Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3655]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Сталь и шелк или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг.

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

Останься прежде, чем уйти
Равнодушие – это болезнь, которой Эдвард и Белла заболели несколько лет назад. И к сожалению здесь медицина бессильна

В твоем окне
Что раньше использовалось для разглядывание звезд, превратилось в основной инструмент для наблюдения за наваждением. Расстояние сближает... ну или так говорят.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Список желаний
За четыре недели до свадьбы Белла расстроена тем, что у нее нет ни малейшего шанса заставить Эдварда отступить от правил. Но ничего не мешает ей помечтать, чем бы она хотела заняться с ним после свадьбы. Она составляет список эротических фантазий и с удивлением обнаруживает, что некоторым из них суждено исполниться раньше срока.
NC-17

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?
Мини, завершен.



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13437
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Ревность двигатель... Кэрила?

2016-12-5
47
0
Длинный язык Гленна Ри

Как-то так вышло, что на очередное общее собрание явились одни мужчины, и то не полным составом.
Мишон, заглянувшая было на огонек, быстро ретировалась, решив, что больше пользы будет от тренировки с катаной, чем от этого внезапного и бессмысленного сбора, основной повесткой которого было обсуждение взаимодействия с александрийцами. Группа жила в Александрии уже довольно давно, но Рик до сих пор находил «проблемы» в отношениях между гражданами, которые в прошлом мире объяснялись просто – соседство. Граймс же полагал, что мелкие ссоры и недопонимание могут привести к расколу и опасался этого сейчас, когда Александрия вставала на ноги. Мишон так не считала, а шериф не решился ей перечить и просто позволил уйти по своим делам.
Кэрол решила остаться дома и помочь Таре с уборкой после ужина. Хотя, зная этих двоих, не трудно было догадаться, кто кому помогать будет.
Карл добровольно отказался от участия во «взрослом» собрании и присматривал за Джудит, проводя время с Энид.
Морган оттачивал искусство владения своей палкой.
Мэгги, с тех пор, как узнала о беременности, стала больше интересоваться собственным здоровьем и секретами ухода за младенцем, чем судьбой группы. Впрочем, ее на этом поприще успешно заменял Гленн, обчистивший все ближайшие и не только аптеки, супермаркеты и маленькие магазинчики, где еще хоть что-то оставалось. Да и в книжных магазинах после набега заботливого Ри опустели все полки с литературой о беременных, для беременных, о детях и для детей. Благо, в их новом мире мало кому нужны были товары для малышей и все, что не успели разобрать до наступления полного хаоса, пылилось на своих местах. Исключая, конечно то, что было добыто для Джудит.
Кроме заботы о жене и ребенке, Гленн успевал и для группы быть полезным. Вот и сейчас сидел, о чем-то задумавшись. Весь вечер кореец был, мягко говоря, не в себе. Друзья, зная его, догадывались, что неугомонному азиату стала известна какая-то тайна, которой он не может не поделиться. Только все пока молчали, дожидаясь, пока друг сам созреет. Каждый, проживший в группе чуть больше недели знал, что Ри не умеет хранить секреты.
Мужчины дожидались прихода Спенсера, как представителя александрийцев. Парень задерживался, и каждый занимал себя, чем мог.
Абрахам любовно начищал свой автомат, который приводил в порядок после каждой вылазки.
Рик наслаждался припасенной с вылазки банкой пива, которое в условиях все нарастающего дефицита товаров из прошлой, цивилизованной жизни, впору было приравнивать к новой валюте.
Юджин сидел в стороне, пролистывая какую-то книгу, которую вытащил буквально из-под носа ходячего, чуть не угробив при этом Розиту. За что и был наказан хорошим хуком слева от рассвирепевшей подруги.
Дэрил развалился на диване, заняв больше его половины. Диксон не особенно хотел принимать участие в разборках на тему кто чью сковороду вовремя не вернул или слушать жалобы александрийца по имени Джек, у которого горе-ученый Юджин взял лежавший на улице без дела садовый шланг для каких-то своих изысканий. Однако приходилось привыкать, что жизнь теперь состояла не только из добывания еды и припасов, поисков убежища и попыток защитить свою группу, но и из взаимодействия с изнеженными в большинстве своем горожанами. Это порой выводило охотника из себя. Хотелось бросить все и уйти, особенно, когда многие из группы настолько влились в новую жизнь, что и сами стали походить на александрийцев. Мужчина вспомнил голубой кардиган в нелепый розовый цветочек и бежевые выглаженные брюки, в которые вырядилась утром Кэрол. Что стоил Карл, так долго противившийся безмятежной жизни александрийцев, но в итоге сдавшийся на милость странноватой девицы Энид и еженедельного марафона видеоигр. Диксон посмотрел на Рика в отбеленной наглаженной рубашке и невольно фыркнул.
Граймс вопросительно взглянул на друга. Дэрил отрицательно мотнул головой, давая понять, что не собирался ничего говорить. Шериф промолчал.
– Ребята, знаю, наверное, не мое дело, – заговорил, наконец, азиат, привлекая всеобщее внимание. Он решил поговорить с друзьями, пока нет чужого, в лице Спенсера.
Рик отставил полупустую банку. Абрахам, продолжая натирать тряпочкой автомат, перевел взгляд на товарища. Юджин посмотрел на Гленна поверх книги. Дэрил буркнул что-то себе под нос приготовился слушать. Он знал, что если уж Ри так долго готовился, то это действительно что-то важное. И раз уж он прибыл на собрание, хоть оно и плавно перешло в бессмысленное времяпрепровождение в ожидании не известно чего, стоило хоть Ри выслушать.
– Но ты все равно скажешь, – усмехнулся Рик, помня, сколько раз азиат из-за своего стремления говорить правду, попадал под «перекрестный огонь».
Гленн кивнул.
– Не знаю, стоит ли вас всех впутывать. Но… мы все же семья, – сказал кореец, продумывая, как-бы продолжить разговор.
– Давай уже, – проворчал Диксон, досадуя на то, что парень никак не научится говорить прямо, не юля.
– Никто из вас не замечал, у Кэрол не было… – парень запнулся, но поймав на себе заинтересованные взгляды друзей, продолжил: – то есть… она не заводила романы с кем-то в тюрьме или после, здесь, в Александрии? – выпалил кореец и приготовился выслушивать отповедь за сование своего носа в чужие дела.
Гленн чувствовал себя виновато, что вмешивается в дела Кэрол. Однажды он так же проговорился о тайне Лори, но тогда не испытывал такого стыда. Дело в том, что Кэрол за то время, что они пережили вместе стала частью семьи. Ри уважал ее как сильную женщину и верного товарища. А тут выходило, развел о ней сплетни. Но и молчать тоже не мог. По причине той же дружеской привязанности к Пелетье и заботы о семье.
– Чего? – протянул Дэрил, напряженно подаваясь всем корпусом вперед. Вот уж чего он не ожидал, так это разговора о Кэрол. С чего это у парня такой интерес к их общей подруге? Да еще и в таком плане? Пелетье и правда в последнее время вела себя необычно, но сама она однажды попыталась объяснить перемены в своей внешности и поведении, стремлением втереться в доверие александрийцев. И как бы охотнику не противно было наблюдать, как та Кэрол, которую он знал, пусть и с благими намерениями, превращается в александрийку, будто нарочно собирая в себе все то, что так бесило охотника в этих недалеких в большинстве своем людишек, он верил, что так нужно. А выходит Гленн знал что-то, что было скрыто от остальных? Неспроста ведь он этот разговор затеял?
– Да я, в общем… Тут такое дело. Черт! Везет мне на эти дела, – проворчал азиат, собираясь с мыслями. Это было сложнее, чем могло показаться.
Все же, трудно было представить Кэрол с кем-то из тех, кого они успели потерять, или даже из тех, кто жил в этом сонном городишке, где мало кто представляет, что на самом деле творится за стенами. Особенно с последними. В одно время Гленн думал, что если Пелетье и заведет с кем-то отношения, то это непременно будет Диксон, с его вечно хмурым видом и колючим взглядом, так заметно теплевшим при виде подруги. Но, не сложилось. Судя по тому, как спокойно они вели себя на людях, как перекидывались неоднозначными шутками, по-прежнему легко и беззаботно общались друг с другом, можно было решить, что ничего большего, чем дружба между ними нет. А в последнее время и это легкое дружеское общение стало сходить на нет. Ри не особенно задумывался о причине таких перемен, но предполагал, что Кэрол и Дэрил теперь, вроде как оказались в разных мирах. Он по-прежнему был охотником, добытчиком, а вот она из защитницы, готовой на все пойти ради семьи, превратилась в тихую домохозяйку. И хотя каждый в группе знал, что она, как и раньше, горой встанет за любого члена их семьи, видя ее каждый день такой, какой она хотела казаться, легко было поверить, что та Кэрол, которую все знали и любили, исчезла безвозвратно, потонув в безмятежности Александрии. Может, отчасти из-за непонятных взаимоотношений между этими двумя, Гленн и не знал, как подступиться к разговору на такую щекотливую тему. Особенно при Дэриле. Но и молчать тоже не мог.
– Мэгги вчера была в медпункте, когда туда пришла Кэрол. Мэгги была за ширмой и хотела заговорить, но Кэрол вдруг нарочно отвлекла Дениз и, когда та вышла… она… то есть Кэрол тайком взяла кое-что, – выпалил азиат и замолк.
– И? Что такого? Может кто-то попросил? И вообще, что она взяла? Гленн не тяни!? – потребовал Рик. Он пока плохо улавливал связь между медпунктом и возможными романами их общей подруги.
Азиат замялся.
– Ну?! – нетерпеливо подогнал друга Диксон. Если Кэрол болела, тогда понятными становились странности в ее поведении в последнее время. Вот только насколько серьезно все было? Почему она не сказала ничего ему? Не чужие ведь. Или что, она настолько «хорошего» о нем мнения, что думает, будто он тут же бросит ее при первой же проблеме? Да и никто в семье своих не бросает. И при чем тут есть у нее с кем-то отношения или нет? Охотник растерялся еще больше, чем Граймс.
– Она взяла не лекарства. Это были тесты на беременность, – сообщил Гленн и снова замолчал, давая друзьям возможность осознать новость. Он оглядывал присутствующих, пытаясь понять их реакцию.
Диксон несколько секунд переваривал услышанное и, только когда Юджин в изумлении слишком громко захлопнул книгу, словно очнулся.
– Какого черта? Ты уверен? – подскочив с места, прорычал охотник, надвинувшись на Ри.
– Меня там не было, но Мэгги наблюдала за Кэрол, – затараторил парень, автоматически отклоняясь назад. Грозный вид охотника не сулил ничего хорошего. – Говорит, уверена на сто процентов. На той полке кроме тестов ничего нет. Я просто подумал… никто ничего не знает. Вдруг Кэрол нужна наша поддержка. Может у нее какие-то проблемы с отцом ребенка. Или он… его уже нет в живых. Мы ведь столько людей потеряли после нападения Губернатора. Вдруг он был там. Стоит все выяснить. Возможно нужно помочь, сказать, что мы не бросим ее одну, – говорил кореец, следя взглядом за Дэрилом, мерящим шагами комнату. Он уже успел пожалеть, что вообще завел этот разговор. Впрочем, жалеть о сказанном было для него не впервой.
– Может это не для нее? – предположил Рик. Картинка в его сознании никак не хотела складываться.
– Я тоже об этом думал, но Мэгги говорит, Кэрол странно вела себя в последнее время. И с этими тестами. Так крадучись их вытащила. Она точно не хотела, чтобы их видели. Если кому-то нужны были тесты, почему сразу не попросить у Дениз? Зачем такие сложности? – резонно заметил Гленн. Он и сам уже сотню раз прокручивал в голове разные ситуации, но ни одна не подходила, чтобы оправдать поведение подруги. Ни одна, кроме одной, самой очевидной.
– А ты уверен, что оно ей нужно? Наше вмешательство? – отозвался Абрахам, подавая новую идею для размышления. Ему, как и остальным, было не все равно, что происходит с одним из членов их теперь уже, семьи, но в отличие от остальных он подумал о том, что стоило бы уважать чужое мнение. И раз уж Кэрол предпочла не посвящать их в свою тайну, на то есть свои причины.
– Это, конечно, Кэрол решать, но... Может стоит хотя бы дать ей понять, что мы рядом? – возразил азиат, все еще надеясь на поддержку друзей.
Дэрил не стал дожидаться окончания обсуждения, он громко выругался и, хлопнув дверью, выскочил из комнаты.
– Не стоило, кажется, при нем говорить, – озвучил Гленн свои недавние мысли.
– Он все равно бы узнал, – справедливо заметил Юджин, только сейчас подавший голос.
– И что нам делать? – растерянно пробормотал кореец.
Повисла пауза. Рик задумчиво потирал подбородок, глядя в пол. Абрахам продолжал полировать свой автомат. Юджин и Гленн молча смотрели перед собой, погруженные в свои мысли.
– Я завтра поговорю с Кэрол, – пообещал Рик, наконец возвращаясь из своих мыслей, – а пока никто ничего никому не говорит.

Теплый прием

Запланированный Риком разговор не состоялся по причине срочного отъезда группы во главе с Граймсом за припасами, которые обнаружили «разведчики», обшаривавшие окрестности.
Бывший склад был довольно большим и после внезапного ухода крупной группы ходячих оказался доступен для людей. Любой мог набрести на него, и оставлять такую находку было бы невероятно глупо. Так что шериф, выдвинув на первый план обеспечение группы едой, решил поговорить с подругой по душам сразу же по возвращении домой. К счастью, судя по тому, что сообщили прибывшие «разведчики», вылазка намечалась достаточно короткая. Всего несколько дней, максимум неделя.
Как и предполагалось, все прошло просто отлично и к концу поездки Граймс даже малодушно подумал, что может все уже как-то само улеглось, и по возвращении их ожидает прежняя спокойная жизнь, когда не приходилось каждый день лицезреть недовольство на лице Дэрила и испытывать на себе его раздражение и постоянное плохое настроение.
Диксон же, успевший за время поездки собраться с мыслями и «переварить» новость, немного остыл. Долгая дорога способствует самокопанию, которому охотник предался, едва выехав за ворота. Тем более, что перед самым отъездом он, кажется, понял, кто занял… место рядом с Кэрол. Тобин.
Уже собираясь хоть с минимальным, но комфортом, расположиться в единственном остающемся на ходу грузовике, Диксон увидел пришедшую проводить группу Кэрол. Женщина стояла чуть в стороне, и реднек собирался даже подойти к ней, пока Гленн миловался с недовольно хмурящейся Мэгги.
Однако его опередил Тобин. Он подошел к Пелетье и стал что-то рассказывать, наклонившись почти к самому ее лицу. Кэрол внимательно слушала, улыбалась, и даже засмеялась вслед за мужчиной, когда тот указал взглядом куда-то в сторону.
Дэрил мог бы подойти. У него было преимущество. Он уезжал, в то время как Тобин оставался в городе, не способный принести пользу вне его стен. Однако охотник не стал встревать в разговор. Смысл? Его вмешательство могло закончиться разве что неприятным осадком и у него, и у нее на душе. А ему этого очень не хотелось. Особенно пред отъездом.
Диксон постарался скрыть свое раздражение, поспешно залезая в машину, но слишком громко хлопнувшая дверца, чересчур резкий оклик, обращенный к задерживающему группу Ри, недовольное бурчание, стихнувшее только когда зарычали двигатели машин, заставили друзей притихнуть и оставить взбешенного реднека в покое, давая ему возможность прийти в себя и спокойно подумать.
А подумать было о чем. В последнее время Дэрил все больше времени проводил на вылазках и в рейдах по поиску выживших, которых можно было бы принять в группу. Время, проводимое в стенах города он тратил на ремонт своего байка, который использовал для того, чтобы сбежать подальше при первой же возможности. Мужчине было комфортно на свободе. Огороженный стенами город тяготил его, заставлял чувствовать себя диким зверем, запертым в клетке.
Кэрол же все время находилась в Александрии. Более того, с каждым днем она будто все больше отдалялась от своей семьи, завязывая все больше соседских, дружеских и, как выяснялось, не совсем дружеских отношений с горожанами. Складывалось впечатление, что это то, что было ей нужно все то время, что они скитались по дорогам штата. То, в чем Пелетье нашла себя. Охотник, поначалу просто раздражался на кардинальные перемены в подруге, потом стал относиться спокойнее, но сейчас ловил себя на мысли, что позволил Кэрол слишком уж увязнуть в трясине праздной жизни в Александрии. И это неимоверно его раздражало.
Он никогда не допускал даже мысли, что между ним и Кэрол может быть нечто большее, чем дружба, но вовсе не потому что не хотел этого. День за днем до момента их прибытия в чертову Александрию Диксон все больше нуждался в обществе Кэрол. Она всегда его поддерживала, помогала справиться с болью от потери дорогих людей и одиночеством. Черт! Да она просто делала его лучше, вытаскивала наружу все то хорошее, что до нее не мог разглядеть в нем никто. Даже он сам! За время их скитания она стала для него кем-то вроде личного идола. Он прекрасно понимал, насколько эта женщина была ему дорога и это еще больше заставляло его вести себя с ней так, словно она самая драгоценная и хрупкая вещь в этом гребаном мире. Хотя он прекрасно знал, на что способна эта хрупкая женщина, он постоянно испытывал потребность заботиться о ней, проявляя свое участие всегда по-разному, но всегда так, как нужно было ей. Так было, когда он во время любого боя, хоть с людьми, хоть с ходячими, всегда приглядывал за ней, сам рискуя нарваться на когти ходячих или получить пулю в лоб. Так было, когда он сжег ходячих, среди которых был ребенок, когда они с Кэрол скрывались в бывшем приюте. Он видел взгляд, которым она буравила «семью» ходячих, и с утра решил сделать это для нее. Так было, когда он пытался найти Софию, хотя в тот момент он думал еще и о девочке, которая оказалась совершенно одна, как когда-то он. Он всегда хотел заботиться о Кэрол, быть рядом, помогать.
Дэрил чувствовал какое-то сходство с Кэрол. Такой же одинокой, многое повидавшей в жизни, прошедшей через ад домашней тирании, потерявшей дорогих сердцу людей. Ему казалось, что они похожи и эта похожесть помогает им держаться друг друга, понимать и поддерживать в трудных ситуациях и не только.
Оказалось, все не так просто. Сходства очень быстро растворились в тихом быте, когда охотнику больше не было нужды защищать женщину от всего мира, и большее что мог он для нее сделать, помочь улучшить город, чтобы ей было в нем комфортно.
Дэрил почувствовал, как машину слегка подкинуло на очередной кочке. Он мельком взглянул на сосредоточенного на дороге Рика и чуть опустился на сидении, меняя положение затекших мышц.
Охотник наивно полагал, что никто и никогда не покусится на его божество, в лице Кэрол Пелетье, не потому что она не была достойна внимания. Скорее, напротив. Ему просто и в голову не приходило, что кто-то, а особенно кто-то из александрийцев может быть ее достоин. А может как раз все верно? Кого сочтет достойным такая женщина как Кэрол? Уж точно не диковатого охотника, умеющего обращаться разве что с байком да арбалетом. Одно не укладывалось в голове Дэрила: почему Тобин? Почему этот, бесспорно хороший, но совершенно не приспособленный к жизни вне города, мужчина? Неужели эта его беспомощность и уязвимость так привлекла Кэрол?
Диксон не был профессионалом в делах сердечных, но уж точно не мог представить, как сильная, способная в одиночку противостоять небольшому стаду ходячих или даже группе вооруженных людей, могла заинтересоваться Тобином, каким бы положительным он не был? Мужчина поморщился, представив, Кэрол с Тобином. Как ни отвратительно было это осознавать, но свой шанс, если он и был, охотник, кажется, упустил.
Реднек, дернулся, выпрямляясь на сидении и, не обращая внимания на взглянувшего на него шерифа, продолжил буравить взглядом трещину на лобовом стекле фургона.
Неопрятный одиночка, неуклюжий в отношениях, замкнутый и грубоватый, наводящий ужас на александрийцев, которые так пришлись «по вкусу» хозяйственной Кэрол с ее печеньем и рагу по вечерам. Он долго не решался сделать шаг, упустив десятки возможностей. И теперь уже просто не имел права мешать ей жить так, как нравится ей.
Он просто хотел, чтобы она была жива и здорова. Чтобы каждое утро улыбалась ему, выходя на крыльцо, пусть даже в этом отвратительно домашнем кардигане. Просто, чтобы говорила ему «привет», улыбаясь так искренне, как никому из этого чертового городишки из трех улиц. Хотя, теперь она, наверное, уже не только ему так улыбается, а может уже и вовсе не ему. Может он уже и не увидит этой самой красивой в мире улыбки, обращенной именно ему.
Ему теперь ведь хотелось хотя бы знать, что с ней все в порядке! Так все ведь в порядке? Лучше и быть не может! Она нашла свое место, видимо, нашла мужчину, который ей подошел. Вон… даже… Диксон отогнал неприятную мысль. А чувствовал он себя отвратительно. Чертов эгоист. Сам не смог дать ей ничего лучшего, а теперь недоволен, что она счастлива. Насколько вообще можно быть счастливым в мире, где все катится к чертям собачьим.
Дэрил не знал, стоит ли говорить с Кэрол на эту тему, или оставить все как есть. Он подумал, что решит, когда в следующий раз увидит Пелетье. Наверняка у самых ворот Алексадрии, когда они, наконец, окажутся в этой чертовой клетке, которую все так упорно зовут домом. Только ради одного этого стоило вернуться поскорее.
***

После удачной вылазки и обратная дорога как будто даже заняла меньше времени.
Конечно, любопытные взгляды друзей, преследовавшие его после поспешного бегства с памятного собрания не добавляли спокойствия, но Дэрил решил привычно проигнорировать нежелательное внимание. Он постарался свести к минимуму и так короткие беседы с друзьями и делать вид, что ничего особенного вообще не происходит. По крайней мере до возвращения в Александрию.

А в городе группу ждал теплый прием. Большинство жителей, даже тех, кто не особенно стремился подружиться со свирепой группой Рика, пришли поприветствовать людей, которые обеспечили им сытую жизнь на ближайшие пару недель, а то и больше.
Члены группы, в которой были и представители александрийцев, с усталыми улыбками принимали искренние благодарности и хотели только поскорее добраться до кроватей и выспаться как следует. Обстановка была более чем благоприятная и даже молчаливый Диксон изобразил некое подобие улыбки, чуть приподняв уголки губ, когда к нему подбежал мальчик лет шести и звонко крикнул, шепелявя беззубым ртом:
– Шпашибо!
Вот только так и Кэрол не пришла поприветствовать друзей и убедиться, что все вернулись целыми и невредимыми. За все время их совместного выживания это было впервые. Это удивляло и неприятно царапало душу, особенно в свете последних событий.
Охотник не стал дожидаться друзей и отправился к себе, чтобы наконец остаться в одиночестве. Единственный человек, которого он хотел увидеть, был настолько занят, что забыл о друзьях. Что же, так тому и быть.

Разговор по душам

Дэрил не ожидал, что эта чертова клетка, гордо именуемая Александрией, может быть еще теснее, чем ему казалось. Выходя на прогулку с наступлением сумерек, когда большинство александрийцев старались разбежаться по домам, охотник не подозревал, что наткнется сразу на двоих жителей их городишки, которых видеть вместе ой как не хотелось.
Картина, представившаяся взору мужчины у любого вызвала бы чувство умиления, только не у Диксона. Реднек стиснул зубы и сжал кулаки, борясь с бессильной злобой.
Руки Кэрол, обхватившие шею Тобина. Чужие мужские ладони на талии привставшей на цыпочки Пелетье. Их радостные улыбки. Они вели себя как счастливые молодожены, радующиеся вести о скором прибавлении в семействе. Тобин выпустил женщину из своих объятий, и она что-то сказала ему, одарив собеседника своей лучезарной улыбкой. Мужчина засмеялся и что-то ответил.
Дэрил почувствовал, как злость снова закипает в нем. Мало того, что этот александриец отнял у него Кэрол, так он еще и, наверняка, не думал о самой женщине. Неужели никто не задумывался, как рискованно в их ситуации рожать ребенка? В первую очередь для Кэрол. Дениз, конечно, была хорошим человеком, но врач из нее пока был посредственный.
Диксон не выдержал. Он быстро преодолел расстояние, отделявшее его от теперь уже мило болтающей парочки и, остановился, привлекая внимание.
– Поговорим? – спросил он, едва Кэрол раскрыла рот, чтобы поприветствовать друга.
– Конечно, – ответила женщина, моментально посерьезнев при взгляде в сторону хмурого реднека.
– Я, пожалуй, пойду, – проговорил Тобин, замявшись. На его лице все еще блуждала глуповатая улыбка, и Дэрил с трудом подавил желание стереть ее своим кулаком.
– Угу, – буркнул охотник, отходя в сторону небольшой поляны, скрытой от дороги густым кустарником.
– Увидимся позже, – сказала Кэрол, махнув александрийцу на прощание. – Рада тебя видеть, – проговорила она, обращаясь уже к Дэрилу. Она решила обойтись без приветствия, раз уж Диксон его проигнорировал. Пелетье нагнала мужчину, когда он уже исчез за стволом старого дуба.
– Мгм, – промычал реднек, игнорируя ее приветливый тон, – А у вас тут значит радость? – спросил он таким жестким тоном, что Пелетье удивленно нахмурилась, не понимая, что происходит с другом.
– Ну да. Все же, чем не повод для веселья?! – непонимающе спросила женщина, – Тобин решил устроить по этому поводу небольшой праздник. Придут все, кто захочет. И ты приходи, хоть соседи тебя, наконец, запомнят, – с улыбкой добавила она, надеясь немного отвлечь явно взвинченного Диксона.
– Какого черта, Кэрол?! Тебе совсем на себя наплевать? – прошипел охотник, надвинувшись на подругу. Он не ожидал от Пелетье такой беспечности.
– Дэрил, брось. Ни впервой. Ничего страшного в этом нет. К тому же мне поможет Дениз, – ответила Кэрол, сделав шаг назад. Впервые ей становилось некомфортно перед охотником, буравящим ее тяжелым взглядом.
– Дениз? Да она повязки-то накладывать пару месяцев как научилась! – крикнул Дэрил, заставив подругу вздрогнуть от неожиданности, – черт, о чем ты вообще думаешь?! – зарычал он, от бессилия ударив кулаком по стволу дерева.
– Успокойся и расскажи, что случилось, – настойчиво попросила женщина. Она видела, что с другом творится что-то не ладное. И теперь уже поняла, что посторонними разговорами его не отвлечь.
Что же такого произошло на вылазке, что он вернулся сам не свой? Никто не погиб. Это Кэрол знала точно. Ведь это был первый вопрос, который она выяснила, как только группа въехала на территорию города. Ей не удалось встретить друзей лично из-за того, что нужно было помочь Таре, внезапно почувствовавшей себя плохо. Но Аарон, откомандированный для добычи сведений, вернулся быстрее чем Кэрол ожидала, и рассказал, что все живы и здоровы. К тому же, склад, считай пополнился значительным количеством припасов. Если все было хорошо, почему же Диксон был так зол?
– То есть, ты считаешь, что это в порядке вещей? Ты не понимаешь, чем это грозит?! – кричал мужчина, не понимая, как рассудительная, умная женщина могла превратиться в пустоголовую бабу с одной только тупой радостью в мозгу. – Ну да, он же умеет говорить так, чтобы ты смеялась, не то что… а у меня руки по локоть в крови. Что, уже не встречаешь бывшую семью? Через душ после вылазки не прошли, значит не достойны оказаться рядом с Кэрол Пелетье?! То ли дело Тобин!
Он и сам не понял, как перестал думать об опасности, грозящей Кэрол и перешел к обвинениям.
–Дэрил, да что с тобой? Почему ты так взбесился из-за идеи устроить праздник в честь юбилея Тобина? – спросила женщина, повысив голос. Она не могла понять претензий друга. Его необоснованные обвинения были неприятны, но Кэрол решила проигнорировать их, чтобы еще больше не накалять обстановку. Однако обида все же прорвалась в виде заблестевших от подступивших слез глаз и дрогнувшего голоса.
– Зашибись! У него еще и юбилей! – недобро усмехнувшись, выпалил Диксон. Он уже и не знал, как реагировать на все новые подробности жизни Кэрол, в которой он теперь чувствовал себя сторонним наблюдателем, а заметив состояние подруги, почувствовал себя неловко.
– Ну да. И мы с Дениз отвечаем за праздничный стол. И я правда не понимаю, при чем тут ее умение накладывать повязки?! – непонимающе нахмурилась Пелетье. Ее вдруг осенило: – Погоди, если ты не знал о юбилее, что тогда ты имел в виду?! – спросила женщина.
– Стой! Дениз помогает тебе с готовкой? – растерянно проговорил охотник.
– Да. А с чем еще? – поинтересовалась женщина. Дэрил говорил спокойнее, и Кэрол позволила себе расслабиться. Она шагнула назад и оперлась спиной о шершавый ствол дерева, стараясь успокоиться и не наговорить лишнего. Мало ли что пришло в голову, как оказалось, очень даже обидчивому реднеку?
– С ребенком, – ответил Диксон, как-то неопределенно махнув рукой в сторону подруги.
– А, это… – выдохнула Кэрол, поняв, наконец, о чем идет речь. Она не думала, что весть так быстро распространится за пределы небольшой группы посвященных людей. Но, молниеносное распространение новостей всегда было бедой маленьких городков. В их случае, это был еще и чуть ли не единственный способ разнообразить беседы о строительстве стены, нашествиях ходячих и подсчетах припасов. – Это не мое дело. Уже не мое. Пусть Тара и Дениз сами разбираются, – ответила женщина, надеясь, что Дэрил не станет вникать в подробности.
– А при чем тут они? – спросил мужчина, понимая, что окончательно запутался.
– Дэрил, ты точно в порядке? – устало поинтересовалась женщина. Кэрол вдруг подумалось, что если бы они с Диксоном говорили на разных языках, то это их глупое топтание вокруг одной темы было бы понятным, но вот задачка, почему же они не могут понять друг друга сейчас? – Сначала даешь понять, что в курсе происходящего, хотя я не догадываюсь откуда, а потом задаешь такие… странные вопросы.
– Странные? Это ты у нас беременна… от этого… строителя… а утверждаешь, что ребенок – проблема Тары и Дениз! – вспылил реднек.
– Чегооо? – ошарашенно глядя на собеседника, протянула Кэрол. Она чуть подалась вперед, отодвигаясь от дерева, служившего ей опорой. – Боже, Дэрил! – воскликнула Кэрол, едва сдерживая смех. Она вспомнила только что произошедший у них с Дэрилом диалог и представила, как по-идиотски это все выглядело со стороны.
– Что смешного? – немного подрастеряв пыл от реакции Кэрол, с обидой в голосе спросил Диксон.
– Я не беременна, Дэрил! Откуда вообще такие мысли? – едва сдерживая нервный смех, проговорила Кэрол.
– Нет? – с удивлением спросил мужчина. Он почувствовал невероятное облегчение, но произошедшие события никак не укладывались в голове. Было столько вопросов, ответы на которые могла дать только Пелетье, и реднек решил узнать все. – Но Мэгги видела, как ты тайком взяла из медпункта тесты. Она рассказала Гленну. А тот…, – все еще бросая на подругу свирепые взгляды, растерянно добавил Диксон.
– Вот же длинный у Ри язык, – посерьезнев, проворчала женщина. – Не делай поспешных выводов, – попросила Кэрол. – Да, я взяла их, но не для себя. Для Тары.
– Ну конечно. Отличное прикрытие, вот только Тара не совсем того… если помнишь. И какая бы чертовщина ни творилась с ходячими, девки друг от друга залетать еще не научились, – недовольно бросил охотник. Неужели он похож на идиота, что Кэрол надеется отговориться от него такими глупостями?
– Нет, конечно. Тара… – Кэрол замолчала, не зная, стоит ли доверять еще одному человеку чужую тайну. Женщина знала Диксона и была уверена, что он, в отличие от Гленна, умеет хранить чужие секреты. Да и разговор зашел уже слишком далеко, отступать было поздно. Поэтому, решившись, Пелетье продолжила, чувствуя на себе пытливый взгляд охотника. – Она позволила себе расслабиться с… кое с кем во время одной из вылазок, когда группа оказалась окружена ходячими, – терпеливо продолжила Кэрол, – это было уже после того, как Тара стала встречаться с Дениз, но до того, как поняла, что у них все серьезно. Поэтому она не могла сама пойти в медпункт. Просто пока не готова была поговорить об этом с Дениз. Попросила моей помощи. Я не могла отказать, хотя и не одобряла ее желания таиться от подруги. А вчера, когда все встречали вас, Тара плохо себя почувствовала. Джесси проявила инициативу и позвала Дениз, пока я была занята Тарой. Теперь, включая тебя, в курсе четыре человека. Только я тебе этого не говорила. Пусть сами решают, кому и когда стоит узнавать о подробностях их личной жизни.
Кэрол замолчала, ожидая реакции собеседника.
– Ты поэтому не пришла к воротам? – спросил Диксон, и виновато опустил голову, когда женщина едва заметно кивнула. – И ты для нее достала тесты?
– Да. – спокойно ответила Пелетье.
– Вот я идиот! – проговорил охотник, усаживаясь на землю между выступающих корней старого дуба. Он видел в глазах Кэрол сейчас, когда сознание не застилала пелена злости, истину. Она говорила правду. Собственно, она никогда ему не врала. Могла недоговаривать то, что хотела навсегда похоронить в себе, но никогда не лгала. И от того, что он усомнился в ее искренности было как-то непривычно паршиво на душе.
– Еще какой, – с улыбкой ответила она, присаживаясь рядом. Женщина устроилась на одном из мощных корней, почти касаясь своим плечом Диксона. Она подумала, что если бы на их месте была какая-то другая парочка, то Дэрила легко можно было уличить в ревности. Как иначе объяснить эту глупую ситуацию? С охотником все было сложнее. Да и с ней тоже. Они топтались на одном месте не один месяц, не в силах перейти разделяющую их черту, которая в Александрии чуть было не превратилась в стену, как те, что отгораживали город от внешнего мира. Кэрол чувствовала это, как и то, что сейчас, именно в этот момент, стена рушится, сметая накопленные обиды и недопонимание, снова превращаясь в тонкую черту, которую так легко и в то же время почти невозможно стереть.
Над головами от едва ощутимого ветерка покачивалась листва, где-то вдали изредка раздавалось пение одинокой пташки, запах распаренной за день на солнце травы здесь, в относительной дали от дорог, заполненных смердящими ходячими, казался чем-то сказочным и нереальным. Кэрол глубоко вдохнула и искоса взглянула на охотника. Он сидел, задумчиво глядя в даль, сцепив руки в замок перед собой.
– А как же Тобин? – спросил он неожиданно.
Дэрил повернулся к собеседнице и не сводил с нее внимательного взгляда. Женщина улыбнулась. Его серьезный взгляд, в котором так и сквозило что-то особенно теплое и в то же время опасно-собственническое, заставил Кэрол сглотнуть, отгоняя непрошенные мысли.
– Тобину нравлюсь не я. Его привлекает образ, который я создала. Милая домохозяйка, с шоколадным печеньем и рагу по маминому рецепту. Он не знает меня другую. Настоящую, – ответила она и, решившись, добавила: – Такую, какой знаешь меня ты.
– Тебя это расстраивает? – спросил Дэрил, заметив тень тоски на лице подруги.
– Нет. Тобин – просто друг. У нас с ним ничего не было и нет. Я просто устала притворяться. Я будто тону в этом всем. Каждое утро выхожу на крыльцо и улыбаюсь всем подряд, а в уме просчитываю, кто из них погибнет первым, если ходячие прорвут стену. Вечерами наблюдаю за веселящимися александрийцами из окна и понимаю, что все они обречены, если окажутся вне зоны своего комфорта. Вижу, как они радостно болтая растаскивают по домам консервы и гадаю, кто из них первый убьет за последнюю банку тушенки?
Кэрол замолчала и посмотрела на задумавшегося Дэрила.
– Я думал, тебе по душе твоя новая роль, – проговорил он через некоторое время. Мужчина почувствовал себя виноватым. Она верила ему, видимо, даже нуждалась в нем, как он когда-то в ней. А он был настолько поглощен своей обидой на нее, что не заметил, что ей нужна поддержка.
– Выходит, плохо ты меня знаешь, Дэрил Диксон. Да и подкатить ко мне без риска для здоровья есть шанс только у тебя. Так что не ревнуй, – заявила Кэрол, пряча подступающие слезы за слишком уж наигранным смехом.
Она надеялась перевести все в шутку, но охотник не был настроен на шутки этим вечером. Он не промолчал и не отшутился в ответ, как это бывало. Вместо того, чтобы покраснеть и пробурчать что-то нечленораздельное, Диксон обернулся к сидящей с ним бок о бок женщине и мягко коснулся пальцами ее подбородка, вынуждая повернуться.
– Прости меня, – проговорил он, глядя ей в глаза.
Кэрол затаила дыхание. Это был первый раз, когда Дэрил вел себя настолько смело в общении с ней. Женщина чувствовала, как быстро забилось сердце в груди. Опускающиеся на город сумерки скрадывали острые углы, притеняя яркость окружающих красок. В надвигающейся полутьме Кэрол видела напряженные черты лица охотника и отчаянную решимость, будто мелькнувшую в его расширившихся зрачках. Чуть развернувшись, она протянула руку к его лицу и провела похолодевшими пальцами по загорелой скуле.
Она уже не раз делала что-то подобное: касалась его, обнимала, даже целовала, хоть и совсем невинно, по-дружески, но на сей раз все было по-другому.
И охотник это почувствовал, хоть и не успел осмыслить. Чуть подавшись вперед, он коснулся губ женщины легким поцелуем, чувствуя, как ее рука соскользнула ему на шею. Кэрол с готовностью ответила на поцелуй, придвигаясь ближе, ощущая сильные мужские руки, обнимающие ее за талию, чувствуя, как с каждой секундой их единения Дэрил становится все смелее и настойчивее. Она будто наяву видела, как исчезает, словно растворяясь в опускающихся сумерках мифическая черта, не позволявшая им ухватить даже самый краешек втайне желанного счастья.
Кто бы мог подумать, для того, чтобы подстегнуть нерешительного Диксона на какие-то действия, нужно было всего лишь стащить пару тестов на беременность на глазах у Мэгги.

***


– Надо бы нашим объяснить, что к чему, пока ложная информация не распространилась на весь город, – лениво проговорила Кэрол, запрокинув голову назад, чтобы попытаться разглядеть в полутьме лицо Дэрила. Теперь она тоже сидела на земле, расположившись перед мужчиной так, что он мог обнимать ее, прижимая спиной к своей груди.
– Угу, скажем, – ответил мужчина, чуть приподняв уголки губ, обозначая этим улыбку, в которой Пелетье усмотрела больше искренности, чем во всех признаниях мира.
– Ты помнишь, нам надо на праздник? – предупредила Кэрол и тут же, едва заметив, как напряглись его сцепленные в замок на ее животе руки, задумчиво добавила: – а вообще, я так устала за сегодня. Да и Тобина уже поздравила. А тебя так вообще пол города опасается. Еще будут весь вечер коситься на одиночку-охотника, вместо того, чтобы веселиться.
Женщина лукаво подмигнула нахмурившемуся реднеку и, ловко вывернувшись из его рук, быстро вскочила на ноги. Она оказалась в паре шагов от Диксона и выжидающе посмотрела на него:
– Все уже, наверное, собрались у Тобина, а наш дом пустует. Кто-то же должен приглядеть за имуществом? Столько новеньких в городе. Думаю, вдвоем справимся.
Дэрил не заставил себя долго ждать. Даже если Пелетье ничего не подразумевала под предложением постеречь вдвоем пустой дом, находиться с ней рядом вдали от идиотов вроде Тобина, уже было счастьем.
Диксон одним рывком поднялся на ноги и в пару широких шагов нагнал довольно улыбающуюся Кэрол, твердо решившую сегодняшний вечер посвятить их общему счастью.

--------------------------------------------------------------------
Примечания:
Ну вот и все. Спасибо всем, что читал этот фанфик и комментировал, оставлял оценки, да и просто читал, не обозначая своего присутствия)
Буду благодарна за любую оценку работы и адекватную критику, как в отношении грамматики, так и логики.

P.s. Прошу прощения за истеричку Дэрила и беременную Тару)


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/401-18170-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Коломийка (07.04.2016) | Автор: Assol_Romantic
Просмотров: 277 | Теги: Ходячие Мертвецы, Дэрил, Кэрол, Кэрил


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: