Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13562]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

I scream/Ice cream
Беременность Беллы протекала настолько плохо, что Карлайл и Эдвард все же смогли уговорить ее на "преждевременные роды", уверяя, что спасут ребенка в любом случае. Однако, кроме Ренесми, на свет должен был появится еще и Эджей, развившейся в утробе не так как его сестра.
Новая альтернатива на сайте.

Body canvas
Он – сосед. Точнее владелец роскошного винного бара по соседству с собственным тату-салоном Беллы. Он – элегантность, она – разрозненность. Нет ни единого шанса, что они будут парочкой, не так ли?

Зимний сезон
Египет, 1910 год. Нелюдимая богатая наследница из Америки, приехав в Луксор, знакомится со вспыльчивым египтологом. Летят искры… но любовь это или ненависть?
Романтика/приключения.

Уму непостижимо!
Приключения дорогого милого ботаника Медвежонка и его обожаемого Лютика.

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Женюсь на первой встречной
Драко сидит с Блейзом в маггловском кафе и обсуждает решение отца женить его на Астории Гринграсс. Младшему Малфою не слишком нравится, что отец решает все за него, и теплых чувств к Астории Драко не испытывает. В запале он обещает жениться на первой, кто войдет в кафе.



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8402
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Кровавое Рождество. Девятнадцатая глава

2016-12-5
17
0
– И что теперь?
Джеймс усадил Беллу за стол.
Глубокая глиняная посудина, наполненная до краёв, стояла на прежнем месте, дожидаясь леди Гламорган. Чистая вода оказалась как нельзя кстати.
Белла опустила руки в чашу. Кипяток давно остыл, но именно прохлады хотелось разгорячённой казнью вампирше.
Если бы она могла, как прежде, насладиться свежестью утреннего воздуха, почувствовать, что наполняются холодом и разворачиваются сдавленные ужасом лёгкие.
Мёртвых нельзя испугать собственной смертью – они её уже пережили, но видеть, как пузырится и лопается подкожный жир на руках горящего заживо ребёнка, чувствовать запах горелого человеческого мяса, проникающий во все поры твоего тела, наполняя не только воздух, но и память своим отвратительным вкусом...
Белла плотно сжала веки, зубы и пальцы. Незачем пугать полным ярости взглядом и рыком и без того впавших в оцепенение людей.
Жилы на кулаках напряглись и стали выпуклыми. Вампирша тёрла стиснутые пальцы друг об друга, приказывая живущей в ней хищнице спрятать когти. Прозрачная жидкость моментально стала алой.
Леди вынула отмытые руки и обтёрла о приготовленный кусок чистой льняной ткани.
За всё время никто, кроме Джеймса, не проронил ни слова.
Рози со страхом смотрела на госпожу, понимая, что никогда больше не сможет назвать её Беллой. Прежняя белошвейка Свон умерла для неё навсегда, и сегодня состоялись её неофициальные похороны. Жаль, что никто не сможет отпеть панихиду по усопшей. Женщина с идеально прямой спиной, надменным взглядом и прекрасным бледным лицом, восседавшая во главе стола, не могла быть никем иным, как Белиндой де Клер, баронессой Гламорган.
Мысли Розалии странным образом совпадали с размышлениями всех находившихся в зале людей, лишь бывший крестоносец находил невероятное сходство между этой женщиной и графиней Бедфорд. Прежняя Белла, перешагнув черту сверхжестокости, умерла и для него…
Джеймс смотрел на воспитанницу. Он не стал любить её меньше, нет, но окончательно понял, что нет никаких надежд на ответное чувство. Граф Бедфорд и дочь – те, ради кого она изо всех сил будет цепляться за жизнь и пойдёт на всё.
Рыцарь обвёл взглядом присутствующих в полутёмном зале постоялого двора. Лучше никому не становиться на пути Белинды де Клер, даже друзьям, приоритет будет всегда на стороне тех двоих…
– Что будем делать? – Джейк первым задал вопрос, волнующий всех.
– Что делать? – Баронесса встала из-за стола и направилась к выходу, но на пороге оглянулась. Взор леди Гламорган наполняла решительность.
– Подожжём трактир и двинемся дальше. – Она с презрением посмотрела в сторону трупа человека, обрёкшего на смерть её родственников. – Огонь заметёт все следы. Это будет погребальный костёр не для доносчика, а по моему прошлому.
Вампирша ответила на немой вопрос Джеймса, брезгливо сморщившись при виде кровавых капель, тёмными пятнами растёкшихся по серым шоссам:
– Мне необходимо переодеться. Обсудим всё по дороге.
Рыцарь согласно кивнул, но всё же позволил себе спросить вслух мучавшее его:
– Что ты решила, куда мы теперь направляемся?
– Ничего не изменилось. Мы по-прежнему ищём того, кто пытался убить графа Бедфорд, а значит, едем туда, где он ночевал в последний раз…

По мокрой, раскисшей после ночного дождя дороге двигался кортеж, состоящий из пяти рыцарей, закованных в железные доспехи, и большой крытой повозки. Отдохнувшие лошади перебирали копытами по вязкой глиняной жиже.
На освободившемся от тяжёлых туч небе весело светило солнце, приветствуя путешественников, готовых к решению трудной задачи: сразиться с коварным врагом, плетущим на землях Испании заговор против подданных далёкого английского трона.
За спиной кавалькады небосклон имел совершенно другие цвета. Его окрасили густой чёрный дым и высокие языки яркого пламени, исходящие от горящего огромным факелом постоялого двора, к коему по узкой тропинке, ведущей в деревню, с громким плачем бежали две так и не дошедшие до храма для утренней проповеди женщины.
Перед охваченным пламенем домом их ожидали воющие по погибшему хозяину псы, стряхивающие с густой шерсти искры и серые хлопья жирного пепла. На шее одного из лохматых охранников болтался кожаный кошель, доверху наполненный серебром – подарок баронессы Гламорган, знающей не понаслышке, сколь трудно остаться ни с чем на руинах отчего дома…

***


Белла несколько раз останавливала жеребца и подолгу всматривалась в скалистые хребтины гор. Её не покидало чувство, что за отрядом ведётся слежка. Однако сколько бы ни вглядывалась в уходящие в облака чёрные угрюмые вершины, обнаружить ничего не могла. Даже запаха незаметных преследователей невозможно было учуять: ветер дул в направлении путников. И то, что витало в его оттенках, настораживало не менее неприятного чувства тяжёлого взгляда в спину.
Джеймс приблизился к подруге и заговорил тихим шёпотом:
– Ты тоже это ощущаешь?
– Слежку?
Рыцарь кивнул в ответ.
– Да. Но не только это меня беспокоит. Я чувствую запах далёких костров.
– Не мудрено. Впереди нас ожидает небольшой городок и замок властительницы Бискайи.
– Нет, я говорю о других кострах – на них жарят не дичь. Я чувствую смрад горелого человеческого мяса.
– Этот костёр догорел несколько часов назад, но вонь от него сохранилась в складках нашей одежды.
Белла задумчиво покачала головой, отрицая слова бывшего крестоносца:
– И снова нет. – Она посмотрела в бордовые глаза вампира. – Это не костры инквизиции, а запах из детства. Я чувствовала его и перед замком Бедфорд, незадолго до нашего вторжения. Так пахнут горящие трупы. И имя палача, поразившего тех мёртвых людей – чума!
Джеймс оглядел сопровождавших их живых рыцарей. Он знал, насколько быстро распространяется «чёрная смерть», а значит, каждому из вверивших им свои жизни людей угрожает опасность.
Бывший монах перевёл взгляд на баронессу, одетую в одежды воина.
– Ты не можешь ошибаться? Я ничего не чувствую, – повёл носом он.
– Нет! Болезнь забрала моего отца, я отличу её смердящую вонь из тысячи запахов. И эти костры смерти не единичны. Впереди нас ждёт что-то страшное. Я сама очень хотела бы, чтоб мои предчувствия оказались неправдой.
Рыцарь молчал; он помнил, сколь странными казались ему предсказания Беллы раньше, но сегодня цыганка открыла источник дара подруги. Для сомнений не осталось причины.
Он хлопнул по чёрному крупу жеребца белошвейки, приказывая двигаться, и направил следом свою кобылу.
– Не оглядывайся больше по сторонам. Не нужно показывать, что мы знаем о преследовании. А вот говорить родным о чуме или нет – решай сама.
Белла пришпорила коня и понеслась во главе кортежа.
Джеймс не отставал. Он ожидал ответа, от коего зависело всё их дальнейшее поведение. Возвращаться ли в порт и бежать из страны, которую скоро накроет смерть, или остаться в Испании и выполнить возложенное предками на воспитанницу предназначение?
Баронессе хватило нескольких минут на раздумье. Она прокрутила в голове все возможные варианты поведения их отряда и грозящие последствия и сделала вывод, что не стоит убегать. Они станут решать все проблемы по мере их поступления. В конце концов, у них с Джеймсом есть средство спасти друзей от любой гибели: в их клыках течёт яд бессмертия.
Она обернулась к вампиру и, не поднимая забрало шлема, на ходу озвучила принятое решение:
– Мы продолжим свой путь. Я всегда смогу узнать, что там впереди – достаточно только попасть в безопасное место и вселиться в ворона. За нами идут волки – они разведают всё, что творится на мили вперёд. Лучше смотреть опасности в лицо, чем позволить ей ударить в спины.
Рыцарь улыбнулся. Такой воспитанницей вправе гордиться каждый наставник.
– Ты совершенно права. – Он оглянулся на всадников и карету, с грохотом несущихся следом. – На том и порешим, а людей обязуем мыть руки вином и поменьше общаться с местными.
Джеймс чуть отстал, прежде чем перекреститься и произнести про себя: «Пошли, Господи, всем нам спасение!»

Воздух постепенно прогревался. Облако испарений повисло над извилистой дорогой, окрестности накрыл густой туман.
Лошади громким фырканьем выражали протест против езды по узкой тропе, которую они определяли лишь по запахам пота и собственных испражнений, оставленным сутки назад.
Белла успокаивала вороного жеребца ласковым постукиванием по загривку и словами уверения, что отлично знает, куда его править, и не позволит сломать тонкие ноги.
Она затянула любимую песню, чтобы остальные шли на голос. Останавливаться на привал не было времени. Ко многим опасностям добавилась новая, нестрашная для вампира, но способная забрать у остальных самое ценное – жизнь человеческую…
Джеймс натянул поводья, на скаку останавливая лошадь. Кобыла встала на дыбы, возмущённо заржав и рассекая копытами белую пелену воздуха.
Белла и остальные следовали его примеру. Вороной жеребец баронессы встревожено всхрапывал, пытаясь рассмотреть кого-то в густом тумане.
Вампирша спрыгнула на землю и обратилась к рыцарю:
– Делать и дальше вид, что мы не замечаем слежку, не имеет смысла.
Он также покинул седло, достал из ножен меч и, встав перед воспитанницей, прокричал:
– Выходи! Не заставляй нас пускаться в охоту! – Он показал Белле, вставившей болт в арбалет, один палец, констатируя, что враг в единственном числе. – Ты один, а нас много, и двое обладают не меньшей, чем ты, силой!
Гулкое эхо отнесло в скалы и вернуло назад отрывок фразы: «Ты силой… силой…» – наполняя уверенностью, заставляя расправить плечи и выпрямить спины мужчин.
Они последовали за Беллой, зная, что путь может быть коротким и лишь в одну сторону, а значит, нужно помочь дорогому для них человеку и постараться забрать как можно больше врагов с собой на тот свет.
Тёмное движущееся пятно возникло впереди. Вампиры подняли оружие, готовые отразить любой выпад противника.
Невысокая человеческая фигура сделала шаг вперёд. Марево густого облака расступилось – и на свет Божий показалась молодая девушка в чёрном плаще, накинутом поверх зелёного платья.
Белла с Джеймсом переглянулись; запах юной особы отличался от того, что почувствовали они в порту, хотя некоторые оттенки казались очень похожими.
– Кто вы? – поинтересовался рыцарь, наверняка зная ответ.
Он не опускал меч, краем глаза наблюдая за обочиной. Там, за скалами, с подветренной стороны могли находиться другие вампиры.
Девушка скинула капюшон на плечи и, обведя взглядом спутников говорившего, надменно произнесла:
– Кто вы такие и что вам нужно в землях Бискайи?
Джеймс усмехнулся. По осанке и гордой посадке головы было понятно, что перед ним не простолюдинка, а по дерзости и смелости – что ей есть кого защищать на этих землях.
– Негоже благородной даме отвечать вопросом на вопрос. Очевидно, вы успели подзабыть привитые с детства манеры.
Сеньорита вперила в рыцаря кроваво-красный взгляд.
– Это так заметно?
– Да! – сделала шаг вперёд Белла. – Белинда де Клер, баронесса Гламорган с сопровождением. А теперь прошу ответить, кто вы и почему нас преследуете?
Вампирша в плаще повела носом, пытаясь понять, не обманывает ли её обоняние и, убедившись, что нет, с удивлением принялась рассматривать одетую в одежду воина девушку. Вампир с янтарного цвета глазами встречался ей впервые.
– Я Джейн де Аро…

***


Тильда враз распахнула веки, будто и не было нескольких часов сна. Она чувствовала, что Эсми нуждается в её совете.
Колдунья, наспех сполоснув лицо и накинув толстое шерстяное платье поверх сорочки, вышла из узкой, как келья, спальни в коридор. Ей не нужен был свет – она отлично ориентировалась в темноте коридоров, изучив за много лет каждый камешек, выложенный на нескольких метрах, отделяющих её комнатку от господских покоев.
Она прошмыгнула мимо дремлющего стражника и толкнула дубовую дверь спальни дочери.
Эсми не спала. Она сидела за столом, расположенным рядом с огромным камином, и что-то писала. Гусиное перо поскрипывало, перекликаясь с треском дров в камине, оставляя за собой ровные строчки, образуемые из крупных букв, выведенных чернилами из сажи твёрдой рукой.
Леди оторвала взор от письма и, окинув кормилицу взглядом, задала вопрос:
– Ты почему не спишь в столь ранний час и отчего так легко одета?
– То же самое можно было бы спросить у тебя. – Тильда присела на кресло и протянула руки к живительному теплу огня. – Что-то случилось?
Графиня отложила перо и поднялась из-за стола.
– Неужели ты думала, что я смогу уснуть после твоего рассказа? Моим детям угрожает опасность, будущее нашего рода под угрозой, а я должна спать?
– Что ты можешь сделать сейчас?
– Написать Эдуарду Третьему или попросить помощи и заступничества у королевы Филиппы!
– А чем объяснишь свою просьбу?
– Как «чем»? Вероломным предательством короля Арагона!
Тильда покачала головой. Вспыльчивость Эсми иногда пугала её, порой смешила иль раздражала, но сейчас ставила под сомнение вменяемость воспитанницы.
– А что ответишь на вопрос, каким образом тебе стало известно то, что произошло в землях Испании? Хочешь, чтоб тебя обвинили в ереси и отправили вместе со мной на костёр?
– Какой «костёр»? И при чём тут ты?
– Как ты могла узнать обо всём, если гонец с требованием Педро Пятого наложить арест на убийцу брата, барона Мейсона, ещё только отправился в порт? – Тильда смотрела во встревоженные глаза любимой девочки. – Меня ненавидит вся округа, считая причиной многих творимых тобой злодейств, и называют за глаза ведьмой. Как ты думаешь, что они скажут на опросах инквизиторам, если те явятся в замок по твою душу?
Леди Бедфорд выдула ноздри и произнесла полным ярости голосом:
– Кто посмеет тронуть меня?
Кормилица прикоснулась к платью воспитанницы.
– Милая моя девочка, ты полагаешь, при дворе Эдуарда Третьего не найдутся священники, желающие обвинить тебя в колдовстве, а заодно и всю семью? Думаешь, никто не захочет прибрать ваши земли к рукам? Будь жив Эдвард-старший, я была бы спокойна, но защита графа от кучи «голодных собак» может стать непосильной для королевы.
Эсми мерила шагами просторную комнату. Наконец, приняв решение, вернулась за стол, и, схватив перо, принялась за новое письмо, не отвечая на вопросительные взгляды Тильды.
Лишь выведя последние буквы, она подняла взор и ответила на немой вопрос верной служанки:
– Я предложила Карлайлу сопровождать меня в Лондон. Уж кому-кому, а графу Пембрук не посмеет отказать никто, а уж тем более в вопросе защиты жизни и чести будущего зятя! Это будет не просьба об аудиенции, а приглашение присутствовать на свадьбе наших детей венценосных персон и их окружения.
Леди положила перед собой чистый лист и добавила без всякого перехода:
– Ненавижу покойного мужа за многое, но сейчас больше всего за то, что не хотел иметь много детей. Он умер, а я должна отдуваться за всех и беспокоиться о сохранности рода…
Тильда тяжело вздохнула. Как всегда интересы графства выходят на первое место, и даже любовь к детям уступает место расчётливости. В какой момент дочь начала черстветь душой? Что стало причиной? Жестокость Эдварда? Или стремление сберечь род любой ценой идёт от далеких предков, чья кровь течёт в жилах девочки? И что станет с ней, когда произойдёт неизбежное?..
– Ты хочешь ускорить свадьбу?
– Да! Карлайл – та сила, которая сейчас жизненно необходима Эдварду. И чем раньше Элис взойдёт на его ложе, тем скорее увидят свет новые Бедфорды. – Графиня, заметив смятение в глазах колдуньи, произнесла: – И никто не сможет убедить меня в обратном!
Тон её голоса не терпел возражений, но всё же кормилица попыталась сделать это.
– Не только Эдвард способен дать жизнь новым отпрыскам. Ты, как всегда, забываешь о Джаспере.
Эсми усмехнулась и прервала кормилицу:
– Я говорю об истинной крови Бедфорд, пусть даже этот брак был для меня ненавистным.
– Послушай себя: кровь, род. В твоих словах нет места любви…
– Так было и будет всегда, и не мне давать благословление на изменение традиций. Титул передаётся с кровью отца, и сыну простого рыцаря не место на графском троне! Но это не значит, что я его не люблю.
Тильда вспомнила вещий сон и, склонив голову, тихонько пробормотала себе под нос:
– Надеюсь, что так и есть, иначе тебе не пережить этого…
Эсми не слышала последних слов. Она обмакнула кончик пера в глиняную чашку и принялась выводить на желтоватом листе ровные буквы.
Старуха же, щурясь подслеповатыми глазами на ярко полыхающий в камине огонь, погрузилась в воспоминания…

Лишь спустя три месяца после брачной ночи, Эсми решилась снова лечь в постель мужа, чтобы исполнить супружеский долг и зачать наследника. В ту ночь, как стало известно позже, когда королева Изабелла, прозванная Французской волчицей, родила свою вторую дочь, Джоан.
Тильду насторожило такое совпадение. И она провела обряд, целью которого было заручение, что младенец, поселившийся в лоне матери, будет мужского пола, а в качестве извинения перед судьбой дала обещание, что следующего ребёнка леди Бедфорд нарекут именем, начальной буквой которого станет «Д».
Чего стоили часы любви с графом и последующая беременность её девочке, старая ведьма вспоминать не любила. Она легко залечила оставленные зубами раны, но умиротворить душу не смогла.
В ту ночь Эсми поставила крест на своих надеждах исправить мужа и добиться от него хоть подобия нежности. Юная леди поняла, что заключившая договор с дьяволом Тильда намного чище душой и помыслами, чем являющийся сыном сатаны во плоти Эдвард Мейсон, граф Бедфорд. Насмешки же по поводу растущего живота, лишь утвердили её в этом.
Эсми была отлучена от постели сластолюбивого мужа. Вместе с графиней получила свободу и Тильда, но вовсе не была рада этому. Она успела привыкнуть просыпаться под мерное похрапывание Эдварда и к ощущению тепла его тела подле себя по утрам, и даже успела по-своему полюбить садиста. Её душа разрывалась между двумя любимыми – дочерью и мужчиной.
Сносить издёвки лорда над Эсми становилось всё труднее, как и наблюдать за девками, каждый день менявшимися в его постели. Ревность съедала не знавшую прежде любви женщину. Она выла по ночам, уткнувшись в подушку, слыша сердцем каждый сладостный вздох и стон, доносившиеся из спальни графа, ощущая его пальцы, вжатые в плоть другой женщины, мечтая снова почувствовать прикосновения жёстких губ своей кожей.
Мысль, что плотская привязанность к жене смогла бы изменить Бедфорда в лучшую сторону, всё чаще появлялась в голове. Но боязнь, что слишком много заклинаний могут повредить его здоровью, останавливала.
Терпения хватило всего на месяц. Колдунья решилась на крайние меры. И моча Эдварда, забранная из ночного горшка, послужила для нового обряда, но всё пошло не так…
Лорд Бедфорд, внезапно потерявший мужскую силу, с негодованием замечал, что желание охватывало его обвисшие чресла лишь рядом с раздувшейся, словно брюхатая корова, женой. Несколько недель ему удавалось сдерживать похотливые помыслы. Воображение, рисующее пузатую Эсми, раскинувшуюся на супружеском ложе, отравляло сознание, но похоть довлела над разумом.
И однажды, изрядно перебрав эля, он ввалился в её покои…
Тильда проснулась от криков графини глубокой ночью и босая, в одной лишь сорочке, кинулась в спальню дочери. Время, потраченное на несколько шагов, отделяющих келью от покоев, показалось вечностью. То, что она там увидела, заставило замереть сердце…
Граф насиловал женщину, носившую в чреве его наследника, с особым остервенением, рыча и вскрикивая с каждым толчком, получая несравненное удовольствие от громкого визга беременной, сыплющей на его голову проклятия. Он мстил за странную избирательность мужского бессилия, сделавшую невозможным совершать это с другими, и наслаждался плодами мести…
Лишь вдоволь насытившись обмякшим телом впавшей в транс жены, Бедфорд покинул спальню, грубо оттолкнув замершую на пороге кормилицу.
Описать словами весь ужас и степень раскаяния матери при виде избитой, растерзанной дочери было невозможно. Седая прядь, появившаяся в густых волосах колдуньи – лишь отражением опустошения, заполнившего выжженную душу. Она могла содеять многое, но даже прислужнице сатаны неподвластен бег времени и нельзя повернуть его вспять…
Её ревность стоила Эсми почти двух пинт крови и преждевременных мучительных родов…

– Так почему? – вернул Тильду в реальность громкий голос графини.
Одинокая слеза пробороздила морщинистую щёку. Она подняла голову и встретилась с вопрошающим взглядом зелёных глаз дочери. Та повторила ещё раз вопрос:
– Почему ты так и не вышла замуж? Ведь я помню, каким восторгом светились глаза мужчин при виде твоей ладной фигуры. Ты могла стать счастливой в браке и жить удачно с твоими-то способностями.
Тильда горько усмехнулась. Меньше всего в этот момент ей хотелось отвечать на данный вопрос, но её жизнь можно назвать всякой, только не неудавшейся. Ей посчастливилось испытать силу мужской любви, пусть извращённую и обретённую обманом.
– Для этого нужно было пройти церемонию венчания, а я и церковь – вещи несовместимые. Это одна из причин, почему почти все колдуньи живут одинокими.
– Есть и другие?
– Множество! Но не стоит этим забивать голову. Есть тайны, которые лучше не знать…
Графиня сложила письмо и, капнув на сгиб сургуч, вжала в него свой перстень.
– Кому предназначено второе послание?
– Эдварду. В нём я сетую на внезапно поразивший меня неизлечимый недуг и призываю любящих сыновей вернуться в замок, дабы проститься с умирающей матерью.
–Ты всё-таки решила его женить, хотя знаешь, кому принадлежит сердце сына.
Эсми фыркнула, не желая в очередной раз выслушивать отповеди кормилицы по этому поводу.
– Стерпится – слюбится! Он не первым и не последним женится без любви. Между ними, по крайней мере, есть дружеская привязанность и уважение – а это немало. Был ли толк от того, что я пошла под венец по любви? Во что превратил мою жизнь изверг-муж? – Она сжала в руке подол бархатного платья. – Много ты знаешь о любви мужчины к женщине? Она полна предательства и приносит одни лишь страдания!
– Знаю! Любовь бывает разной, и намного важнее любить самой…
Тильда осеклась, заметив хищный блеск во взоре дочери. Та приблизилась к креслу и долго всматривалась в лицо кормилицы, пытаясь поймать взгляд выцветших глаз. Леди усмехнулась и высказала вслух то, о чём подозревала давно:
– Ты любила его! Зверя в человечьем обличии, пса смердящего! Оттого не убила сама и не позволила этого сделать мне…
Кормилица не смогла удержать слёзы; они бурным потоком потекли из глаз, орошая вздрагивающие в рыдании губы.
– Прости…
И это «прости» вмещало в себя извинения за всю ту боль, что стала причиной страданий дочери. Дьявол любит водить за нос и путать, а людскими страданиями – кормиться, и порой невозможно выведать его планов на будущее.
Эсми с жалостью смотрела на плачущую колдунью, заменившую ей мать; женщину, благодаря которой сумела выжить. Она не понимала, как не заметила её любви к графу раньше. Да и что изменилось бы, если б заметила?
Леди покачала головой и протянула кормилице платок.
– Прощать не за что. Что было, то было. Но как ты смогла простить его издевательства? Как сумела полюбить того, кто принёс тебе столько боли?
– Он стал моим искуплением. Кроме укусов были и поцелуи, и нежные слова, хоть и нечасто. Физическая боль – ничто по сравнению с душевной. Это наказание Христа.
– Так ты всё-таки веришь? – с изумлением протянула Эсми. Ночь раздумий превращалась во время открытий и откровений.
Тильда сжала голову руками: упоминание запрещённого имени вызвало ужасную боль в висках. Она прохрипела в ответ:
– Все мы верим, но не все служим. Я молюсь другому богу, тому, кто смог спасти нас, но страх перед адом живёт в любой душе, даже заложенной хозяину преисподней.
Графиня замолчала, видя, какие страдания вызывает разговор о Всевышнем и аде у кормилицы.
– Стражник! – громко позвала она.
Тяжёлая дверь тут же отворилась. На пороге возник огромный детина, хлопающий заспанными глазами, с удивлением взирающий на невесть как появившуюся в покоях хозяйки замка старую ведьму. Он с трудом удержался от желания перекреститься.
От взгляда Эсми не ускользнуло странное поведение охранника, но сейчас её намного больше волновало другое. Она недовольно проворчала:
– Опять спишь на посту. Соскучился по кнуту? Вели разбудить капитана, у меня есть для него срочное поручение. И эту бездельницу Джанет. Отослала её ненадолго, так она пропала вовсе. Пусть явится немедленно и разденет меня, не то велю её выдрать.
Солдат быстренько ретировался за дверь, благодаря Бога за спасение.
Тильда промокнула лицо платком, убирая следы слёз, и покачала головой. Девочка любила, чтоб все дрожали при виде неё, но иногда явно перегибала палку.
– Зачем ты запугиваешь всех? Лишняя ненависть ни к чему.
– По-другому с ними нельзя. Чуть дашь слабину – и вовсе от рук отобьются. – Эсми улыбнулась старой кормилице; та до сих пор отчитывала её, словно ребёнка. – Лучше скажи, куда мне направлять гонцов? Где пришвартуется корабль Эдварда? Не хотелось бы заставлять их рыскать по всем портам Франции. Война ещё не закончена, я слабо верю в подписанное перемирие, а англичан никогда не любили проклятые лягушатники.
Колдунья начала размышлять вслух:
– Они не успели выгрузить шерсть и не запаслись продуктами и водой, а значит, постараются сделать это при первой возможности. Но нам не нужно отправлять гонца в рыбацкие деревушки – шли их в Ла-Рошель. – Кормилица протянула скрюченные пальцы к огню и криво усмехнулась: – Эдвард обязательно зайдёт в этот порт. Я дам тебе адрес одного из тайных служителей Ордена тамплиеров*, уничтоженного Филиппом Красивым*.
Графиня Бедфорд не сводила глаз с довольного, словно у кошки, укравшей кусок мяса, лица колдуньи. Иногда её знания казались невероятными, их даже не могло объяснить долгое обучение в монастыре. От кого могла узнать бывшая монашка подробности об отлучённом от лона церкви Ордене храмовников? А тем более поддерживать связь с избежавшими костра служителями?
Тильда ответила, будто прочитав мысли воспитанницы:
– Как ты думаешь, каким образом им удалось скопить несметное богатство и суметь скрыть его? А науки, ростовщичество и торговля, в коих преуспели тамплиеры, благословляла церковь? А проклятие последнего великого магистра Жака де Моле*, что косит одного за другим правителей Франции? Ведь ваш добрый Бог не благословляет зло. – Она хихикнула. – Мы стали служить одному господину, хоть и с разными целями.
– Но если дети пострадают, связавшись с твоим человеком?..
Старуха зыркнула на дочь:
– Ты о чём говоришь? Неужели я могу причинить вред своим любимцам?
Поднялась с кресла и повернулась лицом к дочери – слова недоверия оскорбляли, – и произнесла громким голосом:
– Они получат защиту в виде сопроводительных грамот и смогут беспрепятственно вернуться в Англию.
– Ты в этом уверена? – продолжала упорствовать Эсми, боясь связываться с изгоями.
– Абсолютно! – Тильда направилась к столу и, повернув запечатанное письмо, накарябала адрес и имя: – Филипп де Ла Рош. И не везде к храмовникам отнеслись так сурово, как во Франции.
В коридоре послышались гулкие шаги приближающихся к покоям людей.
Кормилица шаркающей походкой направилась к двери, но на пороге остановилась и, обернувшись к графине, добавила, чтобы успокоить:
– Не бойся. Человек этот занимает важное положение благодаря редкому уму, кровным узам с правящим родом Валуа* и большому достатку. Филипп – тайный представитель того, что откроется много позже. Он масон, но что это, тебе знать не нужно.
Леди Бедфорд с восхищением и даже неким раболепием смотрела вслед сгорбленной фигуре. Бывшая монашка, простолюдинка владела знаниями, коим позавидовали бы многие правители, в том числе и сама графиня.
А колдунья, прикрыв ладонью мерцающий огонёк фитилька восковой свечи, спешила в келью. Ворча на ходу, проклиная холод, тянувшийся от промёрзших за необычайно студеную зиму каменных стен замка.
Ей не терпелось обговорить всё с тем, кто поможет направить Эдварда в нужное место и посоветует, как защитить дорогих её сердцу внуков...

***


Матросы сделали последний сильный гребок и подняли вёсла. Под дном лодки зашуршала галька. Молодой парнишка, оставшийся босиком, спрыгнул в воду и привязал намотанный на носовом крюке шлюпки тонкий канат к врытому в землю палу.
Эдвард сошёл на берег вместе с остальными. Он снёс на руках Элис и аккуратно поставил на обкатанные до блеска волнами камни.
К запахам моря, гниющих водорослей, смолы добавился аромат вяленой рыбы, принесённый порывом ветра со стороны небольшой деревушки. Лодку окружили чайки. Они с отрывистыми криками носились над сошедшими на берег путешественниками.
Элис, опасаясь нападения летучих «рыбачек», прикрыла голову руками. Распушенные волосы чёрными прядями развевались на ветру, делая её похожей на вышедшую из моря прекрасную русалку, окутывая густым покрывалом подошедшего Джаспера. Он пропустил один из пушистых локонов между пальцев и потянул носом, наслаждаясь ароматом розового мыла и свежести.
Эдвард усмехнулся, заметив маленькую хитрость брата. Тот постоянно находил предлог для встреч и разговоров с подругой детства.
Со стороны деревни спешили несколько мужчин; один из них, коренастый, в толстом суконном плаще, вовсе не походил на рыбака или крестьянина. Именно он обратился к Эдварду, вероятно, определив в нём главного:
– Милорд, мы рады приветствовать вас в нашем богом забытом уголке. Чем можем служить?
Граф кивнул и ответил на французском, указав рукой на сэра Арчибальда:
– Мой сенешаль объяснит вам причину нашей остановки. – Он улыбнулся, желая сгладить грубо прозвучавшую фразу. – Я же выполняю желание невесты ощутить под ногами твёрдую землю.
Мужчина что-то шепнул стоявшему рядом рыбаку и глубоко поклонился.
– Простите, Ваше Сиятельство, за назойливость, но мы видим низкую осадку вашего корабля…
Эдварда начинал раздражать этот непонятливый человек, одетый во всё чёрное, вызывающий странное неприятие. Он готов был оборвать его, но это сделал Джаспер:
– Вы что-то не уяснили из слов графа? – Мейсон-младший шагнул к брату и положил руку на рукоять меча. – Есть капитан и сенешаль для решения всех вопросов!
Человек в чёрном попятился. Сверля взглядом исподлобья братьев и повторяя при этом:
– Простите, простите…
– Зачем ты так? – вопрос Элис предназначался не Джасперу, а жениху.
– Чем меньше о нас будут знать, тем лучше. Не забывай, что за нами, возможно, послана погоня.
– Он просто хотел помочь.
Эдвард прижал подругу к боку, ухмыляясь недовольству, появившемуся на лице брата. Он наклонился и шепнул в маленькое ушко:
– Ради тебя, хочешь, я всё же поговорю с ним?
Леди Пембрук подняла голову и, заглянув в глаза жениха, ответила тоже шепотом:
– Да. Мне почему-то кажется, что он может сообщить нам нечто важное.
Со стороны их поведение походило на нежное воркование влюблённых. Графа забавляла недовольная мина Джаспера.
Он всё так же тихонько поинтересовался у доверчивой девушки, совершенно не разбирающейся в людях, но обладающей присущей многим женщинам интуицией на зло:
– И тебя не пугает цвет его одежды? Он же как чёрный ворон и глаза с волосами того же могильного цвета.
– После вашего с Джаспером последнего боя на турнире в Новой Витории мне не страшно ничего!
Лорд Бедфорд прижал плечи невесты к груди.
– Ни я, ни Джаспер не можем обещать тебе, что тот бой был последним, но сделаем всё, чтоб остаться живыми и тебе не пришлось носить одежды вдовьего цвета.
Элис лишь тяжело вздохнула в ответ. Она отлично знала, с кем решила связать судьбу.
Порывы ветра, постоянно меняющие направление, притащили с моря огромную тучу. Небо заволокло, вокруг потемнело. Дождя не было – вместо него противная холодная морось накрыла деревню, забиваясь мелкими каплями в горло, образуя на одежде и волосах тонкий влажный слой.
Леди Пембрук зябко повела плечами; толстый плащ не спасал от промозглого ветра, продувающего до самых костей.
Эдвард распахнул полы своей накидки и накрыл ими невесту; она отбросила волосы с лица и, подняв голову, с благодарностью улыбнулась. Рычание барона Мейсона звучало победным гимном в ушах заговорщиков. Теперь уже и Эдвард не смог сдержать ухмылку, моля Господа, чтобы не рассмеяться.
Он подозвал жестом не сводящего взора с влюблённой парочки мужчину в чёрном:
– Человек, вернись к нам.
Тот поспешно подошёл и, поклонившись, наконец-то представился:
– Я – Реми Лебрун, староста деревни.
Эдвард окинул взглядом склонённую фигуру представителя рыбаков. В отличие от Элис, ему этот человек не внушал веры, а его сверхжелание угодить настораживало.
– Что ты хотел сказать, имея в виду низкую осадку судна?
Староста разогнулся и открыто посмотрел в глаза Эдварда. В груди графа разлилось непонятное тепло, ощущение опасности, исходившее от Реми, отступило. На место ему пришло не менее странное чувство доверия.
– Простите великодушно моё любопытство, но мой брат недавно вернулся из Ла-Рошель и говорит, что цены на шерсть, в связи с холодной зимой, сильно подскочили.
– Что ты этим хочешь сказать? – Эдвард не понимал, что с ним происходило, но прогнать незнакомца не было сил.
– Вам не нужно заходить в Бордо, Ваше Сиятельство. Мы продадим вам все необходимые продукты и зальём сколько угодно пресной воды. – Он улыбнулся одними губами, продолжая пристально смотреть в глаза лорда. – В Ла-Рошель вы возьмёте хорошую цену за шерсть и покроете все расходы, связанные с путешествием.
В голове графа промелькнула мысль: откуда этот человек мог знать, что он отдал приказ капитану зайти в русло Гаронны, чтобы разгрузить шерсть в Бордо, намереваясь покинуть корабль и на лошадях отправиться в Италию? Кто он и кому служит?
Но уже через миг забыл о сомнениях и вполне доверительно ответил:
– Спасибо за желание помочь. Я обдумаю ваш совет, – и, достав из кошеля серебряный талер, бросил французу. Тот, на лету поймав монету, поклонился в знак благодарности:
– Рад услужить вам, милорд.
Староста не отошёл сразу, а, помявшись, произнёс:
– И будьте осторожны, мой господин, в Испанию пришла странная болезнь, которая быстро пожирает города и деревни. Человек покрывается пятнами и очень скоро умирает. Никто не знает средства, как защититься от этого недуга и откуда он взялся. Болезнь не щадит ни старых, ни малых, ни грешников, ни праведников. В народе её прозвали «чёрная смерть»…



*Филипп Красивый - Филипп IV Красивый - король Франции с 1285 года, король Наварры 1284—1305г.г., граф Шампани и Бри 1284—1305г.г., сын Филиппа III Смелого, из династии Капетингов. Известен, прежде всего, жёсткой политикой правления Францией, многочисленными военными походами, своим противостоянием с Папой Римским - Климент V – и разрушением Ордена Тамплиеров.
Скончался 29 ноября 1314 года на 47-м году жизни, в месте своего рождения — Фонтенбло.
Вероятно, причиной его смерти стал обширный инсульт. Многие связывали его смерть с проклятием великого магистра Ордена Тамплиеров Жака де Моле, который перед своей казнью 18 марта 1314 года в Париже предрёк Филиппу смерть менее чем через год.

*Орден Тамплиеров - или Бедные Рыцари Христа и Храма Соломона - духовно-рыцарский католический орден, основанный в Святой земле в 1119 году небольшой группой рыцарей во главе с Гуго де Пейном после Первого крестового похода.
В XII—XIII веках Орден был очень богат, обладал также широкими церковными и юридическими привилегиями, дарованными ему лично Папой Римским, которому орден непосредственно подчинялся, а также и монархами, на землях которых проживали тамплиеры. Орден нередко выполнял функции военной защиты государств, созданных крестоносцами на Востоке, хотя главной целью его учреждения была защита паломников, посетивших Святую землю.

*Жак де Моле – великий магистр Ордена Тамплиеров. Жак де Моле – фигура из ряда вон выходящая, его яркая жизнь и мученическая смерть послужили поводом для мифологизации рыцарства, а сам он стал прообразом борца против церкви и королевской власти, вдохновившим многие поколения революционеров и атеистов всех мастей. Оказавшись жертвой политического инквизиционного процесса, сам великий магистр отнюдь не был безгрешной личностью, а его деятельность во главе Ордена Тамплиеров грозила тотальным разрушением основ христианского мира еще в XIV веке. У короля Филиппа Красивого и папы Климента V были все основания видеть в Жаке де Моле опаснейшего конкурента.

*Род Валуа – династия французских королей, правивших в 1328–1589 годах.


Спасибо огромное за терпение и помощь моему редактору Светлане- ССღ
И оперативное бетирование замечательной бете Мариночке- АкваМарина


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/40-11422-159
Категория: Альтернатива | Добавил: Galina (28.05.2013) | Автор: Galina
Просмотров: 2179 | Комментарии: 51


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 511 2 »
0
51 Svetlana♥Z   (10.02.2016 01:36)
Эсми не успокоится! Думаю свадьбе быть - но Белла заберёт Эдварда из под венца! biggrin

+1
49 GASA   (21.03.2014 22:36)
Вот только черной смерти нам не хватало

0
50 ССღ   (31.03.2014 15:48)
А куда без чумы? Ведь не зря же те времена взяли... может это вовсе и не чума всех косила? wink

+2
48 maria-maria   (10.07.2013 00:55)
Я так понимаю, Джас брат Беллы по отцу. Захватывающая история, большое спасибо, с нетерпением жду продолжение

+1
47 Stellar   (24.06.2013 14:25)
спасибо за главу) тайны скоро похоже будут раскрыты

+2
46 zaichik   (19.06.2013 21:45)
Спасибо за главу))

+3
45 Январия   (16.06.2013 18:36)
Тучи сгущаются над их головами...
Спасибо большое за главу!

+4
41 tess79   (03.06.2013 19:07)
В воде багровые разводы...
Что ж - кровь за кровь.
В душе уверенности всходы,
Бой новый вновь.

Всю человечность - еще глубже,
Не время ей.
Плен мягкотелости не нужен,
Лишь быть сильней.

Костров дым тянет погребальных,
Смерть впереди.
Но есть Судьба, и есть призвание,
И боль в груди.

Только вперед, навстречу цели,
Любой ценой.
В жестокой жизни карусели
К врагу спиной.

Галечка, спасибо, дорогая!

+2
43 ССღ   (03.06.2013 19:26)
Танюшка, какое напряжение в строчках стиха - великолепно!!!
Спасибо за стих!!! happy

+1
44 Galina   (04.06.2013 04:36)
Танюша! Спасибо огромное за стих! smile surprised

+3
40 Marishelь   (03.06.2013 00:04)
Круто! Посланник сумел внушить Эдварду зайти в Ла-Рошель surprised И тут шерше ля фам!

+2
42 ССღ   (03.06.2013 19:25)
Может быть и женщина, а может кто другой! wacko

+4
36 Мила_я   (01.06.2013 22:23)
Спасибо!
Не могу это объяснить, но в ответ на главу в голове крутится вот что:

Вихри враждебные веют над нами,
Темные силы нас злобно гнетут.
В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас еще судьбы безвестные ждут.

Вот такая реакция surprised

+1
37 ССღ   (01.06.2013 22:57)
Мила, замечательная реакция... и слова из песни! wink
Дело близится к развязке, вот всё и темнее история становится! cool

+2
34 ♥Miv@♥   (31.05.2013 14:48)
Глюк какой-то, то вообще не добавляется коммент, то два раза... Еще раз спасибо за главу.

+2
33 ♥Miv@♥   (31.05.2013 14:42)
Какой ужас - чума. Что-то у меня нехорошее предчувствие... Спасибо за главу.

+1
35 ССღ   (31.05.2013 14:57)
Правильно, что нехорошее предчувствие... Чума никого не щадит... cry

+1
32 ♥ღАврораღ♥   (31.05.2013 11:32)
спасибо wink

+2
30 MissElen   (30.05.2013 15:21)
Кроме мистических и человеческих опасностей еще и чума. Пощадит ли она наших героев?

+1
31 ССღ   (30.05.2013 22:28)
Нет, не пощадит... будут жертвы... cry

+2
29 элфийка   (30.05.2013 14:23)
спасиб

+2
28 ЕЛЕНА123   (30.05.2013 00:39)
Спасибо за продолжение! Да, Тильда сильная колдунья!

+2
26 ♥Ianomania♥   (29.05.2013 21:27)
спасибо за главу!

+2
25 AmberShine   (29.05.2013 19:07)
Как всегда много разнообразных событий. И как всегда много вопросов. Какие плоды принесет встреча Беллы и Джейн. Кто папа Джаспера (возможно ближайший родственник Эдварда старшего?). И, в конце концов, чем же закончится путешествие братьев. Тильда восхитила таким обилием знаний и связей!!! А как мне приятны, практически историку (тут льщу себе), ссылки! Спасибо за главу и оповещения!

+2
24 CharmedWitch   (29.05.2013 17:03)
Большое спасибо за новую главу))

+2
20 Sveta25   (29.05.2013 08:45)
Спасибо за новую главу,над путниками сгущаются тучи....

+2
19 Гира   (29.05.2013 08:33)
Спасибо большое

+2
18 nata_peresypkina   (29.05.2013 08:20)
Спасибо за главу!

+2
17 Helen77   (29.05.2013 02:54)
Спасибо большое.

+3
16 Alin@   (29.05.2013 00:38)
Джейн... Элис получила двух братьев одного как лучшего друга, второго как возлюбленного. Теперь еще быстрей братьям понадобится добраться до дома! Спасибо за главу

+1
23 ССღ   (29.05.2013 11:29)
Лучше бы они туда не спешили... cry

+1
38 Alin@   (02.06.2013 22:38)
Вай, ой...даже так cry

+2
15 ReginaBrodskaya   (29.05.2013 00:20)
Спасибо за главу! Вот так Тильда - ведь этот черный человек, её работа....

+2
14 natik359   (28.05.2013 23:37)
Что-то обстановка все нагнетается и нагнетается dry Спасибо за главу!

+2
13 Nikki6392   (28.05.2013 23:26)
Ай ты вот оно что! Эсми нагуляла Джаспера с Чарли biggrin Это получается Белла и Джаспер родня? biggrin

+1
22 ССღ   (29.05.2013 09:05)
Пока мы знаем, что Белка с Эсми родня... А брат ей Джас или племянник - это науке пока не известно! biggrin

+1
27 Nikki6392   (30.05.2013 00:28)
женсчины, я скоро начну вас любя ненавидеть biggrin
Вы меня все путаете и путаете tongue

0
39 ССღ   (02.06.2013 23:02)
Это не мы! biggrin
Эсми с Тильдой там нагуляли Джасика не пойми от кого, а нас тут готовы ненавидеть уже любя! tongue

+2
11 waxy   (28.05.2013 23:03)
Да, получается, Джаспер не от мужа...от кого тогда? Или это не имеет значения?

+1
12 Galina   (28.05.2013 23:13)
скоро узнаем имя папы.... surprised

+2
10 waxy   (28.05.2013 23:01)
Чума...неужели Эдвард заболеет?
Спасибо за главу!

+2
8 Masya6045   (28.05.2013 22:53)
ЧУМА !!!Самое время ,нет просвета в средневековых сюрпризах wacko ,спасибо за главу .

+2
7 mia138   (28.05.2013 22:30)
Спасибо!!!

1-30 31-35
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]