Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2734]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4826]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15365]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14628]
Альтернатива [9233]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4317]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сказ о том, как мышонок помог принцу Золушку отыскать
И когда часы пробили полночь, Золушка бросилась вниз по ступенькам. Кучер свистнул коням, и карета умчалась прочь. Поскакал принц догонять, но за встретил лишь чумазую нищенку да пару гусей, а прекрасной незнакомки и след простыл…

Коалесценция
Причиной странных событий становится заброшенное трамвайное депо. Софи любила тут гулять, пока однажды просто не исчезла. Нашли её только через неделю – полностью седую и начисто лишённую дара речи.
Фантастика.

Сердца трех
Не было больше нас. Джонатан смотрел на меня с неким снисхождением - так смотрят на несмышленых детей, когда те не понимают очевидных вещей. Его глаза лишь на миг встретились с моими, а взгляд тут же наполнился раскаянием. Мой же взор вспыхнул злостью, сжимая его потерянную душу в огненных тисках. Джон лишь скривился и как-то зло усмехнулся.

Итака - это ущелья (Новолуние Калленов)
После того, как Каллены оставили Форкс и переехали в штат Нью-Йорк, Карлайл борется за сохранение своей семьи - боль Эдварда угрожает разлучить их. Итака - это история о стремлениях сына, любви отца и уникальной семьи, изо всех сил пытающейся поддерживать их обоих…

Секс-машина
В 2029 году Белла Свон, инженер био-механик, создала идеальную машину для «Уитлок Робототехникс». Мейсен может быть кем или чем угодно… но кем его хочет видеть Белла?

Грехи поколений
Это история об отце, который оскорбительно относится к своему сыну, и как Эдвард бунтует против Карлайла, попутно узнавая что же такое на самом деле любовь.

Пожалуйста, можно остаться?
Последняя проверка. Если Кеннет пройдёт её, Байер позволит ему остаться.
НЦ-17

Прогуляемся?
Белла принимает самое верное, на ее взгляд, решение. Вот только Вселенная, похоже, с ней не согласна.



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 462
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 89
Гостей: 81
Пользователей: 8
sashaloskutova89, rose7312, hel_heller, Stasia_june, irina_sey, marikabuzuk, katiematveeva, eclipse1886
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Маски сброшены. Эпилог

2024-4-23
21
0
0
- Да, скоро она уже будет здесь. Осталось недолго.

Джек прижимается и укладывает морду на мои ноги рядом с животом. Малышка снова пинает изнутри, но Джек только смотрит в сторону телевизора. Теперь он включён почти постоянно. Я одна, и меня бесит тишина. Эдвард уехал в короткий двухнедельный тур, но уже возвращается. Прямо сейчас он летит в самолёте домой. Кроха должна родиться через неделю. Примерно тринадцатого февраля. Иногда мы всё ещё говорим о ней, как об арбузе. Но к моменту её появления на свет надо будет перестать. Родители не поймут. Я поглаживаю Джека между ушей. Он довольно крутит головой, предоставляя мне больше пространства, чтобы я могла всё сделать тщательно, и в какой-то момент высовывает язык, облизывая мне майку, оставляя заметный влажный след. Ну что это ещё такое? Джек возится ещё пару минут, прежде чем соскочить с дивана и добежать до своей игрушки. О нет, только не сейчас. Боже. Я сама её купила. Не знаю, чем я думала, приобретая резиновую гантель, что так громко пищит. Но мне не казалось, что она такая громкая. Я нажимала в магазине. Но там играла музыка, и было немало других людей с собаками. И теперь мой Джек счастливый обладатель ещё новой забавы, которая заглушает всё вокруг. Когда родится ребёнок, я выкину её во двор. Мне придётся выбрать ребёнка, его сон и свой покой. У меня тем более не будет желания носиться за Джеком и силой выдёргивать гантель из его пасти. Он нажимает лапой и, счастливый, хватает игрушку зубами. Но, видимо, стискивает её неплотно, потому что она вылетает прочь и, отскочив от пола, скрывается под небольшим комодом. В его ящиках мы храним документы, а сверху идеально встал проигрыватель Эдварда. Джек ни за что не выгребет её лапой. Он весь изгибается, тычется мордой под комод и неистово пытается вытащить гантель. Не выходит, и Джек гавкает, скребётся когтями, и этот звук особенно ужасен. Чёрт. Придётся встать и достать игрушку. Иначе он так и будет пытаться достать её сам. Я подтягиваю себя за подлокотник из почти лежачего положения и встаю. Это самое простое по сравнению с необходимостью тоже опуститься на пол, как-то встать на колени и вытащить искомое. И всё это с большим животом. Джек только путается под ногами тем, что мокрым носом так и пихает меня в лодыжку.

- Джек, назад. Назад, мальчик. Сидеть. Я сказала, сидеть.

Он подчиняется, стоит мне повторить более строгим голосом. Он поскуливает, но садится. Мой хороший мальчик. Пусть точно под моими коленями и оказывается его шерсть, когда я опускаюсь сбоку от комода. Тут должно быть проще достать. Где же это? Ну же… Я задеваю чёртову гантель лишь кончиками пальцев, а она уже опять-таки пищит. Ещё чуть-чуть. Наконец, наклонившись больше, мне удаётся сомкнуть руку вокруг окружности и потянуть игрушку на себя между ножкой комода и стеной. Вот так. Закончу, разогнусь и выкину гантель на задний двор прямо сегодня. Зачем ждать родов? Я почти выпрямляюсь в пояснице, но застываю, когда там простреливает вспышкой боли. Ох. Слишком больно, больнее, чем при тренировочных схватках. Всего мгновение, и, тем не менее, разница очевидна. Если из-за тупой гантели со мной что-то… Джек подходит ко мне. Его преданный взгляд заглядывает в мои глаза. Я потираю спину, насколько могу дотянуться. Джек мог бы взять игрушку, но почему-то склоняет морду к моему плечу, как будто спрашивая, чего это я застыла. Действительно. Уже всё ведь прошло. Надо подниматься. Аккуратно я опираюсь на одну ногу, и в этот миг всё и происходит. Серьёзно? Мои совершенно сухие шорты резко становятся мокрыми, и это не потому, что я хотела в туалет, но вместо того корячилась у комода. Ещё же неделя. И Эдвард в воздухе. Там нет связи. Он приземлится только через час. Включит сотовый в лучшем случае через час и две минуты. И потом дорога до дома. Ещё примерно час. Мой муж в небе. Мой пёс не отвезёт меня рожать и не подержит за руку, и не… Ладно-ладно, это ничего. Первые роды обычно длятся долго. Надо вернуться к тому, с чего мы начали. Глубокий вдох, и встаём. Меня научили правильному дыханию. Джек пятится, пока я выпрямляю себя в полный рост. Тихий скулёж сопровождает то, как я хватаюсь за крышку комода. Глубокий вдох. Ещё. И ещё разок.

- Всё хорошо, Джек. Я в порядке. Просто, кажется, маленькая появится чуть раньше, чем должна. А папе ещё лететь и лететь. Нам с тобой надо засечь время между схватками.

Всё будет нормально. Была пока только одна. Я добираюсь до телефона и включаю таймер в приложении. Всё под контролем. Сумка собрана. Вещи и для меня, и для ребёнка. И мы покрасили комнату для детской. Да, мебель должна приехать на днях, но кроватку мы приобретали отдельно. Эдвард планировал установить её по возвращении. Теперь она может понадобиться раньше. Он же успеет собрать? Джек наступает мне на ногу подушечками лапы, держась очень близко. Я опускаю ладонь погладить его между ушей, как он любит. Его придётся оставить здесь, а когда мы вернёмся, ничто не будет по-прежнему. У меня максимум пара часов, чтобы быть мамой только ему без младенца на руках. Я звоню врачу, не переставая почёсывать Джека. Меня заверяют, что если так получилось, значит, ребёнок уже готов, и в любом случае все его органы достаточно сформированы, чтобы он мог дышать самостоятельно.

- С вами кто-нибудь есть?

- Мой пёс. Вы, конечно, не об этом. Мой муж летит домой.

- Как скоро он будет?

- Часа через полтора.

- Хорошо. Тогда держите меня в курсе, если почувствуете себя не лучшим образом, и нет нужды приезжать слишком рано. Когда интервал между схватками сократится минут до пятнадцати-двадцати, это вполне подходящее время.

- Спасибо. Я вам ещё позвоню. Или позвонит мой муж.

- Если станет больно, то можете принять ванну. В воде должно быть легче.

Ванна? Нет, не хочу. Возможно, лишь в самом крайнем случае. Забираться в ванну со схватками не кажется хорошей идеей. Как я потом буду вылезать из неё? Можно ведь и поскользнуться. Исключено. Никакой ванны. Так тоже нормально. Джек семенит за мной по лестнице наверх и держится подле меня, пока я переодеваю бельё и шорты, замачивая всё, что было испачкано. Может, я и не постираю, но кинуть мокрые вещи просто в корзину белья тоже не могу. Мы спускаемся обратно вниз. По телевизору, оставшемуся включённым, фильм сменил выпуск новостей. Не сейчас. У меня свои новости. Больше ничего не нужно, не имеет значения. Я не выключаю его, но переключаю на музыкальный канал, прежде чем направиться на кухню за чаем. Джек словно колеблется, идти со мной и сейчас или не идти. Он любит музыку и различает Эдварда на экране, что мы установили уже давным-давно, так что остаётся ждать на случай, если там покажут хозяина. Проходит какое-то время, и спустя две с половиной выпитых чашки меня настигает схватка. Тридцать семь минут. Я перезапускаю таймер, чередуя глубокие вдохи и выдохи. Стало больнее. Но Эдвард всё ближе ко мне с каждой минутой, с каждым мгновением. Осталось совсем мало времени. Двадцать две минуты до посадки. Может, он доберётся из аэропорта и за полчаса. Может… Меня словно скручивает, и я не сдерживаю стона. Ох. Ничего. Ничего. Я справлюсь. Я поглаживаю живот. Малышке там тоже наверняка страшно. И страшнее, чем мне. Она вообще не понимает, что происходит. Только сейчас я осознаю, как мало она сегодня шевелилась. Ей мало места. Точно мало. Наша девочка. Из гостиной доносится лай. Джек на что-то гавкает. Что, показывают Эдварда? Я поднимаюсь, потому что не могу уже сидеть. Не то чтобы меня привлекает мысль непрестанно ходить, но хотя бы немного. Нет, Джек гавкает не из-за Эдварда. Скорее он ругается на телевизор, потому что там включили песню корейцев. Что поделать, Джек их не любит. Да и я не особо. И точно не сегодня. Я нагибаюсь к пульту, чтобы переключить на соседний канал, но и там корейцы. Хотя вроде бы другие. Джек снова лает и поворачивает морду, словно вопрошая, не могла бы я поспешить. На следующем канале уже нет никаких певцов из Кореи. Наконец-то. Джек вполне доволен и располагается на полу, когда я сажусь на диван, как могу, чтобы ощущалось терпимо. Это скорее полулежачее положение с минимальным соприкосновением с диваном в области поясницы. Но всё равно под кожей всё словно опухает и ноет. Я пытаюсь размять, но прикосновения тоже болезненны. Приходится прекратить и терпеть так. Встрепенувшись, Джек прыгает передними лапами на диван и нервно водит хвостом туда-сюда. Я ёрзаю от ощущения нарастающей боли. Господи. Ещё пятнадцать минут. По телевизору проигрывают что-то из ретро восьмидесятых. Ужас. Ненавижу ретро. Или ненавижу схватки под музыку, которая старше меня. Уже нет сил возиться с ней. Пусть играет, что играет. Может, позвонить маме? Она приедет и выключит. Но, кроме того, она вновь начнёт вспоминать, как рожала меня, что уже бывало во время беременности, а мне просто нужен Эдвард. Мама не появится сильно раньше него. И потом я не хочу отсылать её домой после пяти или семи минут со мной. Я пододвигаюсь для Джека. Он залезает очень аккуратно, укладывается рядом калачиком и вообще не контактирует с животом. Мой любимый мальчик. Даже в боли я поглаживаю его среди шерсти. Он прикрывает глаза от удовольствия. Я замечаю незначительный колтун и не могу так просто отмахнуться. Я уеду рожать, и что, Джек так и останется с ним? Шерсть спутается ещё больше, пока меня нет. Не хочу просить Эдварда посмотреть, когда я сама была дома и могла расчесать. Нужно только слегка наклониться. Из-за живота всё труднее, но я обхватываю колтун и двигаю пальцами туда-сюда. Не всё так и запущено. Иногда этого достаточно. Джек шевелит ногой, признак, что ему как минимум неприятно. Уже почти всё. Ещё чуть-чуть. Решившись, я слегка использую ногти, и часть шерсти просто отпадает. Вроде это всё. Да, всё. Джек ударяет хвостом по подлокотнику.

- Я закончила, малыш. Я больше не буду. Мне скоро нужно будет уехать на время, как только вернётся Эдвард. Я так хотела бы взять тебя с собой, но в больницы не пускают с собаками. Ты знаешь, что в магазины пускают, - Джек шевелится, его уши дёргаются. - И пускают посидеть на уличных верандах кафе. Но с больницами всё по-другому. Папа уедет со мной, но мы вернёмся очень скоро. Папа приедет пораньше. Мы тебя не бросим. Только мы привезём малышку, понимаешь? Я буду очень ей нужна. Она появится совсем маленькой. Но я люблю тебя, Джек. Я не перестану любить тебя меньше, дружок. Ты был у меня до неё.

Я перемещаюсь почти в прежнее положение. Джек протягивает лапу к моей ноге, будто понял, действительно понял всё, что я сказала. Мы просто лежим рядом друг с другом, и он прижимается боком. Время идёт в своём темпе, пока не звонит телефон. Наконец-то. Эдвард? Да, он. Я подношу сотовый к уху и, видимо, двигаюсь каким-то определённым образом, отчего по животу проходит судорога. Схватка? Нет, не похоже.

- Привет, - я стараюсь дышать спокойно, чтобы не волновать так сразу. - Всё хорошо? Как полёт?

- Не считая небольшой тряски где-то в начале полёта, всё хорошо. Как вы?

- Ждём тебя, - Господи. Изнутри меня будто пихают, но на самом деле я просто хочу в туалет. Не сильно. Терпимо. Но не настолько терпимо, как в жизни до беременности. - Послушай, когда сядешь в машину, не проси водителя торопиться, потому что ты нужен мне целым и невредимым, но у меня схватки. Тридцать семь минут. Но сейчас интервал, может, будет и меньше. Я ещё жду.

- Чёрт. Белла. Я скоро, любимая. Ты только помни про дыхание. Глубоко дыши и… Где Джек?

- Рядом со мной на диване. Ты тоже дыши. Мы готовы. Готовы. Я уже звонила врачу.

- Я приеду быстро, но без спешки. Сиди, где сидишь. Как приеду, насыплю Джеку корм и оставлю воду. Ты не ходи, поняла?

- Не хожу.

- Что там с болью? Больно?

- Болит, но не слишком. Это наша дочка. Я смогу всё вытерпеть. Я люблю тебя.

- Мы сможем вместе. Скоро буду.

Он отключается. И хорошо. Это нормально. Так он сможет быстрее забрать багаж и появиться дома как можно раньше. Боже. Согласно таймеру, между схватками теперь только тридцать четыре минуты. Я дышу и дышу, и к окончанию схватки уже не так схватывает всё тело и тормошит дрожью позвоночник. Мне приходится всё-таки встать. Невозможно дождаться Эдварда, чтобы он сопроводил меня в туалет. Это дольше, чем я способна выдержать. Я добираюсь до ванной. Не одна, а с Джеком. Он ещё больше хвостик, чем обычно. И он не позволяет мне уединиться, закрыв дверь у него перед носом. Я почти прикрываю, но Джек оттягивает её на себя лапой. Он стоит в проёме, как приклеенный. То ещё удовольствие ходить в туалет под таким пристальным присмотром.

- Ну что ты смотришь? Я не заглядываю тебе, куда не надо, когда ты делаешь свои дела на улице.

Никаких изменений. Джек всё так же пялится, и я заканчиваю со своей процедурой при нём, впоследствии держась за раковину, чтобы последовательно надеть шорты обратно. Я не поеду рожать в шортах. Мне нужны легинсы. Всё наверху. И чистые штаны, и сумка. Не пойду. Эдвард обо всём позаботится. Он принесёт мне их. Но я достаю ключи от его автомобиля. От нашего семейного автомобиля. Наконец у нас будет ребёнок, чтобы возить его в нём. Детское кресло в гараже. Эдвард уже изучил, как его устанавливать. Это он сделал заблаговременно. Джек идёт за мной по пятам, и когда я просто направляюсь положить ключи на тумбу близ входной двери. Схватка застаёт меня по пути обратно в гостиную. Тридцать три минуты. Я достигаю кресла под незначительный цокот когтей. Нужно дышать, просто дышать. Я упираюсь лбом в подголовник. Так вроде легче. Или я просто уговариваю себя. Потому что спустя время весь живот становится одной болевой точкой. Как ни сиди, как ни меняй положение, а всё одинаково больно. И иногда даже больнее. Джек трётся о мои ноги. Я хочу, чтобы он перестал. Но не отгоняю его от себя. Он не заслужил. Я шевелюсь, когда слышу шум от двери. Эдвард? Джек бы не побежал ни к кому другому. Он лает, и я различаю беспорядочные слова.

- Да, да, у нас на подходе малышка. Подожди, Джек, подожди, мы не сможем сейчас играть. Я должен помочь маме. Мы должны… Назад, Джек. Вот так. Идём, - Эдвард оказывается совсем близко. Потный, запыхавшийся, с кепкой набекрень. Я стаскиваю её и касаюсь рукой его щеки. Так он точно близко. - Белла, детка.

- Ключи от внедорожника у двери.

- Видел.

- Мне нужны любые штаны. Нет, не любые, только не растянутые в коленках. Не хочу выглядеть… - я беру паузу сделать глубокий вдох, чтобы отступило ощущение боли, - позорно. И ещё принеси мне твою синюю майку. Я поеду в ней. Она большая.

- Что-то ещё?

- Выключи телевизор.

- Сейчас.

Он ненадолго оставляет меня. Настолько, насколько необходимо для того, чтобы обеспечить Джека всем необходимым на сутки или около того, а потом сходить наверх, взять вещи и вернуться обратно. Полагаю, проходит минут пять. Я сама засовываю ноги в штанины, но потом Эдвард придерживает меня и натягивает мне легинсы до конца. Почти до конца, потому что иначе мне некомфортно. С майкой всё проще. С ней я вообще обхожусь без помощи, отправляя Эдварда выгонять машину. Он захватывает сумку для роддома и возвращается за мной очень быстро. Джек крутится у двери, но отходит, чтобы мы могли выйти. Я могу идти сама.

- Белла. Подожди.

- Это просто лестница. Я спускалась по ней сотни раз. Даже с таким животом. Лучше запри всё тщательно. Эдвард. Лапа.

- Чёрт.

- Прищемил?

- Нет, нет, я клянусь. Спокойно, Джек.

Я заглядываю через плечо. Всё в порядке. Джек не скулит и не поджимает лапу. Я буду дома спустя несколько дней. Если что не так, Эдвард заметит, и мы разберёмся. Но он бы признался мне, если бы задел лапу дверью. Он бы не соврал даже в такой момент.

- Люблю тебя, Джек.

- Пожалуйста, аккуратно, Белла.

Я в целости достигаю машины и сажусь во внедорожник, воспользовавшись выезжающей подножкой. Пару месяцев назад я, бывало, садилась в него просто так, но сейчас не рискую. Эдвард едет по улицам на средней скорости и с соблюдением всех правил. Иной раз он съезжает на второстепенные улицы, где не такое интенсивное движение. Мы добираемся до клиники, когда интервал между схватками составляет двадцать пять минут. Меня оформляют, сопровождают до палаты и осматривают. Эдвард отказывается отходить и держит за руку во время всех манипуляций. За семь месяцев я уже привыкла, что он всячески рядом. Не сидит безвылазно дома подле меня, но ходит к врачам и на скрининги вместе со мной и закупает фрукты килограммами. Он организовывал мне их доставку, и находясь в туре. Будто я сама не могу нажать пару кнопок в телефоне.

- Всё продвигается хорошо. Матка раскрылась на три сантиметра. Как оцениваете уровень боли по шкале от одного до десяти?

- Думаю, что четыре. Не больше.

- По-моему, уже пять, Белла.

- По-моему, беременна здесь я, и рожаю я, а не ты… - дыхание перехватывает из-за новой схватки. Первой за то время, что мы здесь. Ох. Ощущается она на порядок больнее, чем дома. Из-за кушетки, потому что она твёрдая по сравнению с нашим диваном, или из-за развития родового процесса? Ужас. Я сжимаю кушетку сбоку. - Может, он и прав. Но я знаю, с анестезией нужно подождать, и вы вернётесь проверить меня позднее. Мы просто будем здесь. Куда нам ещё деваться… Я ужасно шучу. Не обращайте внимания.

- Таков план. Вернусь, скажем, через час. Но, если что, зовите.

Звать не приходится. Меня и так проверяют регулярно. Моё состояние, сердцебиение малышки, и не изменилось ли её положение внутри. Она всё так же лежит вниз головой, и с каждым проходящим часом давление и боль только нарастают. Я уже совсем не могу с ними справляться. Меня просто распирает. Ощущение не из приятных. Как будто я вот-вот лопну, и ребёнок выпадет наружу. Эдвард проводит рукой то по моим волосам, то по руке, шепча подбадривающие слова, но я просто хочу уже родить. Хочу наконец её увидеть.

- Я люблю тебя, Белла.

- Ты не поедешь никуда в ближайшие месяца два.

- Не поеду. Буду с ней гулять, как гордый отец, носить в слинге и приносить её тебе на кормление ночами.

- У нас нет слинга.

- Ну это только пока.

За окном уже давно темно. Я переворачиваюсь на бок, но так ещё больнее. Не успевает Эдвард прикоснуться ко мне, как я снова занимаю положение на спине. Боже. Сколько ещё это продлится? Я хватаю край подушки и чувствую что-то. Что-то новое, не те же ощущения, что до или прямо после введения эпидуралки.

- Эдвард… Который час?

- Три минуты первого. Детка, ты как?

- Кажется, я… Позови врача.

Вместо того чтобы выбежать, Эдвард лишь с силой ударяет по кнопке. У меня словно закладывает уши, как у некоторых в самолёте и иной раз у меня тоже, от чувства возросшего давления между ног. Это моя малышка. Я не знаю с медицинской точки зрения, но знаю, потому что она со мной уже девять месяцев. С самого первого дня. Ещё с того момента, когда я и не подозревала о ней. И теперь она совсем близко. Появившись, врач подтверждает, и всё закручивается так быстро. Это неотвратимость. Судьба. Мгновения, что длятся не так и долго, если определять всё целой жизнью, но формируют приоритеты до самого конца. Вряд ли я или Эдвард автоматически перестанем волноваться, когда малышка пожелает отправиться куда-то на учёбу или просто съедет из дома. В восемнадцать и даже раньше наша девочка уже перестанет быть малышкой. С каждым годом она будет всё лучше заботиться о себе сама, и отпадёт всякая необходимость в том, чтобы я присутствовала при купании или расчёсывала волосы. Но в 2:05 она ещё моя малышка. Моя кроха, красная, не совсем чистая и кричащая так громко, будто ей очень больно. Поначалу нерешительно Эдвард касается её влажной головки, прежде чем поцеловать меня в губы. Сильно. Как и всегда. Я смотрю на крошечный носик, что по размеру как большая пуговица, и меня пугает, что он такой.

- Она такая маленькая.

- Это не продлится долго, - шепчет Эдвард очень тихо. - Нам нужно пригласить фотографа домой. Сделать всё красиво. Красивые первые фото.

- Одни из первых.

- Да. Потому что первое мы сделаем прямо сегодня. Когда ты поспишь, и она поспит и поест.

- Позвонишь всем?

- Утром. Хочу достаточно побыть только втроём. Только ты, я и наша девочка.

Он прав. Только он, я и малышка. Всё остальное может подождать.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-38765-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: vsthem (06.12.2023) | Автор: vsthem
Просмотров: 976 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 8
0
7 MiMa   (22.01.2024 17:16) [Материал]
Хорошо, что все хорошо. Кроха родилась, все будет хорошо. Спасибо за историю.

0
8 vsthem   (22.01.2024 23:29) [Материал]
Теперь точно будет. Спасибо, что читали!

0
3 Alin@   (06.12.2023 18:52) [Материал]
и зачем только она потянулась за этой игрушкой, но рада что все закончилось благополучно! Ура!

0
6 vsthem   (07.12.2023 00:59) [Материал]
Животные же как дети. Если бы пёс так и гавкал, что не может достать игрушку, было бы не лучше.

0
2 Marina7250   (06.12.2023 17:43) [Материал]
У меня тоже впечатление, что эпилог больше о Джеке))) Спасибо за историю.

0
5 vsthem   (07.12.2023 00:58) [Материал]
Он тоже часть семьи и, как мог, поддерживал мамочку, пока ждали папочку happy

0
1 робокашка   (06.12.2023 08:43) [Материал]
На последующих фото четвёртым будет Джек biggrin Хотя, конечно, родственники и друзья быстро набегут

0
4 vsthem   (07.12.2023 00:53) [Материал]
Не так и плохо, что собака будет четвёртой. Для них Джек тоже полноправный член семьи smile