Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2734]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4826]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15365]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14628]
Альтернатива [9233]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4317]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

I remain, Yours
Белла неожиданно получает антикварный стол, который когда-то принадлежал Эдварду, и находит в нем письмо, которое тот написал своему кузену в 1918 году. Она отвечает и отправляет послание в неожиданное путешествие. Возможно, есть некоторые вещи, которые не предназначены для понимания, их просто нужно принять...

Вилла «Белла»
Слышишь в полумраке шепот - это я.
Настежь распахну все окна для тебя,
Ветром полосну по коже, как ножом.
Здравствуй, Из, добро пожаловать в мой дом!
Видишь тени, и дыханье за спиной -
Я повсюду наблюдаю за тобой.
Давят стены, стало вдруг трудней дышать,
В эти игры долго я могу играть.

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Прощай
«Прощай». Слово, когда-то слетевшее с моих дрожащих губ. Оно медленно убивало меня. Каждый раз, когда я мысленно прокручивала в голове нашу последнюю встречу, вспоминая его обезумевшие от моего решительного слова глаза, я умирала снова и снова.
Рождественский мини.

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

...Je t'aime...
Иногда судьба даёт нам второй шанс…

24 часа
Эдвард, стремясь предотвратить превращение Беллы в вампира, находит возможность снова стать человеком. К сожалению, всего на двадцать четыре часа. Как он потратит это время? Как отреагирует Белла? На что они смогут решиться? Чем закончится этот эксперимент?

Моя судьба
Возможно, во мне была сумасшедшинка, иначе не объяснишь это желание постоянно находиться рядом с теми, от кого следовало держаться подальше. Но я, оказалось, любила риск. И те, кто мог лишить жизни, стали друзьями и защитниками: Элис, Джаспер, Эммет, Розали и Джеймс.
Белла/Эдвард.



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 485
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 218
Гостей: 212
Пользователей: 6
Bad8864, sladkaya, hel_heller, eclipse1886, сумерки1996, ElenaGilbert21021992
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Огненноликая. Глава 66. В сумрачном лесу

2024-4-22
17
0
0
Здесь изнемог высокий духа взлёт;
но страсть и волю мне уже стремила,
как если колесу дан ровный ход,
любовь, что движет солнце и светила.
«Божественная комедия» Данте Алигьери


Айрин

Приятная идиллия неожиданно сменилась неистовой бурей. Что, впрочем, неудивительно. Как я могла хотя бы на миг поверить в искренность Вольтури, в то, что они способны что-то сделать бескорыстно, без задней мысли и далеко идущих целей. После разговора с дампиром, обернувшегося прямыми угрозами в мой адрес, я была сама не своя, меня переполнял гнев. И в то же время мое сердце было не на месте, я понимала, что загнана в угол.

Прямо сейчас я могла бы взмыть в небо и улететь куда угодно, лишь бы подальше отсюда, чтобы оказаться вне досягаемости, а заодно утереть нос этому сборищу самовлюбленных выскочек Вольтури, возомнивших себя владыками неба и земли. Я уже порывалась это сделать, у меня за спиной вмиг появились крылья, они расправились и затрепетали от возбуждения. Я позволила себе оторваться от земли и взмыть над дворцом, снова ощутив сладкий вкус свободы. Но свобода была не единственным, к чему стремилась моя душа. Все мое существо тянулось к любимому, особенно сейчас, когда я носила под сердцем его дитя. Меня держала невидимая, но очень прочная нить, имя которой любовь. На другом ее конце находился Эдвард. И я знала, что если когда-нибудь эта нить оборвется, с ней оборвется и моя жизнь. Самое ужасное, что Вольтури тоже это прекрасно знали, поэтому, как бы насмехаясь надо мной, предоставили мне эту свободу.

И все же я должна была сделать что-то, чтобы защитить от них нашего ребенка. Я не знала, когда он родится и родится ли вообще, есть ли у меня в запасе время, какое обычно бывает у земных женщин, или мой ребенок родится раньше. Но одно я знала точно: я не позволю никому отобрать у меня наше с Эдвардом дитя, чтобы воспитать из него очередного монстра на службе Вольтури.

Я кружила над округой крылатым сгустком ярости, желая излить ее на этот ненавистный дворец, сжечь его дотла вместе с обитавшими в нем демонами ночи. Но там оставалось мое сердце, и в яростном бессилии я наконец опустилась на землю. Сложив крылья, я в душевном изнеможении буквально упала в одно из кресел в беседке и опустила лицо в ладони.

Я долго сидела неподвижно в одной позе и лихорадочно размышляла о том, что же мне делать, и видела лишь одно решение: мне нужно увидеться с Эдвардом и попытаться помочь ему и Элис все вспомнить, а затем мы должны сбежать подальше отсюда. Да, нас будут разыскивать, преследовать, нам не дадут спокойно жить, но мы будем бороться.

И еще я постоянно думала о том, что должна развивать свои способности, чтобы суметь защитить свою семью.

На дворе стоял погожий апрельский день, солнечные лучи золотили листву деревьев, шелестевшую от легкого ветерка. У меня же на душе теперь было пасмурно и хмуро, и изменения душевной погоды в ближайшее время явно не предвиделось.

Наконец устав от бесконечных раздумий, я порывисто встала и направилась в покои, и тут поняла, что поторопилась с выводами. Вольтури не оставили меня совсем уж без присмотра: у дверей из галереи в гостиную стоял высокий светловолосый вампир в сером плаще. Он пропустил меня, недоверчиво глядя мне вслед кровавыми глазами. Я быстро прошла в спальню и заперла за собой дверь.

Я уже была готова плюхнуться на кровать, чтобы просто забыться хотя бы на время, но тут мой взгляд упал на столик у окна. Раньше на нем ничего не было. Теперь же там лежали книга, альбом для рисования и несколько карандашей. Значит, дампир успел здесь побывать, либо кто-то по его приказу принес мне то, что я просила.

Я подошла к столу, взяла книгу и перелистала ее. Это была «Божественная комедия» Данте. Да уж, дантевское «оставь надежду, всяк сюда входящий»** как нельзя кстати подходило к моей нынешней ситуации. Я невесело усмехнулась своим мыслям. Но я не оставлю надежды, нет. Меня подстегнул этот скрытый посыл, словно брошенный мне вызов. Теперь в моей душе зрела решимость: что бы ни было, я должна спасти нашу жизнь, нашу любовь, наше дитя. И пусть моя попытка не увенчается успехом, но я бы никогда не простила себя за то, что не попыталась.

Отложив книгу, я забралась на кровать и стала разрабатывать план. Самое сложное заключалось в том, чтобы найти в этом похожем на лабиринт замке Эдварда. Его вообще могло не оказаться в замке, его могли послать на очередное задание в одну из отдаленных частей света, ведь он теперь служил Вольтури. А разгуливать по бесконечным коридорам замка в поисках Эдварда было бы слишком опасно. Как же мне узнать, где он?

И тут я мысленно улыбнулась такому простому и очевидному решению, которое вдруг пришло мне в голову. Ну конечно, ведь у нас с Эдвардом была телепатическая связь. Надо лишь позвать его, и если он откликнется, убедить его встретиться со мной ночью в каком-нибудь известном нам обоим месте, например на той же площади Пьяцца дей Приори под башней с часами.

Но было еще одно препятствие: стражник, поставленный меня стеречь. Он стоял у входа в галерею и поэтому мог бы заметить мое отсутствие во дворике и сразу забить тревогу. Чтобы усыпить бдительность моих тюремщиков, я решила выждать пару дней, пусть они поверят, что я смирилась с тем, что меня ждет.

Но когда мой план показался мне идеальным, вдруг меня взяло сомнение, ведь я не учла одной маленькой, но очень важной детали. Я только теперь вспомнила, что тогда на поляне в какой-то момент потеряла телепатическую связь с Эдвардом. И сейчас нужно было убедиться, что наша мысленная связь с ним все еще существует. Прикрыв глаза, я позвала любимого в своих мыслях:

«Эдвард, ты слышишь меня?»

Ответа не последовало. Я позвала еще раз. Но ответа все так же не было. Сердце упало. Возможно, он никогда больше меня не услышит. Я легла и уткнулась головой в подушку, она оросилась горькими слезами. Сквозь слезы я продолжала упорно звать любимого, повторяя тихим шепотом его имя.

«Эдвард, ответь мне, пожалуйста».

Но все было напрасно. Мой план провалился.

***


Дни тянулись тягостно. Чтобы чем-то себя занять, я наконец обратила свое внимание на вещи, принесенные мне дампиром. Я стала читать поэму великого итальянца — последнего поэта Средневековья и вместе с тем первого поэта Нового времени. Как и сам Данте в поэме, я заблудилась в дремучем, сумрачном лесу, где кругом были дикие звери, только это были не аллегории пороков, как в божественной поэме, а настоящие звери — свирепые и безжалостные, порочные и алчные. И в путешествии по кругам ада у меня не было такого проводника, как у автора поэмы. Моим единственным проводником была любовь — та, что движет солнце и светила, та, в которую верил Данте, считая ее всесильной.

Я много рисовала. На всех моих рисунках был Эдвард, тот Эдвард, которого я знала и любила, его теплые медового цвета глаза, его удивительно красивое, одухотворенное лицо с безупречными чертами, родная чуть кривоватая улыбка, идеальный профиль. Рисуя его, я в каждом штрихе, в каждой черточке изливала свою тоску по нему. Он все так же молчал.

Два раза в день мне приносили еду: большой бокал крови. По утрам меня навещал дампир. Он измерял мне давление, брал у меня кровь. Теперь он казался бесстрастным, почти не улыбался и не пытался заводить беседу. Я тоже не особо стремилась к общению с ним. Меня переполняла злость на него, и однажды после его ухода я сама не поняла как это произошло, но вдруг моя рука сама потянулась к листу и стала писать его портрет. Прожигающие, полные гнева глаза, густые брови, грозно сходящиеся к прорезающей лоб вертикальной складке, плотно сжатые губы. Я остервенело водила карандашом по бумаге, мне хотелось выместить на нем всю свою злость, гнев, отчаяние, боль. Наконец, не выдержав переполнявших меня эмоций, я отшвырнула карандаш, вырвала лист из тетради и, скомкав, бросила его на пол.

Выплеснув все на бумагу, я вдруг почувствовала, что моя злость как будто иссякла, вся выветрилась, теперь ее место заняла полная апатия. Я перестала замечать мир вокруг: деревья, птичьи трели, солнце — все это меня теперь совсем не радовало.

Однако мое тело жило своей собственной новой жизнью, оно с каждым днем менялось: живот стал постепенно округляться, грудь набухла и стала болезненной, а кожа — чувствительной. И вот в один из дней я вдруг почувствовала легкое шевеление, а затем почти невесомый толчок в живот. Охваченная волнением, я замерла, не веря в реальность происходящего и ожидая нового движения. Все случилось так быстро, что я уже не была уверена в том, что это мне не показалось. Когда же спустя долгую минуту наконец последовал еще один легкий толчок, я изумленно прошептала:

— Боже, малыш, это ты.

***


Дни проходили за днями, и каждый день был похож на предыдущий: я принимала пищу, гуляла, читала, рисовала, плакала, страдала и безответно звала Эдварда. Лишь одно скрашивало мои дни — мой малыш рос во мне и все сильнее и чаще пинался, заставляя меня улыбаться счастливой улыбкой и забывать обо всех невзгодах, о том, что его папа больше не с нами и что он так и не откликнулся на мой зов. Но это были лишь короткие мгновения счастья, лишь островки радости в море печали. За ними вновь неизменно приходили сильная тревога и отчаяние. Малыш слишком быстро рос, он не должен родиться здесь, в этом логове коварных и подлых вурдалаков, тянущих к нему свои щупальца. Но сбежать одной, оставив здесь Эдварда, я все еще не решалась. Я все еще надеялась, хотя надежда стремительно таяла и испарялась.

Но однажды, когда надежды почти не осталось, я услышала в мыслях любимый голос:

«Кто это?»

От неожиданности я подскочила на постели.

«Эдвард, это я, Айрин», — взволнованно ответила я.

«Айрин?.. Я не знаю, кто вы. И как вы читаете мои мысли?» — его голос выражал неподдельное удивление.

«Эдвард, неужели ты совсем меня не помнишь?» — отчаянно взывала я к нему.

«Н-нет… простите, но я вас не помню, — теперь его голос звучал растерянно. — Пожалуйста, прекратите это».

«Эдвард, я люблю тебя, пожалуйста, давай встретимся, я все тебе расскажу, помогу вспомнить», — взмолилась я, боясь, что он перестанет мне отвечать.

Воцарилось молчание. Я мысленно молила Бога о том, чтобы он согласился, только бы не отказал.

«Эдвард, прошу, дай мне шанс».

Дрожа от волнения, я ждала ответа. Наконец, спустя секунды, показавшиеся мне вечностью, он ответил:

«Хорошо, я согласен... Где?»

Я возликовала в душе.

«Прошу, будь ровно в полночь на площади, у башни с часами».

«Я буду там», — ответил он спокойным голосом.

-----
* В качестве названия главы взята часть строчки «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу» из поэмы «Божественная комедия» Данте.

** «Оставь надежду, всяк сюда входящий» — заключительная фраза текста над вратами ада в «Божественной комедии» Данте Алигьери.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38694-1
Категория: Альтернатива | Добавил: newfan (28.01.2023) | Автор: Элиза Гвиччиоли
Просмотров: 235 | Комментарии: 2 | Теги: Вампиры, мифология, Ангелы, Сумерки


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 2
1
2 Танюш8883   (17.02.2023 02:11) [Материал]
Лучше Данте никто не скажет. Нельзя терять надежду, иначе зло победит. Спасибо за главу)

1
1 робокашка   (29.01.2023 17:01) [Материал]
cry печально всё
срочно нужен союзник, друг, но увы...






Материалы с подобными тегами: