Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13572]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3666]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Волшебные елки
Утро после встречи Нового года. А ты все помнишь, что натворил вчера?.. Тебя ждут неожиданные открытия!

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.

Калейдоскоп
Армия Виктории разгромлена, Белла спасена. Но что если Каллены сумеют спасти жизнь Бри и спрятать ее от Вольтури? По какому пути тогда будет развиваться дальнейший сюжет?
Завершен.

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Мороз узоры рисовал
Вы соскучились по зиме? Ждёте снега и праздников? В сборнике зимних историй «Мороз узоры рисовал» от Миравии отыщутся и морозы, и метель, и удивительные встречи, и знакомые герои. И, конечно, найдётся среди строк историй сказка. О любви.

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8834
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Большая игра

2016-12-7
21
0





Жаркий летний полдень. Пёстрая компания, которая появилась на тропинке, вьющейся между приземистыми деревцами алибертии, позабавила бы любого стороннего наблюдателя. Вот только никакие наблюдатели на этот тропический остров не допускались.

Впереди, независимо поблескивая маленькими глазками, совершенно по-человечески вышагивала крупная горилла, одетая во что-то среднее между цыганской юбкой и сари. За ней, время от времени опускаясь на все четыре и нервно оглядываясь, следовали два подростка-орангутана, один из которых нес на спине туго набитый рюкзачок оливкового цвета. Четвертым шел непоседливый, как ребенок, шимпанзе, то и дело отвлекающийся на каждый шелест или потрескивание. И замыкала шествие, ведя на поводке черного гладкошерстного лабрадора, невысокая молодая брюнетка с карими глазами, загорелая, но всё же слишком светлокожая для коренной обитательницы этих мест. На ней были шорты, легкая блузка, завязанная узлом на животе, и развернутая козырьком назад бейсболка.

Выйдя на берег бухты, компания остановилась. Горилла тихо фыркнула и вопросительно обернулась к девушке.

– Да, Долли, сейчас здесь и попрощаемся, – кивнула брюнетка. – Я уеду, а Джей-Джей приплывут к вам поздно вечером. Ночью, поняла? Когда темно. – Горилла вытянула губы трубочкой и издала звук, сильно напоминающий «Угу». – Только не высовывайся до сигнала. И за малышами проследи, а то они у нас такие доверчивые. Слышите? – девушка строго посмотрела на шимпанзе. – Особенно это тебя касается, Джимми. Пароль все выучили? – она говорила необычно: медленно, выделяя отдельные слова и дублируя их на языке жестов, словно общалась с глухонемыми детьми. Жан-Жак, напомни, – обратилась девушка к большому голубовато-серому попугаю с красным хвостом, только что нагнавшему группу и сразу же удобно устроившемуся на ближайшей ветке.

Попугай переступил с лапы на лапу, покрутил головой и хрипло выговорил, растягивая картавое «Р»: «Белла хор-рошая».

– Вот-вот. Я хорошая. И вы будьте умницами, ладно? Сидите в доме, пока не увидите Джей-Джей или не услышите пароль. А через две недели – четырнадцать дней, – девушка снова подкрепила свои слова жестами языка глухонемых, – я вернусь, и все умницы получат от меня специальную премию.

Обезьяны оживились, словно поняли, о чем идет речь. А Белла продолжала распоряжаться своей пестрой командой:

– Ну всё. Дальше мы с Данте справимся сами. Лаки, малыш, спасибо за рюкзак, ты просто молодец, даже не испачкал. Лима тоже отлично себя вела, совсем не трусила, храбрая девочка. Я же говорила, у тебя всё получится. И Джимми… а где Джимми, ребята? Где этот маленький прохвост?! Жан-Жак, ты его видишь?

«Озоррник! – завопил попугай, вспархивая с ветки. – Сорррванец! Веррнись! Дер-ржите его! Десеррт не получишшь!»

– Вот именно, – сердито подтвердила Белла. – Кто-то, кажется, хочет остаться без лакомства. Ах вот ты где, мелкий разбойник! – воскликнула она, заметив бегущего от кромки прибоя шимпанзе. – И где ты это взял, позволь узнать? – девушка, наклонившись, принялась рассматривать предмет, зажатый в лапе обезьяны, а Джимми, озабоченно ухая, показал свободной лапой в сторону океана.

Белла встревоженно упрекнула шерстистого неслуха:
– Разве я не учила тебя, что нельзя подбирать что попало? Увидел – позови человека или Большую Ма. Ну хорошо, это просто пустая бутылка, а если бы что-нибудь опасное?

Джимми протестующе помотал головой и, фыркнув, настойчиво потыкал в зеленое прозрачное стекло темным морщинистым пальцем.

– Что? Она не пустая? Там что-то есть? И правда… надо же, – приговаривала девушка, пытаясь отвинтить плотно закрытую крышку. – А я думала, такое только в книжках бывает. Не поддается… Долли, попробуй ты. Только осторожно, не поранься. Ага, вот! – довольный смех Беллы утонул в торжествующем рыке гориллы.

Осторожно вытряхнув из бутылки и развернув влажный маленький свиток, девушка впилась взглядом в не слишком разборчивые каракули.

– Ну кто в наше время пишет карандашом! Хорошо хоть, не очень намокло… – рассеянно бормотала она.

Обезьяны, как будто чувствуя важность момента, сгрудились, вытягивая шеи, чтобы увидеть записку. Попугай уселся хозяйке на плечо и, поворачивая голову, с явным интересом поглядывал вниз то одним, то другим глазом.

– Не наседайте, ребята, – недовольно попросила Белла. – Вы ведь у меня пока неграмотные. Сейчас прочитаю, подождите. Вот, слушайте: SOS! Мой самолет… здесь какие-то цифры, ладно, неважно… потерпел крушение при вынужденной посадке на старом аэродроме. Координаты… так, это вам неинтересно. Все приборы отказали. Я ранен. НЗ нет. Ох, плохо. НЗ – это, к вашему сведению, неприкосновенный запас воды, лекарств и провизии, то есть еды. Читаю дальше. Собственно, уже почти всё. Тут только дата и время, – девушка испуганно ахнула: – Ничего себе! Он уже третьи сутки без воды. Я знаю, где это, там и здоровому не спуститься к речке, особенно после того обвала. Действительно, начнешь бутылками швыряться.

Девушка задумалась, с силой прикусив губу и нахмурившись. Мохнатые питомцы обеспокоенно смотрели на свою наставницу. Только попугай невозмутимо чистил перышки, снова перепорхнув на ветку.

Наконец Белла на что-то решилась.

– Так, дети мои, – начала она уверенным тоном. – Наши планы слегка меняются. Сейчас я подам сигнал людям. Бутылку с запиской заберу с собой. Не куксись, Джимми, и не жадничай, привезу тебе другую игрушку. Данте, мы с тобой поплывем на лодке спасать раненого пилота. Знаю, знаю, дружище, не любишь ты морские прогулки, но придется потерпеть, зато потом побегаешь. Малыши, слушаться Большую Ма, как меня. Долли, принеси, пожалуйста, белую канистру с водой, – последнюю фразу девушка произнесла медленно и четко. Потом, убедившись в том, что горилла поняла и уже направилась по тропинке обратно, повернулась к попугаю: – Жан-Жак, запомни, скажешь Джей-Джей: остров Ракушка. Остров Ракушка.

Попугай с готовностью прокартавил: «Остррров… Рруш-ка»

– Не Рушка, а Ракушка. Попробуй еще раз.

«Ррракушка… остррров… Белла», – на сей раз правильно повторил попугай.

– Молодец! А теперь еще: рация неисправна.

С этими словами у Жан-Жака и вовсе не возникло затруднений. Похоже, он знал их и раньше, поскольку непринужденно добавил от себя: «Батарррейки ррраз-ррряжены!»

Белла засмеялась:
– Ох, если бы. Нет, просто сломалась. Мертвая со вчерашнего вечера. Хорошо, что заранее обо всём договорились. Она нежно погладила Жан-Жака по мягким перышкам на голове, тихонько дунула ему в клюв.

Попугай явно был польщен. «Хорррошая птичка», – раскатисто грассируя, сообщил он, и девушка, хихикнув, подтвердила:
– Очень хорошая. А какая скромная!.. Ладно, шучу, ты у меня и правда талант. Привезу тебе с «Большой земли» что-нибудь вкусненькое.

«Орррешки, орррешки!» – тут же радостно заверещал Жан-Жак.

– Орехами тебя уже сегодня будут Джей-Джей угощать, только не капризничай, работай с ними так же, как со мной.

Разговаривая с попугаем, Белла нашла в рюкзачке шариковую ручку и блокнот, присела на ближайший валун и быстро написала несколько строчек. Потом вырвала листок, торопливо сложила его и подала горилле, как раз появившейся на берегу с белой пластиковой канистрой.

– Вот, Долли. Обязательно передай это нашим людям. Поняла?

Обезьяна осторожно ухватила бумажный квадратик и, кивнув, деловито сунула его в карман, нашитый спереди на ее одеяние.

– Всё, ребята, – объявила Белла. – Теперь идите домой и ждите там. Гулять разрешаю только на площадке. Данте, пошли.

Долли, она же Большая Ма, сердито рявкнув, взяла за лапу присмиревшего Джимми, орангутаны придвинулись друг к другу, – и вскоре четверка приматов скрылась за деревьями. Попугай, напоследок залпом выдав хозяйке все недавно заученные фразы и дождавшись ее одобрения, полетел догонять приятелей.

Проводив взглядом своих подопечных, Белла начала торопливые сборы. Спустилась с пирса в надувной катер с мощным мотором, проверила, в порядке ли аптечка, в которой имелось всё необходимое для оказания первой помощи, достала из аварийного набора фальшфейер, после чего вернулась на берег, воткнула сигнальное средство рукояткой в песок и подожгла. Удовлетворенно кивнув, когда в безоблачное небо поднялась струя ярко-красного дыма, девушка быстро погрузила в лодку канистру с водой, бросила туда же свой рюкзак и кроссовки, набрала код на замке, запирающем привязную цепь. Терпеливо дожидавшийся этого момента Данте мягко спрыгнул в катер впереди хозяйки и сразу улегся на дно, а она надела спасательный жилет, закрепила такой же оранжевый нагрудник и на лабрадоре, оттолкнулась веслом от пирса и, приведя в рабочее положение двигатель, привычно завела его.

Через несколько минут лодка превратилась в крошечное пятнышко там, где яркая синева моря плавно переходит в голубизну южного неба. А сидящей на корме Белле казалось, что оставшийся позади остров медленно тает в полупрозрачной дымке, оседая за горизонт.

Остров Ракушка, куда направлялась Белла, руководствуясь координатами, указанными в записке, находился в двадцати с лишним милях западнее Заповедного острова, где располагалось наиболее изолированное от техногенных влияний внешней среды отделение экспериментального биологического центра. Целью ученых-энтузиастов было развитие умственных способностей молодых человекообразных обезьян и изучение взаимодействия животных в неоднородной стае. Постоянно на Заповедном жила основная наставница, Белла, которая покидала своих «зверюшек» только на выходные, а сейчас собиралась в двухнедельный отпуск в родной город. Остальные сотрудники приезжали сугубо в качестве временной замены или для собственных экспериментов и, как правило, по одному, чтобы свести к минимуму вмешательство людей в повседневную жизнь подопытных животных. Исключение составляли только Джей-Джей, давно уже доказавшие эффективность их работы в паре.

Единственными электроприборами, разрешенными на территории Заповедного, были те, что относились к научному оборудованию. Как раз поэтому у Беллы не было даже мобильного телефона – все подобные устройства вызывали сбои в работе электроэнцефалографа и другой аппаратуры. При острой необходимости полагалось связываться с «Большой землей» (так именовали биологи самый крупный остров с непроизносимым названием, где находилась администрация) по рации, но она, как назло, сломалась накануне вечером. Фальшфейеры были вспомогательным средством, правда, не слишком надежным, особенно в светлое время суток, ведь наблюдатели центра могли просто не заметить быстро иссякающую струю дыма. Можно было еще выпустить в небо привязанный к длинному тросу красный шар, наполненный гелием, но на это требовалось много времени. Оба эти сигнала означали, что требуется срочное прибытие помощи.

Обычно смена уезжающего в отпуск происходила днем, прямо на Заповедном острове, но сегодня это правило было нарушено – всех научных сотрудников, кроме занятых в непрерывных экспериментах, ждали в главном офисе, о чем Беллу известили заранее, в ее прошлый приезд на «Большую землю».

Повод для сбора был, увы, нерадостным: благотворительный фонд, финансировавший исследования, объявил о предстоящем сокращении субсидий, поэтому нужно было срочно решать, какие программы подлежат сохранению во что бы то ни стало, а какие следует закрыть до лучших времен, и группе, где работала Белла, предстояло отстаивать свои позиции.

Однако помощь погибающему пилоту безусловно была гораздо важнее, поэтому Белла и направила свой катер не к «Большой земле», а в противоположную сторону. Мысль о том, чтобы вначале добраться до «Большой земли» и вызвать оттуда спасателей, девушка сразу отбросила – такая потеря времени могла стать фатальной для раненого летчика.

Держа курс на видневшуюся вдали вершину давно погасшего вулкана – самую высокую точку Ракушки, – девушка утешала себя мыслями о том, что в решении судьбы научных проектов от нее все равно ничего не зависит. Если уж администрация не поддастся обаянию возглавлявшего их отдел Джеймса и железной логике доводов его верной напарницы Джессики, то Белла, которая теряется и краснеет по малейшему поводу и уверенно чувствует себя только среди своих животных, тем более не сможет ни на что повлиять. К тому же, по слухам, новый руководитель центра, молодой да ранний, получивший докторскую степень чуть ли не в двадцать пять лет, – личность, мягко говоря, своеобразная, а единственными заслуживающими внимания исследованиями считает свои собственные. Белла, которая вообще предпочитала по возможности держаться от начальства подальше, вынуждена была признаться себе, что одной из причин ее скоропалительного решения плыть на Ракушку было желание избежать встречи с этим самовлюбленным индюком.

Обеспокоенно поглядывая на приближавшуюся с севера серую полоску облаков, что здесь, в экваториальной зоне Тихого океана, было явным признаком надвигающегося шторма, девушка выжимала из мотора всё, на что он способен, и вспоминала, какое из возможных мест высадки расположено ближе всего к заброшенному аэродрому, о котором упоминалось в записке. Когда-то на Ракушке существовал настоящий поселок кладоискателей – несметные пиратские сокровища, согласно легенде, спрятанные в одной из бесчисленных пещер острова, уже не один век будоражили воображение любителей легкой наживы.

Остров, названный Ракушкой за своеобразную форму, обшаривали одиночки и группы, романтики и авантюристы, экспедиции, оснащенные по последнему слову техники, и бедолаги, у которых из оборудования имелись лишь фонарь, кирка и моток веревки. Предприимчивые люди построили на острове гостиницу и аэродром, способный принимать небольшие самолеты, но три года назад из-за землетрясения солидная часть плато обвалилась в море, а поскольку к этому моменту поток кладоискателей почти иссяк, восстанавливать аэродром никто не стал, как и сильно пострадавшую гостиницу. С тех пор остров официально числился необитаемым, даже синоптическую станцию несколько месяцев назад перенесли на материк.

Белла хорошо знала Ракушку и не раз там бывала. Разумеется, она ни секунды не верила в существование клада, но этот остров идеально подходил для тренировок. Важно было и то, что в лесу и на каменистом плато мог вволю погулять Данте, свободу которого на Заповедном приходилось ограничивать из-за непреодолимой страсти лабрадора к хвосту попугая, уже неоднократно терпевшему ущерб от атак подрастающего щенка.

Остров приближался довольно быстро, но всё-таки медленнее, чем нагонял лодку теперь уже зловеще выглядевший фронт кучевых облаков. Одно хорошо – усилившийся ветер был попутным и словно подталкивал катер в корму. До берега оставалось чуть больше мили, когда солнце скрылось за тучами, а ветер угрожающе засвистел, срывая клочки пены с покрывшейся обманчиво нарядными «барашками» поверхности моря. Не сдержался и заскулил, тревожно озираясь, и без того страдающий от морской болезни лабрадор.

Катер начало подбрасывать на волнах, и Белле пришлось убавить обороты – двигатель работал нестабильно, винт то и дело оказывался над водой и начинал бешено вращаться вхолостую. Девушка отчаянно старалась «поймать волну», и ей это удалось. Молясь про себя, чтобы не напороться на верхушку одного из совершенно незаметных сейчас подводных утесов и не превратиться из спасателя в жертву «кораблекрушения», она направила катер в знакомую бухту справа от беспорядочного нагромождения огромных камней, образовавшегося при землетрясении. И удача не подвела: высокая волна подхватила лодку с уже выключенным мотором, перенесла через кипящую бурунами гряду прибрежных рифов и жестко опустила на галечный пляж. Белла порадовалась, что успела поднять двигатель в нерабочее положение, иначе винту было бы несдобровать.

Стараясь не думать о том, как будет преодолевать полосу прибоя на обратном пути, если шторм не уймется, Белла с облегчением выдохнула, быстро выпрыгнула из катера и, пользуясь силой набегающих на берег волн, оттащила свое суденышко подальше от воды. Пес, словно желая облегчить хозяйке задачу, лихим прыжком покинул лодку, едва почувствовал, что жесткое днище скребется о гальку, и, усевшись, принялся демонстративно чесаться, давая хозяйке понять, как ему не терпится избавиться от оранжевого спасательного нагрудника.

Несмотря на тревожное настроение, девушка улыбнулась:

– Сейчас, торопыга. Знаю, что не любишь, – воркуя над питомцем: «Молодец, хороший мальчик», – она сноровисто сняла с него нагрудник, а свой спасжилет только расстегнула, он хорошо защищал от ветра. Облачный фронт уже смещался дальше на юг, так и не пролившись дождем, и Белла подосадовала, хоть и не испытывала желания промокнуть: тропический ливень мог бы спасти пострадавшего пилота от жажды. Оставалось надеяться, что тот не новичок и сумел найти на плато укрытие от солнца, а в поисках воды не перепутал энтаду с каким-нибудь ядовитым растением. Хотя вряд ли эту полную сока лиану вообще можно найти на сухом плато, она предпочитает расти в низинах.

В любом случае следовало торопиться, каждая минута промедления грозила стать роковой для летчика. Белла постаралась ничего не забыть: оставив в рюкзаке только самое необходимое, она небрежно сунула пластиковый пакет с лишними вещами в передний рундучок катера, достала оттуда аптечку и забрала из нее всё, что могло пригодиться для оказания помощи раненому и обезвоженному человеку. Быстро сменила шорты на тренировочные брюки, обулась, закинула снова потолстевший рюкзак на спину, подтянула лямки, вытащила из лодки канистру с водой и позвала Данте, который уже сновал неподалеку, то и дело утыкаясь носом в гальку, – похоже, пытался охотиться на мелких крабов.

Самый короткий путь на плато теперь был практически недоступен – во всяком случае, с рюкзаком на спине и с канистрой в руках. Поэтому Белла, сердито вздохнув, пошла вдоль берега направо, отыскивая взглядом выбитый на скале кораблик – именно от него начиналась одна из немногих тропинок, еще не ставших жертвой неудержимо разрастающихся джунглей. Собственно, как раз это изображение, в котором можно было угадать очертания старинного парусника, и считалось одним из самых веских доказательств наличия на острове спрятанных в незапамятные времена сокровищ. Мнения об их происхождении не совпадали: большинство считало, что на Ракушке хранятся ценные трофеи одного из самых удачливых пиратов, другие – что здесь было укрыто от наседающих врагов знаменитое золото инков. Скептики вроде Беллы склонны были думать, что эта «наскальная живопись» ничего подобного не доказывает и, скорее всего, является делом рук одного из первых кладоискателей, застрявшего на острове, а может быть, даже нашедшего здесь свою смерть.

Кораблик отыскался достаточно быстро, и через несколько минут после высадки на остров Белла уже шагала по тропке, всё круче забиравшейся вверх. Отсутствие людей сказывалось: узенькая полоска утоптанной земли то и дело скрывалась под высокими папоротниками, кое-где для того, чтобы пройти, нужно было раздвигать гибкие лианы или пригибаться под низко нависающими ветвями, опутанными пышными «бородами» мхов. Как и во всех подобных местах, следовало опасаться ядовитых насекомых. К счастью, о змеях можно было особенно не беспокоиться – Данте, в детстве едва не погибший от укуса молодой, но уже смертоносной лабарии, с тех пор отчаянно ненавидел всех пресмыкающихся, независимо от их размера, поэтому всегда был начеку. Сейчас он вел себя спокойно – значит, поблизости никаких ползучих гадов не было.

Белла давно уже сняла спасательный жилет, ненужный здесь, в лесу, куда не мог пробраться даже сильный ветер с моря. Зато пришлось достать из рюкзака мазь-репеллент, чтобы защититься от надоедливых москитов. Лабрадор, вначале без устали описывавший круги вокруг хозяйки, присмирел и теперь неспешно трусил по тропинке чуть впереди.

Идти было нелегко – довольно крутой подъем и жара заставляли Беллу с вожделением поглядывать на канистру с водой и мечтать о привале, хотя бы коротком. Но девушка упорно шла вперед, ни на миг не забывая о цели путешествия. Лишь иногда мелькали мысли о том, как проходит совещание и удалось ли чего-нибудь добиться Джею.

Она всё-таки остановилась на пару секунд, чтобы поправить рюкзак, немного отдышаться и перехватить другой рукой тяжелую канистру. Неподалеку что-то хрустнуло, словно надломилась веточка, и Данте, мгновенно повернувшись на звук, вначале встал в охотничью стойку, а потом опасливо прижал уши и глухо зарычал, обнажив внушительные белоснежные клыки.

– Ладно тебе, – отмахнулась Белла. – Все капибары уже трепещут, такой ты грозный и страшный. А крупнее здесь никого не водится. Пойдем быстрее, уже недалеко. Видишь просвет между деревьями? Нам туда.

Она устало смахнула со лба капельки пота, заправила за ухо прядку, выбившуюся из-под бейсболки, и снова зашагала по тропке. Данте последовал за ней, всё ещё недовольно оглядываясь и втягивая ноздрями воздух. Но запахов было слишком много, они волновали пса, непривычного к диким джунглям, к тому же он всегда доверял людям, а Беллу вообще считал вожаком своей стаи. И немудрено – ведь это она нашла его, умирающего от голода и ран, полгода назад на берегу Заповедного, накормила и вылечила.

Белла стояла на краю плато и растерянно озиралась. Мысленно она давно уже нарисовала себе картину, которую застанет на заброшенном аэродроме: покореженный самолет, валяющиеся вокруг него обломки, раненый летчик, изможденный и грязный, с головой, замотанной окровавленной тряпкой… Девушка была совершенно не готова увидеть то, что открылось перед ней на самом деле: пустынную грунтовую взлетную полосу, заросшую чахлой травой, и никаких признаков вынужденной жесткой посадки, не говоря уже о пилоте. Спрятаться, а тем более спрятать следы авиакатастрофы, на этом открытом пятачке было попросту негде. Даже вездесущая тропическая растительность не посягала на высушенное ветрами и солнцем плато, предпочитая тесниться в низинах. Несколько десятков измученных зноем приземистых деревьев по периметру бывшего аэродрома явно были посажены людьми и до сих пор не погибли только чудом.

Девушка медленно опустила на землю канистру и рассеянно потрепала по голове усевшегося рядом лабрадора. Она пыталась сообразить, в чем допустила ошибку. Ни на одном из островов этого крошечного архипелага больше не было заброшенных аэродромов, в этом она была уверена на сто процентов, а координаты Ракушки помнила наизусть еще с того времени, как вносила их в GPS-навигатор катера. Бутылка с запиской осталась в рундуке, но Белла не сомневалась, что четко разглядела цифры. Значит, ошибся пилот разбившегося самолета? Подвела электроника? Но слова о старом аэродроме, как их тогда понимать?

Представив себе, что сейчас на одном из соседних островов умирает от жажды раненый летчик, Белла почувствовала неприятный холодок в груди, который быстро сменился острым раскаянием. Если бы не самонадеянность, она поплыла бы не сюда, а на «Большую землю», там организовали бы спасательную операцию по всем правилам, с вертолетами и медиками…

Девушка лихорадочно искала объяснение случившемуся, перебирая разные варианты, даже самые маловероятные. Логика подсказывала, что если ошибка в координатах, то записку могли бросить в воду где угодно. К тому же не исключено, что Белла просто неправильно прочитала дату и на самом деле бутылку носит по волнам уже не первую неделю, а пилот давно спасен. Или… Но о плохом думать не хотелось, и девушка тряхнула головой, стараясь выбросить из нее тревожно толпящиеся мысли. В конце концов, всё это могло быть всего-навсего чьей-то глупой шуткой.

Следовало позаботиться о ночлеге. До заката оставалось еще больше двух часов, но шторм не прекращался и пытаться преодолеть линию прибоя было чистейшим безумием, катер просто вышвырнуло бы на берег или вообще перевернуло бы. Белла тут же представила себе изуродованный винт… ладно, хватит, так можно довоображаться и до вида собственной сломанной ноги… Девушка содрогнулась. «Нет уж, на сегодня авантюр достаточно!» – сердито подумала она.

Конечно же, для очистки совести Белла, невзирая на усталость, обошла налегке плато, заглядывая за край – вдруг в записке имелся в виду не сам аэродром, а подступы к нему. Но расстилавшийся вокруг с трех сторон зеленый ковер джунглей выглядел нетронутым, да и каменная осыпь на месте обвала тоже прекрасно просматривалась почти до самого моря.

Сделав несколько экономных глотков из канистры и угостив водой Данте с помощью специально взятого с собой полиэтиленового пакета, Белла взвалила на плечи словно ставший тяжелее рюкзак и тронулась в обратный путь.

Вопреки распространенному мнению, крутой спуск для уставших ног может оказаться ничуть не легче подъема, больше того, спускаться, как правило, гораздо опаснее – любое падение может закончиться травмой, а вероятность упасть, просто споткнувшись о корень, гораздо выше. Белла полностью сосредоточилась на ходьбе. Данте, судя по потрескиванию и редким взрыкиваниям, двигался параллельным курсом, то ли охотясь на какую-то мелкую живность, то ли просто играя.

Когда склон стал более пологим, девушка ускорила шаги – до моря оставалось пройти совсем немного. Она надеялась, что Джей, узнав о сигнале на Заповедном, сразу же отправился туда или послал кого-то из их группы и Большая Ма уже передала ребятам записку. Теперь приходилось только ждать вертолет со спасателями, и Белла заранее смущалась, представляя, как будет объяснять им причину ложной тревоги. Впрочем, при таком ветре они могут и не попасть на остров, а если знают, что самолет, о котором шла речь в записке из бутылки, уже давно обнаружен, то и вообще, скорее всего, никуда не полетят. Тогда вся надежда на Джей-Джей – Белла не сомневалась, что друзья обязательно постараются ей помочь, но вот шторм…

Она покачала головой и вслух сказала, обращаясь к себе самой:

– Ты думаешь по кругу, детка. Что толку ломать голову, если всё упирается в шторм. Значит, будем бороться с неприятностями по мере их поступления. Задача номер один: ночлег. И перекусить было бы неплохо.

Через несколько минут Белла стояла на том месте, где оставила катер, и озадаченно осматривалась. «Не может быть, – она не верила собственным глазам. – Этого просто не может быть!»

Берег был первозданно пуст, как и бушующее море. Галечный пляж не сохранял следов, поэтому невозможно было понять, унесло ли лодку особо сильной волной или исчезновение катера – дело рук какого-то злоумышленника. Но даже во втором случае – кому могло понадобиться столь ненадежное суденышко в такую погоду?

– На волну не похоже, – растерянно бормотала Белла, присев на корточки возле каменной осыпи. – Здесь ведь почти совсем сухо! Или катер смыло сразу после моего ухода? Что за день такой сегодня, просто сплошное невезение, – на глаза уже навернулись слезы, но девушка крепко зажмурилась и волевым усилием остановила надвигающийся «водопад местного значения».

Почувствовав настроение хозяйки, Данте жалобно заскулил и ткнулся носом ей в ладонь. Белла машинально погладила пса по черной лоснящейся шерсти и, утешая не столько его, сколько себя, пробормотала:

– Ничего, милый, ничего. Не будем паниковать. Скоро за нами прилетят… или приплывут, пусть только шторм закончится. А сейчас давай устраиваться на ночлег, пока светло.

Подходящее место нашлось почти рядом, за большим камнем, загораживающим от пронизывающего ветра. Разводить костер она не стала – на свету огонь всё равно не виден, а в темное время суток, да еще в такой ветер, искать их точно никто не будет. Белла отдала Данте взятые в дорогу бутерброды, а сама ограничилась «дарами природы» – спускаясь с плато, она заметила чуть в стороне от тропинки заросли ксимении и сорвала несколько плодов, похожих на сливы, а еще подобрала пару спелых коробочек под сапукайей, этими орехами девушка любила лакомиться сама и угощала ими своих питомцев. Особенно пламенным поклонником семян сапукайи был Жан-Жак. Даже Данте не отказался от вкусных орешков, которые она извлекала из вскрытого стручка.

– Ничего, мой хороший, завтра еще кокосы поищем. И еда, и игрушка, два в одном, – приговаривала Белла, наблюдая, как пёс недовольно обнюхивает опустевшую скорлупу. – А может, ночью шторм прекратится, тогда и искать ничего не придется, нас заберут отсюда, и будешь завтракать дома.

Лабрадор улегся на гальку и положил тяжелую голову на передние лапы.

– Можем даже вообще никуда не ездить, всё равно на свой рейс мы уже не успеем, да не больно-то и хотелось, – тихо говорила Белла, устраивая себе импровизированную постель из спасжилета и рюкзака. – Эх, жаль, укрыться нечем, зря я оставила термоодеяло в катере, ведь хотела же взять, сейчас было бы очень кстати. Ну ладно, ложись рядом, приятель, и охраняй, а то вдруг похитители катеров захотят у нас еще что-нибудь украсть, – девушка представила себе, как злоумышленник в маске и с пистолетом пытается незаметно вытащить из-под нее спасательный жилет, и, не удержавшись, нервно хихикнула. Потом обняла пса и, поежившись от вечернего холода, закрыла глаза.

Утром Беллу разбудил грозный рык Данте. Пес стоял возле нее, напружинившись, поставив дыбом шерсть не только на загривке, но и вдоль всего позвоночника. Увидев, что хозяйка проснулась, лабрадор оглушительно залаял и шагнул вперед. Еще не видя из-за камня, кого собирается атаковать собака, и плохо соображая спросонок, Белла скомандовала:

– Стоять, Данте! Фу!

– Он не укусит? – услышала она приятный, но совершенно незнакомый мужской голос и тут же насторожилась, вспомнив о пропавшей лодке.

– Смотря кого, – отозвалась девушка, вставая и беря пса за ошейник. Данте, разумеется, истолковал это как долгожданную поддержку и залился вовсе уж истошным лаем. Когда лабрадор наконец внял командам хозяйки и замолчал, из-за камня донеслось невозмутимое:

– Ну, например, меня.

– Там видно будет, – Белле не хотелось обнадеживать невидимого незваного гостя. – Хороших он обычно не кусает, а разбирается в людях неплохо. Можете подойти ближе, я его держу.

– Да мне больше ничего не остается, – не стал упрямиться чужак. – Не стоять же тут все три дня, – с этими словами из-за камня появился высокий мужчина. Утреннее солнце светило ему прямо в лицо, и он щурился, поэтому удалось разглядеть только, что незнакомец молод, ладно сложен и определенно не дружит с расческой, хотя, возможно, его рыжеватую шевелюру просто не так легко приручить. – Меня зовут Эдвард, – представился он. Эдвард Мэйсен. И, клянусь, я хороший.

– Белла Свон, – почти машинально ответила девушка, которую отвлекли слова «все три дня». – Почему именно три? – поинтересовалась она, осторожно подводя Данте к новому знакомому, чтобы пес мог его обнюхать.

– Потому что катамаран, который меня сюда доставил, уже ушел и вернется за мной именно через трое суток, – с готовностью объяснил Эдвард.

Белла вздохнула:

– Жаль.

– Что, застряли здесь? – понимающе спросил он, осматривая их с Данте скудное имущество.

– Похоже на то, – сдержанно ответила девушка, после загадочного исчезновения катера не вполне готовая доверять внезапно появившемуся неведомо откуда парню.

Эдвард улыбнулся:

– Судя по спасжилету, передо мной жертвы кораблекрушения. Я не ошибся?

– Ну да, можно и так сказать. Правда, произошло оно прямо на суше. Мы-то считали себя не жертвами, а, наоборот, спасателями. Оказалось, ничего подобного: просто разини и недотёпы. Особенно я, конечно, Данте ни при чем. Вначале повелась на чью-то неумную шутку, потом решила, что самая крутая, и рванула выручать погибающего летчика, которого, вероятно, нет и не было, а в результате осталась здесь без лодки и припасов. Еще и других переполошила. Хотя это, наверное, даже неплохо: скоро ветер совсем уляжется и за нами обязательно приплывут. Или даже прилетят…

– Ничего не понял, – честно признался Эдвард. – Поэтому предлагаю позавтракать, а потом ты расскажешь всё по порядку, хорошо?

– А ты не можешь связаться с теми, кто тебя сюда привез? – с надеждой спросила Белла.

Парень развел руками:

– Увы. По условиям игры я без рации. Оштрафован за прошлый год.

– Игры? – переспросила девушка, но он только отмахнулся:

– Долгая история, потом объясню. Поверь мне, хоть дело это несерьёзное, но правила строгие, – он снова улыбнулся, и Белла невольно подумала о том, как идет ему эта кривоватая усмешка.

***

Пока Эдвард колдовал над своей полиэтиленовой «скатертью-самобранкой», выкладывая на нее обычный для туриста или охотника набор продуктов, Белла наведалась в отдаленные кустики, а потом умылась у впадающего в море ручейка.

Вернувшись, она присела возле «стола», роль которого исполнял плоский широкий камень, и с удовольствием заметила, что новый знакомый приготовил не две тарелки, а три. Одна из них явно предназначалась Данте, который, учуяв еду, усиленно замахал толстым «бобровым» хвостом и начал умильно заглядывать в глаза хозяйке.

Не утерпев до окончания завтрака, она всё-таки уговорила Эдварда рассказать, что он имел в виду, говоря об игре. И, слушая, всё больше убеждалась, что это слово пишется с большой буквы.

– Игра – давняя семейная традиция. Когда-то ее придумали наши родители и их друзья, а теперь участвуют уже три поколения. В меру сил, конечно. Весь год очередные Судьи планируют, вырабатывают условия, а Игроки стараются так подогнать отпуска, чтобы хотя бы неделю провести вместе. Набравшему во время предыдущей Игры большое количество штрафных очков на следующий год дополнительно ограничивается количество разрешенных предметов, а их и так не очень много. Вот и мне ограничили – ни минералки, ни рации. Фонарик – и тот еле отстоял. Хорошо хоть, что ты мне не обойдешься слишком дорого, – он смешливо фыркнул. – Спасение терпящего бедствие не считается нарушением. Времени, правда, не накинут, если потеряешь.

– А в чем суть Игры? – с любопытством спросила Белла.

– В разные годы по-разному. Но обычно нужно найти спрятанный предмет. Иногда – еще и расшифровать документ или определить назначение находки. Как правило, все участники запускаются на «игровое поле» одновременно, а я в этом году припозднился с отпуском и думал уже, что выбыл, но ошибся. Во-первых, нас таких оказалось трое, а во-вторых, основная группа безнадежно провалилась: они вообще не нашли закладку. Поэтому Судьи проявили снисхождение и разрешили нам с Элис и Джасом тоже попытать счастья. А по-моему, им просто стало жалко потраченных на организацию усилий. Хотя мне кажется, что и никому из нас троих не посчастливится: в этом году задание совершенно невыполнимое.

– Интересно… – вяло отреагировала Белла. Гораздо больше, чем семейные игры нового знакомого, ее сейчас занимало собственное будущее. Если Эдварда уже больше часа назад смогли высадить на остров, почему нет ни вертолета, ни лодки? Могло ли случиться так, что Джеймс и Джессика не получили вчера ее записку, а сигнал никто не увидел? Жан-Жак тоже не робот – увлеченный «орррешками» попугай запросто мог забыть, что надиктовала ему Белла. Вдруг друзья подумали, что она просто-напросто укатила в отпуск, проигнорировав собрание или позабыв о нем?

Уйдя в свои раздумья, девушка не сразу услышала, что Эдвард обращается к ней, и виновато улыбнулась:

– Что?

– Я просто спросил, что ты планируешь делать дальше? И, конечно же, меня интересует, что все-таки с тобой произошло.

Белла задумчиво кивнула:
– Понятно. Я расскажу, но только вначале объясни мне, пожалуйста, хотя бы в общих чертах, какое у тебя задание. Если это не тайна, конечно, – на самом деле ее волновало, поможет ли ей Эдвард выбраться отсюда, ведь прямо он об этом пока не сказал, хоть и упомянул о спасении терпящего бедствие. И не появится ли у игрока, успешно завершившего миссию, возможность покинуть Ракушку до истечения установленных трех дней. Правда, еще оставалась надежда, что ее выручат друзья, но интуиция подсказывала Белле, что рассчитывать на это не стоит. Что-то явно пошло не так.

– Какая там тайна! – парень широко улыбнулся. – То есть тайна тоже, но только в том смысле, что я не представляю, как найти артефакт. А задание – никакой не секрет: где-то на этом острове спрятан, как написано в полученной мной записке, «ларец с сокровищем». И я должен его отыскать, опираясь на очень туманно изложенные приметы того места, где он оставлен. Причем сделать это раньше, чем до ларца доберутся Эл и Джас.

– Погоди! – Белла вдруг заволновалась. – Я как-то упустила из виду, что поблизости сейчас еще двое твоих друзей.

– Скорее, родственников, – поправил ее Эдвард. – Конкретно – моя младшая сестрица и ее жених. Ну да, они тоже здесь, больше того – уже пару часов рыщут в поисках ларца.

– А нельзя с ними как-нибудь связаться? Хотя… ты же без рации. Но, может быть, у вас есть какой-нибудь условный сигнал…

– Как не быть, должны же мы заботиться о безопасности. У каждого с собой ракетница. Вот только что тебе это даст? Лодка за нами придет только послезавтра вечером, а выстрел из ракетницы означает провал миссии. У меня, честно говоря, к тебе другое предложение: может быть, присоединишься ко мне? Заняться тебе тут, похоже, все равно нечем. А так и время скоротаешь, и мне поможешь. Я же, со своей стороны, торжественно обещаю поделить провизию ровно на три части, а по завершении Игры вывезти вас с этой Ракушки и совершенно безвозмездно доставить куда скажешь.

– А мое участие не будет означать провал миссии? – ехидно спросила Белла.

– Не-а! – отмел Эдвард такое предположение. – Нам разрешается пользоваться любыми обнаруженными на месте Игры подручными средствами. И, хотя юрист в нашей семье не я, мне не составит труда убедить Судей в том, что ты именно такое средство. Я ведь не привез тебя с собой, правильно? Даже заранее не договаривался. Так что всё в порядке.

Белла невольно улыбнулась:
– Средство, значит. Ну-ну. Нет, я-то не против, но у тебя и так провизии в обрез, а нас с Данте двое.

Эдвард легкомысленно хмыкнул:
– Да ладно, здесь, насколько я знаю, полно всякой съедобной растительности, так что не пропадем. Джаспера по условиям должны были высадить вообще без еды, так что в этом смысле у нас с тобой даже преимущество.

– Тогда чего же мы ждем? – Белла вскочила. – Завтрак окончен, а время, насколько я понимаю, работает против нас.

– Точнее не скажешь. Время и двое сильных участников. Хорошо, что в Игре каждый за себя. Если бы эти ловкачи могли объединить усилия, у меня не осталось бы шансов. Та еще парочка. Познакомитесь – поймешь, – ласковая кривоватая усмешка на лице Эдварда явно не соответствовала сердитому тону. Белле стало понятно, что ее новый знакомый нежно любит свою сестру и как минимум не испытывает неприязни к ее жениху.

– Можно мне прочитать приметы? – попросила девушка. – Я неплохо знаю Ракушку, возможно, сумею что-то понять из подсказок.

– Да без проблем, – Эдвард вынул из нагрудного кармана рубашки сложенный вчетверо лист бумаги и подал Белле.

Она слегка нахмурилась:
– Только, как честный человек, должна предупредить: с некоторых пор мне что-то не везет с записками. Ну, может быть, эта будет счастливым исключением.

– И что же это за невезение с записками? – начиная убирать со «стола», спросил Эдвард. – Как честный человек ты просто обязана мне рассказать, а то я умру от любопытства.

– Ладно, потом… – Белла рассеянно улыбнулась, уже углубившись в чтение задания. – Так… Ну, «не на земле и не в земле, но и не в море, не в реке» – с этим как раз более или менее ясно. Пещер на Ракушке предостаточно. Дальше. «Тебе поможет конопля, но кайфа от нее не жди». С юмором у ваших Судей… н-да... – пробормотала она. – Значит, понадобится веревка. Тоже ожидаемо, иначе было бы слишком просто. А вот это я не совсем понимаю: «Пред ежедневною кончиной протянет длань свою сын неба, ларец украсив самоцветом». Хотя… подожди. Имеется в виду закат? Но как закатный луч может попасть в глубокую пещеру, куда лучше не соваться без веревки?

Эдвард завороженно смотрел на разрумянившуюся от волнения девушку. А она, не услышав ответа, подняла голову от записки и, перехватив его взгляд, слегка смутилась. Но тут же, забыв обо всём, воскликнула:

– Кажется, поняла! Пещера не слишком глубокая и практически горизонтальная, но находится где-то в скалах западного склона, причем достаточно высоко, поэтому чтобы подняться к ней… ну, или спуститься… понадобится веревка.

– И ты знаешь такую пещеру? – оживился Эдвард, и теперь уже Белла засмотрелась на парня, только сейчас обнаружив, как хорош ее новый знакомец, особенно когда его зеленые глаза вот так сверкают предвкушением успеха. Но вопрос был задан, и она, отведя взгляд, поторопилась внести ясность:

– К сожалению, не одну, а целых три. Не исключено, что их больше, просто не все мне известны. И мы сейчас на севере острова, так что до западных скал нам добираться часа полтора как минимум.

– Я готов! – Эдвард застегнул рюкзак и легко вскинул его на плечи. – Веди меня, о прекраснейшее из подручных средств! А по дороге расскажешь, что с тобой стряслось. Вдруг и я смогу тебе чем-нибудь помочь. Если даже не сам… имей в виду, – он интригующе изогнул бровь, – наш клан на многое способен.

– Да я уже догадалась, – улыбнулась Белла, надевая бейсболку и затягивая лямки своего рюкзака. – Ваш путь лежит направо вот по этой тропе, важный белый господин. А я скромно последую за вами.

***

После того, как Белла закончила повествование о своих злоключениях с момента, когда Джимми нашел на берегу Заповедного острова бутылку с запиской, они довольно долго шли молча, каждому было о чем подумать. Потом Эдвард забросал девушку вопросами, казалось бы, не относящимися к делу, но в итоге она рассказала своему случайному знакомому практически всё о своей не очень-то счастливой жизни.

Даже о том, чего до сих пор не раскрывала никому. О том, что знали только самые близкие друзья, вытаскивавшие ее из депрессии три с половиной года назад, после того, как Белла за неделю потеряла всех родителей – и отца, и мать, и даже отчима, который любил ее как родную дочь. Мать Беллы, Рене, и ее муж Фил разбились на машине, возвращаясь к себе в Финикс из Форкса после похорон Чарли Свона, скончавшегося от сердечного приступа. Отец никогда не жаловался на сердце, и эта смерть обрушилась на Беллу как гром среди ясного неба. Двое похорон подряд вместо семейного праздника в честь новоиспеченного бакалавра – могла ли быть более жестокой насмешка судьбы?

Тогда Беллу спас Джеймс, давний друг, редко баловавший ее визитами, пока у «крошки Би» всё было в порядке, и зачастивший в гости после той необъяснимой череды бед. Вначале приобщил ее, неуклюжую и слабую городскую девушку, к спорту, а потом, убедившись, что это не способно вернуть ей прежний азартный интерес к жизни, предложил принять участие в затевавшемся эксперименте с обезьянами. И угадал: остатки депрессии растаяли после первых же занятий Беллы с выросшей в семье Джея десятилетней гориллой Долли, а особенно – с хулиганистой троицей детенышей, ставших подопечными молодой научной сотрудницы в этом проекте. Данте появился позже –щенок, вероятно, упал в воду с какой-нибудь яхты и чудом добрался до берега. А Жан-Жак достался Белле от матери Фила, ненадолго пережившей сына.

Эдвард ни разу не перебил ее, а Белла шла сзади и не видела его лица, когда замолчала, закончив свой рассказ. Ответной реплики не было несколько секунд, в течение которых девушка успела пожалеть, что была слишком откровенной с почти незнакомым человеком. Но ее спутник внезапно обернулся, остановившись так резко, что она не успела среагировать и налетела на него. Прикосновение горячих сильных рук, удержавших от падения, внезапно заставило Беллу испытать непривычное чувство защищенности – словно в машинальных действиях этого, в сущности, постороннего парня было что-то большее, чем обычная вежливость. Как будто его поддержка была не только физической. Белла поняла, что неудержимо краснеет, и неловко высвободилась, тихо поблагодарив.

Когда Эдвард заговорил, она ушам своим не поверила, настолько не похож был в этот момент его голос на бархатный баритон, который она услышала при их встрече.

– Белла… – хрипло выдавил он, запустив руку в свои и без того взъерошенные волосы. – Мои соболезнования. Прости, я не знал… Тебе, наверное, больно это вспоминать…

Она покачала головой и грустно улыбнулась:
– Сейчас уже не так остро. Время прошло, и я постепенно смирилась, а тогда, три года назад, была совершенно раздавлена. И злилась, как же я злилась! Даже на родителей – за что они так со мной? А особенно на себя – почему я не была рядом с отцом, когда это случилось? Почему не поехала с мамой и Филом, ведь в протоколе было написано, что он просто уснул за рулем…Теперь же я просто помню их и горюю, но уже без злости.

– Ты повзрослела, – задумчиво сказал Эдвард. Его лицо было бледным и расстроенным.

– И это тоже, – кивнула Белла. – Ладно, пошли дальше, осталось не так много светлого времени, а неплохо бы сегодня проверить хоть одну пещеру, – и отвернулась, гадая, почему ее временный компаньон принял так близко к сердцу нехитрый рассказ о личных бедах случайной знакомой.

К подножию западного склона они добрались вконец запарившимися и мечтающими о привале и воде. Во всяком случае, Белла просто изнемогала от жажды и усталости, а притихший Эдвард наверняка совсем выбился из сил, ведь его ноша была гораздо тяжелее. Даже Данте явно утомился и вместо того, чтобы наматывать круги по довольно редкому здесь лесу, смирно шел вслед за хозяйкой.

Белла заметила, что после трудной дороги – а они, закончив неловкий разговор, предприняли настоящий марш-бросок – энтузиазм ее спутника заметно угас. Скинув на землю рюкзак, он молча растирал плечи и, в отличие от Беллы, даже не начал сразу же осматривать западный склон, к которому так стремился. А она, азартная по натуре, не сдержала торжествующего крика, когда увидела вход в первую из знакомых ей пещер:

– Вот она!

Эдвард вздрогнул:
– Кто?

– Не кто, а что! Пещера. Смотри, вон там… нет, правее, еще правее… видишь?

– Да, теперь вижу, – радость в голосе парня показалась Белле немного вымученной.

– Нет, так дело не пойдет, – решительно сказала она. – Ты совсем никакой.

– Это точно, – угрюмо подтвердил Эдвард. И предложил вдруг: – Может, ну его к черту, это задание? Подам условный сигнал – и отправимся к месту рандеву.

– Ты же говорил, что лодка все равно будет только через три дня?

– Ну да, если просигналит только одна ракетница. А если будет залп тремя ракетами, то катер вышлют сразу же. Это предусмотрено на случай форс-мажора. Ну, или досрочного выполнения задания. Яхта же совсем недалеко, просто не приближается без крайней необходимости.

– То есть для этого с дистанции должны сойти все трое? – догадалась Белла. – Нет, я не могу так поступить с твоими родственниками. Мало того, что тебя загрузила, так еще и им все удовольствие испорчу… Так что давай лучше быстренько найдем этот ваш клад. Кстати, ты ведь, наверное, в курсе, что Ракушка вообще «остров сокровищ»?

– Ну да, прочитал об этом в интернете, когда готовился к миссии. Только времени было мало, ведь задание выдают всего за сутки до высадки, – голос Эдварда начал звучать немного бодрее. Видимо, Белла заразила его своим решительным намерением довести Игру до конца.

– Наверное, как раз поэтому ваши Судьи и выбрали для такого задания именно Ракушку?

Эдвард пожал плечами:
– Кто их знает, они вообще большие шутники. Ничего, мы своё возьмем, когда сами будем Судьями, а они – Игроками. Представляю, как Эл оттянется, получив бразды правления, – он предвкушающе усмехнулся. – Хорошо, давай попьем, наберем в канистру воды и поищем путь наверх.

– Распределим обязанности, – весело заявила Белла. – Попьем вместе, а потом разделимся: вы с канистрой пойдете искать источник, он здесь наверняка есть, судя по растительности, Данте и рюкзаки побудут тут, а мы с фонариком заглянем в эту пещеру. Да, и не забудь потом рассказать, за что тебя лишили минералки, ужасно интересно.

– Непременно, – пообещал Эдвард, протягивая ей стаканчик с водой, и только тут сообразил: – Погоди, как это «заглянете в пещеру»? Она ведь…

– Ну да, я в нее уже как-то лазала, – напившись и отдышавшись, сообщила Белла. – Темно, без фонаря или факела нечего и соваться. А до «ежедневной кончины сына Неба» еще часов шесть, не меньше. Не ждать же.

– Фонарь у меня есть, но как он поможет тебе подняться к пещере, не понимаю, – сердито возразил Эдвард.

– Никак не поможет, – согласилась девушка. – А если большой, то даже немножко помешает. Еще сильнее помешает то, что мешочек с магнезией остался в пропавшем катере, но здесь скалы не слишком сложные, так что обойдусь. А пока намажусь репеллентом, там от этих мелких тварей не отмахнешься.

– Но веревка… – не успокаивался парень. – Не проще ли найти нормальный подъем и спуститься к пещере, использовав веревку? Или как ее называют альпинисты? Репшнур?

Белла улыбнулась:
– Ты знаешь, что такое «соло фри»?

– Скалолазание без страховки? – неуверенно предположил Эдвард. – Так ты этим занимаешься?

– Вот именно. Каждый день практикуюсь у себя на острове, но там только здоровенные валуны, поэтому для серьезных тренировок по выходным приезжаю сюда. Конечно, не всякий раз удается, но довольно часто.

Разумеется, Эдвард не ушел искать источник. Вместо этого стоял и, запрокинув голову, напряженно следил за каждым движением миниатюрной девичьей фигурки, карабкавшейся по казавшемуся снизу отвесным склону. Каждый раз, как у Беллы срывалась с ненадежной опоры нога или соскальзывали с крошечной зацепки пальцы, у парня замирало сердце. И дышать он начал нормально, только когда девушка, подтянувшись на руках, вылезла на относительно ровную площадку перед пещерой. Помедлив там минуту-другую, Белла весело помахала им с Данте и скрылась в узком темном зеве, а Эдвард опустил голову, давая отдых затекшей шее.

Найти ларец с первой же попытки было бы невероятным везением, поэтому Белла совершенно не расстроилась, обнаружив, что в гроте, к которому она поднялась, чувствуя спиной немигающий взгляд Эдварда, нет ничего, кроме небольшого гнездовья летучих мышей. Она уже поняла, что до следующей пещеры будет добираться по горизонтальной полке, если, конечно, можно так назвать эту узенькую выкрошенную приступочку, почти невидимую снизу, которую Белла приметила, карабкаясь по скалам. И уже только оттуда поднимется на гребень и скинет Эдварду веревку, как обещала. Сейчас это ни к чему, он станет ей лишь обузой, следовательно, чем позже он присоединится, тем лучше.

Усевшись на край площадки, девушка сообщила Эдварду о своем решении, и ему пришлось признать, что так будет рациональнее, а заодно дать себя уговорить отправиться всё-таки на поиски источника, потому что иначе они потеряют время и не успеют обследовать третью пещеру.

Однако этому плану не суждено было осуществиться, и, видит Бог, редко бывало, чтобы крушению планов так радовались. Белла, чувствуя, как дрожат от напряжения ноги, еще переживала последний, казавшийся непроходимым и потребовавший невероятных усилий отрезок пути и поспешила нырнуть в темную прохладу грота, на ходу снимая с плеча висевший на ремешке фонарик. Вначале ей показалось, что и в этом гроте пусто, но потом яркий луч выхватил из душной темноты невысокую пирамидку камней и стоящий на ней ларец. Теперь у Беллы задрожали и руки – она даже не ожидала, что ее так взволнует победа в этой чужой Игре, вызывавшей у нее, одиночки, острую зависть к беззаботной жизни дружного клана.

Уже наполнив канистру под тоненькой струйкой, бьющей из-под влажного валуна, Эдвард услышал ликующий вопль Беллы и, на ходу завинчивая крышечку, кинулся к скалам. Данте, до этого спокойно лежавший в густой тени возле рюкзаков, вскочил и разразился заливистым лаем, хотя, конечно же, не понял причины переполоха.

Предложение Беллы просто спустить найденный артефакт на веревке Эдвард отмел, даже не дослушав, и заявил, что ему ни за что не засчитают победу, если он хотя бы не войдет в пещеру, пусть даже добравшись до нее с чужой помощью. Девушка пожала плечами, не понимая, зачем громоздить такие сложности, но согласилась и, немного повозившись с закреплением веревки, метко сбросила «восьмерку» напарнику.

Надо отдать Эдварду должное, он довольно ловко взобрался по крутому склону, только время от времени используя веревку, причем поднимался не совсем налегке, а с полной фляжкой и сэндвичами.

Данте, оставшийся внизу в одиночестве, забеспокоился, но, убедившись, что хозяйка недалеко, а ее вещи и вовсе рядом, снова занял свой пост.

До заката всё еще оставалось около трех часов, поэтому в пещеру Эдвард зашел, освещая себе путь фонариком. Белла не ошиблась – на пирамиде из камней в дальней части грота действительно стоял стилизованный под старину ларец, закрытый, впрочем, на вполне современный кодовый замок.

Эдвард досадливо хмыкнул:
– Ну естественно, разве можно обойтись без дополнительного задания! И все-таки не представляю, как они притащили сюда этот ящик. У нас в семье скалолазов вроде не водится, особенно среди старших. Не иначе как нанимать пришлось, – и он, как ни сдерживался, всё-таки расплылся в торжествующей улыбке: – Даже если нам не удастся его открыть, хотя кое-какие идеи у меня имеются, Эл и Джас всё равно обломались. Победы им уже не видать, как своих ушей!

Белла вдруг встревожилась:
– А кстати, почему они еще не здесь? Ведь они тоже должны были выйти к этому склону.

Эдвард беззаботно тряхнул головой:
– Мало ли… Неправильно расшифровали подсказки, не нашли проход. К тому же им и в голову не могло прийти лезть к пещерам снизу, а значит, они наверняка сейчас где-то наверху. Возможно, начали с другого края… Если бы что-то случилось, они уже подали бы сигнал.

Подумав, девушка кивнула. В конце концов, Эдварду виднее, это ведь его родственники, а Игра проводится далеко не впервые. Сейчас, когда ликование схлынуло, она снова вспомнила о Джей-Джей, которые, вероятно, с ума сходят, не понимая, куда она делась, и загрустила.

– Что с тобой, устала? – встревоженно спросил Эдвард. – Подожди, вот вынесем ларец на поверхность и посидим, отдохнем. И перекусить уже давно пора.

– Устала? Да, пожалуй. А еще… меня, возможно, всё-таки ищут, а я тут вот… в поисках сокровищ.

Эдвард умоляюще поглядел на нее:
– Потерпи, пожалуйста, осталось совсем чуть-чуть. Вечером дадим сигнал, и нас сразу заберут, даже утра дожидаться не станут – видишь, здесь совсем нет ветра, это совершенно безопасно.

– Терплю, – вздохнула девушка. – Знать бы еще, что с ребятами ничего не случилось… Не могли они меня просто так здесь бросить…

– Да все в порядке с твоими друзьями, я уверен, – убежденно сказал Эдвард. – Просто не получили твою записку, ты ведь и сама так думаешь. Всё-таки обезьяны, пусть даже очень умные, не люди.

– Но… – Белла замолчала, не договорив.

– Всё будет хорошо, ты с ними встретишься, и очень скоро, – Эдвард заглянул ей в глаза, а она постаралась стряхнуть уныние – напарник празднует победу, зачем портить ему настроение, тем более что кислым видом делу не поможешь.

И Белла улыбнулась:
– Конечно. Только вначале давай закончим с ларцом. Ты ведь лучше знаешь этих ваших Судей. Не могли они устроить какой-нибудь подвох? Например, спрятать здесь что-нибудь еще? Чтобы потом заявить, что задание выполнено не полностью, и оштрафовать тебя на всю катушку.

– Еще как могли! – горячо подтвердил Эдвард. – По части подвохов они большие мастера, особенно дядюшка Маркус. Ты права, нужно как следует обыскать пещеру, а лучше всего – дождаться здесь заката, чтобы нас не обвинили в несоблюдении важного условия.

Они дружно решили не трогать пока ларец и, перекусив, в первую очередь обследовать пещеру, обшарив в ней каждый дюйм, чтобы точно ничего не упустить.

Белла заметила его чуть ли не в последний момент – полуистлевший от времени и влаги матросский сундучок. Этот обитый по углам железом ящик с закругленной крышкой на фигурных петлях и тяжелым висячим замком кто-то спрятал в самом укромном уголке грота, водрузив на выступающий камень прямо под потолком. Неудивительно, что сундук не нашел ни один из кладоискателей – их интересовали в основном глубокие и разветвленные пещеры, на такие гроты никто не обращал особого внимания. А может, просто тот, кто одержим поиском чужих богатств, склонен смотреть себе под ноги, тогда как взгляд человека, окрыленного мечтой, устремляется ввысь?..

До созданной природой полки не смог дотянуться даже высокий Эдвард, а ниже нее не нашлось ни одной зацепки для Беллы. Но вдвоем они справились: Эдвард уперся руками в стену, а Белла взобралась ему на плечи. Ей показалось, что напарник при этом слишком тяжело задышал, но на озабоченный вопрос о боли в пояснице он ответил отрицательно.

Сундучок рассыпался в труху, как только девушка к нему прикоснулась. Зря они волновались о том, как будут открывать этот старинный замок. Да и не оказалось внутри ни золота, ни драгоценных камней. Только кожаный промасленный тубус, который тоже, наверное, не стоило бы трогать, но они не удержались – вынесли его из пещеры и аккуратно открыли. Древний пергамент почти не пострадал, и на нем обнаружилось то, за что отдал бы душу дьяволу, не потребовав доплаты, любой из одержимых искателей сокровищ, – старинная карта острова Ракушка. В этой карте не было бы ровно ничего особенного, если бы не крошечный знак в виде скрещенных сабель, похожий на косой крест.

Белла и Эдвард переглянулись и поняли друг друга без слов.

Они действовали слаженно и четко, как будто уже давным-давно работали в паре. К закату успели подобрать код для замка, и на сей раз отличился Эдвард, легко угадавший принцип замены цифрами букв записки с заданием. И все-таки пресловутая «длань сына Неба» едва не застала их врасплох: Эдвард уже собирался откинуть крышку, когда долгожданный закатный луч прошил сумрак пещеры золотой иглой и заиграл на блестящей поверхности ларца. Эдвард отдернул руки и настороженно оглянулся – вероятно, действительно ожидая от Судей какого-то подвоха. Белла же зачарованно смотрела, как неспешно кружатся пылинки в узкой полоске солнечного света, и не могла совладать с горячим теплом, вдруг затопившим ее сердце. Это было предвкушение волшебства – упоительное чувство, оставшееся в далеком-далеком детстве, а теперь почти забытое. И волшебство не обмануло: луч неуловимо скользнул влево и вверх, ударил в невзрачный крупный кристалл, венчавший крышку ларца, и камень вдруг вспыхнул всеми цветами радуги.

Восхищенно выдохнув, искатели сокровищ склонились над ларцом: этот момент стоил лишней пары часов, проведенных на скалах. Их лица, озаренные радужными бликами, оказались близко-близко… горячее мятное дыхание Эдварда коснулось щеки Беллы, она нерешительно подняла взгляд и замерла. Глаза ее спутника лихорадочно блестели, заходящее солнце золотило кончики его ресниц, а ликующая улыбка вдруг начала таять. Эдвард медленно, словно сопротивляясь собственному движению, потянулся к Белле.

В следующий момент она с изумлением ощутила на губах легкий, как крыло мотылька, поцелуй – всего лишь осторожное теплое прикосновение, от которого сердце вдруг сорвалось с привычного ритма и ухнуло в бездонную пропасть. И это мгновение было мгновением чистого счастья… Но солнечный луч неумолимо сдвинулся еще левее и выше, и кристалл погас. Эдвард сразу же отстранился, шепнув: «Прости, не удержался», – а Белла испуганно прижала ко рту ладонь, словно все еще пыталась сохранить это короткое волшебное прикосновение.

Наконец она осмелилась поднять глаза и встретила взгляд, в котором к ожидаемой радости примешивалось настолько явное восхищение, что девушка смущенно отвернулась. «Это ничего не значит – просто эйфория победы».

– Не хочешь открыть ларец? – спросила она и удивилась тому, как глухо прозвучал ее голос. И обернулась только тогда, когда услышала тихий щелчок отскочившей крышки.

Внутри, к нескрываемому удовольствию охотников за сокровищами, оказалось не дополнительное каверзное задание, а всего-навсего поздравление с успехом миссии на красивой открытке и большая плитка швейцарского шоколада, которая особенно порадовала Беллу, а Эдвард проворчал, что лучше бы положили бутылочку «Перье», а то местная вода уж больно напоминает вкусом дистиллированную.

Он первым спустился с помощью веревки к подножию склона, а потом принял в объятия Беллу, которая, не согласившись оставить единственную веревку (а вдруг еще понадобится), уверенно и ловко достигла земли без страховки, – и девушке показалось, что он не слишком спешил ее отпускать. И даже снова подался к ней, словно притянутый магнитом, но тут же убрал руки с ее талии и пробормотал: «У тебя губы в шоколаде». Белла, снова вспыхнув, с легким сожалением поспешно вытерла рот.

Обрадованный возвращением хозяйки Данте буквально плясал вокруг нее на задних лапах, пытаясь лизнуть в лицо. Досталось за компанию и Эдварду, не сумевшему вовремя увернуться от собачьих изъявлений счастья.

Торопясь успеть за короткие сумерки, они устроились на ночлег, а утром встали чуть свет, быстро позавтракали и отправились туда, куда вело их неукротимое любопытство и желание испытать удачу. Идти пришлось довольно долго – скрещенные сабли указывали на одно из самых труднодоступных и уединенных мест Ракушки. Когда-то там располагалось древнее индейское святилище, и проводники из местных ни за что не соглашались помочь чужакам нарушить покой духов предков. Правда, кладоискателей останавливало не столько суеверие, сколько печальная судьба слишком многих соратников и соперников, бесследно пропавших в том каньоне. И хотя все равно находились горячие головы, готовые рисковать ради бесценного приза, но за три с лишним столетия никто так и не преуспел в поисках…

Тропинка оборвалась на обрыве, вероятно, возникшем после одного из частых здесь землетрясений, Белла не знала, так ли это – она никогда еще не бывала в этой части острова, ее вполне устраивали скалы его северной оконечности.

Похвалив себя за предусмотрительность, девушка закрепила веревку и хотела уже начать спуск, но Эдвард решительно шагнул вперед:

– После всех страшилок, которые ты мне рассказала по дороге, просто не могу пустить тебя первой. Я все-таки мужчина.

– Не слишком рациональный подход, но, если для тебя это важно, спорить не буду. Только перчатки и плотную рубаху надеть не забудь. А рюкзак оставь.

Минута – и Эдвард исчез из виду. Следить за ним было невозможно – склон, хоть и неимоверно крутой, густо зарос кустарником. Судя по доносившемуся снизу шипению – колючим. Белла поёжилась, представив себе, как будет спускаться, ведь на ней по-прежнему были только спортивные брюки и тонкая блузка. Девушка задумчиво посмотрела на рюкзак Эдварда, где, как она знала, лежала штормовка.

– Вынужденная мера, – пробормотала Белла и взялась за клапан.

***

Спуск сильно затянулся. Во-первых, пришлось спускать на веревке не только рюкзаки и бережно упакованный ларец, но и лабрадора, взвывшего, как по покойнику, как только Белла скрылась из виду. Бедный пес пережил несколько очень неприятных минут, когда, сидя в рюкзаке, освобожденном от вещей Эдварда, преодолевал крутой и колючий спуск. На этот раз Белла и сама не решилась отправиться в неизвестность без веревки, и правильно сделала – на таком склоне ее мастерство было бесполезным.

Эдвард ждал ее на ровной площадке, под которой колыхалось непроницаемое для взгляда море зелени – кроны тропического леса. Рюкзак его, хоть теперь и не такой новенький на вид, уже был уложен. Спуск дальше становился более пологим, и Белла взяла Данте на поводок, без возражений пропустив вперед напарника. Эдвард заметил, что она опять приуныла, и тихонько вздохнул: после находки в пещере его, наоборот, подстегивал азарт, но он понимал, какие мысли могут угнетать Беллу, и решил не надоедать ей разговорами. А вскоре произошло то, чего никто из них не ожидал. Очевидно, судьба выбрала этот день для очередной шутки.

Через пару сотен ярдов склон снова круто ушел вниз, но теперь уже ничто не заслоняло открывшейся перед напарниками картины. И они буквально остолбенели, внезапно обнаружив прямо у себя под ногами перевернутый вверх шасси фюзеляж самолета. Он показался Белле огромным, и только чуть позже, когда первый шок прошел, она поняла, что, судя по количеству иллюминаторов, самолет не так уж велик. Искореженные крылья выглядели ненормально короткими. Хвоста вообще не было видно – вероятнее всего, он отлетел куда-то при падении, вряд ли это можно назвать посадкой. Вокруг валялись обломки, которые уже были частично скрыты под вездесущей тропической растительностью. Похоже, авиакатастрофа произошла уже довольно давно, но Беллу поразило совпадение этого события с запиской из бутылки. Повернувшись к стоящему с таким же ошарашенным видом Эдварду, девушка сказала дрогнувшим голосом:
– Наверное, где-то здесь… тела… мертвые…

И оба они чуть не подпрыгнули от испуга, услышав совсем рядом:

– Тело здесь только одно, милая девушка. Моё. И оно довольно-таки живое, хотя, надо признать, ему досталось, – последние слова практически утонули в нервном лае Данте, просмотревшего появление чужака.

От неожиданности Эдвард закашлялся, а Белла, ахнув, просто онемела от изумления, взирая на стоящего перед ними высокого бородача в изорванной и висящей лохмотьями форменной рубашке пилота и набедренной повязке из травы.

После первой легкомысленной фразы незнакомец словно тоже потерял дар речи и стоял, молча переводя взгляд с Беллы на Эдварда и обратно. Белла же, с трудом успокоив лабрадора, постепенно приходила в себя от потрясения. Она рассмотрела шрамы от ожогов на руках бородача и неровный красный рубец, пересекающий его лоб. Не было сомнений: перед ними действительно пилот потерпевшего аварию самолета.

***

Через час Белла и Эдвард сидели в фюзеляже, превращенном Эмметом МакКарти – так звали пилота – в подобие жилища, и слушали историю последнего рейса своего нового знакомого. Эдвард к этому времени уже поделился с ним запасной одеждой и разрядил в воздух весь боезапас своей ракетницы. Данте, привычно взяв под охрану рюкзаки и ларец, лежал в тени обломанного крыла и бдительно прислушивался к разговору.

Эммет рассказал, что полгода назад перегонял свежеотремонтированную «Сессну» с материка на частный аэродром, расположенный на крупном острове. Второй член экипажа, штурман, накануне попал в больницу с аппендицитом. Начальство торопило, и Эммет, опытный летчик, решил лететь один. Собственно, на исход полета это никак не повлияло, а вот штурману очень повезло, потому что над океаном «Сессну» настиг внезапный шторм, в нее угодило сразу несколько молний, из-за чего отказала вся бортовая электроника, и Эммету только чудом удалось дотянуть до ближайшего острова. Он уже видел впереди старый аэродром, но мощный порыв ветра буквально швырнул самолет на кроны деревьев. Эммет пришел в себя уже на земле, куда его выбросило из кабины, обожженный, с рассеченным лбом и сломанной в двух местах ногой. Казалось невероятным, что ему удалось выжить в джунглях после такой ужасной катастрофы. «Видимо, кто-то там, наверху, решил, мне еще рановато на тот свет, – с серьезным видом объяснил бородач. – Иначе хватило бы одних ожогов, чтобы меня прикончить, а я, как видите, жив, и даже нога срослась, хоть и не совсем правильно».

Намолчавшийся за полгода пилот охотно рассказывал о своих злоключениях. К счастью для него, совсем рядом с местом падения самолета оказался родник с пригодной для питья водой, а вокруг росло много знакомых ему деревьев со съедобными плодами. Правда, вынужденное вегетарианство приводило Эммета в бешенство, но смерть от голода ему всё-таки не грозила.

Ожоги он догадался лечить настоем папоротника и соком из листьев моринги, которую нашел совсем рядом с местом падения. Примерно месяц назад начал потихоньку наступать на травмированную ногу, после чего стал искать способ выбраться из каньона. Пока, правда, только сплел довольно длинный канат из тонких лиан, который все равно бесполезен при подъеме по почти отвесному склону.

В последнее время у Эммета стали сдавать нервы, ему слышались какие-то неясные голоса, шум мотора, сон и реальность порою путались в его сознании, и он не всегда мог определить, что из воспоминаний происходило на самом деле, а что – лишь в измученном воображении. Поэтому, увидев в двух шагах от себя Беллу и Эдварда, даже не сразу поверил, что они ему не снятся.

– Как хорошо, что вы настоящие, – сказал Эммет, закончив свое повествование и отправив в рот крошки от съеденного со звериной жадностью бутерброда с консервированной ветчиной, которым угостил его Эдвард. – А то я думал уже, что так и подохну тут, в этом тропическом раю, чтоб ему...

– Теперь всё будет хорошо, – убежденно сказала Белла. И спросила: – У вас есть семья?

– Только мать, – отворачиваясь, ответил пилот. – Если еще жива. И невеста… если еще ждет, конечно. Меня ведь наверняка считают погибшим.

Эдвард молча похлопал бородача по плечу. Белла хотела сказать что-нибудь ободряющее, но не стала – ситуация действительно непростая, да и банальностью типа «если любит, дождется» делу не поможешь. Тем более что эксперт из нее в этих делах тот еще…

– Скоро сюда придут люди, – наконец заговорил Эдвард. – И, если повезет, к вечеру мы уже окажемся наверху.

– Господи, даже не верится! – простонал, взявшись за голову, Эммет. – Мама… Роуз… Неужели я действительно выжил?

Белла улыбнулась:
– Вот в этом точно можно не сомневаться.

– Только у нас же здесь еще дело, – вспомнил внезапно Эдвард, а бородач встрепенулся:

– Да, я и сам хотел спросить, каким ветром вас сюда занесло. Ведь столько времени ни души, а тут вдруг вы.

– Вообще-то, мы сюда не собирались, пока не нашли карту. Невероятное стечение обстоятельств, нам просто повезло.

– Карту? – недоуменно переспросил Эммет.

– Сейчас! – бросил Эдвард и, быстро спустившись по самодельному трапу, сплетенному из бамбуковых стеблей, вскоре вернулся с кожаным тубусом в руке. – Вот. Это было в старинном сундуке, который мы случайно обнаружили в гроте милях в семи отсюда.

Он открыл футляр и достал пергаментный свиток.
– Гляди. Вот каньон, где лежит твой самолет, узнаёшь? А вот здесь, на северном склоне, что-то обозначено крестиком из двух сабель. Ясно, что обыкновенную карту прятать не стали бы, значит, всё дело в этом знаке.

Эммет охнул.
– Правильно! Это же Ракушка, я когда-то сам возил сюда кладоискателей. А теперь, получается, грохнулся в двух шагах от пиратской сокровищницы?

– Во всяком случае, такой шанс есть, – с улыбкой подтвердил Эдвард. – Проверим?

– Спрашиваешь! – пробасил пилот. – Мне просто не терпится, – и оглянулся на Беллу: – Что-то моя спасительница загрустила. Устала?

Девушка тряхнула головой и встала:
– Нет, просто задумалась. Действительно, нужно проверить, это ведь совсем рядом.

Эдвард вышел из разбитого самолета первым, за ним, тяжело припадая на раненую ногу, заковылял Эммет. Оказавшись на земле, он обернулся и галантно подал руку Белле. Эдвард слегка нахмурился, но промолчал.

Данте, которому явно надоело лежать на одном месте, завидев хозяйку, радостно вскочил.

– Гуляй, мой хороший, – разрешила Белла. – Никто тут на наше имущество не покусится.

Эдвард, вооружившись картой и развернув ее согласно сторонам света, уверенно направился вдоль каньона. Белла и Эммет последовали за ним. Девушка приноравливала свои шаги к медленной поступи хромающего пилота, подавляя желание поддержать его. Она почти не сомневалась, что только смутит бородача или, того хуже, заставит почувствовать ущербность.

Подойдя к зарослям сейбы, Эдвард остановился и обернулся к Белле и Эммету:
– Похоже, здесь.

– Снова колючки! – простонала девушка. – И какие!

Данте, услышав жалобный голос хозяйки, заскулил и ткнулся мокрым носом ей в руку.

– Ну… тебе ведь не обязательно туда лезть, Белла, – храбро сказал Эдвард, неприязненно глядя на длинные шипы, усеивающие высокие цветущие кусты, сплетенные ветки которых делали дальнейшее продвижение проблематичным. – Это же не скалы. И потом, у меня в рюкзаке есть топорик. Сейчас сбегаю и принесу, ждите меня здесь.

В ожидании возвращения Эдварда, Эммет сел на траву – чувствовалось, что стоять ему всё еще тяжело. Внезапно он насторожился и, пригнувшись, стал всматриваться в заросли.

– Вот он где! – сказал вдруг пилот. – Далеко отлетел… Хвост, – объяснил он, видя озадаченное выражение лица Беллы. – Оторвался при посадке.

– Посадке? – с сомнением переспросила девушка.

Бородач усмехнулся:
– Не придирайся к словам. Не люблю я слово «авиакатастрофа». Смертью от него пахнет. Я в этот раз на волосок от нее проскользнул. Так что пусть будет посадка. Тем более что и хвост нашелся, – и он заразительно захохотал. Белла тоже улыбнулась – бесспорно, в конце концов, важнее всего результат.

Вернувшийся вскоре Эдвард решительно шагнул к зарослям с топором наперевес. Он рубил хрупкие ветки с азартом и нетерпением, и всего за несколько минут узкий проход был готов. За полосой кустарника они действительно увидели оторвавшийся хвост «Сессны», а чуть в стороне – лежащее лицом вниз каменное изваяние, явно сбитое с постамента. Опрокинутый постамент, оплетенный тонкими лианами, тоже нашелся совсем рядом, а на том месте, где он стоял прежде, в каменистом грунте зияло округлое отверстие. Направив в него луч фонаря, предусмотрительно прихваченного Эдвардом вместе с топориком, трое кладоискателей увидели то, что так долго не давалось в руки многочисленным охотникам за сокровищами – сундуки и бочонки, полуистлевшие, в отличие от их драгоценного содержимого.

Несколько мгновений все ошеломленно молчали. Потом Эммет шумно выдохнул и сказал дрогнувшим голосом:
– И ведь даже никому не расскажешь. Не поверят.

***

…Уже появились на краю обрыва и снова ушли, чтобы вызвать спасателей и полицию, Джаспер и Элис. Уже договорились о каких-то технических деталях раздела найденного клада Эдвард и Эммет, которого далеко не сразу удалось убедить, что он тоже имеет право на свою долю сокровищ. Уже начало темнеть, потому что во второй половине дня солнечные лучи в каньон не попадали. А Белла всё еще молча сидела на поваленном стволе и не знала, как поступить.

В тот момент, когда она перед спуском открыла рюкзак Эдварда, чтобы достать куртку, и не устояла перед искушением заглянуть в его записную книжку, ей многое стало ясно. Многое, пусть и далеко не всё. Хотя достаточно было бы и одной только фамилии, которая значилась на первой странице. Эдвард Каллен. Доктор Эдвард Каллен. Новый глава их центра, тот самый заносчивый тип, считающий важными только собственные исследования. А «дядюшка Маркус», следовательно, председатель совета директоров благотворительного фонда «Вольтерра» Маркус Вольтури.

Значит, «случайная встреча» была вовсе не случайной, осталось выяснить только, что понадобилось от Беллы Свон, скромной сотрудницы биологического центра, его руководителю Эдварду Каллену. И для чего нужно было проворачивать такую сложную многоходовку. Придумывать какую-то Игру, заманивать Беллу на остров… Она собиралась задать этот вопрос своему напарнику. Но не успела – сначала не могла подобрать правильных слов, потом ждала подходящего момента, потом… Потом был пилот, сокровища…

Когда схлынула вся эта суета с прибывшими по вызову спасателями и полицейскими, Белла познакомилась наконец с таинственными Элис и Джаспером, которые, похоже, не столько завидовали Эдварду из-за найденного клада, сколько огорчались своему проигрышу в пресловутой Игре. Впрочем, теперь Белла уже ни в чем не была уверена.

Сестра Эдварда была на него совершенно не похожа ни внешне, ни характером. Миниатюрная темпераментная брюнетка с огромными карими глазами казалась полной противоположностью и своему высокому, невозмутимому светловолосому и сероглазому жениху. Нескрываемая радость, с которой приветствовала Беллу Элис, заявив, что наконец-то ее помешанный на работе братец встретил по-настоящему милую девушку, показалась подозрительно настроенной Белле чрезмерной для первой встречи. Джаспер медленно улыбнулся, любовно глядя сверху вниз на свое непоседливое сокровище, и тут же пригласил Беллу на свадьбу, которая состоится через полтора месяца. Девушка вежливо поблагодарила, стараясь не замечать, каким взглядом ее непрерывно прожигает Эдвард.

Сначала вертолетом с острова улетели Эммет и спасатели. Полицейские остались охранять клад до прибытия специалистов, предварительно составив официальный акт о находке и вручив по копии Эммету, Эдварду и Белле. Элис и Джаспер уплыли на присланном за ними катамаране, увозя небрежно переданный им Эдвардом ларец.

В ожидании возвращения вертолета Белла стояла рядом с Калленом на берегу океана. Больше можно было не притворяться, не «держать лицо». Она молча протянула Эдварду его штормовку и отвернулась, закусив губу, чтобы не расплакаться. Не было сил смотреть на человека, которого она считала своим спасителем, которому доверилась, открыв то, чего не открывала еще никому, которого чуть не впустила в свое сердце… а может быть, уже впустила, но это не имеет значения, потому что он никогда, ни одной минуты не был с ней честен – даже представился вымышленным именем. Сейчас она задаст ему только один вопрос: зачем? И больше они никогда не увидятся. Вот только почему так холодеет в груди при этой мысли? Наверное, проигрывать всегда так больно, а она сегодня проиграла что-то очень важное.

Эдвард набрал полную грудь воздуха… и шумно выдохнул, не сумев начать разговор. Но, увидев горечь разочарования в глазах девушки, всё-таки отважился:
– Белла, я пока не знаю как, но вижу, что ты о чем-то догадалась. Поэтому хочу рассказать тебе если не всё, то хотя бы главное. Была задумана подлость. И слабым оправданием для меня служит то, что задумал ее не я и что меня пришлось долго уговаривать. Факт остается фактом: я это допустил, мне и отвечать. Хотя… я и так уже отвечаю. Ведь, соглашаясь на это, я понятия не имел… впрочем, неважно. Я не прошу меня простить, такое не прощают, но не сердись на Джеймса, он не знал, в чем участвует, его банально ввели в заблуждение. Джаспера и Элис тоже использовали втемную.

– И всё-таки… зачем?.. – голос Беллы надломился, она не закончила фразу, но Эдвард, кажется, понял ее с полуслова:
– Всё очень просто: дело в твоем состоянии.

– В каком… состоянии? – девушка явно не понимала, о чем речь.

– Маркус Вольтури – душеприказчик твоего отчима, Филиппа Дуайера, завещавшего тебе всю принадлежавшую ему недвижимость и весьма крупную сумму денег. До достижения тобой двадцатипятилетнего возраста или до вступления в брак этими капиталами, согласно последней воле покойного, распоряжался инвестиционный фонд, принадлежащий семье Вольтури. Когда дела Маркуса пошатнулись, он решил, что хорошим способом их поправить будет окончательное присоединение твоих средств к его фонду. И в любом случае он не готов был расстаться с этими деньгами, а до твоего двадцать пятого дня рождения оставалось меньше года. Грамотно составленный брачный контракт мог бы открыть мужу доступ к твоим средствам. Нужно было только найти тебе подходящего «спутника жизни»… И поскорей. Именно Маркус задумал втянуть тебя в эту Игру: предполагалось, что совместные поиски ларца сблизят нас с тобой. Для тебя всё началось с подброшенной бутылки с запиской, для меня же – намного раньше. Хотя… после твоего рассказа я уже ни в чем не уверен. Не могу обвинять голословно, но смерть твоих родителей выглядит очень уж своевременной – как раз тогда у Маркуса впервые появились некоторые затруднения в связи с финансовым кризисом…

– Зачем же все так усложнять? Почему нельзя было просто не избавиться от меня? – глотая горячий комок подступивших к горлу слез, спросила Белла.

– Условия завещания. В случае твоей смерти все состояние должно было отойти госпиталю ветеранов, а на нем жениться уже гораздо труднее… – Эдвард попробовал разрядить атмосферу шуткой, но она вышла горькой. У Беллы вырвался глухой всхлип, она закрыла лицо руками и отвернулась.

Эдвард сделал движение, чтобы обнять девушку, но остановился, не осмеливаясь к ней прикоснуться.

И тяжело сглотнул, прежде чем продолжить:
– Пытаясь заставить меня ухаживать за тобой, дядюшка уговаривал, убеждал, затягивал на моей шее финансовую удавку, угрожая довести Центр до закрытия.

Он встал перед Беллой и отвел ее руки от лица, чтобы заглянуть в глаза.
– Я понимаю, что не заслуживаю снисхождения, но обещаю тебе покончить со всем этим. Если понадобится, сам натравлю на старого мерзавца полицию, и мне наплевать, что он мой родственник. Маркус отдаст тебе всё, что должен. И свою долю клада ты обязательно получишь, я об этом позабочусь. Ты веришь мне? Пожалуйста, поверь!

– Я уже не знаю, чему и кому можно верить, – устало отозвалась Белла, освобождая свои руки из мужских горячих ладоней. Унизительно было осознавать себя пешкой в чужой шахматной партии. Призом в грязной Игре. А еще – мучительно стыдно за свою наивность, за мгновение веры в волшебство, за поцелуй, который оказался фальшивкой… – Отвезите нас с Данте на материк, доктор Каллен. Я всё-таки в отпуске.

Эдвард торопливо кивнул:
– Разумеется. И передам твоим друзьям, чтобы не беспокоились.

– Насколько Джеймс… в деле? – угрюмо спросила Белла.

– Он понятия не имел, в чем участвует. Всего лишь подбросил бутылку с запиской и не поехал за тобой на Ракушку… не вызвал спасателей – знал, что тревога ложная. Думал, что помогает устроить твою личную жизнь. Ему сказали, что я в тебя безответно влюблен, но не решаюсь признаться.

– Хорошо… – вяло пробормотала Белла. – Хотя жаль, что бедного Джея тоже обманули.

Эдвард виновато сгорбился:
– Да, в тот момент это было ложью, ведь я тебя даже никогда не видел, разве что на фото. Но в результате бедным оказался, похоже, совсем не Джей. Впрочем, какая теперь разница…

– Я сейчас не в том состоянии, чтобы разбираться в этих шарадах, – сухо сказала Белла. – Заявление об уходе подам в установленном порядке.

– Не надо! А как же… твои питомцы? Ты не должна бросать их из-за меня! – потухшие глаза Эдварда снова вспыхнули, и Белле пришлось напомнить себе, что перед ней лживый до кончиков ногтей подлец. – Я сам попрошу перевести меня в другое место… или уволюсь, если мне откажут.

Белла подавила вздох и промолчала.

Вскоре они услышали рокот приближающегося вертолета.

***

Оставшиеся дни отпуска тянулись для Беллы невыносимо медленно. Ее душа рвалась на Заповедный, к животным, с которыми она еще никогда так надолго не расставалась. Хорошо, что с ней был Данте, иначе вообще впору волком выть. Эдвард позаботился обо всем: договорился с вертолетчиками о рейсе до Матины, старательно не замечая, что Белла с ним практически не разговаривает, купил обычный и «собачий» билеты на самолет до самого Сиэтла, почти силой навязал ей новенький мобильный телефон и теплую куртку, ведь в штате Вашингтон было уже холодно.

Через три дня Каллен позвонил – наверняка хотел рассказать о кладе, но Белла не ответила, а потом просто отключила телефон… Да что там, она старалась не читать газет и журналов, не смотреть телевизор – на несколько дней сокровища Ракушки стали главной сенсацией. Еще бы: «миф оказался правдой», «осуществилась несбыточная мечта многих поколений кладоискателей». Впрочем, единственной «жертвой» прессы, похоже, стал Эммет МакКарти, фотографии которого долго не сходили с обложек глянцевых изданий. На фоне изуродованного фюзеляжа «Сессны»… или в больнице, после операции, с плачущей на плече у сына пожилой женщиной… или у бассейна, в обнимку с красавицей-блондинкой – кажется, только он и сорвал банк в этой Игре. А их с Эдвардом фамилии даже не упоминались: «Летчик МакКарти и двое его спасителей, пожелавших остаться неизвестными»…

Белла догадывалась, кто позаботился о том, чтобы ее не беспокоили репортеры. Но это ничего не меняло. Она отдала бы не только внезапно доставшееся ей сокровище, но и свое наследство, если бы это могло сделать ложь правдой, отмыть от фальши грязную Игру.

Настроение было совсем не отпускное. Форкс… Финикс… Один и тот же вгоняющий в тоску маршрут: аэропорт – кладбище – отель – аэропорт. Почему она снова не впала в депрессию, осталось загадкой. Возможно, потому, что отпуск всё-таки подошел к концу.

Когда вдали показался знакомый причал, Белла готова была бежать по воде впереди катера, так ей хотелось поскорее встретиться со своими подопечными. Ступив на землю, девушка успела сделать всего несколько шагов – и увидела несущуюся к ней со всех ног знакомую компанию. Впереди всех мчался, чуть ли не кубарем, Джимми, от него почти не отставали неразлучные близнецы-орангутаны, а следом за ними, напрочь позабыв о солидности, трусила Долли. Но первым финишировал Жан-Жак.

– Белла хорррошая! – торжествующе прокартавил попугай, устраиваясь на плече у хозяйки и с превосходством глядя сверху вниз на лабрадора.

И девушка счастливо засмеялась, почувствовав, что наконец-то оказалась дома.

Отбившись от желающих поцеловать ее, погладить, просто подержаться за руку зверей, Белла радостно огляделась, но тут же нахмурилась:
– Где опять этот лохматый поросенок? Кто видит Джимми, ребята?

Большая Ма сердито фыркнула и показала в сторону берега, где между опорами пирса бродил, согнувшись, словно ища что-то, маленький шимпанзе. Данте грозно гавкнул и оглянулся на хозяйку в ожидании команды.

– Джимми, проказник, немедленно вернись! – весело позвала Белла. – От тебя опять будет пахнуть водорослями. Придется отмывать, и не говори потом, что я не предупреждала… Так-то лучше, – добавила она, увидев, что Джимми поспешно возвращается. – Ну, как вы тут без меня? Были умницами? Долли, не смущайся, в тебе я даже не сомневаюсь, а вот все ли малыши заслужили премию?

Лаки гордо выпрямился, и Белла со смехом вручила ему свой рюкзак:
– Вижу, вижу, ты был молодцом. Вот, можешь нести домой. А я пока возьму из катера гостинцы.

Она успела сделать всего шаг, пока не заметила, что именно держит в лапе Джимми. Всплеснув руками, Белла воскликнула:
– Да что ж такое! Опять? Немедленно отдай мне эту гадость!

Забрав у шимпанзе бутылку, девушка бесцеремонно открутила крышку и вытряхнула на ладонь записку.

– Так… и что на сей раз? Его корабль налетел на риф? – ядовито поинтересовалась Белла, ни к кому не обращаясь. – Ну что ж, почитаем. SOS! Моя жизнь потерпела крушение по моей же собственной вине. Координаты… Знакомые координаты, как же, наизусть их помню. Душа ранена. Надежды нет… Это плохо, ребятки. Пожалуй, даже хуже, чем когда нет НЗ. Дата, время… Давненько он там… без надежды. Погодите, тут еще что-то. Больше никаких игр. Эдвард.


_____________________________________________________
Автор: O_Q (Ольга)
Редактирование: Marishelь (Марина)

Этот миник был написан для конкурса мини-фанфиков "В отпуске".
Я очень благодарна за помощь не только Марине, но и Ане (
partridge), которая принимала деятельное участие в обсуждении сюжета, а потом всячески толкала меня на дописывание и выпрямляла погнутый мной в запале творческого процесса вектор, хотя, к сожалению, отказалась признать свою роль в создании этого рассказа достаточной для соавторства.
Спасибо всем, кто комментировал "Большую Игру" во время конкурса или сделает это позже здесь
или на
ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-13883-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: O_Q (01.08.2016) | Автор: O_Q
Просмотров: 991 | Комментарии: 39


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 39
+1
38 робокашка   (10.10.2016 22:25)
Замечательная история! Остается только сожалеть, что не осилила ее раньше. Большое спасибо!

0
39 O_Q   (11.10.2016 00:41)
На здоровье smile
Очень рада, что удалось этой историей доставить несколько минут удовольствия.
Спасибо за комментарий!

+1
36 Breathe_me_Bella   (09.10.2016 22:03)
Очень захватывающая и интересная история вышла. Меня фанфик очень сильно понравился. И я тоже надеюсь, что Белла смягчится и простит Эдварда.

+1
37 O_Q   (09.10.2016 23:39)
Приятно, что история понравилась. Разумеется, у Эдварда есть хорошие шансы на прощение, лишь бы он был честен с Беллой.
Спасибо за комментарий!

+1
32 Мурлыська0319   (16.08.2016 06:57)
Интересная история. В начале она меж глаз попала, и я наткнулась на нее только сейчас. И была приятно удивлена. Захватывающее дух, хоть и спланированное приключение. Яркое повествование и отлично описанные эмоции героев.
Думаю, у каждого есть мечта найти свой, пусть и маленький клад!
Для Беллы и Эдварда это стало особым испытанием. Надеюсь у них еще будет шанс на совместное будущее.
Спасибо. Мне понравилось)

0
33 O_Q   (16.08.2016 10:02)
На здоровье smile
Рада, что история понравилась.
Думаю, финал, хоть и открытый, дает все основания надеяться на то, что герои найдут в итоге не только клад, но и друг друга.
Спасибо за комментарий!

+1
15 Rara-avis   (08.08.2016 21:13)
Оригинальная история - этакая смесь Робинзонады, Острова доктора Моро и Дозора. Жизненность героев и ситуаций не подкачала. Пожалуй, перечитаю. smile

+1
28 O_Q   (11.08.2016 17:32)
Рада, что история понравилась.
Спасибо за комментарий!

+2
14 Noksowl   (08.08.2016 10:11)
Очень увлекательное, захватывающее и неожиданное развитие событий в истории!! Когда Белла получила записку в бутылке, подумалось, что летчик – это и есть владелец фонда, из-за которого обрезают бюджет. Но все оказалось гораздо интересней! Хорошо продумана авантюра дядюшкой, чтобы получить наследство Беллы. (P.S. Хотя, уж очень все сложно разыграно, но, видимо, наследство настолько огромно, что игра стоит свеч) Он правильно рассудил, что лучше всего получится найти подход к девушке в привычной для нее среде. Она будет чувствовать себя в ней комфортно, чувство опасности и подозрительности будет минимально. Общие трудности сближают, помогают заслужить доверие. А для Беллы комфортная среда – это природа. И остров подобрали тот, который ей знаком, что помогло быть ей уверенней и чувствовать себя хозяйкой ситуации. А ведь могли закрасться подозрения, хотя бы, когда нашли ларец. Он не так уж и был запрятан. И то, что Эдвард ей рассказал, что предыдущая команда, участвовавшая в игре, не смогла его найти, вызвало бы у нее подозрения. Но события так быстро развивались, что все проанализировать у нее не было возможности... Вот то, что Эдвард носил с собой компромат, было с его стороны опрометчивым. Но мне кажется, он уже под конец их островного приключения, принял решение все ей рассказать. И это было бы лучше для него, чем то, что Белла выяснила все сама. Но она узнала сама и ему будет очень сложно заслужить ее доверие, что он не пытается добраться до ее наследства, не для дяди, а уже из собственных корыстных интересов... Сейчас Белла в депрессии, поэтому ее не интересует ни наследство, ни доля, причитающаяся ей от найденного клада. Но она любит дело, которым занимается и будет рада использовать эти средства на развитие программы, для дальнейшей работы с животными.
Насчет других сюжетных линий... Вызывают они сомнения. Совпадения, конечно, бывают. И то, что на остове оказался пилот, действительно потерпевший крушение, возможно. Но вот то, что карту сокровищ до сих пор не обнаружили – это сомнительно. Кладоискатели обыскивают все очень тщательно. Помимо внешнего осмотра, еще и пробуют что-нибудь откапать и камни разгребают. А тут открытая ниша, которая видна невооруженным глазом, хоть и высоко расположена.

Спасибо за увлекательную приключенческую историю! Удачи на конкурсе!

+1
27 O_Q   (11.08.2016 17:31)
На здоровье smile
Приятно было во время конкурса читать такой обстоятельный комментарий проницательной читательницы. Почти все "подводные камни" и хитрые уловки сил зла обнаружены и разоблачены smile
Что касается карты острова, найти ее было не так уж просто: искали-то не карту, а клад, а для того, чтобы спрятать сокровища, этот грот не подходил ни по каким параметрам. Тот же, кому эта карта предназначалась, вероятно легко нашел бы ее, хотя бы примерно зная, где искать, просто не смог за ней явиться - опасна жизнь пиратская.
Большое спасибо за комментарий и за голос, отданный за "Большую игру"!

+2
13 case   (06.08.2016 22:45)
Очень уж большая продуманная игра! Понравилась очень Белла -добрый, отзывчивый, смелый человечек. Очень хорошо написано, передано настроение.
Удачи, Автор! Спасибо!

0
26 O_Q   (11.08.2016 16:54)
На здоровье smile
Приятно, что история понравилась.
Спасибо за комментарий и пожелание удачи!

+2
12 Svetlana♥Z   (06.08.2016 21:00)
Приятная приключенческая история. Животные очень милые - впечатляют. Но мне хотелось бы продолжения истории. happy

+1
25 O_Q   (11.08.2016 16:52)
Рада, что рассказ понравился. Продолжения не обещаю - на мой взгляд, в нем нет особой необходимости, к тому же в планах у меня сейчас совсем другая история.
Спасибо за комментарий!

+2
11 kotЯ   (05.08.2016 09:51)
Это, конечно, дело автора, но уж очень жаль, что всё это разыгралось для того что бы укрепить-поддержать финансовые дела Маркуса. И как по-мне и без этих страшилок, встреча молодых людей очень хорошо вписывалась в такую удивительную семейную игру. Даещё и клад, как приданое.( Ну, мне трудно представить Беллу с Эдвардом и родственником , убившим всех твоих родных и любимых)
А, вообще, очень понравилась эта конкурсная работа. Прочитала на одном дыхании.

0
24 O_Q   (11.08.2016 16:50)
Очень рада, что история понравилась.
Разумеется, трудно написать так, чтобы всё всех устроило, поэтому разнобой в пожеланиях читателей вызывает улыбку: кому-то мало обезьян, кому-то много, кому-то остро не хватило "самолетной" части, кто-то не заметил притяжения между героями, а кто-то вообще скучал и пропускал абзацы.
Маркус, возможно, не такой злодей, каким показался Эдварду, но приглядеться к нему безусловно стоит. Что же касается цели, с которой затевалась эта Игра, то главное, наверное, всё же результат, а он, к счастью, далек от решения финансовых проблем Маркуса.
Спасибо за комментарий!

+3
10 leverina   (04.08.2016 22:17)
люблю приключенческий жанр, и для меня рассказ вышел замечательный.
и конец-развязка, обесценивший всё приключение, тоже понравился.
и ничего не показалось затянутым.
и открытый финал вполне устроил.
колоритная выдумка про умных животных для меня была гораздо интереснее, чем все остальные конкурсные, скучно-прекрасные, романтично-пресные, хоть на байках, хоть на вольвах-мерседесах, хоть на корабликах, хоть на чем еще долгожданные принцы-эдварды, наконец-то озарившие жизнь беллы-серой мыши. хотя бы просто за оригинальность этой выдумки конкретно здесь и сейчас. я в принципе-то не против принцев из разряда "сбыча мечт", но когда ими напичкан весь конкурс... я вздохнула с облегчением, столкнувшись с разбавившим эту тенденцию эдвардом, застенчиво устыдившимся собственной клановой хитропопости.

+1
23 O_Q   (11.08.2016 16:43)
Просто бальзам на исстрадавшуюся авторскую душу, а не комментарий. Большое спасибо!
Даже добавить нечего: все идеи и цели поняты на сто процентов.
Хочу поблагодарить и за великолепный комментарий, и за голос, отданный за эту историю

+1
9 Oxima   (04.08.2016 17:06)
Вторая история на конкурсе, которой явно тесно в рамках конкурсного объема, поскольку Автор оставил финал открытым.
Мне очень понравилась эта Белла - не похожая на деву в беде, увлеченная и самостоятельная (мне понравилось, что это она выручает Эдварда, а не наоборот, как бывает обычно). Вот только мне показалось, что к животным своим она относится гораздо теплее, чем к Эдварду, и я, если честно, не заметила возникновения меджу ними какой-то особой душевной связи, какого-то притяжения. По крайней мере пока. Поэтому и хочется продолжения (хотя бы вторую часть) о том, как Эдвард сумеет заслужить доверие Беллы, как она распорядится своим наследством и долей сокровищ, чем закончится противостояние Эдварда и Маркуса Вольтури (если оно вообще состоится, потому что Эдвард не произвел впечатления человека, способного на поступок), ну и неплохо было бы узнать, когда, в какой момент у Эдварда произошла переоценка ценностей и Белла стала ему дороже интересов семьи (ведь стала же, да, Автор? Ведь вторая записка это не очередной раунд игры?)
Одним словом, по-моему, получилось многообещее начало. Спасибо за увлекательную историю, удачи в конкурсе.

0
22 O_Q   (11.08.2016 16:39)
На здоровье smile
Открытый финал получился вовсе не из-за того, что не хватило места для хэппи-энда, просто хотелось оставить что-то для фантазии читателей.
К животным Белла и правда относится пока гораздо теплее, чем к Эдварду, что, в общем-то, объяснимо. Взаимное притяжение, возможно, слишком хорошо было скрыто автором между строк, но тут уж ничего не поделаешь.
Вторая записка - безусловно, не продолжение Игры, да и рычагов влияния на Эдварда у Маркуса не осталось, теперь научный центр способен существовать и без финансовых вливаний.
Спасибо за комментарий!

+1
30 Oxima   (11.08.2016 20:26)
Спасибо за ответ!
Жаль, что Вы не настроены на продолжение, мне кажется, история только-только подошла к самому интересному - к тому как знакомство превратится в отношения. Ведь и у Эдварда по большому счету не было времени по-настоящему влюбиться в Беллу, во всяком случае, пока с его стороны это больше похоже на раскаяние и чувство вины. Или Вы не планировали отношений между героями и каждый должен остаться при своем - Эдвард будет и дальше руководить научным центром, а Белла воспитывать животных?

0
31 O_Q   (11.08.2016 20:45)
Безусловно, этот рассказ можно было бы превратить в роман. Но, как и в случае со "Святочной историей", я не так глубоко знаю жизнь на тропических островах или в США, чтобы взяться за подробное повествование. Так, прикоснуться слегка - это мне доступно, но вряд ли я способна развивать подобные темы, не греша против истины. Не хочется смешить знатоков.
Как будут развиваться отношения между героями, можно лишь догадываться, главное - у них сохранилась возможность этого развития. Конечно, мне, как, вероятно, и большинству читателей, хотелось бы, чтобы Белла и Эдвард убедились в том, что созданы друг для друга, и получили свое "долго и счастливо", но боюсь, ничего особенно свежего и интересного написать на эту тему мне не удастся.

+1
8 Korsak   (04.08.2016 11:28)
Уф,после такого мощного миника сложно писать,он просто задавил меня(в хорошем смысле) словами,информацией,кучей героев и животных!
Когда я посмотрела обложку,то в голове возник сюжет только "лоста"))и сразу вспомнился очень интересный фанф-эпопея про крушение самолета на острове,где проводили разбор людей на органы.Не помню название.
Таким образом я была нацелена на нечто подобное.Ну,а что еще напишешь,когда на картинке обломок самолета,бутылка с запиской на волнах,Эдвард и Белла,Эсми,Джаспер,Элис и джунгли??
И была поражена началу...я даже помотала головой и снова перечитала первый обзац...да,действительно Белла разговаривпла с животными.
Первой мыслью было:Белла потерпевший кораблекрушение отшельник,она совсем сошла сума и говорит с дикими животными...
Потом вполне современное снаряжение Беллы,опровергло эту мысль.И появилась бутылка.
Завязка сюжета очень не обычна!Правда,я не совсем уверена,что гориллы,шимпанзе и прочте в таком объеме понимают речь человека,а попугай сразу повторяет новые слова и вполнеосознанно может повторить их или вставить нужное.
Но что начало совсем не то,что расчитывала прочитать-это факт и для меня огромный плюс в сторону автора!
Далее сюжет перешел в поиски приключений,а затем и сокровищ!Очень интересно!
Правда слегка нелогично(зачем придумывать такой странный план для брака с Беллой),но в жизни,что только не бывает!
Ну,и как-то сумбурно,но уместить такую историю в рамки миника,это как заталкивать тесто,замешанное на дрожжах в маленькую кастрюлю))
Все,заканчиваю с мыслями...
Спасибо большое!Очень необычно и интересно!Надеюсь,Вы попробуете после конкурса испечь из этого "поднявшего теста" большое маски пирог!
УДачи в конкурсе!

+1
7 Korsak   (04.08.2016 11:28)
Уф,после такого мощного миника сложно писать,он просто задавил меня(в хорошем смысле) словами,информацией,кучей героев и животных!
Когда я посмотрела обложку,то в голове возник сюжет только "лоста"))и сразу вспомнился очень интересный фанф-эпопея про крушение самолета на острове,где проводили разбор людей на органы.Не помню название.
Таким образом я была нацелена на нечто подобное.Ну,а что еще напишешь,когда на картинке обломок самолета,бутылка с запиской на волнах,Эдвард и Белла,Эсми,Джаспер,Элис и джунгли??
И была поражена началу...я даже помотала головой и снова перечитала первый обзац...да,действительно Белла разговаривпла с животными.
Первой мыслью было:Белла потерпевший кораблекрушение отшельник,она совсем сошла сума и говорит с дикими животными...
Потом вполне современное снаряжение Беллы,опровергло эту мысль.И появилась бутылка.
Завязка сюжета очень не обычна!Правда,я не совсем уверена,что гориллы,шимпанзе и прочте в таком объеме понимают речь человека,а попугай сразу повторяет новые слова и вполнеосознанно может повторить их или вставить нужное.
Но что начало совсем не то,что расчитывала прочитать-это факт и для меня огромный плюс в сторону автора!
Далее сюжет перешел в поиски приключений,а затем и сокровищ!Очень интересно!
Правда слегка нелогично(зачем придумывать такой странный план для брака с Беллой),но в жизни,что только не бывает!
Ну,и как-то сумбурно,но уместить такую историю в рамки миника,это как заталкивать тесто,замешанное на дрожжах в маленькую кастрюлю))
Все,заканчиваю с мыслями...
Спасибо большое!Очень необычно и интересно!Надеюсь,Вы попробуете после конкурса испечь из этого "поднявшего теста" большое маски пирог!
УДачи в конкурсе!

0
21 O_Q   (11.08.2016 16:33)
На здоровье smile
Рада, что история понравилась. "Макси-пирог" не обещаю, поскольку осталось дописать разве что про то, как они жили долго и счастливо. Согласна, что по такому сюжету вполне можно было написать и что-то более крупноформатное, но уж "что выросло, то выросло".
Спасибо за комментарий и за голос, отданный за "Большую игру"!

+1
6 marykmv   (04.08.2016 01:08)
Интересный сюжет, но немного затянутый. И отличный слог. В целом получилось хорошо.
Спасибо. Удачи на конкурсе.

0
20 O_Q   (11.08.2016 16:30)
На здоровье smile
Приятно, что в целом история понравилась.
Спасибо за комментарий!

+1
5 pola_gre   (03.08.2016 10:35)
Что-то как-то, действительно, застрял он без надежды.
С помощью этой игры воспользовались ей как подручным средством, и опять игра?
Лучше бы, действительно, Эдвард воспылал любовью к шимпанзе biggrin biggrin biggrin Тогда бы надежда была, наверно...

Спасибо за историю!
Приключения интересные.
Жаль, нет ХЭ. Хотелось бы, чтобы в конце она вышла из ситуации зависимости от Вольтури, наверно... Может, "завладела" бы этим центром или стала бы равноправным партнером на своих условиях...

0
19 O_Q   (11.08.2016 16:29)
На здоровье smile
Эдвард и так пылает любовью к шимпанзе - не зря же он возглавляет этот научный центр и сидит в экваториальной глуши вместе со всеми. Так что интересы у них общие. А хэппи-энд - дело наживное, он, в общем-то, подразумевается.
Спасибо за комментарий, во время конкурса он очень меня порадовал.

0
34 pola_gre   (02.09.2016 10:39)
Как же тогда они раньше не встретились? Так много сотрудников, что не встречались? Может, офис Эдварда таки не в глуши. Можно и издалека управлять...

0
35 O_Q   (02.09.2016 10:46)
Белла живет и работает на отдаленном острове, куда допускаются только несколько сотрудников. Эдвард - новый руководитель центра, у него офис на главном острове, где Белла почти не бывает. Да, у директора, вероятно, много деловых поездок, а знать каждого рядового сотрудника он просто не может. К тому же, если он действительно долго не соглашался помогать Маркусу в осуществлении его плана, то мог и специально уклоняться от возможных встреч.

+2
4 Василина   (02.08.2016 17:57)
Очень понравилось начало истории,неожиданность профессии Беллы,интрига,ощущение опасности и предвкушение невероятных приключений.Но само развитии сюжета после всего этого нагнетания эмоций разочаровало.Вместо танственных злоумышленников и душераздирающих подробностей-Форт Байярд sad И запутанная история с наследством и фиктивной женитьбой показалась лишней.

0
18 O_Q   (11.08.2016 16:23)
Душераздирающие подробности были бы не в формате конкурса - требовалась легкая "отпускная" история.
Если же убрать всё, что показалось читателям лишним, боюсь, вообще ничего не останется. Кому обезьян много, кому Игра лишнее, кто в махинации не верит... Увы, всем не угодишь.
Спасибо за комментарий!

+1
3 Anisha3804   (02.08.2016 12:59)
Спасибо

0
17 O_Q   (11.08.2016 16:20)
На здоровье smile

0
2 Валлери   (02.08.2016 12:57)
Наверное стоит похвалить автора за такую дотошность при написании истории - все настолько продумано, до мелочей описано. Но для меня эти подробности убили весь экшен. Я не поняла, зачем было вводить так много персонажей-зверей? Они никак не повлияли на мюжет - основная нить котрого за этими зверями и подробностями попросту утонула. Эти бесконечные спуски и подьемы, веревочки, даже блин растения! В итоге я устала и стала, увы, перепрыгивать абзацы. Но надо сказать, что для полноценного произведения (не фанфика) это хорошая авторская черта. И автор не виноват, что мне скучно читать о растениях и шимпанзе))
Отдельное спасибо за то, что подхватили сюжет из кофейни - думаю автору идеи это будет очень приятно!
Самолет...оказался тут вообще сбоку припеку, хотя на обложке он центрально расположен, что тоже меня несколько разочаровало. Эммет, как и шимпанзе с растениями, в итогке тоже вышел лишним.
Поворот с тем, что Каллен и есть тот самый которого Белла в начале поругивала, для меня банальный) да и вообще непонятно, зачем было так запутывать ситуацию вокруг Беллы, романтика на необитаемом острове толтко в фильмах романтична, а в жизни вряд ли привела бы ко влюбленности героев, не проще ли было им в кафе познакомиться или Эдварду притвориться любителем шимпанзе? Это куда вернее сблизило бы их))
С игрой и кладами идея хороша)

0
29 O_Q   (11.08.2016 18:07)
Что-то понравилось, что-то нет, это нормально, ответить нечего - у каждого свой взгляд, всем угодить невозможно. Жаль, что рассказ не понравился.
Сюжет из "Кофейни" я не подхватывала, даже не представляю, о чем идет речь и кто автор идеи, с которой случайно в какой-то мере совпал сюжет "Большой Игры" (надеюсь, не на сто процентов), так что если кому-то и приятно, то я здесь совершенно ни при чем. В "Кофейню" я впервые заглянула, уже закончив рассказ - вначале чтобы найти ссылку на организационную тему, а потом чтобы убедиться, что отправленная мной работа получена (раньше об допуске на конкурс авторам сообщали, но сейчас как-то обходятся без этого, приходится искать обходные пути).
Романтика на необитаемом острове романтична для тех, кто это любит, лично мне в свое время гораздо романтичнее показалось бы знакомство в турпоходе, чем в кафе, но это индивидуально. Впрочем, как автор истории, думаю, я имела право навязать свое отношение к жизни и героям smile
Зачем Эдварду было притворяться любителем шимпанзе, если он биолог, занимающийся изучением высших приматов, я не очень поняла. Он и так весь в работе, то есть любит шимпанзе по определению. Повторюсь, что хотя бы для героев воля автора - закон, а читатели, разумеется, имеют право на свою точку зрения.
"Банальный поворот с тем, что Каллен и есть тот самый" нужен был исключительно для разоблачения "того самого Каллена" и на оригинальность ни в коем случае не претендовал. Наоборот, должен был несколько насторожить читателей - а так ли хорош клятвенно заверивший в этом Беллу и Данте незнакомец.
В ходе конкурсов я получила уже не один "холодный душ" от читателей, но каждый раз неприятно. Ну, не нравятся истории "о растениях и шимпанзе" - кто же заставляет их читать? А потом, с плохим настроением, зачем-то обязательно комментировать?
Но, разумеется, в праве любого писать любые слова под любым произведением я и не думаю усомниться, хоть и не все комментарии подходят под критерий "лучше, чем ничего".
Спасибо за комментарий!

+1
1 Farfalina   (02.08.2016 11:49)
Ну что ж, вот это былр приключение! Конечно, я слабо верю в такие махинации в реальной жизни, никогда с подобным не сталкивалась! Но буду надеяться, что Белла простит Эдварда))

0
16 O_Q   (11.08.2016 16:18)
Она его готова простить, это заметно по ее реакции на записку. Видимо, Эдвард нашел правильные слова.
Спасибо за комментарий!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]