Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2461]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [14]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4650]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14845]
Отдельные персонажи [1453]
Наши переводы [14175]
Альтернатива [8951]
СЛЭШ и НЦ [8708]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4212]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 апреля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

В клетке воспоминаний
Все убегают от своих болезненных воспоминаний. Но ОНИ живут с ними. Их попытка убежать от воспоминаний закончилось тем, что они встретились в одном городе? Объединяться ли они? Смогут ли они пережить их и идти дальше? Или ужасные воспоминания сильнее их?
Все люди. Новая глава.

Осторожно, двери закрываются!
Белла чувствует себя сталкером, наблюдая за горячим парнем, который каждый вечер садится в поезде напротив неё. Но что произойдет, когда она узнает, что он тоже не сводит с неё глаз? Езда на поезде ещё никогда не была такой интересной!
Мини, завершен.

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

To sleep
Спустя пятьдесят лет после того, как Эдвард оставил ее, Белла-вампир живет в Форксе со своей «семьей». Чарли только что умер. Что произойдет, когда Эдвард вернется домой и узнает, что она была обращена?

Вилла «Белла»
Слышишь в полумраке шепот - это я.
Настежь распахну все окна для тебя,
Ветром полосну по коже, как ножом.
Здравствуй, Из, добро пожаловать в мой дом!
Видишь тени, и дыханье за спиной -
Я повсюду наблюдаю за тобой.
Давят стены, стало вдруг трудней дышать,
В эти игры долго я могу играть.
Мини. Завершен.

Запретная любовь / A Forbidden Love
Спасаясь бегством от преследователя отца, Белла притворяется прислугой, ожидая прибытия Лорда Карлайла. Одновременно с этим Лорд Эдвард, чтобы защитить невинную девушку, делает ее своей любовницей. Ее репутация безвозвратно разрушена и, кажется, что все потеряно… или нет?

Конкурс мини-историй "Far far away". КОНКУРСНЫЕ ИСТОРИИ
Если кто-то пропустил начало, то обязательно стоит заглянуть в тему, чтобы прочитать работы, которые написали наши талантливые авторы.

И если вы думали пройти мимо... со дня на день мы запустим интересную акцию для читателей.

Следите за обновлениями!

Голосование пройдет с 28 мая до 3 июня.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1898
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

За гранью времен. Глава 32. О Молитвах и Целях

2018-5-27
18
0
Beyond Time / За гранью времен
Глава 32. О Молитвах и Целях


«Смириться надо пред судьбы веленьем; борьба напрасна с ветром и теченьем».
Уильям Шекспир, Генрих VI, акт IV, сцена III


От автора: Меня спрашивали после последней главы, могло ли помочь заболевшим переливание крови, ведь штамм вируса в 1918 году отличался от существующего в 2009. Любопытно, что по данным ЦКЗ все современные штаммы гриппа АH1 N1 (который является одним из штаммов, существующих в 2009 году), на самом деле являются потомками вируса 1918 года. Также считается, что современные противогриппозные препараты, скорее всего, подействовали бы на штамм 1918 года. Вы можете прочитать подробнее здесь: www.cdc.gov/ncidod/EID/vol12no01/05-0979.htm, если Вам интересно.
Конечно, ни Белла, ни Карлайл не знали об этом, так что это спорный вопрос. Белла просто хватается за любую возможность, чтобы спасти Эдварда...


Тик.
Тик.
Так.
Поскольку Эдвард заболел, я измеряла время в бесчисленных мгновениях. Тиканье часов. Шуме дыхания. Биении сердца.
Ожидании.
Взгляде.
В надежде на то, что будет какой-то знак... любой знак того, что Эдвард выживет... что переливание сработает.
Я потеряла счет времени. Только когда свет от лампы потускнел по отношению к дневному свету за окном, проникающим сквозь тучи за окнами, я поняла, что бесконечная ночь, наконец, закончилась.
И все-таки я ждала.

Рано утром после трансфузии, Карлайл перевел Эдварда и его мать обратно в палату. Когда я проснулась одна в его кабинете, то принялась блуждать по коридорам в поисках их. Я помню выражение лица Карлайла, замершего между их постелями, когда он сообщил мне, что ничего не изменилось. И вновь я зависла в бесконечной череде минут и часов... дней и ночей... без изменений.
В неизвестности.

Карлайл сказал, что это хороший знак. Им не становилось лучше, но, по крайней мере, состояние не ухудшалось. Они оба много спали, просыпаясь лишь на какой-нибудь час и вновь проваливаясь в дремоту. Я постоянно говорила с ними, бодрствовали они или нет, ни о чем... о погоде... о других пациентах. Иногда читала им затертую копию «Джейн Эйр», которая, по словам Карлайла, осталась от другого пациента.
Иногда я просто сидела рядом, поглощенная собственными мыслями.
В один прекрасный момент я с удивлением обнаружила Саманту, сидящую рядом со мной. Она взяла меня за руку, свободную от руки Эдварда, и ласково улыбнулась.

– Как ты? – поинтересовалась она. Я пожала плечами.
– Ему должно было стать лучше, - пробормотала я.
Саманта нежно погладила мою руку и ничего не ответила. Я, наконец, повернулась к ней.
– Как твоя семья? Как Том? С ними все в порядке?
Саманта кивнула.
– Все в порядке. Не волнуйся о нас. Сконцентрируйся на своей семье.
Я, наконец, заметила, что она одета в серое платье и белый передник.
– Ты здесь работаешь?
Саманта спрятала под шапочку выбившуюся прядь волос.
– Некоторые студенты изъявили желание помочь, по мере своих возможностей. Я попросила больницу округа Кук разрешения приглядеть за тобой и Эдвардом.
Я посмотрела на нее с опаской.
– Ты ведь будешь осторожна, правда?
У глаз Саманты появились морщинки, и я поняла, что она улыбается под маской.
– Конечно, Белла. Обещаю. Не беспокойся, - она взглянула на часы на стене, - я должна спуститься вниз. Тебе что-нибудь нужно?

Что же мне нужно?
Эдвард... здоровый. Мы... вместе в нашем маленьком домике в Алтуне... или где угодно. Больше времени. Времени жить... развиваться... любить.

Я лишь покачала головой.
– Я в порядке. Спасибо, что зашла.
Саманта сжала мою руку еще раз, прежде чем встать и уйти.
– Я приду еще попозже.
Я кивнула, рассматривая лицо спящего Эдварда.

День растворился в вечерних сумерках, и Саманта вернулась, принеся мне тарелку горячего овощного супа. Я хмуро взглянула на дымящуюся жидкость, но Саманта остановила меня прежде, чем я успела отставить тарелку на тумбочку.
– Тебе нужно поесть, Белла, - пожурила меня она. – Тебе нужно поддерживать силы ради Эдварда.
Я отхлебнула супа, даже не почувствовав вкуса, и была вдруг вырвана из оцепенения новыми голосами рядом с собой. Я моргнула, заметив родителей Саманты, стоящих по ту сторону от кровати миссис Мэйсен. Они задавали все те же вопросы, вроде: «Как они?», «Есть ли изменения?» или «Что сказал доктор?»
Я отвечала односложно, не отрывая глаз от лица Эдварда. Я все надеялась увидеть в нем хоть какой-то знак.
Знак того, что все, что я пережила... все, что мы пережили... не зря.
Саманта обняла меня, пообещав прийти позже. Я едва заметила, как они ушли.

За окнами стемнело, и светильники гудели, потрескивая, предупреждая, что вновь опустилась ночь. Медсестры спокойно проходили мимо, останавливаясь ненадолго, чтобы измерить пульс или температуру. Карлайл часто заходил, но говорил мало, хоть и смотрел на меня с беспокойством. Я прилагала все свои силы, чтобы игнорировать его... игнорировать их всех. Я не смотрела на них, опасаясь взглянуть в глаза.
Полные сожаления.
Полные безнадеги.

Во мне еще теплилась надежда. Она была на кончиках пальцев, зажатых между коленями. В моей особой позе, когда я сидела на жестком деревянном стуле или на мягком матрасе. В пристальном взгляде, все еще сосредоточенном на его лице... его груди, когда он дышал... его пальцах, лежащих поверх колючего шерстяного пледа.
Я гнала от себя любой проблеск отчаяния... всего, что угрожало надежде, все еще теплившейся в моем сердце.
Потому что боялась, что если лишусь ее, то лишусь себя самой.
И его.
Не то, чтобы я действительно думала, что реальность подчиняется моим убеждениям, или что позитивное мышление действительно может принимать физические формы. Конечно, я знала о таких вещах, как эффект плацебо, и что его влияние на организм до конца не изучено. Я просто не думала, что мое желание может в самом деле побороть смертельный вирус. Просто я не могла и мысли допустить о возможности жизни без Эдварда. Мне приходилось цепляться за надежду, иначе бы я просто сошла с ума. И это бы точно не принесло ему пользы.

– Белла, ты провела здесь всю ночь, - голос Саманты вырвал меня из моих сумбурных размышлений. Я удивилась, что она сама провела всю ночь в больнице. Я об этом как-то даже не думала. – Ты спала вообще? – поинтересовалась она обеспокоенно.
Я потерла лицо руками.
– Да... нет... я не знаю... спала? – это прозвучало как вопрос, потому что я и правда понятия не имела, сколько прошло времени с тех пор, как я последний раз спала.
Саманта нахмурилась.
– Ты не поможешь им, изводя себя, - упрекнула она.
Я упрямо вздернула подбородок.
– Я должна быть рядом, когда он проснется.
– Ты не можешь быть здесь постоянно, - настаивала она. – Выйди и подыши свежим воздухом, по крайней мере... и поешь что-нибудь нормальное, пока гуляешь.
Я не привыкла, чтобы Саманта командовала, и раскрыла рот в изумлении. Она же уперла кулаки в бока, с выжиданием выгнув брови.

– Отлично, - промямлила я. Должна признать, что идея выйти наружу немного воодушевила меня. Запах больницы пропитал всю мою одежду и даже, казалось, проник под кожу. Немного свежего воздуха и разминка для мышц пойдут мне на пользу. Я ненавидела себя за это, но Саманта была права. Мне нужно позаботиться о себе, если я собираюсь заботиться о них. Когда они проснутся, то все еще будут слабыми, и будут нуждаться в уходе, чтобы окончательно поправиться.
– Я скоро вернусь, - предупредила ее я.
– Не волнуйся, Белла, - ответила она, тогда как ее лицо смягчилось, - я позабочусь о них, пока тебя нет.

Я кивнула, направляясь к выходу и натягивая на лицо непроницаемую маску, когда вышла на прохладный утренний воздух. Солнце только-только взошло, хоть и было спрятано за тяжелыми тучами. К счастью, дождя не было, но печально известный чикагский ветер делал свое дело. Я посильнее укуталась в пальто и побрела, не разбирая дороги.

Тротуары были пустынны, а редкие прохожие носили такие же маски, словно торопясь попасть из одного безопасного места в другое. Но правда состояла в том, что безопасно не было нигде.

Я шла, куда глаза глядят, с удивлением замерев, когда заметила вывеску театра «Орфей», где впервые увидела кинофильм в тысяча девятьсот восемнадцатом году. Я слегка улыбнулась, вспомнив, как Эдвард сидел со мной рядом, крепко сжимая руками колени, пока мы смотрели мультфильм «Крэйзи Кэт». Мы поссорились в ту ночь... а потом долго смеялись. Кажется, это было целую вечность назад. С тех пор прошло так много времени.

Листок бумаги, прибитый к дверям, привлек мое внимание, и я узнала из него, что театр закрыт из-за эпидемии. Многие общественные заведения – дискотеки, бары, все увеселительные места – были закрыты в попытке сдержать распространение болезни. В отличие от некоторых городов, в Чикаго решили не закрывать церкви и школы, так как считалось, вероятно, что детям безопасней в школе, где они находятся под постоянным наблюдением.
Я вздохнула, в очередной раз бросив взгляд на красивое здание, и побрела дальше. Не понимая, куда направляюсь, я оказалась перед Первой Пресвитерианской церковью, где впервые приняла участие в собрании Ассоциации Чикагских Женщин. Другой плакат с информацией о гриппе был приколочен к двери, и я была почти уверена, что церковь тоже закрыта. На удивление, дверь легко отворилась.

Я вошла в притихшее здание, слегка цокая каблуками, продвигаясь по проходу. Я была не одна. С десяток человек расположились на разбросанных скамьях, некоторые молились... другие обездвижено уставились вдаль... а одна женщина возле самого входа украдкой вытирала глаза и всхлипывала, очевидно, плача.

Я опустилась на скамью примерно посередине и взглянула на огромный крест, висящий передо мной и залитый разноцветным светом витражей. Я глубоко вдохнула, стараясь не обращать внимания на покалывающее чувство внизу живота. Все вышло из-под контроля, все усилия оказались бесполезными. Если от меня больше ничего не зависит, возможно, пришло время попросить о помощи свыше.

«Пожалуйста...
Пожалуйста, не забирай его. Я не знаю, как жить без него.
Я не знаю, кто я без него».

У меня было не так много опыта в молитвах, но я подумала, что Богу нужны какие-то доказательства моей искренности.
«Я не знаю, чего ты хочешь от меня», - призналась я, блуждая взглядом по мерцающей древесине, - «но я сделаю все, что угодно. Я нуждаюсь в нем», - из меня вырвался сдавленный всхлип, и я поняла, что мои щеки влажны от слез.
«Не могу поверить, что ты послал меня сюда только для того, чтобы я увидела, как он умирает. Пожалуйста... пожалуйста, пусть он вернется ко мне.
Он – это все, что мне нужно. Пожалуйста...»


Я услышала приглушенный ропот, и мне потребовалось пару минут, чтобы понять, что я слышу собственный голос. Я все повторяла: «Пожалуйста... пожалуйста... пожалуйста...», - снова и снова.
Я резко пришла в себя и оглянулась, но никто, казалось, не услышал моего бессвязного бормотания. Все они были поглощены каждый своей молитвой. Мой взгляд вернулся к кресту, и я выпрямилась, расправив плечи.
– Ладно, - решила я, преклонив колени. – Я сделала все, что могла.
Я развернулась, чтобы выйти из церкви и искренне надеясь, что была услышана.

Я ненадолго остановилась, чтобы купить печенье и кусочек ветчины в небольшом магазинчике, после чего сделала бутерброд, который жевала на обратном пути к больнице. Когда все закончится, возможно, я изобрету МакМаффин с яйцом, промелькнула у меня мысль, так как нахождение в церкви немного успокоило меня.

Но мир разлетелся на миллионы осколков, когда я вернулась в больницу. Я обнаружила Карлайла и Саманту, шепчущихся над кроватью миссис Мэйсен. Они обернулись, когда я подошла, и я мгновенно поняла, что что-то случилось
Когда мой взгляд нашел мать Эдварда, я ахнула.

Она едва дышала, слегка хрипя, пока пыталась вдохнуть воздух в легкие. Ее глаза стали ошалелыми и стеклянными, а кожа приобрела синеватый оттенок. Ее ночная сорочка и одеяло были выпачканы кровью. Когда я взглянула, ее сотряс приступ кашля. Саманта проводила по подбородку смоченной в воде тканью, промокая кровь и выжимая ткань в железную миску. Я поборола волну тошноты и обратилась к Карлайлу.
– Что с ней? – Саманта в очередной раз вытерла лицо миссис Мэйсен, а Карлайл тяжело вздохнул, взяв меня за руку и отведя в сторону.
– Пневмония, - ответил он серьезно, - ее температура опасно высока. Она синеет, а легкие полны жидкости.
– Ладно, - мой взгляд скользнул обратно к кровати, где Саманта поглаживала миссис Мэйсен по спине, тогда как та продолжала кашлять кровью, - но нужно же что-то делать. Разве вы не можете дать ей какое-нибудь лекарство?
Карлайл поморщился.

– Мы можем облегчить ей боль... возможно, откачать из легких часть жидкости. Ей станет легче.
Мои глаза сузились.
– Я чувствую в твоих словах какое-то «но».
Карлайл помолчал, затем продолжил.
– Но она очень ослабла. Ей очень плохо. Ты должна смириться с реальностью и возрастающей вероятностью, что она не выживет, Белла. Мне очень жаль.
Гнев наполнил все мое тело... от кончиков пальцев ног до макушки. Я вся сочилась им.
Я была в бешенстве. В бешенстве на тысяча девятьсот восемнадцатый год. На судьбу. На свою беспомощность.

– Вам нужны антибиотики, - процедила я сквозь зубы.
– Что? – в замешательстве пробормотал Карлайл.
– Пенициллин... амоксициллин... эритромицин. Я уверена, что все они подействуют. Я имею в виду, черт возьми, ни одна бактерия не могла мутировать и стать устойчивой к ним, верно?
Я слетела с катушек в тот момент, и мне стало плевать. Если судьба трахает меня, я не сдамся без боя.

– Это ведь элементарная медицина, - прорычала я в отчаянии, уперев кулаки в бока. Карлайл лишь смотрел на меня с опаской. – Розовая фигня... на вкус напоминает вишню. Рене давала мне ее мне, когда у меня была ушная инфекция. Я имею в виду, что у каждого уважающего себя врача должна быть эта розовая дрянь!
Мое дыхание сбилось, а голова закружилась, и я поняла, что у меня гипервентиляция.
– Белла, - Карлайл оглядел палату и вытащил меня в коридор, - ты знаешь, у меня нет... розовой дряни... или антибиотиков.
Я судорожно цеплялась руками, задыхаясь.
– Ты можешь ее сделать! Пенициллин... его произвели из плесневелого хлеба! – я просканировала свою память, выуживая нужные факты, - в плесени были бактерии... они могут бороться с пневмонией!
Волна головокружения охватила меня, и Карлайл толкнул меня на стул, опуская голову между коленями.
– Дыши глубже, Белла, или ты упадешь в обморок.

Я попыталась сделать то, что он велел, плохо справляясь с вдохами. Постепенно головокружение отступило, и я медленно подняла к нему лицо. В ответ на страдание в его глазах из моих неконтролируемо потекли потоки слез. Реальность, мерзкая и горькая, сорвалась с моего языка, заставив плечи опуститься.
– Ты ведь ничего не можешь сделать, верно?
Карлайл покачал головой.
– Нет времени, Белла. Даже если бы я знал, как сделать этот... пенициллин, которого у меня нет. Просто нет времени.
– Время, - истерически рассмеялась я, моя голова откинулась назад, слегка ударившись о стену.
Саманта появилась в дверях.
– Она спит, - пояснила она прежде, чем повернуться ко мне, - Белла, Эдвард зовет тебя.
Я кивнула, вытирая поспешно слезы, когда поспешила в палату. Я заметила, что Саманта уже успела сменить ночную сорочку и постельное белье миссис Мэйсен, и на них не осталось следов крови.
Я села рядом с Эдвардом, схватив его за руку.

– Привет, - пробормотала я, убирая прядь мокрых волос с его разгоряченного лба.
Он обильно сглотнул.
– Пить, - прохрипел он.
Я налила немного воды из кувшина на столе в металлическую кружку и поднесла к его губам, поддерживая другой рукой голову. Он сделал пару глотков, затем рухнул обратно на подушки.
– Спасибо, - поблагодарил он, облизывая пересохшие губы, - как мама?

Мои глаза метнулись к ней, и я не знала, следует ли мне сказать ему правду, или это принесет ему больше вреда, чем пользы. Вместо этого я ответила пространно.
– Она спит. Тебе тоже следует. Тебе нужно отдыхать, чтобы поправиться.
Эдвард притянул мою руку к своим губам, нежно целуя.
– Мне просто нужно видеть твое лицо.
–- Лишь то, что видно над этой глупой маской, - пошутила я, закатив глаза.
Эдвард слабо улыбнулся.
– Ты все еще прекрасна.
– Ты так думаешь? – я сделала вид, что прихорашиваюсь, наслаждаясь его улыбкой после стольких дней без нее. – Возможно, я приобрету целый набор масок разных цветов, чтобы подходили ко всем моим платьям.

Эдвард рассмеялся, и я вздрогнула, когда смех превратился в кашель. Я придерживала его за плечи, пока он стонал и хрипел, страх и отчаяние пронзали меня с каждым новым спазмом. Когда кашель ослаб, я помогла ему сделать еще один глоток воды, прежде чем он затих на подушках без сил.
– Я люблю тебя, Белла, - пробормотал он, засыпая.
Я наклонилась, отодвинув маску, чтобы запечатлеть поцелуй на его губах.
– Я тоже люблю тебя, Эдвард... всем своим сердцем.

Этот день был долгим. Мать Эдварда забрали из палаты, чтобы откачать жидкость из легких. Когда ее вернули, она, в основном, спала, хоть Карлайл и сказал, что они вкололи ей лишь местный анестетик. Болезнь высасывала ее силы.
Эдвард просыпался каждые несколько часов, но ненадолго. Мы говорили лишь по несколько минут. Я заставляла его выпить немного воды или, если мне везло, немного бульона, затем он вновь ускользал. Карлайл убеждал, что это к лучшему, что он много спит. Я не была уверена, говорит ли он правду или просто пытается облегчить мои страдания.
Но меня это и не волновало. Я цеплялась за это, чтобы хоть во что-то верить.

Карлайл постоянно находился в больнице. Я знала, что он присматривает за мной, но не представляла, как объясняет свое постоянное присутствие коллегам. Все они периодически уезжали, чтобы отдохнуть и поспать, поэтому, возможно, они и не замечали ничего.
В тот вечер я как раз смачивала тряпку, чтобы положить ее на лоб Эдварда, когда Карлайл подошел ко мне с озабоченным выражением на лице. Я взглянула на него и развернулась к миссис Мэйсен, чтобы сделать то же самое и для нее.
– Белла, - начал он.
Я поборола зевоту, слегка споткнувшись, прежде чем упасть на стоящий рядом деревянный стул.
– Как давно ты здесь?
Я раздраженно пожала плечами.

– Ладно, я задам вопрос иначе, - отрезал он, - когда ты в последний раз спала?
Я зыркнула на него.
– А ты? – парировала я.
Он ухмыльнулся.
– Мы говорим не обо мне, Белла, - его взгляд и голос одновременно смягчились, - тебе нужно отдохнуть, Белла. Хорошо поесть и, по крайней мере, несколько часов нормально поспать.
Я начала было протестовать, но он поднял вверх руку.
– Я понимаю, что ты хочешь оставаться здесь. Но ты не сможешь помочь им, если упадешь в обморок от усталости, - он проверил пульс миссис Мэйсен, затем послушал сердце и легкие.
– Они оба, кажется, относительно стабильны на данный момент, - сообщил он, - иди домой, Белла. Хотя бы ненадолго. Пожалуйста.

Я хотела с ним поспорить. Я, правда, хотела. Но мне пришлось признать, что я слишком устала. Мои глаза слипались, а тело сковала усталость... и я почувствовала слабость, вспомнив, что последним, что я съела, было печенье и бутерброд с ветчиной еще утром.
Я встала и потянулась, хватаясь за пальто и криво улыбаясь на ошарашенный взгляд Карлайла.
– Что? – усмехнулась я брюзгливо. – Я могу быть разумной.
Карлайл приподнял брови.
– Это такая редкость.
– Ха-ха, - перекривила я с невозмутимым видом, но должна признать, было приятно шутить хоть о чем-то, - я вернусь через несколько часов. А ты позвонишь мне, если что-нибудь изменится?
– Конечно, - кивнул он. На мой испытующий взгляд Карлайл с отчаянием выдохнул, - я обещаю. Я позвоню, если что-нибудь изменится в их состоянии. Поверь мне, Белла.
Я неуверенно вздохнула, сжимая пальто, затем кивнула. Поцеловав мужа и свекровь в лоб, я покинула палату.
**_**

Мне стало легче, когда я села за руль автомобиля Эдварда. Конечно, он понятия не имел, что я вожу, но понимала, что то, о чем он не догадывается, не может причинить ему боли. Прежде чем заболеть, Эдвард возил меня туда и обратно до пансионата, несмотря на мои заверения, что не имеет смысла ему кататься взад и вперед. Я улыбнулась своему упрямству, желая, чтобы он был рядом со мной в тот момент, когда я с ухмылкой распахнула водительскую дверь.

Вместо этого я собралась и постаралась как можно скорее добраться в этот полуденный час до пансиона. Я была удивлена, что ветреная чикагская погода изменилась хоть на время, купая город в солнечном блеске. Если бы моя жизнь не разваливалась сейчас на части, я была бы больше этому рада.

Изо всех сил стараясь держать глаза открытыми, я, наконец, припарковалась через дорогу от дома Мэгги. Я зевнула, выбираясь из машины, моя усталость набирала силу быстрее, чем ближе я приближалась к мягкой постели, которая, уверена, ждала меня. Бредя по улице, я постоянно спотыкалась, а когда отварила дверь, заметила Мэгги, встречающую меня внутри.
– О, дорогая, - пробормотала она, стягивая с меня пальто, - ты выглядишь ходячим мертвецом!
– Я в порядке, - начала было я, но у меня не хватило сил для дальнейших протестов.
– Твой доктор Каллен звонил, - пояснила она, - сказал, что ты в очень плохом состоянии и нуждаешься в хорошей пище, горячей ванне и мягкой постели, и именно в таком порядке. Я здесь, чтобы быть уверенной, что ты получишь это все.

Мэгги повела меня на кухню, выдвинула стул и осторожно усадила меня на него. Она поставила передо мной миску горячей похлебки и принесла пару горячих булочек. Несмотря на мою усталость и беспокойство, я поняла, что у меня текут слюнки. Мой желудок заурчал в предвкушении, когда я поднесла ко рту ложку с похлебкой.

Мэгги внимательно наблюдала за мной, когда я закончила трапезу, потом обвила рукой мою талию, другой придерживая за локоть, и повела наверх в ванную. Она наполнила для меня ванную и, похоже, готова была остаться, чтобы вымыть, если бы я категорично не запротестовала и не заверила ее, что в состоянии вымыться сама. Еще до того, как я окончательно смыла с кожи и волос запах больницы, веки начали опускаться. Они резко распахнулись, когда Мэгги громко постучала в дверь. Я вылезла из ванны, вытерлась и надела ночную сорочку, после чего открыла дверь.

Я почувствовала себя маленьким ребенком, когда Мэгги уложила меня на большой кровати в моей комнате. Она тихо напевала, и я поняла, что она пытается меня успокоить.
– Спасибо, Мэгги, - пробормотала я.
Она села на край кровати.
– Не за что, - ответила она, взяв мою руку и нежно погладив, - у тебя не лучшее время, не так ли? Как Эдвард?
Я тяжело вздохнула.
– Все так же. Никаких изменений, на самом деле. Но... его матери становится хуже. Я боюсь... я боюсь, что теряю надежду, Мэгги, - со стыдом призналась я шепотом.
Взгляд Мэгги смягчился.
– Ты не можешь делать этого, дорогая. Ты не можешь сдаваться.
Я прислонилась к спинке кровати, в отчаянии потирая лицо руками.
– Это просто... какой в этом смысл? – проворчала я. – Я думала, что я здесь, чтобы спасти Эдварда. Чтобы не дать ему заболеть. Я думала, у нас есть шанс. А теперь... Теперь, похоже, все было зря. Так почему я здесь? – уныло промычала я. – Если я не могла ничего сделать, чтобы все изменить, какой в этом смысл?

Мэгги с минуту смотрела мне в глаза, и я размышляла, что она там увидела. Отчаяние? Тоску? Безнадегу?
Наконец, она моргнула, слегка улыбнувшись своей особой улыбкой.
– Дорогой мой Генри, упокой Господь его душу, любил немецкую поэзию.
Я понятия не имела, куда она клонит, но не перебивала.
– Иоганн Фридрих фон Шиллер был особенно им любим, - продолжала она, - ты о нем слышала?
Я покачала головой.
– Несмотря на его многочисленные недостатки, Генрих был очень умен и всегда открыт для всего нового. Он знал о моих глазах и принимал это. Не многие мужчины пошли бы на это, - она слегка выпрямилась, словно вспоминая. – Однажды я чувствовала себя особенно подавленной. Я, как и ты, задумалась о своей цели в жизни. Я чувствовала людей. Я ощущала вещи, но ничего реального. Ничего твердого. Все казалось таким хрупким... как струйки дыма. Я не знала, что мне делать с таким неопределенным подарком. Я думала, что это никуда не годится.
Она повернулась ко мне спиной.

– Генри подождал, пока мои слезы высохнут, а затем процитировал Шиллера: «Нет такой вещи, как случайность... и то, что нам кажется простой случайностью, на самом деле является знаком судьбы». Сначала я разозлилась. Я понятия не имела, что он имел в виду. Но через некоторое время я поняла, о чем он говорил.
Мои глаза сузились в замешательстве.
– И это было... - уточнила я.
Мэгги рассмеялась.
– Просто то, что если твоей целью оказалось не то, о чем ты думала, не значит, что у тебя ее не было, - сказала она, похлопав меня по руке, после чего поднялась и вышла за дверь. Она обернулась, - не теряй надежды, Белла. Я верю, что ты здесь не просто так. Ты просто должна держать свое сердце открытым, чтобы узнать о причине, - она ушла, тихо прикрыв дверь.
Я попыталась переварить услышанное, но усталость поглотила меня. Я погрузилась в тяжелый сон, на удивление успокоенная словами Мэгги.
**_**

Не знаю, как долго я спала, но проснулась в окружении тьмы. Я зажгла лампу, чтобы взглянуть на часы, и обнаружила, что только начало четвертого утра. По понятным причинам я сразу проснулась и поняла, что готова вернуться в больницу. Я умылась и почистила зубы, затем быстро оделась, стараясь как можно меньше шуметь. Спустившись на цыпочках по лестнице, я улыбнулась, увидев на кухонном столе записку.
«Я подумала, что ты можешь рано встать. Завтрак в холодильнике.
Передай Эдварду мои наилучшие пожелания.
Мэгги».


Мэгги оставила в холодильнике тарелку с сыром и фруктами, а также буханку хлеба домашней выпечки на столе под полотенцем. Я отрезала ломоть хлеба, сделав бутерброд с сыром, и жевала его по дороге от дома до машины.
Улицы были полны молчания, пока я ехала в сторону больницы. Я замечала на обочинах переполненные мусорные баки. Из-за эпидемии многие городские службы, такие как мусорные коллекторы, приостановили свою работу. Никто не ходил по улицам, и я за все время встретила лишь одну машину. Чикаго превратился в город-призрак. Дрожь проползла вниз по моему позвоночнику.
Странное ощущение немного отступило, когда я вошла в больницу и заметила, что она полна, как никогда. Пэтти заметила меня из-за стойки регистратуры, но она разговаривала с пациентом, поэтому я лишь махнула ей и пошла дальше.
Я столкнулась с Карлайлом на лестнице.

– Ты выглядишь лучше, - признал он, не делая никаких замечаний по поводу столь раннего часа.
– Я чувствую себя лучше, - кивнула я. – Спасибо, что заставил меня уехать... и попросил Мэгги позаботиться обо мне.
Карлайл кивнул, развернувшись, чтобы идти со мной наверх.
– Я только что навещал их. Пока никаких изменений. После откачивания жидкости миссис Мэйсен, кажется, стало лучше. Она спала относительно спокойно.
Мы подошли к кроватям, и я сбросила пальто, повесив его на спинку стула, прежде чем снова занять свое обычное положение между кроватями.
Карлайл откашлялся.
– Мне нужно уйти на некоторое время, - произнес от тихо. В моем взгляде отразилась тревога, когда я поняла, что его не будет рядом. Я ахнула, когда осознала, что его глаза теперь почти черны от жажды. Сфокусировавшись на Эдварде, я потеряла счет времени, когда Карлайл непрерывно находился в больнице... как долго он не охотился.

– Я не исчезну, - пообещал он, наклоняясь и слегка понизив голос, - но мое постоянное присутствие вызывает некоторые вопросы. Я должен исчезнуть на один день, но я вернусь позже.
Я заставила себя улыбнуться.
– Я буду в порядке. Делай то, что должен.

Карлайл молча ушел, а я поднялась, чтобы набрать пресной воды и поменять тряпки на голове Эдварда, а затем... своей матери. Я села и взяла его за руку, снова пребывая в ожидании. Наблюдая и ожидая, надеясь и молясь. У матери Эдварда начался приступ бреда, ее сон был беспокоен. Она бормотала слова, которые я не могла расшифровать, ее лицо исказилось ужасной гримасой, прежде чем она вновь провалилась в тяжелый сон. Я вытерла ее лоб, но через какое-то время все началось снова.

Ночь прошла в таких повторяющихся циклах. Потом, когда солнце взошло, Эдвард проснулся вместе с ним.
– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась я, поднося к его губам стакан воды.
Он улыбнулся, и укол милосердия и надежды пронзил мою грудь.
– Не плохо, - он поднял руку, чтобы коснуться пальцами моего лица, - ты выглядишь уставшей.
Я взяла его руку, прижимая ее к своему лицу.
– Я в порядке. Просто беспокоюсь о тебе, вот и все.
– Как мама?
Я вздохнула.
– Они откачали жидкость из ее легких. Сейчас ее сон крепче.
Глаза Эдварда искали встречи с моими.
– Белла, как она? – твердо повторил он.

Я сморгнула навернувшиеся слезы, глядя вдаль, потом повернулась к нему.
– Не так хорошо, - призналась я.
Эдвард сжался, закрыл глаза, а когда вновь открыл их, мое сердце было разбито, так как они были полны слез. Он моргнул, и слезы покатились по вискам, оставляя на наволочке мокрые пятна.
– Прости, Эдвард.
Он крепко сжал мою руку.
– Переливание... не сработало.

Это не было вопросом, поэтому я не ответила. Я просто вцепилась в его руку, глядя ему в глаза. Через мгновение мерцающая зелень его глаз слегка померкла и превратилась в цвет, который я могу описать лишь как «мрачная безнадега». Он отдернул руку и перевел взгляд в потолок.
– Белла, я думаю, что ты должна уйти.

Я застыла, ошеломленная на мгновение, пока не поняла, что он просто беспокоится обо мне.
– Я в порядке. Карлайл заставил меня поехать домой прошлой ночью. Мэгги накормила меня, и я выспалась...
Он все еще не смотрел на меня.
– Я не это имел в виду, Белла. Я думаю, ты должна уйти. Покинуть больницу... уехать из Чикаго, - отрезал он холодно. – Вернуться в Алтуну. Уехать отсюда.

Я всматривалась в его ледяной профиль. Его челюсть была напряжена, и я могла сказать, что его зубы были плотно сжаты. Волна гнева накрыла меня из-за его попытки отослать меня прочь. В очередной раз он пытался защитить меня, оставляя одну. Или, в данном случае – поскольку сам не мог оставить меня – заставляя уйти.
Поймет ли когда-нибудь этот человек, что худшая для меня пытка – быть вдали от него? И что эта боль пересиливает все остальные?
Ну, не в этот раз. Я сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Он не сможет заставить меня уйти.
– Я никуда не уеду, Эдвард, - сообщила я тихо.
Его глаза сверкнули от злости, прежде чем взгляд вернулся обратно к потолку.
– Я не должен был заставлять тебя переезжать сюда.
– Ты не заставлял меня. Это не твоя вина.
– Я не вынесу, если ты будешь страдать из-за меня.
– Я в порядке, Эдвард, - я снова схватила его за руку, крепко держа и поднося ее к губам, - у меня иммунитет. Я не заболею.

Он повернулся ко мне, глядя неотрывно в глаза. Вместо того чтобы спросить, почему я так в этом уверена, он просто промолвил.
– Это не единственный способ заставить тебя страдать.
Я не могла с этим поспорить. Он был прав. Видеть его страдания и не знать, выживет ли он, это заставляет страх в моем животе скручиваться в тугой комок. И это лишь ничтожная часть той боли, которую я испытала бы, если бы его потеряла.
Я заставила себя улыбнуться.
– Только поправляйся, и нам не придется беспокоиться об этом.
– Белла, - попытался он было спорить, но я прервала его.
– Эдвард, перестань, - приказала я, закрыв глаза и глубоко вздохнув, прежде чем вновь взглянуть на него. – Я не смогу сделать этого. Я не смогу уйти и не могу говорить о страшных вещах, которые могут произойти. Я верю, что все будет хорошо. Мне это необходимо, ладно? – его взгляд смягчился. Я почувствовала, как его кулак расслабился, и переплела свои пальцы с его. – Это единственный способ, как я смогу справиться с этим. Пожалуйста... пожалуйста, не усложняй все еще больше, хорошо? Пожалуйста, позволь мне любить и заботиться о тебе. Это все, что мне нужно.

Он долго изучал меня... и в этот момент я почувствовала всю силу любви между нами. Я не могла поверить, что после всего, что мы пережили, все закончится подобным образом. Я просто не могла. И, казалось, Эдвард, наконец, понял это.
Он мягко улыбнулся.
– Хорошо, - пробормотал он, поднимая наши сцепленные руки, чтобы еще раз погладить меня по щеке. – Можешь мне дать немного воды?
Я поднесла чашку к губам, и он медленно опустился на подушки.
– Думаю, я немного посплю, - его веки опустились, - я люблю тебя, Белла.
– Я тоже люблю тебя.
Его веки затрепетали, а дыхание немного замедлилось. Я наклонилась, стянув маску, чтобы поцеловать его в щеку.
– Обещай никогда не оставлять меня, - взмолилась я, не ожидая ответа.
Но глаза Эдварда приоткрылись, а уголки губ приподнялись.
– Белла, ну, куда я уйду? – прохрипел он.
Я была рада, что он сразу же провалился в глубокий сон.
Потому что он не знал, что я тут же бросилась на колени перед его кроватью и безудержно зарыдала, уткнувшись лицом в его одеяло.
**_**

Мать Эдварда не просыпалась до позднего утра. Я была почти шокирована, когда посмотрела на нее и обнаружила, что она смотрит на меня ясным и четким взглядом.
– Миссис Мэйсен? – позвала, подходя ближе, - как Вы себя чувствуете?
Она слабо улыбнулась.
– Я устала, Белла, - призналась она тихо.
– Ну, это понятно. Вы ведь очень больны.
Она немного нахмурилась, затем спросила.
– Как Эдвард? – она попыталась сесть, глядя на своего сына с любовью. Я поддержала ее за плечи, прекрасно понимая, что ей необходимо увидеть его... чтобы только убедиться, что он все еще здесь.
– Он держится, - ответила я, - мы хорошо о нем заботимся.
Мать Эдварда кивнула, расслабившись на подушках.

– Спасибо, Белла. Благодарю тебя за то, как сильно ты любишь моего сына. Мне жаль, что ты оказалась здесь, - она тяжело закашлялась и стянула повязку со лба, чтобы приложить к губам. Когда она убрала руку, я заметила пятна крови на белой ткани.
– Все в порядке, - заверила я, - просто сконцентрируйтесь на выздоровлении.
Она покачала головой, рвано дыша, прежде чем продолжить.
– Ты должна позаботиться о нем сейчас. Мне жаль, что я сама не могу...
Мне не понравилось, как это прозвучало. Я почувствовала, как слезы колют мои глаза, и проглотила их.
– Не сдавайтесь, - взмолилась я, крепко стиснув ее руку.
Она слабо улыбнулась.
– Я хотела бы, чтобы у нас было больше времени.
– Не говорите так.
– Я устала, Белла, - повторила она, и ее закрытые веки затрепетали, - Эдвард ждет.
Мне потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что она говорит уже не о сыне, а о муже.
– Нет! – закричала я, глотая покатившиеся слезы, - Вы нужны Эдварду.
Ее глаза медленно открылись.
– Нет, - покачала она головой, - ему нужна ты, - ее глаза вновь закрылись, когда она испустила выдох.

Тик.
Так.
Часы отсчитывали проходящие секунды... минуты... но Элизабет Мэйсен не сделала ни единого вдоха. Ее лицо разгладилось, отразив умиротворение, и я знала, что она ушла.
– Нет! – рыдала я, прижимая руки к груди. – Нет... не уходи. Не уходи!
Я понятия не имела, как долго сидела так, умоляя мать Эдварда вернуться. В конце концов, медсестры заметили, и одной из них, не знаю, как, удалось вырвать руку миссис Мэйсен из моих рук. Она вывела меня из палаты, задавая вопросы о похоронах и членах семьи. Я успела рассказать ей о дяде Мэйнарде, но не была готова позвонить ему прямо сейчас. Она сидела рядом со мной, бормоча непонятные слова и гладя по спине, пока я блуждала по коридорам непонимания и легкого помешательства.

– Мне нужно вернуться, - твердо заявила я, наконец. Когда я вошла в палату, кровать Элизабет была уже пуста. Смахнув слезы с глаз, я вернулась на свое место возле Эдварда и взяла его руку в свои, чтобы прижать к щеке.
– Прости, Эдвард, - пробормотала я, - я подвела тебя.
Он ничего не ответил. Он слегка ворочался во сне, бессвязно бормоча. Его тело, охваченное беспокойным кашлем, тем не менее, не просыпалось. Я шептала успокаивающие слова, положив голову на его лоб.
Я вздрогнула от его жара. Обернувшись, я позвала медсестру.
– Не могли бы Вы проверить его температуру? – попросила я с сильно бьющимся сердцем.
Медсестра все проверила, хмурясь, после чего сделала какие-то записи.
– Мне стоит позвать доктора, - бросила она, собираясь выйти.
Я схватила ее за руку, чтобы остановить.
– Скажи мне правду, - потребовала я.
– Вам лучше поговорить с врачом...
– Скажи мне, - повторила я решительно.
Она вздохнула, глядя через плечо.
– У него очень высокая температура, - призналась она. Я отпустила ее руку и рухнула в кресло, потрясенная.
– Я должна позвать доктора, - напомнила она, но слова повисли в воздухе.

Это не сработало. Переливание не помогло. Эдварду становится хуже.
Шокированная, я вернулась к постели мужа, чтобы вновь взять его за руку, когда подошел врач. Я слышала лишь обрывки его слов, вроде отека, пневмонии, плеврита, но ничего не осознавала. Я лишь смутно поняла, что ему хотят сделать ту же процедуру, что делали его матери, чтобы откачать жидкость из легких. Я согласилась, но настаивала на том, чтобы мне позволили остаться рядом с ним во время процедуры.
Они пытались спорить, но я лишь заявила, что останусь на своем.

Наверное, в две тысячи десятом мне никогда бы не позволили остаться, но в тысяча девятьсот восемнадцатом все были еще более человечными.
Они увеличили дозу лекарства, а я постоянно смачивала ткань на его лбу, но ничего не помогало. Проходили часы, но ничего не помогало. Эдвард ворочался, путаясь во влажной простыни, стоная и кашляя. Я изо всех сил пыталась удержать под ним простынь, пока он дрожал всем телом... потом немного успокаиваясь во сне... потом снова начиная кашлять, стонать от боли, но так и не приходя в сознание.

Тик.
Тик.
Так.
Проходили часы. Село солнце. Неважно, что делали врачи. Неважно, что делала я.
Судьба брала верх.
Отчаяние набирало силу.
Я медленно свыкалась с мыслью о том, что Эдвард умрет. Он уже умирал. У меня не получилось. Я не спасла его.
Я наклонилась, чтобы шепнуть ему на ухо.
– Ты обещал никогда не покидать меня, - я умоляла, роняя слезы на подушку, - ты обещал.
Его рваные, поверхностные вдохи были мне единственным ответом.
Я, наконец, легла рядом с ним, опустив голову на грудь, слушая его слабое сердцебиение. Я обхватила его ногами и крепко обняла за талию, не обращая внимания на тех, кто меня окружает.
– Что я могу сделать, Эдвард? – пробормотала я.

Но я знала. Лежа там, обнимая своего умирающего мужа, я знала, что должна сделать. И с течением минут и часов… я все подробнее вспоминала время, проведенное вместе... прощаясь с ним и с будущим, которое мы мечтали прожить. Голоса из прошлого вертелись в моей голове, обретая новый смысл.
«Ты здесь ради Эдварда. Не для того, чтобы спасти ему жизнь... по крайней мере, не человеческую жизнь», - говорила Элис.
Джозеф из книжного магазина в Алтуне твердил: «Я считаю, что у нас есть выбор... мы выбираем наш путь. Но каждый выбор является отражением того, кто мы есть... Так что, на самом деле, наш путь заранее предначертан».
У меня и вправду не было выбора. Из-за моей любви к Эдварду... из-за моей неспособности представить себе мир без него... у меня был только один выбор.
«Просто то, что если твоей целью оказалось не то, о чем ты думала, не значит, что у тебя ее не было», - вспомнились мне слова Мэгги.
Теперь я знала, что было моей целью. Я осознала это благодаря горю.
Даже шаман, который отправил меня в это путешествие несколько месяцев назад: «... есть что-то, что тебе нужно сделать, путь, которым должна пойти... выбор, который необходимо сделать».

Вся моя жизненная тропа, витиеватая и странная, вела к этому моменту. Все, через что я прошла, вело меня к этому решению. Если бы я никогда не встретила Эдварда в тысяча девятьсот восемнадцатом году, не влюбилась бы в него, - никогда бы не подумала, что я могла бы сделать то, что должна была сделать. Но выбор сделан, и я почувствовала облегчение во всем теле.
В конце концов, Карлайл вернулся, как и обещал. Его глаза цвета янтаря скользнули по моему потрепанному телу, он заметил, как я вцепилась в своего мужа, обратил внимание на пустующую кровать рядом, и понял, что случилось.
– Прости, Белла, - произнес он устало, потирая лоб, - мне жаль, что меня не было рядом.
Я кивнула, садясь прямо и делая глубокий вдох.
– Как Эдвард? – резко спросила я. – Мне нужна правда.

Карлайл несколько минут осматривал Эдварда, и я видела по его потемневшему взгляду, что ответ будет иметь разрушительные последствия.
– Он умирает, - заявила я.
Карлайл заморгал от удивления, но спорить не стал.
– Да. Прости, Белла.
– Сколько ему осталось?
Он колебался лишь до тех пор, пока вновь не взглянул на Эдварда.
– Не долго.
Я кивнула в знак благодарности. Пришло время. Я понимала, рассказывая Карлайлу об Эсме и остальных, что это было для меня способом избавить его от одиночества... ведь это было его главным мотивом превратить Эдварда. Но теперь он стал единственной надеждой Эдварда. И моей задачей стало убедить его.
– Мать Эдварда оставила для тебя послание, - сказала я спокойно.
– Для меня?
Я сглотнула, оправдывая свою ложь собственным отчаянием.
– Она попросила тебя спасти Эдварда.
Карлайл тяжело вздохнул.
– Прости, Белла, но я сделал все, что мог.
– Нет, нет, - возразила я многозначительно.
Его взгляд метнулся к моему лицу, затем глаза расширились, когда понимание, наконец, настигло его.

– Белла, я не могу...
– Нет, ты можешь. Ты должен.
– Ты не знаешь, о чем просишь.
– Знаю, - настаивала я, глубоко вдохнув, - это и есть настоящий путь, Карлайл, - на его удивленный взгляд я пояснила, - я лгала тебе раньше. Эсме стала не первым членом твоей семьи. Им был Эдвард.
Он уставился на меня на мгновение с недоверчивым блеском в глазах.
– Мне жаль, что я не сказала тебе, - промолвила я, - я боялась, что если ты узнаещь правду, то попытаешься отговорить меня.
Множество эмоций проскользнуло по его лицу – удивление, гнев, боль, и, наконец, понимание. Он тяжело вздохнул.

– Я даже не знаю, смогу ли сделать это, - прошептал он, скорее для себя.
Я почувствовала волну накатившей паники. Я знала, что это Элизабет уговорила Карлайла обратить Эдварда. Что, если я не смогу? Что, если только мольбы матери здесь действуют? Сам Карлайл рассказывал мне, как боролся над этим решением. Как долго он сомневался, имел ли право обрекать других на подобную жизнь.

Если бы мама Эдварда смогла проникнуть в мою голову, я бы смогла. Но теперь мамы Эдварда не было. Я достаточно поменяла в прошлом, чтобы у нее даже не было возможности попросить об этом.
Это было до меня. Я единственная осталась.
В отчаянии, я использовала единственные слова, которые могли повлиять на Карлайла.
– Ты должен, - твердо заявила я, глядя ему в глаза, - ты должен сделать все, что в твоих силах. То, что не могут сделать другие, но ты должен сделать это для моего Эдварда.
Он долго смотрел на меня, затем чуть заметно сглотнул и кивнул.
Я выдохнула с облегчением... подействовало.
– Я устала, - выдохнула я надломленным голосом, когда слезы наполнили мои глаза, - думаю, мне нужно поехать домой и вернуться утром.
Карлайл снова понимающе кивнул. Я облегчала ему работу. Я не буду подсматривать за ним.

Я облизнула губы, повернулась к Эдварду и взглянула на его прекрасное лицо, опухшее от слез. Я наклонилась и стянула маску. Нежно поцеловав его, я в последний раз запустила пальцы в его шевелюру.
– Пожалуйста, прости меня, - прошептала я ему на ухо. – Я не могу позволить всему закончиться подобным образом. – Я подавилась всхлипом, - Я люблю тебя, Эдвард. Ты должен жить вечно.
Я не могла произнести это слово. Я не могла сказать ему «прощай». Оно просто отказывалось слетать с моих губ.
Так что вместо этого я криво улыбнулась и сказала.
– Увидимся на биологии. Не убивай меня, ладно?

Затем снова поцеловала его и развернулась, чтобы уйти.
Я подошла к Карлайлу, затем, повинуясь порыву, обвила руки вокруг его шеи и поцеловала в щеку.
– Спасибо, - пробормотала я, - позаботься о нем, - я почувствовала его холодные руки, нежно поглаживающие мою спину.
Я отстранилась и вышла из палаты, спустилась по лестнице и шагнула за дверь.
Я стянула медицинскую маску и бросила ее на тротуар.
Я не оглядывалась назад.

От автора: *закрываю уши от воплей возмущения*
Так, народ, давайте позволим Белле немного притормозить. Это очень эмоциональное время для нее, и она не считает, что все очевидно. Уверена, в следующей главе у нее будет время для размышлений. Может быть...


Автор: tkegl
Переводчик: spring1991
Бета: LanaLuna11
Почтовый голубь: Nicole__R


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/112-16853-13
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LanaLuna11 (04.02.2018) | Автор: Перевод spring1991
Просмотров: 789 | Комментарии: 18


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 18
+1
18 natik359   (18.03.2018 02:08)
печальный исход! Но от судьбы не уйдешь! Не будь Эдварда в прошлом не быть ему тогда в ее будущем!

+1
17 Alin@   (18.02.2018 22:23)
Печально как. Но Белла поймет что судьба их сведёт. И сложно будет вернуться в настоящее...

+1
16 Schumina   (10.02.2018 07:12)
Спасибо за новую главу!

0
15 Veronicka   (10.02.2018 03:45)
Спасибо большое за продолжение!

0
14 p_ta   (09.02.2018 22:25)
Как ни крути, а судьбу не обманешь...

0
13 Al_Luck   (07.02.2018 00:59)
Поедет теперь в Форкс? Белла не принадлежит этому времени, она должна вернуться. Вот только Карлайлу нужно все потом рассказать Эдварду-вампиру правду, чтобы он не оставлял ее. Кроме того, кто сказал, что Эдвард все забудет? Да и Карлайл в мыслях будет вспоминать Беллу, как тут забудешь?

0
12 MissElen   (06.02.2018 19:16)
Круг сделан и почти замкнулся... Пора домой... dry

0
11 pola_gre   (06.02.2018 15:47)
Цитата Текст статьи ()
– Увидимся на биологии. Не убивай меня, ладно?

cry
Эдвард "умер".. Пора и Белле возвращаться вслед за Элис?

Или можно тоже стать вампиром? wink Вдвоем веселей smile ... но Ренесми не будет...

Спасибо за продолжение перевода!

0
10 Korsak   (06.02.2018 00:53)
Спасибо большое за перевод!
Вот оно! Все привело к исходному моменту- Карлайла просят изменить Эдварда на смертном одре..
Получается, что все напрасно?!
Эдвард все равно умер, станет вампиром и не вспомнит Беллу..

0
9 Svetlana♥Z   (06.02.2018 00:37)
Как-то Белла немного сильно надеется. В это время она попала благодаря шаману. Возможно, Карлайл послушает и решится на обращение Эдварда. Но ведь никто не гарантировал, что Белла вернётся в своё время. Кроме того, Белла возможно, одна из наследников Мейсонов, у неё полно друзей. Исходя из того, что в жизни за всё приходиться платить, я не удивлюсь, если Автор оставит Беллу в этом времени. biggrin (У неё был шанс иметь счастливую семью, детей, но она им не воспользовалась. Все делают свой выбор).

0
8 Svetlana♥Z   (06.02.2018 00:30)
Спасибо за перевод новой главы! happy wink

0
7 kaktus6126   (06.02.2018 00:26)
Замечательная глава, полная чувств и событий. Ну, собственно, по-другому и быть не могло, иначе бы Белла не попала в прошлое - если бы не встретила своего Эдварда в будущем. Так что тут все правильно. Но читать было безумно интересно. История будет дальше, и как Карлайл в будущем узнает Беллу? Одни вопросы) Буду ждать продолжения!
Большое спасибо вам, девушки, за отличную работу!

0
6 Ялло   (05.02.2018 19:03)
Я со слезами на глазах читала эту главу cry

0
5 galina_rouz   (05.02.2018 18:28)
Большое спасибо за продолжение перевода замечательной истории

0
4 prokofieva   (05.02.2018 15:38)
Огромное спасибо за отличный перевод .
Жаль что Белла , не смогла переиграть судьбу .

0
3 Alice_Ad   (05.02.2018 10:05)
Спасибо! неужели все так безнадежно. ..

0
2 eezhova1982   (05.02.2018 09:03)
Огромное спасибо за качественный перевод! Все главы читаются легко и с большим удовольствием. Очень интересно, что будет дальше. Пожалуйста, не останавливайте работу над этой историей!

0
1 Маш7386   (05.02.2018 08:44)
Большое спасибо за продолжение! За замечательный перевод!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]