Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2734]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4826]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15365]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14628]
Альтернатива [9233]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4317]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Красные плащи
Элис и Белла изо всех сил спешат в Вольтерру, чтобы спасти Эдварда. Успеют ли они? Что, если опоздают? Как жить дальше, если возлюбленный, брат и сын умрет? Они должны успеть, а иначе их жизнь будет разрушена, и ее осколки будет уже не склеить...
Рождественская мини-альтернатива.

Созданы друг для друга
А что, если первой, кого обратил Карлайл много лет назад, стала Эсми, а Эдвард, Белла, Эмметт и Розали родились в наше время и при встрече были еще людьми. Смогут ли герои, обретя счастье еще в человеческой жизни, преодолеть все трудности и остаться самими собой? Ведь они любят друг друга и пусть не сразу, но понимают, что созданы друг для друга.

Зимняя роза
Внезапно налетевшая снежная буря. Вернувшийся пропавший отец. Несколько дюжин роз на пороге дома. Во время каникул Беллы Свон произошли неожиданные события. Через год она, наконец, начинает понимать, что все это значит.

История в бутылке
Путешествующая по просторам Тихого океана Белла Свон однажды встречает дрейфующую яхту, на борту которой никого нет. Но она может узнать историю пассажиров, читая дневник, найденный в бутылке.
Фантастическая драма с элементами детектива.

Башмачок
Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали.
Маленькая зарисовка о гаданиях Анны.

Тридцать дней ночи
После Новолуния идёт переход на фильм 30 дней ночи. Когда Белла едет в Бэрроу, штат Аляска, чтобы посетить свадьбу своего кузена, то она невольно попадает в одну из самых опасных ситуаций в своей жизни.

Отмеченные
Каждый человек рождается с уникальной татуировкой. Когда ты влюбляешься, вне зависимости от обстоятельств, татуировка того, в кого ты влюблён, появляется и на твоём теле. Не так уж просто носить своё сердце на коже. Но, в конце концов, любовь приходит, когда ей заблагорассудится. Неразделённая. Непрошенная. Неопровержимая.

Персики-вампиры
Эммет решает попробовать превратить персики в вампиров.
Внимание! Это крайне глупая история!
Лучший перевод фика с оригинальным сюжетом и Лучший перевод самого юмористичного мини-фика.



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 525
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 70
Гостей: 69
Пользователей: 1
Karlsonнакрыше
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Огненноликая. Глава 51. Отъезд

2024-4-17
17
0
0

Сердце, не разбитое любовью, еще не сердце
Фредерик Бегбедер


Эдвард

Я не мог поверить, что сделал это: разбил сердце любимой, разбив вдребезги и свое собственное. Вопреки всем кричащим во мне чувствам, повинуясь лишь голосу холодного рассудка, я оттолкнул ее и заставил уйти. Но, Боже мой, ее слезы почти отняли у меня волю, почти заставили сдаться. Как же невыносимо больно причинять ей боль. Еще немного — и я бы поддался этому безумному порыву — осушить ее слезы поцелуями, больше не причинять ей боль своими словами, просить прощения за все сказанное, еще немного — и моя воля не устояла бы перед желанием быть с ней вечно, не выпускать ее из своих рук никогда. И я точно знаю, что если увижу ее вновь, то уже не смогу отпустить. Поэтому я избираю единственный возможный выход — я бегу, бегу от нее, бегу от своей любви, чтобы спасти ее.

Я вихрем пронесся вниз и спустя несколько секунд, провожаемый хмурыми взглядами и осуждающими мыслями родных, уже сидел в машине. Но что-то удерживало меня, не давая уехать. Я мучительно долго вслушивался в звуки вокруг, пытаясь уловить своим нечеловечески обостренным слухом что-то очень важное, сам не понимая, что именно. Я понял это лишь тогда, когда наконец услышал тихий, едва различимый стук сердца. Вот чего я так ждал и теперь так жадно ловил: стук… томительная тишина ожидания… еще стук… опять тишина… и снова этот вожделенный тихий стук… Самая сладкая и мучительная музыка для ушей… стук сердца Айрин. Сейчас оно билось немного неровно и чуть быстрее обычного, выдавая свою боль лишь этим едва заметным нарушением привычного ритма. Оно звало, завораживало, притягивало как магнит, не давало уйти. Его чуть рваный стук отдавался эхом в моей груди, и чтобы уехать, мне нужно было вырвать из груди собственное сердце. Остался последний мучительный шаг — и он будет сделан.

Неимоверным волевым усилием я заставил себя вырваться из его плена, отогнать от себя словно наваждение, отгородиться от него стеной. Молниеносным движением я захлопнул дверь автомобиля, а затем завел машину, вдавил до упора педаль газа и резко взял с места.

Я мчался как сумасшедший, убегая от своей судьбы, когда меня настиг тихий голос любимой: «прощай». И этот прощальный зов исторг из моей груди горестный вздох.

Айрин

Мой разум пытался переварить все произошедшее, а сердце рвалось на части и кричало от боли. Все остальное я делала как в тумане: переодевалась, собирала вещи. Я взяла с собой лишь то, что принесла сюда из своей прежней человеческой жизни — дорогие сердцу осколки.

За окном послышался звук захлопнувшейся дверцы, затем взревел мотор, раздался резкий ноющий звук отъезжающего автомобиля, под колесами громко зашуршал гравий. Через секунды звук стих вдали, и на меня вновь обрушилась тишина. Даже не взглянув в окно, я знала, что это уехал Эдвард и что я его больше не увижу. По сердцу вновь полоснуло ноющей болью. Все-таки видение Элис сбылось.

«Прощай», — мысленно обратилась я к Эдварду, надеясь, что он меня услышит. Ответом мне был лишь едва различимый вздох, похожий на стон.

Собрав все в небольшую сумку и перекинув ее через плечо, я покинула комнату и направилась к кабинету Карлайла. В ответ на мой стук в дверь послышался его мягкий голос:

— Входи, Айрин.

Я вошла и закрыла за собой дверь. Доктор Каллен, все еще в одеянии мистера Дарси, но без фрака, сидел за письменным столом, откинувшись в кресле, он выглядел усталым и расстроенным, что было неудивительно в свете всех последних событий.

Он посмотрел на меня своим как всегда располагающим, теплым и сочувственным взглядом, и мое сердце заныло с новой силой.

— Я ухожу… — начала было я, но запнулась.

Я хотела сказать, что это совсем не мое желание, а решение Эдварда, но Карлайл не дал мне договорить.

— Я знаю, — грустно вздохнул он, — мы с Эдвардом говорили об этом. Поверь, я был против этого решения, но это его решение, и я вынужден его уважать.

Секунду мы молчали, затем он продолжил:

— Возможно, Эдвард в чем-то по-своему прав, во всяком случае, зная своего сына, могу сказать, что ему так будет спокойнее… если, конечно, это не убьет его окончательно.

— Тогда зачем он отталкивает меня?

— Он делает это по одной-единственной причине — чтобы защитить тебя. Защитить так, как считает правильным.

— И неважно, что об этом думаю я? — невесело усмехнулась я.

— Он считает это правильным, а значит не отступится от своего решения.

— Упрямство — его второе имя.

— Да, он упрям, я бы даже сказал сверхупрям, этого у него не отнимешь. Он просто олицетворение упрямства. Но у него есть одно извинение: он любит тебя, любит так, как никого и никогда не любил. Он наконец нашел свою истинную любовь. А если вампир кого-то любит, то будет защищать объект своей любви любыми способами, чего бы это ему ни стоило. К Эдварду это относится как ни к кому другому. Он скорее предпочтет муки одиночества, чем позволит подвергнуть опасности близких ему людей, тем более тебя. Ведь ты воплощаешь в себе все, ради чего он существует.

Сказав все это, доктор усталым жестом прикрыл глаза рукой.

Все, что говорил Карлайл, я и так уже знала, но все равно не могла смириться с тем, что нам с Эдвардом нужно расстаться. Но слова доктора окончательно поставили точку в моих бесконечных душевных метаниях и надеждах. Все кончено, нужно просто смириться. Но я также чувствовала вину за то, что по воле Эдварда ухожу и оставляю Калленов одних противостоять Вольтури.

— И теперь получается, что, соглашаясь с его решением, я бегу, оставляя вас одних разбираться с проблемой, которую сама же создала, - виновато сказала я.

— Айрин, не вини себя за это, ты не виновата в том, что случилось. Но поверь, все мы безумно сожалеем о том, что Эдварду пришлось принять такое решение. Всем нам больно расставаться с тобой, ведь мы так привязались к тебе и полюбили тебя. Эсми и я считаем тебя нашей дочерью, а остальные — сестрой.

У меня на глаза вновь навернулись слезы, я снова теряла семью, любящую и любимую семью, и боль потери снова разрывала мне сердце. В глазах Карлайла я видела такую же боль и сожаление.

Не в силах больше выносить этого, я опустила голову и заговорила о другом.

— Вам надо взять у меня кровь.

Он молча кивнул, затем, медленно встав из-за стола, подошел к одному из шкафов и достал оттуда скальпель и мензурку.

Быстро утерев слезы, я подошла к столу и села на стоявший рядом стул.

Когда 100-миллилитровая мензурка наполовину заполнилась моей кровью, Карлайл решил, что этого достаточно, рассчитав, что каждому достанется по 5 мл крови, и мои заверения, что я могу дать больше, на него не подействовали.

— Надеюсь, это поможет, — немного хриплым голосом проговорила я, чувствуя подступающий к горлу страх: а вдруг не сработает?

— Я доверяю Элеазару, уверен, это сработает, не беспокойся, — ответил доктор, словно прочитав мои тревожные мысли. — И спасибо тебе.

— Не нужно благодарить меня, Карлайл, это все из-за меня, и это меньшее, что я могу сделать.

Теперь меня ничто уже не держало, и нужно было идти прощаться со всеми, но доктор меня остановил:

— Постой, Айрин, мне нужно кое-что тебе передать.

Убрав мензурку с кровью в холодильник, Карлайл подошел к столу и, открыв один из ящиков, достал оттуда внушительного вида пакет.

— Что это? — удивилась я.

— Тебе они понадобятся. Прошу, возьми их.

Это были деньги — последнее из того, что мне было нужно.

— Нет, Карлайл, я не возьму их.

Он хотел что-то возразить, но я его перебила:

— Это не обсуждается.

Карлайл положил пакет на стол и развел руками.

— Ну вот, в упрямстве ты почти не уступаешь Эдварду, — грустно улыбнувшись, произнес он.

Я невольно улыбнулась в ответ, а затем повернулась и направилась к двери. Карлайл последовал за мной.

Спустившись в холл, я подошла к одиноко и сумрачно стоявшему в углу черному роялю, медленно провела пальцами по клавишам, к которым еще так недавно прикасался Эдвард, а затем сняла с пальца кольцо и положила его рядом с пюпитром.

— С этим кольцом Эдвард отдал тебе свое сердце, не возвращай его, он бы не хотел этого, — промолвил наблюдавший за моими действиями Карлайл.

— Я чувствую, что больше не имею права держать его у себя, — ответила я, говоря не только о кольце, но и о сердце.

В гостиной собрались все кроме Эдварда. Я смотрела в такие красивые и такие грустные сейчас лица вампиров, за это короткое время ставших мне самыми родными на свете, и не знала, что сказать. В воздухе повисло неловкое молчание.

— Простите, — тихо произнесла я дрожащим голосом.

Я действительно не знала, что еще сказать, а если бы и знала, то не смогла бы договорить, голос меня уже не слушался.

— Милая, тебе не за что просить прощения, — Эсми подошла и мягко обняла меня. — Это нам следует просить у тебя прощения за то, что не смогли отговорить Эдварда от этого решения.

Она слегка отстранилась и посмотрела на меня, ее глаза странно блестели, словно от непролитых слез.

— Айрин, милая, мы будем скучать по тебе. Но я верю, что все еще образуется, и вы с Эдвардом… — она не смогла договорить, уткнувшись лицом в мое плечо, женщина бесслезно всхлипывала.

Карлайл подошел, мягко оторвал жену от меня, затем обнял ее и стал успокаивать, убаюкивая, словно ребенка.

Тут ко мне кинулась Элис и заключила в свои хрупкие на вид объятья так крепко, что у меня, кажется, что-то хрустнуло.

— Элис, полегче, — с укором произнес Карлайл, продолжая обнимать Эсми.

— Ой, прости, Айрин, я не хотела, — виновато пролепетала та.

— Все хорошо, дорогая, — успокоила я ее, стараясь за улыбкой и неловким смешком скрыть подступающие слезы. — Заживет как на собаке. И потом, когда разбито сердце, о костях как-то не думаешь.

— Прости, Айрин, что лгала тебе, — снова проговорила Элис, умоляюще глядя мне в глаза. — Эдвард обещал сам поговорить с тобой. Но ты должна знать, что я была против и просила его, нет, требовала передумать. Но ты же его знаешь, он из самой упертой породы ослов, какие только существуют.

— Элис! — с упреком воскликнула уже немного успокоившаяся Эсми.

— Ладно, ладно, простите, что называю вещи своими именами, — надув губки, промолвила коротышка и снова обратилась ко мне.

— Ты, наверное, злишься на меня? — видя, что я молчу, предположила она.

— Элис, я не злюсь на тебя и не обижаюсь, все нормально, — успокоила я подругу.

За то недолгое время, что я жила у Калленов, Элис стала мне подругой и сестрой, и мне не хотелось расставаться с ней, тая на нее обиду, тем более, я знала, что она действовала только из лучших побуждений.

— Правда, ты прощаешь меня? — не могла поверить маленькая эльфийка.

— Ну, конечно, все хорошо, дорогая.

— Боже, Айрин… — она вновь порывисто и крепко обняла меня, но в тот же миг, ойкнув, ослабила хватку.

Стоявший рядом Джаспер послал мне грустную улыбку, как бы извиняясь за это. Когда Элис наконец оторвалась от меня, он тоже заключил меня в объятия и негромко сказал:

— Надеюсь, мы еще увидимся.

— Кстати, а куда это смылся наш герой-ослиные уши? — пробасил Эммет. — Как это на него похоже — просто сбежать. И даже не удосужился попрощаться.

— Вообще-то мы попрощались, — проговорила я сухо, не желая больше слышать все это об Эдварде.

— Упс. Прости, зеленоглазка, не хотел тебя расстраивать, — сказал смущенно здоровяк, подходя ко мне.

— Все нормально, Эм, — ответила я.

Его смущенный вид заставил меня улыбнуться. Мы обнялись.

— Буду скучать по нашим полетам, — сказал он, — это было так круто.

— Я тоже.

Наконец ко мне подошла все это время сосредоточенно молчавшая Розали. Она тепло обняла меня, а потом неожиданно сказала:

— Айрин, мне, правда, жаль, что тебе приходится уйти. Я сожалею, что Эдварду пришлось принять такое решение, но я с ним согласна.

Элис и Эсми от неожиданности ахнули. И хотя меня ее слова немного ранили, я прекрасно понимала Розали. В чем-то она была права. Ее семье сейчас грозила серьезная опасность в лице Вольтури, и единственной причиной была я. Я была тем самым яблоком раздора, из-за которого могли пострадать те, кого она любит… и кого люблю я. И хотя все во мне противилось этому, но я все более ясно понимала, что должна уйти из их жизни навсегда.

Прощание с Элеазаром и Кармен было еще более неловким. Хотя сами они не были ни в чем виноваты, но попросили у меня прощения за то, что член их клана выдал меня Вольтури. Они останутся у меня в памяти как хорошие друзья, не побоявшиеся встать рядом с Калленами перед лицом такой угрозы, как древний клан хранителей вампирских законов.

Последним ко мне подошел Карлайл, по-отечески обнял и поцеловал в лоб.

— Береги себя, милая, — сказал он.

Ком подступил к горлу, и я не смогла ничего ответить, лишь кивнула.

Подойдя к входной двери и открыв ее, я остановилась и обернулась, в последний раз бросив взгляд на застывших в холле Калленов.

— Спасибо вам за все. Прощайте, — сказала я и решительно шагнула за порог в серое холодное утро.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38694-1
Категория: Альтернатива | Добавил: newfan (24.03.2022) | Автор: Элиза Гвиччиоли
Просмотров: 385 | Комментарии: 3 | Теги: Ангелы, Сумерки, Вампиры, мифология


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 3
1
3 Танюш8883   (05.07.2022 11:18) [Материал]
Достаточно взять Калленов в заложники и Айрин вернётся. Нельзя разделяться перед лицом опасности. Спасибо за главу)

1
1 робокашка   (25.03.2022 10:20) [Материал]
Быть вместе - быть сильнее. Думать, что разрозненные вампиры и так называемые отступники/преступники Вольтури не заинтересуют и их не будут преследовать, просто глупо angry

0
2 newfan   (26.03.2022 22:22) [Материал]
Эдвард думает, что Айран не смогут отследить. В принципе он прав, но все равно я, как и Айрин, с ним не согласна. biggrin






Материалы с подобными тегами: