тебе сегодня придётся уйти пораньше…

- На самом деле, у меня назначена встреча с адвокатом, но…

- С твоим адвокатом? Надеюсь, ничего серьёзного.

- Нет, я…

На самом деле, Гермиона не планировала заканчивать предложение, потому что это значило признаться в том, что она вскоре разводится. Так что, когда её прервал визг аварийной сирены, Гермиона встретила его с распростёртыми объятиями.

Захария, как и большинство их коллег, быстро вскочил с кресла, вытягивая палочку и лихорадочно осматриваясь. По комнате быстро распространялась паника; голоса звучали всё громче, стулья опрокидывались, и несколько людей направились к двери… только чтобы обнаружить, что её запечатали магией.

Не нужно и упоминать, что это только ухудшило ситуацию.

Неудивительно, что Захария первым метнул в ближайший выход заклинание, только чтобы обнаружить, что он тоже перекрыт. Тело Гермионы застыло, а мысли неслись на полной скорости, пока она пыталась распознать, какая именно сирена сработала и как нужно реагировать. Не было нужды паниковать; во всяком случае, так она сказала себе. Для сигнала тревоги в Отделе Тайн есть столько причин, но…

Эту мысль прервал её босс, Лэнгстон Хогглтон, чьего появления она не заметила. Палочка его была приставлена к шее, и она успела прикрыть уши за мгновение до того, как он заорал: «Тишина!». Все тут же последовали примеру Гермионы и начали выражать своё недовольство, но вскоре затихли.

- Нам нужно эвакуироваться в Атриус. Не стоит спрашивать, что произошло, потому что я сам не до конца уверен в ответе.

- Но двери закрыты! – крикнул кто-то. – Как мы должны эвакуироваться?

Они явно не читали брошюру «Как-поступать-в-случае-экстренной-ситуации», потому что каждый из присутствующих забыл первое правило: Не Паниковать. Ещё они явно не обратили внимания на аварийный выход в дальней части помещения. Гермиона практически чуяла запах обязательного инструктажа по технике безопасности, что ждал их в ближайшем будущем.

И пах он не очень приятно.

Скривившись, она дождалась, пока её коллеги – под предводительством Захарии, конечно же – перестанут толкаться у выхода, прежде чем последовать за ними.

В Атриуме царил настоящий хаос: посетители и сотрудники Министерства толклись в центре, пытаясь выяснить, что стало причиной массовой эвакуации. Это было громко, шумно, но совершенно не удивляло Гермиону.

Любопытные, параноидальные типчики.

У всех выходов стояли авроры, чтобы никто не ушёл через камины, не вернулся в свой отдел и не прошёл внутрь через вход для посетителей. В лифт вбегали подсобные рабочие – их было больше, чем она видела за все шесть лет работы в Министерстве. Представители Министерства ходили по залу, пытаясь успокоить посетителей. А из больницы Святого Мунго прибыли Целители, на случай травм. Гермиона на цыпочках стояла на бордюре фонтана Магического Братства, пытаясь использовать эту прибавку в росте, чтобы найти в толпе своего партнёра.

Но не выходило.

Она уже начала раздражённо ворчать, когда кто-то похлопал её по ноге. Медленно опустив взгляд, она увидела молодую ведьмочку в форме Целителей, которая держала в руке карточку и нервно улыбалась ей.

Должно быть, она выпустилась из Академии Целителей только… вчера.

- Здравствуйте! – воскликнула Гермиона, надеясь, что ведьма сможет услышать её, несмотря на шум толпы.

- Здравствуйте! – ответила та. – Вы только что прибыли из Отдела Тайн?

Бровь Гермионы медленно изогнулась, и она спрыгнула с фонтана, прежде чем вежливо ответить:

- Да… что-то не так? Наши вещи в безопасности? Мы…

- Нет, нет, всё в порядке. Мне просто нужно задать вам несколько вопросов. – Девушка кинула взгляд на карточку. – Как вы себя чувствуете? Ощущаете… беспечность? Какие-нибудь галлюцинации? Или, может, страсть?

Гермиона пристально смотрела на молодую ведьму, пока не поняла, что та не шутит.

- О! Вовсе нет.

- Отлично! – И она пошла прочь.

Гермиона поймала её за руку.

- Ой, простите, но не подскажете ли вы, что произошло?

Ведьмочка открыла рот, но тут раздался очень знакомый мужской голос, который произнёс:

- В зале разлился большой объём Амортенции, и… - Драко появился в её поле зрения, когда немного наклонился, чтобы прочесть имя на бейджике, - Скарлетт просто хотела убедиться, что ты не вдохнула вредных испарений.

Она ничего не могла с этим поделать. Плечи Гермионы напряглись, как только стресс, который в его отсутствие немного развеялся, вернулся с новыми силами. Что-то в его голосе моментально действовало на неё, и плечи тут же поднимались чуть ли не к ушам.

Или, может, дело было в одеколоне.

- Спасибо, Скарлетт, но, уверяю вас, мой разум чист. – Её голос казался ей странным, но, кажется, больше никто этого не заметил. – Значит, раз Отдел закрыли на сегодня, я мог уй…

- Боюсь, мы не сможем позволить вам уйти, пока вы не примете противоядие. На всякий пожарный случай.

- Хорошо. И где оно? Я приму.

- Боюсь, это станет возможным минимум через полчаса. Противоядия закончились.

- На самом деле, у меня есть одно. – В руке Драко блестел маленький фиал.

Гермиона отказалась.

- Можешь оставить его себе. Уверена, у тебя есть планы получше, чем болтаться здесь…

- Не то чтобы. Я только вернулся из Праги. Так что никаких дел, кроме…

- Спасибо за предложение, но нет, спасибо, - выпалила она и повернулась к Скарлетт, сияя широкой улыбкой. – Что ж. – Гермиона похлопала девочку по плечу. – Когда получите новую партию, убедитесь, что я первой получу противоядие? Меня зовут…

- О, я уже знаю, кто вы, мисс Грейнджер. – И Гермиона осознала, что нервозность девочки проистекала из попытки сдержать взволнованность. Вот чёрт. Ослепительно улыбнувшись, Скарлетт продолжила: - И позвольте сообщить, что я ваша фанатка! Я прочла каждую вашу опубликованную статью; ваши исследования так вдохновляют! Вы меня вдохновляете! – Ведьмочка перевела дух. – На третьем курсе в Хогвартсе я возродила Г.А.В.Н.Э и даже назвала своего кота в честь вас! Он наполовину низзл и ненавидит обманщиков, как и Живоглот, - она на мгновение нахмурилась, - земля ему пухом…

Драко хмыкнул. Этот смешок был низким и хриплым, и Гермиона обнаружила, что этот звук пробежался по её позвоночнику, создавая по пути то покалывание и не поддающуюся объяснению дрожь, что она всегда чувствовала рядом с ним. Это было нечестно. Она не должна больше чувствовать подобное! Только не когда он хотел развода.

Скарлетт убила эту мысль улыбкой и следующими словами:

- О, и я больше ста раз прочла «Историю Хогвартса»! Это и моя любимая книга.

И её? У Гермионы не хватало духу, чтобы признаться, что её любимой книгой была…

- На самом деле, это маггловская книга, называется «Грозовой перевал». Перечитывает её по меньшей мере раз в месяц. И сохрани Мерлин того, кто встанет между ней и Хитклиффом. У неё есть странное пристрастие к трагическим… персонажам…

Обе колдуньи повернулись к Драко, который неожиданно обнаружил что-то интересное где-то вдалеке. Гермиона только в шоке и ужасе смотрела на него, приоткрыв рот, когда Скарлетт спросила:

- Откуда… вы это узнали?

Он замер.

- Ну, это… а-а-а, то, что должен знать каждый настоящий фанат.

Ловко.

- Да, но как вы

Скарлетт прервал другой Целитель, позвавший её по имени. Покраснев, она извинилась и побежала к ведьме – видимо, своей наставнице. Гермиона ждала, пока девушка не оказалась вне зоны слышимости, после чего повернулась к нему и яростно зашептала:

- Что за игру ты затеял, Драко? Ты серьёзно пытаешься…

Он остановил её, подняв руку.

- Никаких игр. На самом деле, я зашёл сюда, потому что услышал об утечке и хотел убедиться, что ты в порядке.

- Я в порядке. – Сложив руки на груди, она напряжённо спросила: - Когда ты вернулся?

- Несколько часов назад, - ответил Драко. – Пришёл только для тренировки.

- Тренировки? Вы нанимаете нового Невыразимца для Комнаты Времени?

Он кивнул и потёр заднюю часть шеи.

- Или что-то вроде того. – Гермионе не понравилось, как это прозвучало, но она не стала расспрашивать; хотя он вряд ли в любом случае сказал бы ей что-то. И они простояли там ещё несколько секунд, прежде чем он добавил: - У меня на самом деле есть лишнее противоядие.

- Ты можешь…

Драко перенёс вес на другую ногу.

- Вообще-то, я взял его для тебя.

Во второй раз за десять минут Гермиона в шоке уставилась на него. Он играл с ней. Она знала это. Так что, расправив плечи, она уселась на фонтан.

- Оно мне не нужно.

- Так и знал, что ты это скажешь.

И она могла думать только о том, что у него не было права говорить с такой горечью.

= Seven Days In April =


Во рту Гермионы воцарился вкус пепельницы, но это не помешало ей сделать очередную затяжку, хотя на этот раз и не такую глубокую. Вдох, выдох, пепел; никотин делал свою работу, покалыванием спускаясь по её рукам к кончикам пальцев. Вскоре она сможет перейти улицу и войти в офис своего адвоката.

Её желудок сжался.

Хотелось бы надеяться.

Вновь поднеся сигарету к губам, она вдохнула – ещё раз. И начала осознавать: то, что начиналось как привычка, порождённая стрессом, злостью, слабостью и Драко медленно превращалось в постоянную зависимость. В последнее время она много курила. Ну, курила, думала и плакала. В такой последовательности. И это был тот ещё порочный круг.

Если не упоминать о его изнурительности.

Сказать по правде, она не хотела здесь находиться. День уже был слишком долгим, а это только всё усугубит. Но потом она вспомнила, что в отсутствие Драко провела три дня, медля и откладывая неизбежное.

И это не могло продолжаться.

Жаль, что осознание этого не облегчало вход в двери напротив.

Встреча с адвокатом была подобна вбиванию последнего гвоздя в пресловутый гроб. Гермионе придётся принять тот факт, что их брак окончен. Ещё ей придётся смириться с тем, что она была единственной, кому было не всё равно.

Драко не… хотя, скорее, она не могла сказать, что он чувствовал. Она долгие дни боролась с нависшей угрозой развода, была то молчаливой, то расстроенной. Он же не изменился. Когда она видела его, он казался в полной мере Драко… совершенно не затронутым происходящим. Видимо, время в разлуке пошло на пользу. Их общение в Министерстве было довольно цивилизованным, но печально, что единственной причиной этого было то, что они какое-то время находились в разных странах.

И это было настоящей мотивацией для её прихода сюда.

Докурив сигарету, Гермиона бросила её в урну и сделала глубокий вдох.

Она может сделать это.

Да, может.

Оглянувшись по сторонам, она расправила плечи и перешла – решительно – через улицу, после чего проследовала в офис.

Секретарша была изящной брюнеткой по имени Мэриан, которая едва ли была старше Гермионы. Голос секретарши был равнодушным и высокомерным, когда она прохладно поприветствовала её, даже не отведя взгляд от своего «Ежедневного пророка».

- Добрый день.

В её поведении не было ничего нового, но Гермиона всё равно поморщилась.

- Добрый день, я…

- Имя и время, к которому вам назначено, пожалуйста? – спросила ведьма, снова не подняв взгляда.

Она что, кроссворд разгадывает? Гермиона присмотрелась. Да, так и есть. Она нахмурилась. Её игнорируют ради решения головоломки. Ничего более того. Гермиона вздохнула. На самом деле, всё не так. В конце концов, она разводится. Секретарша задумчиво постукивала пером по подбородку.

Три. Два. Один.

- Я Гермиона Грейнджер и…

Её голова вскинулась, а глаза расширились в узнавании. Прежде чем Гермиона успела дружелюбно поздороваться, на лице секретарши засияла широкая улыбка.

- О! Добрый день, мисс Грейнджер! Всегда рада вас видеть. – Незаметно засунув свой кроссворд в первый попавшийся ящик, Мэриан просмотрела бумаги и провела по одной из них пальцем, внимательно вчитываясь в строчки. – Кажется, вы пришли немного раньше запланированных трёх часов, но ничего страшного. Мистер Порбигл сейчас на встрече, хотите подождать в личной комнате?

А, личная комната. Для звёздных клиентов и влиятельных фигур. Она была совершенно тихой и подходила тем, кому хочется погрузиться в раздумья. Гермиона, к сожалению, к таким людям не относилась. Ей нужен был лёгкий шум, который заполнял обычную комнату ожидания.

- Нет, спасибо. Я воспользуюсь общей.

- О, нет, правда, я…

- Спасибо большое за предложение, но я вынуждена отказаться.

Мэриан открыла рот, но остановилась и кивнула; её щёки порозовели.

- Есть какие-нибудь пожелания? Чай, печенье, кофе, вода… у нас лучший…

Зная, что она не остановится, пока не добьётся своего, Гермиона мягко оборвала ведьму.

- Вода. Это было бы замечательно.

К тому времени, как она устроилась в практически пустой зоне ожидания, секретарша уже вернулась с холодной водой в изысканном бокале. Поблагодарив Мэриан, Гермиона осознала, что та не собирается уходить, пока не увидит, что она сделала хотя бы один глоток. Так что, отхлебнув немного воды, она сделала комплимент её чистому вкусу. Это достаточно удовлетворило колдунью, и она вернулась за свою стойку.

В помещении не было звуков – кроме тихой мелодии, льющейся из беспроводных колонок. В углу сидел мужчина, читавший газету; звук его постукивающей по полу ноги был приглушён коричневым ковром. Сделав ещё один глоток воды, Гермиона перевела взгляд выше, на логотип офиса, висевший на стене. Потом, медленно повернувшись к дизайнерским часам, она вздохнула.

Она пришла раньше. Почти на полчаса раньше.

Вот чёрт.

Однако Гермиона осознала, что это, в общем-то, не так уж и плохо. В миллионный раз осмотрев комнату, она поняла, что не уверена, сможет ли справиться со всеми событиями этого дня. Её разум кричал, умоляя о ещё одной сигарете, но она игнорировала его просьбы, потому что обнаружила, что поглощена размышлениями о том, насколько по-другому выглядело это помещение. Она появлялась здесь раз в год, чтобы обновить завещание и проверить состояние своих активов, но теперь Гермиона пришла сюда не из-за денег.

Она пришла из-за своей жизни. Пришла из-за осознания, что они с Драко слишком далеко ушли от того, кем были в прошлом. Но больше всего её беспокоили не изменения. Люди постоянно меняются. Это обычное течение жизни. Дело было в том, что они сами, казалось, не знали, кем стали. Не знали, в кого превратился каждый из них. И для Гермионы…

Ну, она пришла к выводу, что не так уж уверена в том, что знает себя.

- Вы кажетесь встревоженной.

Гермиона вышла из транса и сосредоточилась на мужчине, который так и не поднял взгляд от газеты.

- Простите?

- Как я и сказал, вы выглядите встревоженной. Вы встревожены?

Для неё было нетипичным говорить с незнакомцами, потому что нельзя было сказать, кто они на самом деле, но он, кажется, не узнал её… или не стал бы задавать подобный вопрос. Для всего мира волшебников она была счастливой и очень одинокой ведьмой. Счастливой. Она чуть не фыркнула. Она уже так давно не была счастлива в своём браке, что задумывалась, не было ли счастье лишь иллюзией.

- Встревоженной?

- Да. Вы выглядите так, будто вот-вот потеряете своего лучшего друга.

Её удивило, насколько близок он оказался к правде.

- Думаю, так и есть.

Нет, не «думаю». Практически точно. Это было точно. Боги, неужели это и правда её жизнь?

Ну и нетрадиционность.

Она фыркнула.

Если и было что-то, способное описать их с Драко, так это «не традиционные».

Драко отстранился от ожидаемого поведения и обязанностей наследника Малфоев в тот день, когда пять лет назад незаметно засунул ей в карман записку, спрашивая, не присоединится ли она к нему за ужином после работы. Она дописала лишь одно слово: «Да».

Сама Гермиона не была любительницей традиций и никогда не стремилась к тому, чтобы остепениться. В ту же секунду, как она выяснила, что Рон хочет шестерых детей и реинкарнацию Молли Уизли в качестве жены, Гермиона сбежала от этих отношений, словно они были преследующей её стаей кровожадных оборотней.

Конечно, они с Драко никогда не дошли бы до такого, если бы не два неожиданных решения Гарри Поттера:

Во-первых, когда Гарри выступал в качестве свидетеля на суде Малфоев, он решил не только рассказать правду о том, что видел собственными глазами, но ещё и о том, что видел глазами Волан-де-Морта. Этого оказалось достаточно, чтобы Малфои смогли избежать тюрьмы, а Драко – очистить свою репутацию, что позволило ему сдать Ж.А.Б.А и получить работу в Министерстве. Вскоре зародилась их странная дружба. Во-вторых, шокировав весь магический мир, проведя два последующих за войной года в практически полном затворничестве, Гарри решил сделать то, чего от него не ждали. И вместо того, чтобы подать заявку на приём в Отдел Авроров, он решил податься в Отдел Тайн.

Должность: Невыразимец.

К тому времени Гермиона и Драко работали в Комнате Мозгов уже больше года, но нечасто общались; если не брать во внимание те несколько напряжённых ситуаций, когда она была вынуждена работать с ним. Драко никогда не смотрел на неё и не заводил разговор, так что она решила, что Гарри ошибался на его счёт: Малфой остался той же заносчивой задницей, какой был в школе.

Потребовалось два тихих ланча с Гарри и Драко, чтобы последний впервые заговорил с ней. Гермиона не могла вспомнить, что он сказал, но помнила, что это вызвало у неё улыбку, когда она осталась одна.
Потребовалось восемь ланчей и один ужин с непривычно болтливой Панси Паркинсон, чтобы Гермиона осознала, что Драко Малфоя не назовёшь разговорчивым мужчиной. Смущённую ведьму пригласили только чтобы уравновесить представительство Гриффиндора и Слизерина, а также мужскую и женскую часть компании, но её присутствие только всё усугубило. За ужин Драко сказал четыре слова, и они были адресованы Гарри и касались Панси. «Она явно нервничает, Поттер».

Потребовалось пятнадцать ланчей, четыре еженедельных ужина и половинка личной беседы, чтобы она осознала, что не против его компании. Это произошло во время первого совместного ужина без Гарри, когда они ждали Панси. Они с Драко вдруг оказались поглощены беседой о теории магии. Поглощены настолько, что только во время десерта Гермиона осознала, что Панси так и не появилась.

Потребовался сорок один ланч, девятнадцать еженедельных совместных ужинов, семь личных бесед и один полу-дружеский матч по квиддичу в Норе, чтобы она признала, что он привлекателен. И Мерлин, каждый последующий день был чистой пыткой, потому что Драко неосознанно не позволял ей забыть об этом.

Потребовалось пятьдесят два ланча, двадцать шесть еженедельных совместных ужинов, десять личных бесед, три дружеских матча по квиддичу и неспешная прогулка, чтобы он начал по-настоящему нравиться Гермионе. Не только как человек, но и как мужчина.

И потребовалось шестьдесят восемь ланчей, сорок пять еженедельных совместных ужинов, двадцать личных бесед, семь дружеских матчей по квиддичу, шесть неспешных прогулок и одна записка в кармане, чтобы Гермиона оказалась вовлечена в любовную интригу.

Ничто не сравнится с подобными интригами в способности изменять чьи-то…

- …хоть слово из того, что я сказал?

Щёки Гермионы порозовели.

- Простите, нет.

Мужчина равнодушно пожал плечами.

- Может, в этом вся ваша проблема.

У неё не хватило времени на ответ, потому что из-за угла показалась сияющая Мэриан.

- Мисс Грейнджер, мистер Порбигл готов вас принять. Мистер Финч, мистер Смитенсон подойдёт к вам через минуту.

Попрощавшись с волшебником, Гермиона последовала за Мэриан за пределы зоны для ожидающих, прошла по основному коридору и остановилась рядом с секретаршей, которая постучала в третью дверь слева. Услышала приглушённое и знакомое «входите» через толстое красное дерево и стояла там, пока колдунья открывала для неё дверь. Это было довольно нелепо, потому что она и сама могла с этим справиться, но ей не хотелось ранить чувства женщины перед её боссом.

Когда Гермиона вошла в офис, адвокат стоял перед своим столом, раскладывая несколько кусочков пергамента. Он поприветствовал её улыбкой и рукопожатием, после чего она опустилась в удобное кресло перед столом. Гермиона терпеливо наблюдала, как он просмотрел несколько пергаментов через толстые очки в чёрной оправе, прежде чем отдать их Мэриан. И кивнула секретарше, когда та послала в её направлении очередную широкую улыбку, прежде чем покинуть кабинет.

- Итак, - он сел за стол. – Что привело вас сегодня, Гермиона?

После того, как она вышла за Драко, Аттикус, который занимался всеми правовыми аспектами их брака, целых два месяца называл её «Миссис Малфой». Пока она не призналась, что это всегда вызывает в ней желание обернуться через плечо, чтобы увидеть стоящую там мать Драко.

Аттикус Порбигл напоминал ей Артура Уизли – не из-за внешности, а из-за характера. Он, пожалуй, был лучшим адвокатом в Лондоне. Когда Драко направил Гермиону к нему сразу после того, как они начали встречаться, Гермионе понадобилось совсем немного времени, чтобы начать безоговорочно доверять этому человеку. И дело было не только в его опыте, рассудительности, честности и доброте; было в нём что-то, что делало отношение его к Гермионе практически отеческим.

- У меня есть несколько вопросов о… - Колдунья сделала глубокий вдох и заставила себя закончить: - Магических браках.

Взгляд адвоката смягчился.

- О, я…

Она оборвала его, надеясь, что он увидит – она не хочет обсуждать эту тему.

- Я попыталась что-нибудь выяснить, но вся информация противоречива. Мне нужны факты.

Гермиона облегчённо выдохнула, когда Аттикус поправил очки.

- Магические разводы не распространены, возможно, поэтому ваше исследование дало такие результаты. За год их случается не больше двух, потому что у расторжения магического брака есть несколько тяжёлых условий.

- Но это не невозможно, верно?

- Нет, конечно же нет. На самом деле, это можно провернуть довольно быстро, если воспользоваться нужными связями.

- Итак, что мне нужно знать?

- Прежде чем вы сможете что-либо сделать, вам с мужем придётся пойти на приём к магическому консультанту по вопросам семьи и брака; чтобы показать, что вы пытаетесь всё исправить. Обычно пары решают не разводиться уже после одного сеанса. – Гермионе тут же стало интересно, как один час может изменить мнение стольких пар. – Для тех же, кто даже после приёма не отказывается от развода, начинается бумажная волокита. Проще получить одобрение развода, если он происходит по обоюдному согласию и в него не вовлечены дети. Во время процедуры одобрения всё принимается во внимание: длительность брака, причина развода и рекомендации консультанта.

- Звучит вполне рационально.

- Есть несколько деталей, которые вам следует знать, Гермиона. Как только на бумагах будут оставлены обе подписи, развод тут же завершается, и все документы приобретают публичный характер; любой может их найти. Кроме того, ни один из партнёров не может снова вступать в брак в течение тысячи дней.

- Публичный характер? – разочарованно проговорила она. Не самый привлекательный вариант. Она не против тысячи дней – не планирует выходить замуж ещё тысячу лет. – Есть что-нибудь, что можно сделать, чтобы?..

- Нет. Таков закон. – Аттикус Порбигл наклонился вперёд. – Могу я быть откровенен? – Когда она кивнула, он продолжил: - Я бы не рекомендовал это делать. Разводы тяжелы и выматывают обе стороны физически и морально. И я понимаю, что иногда это необходимый шаг, но стоит ещё раз обдумать спасение своего брака, прежде чем переходить к более решительным действиям.

Гермиона кратко кивнула.

- Я понимаю, о чём вы. Но развод не только не моя идея – я уже сделала всё, что могла, чтобы попытаться спасти наш брак.

- Всё?

Её голос дрогнул.

- Д-да. Я так полагаю.

Порбигл кивнул.

- Если вы и правда так считаете, Гермиона, то держите. – Потянувшись к верхней полке стола, он достал оттуда визитку. – Она лучший консультант Лондона. Скажите ей, что я прислал вас, и она с удовольствием назначит приём в самое ближайшее время.

= Seven Days In April =


Позже вечером

Ужин с Гарри и Панси был впервые за долгое время приятным. Более чем приятным, так как Гермиона уже очень давно не проводила вечер так хорошо. Атмосфера была восхитительна, еда изысканна, и беседа возобладала над молчанием.

И когда они расстались с парочкой, держащейся за руки и спешащей домой, к своему сыну, Гермиона была не единственным человеком с улыбкой на лице. Драко, который был молчалив в начале ужина, теперь пребывал в странно-приподнятом настроении.

Но это было не так странно, как то, что она не видела его искренне счастливым с последнего декабря, когда он вернулся из Японии с древней книгой заклинаний, которая, как он выяснил позже, была крайне важна для его попыток открыть заклинание, которое смягчит эффекты Круциатуса. Улыбка Гермионы несколько померкла после осознания, что, когда он в прошлый раз был искренне счастлив, это не имело к ней никакого отношения. Потом она задумалась: а когда сама была причиной его радости, но не смогла быстро найти ответ.

Когда-то же они были счастливы, верно? Что-то же притянуло её к нему, верно? Что-то заставило их отважиться не только на свидания, но и на женитьбу, верно? Верно! Так почему она не может вспомнить? Погоди, не так. Почему она позволила себе забыть?

- Ты сегодня молчаливая, - отметил Драко; его голос был намного тише, чем во время ужина.

- Просто задумчивая, вот и всё. – И она почувствовала, как его пальцы коснулись её, и с любопытством посмотрела на Драко, потому что знала, что это не случайность. Что сбивало с толку, потому что всего четыре дня назад он говорил ей, что им необходимо развестись.

- О?

- Да.

- Насчёт?

Она не могла вспомнить, когда он в последний раз интересовался тем, что у неё на уме. Драко часто считал себя ясновидящим и неоднократно сообщал ей, что она чувствует, но подобного уже давно не происходило. Сегодня всё было иначе.

- Просто о разных вещах, - пробормотала Гермиона, пожимая плечами. – Ничего важного.

И обескураживающий момент продолжился, когда его мизинец медленно обернулся вокруг её. Гермиона мягко высвободила свой палец и проигнорировала уязвлённое выражение его лица. В чём его проблема? Может, вино за ужином плохо повлияло на его разум или отключило ту часть мозга, что отвечает за воспоминания. У Драко не было права касаться её, более того, у него не было права выглядеть обиженным, когда она отстранилась.

- Сегодня не хочу спорить.

- А ты думаешь, мне хочется?

Он раздражённо вздохнул, но ничего не сказал.

Она подождала, пока они не оказались ближе к месту Аппарации, прежде чем остановиться и сказать:

- Я думала о твоих словах.

- Что? – замерев, он посмотрел на неё.

- Четыре ночи назад, когда ты сказал, что нам нужно искать другие альтернативы.

Глаза Драко немного расширились, когда он вспомнил.

- И что насчёт этого?

- Сперва я не знала, как отношусь к этой идее, так что пошла кое к кому, чтобы обсудить это. Мне дали множество советов насчёт того, что мы можем сделать и с кем следует встретиться.

- О, правда? – процедил он.

- Да. – Гермиона опустила взгляд на свои руки. – Если это то, чего ты правда хочешь, то…
- Дело не в том, чего я хочу – скорее в том, что нам нужно.

- Точно. – Она изо всех сил постаралась игнорировать то, насколько обидел её тон его голоса, и решительно продолжила: - Я получила визитку магического консультанта – слышала, она лучшая в своём деле. Связалась с ней, и она сказала, что может назначить встречу на тринадцатое, на три часа дня. Я не знала, какое у тебя расписание…

- Я буду там.

Гермионе было сложно держать под контролем не только злость, но и горечь. Она была обижена сильнее, чем когда-либо. И в тот момент с удовольствием вернулась бы в ночь в поместье Малфоев во время войны. Потому что теперь, в двадцать семь, когда её брак разваливался, а сердце разбивалось, казалось, будто кто-то медленно и жестоко пытает её. Гермионе пришлось отвернуться от Драко, потому что она знала – если хоть мельком посмотреть на его лицо, она потеряет всё самообладание, за которое цеплялась последние четыре дня.

А она не могла позволить ему сделать это с ней.

Только не сейчас.

Она прочистила горло.

- Отлично. Порбигл говорит, что каждая пара, подающая на развод, должна…

Неожиданно Драко сделал шаг назад, заставляя её поднять взгляд. Он выглядел так, словно в его живот только что врезался бладжер, и цвет его щёк перешёл из светло-розового практически в белый.

- Развод. – Это был не вопрос, а утверждение, произнесённое резким шёпотом. Так много – слишком много эмоций пронеслось в тот момент по его лицу и смешалось так, что Гермиона не могла различить их. – Развод? – Что-то – была ли это боль? – исказило его голос и заставило её тело вспыхнуть.

Что с ним не так? Он не должен был так удивляться, ведь знал, что это грядёт. Ведь именно он предложил это ей четыре ночи назад. Она была той, кто должен был мучиться, а не он. Не… и тут лицо Драко ожесточилось.

- Ты хочешь развода? – спросил он сурово; плечи были всего в миллиметрах от его ушей.

И как, чёрт возьми, она должна на это отвечать? Нет. Да. Может. Она не знала. Так что наконец Гермиона остановилась на:

- Я хочу того, чего хочешь ты.

Очевидно, это был неправильный ответ, потому что Драко кинул на неё такой яростный взгляд, говоря:
- Очевидно, ты не имеешь ни малейшего грёбаного понятия о том, чем я хочу.

На этом он развернулся и направился в противоположном направлении, прочь от неё.

В ту ночь Гермиона спала одна.

Переводчик: Aelitka
Редактор: amberit


Добро пожаловать в возобновленный командной сайта перевод "Семь апрельских дней"!
История небольшая, всего в ней семь глав, но каждая из них - настоящее откровение о семейной жизни Драко и Гермионы. Надеемся, что поклонники жанра не будут разочарованы!
С нетерпением ждем ваших отзывов здесь и на ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/205-14669-1
Категория: Наши переводы | Добавил: Aelitka (27.12.2015) | Автор: Перевела Aelitka
Просмотров: 876 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 8
0
8 Deruddy   (31.07.2016 00:18)
Мерлин!.. И эта женщина еще имела наглость обвинять мужа в том, что он, цитирую: "...считал себя ясновидящим и неоднократно сообщал ей, что она чувствует..." Она же сейчас решила всё за них обоих, даже не потрудившись поинтересоваться мнением второй стороны!..
P.S. – Эта Гермиона просто убивает меня!..

0
7 Амели4ка   (26.04.2016 14:34)
Давно пора было обратиться к специалисту. Пусть он им мозги на место вправит

0
6 АнгелДемон   (12.04.2016 13:06)
Мда... Так не понимать друг друга... просто ужас.

0
5 lyolyalya   (08.02.2016 16:07)
Вот оно как! Оказывается Драко не хотел развода. Очевидно, Гермона не поняла. Интересно все же что имел ввиду Драко, когда говорил о переменах?
Столько разногласий и недосказанности в их отношениях. Нужно им срочно поговорить и специалист им, думаю, очень поможет.
Спасибо за главу

0
4 Svetlana♥Z   (17.01.2016 18:29)
Вот и поговорили! А действительно, может ему хочется в другую страну переехать, или стать отцом, ведь они ничего друг другу не рассказывают... sad

0
3 Свиря   (15.01.2016 00:11)
Спасибо! Я так и подумала, что Герм неправильно поняла Драко.

0
2 Счастливая_Нюта   (29.12.2015 12:40)
для того что бы им поговорить, нужно научится слушать, а не погружаться в свои мысли в то время как говорит другой dry отсюда все недомолвки и разногласия героев...отношения это всегда сложно. только благодаря одному человеку они не буду держаться, а тут такое ощущение что за попытки делает только Драко, а Герм страдает!

0
1 Элен159   (28.12.2015 07:58)
Отношения очень тяжелыми между ними. Но самое страшное, что оба словно и слышать не хотят друг друга. Глупый упрямцы, которые ни за что не сделают шаг навстречу, чтобы вернуться к истоку своей любви. Неужели так трудно просто сесть и поговорить? Это же все поменяет кардинально!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]